Криминологическая характеристика отдельных видов преступлений

Но анализируя уголовную статистику мы без труда обнаруживаем что даже в отношении несовершеннолетних такое поведение не является типичным. Может быть сказывается инстинкт материнства априорно препятствующий выбору в качестве объекта насильственных действий несовершеннолетних Но тогда затруднительно становится ответить на этот вопрос с учетом достаточно распространенной практики детоубийств матерями своих новорожденных детей. Так большинство лиц привлеченных к уголовной ответственности за должностные преступления являются семейными...

2015-01-19

48.34 KB

14 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


 Лекция 6. Криминологическая характеристика отдельных видов преступлений

1. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

При изучении преступности разграничивают преступность мужчин и женщин, или мужская и женская. Особенности криминологической характеристики женской преступности в значительной мере определяются спецификой деятельности женщин, их образа жизни, социальных позиций и ролей, выполняемых ею в обществе. Эта преступность отражает общие закономерности преступности в целом и ее изменений. Женская преступность выступает в качестве подсистемы общей преступности и органически с ней взаимосвязана.

Начало изучения женской преступности как самостоятельного структурного элемента преступности в Республике Казахстан связано с именем доктора юридических наук, профессора И.В. Корзуна, в Узбекистане – с именем доктора юридических наук, профессора К.Р. Абдрасуловой, а в Кыргызстане – профессора Б.Г. Тугельбаевой.

Образное деление преступности по принадлежности виновных лиц той или иной половой принадлежности обусловлено биологическими и социальными признаками, и в целом, присущими всем без исключения общим подходам к объяснению причин преступного поведения.

Статистические данные свидетельствуют, что в структуре женской преступности традиционно высок процент и таких «общеуголовных» преступлений, как кражи чужого имущества, мошенничество.

Убийства, причинение вреда здоровью различных степеней тяжести женщины совершают в большинстве случаев на почве семейно-бытовых конфликтов, где на первый план зачастую выходит виктимное, провоцирующее поведение потерпевших, в лице которых обычно выступают мужья и сожители виновных.

Следует отметить, что среди женщин исключительно редки проявления серийного маниакально-сексуального насильственного поведения. В истории мировой криминологии место исполнителей этих преступлений прочно принадлежит мужчинам: Чикатило, Джек-потрошитель, алматинский сексуальный маньяк-убийца Джумагалиев и пр. Особенно характеризует проблемную ситуацию то обстоятельство, что женщин, совершающих насильственные преступления на сексуальной почве, по сравнению с мужчинами также единицы.

Типичным для женщин преступлением насильственного характера продолжает оставаться убийство матерью новорожденного ребенка, иногда его обозначают как «детоубийство». Характерно, что выделение данного деликта в качестве самостоятельного состава преступления, после достаточно продолжительной дискуссии, получило отражение в уголовном законодательстве ряда стран СНГ. Новый УК Республики Казахстан также предусматривает ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка в виде отдельного состава преступления, предусмотренного ст. 97 УК РК. Данный подход, по мнению некоторых ученых, не только максимально ориентирован на персонификацию уголовной ответственности, но и создает условия для статистического учета и самостоятельной видовой регистрации таких деяний, поскольку, как справедливо отмечают отечественные ученые, в уголовной статистике Казахстана предыдущих лет практически отсутствуют данные по детоубийству.

При убийстве матерью новорожденного ребенка какие-либо специальные орудия и средства не применяются. Это связано со специфичностью объекта посягательства, то есть новорожденный настолько слаб, хрупок и незащищен от окружающей среды и «ласковых» рук матери-убийцы, что специальных средств для его умерщвления приискивать нет необходимости.

Как известно, алкоголизм имеет непосредственное отношение к криминологии, являясь одним из общепризнанных явлений, способствующих и сопутствующих преступности. И мужчины, и женщины обычно совершают хулиганство в состоянии алкогольного опьянения, которое является следствием систематического пьянства, антиобщественного образа жизни, общей моральной деградации, нередко связанной в свою очередь с аномалиями психического характера.

Анализ общей структуры женской преступности, а также уголовно-правовой характеристики лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, позволяет проследить устойчивую тенденцию увеличения удельного веса преступниц, совершивших тяжкие насильственные и корыстно-насильственные преступления, а также обращает на себя внимание тенденция к увеличению числа женщин, вовлеченных в сферу незаконного оборота наркотиков. Особенно активно женщины стали заниматься сбытом и перевозкой наркотиков, причем возрастные показатели виновных, задействованных в сфере незаконного оборота женщин, различны – от 10 до 60 лет. Во многих случаях их толкает на совершение преступлений, о которых они раньше и не помышляли, откровенная нужда. Не только в регионе печально известной Шуйской долины, г. Темиртау, но и в других городах и селах республики, на железнодорожных станциях и перегонах участились случаи задержания наркокурьеров и сбытчиц наркотиков, давно перешагнувших пенсионный барьер по возрасту, либо школьного возраста.

В отличие от наркомании, женский наркобизнес представлен более зрелым возрастом участниц, у которых уже накоплен определенный жизненный опыт, сформированы ориентиры, устоявшиеся принципы и взгляды на жизнь. Это наводит на мысль о существовании тенденции осознанного вовлечения женщин в незаконное распространение наркотиков.

В осуществленной выборке лица в возрасте 16–17 лет составили 1 %, 18–19 лет – 1 %, 20–21 года – 1,5 %, 22–24 года – 3 %, 25–29 лет – 22 %, 30–34 года – 38 %, 35–39 лет – 15 %, 40–49 лет – 13,5 %, 50–59 лет – 2 %, 60 лет и старше – 3 %1.

Очевидный рост за этот же период количества тяжких преступлений, совершенных с применением оружия, а также доли лиц, ранее совершивших преступления, говорит о нарастании негативных тенденций в структуре самой преступности. И, наконец, складывающаяся ситуация расценивается скорее как тотальное увеличение уровня естественной и искусственной латентности, вызванное прежде всего растущим недоверием населения к деятельности всех без исключения органов уголовного преследования и правосудия, а также существенными недостатками в учетно-регистрационной работе. Реальные показатели уровня жизни граждан Республики находятся, по существу, в обратной зависимости к динамике снижения статистических показателей преступности.

В криминологической характеристике преступности среди женщин особое место занимает такое криминологическое свойство преступности как латентность. Не углубляясь в общий анализ проблемы латентности преступлений, обратим внимание на то место, которое занимает в ее структуре женская преступность. Общая криминологическая аксиома «обратной зависимости уровня латентности» гласит, что чем меньше общественная опасность деяния, тем выше уровень его латентности, и наоборот. Если опираться на этот постулат, то в принципе можно говорить о более высоком уровне латентности совершаемых женщинами преступлений, поскольку в большинстве своем они все же носят менее общественно опасный характер.

Но здесь нельзя не учитывать и того обстоятельства, что значительная часть сферы преступного поведения женщин находится в плоскости совершения так называемых «преступлений без потерпевших», в том числе связанных с наркотиками, должностного, финансово-экономического характера, то есть относящихся к разряду неочевидных, трудновыявляемых, имеющих высокую степень естественной латентности, достигающей по различным оценкам 95 %. Вместе с тем, эти преступления могут носить весьма общественно опасный характер (к примеру деятельность организованных преступных сообществ в различных отраслях экономики, в сфере медицинского обслуживания населения). Поэтому надо всегда иметь в виду, что под общественной опасностью в данном случае надо понимать скорее как бы ее внешнее выражение, объективное, фактическое значение преступления на момент его совершения, отодвигая на второй план оценку его социальных последствий, данные о личности преступника и иные традиционные криминологические критерии общественной опасности.

Следовательно, абсолютно закономерно наличие определенной относительности в степени достоверности и объективности абсолютных характеристик состояния, структуры и динамики женской преступности в Казахстане. Подтверждением этого тезиса служит мнение В.В. Лунеева о том, что «оценивая зарегистрированную преступность и официальные данные о раскрываемости преступлений, а также другие результаты борьбы с преступностью, необходимо осознавать степень их надежности. При наличии сомнений уточнение официальной статистической отчетности можно осуществить с помощью выборочных изучений».

2. ЛИЧНОСТЬ ЖЕНЩИНЫ-ПРЕСТУПНИЦЫ

Еще в 1897 году на Гейдельбергском съезде Международного союза криминалистов была принята классификация преступников, которая в равной степени касается и женщин-уголовниц:

1. Преступники случайные, эпизодические.

2. Преступники, обнаружившие серьезную неустойчивость в поведении или несколько раз совершившие преступления.

3. Преступники упорные или профессиональные.

Ч. Ломброзо в своем исследовании «Женщина-преступница и проститутка» также выделял несколько соответствующих типов:

1. Врожденные преступницы;

2. Случайные преступницы;

3. Преступницы по страсти.

Отдельно он рассматривал типы женщин-самоубийц и детоубийц. Проституток он также делил на два типа: случайных и врожденных.

В своей основе, эти данные достаточно емко и четко отражают основные типы (классы, группы) преступников. При этом необходимо понимать, что на практике далеко не всегда отмечаемые типы выступают в «чистом» виде. Возможны различные их сочетания. Кроме того, сами типы могут подразделяться на более конкретные вариационные составляющие – подтипы, подгруппы и т.д. Поэтому, исчерпывающей и устойчивой типологической характеристики преступности или ее отдельного вида, по мнению автора, в принципе не может существовать, поскольку процесс этот неразрывно связан с процессами познания, развития общества, а также со структурными изменениями в самой преступности.

Итак, классификация преступников выступает как метод криминологического изучения лиц, совершивших преступления, представляющий собой группировку атрибутивных, то есть неотъемлемых признаков этих лиц.

Это признаки внешнего, формального характера, например:

социально-демографические (пол, возраст, образовательный уровень, профессия и др.);

собственно-криминологические (вид преступного деяния, форма вины, роль в преступлении, неоднократность его совершения и т.д.).

Иногда используются и иные критерии для классификации и группировки преступников: по месту, времени совершения преступлений, психическому состоянию, наличию или отсутствию опьянения и т.д. То есть, в отличие от содержательного характера типизации преступников, классификация носит формальный характер.

Личность преступника, как известно, отличается от личности не преступника уровнем общественной опасности. Содержание или характер общественной опасности зависит от доминирующей мотивационной направленности ее преступного поведения. Степень же общественной опасности личности варьируется в зависимости от стойкости и глубины этой направленности.

Построению типологических моделей преступного поведения, в том числе и женщин, посвящен ряд интересных исследований, неизменно подчеркивающих, что различные личностные особенности способствуют формированию различных мотивов поведения, которые чаще всего действуют на бессознательном уровне.

При этом, изучение личности в контексте криминологических исследований неизбежно и напрямую проникает в сферы иных отраслей знания и соответствующих научных дисциплин – общей психологии, физиологии, сексологии, судебной психиатрии, патопсихологии, сексопатологии и других.

Рассмотрим эту закономерность на примере изучения существующих личностных различий в криминальных поведенческих проявлениях у мужчин и женщин.

Выше, при анализе криминологической характеристики современной женской преступности, мы обратили внимание на существенное отличие в агрессивном поведении мужчин и женщин, выражающееся в том, что такие уголовно-правовые деликты, как убийства, носящие маниакально-сексуальный характер, являются для женщин скорее исключением, чем правилом, причем даже для лиц, страдающих различными психическими расстройствами. В юридической практике встречаются лишь единичные случаи проявления агрессии такого рода. И то, они относятся в основном к групповым действиям женщин, имеющим хулиганскую направленность и не имеют серийного характера. Пойдя по пути выяснения данного вопроса мы предположили, что, возможно, эту ситуацию объясняет естественная физическая слабость женщин в потенциальном процессе совершения преступлений. Тогда закономерно предположить, что объектами такого рода деяний женщин должны стать несовершеннолетние. Но анализируя уголовную статистику, мы без труда обнаруживаем, что даже в отношении несовершеннолетних такое поведение не является типичным. Результаты специальных исследований говорят о том же. Может быть сказывается инстинкт материнства, априорно препятствующий выбору в качестве объекта насильственных действий несовершеннолетних? Но тогда затруднительно становится ответить на этот вопрос с учетом достаточно распространенной практики детоубийств матерями своих новорожденных детей. Каково же может быть объяснение? На наш взгляд, здесь уместно обратиться к доводам Ч. Ломброзо, высказанным еще более века назад. В своем известном труде «Женщина как проститутка и преступница» он объясняет это тем, что преступная направленность женщины зачастую реализуется в занятии проституцией, что в определенной мере может рассматриваться как возможность для выхода потенциально нереализованных сексуальных фантазий, стремлений, перверсий. Для мужчин занятие проституцией гораздо более социально осуждаемое понятие и поэтому не представляющее возможности для такой психологической разгрузки. Кроме того, для получения сексуальных услуг, необходимо предоставить определенную плату, отсутствие которой не может оказаться сдерживающим психологическим фактором и даже наоборот, – может выступать в качестве «детонатора» психической устойчивости в определенных ситуациях.

Изучая таким образом данную проблемную ситуацию, мы закономерно приближаемся к существу вопроса, лежащего не только в сфере социально-ролевого диморфизма полов, но и в области научных познаний патопсихологии и сексопатологии, основанных на глубоком изучении поведенческих реакций, и выступающего одним из наиболее ярких в контексте нашего исследования различий в агрессивном поведении женщин и мужчин. При этом следует иметь в виду, что агрессивный тип личности – один из «базовых», наиболее часто выделяемых при типизации в криминологических исследованиях.

В этом смысле практика судебной психиатрии дает уникальный материал для анализа этих взаимосвязей и прежде всего – для понимания того, каким образом врожденные биологические различия трансформируются в социальные, культурные, поведенческие проявления, имеющие отношение к делинквентности и криминальности.

Взяв за основу тот факт, что различия в криминальности между полами составляют априорно объективные данные, мы пришли к выводу, что ученые, занимающиеся проблемами отклоняющегося поведения, предлагают две группы теорий. Одна пытается объяснить их врожденными психобиологическими свойствами полов, тогда как другая группа теорий указывает на разнообразие социальных факторов, которые по разному влияют на женщин и мужчин. Большинство современных авторов сходятся во мнении, что различные подходы и теории не должны быть взаимоисключающими, особенно с точки зрения комплексной этиологии правонарушений и делинквентности. Необходим комплексный многомерный подход с учетом как социальных, так и биологических факторов.

Мы полностью солидарны с мнением ученых, утверждающих, что агрессивные действия женщин обязательно следует рассматривать в рамках более сложного феномена агрессивности, являющегося биосоциальным свойством человека, приобретенным в процессе эволюции. В этой связи стоит заметить, что следует отличать агрессивность как свойство, постоянно присущее биологическому объекту, в том числе человеку, и агрессию как действия, совершаемые в конкретных условиях.

Следует подчеркнуть, что специальные исследования, касающиеся различий мужской и женской агрессии, как в криминологии, так в психиатрии до настоящего времени отсутствуют, имеются лишь отдельные упоминания, основанные на эмпирическом опыте. При этом, ученые, обсуждая проблему домашней жестокости, отметили, что агрессия мужчин направлена вовне, а у женщин – чаще внутрь, на себя. У мужчин чаще отмечается инструментальная агрессия, а у женщин – вербальная.

Резюмируя изложенное, принимая за основу, как традиционно устоявшуюся в науке типологическую характеристику личности преступника, результаты специальных работ, посвященных этой проблеме, так и выводы, сделанные на основании собственного исследования, по характеру и содержанию мотивации, применительно к преступности среди женщин, в наиболее общем виде можно выделить:

а) насильственный тип личности – это, как правило, женщины, совершающие хулиганские действия, убийства и нанесение телесных повреждений на бытовой почве, детоубийства. Это лица с негативно-пренебрежительным отношением к человеческой жизни, ее важнейшим благам, здоровью, телесной неприкосновенности и т.д.;

б) корыстно-насильственный тип – наиболее общественно опасный тип личности, с прочно усвоенными антисоциальными установками, направленными на достижение собственной, чаще всего материальной выгоды, в том числе ценой человеческой жизни;

в) корыстный тип – о мотивации, присущей корыстному типу преступниц, в том числе связанной с необходимостью обеспечения семейного благополучия, говорят данные отечественных исследований, подчеркивающих высокий процент лиц этой категории, имеющих семью. Так, большинство лиц, привлеченных к уголовной ответственности за должностные преступления, являются семейными людьми (женщины – 85 %, мужчины – 96 %) и имеют несовершеннолетних детей (среди женщин – 82 %, среди мужчин – 77 %).

г) неосторожный тип – с легкомысленно-безответственным и небрежным отношением к правовым предписаниям – составляет большую часть так называемых случайных, неосторожных преступниц;

д) зависимый тип – для его представителей характерны различные преступные проявления, совершаемые в силу чисто психологической зависимости, объектом которой могут быть наркотики, алкоголь, личность мужчины– спутника жизни.

По глубине и стойкости криминогенной мотивационной направленности личности, среди женщин целесообразно различать:

а) случайных преступниц-женщин, совершивших преступления в результате случайного стечения обстоятельств и в противоречии с общей характеристикой своего предшествующего поведения;

б) ситуационных преступниц-женщин, совершивших преступления под воздействием неблагоприятных условий формирования и жизнедеятельности личности;

в) неустойчивых преступниц-женщин, допускавших отклонения от норм социально-одобряемого поведения, но тем не менее, их твердо не усвоивших;

г) профессиональных преступниц-женщин, прочно стремящихся к достижению поставленных перед собой задач посредством совершения преступлений.

Приводя данную типологию, основанную на характере, глубине и стойкости криминогенной мотивации, мы умышленно не связывали ее с формальным наличием или отсутствием судимостей, рецидивом, видом назначенного наказания, возрастом, занятостью и так далее, то есть с критериями уголовно-правовой и социально-демографической характеристики личности.

Наконец, теоретическое обоснование и практические методы программ для правонарушительниц должны быть нацелены на несколько ключевых моментов, отличающих пути женщин и мужчин, по которым они приходят к преступной деятельности. Анализ результатов некоторых исследований позволяет сделать следующие выводы:

в жизни женщин сильнее, чем у мужчин, размыты границы между жертвой и виктимизацией;

для женщин закрыт доступ к совершению самых корыстных преступлений;

женщины способны эксплуатировать свою половую принадлежность как средство добычи денег;

существуют определенные последствия (реальные и воображаемые) материнства и заботы о детях;

для женщин центральное место занимают их отношения с другими людьми, и именно влияние мужчин подталкивает женщин к занятиям преступной деятельностью;

женщин часто необходимо защищать от ограбления и эксплуатации мужчинами.

Таким образом, криминальное поведение женщин, отображаемое в криминологии понятием «женская преступность», скорее всего, служит критерием отбора и обработки криминальной информации для организации более эффективной профилактической деятельности в целом, женской преступности в частности.

3. ПРОФИЛАКТИКА ЖЕНСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Анализ данных, характеризующих криминогенную ситуацию в Казахстане, позволяет сформулировать следующие два вывода:

Преступность, будучи негативным социальным явлением, отличается своей особой, вполне закономерной системностью, в итоге позволяющей оценивать ее как достаточно цельное и в то же время сложное социальное образование – социальную систему с совокупностью определенных связей, детерминантов и последствий, подчиненных конкретным социальным целям, вытекающим как из недостатков, так из достижений современного мира.

Эффективное противодействие преступности любым государством остается делом высокозатратным, хотя в то же время это следует признать неизбежным исходя из интересов развития общества. При этом добиться полного искоренения преступного поведения со стороны людей практически невозможно. Тем не менее движение к максимальной эффективности социального реагирования перспективно, поскольку находится в прямой зависимости от величины допустимых государством затрат в этой области.

В связи с тем, что в литературе высказаны различные взгляды на соотношение понятий «профилактика», «предупреждение», «предотвращение» преступлений, мы сочли необходимым, не вступая в полемику по данному вопросу, придерживаться точки зрения тех авторов, которые исходят из равнозначности названных понятий, поскольку их противопоставление, по нашему мнению, противоречило бы смысловому значению указанных терминов.

Предупреждение (профилактику) преступности в криминологии принято делить на два вида – общее и специально-криминологическое предупреждение. При этом меры как первого, так и второго вида могут осуществляться на нескольких уровнях профилактики преступлений. Нельзя не отметить, что отдельными авторами выделяется и третий вид предупреждения – индивидуальный5. Но мы в данном случае присоединяемся к позиции исследователей, считающих, что он может рассматриваться как составляющая специального вида профилактики. По нашему мнению, дабы избежать путаницы, необходимо четко отграничивать понятия «виды» и «уровни» профилактического воздействия. К примеру, рассматривая виктимологическую профилактику как подвид специально-криминологического предупреждения, мы одновременно можем учитывать ее действие как на общесоциальном, микросредовом, так и на индивидуальном уровне.

Таким образом, сфера действия первого макроуровня предусматривает решение крупных социальных, экономических и иных проблем жизни общества, усиление воспитательной и идеологической работы, совершенствование общественных отношений и т.п.

Меры второго уровня охватывают осуществление профилактического воздействия на конкретные социальные группы (микросреду), в которой складываются конфликтные ситуации и намечаются отрицательные явления.

Третий уровень предполагает проведение индивидуальной профилактической работы, направленной на позитивное изменение системы ценностных ориентаций лиц, попавших в неблагоприятные условия формирования личности или уже склонных к совершению преступлений, преодоление их антиобщественных взглядов и установок, формирование уважения к требованиям закона и общепринятым нормам поведения в обществе.

Эти общие положения в полной мере распространяются на профилактику женской преступности, которая также осуществляется мерами общего и специального предупреждения в соответствии с указанными уровнями. Вместе с тем, поскольку в генезисе противоправного поведения мужчин и женщин нередко лежат разные факторы (социального, социально-психологического, физиологического характера и т.д.), а также с учетом того, что одни и те же явления социальной жизни в разной степени влияют на поведение мужчин и женщин, предупреждение преступлений, совершаемых женщинами, должно быть ориентировано, в частности, на действие факторов не только общего характера, но и на те из них, которые выступают в виде детерминант противоправного поведения именно женщин. Поэтому и комплекс мер, направленных на предупреждение женской преступности, должен иметь определенную специфику, отличаться от общей системы профилактических мер, поскольку и объект воздействия – женская преступность – весьма специфичен.

Естественно, что успешная борьба с преступностью, как негативным социальным явлением, зависит от четкого и планомерного взаимодействия ее субъектов на всех уровнях профилактической деятельности, основанного на научно разработанной, программной политике государства. При этом мы считаем, что понятие «политика» здесь не может ограничиваться ни уголовной, ни криминологической стороной этого термина. Это может быть лишь глобальная, всеобъемлющая политика государства, включающая в себя широкий комплекс мер социального, экономического, международного, правового, идеологического и иного характера. Эти меры могут не иметь непосредственно криминологической направленности, не преследовать напрямую цели борьбы с преступностью, однако косвенно они должны отражаться и на процессах, происходящих в преступной среде. Чем масштабнее и объемнее принимаемые государством меры, тем ощутимее их влияние на общество в целом и закономерно – на преступность как социальное явление. В этой связи, как отмечает Е.И. Каиржанов, предметная, специальная профилактика может стать действенной, если ее будут проводить специальные субъекты предупреждения, хотя в целом, в системе субъектов профилактики еще нет в криминологической науке обобщенных теоретических работ. Еще более неблагополучно обстоит дело с правовой регламентацией профилактической деятельности различных социальных объектов.

Автор полностью солидарен также с Ю.М. Антоняном, утверж-дающим, что нельзя надеяться на снижение уровня преступности, если не будут решены вопросы снабжения населения необходимыми товарами и услугами, если не будет значительно улучшена воспитательная работа и не снижена социальная напряженность в обществе. Как раз эти обстоятельства, вызывающие преступность в целом и отдельные преступления, особенно болезненно сказываются на женщинах, которые более эмоционально реагируют на них. Нельзя забывать и о социальной защищенности женщин, их неравноправном, несмотря на все декларации, положении в обществе по сравнению с мужчинами.

В большинстве случаев, тяжкие насильственные преступления (убийства, причинение вреда здоровью, хулиганство и т.д.) женщинами совершаются в основном в семейно-бытовой среде. Общий подход к профилактике подобных проявлений на общесоциальном уровне известен – это укрепление семьи как ячейки общества, забота о ее сохранении и процветании. Избегая повторений в части оценки положительного (антикриминогенного) влияния позитивных семейных отношений на преступность, хотелось бы заметить, что на уровне рассмотрения конкретной ситуации, по нашему мнению, необходим строго дифференцированный подход. Здесь имеются в виду как раз те случаи, когда совместное проживание супругов неизбежно ведет к разрастанию уже возникшего бытового конфликта.

Так, подтверждением криминогенного значения совместного проживания членов семьи, в которой сложилась острая конфликтная ситуация, могут служить результаты специальных исследований, посвященных этой проблеме, по данным которых, около 70% супружеских пар, в которых были совершены насильственные посягательства на личность одного из супругов, продолжали совместную жизнь, несмотря на сложившуюся конфликтную ситуацию, причем четверть из них не прекратили совместного проживания после юридического оформления развода. Кроме того, практика показывает, что между фактическим разрывом отношений и обращением в суд, а тем более рассмотрением иска по существу, проходит довольно длительное время – от нескольких месяцев до нескольких лет, в течение которого, как правило, и совершаются преступления. В таких случаях налицо типичные последствия действия длительной психотравмирующей ситуации. Аффективные действия женщин в этих условиях весьма распространены. Более того, наши собственные наблюдения и эмпирические данные показывают, что в отличие от мужчин, совершение женщинами убийств и причинения вреда здоровью в состоянии аффекта (ст.ст. 98, 108 УК РК) происходит преимущественно в семейно-бытовой среде, что можно рассматривать, как уже отмечалось выше, в качестве еще одной особенности, проявляющейся в девиантном поведении женщин.

На практике возникает много тактических, психологических и правовых трудностей – от проникновения в квартиру, где происходит скандал, до принятия мер к правонарушителю и обеспечения дальнейшей безопасности жертвы. Правоохранительные органы не любят иметь дело с семейными скандалистами, в частности, из-за переменчивости их настроения: то просят привлечь супруга к ответственности, то требуют оставить его в покое. В этих условиях, от сотрудников, работающих с семьей, требуется умение в сложных условиях эмоционально окрашенной ситуации, выбрать оптимальную линию реагирования на конфликт и преступление.

В этой связи следует отметить, что в РК уже созданы и функционирует ряд кризисных центров. Причем, даже незначительный опыт их работы доказывает социальную востребованность этой деятельности в стране.

Преступное поведение женщин определяется взаимодействием объективных и субъективных факторов социальной действительности, в числе которых ведущую роль играют факторы социального порядка. Современная женская преступность имеет свои социально обусловленные особенности, которые находятся в прямой зависимости от исторических, геополитических, экономико-правовых, демографических и иных изменений, происходящих в обществе. Эти изменения наиболее ярко отражаются в микросоциальной атмосфере жизнедеятельности женщин.

Негативное влияние микросоциальной среды неодинаково на различных этапах жизненного пути женщин и обусловлено в том числе определенными социально-демографическими различиями, такими как возраст, трудовая деятельность, материальное положение, состояние семейных отношений и т.д.

Особенно остро ощущается негативное влияние микросоциальной среды в условиях мест лишения свободы, где отбывают наказание осужденные женщины, а сама среда этих мест имеет свои характерные, присущие только ей особенности и существенно отличается от среды общения в ИК для мужчин.

Обострение проблем, связанных с эффективностью применения и исполнения уголовного наказания в отношении женщин, создает условия для действия криминогенных факторов, определяющих формирование устойчивой антисоциальной направленности личности женщин, обнаруживающих признаки девиантного поведения.

Рассмотрение вопросов, связанных с противоправным поведением женщин, обусловлено, прежде всего, двумя аспектами: во-первых, необходимостью изучения женской преступности как самостоятельного структурного элемента преступности, во-вторых, исследованием данной проблематики в связи с общими криминологическими проблемами по борьбе с преступностью. Именно таким двуединым подходом определяется характер профилактической деятельности.

Совершаемым женщинами или с их участием преступлениям, как правило, присущ особый психологический «фон», особая психологическая характеристика, основанная, в том числе на физиологических и анатомических особенностях женского организма.

Усилия по координации профилактической деятельности правоохранительных органов не дают ощутимых результатов, несмотря на многочисленные совместные решения, комплексные программы, профилактические кампании, операции, рейды, месячники и т.д. Элементы данной системы зачастую дублируют друг друга по своим целям, задачам, формам работы. Многие органы и ведомства взяли не себя не свойственные им функции. Компетенция и полномочия четко не разграничены. Все это приводит к распылению сил и средств, материальных ресурсов, кадров, а, в конечном счете – к неэффективной профилактике преступлений.

Неблагополучие на ранних стадиях социализации личности, как мы уже отмечали, в первую очередь, разлагающе действует на женскую психику. Отрицательные социальные навыки и привычки, приобретенные женщиной, гораздо прочнее укореняются в сознании на фоне пристрастия личности к алкоголю, наркотикам, которое, как показывает практика, неизменно является признаком девиантного поведения.

На основе анализа данных, характеризующих личность женщин-алкоголичек и наркоманок, закономерен следующий вывод о том, что определенное сходство их жизненных установок, поведения, отношения к окружающим, обществу и т.д., предопределяет и сходство задач при осуществлении профилактики алкоголизма и наркомании среди женщин. Это становится очевидным на примере рассмотрения комплекса условий, который, по нашему мнению, сопровождает формирование личности наркоманок и алкоголичек.

К нему относятся: усвоенные с детства традиции ближайшего социального окружения, обусловленные пристрастием к наркотикам и алкоголю; формирование установок и ценностей, не противоречащих приему наркотиков и алкоголя, а равно – неизменно сопутствующих этому других форм антиобщественного поведения; воспитание, толкающее девушку в уличную кампанию (неформальную группу), повышающее вероятность встречи с алкоголем и наркотиками; социальная зависимость, включающая моду, подражание, стремление сохранить групповое членство либо отношение (в т.ч. интимного характера) с партнерами по группировке; формирование ценностных ориентаций, направленных на получение новых впечатлений под влиянием алкоголя и наркотиков, что в итоге ведет к установлению стойкой физиологической зависимости от их употребления.

Женщин-алкоголичек значительно больше, чем женщин-наркоманок. Соответственно этому складывается их влияние на состояние женской преступности. Женщины-наркоманки в основном совершают преступления, связанные с потреблением и незаконным оборотом наркотических средств, а также имущественные преступления, ради приобретения этих средств.

С учетом изложенных концептуальных позиций, по нашему мнению, необходимо принимать меры и по совершенствованию национального законодательства.

Социально-правовая реформа может стать эффективной не только при условии, что законодатель будет учитывать все национальные особенности и юридические традиции собственной страны, но и будет опираться на сравнительно-правовой метод. Без этого невозможно, на наш взгляд, проведение кардинальных правовых реформ. Такой подход в полной мере соответствовал бы и усилиям, принимаемым международным сообществом в рамках ряда правовых актов, направленных на борьбу с проституцией и проявлением всех форм дискриминации женщин3.

Разработка проблем исправления и перевоспитания, как одного из ключевых направлений профилактики в отношении осужденных женщин, в местах лишения свободы представляет немалую сложность в силу специфики самого объекта воздействия. При этом необходимо учитывать, что, во-первых, динамика женской преступности характеризуется не только (и не столько) увеличением объема, но в большей степени – расширением круга преступлений, совершаемых женщинами за счет включения в него деяний, которые до недавнего времени считались типичными только для мужчин. Эта тенденция сама по себе уже указывает на необходимость своевременной подготовки учреждений УИС к возможным изменениям в контингенте осужденных женщин. В первую очередь здесь имеется в виду соответствующая разработка и подготовка форм и методов работы с ними, в частности воспитательной профилактики антиобщественных действий с их стороны в период отбывания наказания. Нужно, в первую очередь, тщательно изучать их среду, отношения друг с другом и администраций.

Профилактика женской преступности, особенно в плане предупреждения повторных преступлений, связана с совершенствованием практики исполнения наказания, отвечающей принципам максимальной его индивидуализации.

Очевидно, что оценка негативных факторов криминогенного характера, влияющих на женскую преступность, неразрывно связана с анализом факторов различного порядка, детерминирующих преступность вообще. Поэтому, переходя к рассмотрению особенностей профилактики женского преступного профессионализма, прежде всего следует отметить, что они находятся в одной плоскости с общей политикой борьбы с преступностью и женской, в частности, а также тесно связаны с мерами предупреждения криминального профессионализма. В свою очередь, разработка типологической характеристики личности женщин-преступниц должна определять и принятие организационных мер, соответствующих созданию специальных криминалистических и оперативно-розыскных учетов баз данных на компьютерной основе и т.д.

Отмеченными выше особенностями отнюдь не ограничивается подход к совершенствованию профилактики женской преступности, следовательно, важны следующие принципиальные направления, совершенствование которых послужит основой для подъема на качественно новый уровень системы мер предупреждения современной женской преступности и позволит осуществить эффективную борьбу с этим явлением, не только усилиями правоохранительных органов, но прежде всего – посредством целенаправленной деятельности государства, основанной на четко разработанной программной политике.

1. СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Преступность в целом, в том числе преступность несовершеннолетних, – изменчивое явление. Происходящие в настоящее время судьбоносные изменения во всех сферах жизни Казахстана незамедлительно оказывают влияние на состояние, структуру и динамику преступности несовершеннолетних.

Так, в 2006 году несовершеннолетними совершено 5797 (– 7,5 % к 2005 г.) преступлений. Их рост допущен в Северо-Казахстанской (+38,6 % к 2005 г.), Южно-Казахстанской (+33,8 % к 2005 г.), Жамбылской (+24,1 % к 2005 г.) и Западно-Казахстанской (+5,1% к 2005 г.) областях.

В 2007 году несовершеннолетними совершено 5365 (– 7,5 % к 2006 г.) преступлений. Рост подростковой преступности наблюдается на участках обслуживания Западного ДВД на транспорте (+25 % к 2006 г.) и в г. Алматы (+13,4 % к 2006 г.).

Молодыми людьми в возрасте 14–29 лет совершается 57% преступлений в Казахстане. Показатели криминальной пораженности населения в возрасте 14–17 и 18–29 лет демонстрируют определенную стабильность и сходство тенденций их изменений, что обусловлено существованием общих причин преступности в целом и по структурным элементам. Исследования подтверждают взаимосвязь преступности этих возрастных групп: преступность старших пополняется за счет притока вчерашних несовершеннолетних. Влияние взрослой преступности на преступность несовершеннолетних чаще всего осуществляется опосредованно – через преступность молодежи. Потому характеризовать преступность несовершеннолетних только ее настоящим состоянием было бы неправильно. Преступность несовершеннолетних – это лишь начальная часть общей преступности. Именно связь с преступностью других возрастных групп образует особо опасное криминальное лицо преступности несовершеннолетних.

Сила связи преступности несовершеннолетних с преступностью других возрастных групп меняется в зависимости от видов преступных посягательств. Общеуголовная корыстная преступность несовершеннолетних теснее связана с корыстной преступностью молодежи и взрослых, чем насильственная преступность. Слабая связь насильственной преступности несовершеннолетних с преступностью взрослых обусловлена, в частности, тем, что этот вид преступности проявляется в разных сферах жизнедеятельности: у несовершеннолетних это в основном досуговая преступность, у взрослых – бытовая либо профессиональная.

Возникают и просматриваются нарастающие в последние годы тенденции к зависимости преступности несовершеннолетних от преступности взрослых как следствие расширения стремлений и возможностей (особенно в материальном отношении) к независимому от взрослых образу жизни. Это явление, в свою очередь, порождает все более разнообразные антисоциальные объединения несовершеннолетних.

Особую опасность для взаимопроникновения преступности несовершеннолетних и молодежи, для взаимосвязи на этой основе данных контингентов представляют так называемые группы риска. В силу тенденции к омоложению преступности в них все более отчетливо проявляются особенности подросткового и юношеского возрастов. В действиях групп риска нарастает агрессивность. Расширяется социальная база для пополнения групп риска за счет безработных, подростков, занимающихся мелким бизнесом, несовершеннолетних, вышедших из мест лишения свободы, юношей, демобилизованных из армии и не нашедших себе места в жизни, подростков из малообеспеченных семей и др.

В последние годы наблюдается процесс вовлечения несовершеннолетних и молодежи в структуры теневой экономики и организованной преступности в качестве низовых исполнителей. Навыки организованности позволяют подросткам устанавливать монополию на облюбованный ими вид противоправной деятельности. Взрослые преступники выводят в зону видимости подростков, следят за их профессиональным преступным формированием и ростом, рекрутируя их в свои ряды в случаях возникающей необходимости.

Наиболее распространенным в криминологии является структурный анализ преступности несовершеннолетних, проводимый применительно к следующим видам преступлений: умышленным убийствам, умышленным тяжким телесным повреждениям, изнасилованиям, грабежам, кражам чужого имущества, хулиганству.

Однако в среде несовершеннолетних все больше распространялись новые виды преступлений, которые ранее были присущи только взрослым:

торговля оружием и наркотиками; притоносодержательство, сутенерство;

разбойные нападения на предпринимателей и иностранцев;

похищение заложников;

различные формы вымогательства;

посягательства на жизнь и здоровье жертвы с использованием пыток, других жестоких способов обращения;

мошеннические действия с валютой и ценными бумагами;

незаконные операции с валютой; компьютерные преступления;

торговля краденым;

рэкет в своей среде;

участие в азартных играх и др.

С точки зрения криминологической оценки, важно ответить на вопрос: как в действительности складывалось в эти годы не столько видовое, сколько мотивационное соотношение насильственной и корыстной преступности несовершеннолетних, какие реально происходили изменения?

Чтобы точнее определить данное соотношение, криминологи часто группируют все статистические и иные количественные показатели преступности в три группы: применительно к насильственным, корыстным и корыстно-насильственным преступлениям. Имеются многочисленные попытки структурировать преступность несовершеннолетних в зависимости от мотивов совершаемых противоправных деяний и по другим показателям. Выделяются, например, преступления, совершаемые с мотивом корысти, жестокости, агрессивности, сексуальным, эгоизма, подражания, самоутверждения и др. Но учитывая, что статистика почти не фиксирует мотивы преступлений, возможности такого структурирования преступности практически реализовать всегда очень трудно. Поэтому мотивационное структурирование преступности можно представить более или менее точно по результатам выборочных исследований.

Установлено, например, что при совершении подростками краж корыстные мотивы превалируют лишь в каждом третьем – четвертом случае. В остальных – это мотивы солидарности, самоутверждения в сочетании с групповой зависимостью или гипертрофированным возрастным легкомыслием. Есть данные, свидетельствующие о всевозрастающей распространенности корыстных мотивов при совершении убийств, причинении телесных повреждений (с 15–20 % в 80-е годы до 25–40 % в середине 90-х годов). Обобщив материалы такого рода исследований, можно сделать выводы:

а) корыстная мотивация преступлений, совершаемых несовершеннолетними, за последние годы присутствует практически в большинстве составов;

б) ее реальный удельный вес среди мотивации иного порядка является в настоящее время самым высоким, он достигает примерно 35–40 %;

в) основными предметами удовлетворения корыстных мотивов все в большей степени становятся различного вида импортная и отечественная техника: (автомашины, видеомагнитофоны, радио- и фототовары (до 60 %), дефицитная модная одежда (до 20 %), валюта, ценные бумаги, золото, серебро, драгоценности (более 20 %).

Реальность роста корыстной направленности в преступности подтверждается, безусловно, и динамикой конкретных видов корыстных преступлений, их значительным увеличением вследствие экономических трудностей, снижения жизненного уровня основной массы населения, утраты перспектив сохранить привычные бытовые условия или даже выжить.

Преступность несовершеннолетних всегда носила преимущественно групповой характер. Из-за возрастных, психологических и иных личностных особенностей групповое поведение как позитивного, так и негативного характера – это в большей степени норма для несовершеннолетних, чем отклонение от нее.

Стойкое единоличное совершение активных действий со стороны подростка, особенно если они носят противоправный, асоциальный характер, представляет большую повышенную опасность для общества (по дерзости, изощренности, подготовленности и т.д.). Если оценить такое поведение с позиций борьбы с преступностью, то до определенных пределов групповое совершение преступлений легче, чем негрупповое, единоличное, поддается и выявлению, и фиксации, что позволяет реально видеть и знать, с кем и как бороться. Но если исходить из криминологической оценки негативных социальных последствий, которые реально переживает общество в результате противоправных действий, совершаемых группой несовершеннолетних, то эти последствия значительнее, чем последствия от действий преступника-одиночки.

Повышенная импульсивность, жестокость, интенсивность и ситуативность групповых преступлений, совершаемых подростками, достаточно часто существенно отягощают последствия таких преступлений. Легкость быстрого неформального объединения, привычки к групповому общению, повышенный интерес к конфликтным ситуациям, потребность в самореализации, стремление к оригинальности и уникальности, неустойчивость идейных, нравственных и правовых убеждений при определенных, особенно критических обстоятельствах, за короткий промежуток времени способны многократно увеличить опасность умелоспровоцированных антиобщественных действий несовершеннолетних. Все это может довести их негативные последствия до уровня более высокого в сравнении с тем, который наблюдается в результате противоправных действий взрослого населения.

В основном при групповом противоправном поведении несовершеннолетних преобладают неустойчивые, кратковременные образования. Однако, по подсчетам исследователей, почти половину из них можно оценить как ориентированные на длительную деятельность, прерванную в результате мер, принятых правоохранительными органами в связи с первыми преступлениями, совершенными членами данных групп.

В последние годы наметился процесс укрепления групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Примерно три пятых таких групп имеют разновозрастный смешанный состав участников, что усиливает ориентацию их на длительную деятельность такого рода, способствует ее интенсификации: отягощению мотивации, повышению дерзости и упорства.

До половины и более преступлений совершаются несовершеннолетними, которые сами имели уже опыт преступной деятельности. Более половины преступлений данного контингента составляет специальный рецидив, особенно высок его удельный вес по имущественным преступлениям.

До середины 80-х годов наиболее характерным (в 50–60 % случаев) местом совершения преступлений подростками являлся район их жительства, учебы, работы. Сегодня положение изменилось: каждое третье – четвертое преступление совершается подростками в местах их первичного досугового общения, чаще находящихся в других районах или в близлежащих населенных пунктах.

Широко распространен взгляд на преступность несовершеннолетних, в основном, как на уличную. В действительности, исследования показывают, что достаточно велика и постоянно возрастает доля преступлений, совершаемых ими в своих квартирах и домах, чужих жилищах, в общежитиях и иных помещениях по месту учебы или работы, в транспорте. По выборочным данным, например, в квартирах и нежилых помещениях происходит каждое третье изнасилование, в котором участвуют подростки, каждое десятое хулиганство. На территории и в помещении по месту работы, учебы совершается каждое восьмое – десятое преступление (кража, хулиганство). На улицах, площадях, в парках совершается примерно каждое четвертое – пятое преступление.

Около половины преступлений совершаются несовершеннолетними после 22 часов, от четверти до трети – в учебное и рабочее время, в процессе неконтролируемых уходов из учебных заведений и предприятий или непосредственно по месту работы или учебы. Распределение преступлений по рабочим, выходным, праздничным дням примерно соответствует удельному весу соответствующих дней в году. В некоторых местностях отмечаются сезонные колебания преступности несовершеннолетних в период каникул, сельскохозяйственных работ. Значительно чаще, по сравнению с лицами старших возрастов, они совершают преступления с мая по ноябрь. В последние годы в связи с ухудшением организации их летнего отдыха (особенно в крупных городах) уровень преступных проявлений в этот период среди несовершеннолетних заметно возрос.

2. ЛИЧНОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО ПРЕСТУПНИКА

Половозрастные особенности несовершеннолетних, совершивших преступления

В обобщенном виде характеристика несовершеннолетних преступников по половому составу сводится к следующему:

– доля лиц мужского пола среди преступников (90–95 %) всегда существенно выше их удельного веса в населении данной возрастной группы, проживающего в соответствующих регионах страны (48–52 %);

– доля девушек, совершающих преступления (4–9 %), наоборот, значительно меньше их удельного веса в населении. При условии, что рост числа преступлений и среди этого контингента лиц приобрел устойчивую тенденцию, соотношение лиц мужского и женского пола среди несовершеннолетних преступников на протяжении длительного периода практически не изменяется;

– доля лиц женского пола в преступности несовершеннолетних в 3–4 раза меньше по сравнению с аналогичными показателями взрослой преступности. Правда, следует иметь в виду, что противоправная активность в совершении общественно опасных деяний у девушек, как правило, тоже достаточно высока, но главным образом до достижения ими возраста уголовной ответственности. По статистическим данным, удельный вес лиц женского пола среди состоящих на профилактическом учете в ПДН практически все последние годы примерно в 2–2,5 раза был выше удельного веса их среди несовершеннолетних, совершивших преступления. Каждая вторая-третья проститутка является несовершеннолетней. Нередко они выступают в роли наводчиц, соучастниц в кражах, грабежах, вымогательствах, мошенничестве и даже убийствах.

Многими исследователями отмечается более высокий, по сравнению с юношами, процент преступлений, совершаемых девушками в трезвом состоянии, в одиночку, в жилых помещениях, а не на улице. Их преступления носят более скрытый характер, они менее дерзки и опасны. У девушек несколько иная, чем у юношей, видовая структура преступлений. Наиболее часто они совершают кражи денег, ценностей, вещей.

Выборочные исследования свидетельствуют, что половину всех общественно опасных и иных асоциальных деяний как в целом, так и практически по всем отдельно учитываемым составам, несовершеннолетние совершают в возрасте до 16 лет. Каждое четвертое правонарушение совершают лица, не достигшие 14-летнего возраста. Только в части употребления спиртных напитков 16–17-летние занимают доминирующее положение среди всех подростков, выявленных по этому основанию.

Среди преступников наибольший удельный вес (36–40 %) всей совокупности совершаемых преступлений составляют лица в возрасте 16 лет. Максимальный удельный вес этой возрастной группы отмечен почти по всем составам преступлений. Исключения зафиксированы по кражам государственного и общественного имущества, хищениям огнестрельного оружия и боеприпасов, где доминируют 14-летние, а также по угонам автомотосредств, где явно преобладают 17-летние.

На протяжении ряда лет отмечается рост удельного веса среди несовершеннолетних – 14–15-летних преступников по таким видам преступлений, как изнасилования, грабежи, кражи личного имущества.

В структуре преступлений и иных общественно опасных деяний, совершаемых несовершеннолетними всех без исключения возрастных групп, наибольший удельный вес составляют различного рода хищения. Это особенно относится к 11–14-летним, но характерно и для подростков более старшего возраста. У 15–17-летних в структуре преступных деяний существенно выделяется по удельному весу хулиганство.

Характеристика преступности различных по роду занятий социальных групп несовершеннолетних

Криминологами зафиксированы существенные различия преступной активности контингентов несовершеннолетних, выделяемых в зависимости от их рода занятий. По степени этой активности все они из года в год ранжируются (если идти по убывающей) в строго определенном порядке: неработающие и неучащиеся – работающие – учащиеся общеобразовательных школ – учащиеся колледжей, лицеев и студенты вузов. Судя по расчетам, такая констанция верна и на сегодняшний день. Однако есть ряд обстоятельств, позволяющий отметить некоторые новые тенденции.

На протяжении ряда лет идет процесс заметного сближения почти всех (за исключением неработающих и неучащихся) категорий несовершеннолетних по уровню проявляемой ими активности в совершении преступлений. Причем, с криминологической точки зрения, особенно важен тот факт, что сближение различных контингентов правонарушителей происходило в основном из-за возрастания числа преступных проявлений, зафиксированных статистикой применительно к таким ранее благополучным группам, как учащиеся техникумов, студенты вузов, школьники.

Некоторые личностные особенности несовершеннолетних преступников

Для всех или почти всех несовершеннолетних, вставших на путь совершения преступлений, выбор такого варианта поведения непосредственно или в конечном счете связан с личностными деформациями.

Особенности интересов, потребностей, отношений в сфере ведущей деятельности, характерные для несовершеннолетних преступников, включают стойкую утрату связей с учебным или трудовым коллективом, полное игнорирование их правовых и нравственных оценок. Несмотря на то, что по уровню образования, определяемому по формальным показателям прохождения школьного обучения, отстают от сверстников лишь 8-10% несовершеннолетних преступников, среди них в пять-шесть раз больше доля лиц, не успевающих из-за отсутствия прилежания. Будучи выражением и следствием соответствующих ценностных ориентаций, негативного отношения, складывающегося в этом виде деятельности, такое отношение существенно затрудняет как социализацию, так и ресоциализацию подростков в процессе их исправления и перевоспитания.

В производственной сфере у этих подростков характеризуют отсутствие интереса к выполняемой трудовой деятельности, утилитарное отношение к профессии (как к возможности извлечь из нее только материальную и иную потребительскую выгоды), отсутствие связанных с ней планов, отчужденность от задач производственного коллектива, его нужд. Такие подростки не испытывают боязни увольнения, так как полагают, и не без основания, что всегда смогут без труда устроиться в другое учебное заведение, на другое предприятие и даже, более того, обеспечить себе высокий денежный и другой потребительский доходы.

Стремление к достижению успехов в учебной и производственной деятельности, общественной работе у правонарушителей замещено, как правило, досуговыми потребностями и интересами. Сама система оценок и предпочтений у таких людей все больше ориентируется на эту сферу. Именно здесь фиксируются и гиперт-рофированные потребности и интересы, связанные с погоней за модной одеждой, информацией, значимой для данной микросреды, и т.д.

В отличие от личности с позитивными, одобряемыми обществом интересами и потребностями, развитие их у правонарушителей часто идет как бы в обратном направлении. Бесцельное времяпрепровождение формирует соответствующий негативный интерес. Он закрепляется в привычках, которые, в свою очередь, ведут к формированию социально-негативных потребностей. Соответственно, искаженному развитию потребностей на поведенческом уровне вырабатываются привычки к общественно опасным, противоправным способам их удовлетворения.

Наличие явно выраженных негативных по своей социальной сущности потребностей и интересов к употреблению алкоголя, бесцельному пребыванию на улице, в подъездах и т.п. зафиксировано не менее чем у 2/3 лиц, совершивших преступления и иные правонарушения. В соответствующей микросреде высокой оценкой пользуются азартные игры, выпивки, демонстрация пренебрежения к нормам общественного поведения, культивируемая вражда к определенным группам подростков и т.п. Интересы в сфере техники, художественной самодеятельности, занятий спортом проявляются в три-четыре раза реже, чем у подростков с позитивным поведением. И дело здесь не просто в ограниченности их интересов, а именно в весьма раннем, по возрасту, замещении интересами и потребностями явно асоциальными.

К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних, совершающих преступления, относятся и существенные деформации их нравственных и правовых ценностных ориентаций.

Понятия товарищества, долга, совести, смелости и т.п. переосмысливаются этими подростками, исходя из групповых интересов. Жизненные цели смещаются у них в сторону психологического комфорта компанейско-группового характера, сиюминутных удовольствий, потребительства, наживы. Совершая аморальные и противоправные поступки, они стремятся всячески «облагораживать» их мотивы, искаженно, негативно оценивать поведение потерпевших. У них четко фиксируется позиция одобрения или «понимания» большинства преступлений, отрицания и полного игнорирования собственной ответственности за противоправное поведение.

В среде несовершеннолетних правонарушителей признается допустимым нарушение уголовно-правового или любого другого правового запрета, если очень нужно, в том числе если этого требуют интересы группы. Необходимость соблюдения требований закона соотносится главным образом со степенью вероятности наказания за допущенные нарушения.

В эмоционально-волевой сфере подростков, совершивших преступления, чаще всего фиксируются ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к переживаниям других, несдержанность, грубость, лживость, несамокритичность. Выраженное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15–25 % случаев.

Эмоциональная неуравновешенность, тщеславие, упрямство, нечувствительность к страданиям других, агрессивность также можно отнести к наиболее распространенным характерологическим чертам несовершеннолетних преступников. При этом речь вновь идет не о возрастных особенностях, которые были бы присущи основной массе подростков вообще, а именно о криминогенных сдвигах, деформациях в морально-эмоциональной, нравственной сферах, характерных именно для лиц, совершающих преступления.

В последнее время исследователями много внимания уделено выявлению отягощенности несовершеннолетних преступников различными нервно-психическими аномалиями. Установлено, что влияние этих аномалий на правонарушающее поведение в основном носит косвенный или опосредованный характер. Они, как правило, стимулируют социальную неадаптированность, неадекватность реакций подростков, но не определяют основное содержание конкретных действий, их нравственно-правовую направленность. Всякий раз, когда речь идет о вменяемых субъектах, наличие нервно-психических аномалий не создает фатальной предрасположенности их к преступлениям. Аномалии психики оказывают влияние на механизм формирования противоправного поведения, выступают в качестве условия, ускоряющего процесс деградации личности, а также фактора, сказывающегося на выборе формы реакции на конфликтную ситуацию, на формирование специфической преступной мотивации.

По многим регионам страны в последние годы констатируется более интенсивный рост преступности среди несовершеннолетних с аномалиями психики, опережающий по темпам почти в четыре раза рост преступности среди несовершеннолетних в целом. В настоящее время почти каждый седьмой-десятый подросток, совершающий преступление, имеет достаточно выраженные отклонения в нервно-психическом состоянии. Однако подавляющую часть среди них составляют лица не с тяжелыми и стойкими заболеваниями, а с психопатическими чертами личности и остаточными явлениями после перенесенных родовых и иных травм. Важно и то, что психопатические черты преступников в подавляющем большинстве своем не связаны с отягощенной наследственностью. Они в 80–85 % случаев приобретены ими вследствие неблагоприятных условий жизни и воспитания, что в значительной мере более объективно и последовательно объясняет повышенную их распространенность у преступников по сравнению с подростками, правонарушений не совершающих.

Основной причиной более интенсивного возникновения и развития психогенно обусловленных аномалий у несовершеннолетних правонарушителей являются неблагополучные условия их семейного воспитания, выражающиеся в том числе и в наличии различных нервно-психических заболеваний у родителей, в их алкоголизме и пьянстве, противоправном и аморальном образе жизни, жестокости в семьях.

В качестве социально отягощенных дефектов психофизического и интеллектуального развития, более распространенных среди несовершеннолетних преступников, по сравнению с подростками, правонарушений не совершавшими, исследователями зафиксированы:

– различные нарушения психофизического развития, происшедшие в период внутриутробного развития, родов, в младенческом и раннем детском возрастах (в том числе от черепно-мозговых травм, общесоматических и инфекционных заболеваний);

– ярко выраженные, начиная с детского возраста, невропатологические черты и патохарактерологические реакции (чрезмерная крикливость и плаксивость, повышенная обидчивость, легкая ранимость, капризность, эффективность, раздражительность, постоянное беспокойство, крайние формы двигательной активности, нарушение сна, речи и др.);

– заболевание алкоголизмом;

– явление физического инфантилизма (вялость, быстрая утомляемость, пониженная работоспособность и т.д.) либо выраженное отставание в физическом развитии, включая дефекты внешнего вида;

– пониженный уровень интеллектуального развития, создающий трудности в общении со сверстниками, воспитателями, в учебе и труде, затрудняющий приобретение необходимой информации и социального опыта.

В абсолютном большинстве несовершеннолетний преступник – это лицо, обладающее привычками, склонностями, устойчивыми стереотипами антиобщественного поведения. Случайно совершают преступления из них единицы. Для остальных характерны:

– постоянная демонстрация пренебрежения к нормам общепринятого поведения (сквернословие, появление в нетрезвом виде, приставание к гражданам, порча общественного имущества и т.д.);

– следование отрицательным питейным обычаям и традициям, пристрастие к спиртным напиткам, к наркотикам, участие в азартных играх;

– бродяжничество, систематические побеги из дома, учебно-воспитательных и иных учреждений;

– ранние половые связи, половая распущенность;

– систематическое проявление, в том числе и в бесконфликтных ситуациях, злобности, мстительности, грубости, актов насильственного поведения;

– виновное создание конфликтных ситуаций, постоянные ссоры в семье, терроризирование родителей и других членов семьи;

– культивирование вражды к иным группам несовершеннолетних, отличающихся успехами в учебе, дисциплинированным поведением;

– привычка к присвоению всего, что плохо лежит, что можно безнаказанно отнять у слабого.

3. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Профилактику преступлений и других правонарушений среди несовершеннолетних осуществляют различные государственные и общественные организации. Среди них важную роль играют органы внутренних дел, в составе которых действуют специализированные по данной линии работы подразделения. В документах МВД Казахстана последних лет подчеркивается, что весь личный состав органов внутренних дел должен обращать особое внимание на улучшение профилактики правонарушений среди несовершеннолетних. Значительный объем предупредительной работы с подростками выполняют участковые инспектора полиции ОДН, сотрудники УКУИС и ЦВИАРН ГОРРАЙОВД.

Эффективность этой деятельности во многом определяется уровнем ее информационно-аналитического обеспечения. Необходимо отметить, что органы внутренних дел располагают наиболее полной статистикой и иной информацией, необходимой для глубокого и всестороннего анализа преступности и других правонарушений среди несовершеннолетних. При этом анализе прежде всего определяется удельный вес преступности несовершеннолетних и преступности в целом, а также основные ее качественно-количественные показатели: состояние, уровень, структура, характер, динамика. Рост или снижение преступности несовершеннолетних сопоставляется с динамикой соответствующих возрастных групп населения. При анализе преступности несовершеннолетних очень важно определить ее неблагоприятные тенденции, характерные для данной территории, например, устойчивое преобладание или резкое увеличение преступлений определенного вида, рост количества тяжких преступлений и т.д. По общему правилу, это возможно сделать лишь на основе изучения данных за 3–5 лет и более длительные периоды времени с использованием разнообразных приемов уголовной статистики.

Большое значение для организации целенаправленной криминологической профилактики имеет анализ массива преступлений несовершеннолетних по месту, времени, предметам преступных посягательств и другим обстоятельствам их совершения (в состоянии опьянения, в группе лиц и т.д.)

Анализ преступности несовершеннолетних сочетается с изучением статистических и иных данных о негативных явлениях, связанных с нею (пьянство, наркомания, проституция и др.), а также о преступлениях и других правонарушениях, посягающих на охраняемые законом права и интересы детей и подростков. Данные о личности несовершеннолетних преступников анализируются с выделением количества и долей 14–15 и 16–17-летних учащихся общеобразовательных школ и других учебных заведений, работающих подростков, неработающих и неучащихся, возвратившихся из воспитательных колоний и специальных учебно-воспитательных учреждений, состоящих на учете. Для определения криминальной активности тех или иных контингентов несовершеннолетних применяются специальные коэффициенты.

На основе глубокого и всестороннего анализа преступности и других правонарушений среди несовершеннолетних разрабатываются конкретные меры по улучшению предупредительной работы, направляются информации в государственные органы и общественные организации. Особое значение при этом имеет комплексное планирование профилактики преступлений и других правонарушений среди подростков, что обусловлено, во-первых, сложным, многофакторным характером детерминации преступности несовершеннолетних, во-вторых, тем, что в работе по ее предупреждению участвует множество субъектов криминологической профилактики. Имеется опыт разработки и реализации комплексных планов мероприятий по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних в республиках, областях, городах и районах на 3-5 лет и другие сроки. В необходимых случаях комплексное территориальное планирование работы сочетается с отраслевым (и межотраслевым).

Решая задачи профилактики правонарушений среди несовершеннолетних, органы внутренних дел поддерживают повседневную связь с комиссиями по делам несовершеннолетних, прокуратурой, судами и другими правоохранительными органами, органами образования, здравоохранения, педагогическими коллективами учебных заведений, администрацией предприятий, КСК, военкоматами, средствами массовой информации, местными органами самоуправления и др. При этом используются различные формы и методы взаимодействия субъектов криминологической профилактики, сложившиеся на практике, в том числе закрепленные соответствующими нормативными актами.

Так, по предложениям и с участием органов внутренних дел согласованными усилиями различных ведомств и организаций разрабатываются и осуществляются меры по совершенствованию воспитательной работы, улучшению досуга детей и подростков, рациональному использованию для этого спортивных сооружений, денежных средств. Создаются любительские объединения, мастерские, спортивные и другие специализированные лагеря, кружки и секции для несовершеннолетних, решаются многие другие вопросы, связанные с обеспечением надлежащих условий для нравственного формирования и развития подрастающего поколения, предупреждения правонарушений и других негативных явлений.

Большое значение для профилактики правонарушений среди несовершеннолетних имеют систематические обследования расположенных на обслуживаемой территории вокзалов, парков, скверов, других мест массового отдыха, культурно-зрелищных учреждений, дискотек, предприятий общественного питания, дворов, подъездов и других объектов, где проводятся рейды, целевые проверки и тому подобные мероприятия, к которым привлекаются значительные силы полиции (участковые инспектора полиции, оперативный состав УКП-ОКП, патрульная полиция и др.) и общественности.

В процессе этой работы:

выявляются места сосредоточения групп несовершеннолетних с антиобщественной направленностью поведения и негативными формами проведения досуга, а также подростки, занимающиеся бродяжничеством и попрошайничеством, проституцией и т.д., самовольно оставившие семью и другие, подлежащие содержанию в ЦВИАРН;

устанавливаются и пресекаются факты продажи спиртных напитков несовершеннолетним лицам, другие нарушения правил реализации спиртного и по этим фактам производится соответствующее разбирательство с принятием предусмотренных законом мер в отношении должностных и иных лиц, допускающих правонарушения, которые способствуют противоправному поведению несовершеннолетних.

Важную роль в профилактике преступлений, иных правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних играет правовая воспитательная работа участковых инспекторов полиции, следователей и других сотрудников органов внутренних дел. Особое значение имеют специфические формы и методы этой работы, учитывающие возрастные особенности несовершеннолетних, сориентированные на подростковую и молодежную аудиторию, родителей, педагогические коллективы, всех лиц, причастных к воспитанию подрастающего поколения. Сотрудники органов внутренних дел разъясняют законодательство, охраняющее права и интересы подростков, содержание норм уголовного, административного и других отраслей права об ответственности несовершеннолетних, ведут антиалкогольную пропаганду в учебных заведениях, по месту жительства, осуществляют другие мероприятия по формированию и развитию правосознания школьников, учащихся колледжей, лицеев, всех юношей и девушек. В этих целях используются различные формы и методы правового обучения, просвещения и воспитания: лекции и беседы на правовые темы, вечера вопросов и ответов с участием работников правоохранительных органов, конкурсы юридических знаний, олимпиады, тематические выставки юридической литературы, обсуждение кинофильмов, телепередач на правовые темы, организация кинолекториев по юридической проблематике и т.д.

Применяя разнообразные формы и методы правовой пропаганды, правового воспитательного воздействия в целях профилактики правонарушений несовершеннолетних, сотрудники органов внутренних дел доводят юридические знания не только до подростков, но и до их родителей, педагогов, общественного актива, участвующего в воспитательной работе с подрастающим поколением.

Задачи общей профилактики правонарушений среди несовершеннолетних решаются органами внутренних дел и на других направлениях их деятельности, в частности путем раскрытия и расследования преступлений лиц, могущих оказывать отрицательное влияние на подростков, изобличения их с помощью оперативно-розыскных средств и методов.

К несовершеннолетним правонарушителям, а также к родителям (лицам, их заменяющим), которые злостно не выполняют обязанностей по воспитанию детей, применяется такая мера профилактического воздействия, как официальное предостережение о недопустимости антиобщественного поведения.

В индивидуальной работе с несовершеннолетними правонарушителями, родителями, не выполняющими свои обязанности по воспитанию детей, применяются все используемые в криминологической профилактике средства, методы и формы воспитательного воздействия (воспитывающий потенциал различных видов социально полезной деятельности, средств массовой информации, методы убеждения, поощрения, принуждения и т.д.). При этом учитываются возрастные и иные особенности личности профилактируемых, специфика их взаимодействия с социальной микросредой и другие конкретные обстоятельства, характеризующие ситуации индивидуально-профилактической работы с данным контингентом. В работе с несовершеннолетними правонарушителями очень важно обеспечить активное участие различных организаций, педагогических и учебных коллективов, культурных учреждений, творческой интеллигенции, спортивных обществ, всех тех, кто профессионально или в соответствии с выполняемыми общественными функциями занимается воспитанием подрастающего поколения в самом широком смысле этого слова. В необходимых случаях к индивидуально-профилактической работе с несовершеннолетними правонарушителями привлекаются психиатры, наркологи, сексологи, психологи и другие специалисты.

Большое предупредительное значение имеет своевременное и полное использование средств правового принуждения в отношении родителей, других взрослых лиц, которые отрицательно влияют на несовершеннолетнего правонарушителя, усугубляют его деморализацию, нравственно-педагогическую запущенность. Эта цель достигается путем применения уголовной, административной ответственности за соответствующие деяния, а также некоторых норм гражданского, семейного и других отраслей права.

Важное значение имеют профилактические меры, осуществляемые по фактам преступлений, совершенных подростками. Главная роль в этом деле принадлежит следователям органов внутренних дел, которые в соответствии с законом выясняют по каждому делу причины и условия, способствовавшие совершению преступления, вносят представления об их устранении. Профилактике правонарушений среди несовершеннолетних способствует и обсуждение по докладам следователей материалов уголовных дел в трудовых и учебных коллективах, на собраниях граждан по месту жительства.

В настоящее время разработан и реализуется в Республике Казахстан комплекс дополнительных мер, направленных на:

– существенное улучшение здоровья детей и подростков, их физического, умственного, психического состояния;

– законодательное и иное нормативное выделение деятельности семьи, общества и государства по воспитанию подрастающего поколения в качестве особой сферы, требующей наибольших преимуществ и привилегий в сравнении с иными сферами производственной и социальной инфраструктуры общества, на первоочередное и всемерное укрепление родительской семьи как наиболее важного и совершенного социального института;

– полную и своевременную компенсацию детям и подросткам через государственные и общественные институты социализации потерь, вызванных утратой родительской семьи или ее неблагополучием;

– преодоление безответственности за судьбы несовершеннолетних, искалеченных лицами, осуществляющими их воспитание;

– создание условий для сохранения, постоянного развития и полной реализации природных потребностей человека к творчеству, труду.

Конкретные меры, принятые по этим направлениям на государственном уровне, предусматривают:

1) решение основных задач, связанных с преодолением наследственных заболеваний, необходимостью реального и существенного сокращения рождаемости от лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, с аномалиями психического или физического развития. Имеются в виду меры, направленные на устранение негативных воздействий на детей и их родителей экологических процессов, различных химических, в том числе медицинских, препаратов, существенное улучшение рода вспомогательной службы и многое другое;

2) первоочередное и безусловное выделение денежных средств и иных материальных средств, оказание помощи каждой родительской семье не по возможности (остаточному принципу), а в размерах, действительно необходимых, учитывающих в том числе и инфляционные, а также иные негативные экономические и социальные процессы в развитии общества;

3) создание и развитие в стране службы помощи несовершеннолетним и семье, которая располагая кадрами высококвалифицированных специалистов, значительными денежными и иными материальными средствами, в том числе приютами, убежищами, транспортом, могла бы обеспечить решение самых сложных проблем подростков. Создание этой службы милосердия, помощи, охраны прав и интересов несовершеннолетних и их родителей должно сопровождаться сокращением различного рода служб, особенно в системе МВД, призванных инспектировать и контролировать семью и детей;.

4) создание материальных, технических и иных условий для систематического участия несовершеннолетнего в посильном и хорошо оплачиваемом труде. Необходимо исключить любые формы наказания детей и подростков трудом, а также привлечение их к тем его видам, которые формируют с раннего возраста отвращение к труду.

В связи с ратификацией Конвенции ООН о правах ребенка, в Республике Казахстан проводятся законодательные работы, имеющие цель: устранить противоречия в правовом регулировании Конвенцией и законодательством Казахстана ряда важных юридических институтов, определяющих статус несовершеннолетних; восполнить существенные пробелы, имеющиеся в данном правовом статусе, обогатив его регламентацию за счет установленных данной Конвенцией и неизвестных нашему законодательству юридических прав, использование которых существенно расширит возможности позитивного формирования личности несовершеннолетнего (право на выживание и здоровое развитие, на достаточный уровень жизни и др.).

В связи с практической реализацией в стране концепции судебной реформы на законодательном уровне в настоящее время прорабатывается вопрос о создании специализированных судов по делам несовершеннолетних. Основополагающим принципом их деятельности должно стать положение Конвенции о правах ребенка, в соответствии с которым во всех действиях в отношении детей следует уделять особое внимание наилучшему обеспечению их интересов. Предполагается, что эти суды возьмут на себя как рассмотрение гражданских дел, связанных с воспитанием и содержанием детей (о расторжении брака, алиментах, лишении родительских прав и т.д.), так и судебное разбирательство дел о преступлениях и административных правонарушениях несовершеннолетних, а также о преступлениях взрослых лиц, в результате которых нарушается нормальное развитие и воспитание детей и подростков (вовлечение их в преступную деятельность, доведение до состояния опьянения и др.).

Предпринимаются меры и по существенному изменению работы с несовершеннолетними преступниками в воспитательных колониях, где они отбывают наказание.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
18221. Криминалистическая характеристика отдельных видов преступлений 97.1 KB
  Уложения в нарушении чего-либо стали видеть не родовое мнение правонарушения а один из его неприменных признаков: Правонарушением либо проступком сознается как наиболее преступное действие этак и несоблюдение такого что под ужасом наказания законодательством предписано...
18459. Характеристика отдельных видов преступлений связанных с насилием над личностью 130.14 KB
  Исторические и современные аспекты понятия преступления. Исторические взгляды на понятие преступления. Характеристика современного понятия преступления. Характеристика признаков преступления.
11051. Криминологическая характеристика экономических преступлений 49.18 KB
  Учитывая общественную опасность экономических преступлений, которые захлестнули практически все сферы хозяйствования, их предупреждение, нейтрализация криминогенной ситуации в сфере экономической деятельности должны стать стратегическим, приоритетным направлением государственной политики в области борьбы с преступностью.
7200. Криминологическая характеристика преступлений, совершенных по неосторожности 22.3 KB
  Именно в сфере последствий лежит грань между преступлением и проступком в процессе дорожного движения поскольку от того какие наступили последствия предусмотренные уголовным законом или иными нормами одно и то же нарушение может быть квалифицировано либо как преступление либо как административный деликт. Поэтому предупреждение нарушений правил дорожного движения и их любых последствий является одновременно и профилактикой дорожнотранспортных преступлений. В статистике преступности органы внутренних дел учитывают нарушение правил...
7267. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ 21.47 KB
  Понятие структура преступлений против собственности. Состояние уровень динамика преступлений против собственности влияние изменений в законодательстве. Социально демографические нравственно психологические уголовно правовые особенности преступников совершающих преступления против собственности. Факторы порождающие и способствующие преступлениям против собственности.
7261. Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение 24.99 KB
  Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение. Понятие корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Причины и условия корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Предупреждение корыстно-насильственных преступлений против собственности.
19461. Криминологическая характеристика преступлений в сфере торговли людьми 1.05 MB
  Понятие и уголовно-правовая характеристика торговля людьми. Понятие и правовое регулирование торговли людьми в международном праве и законодательстве Российской Федерации. Характеристика состава преступления торговля людьми. Квалифицированные и особо квалифицированные составы преступления торговля людьми...
17924. Налоговые преступления, криминологическая характеристика налоговых преступлений 71.08 KB
  Рассмотреть квалификацию налоговых преступлений по признакам объективной стороны; изучить соотношение налоговых преступлений и иных правонарушений в сфере налогообложения; рассмотреть уголовную ответственность за совершение налоговых преступлений в условиях декриминализации налоговой сферы определить унификацию и дифференциацию уголовной ответственности за налоговые преступления...
20331. Правовая характеристика отдельных видов страхования 98 KB
  Становление и развитие института страхования в Республике Казахстан. Основные понятия страхового рынка в Республике Казахстан. Правовая характеристика отдельных видов страхования. Понятие и признаки договора страхования.
17744. Квалификация отдельных видов убийств, предусмотренных ст. 105 УК РФ 38.49 KB
  Среди всех преступлений против личности наибольшей опасностью обладает естественно умышленное убийство. Основные понятия убийства и его признаки Теоретические основы понятия - убийство Для определения понятия убийства необходимо установить существенные признаки которые позволят раскрыть суть убийства. Но сначала нужно выяснить содержание понятий жизни и смерти поскольку убийство непосредственно связано с лишением жизни и причинением смерти.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.