Категория «личность» в системе наук. Междисциплинарный статус проблемы

Междисциплинарный статус проблемы Первое отличие познавательной ситуации исследования психологических закономерностей становления и развития личности состоит в том что в психологии до сих пор возникают серьезные затруднения при попытках очертить сферу эмпирических фактов относящихся к предмету психологического изучения личности. Многогранность феноменологии личности отражающая объективно существующее многообразие проявлений человека в истории развития общества и его собственной жизни превращает исходный вопрос любого познания вопрос об...

2015-01-19

100.34 KB

8 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


  1.  Категория «личность» в системе наук. Междисциплинарный статус проблемы

Первое отличие познавательной ситуации исследования психологических закономерностей становления и развития личности состоит в том, что в психологии до сих пор возникают серьезные затруднения при попытках очертить сферу эмпирических фактов, относящихся к предмету психологического, изучения личности. Многогранность феноменологии личности, отражающая объективно существующее многообразие проявлений человека в истории развития общества и его собственной жизни, превращает исходный вопрос любого познания — вопрос об эмпирической сфере изучения личности — в камень преткновения и арену самых оживленных дискуссий. С подобной остротой вопрос об исходном пункте исследования не стоит ни в психологии познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления), ни в других отраслях психологической науки — социальной психологии, возрастной и педагогической, медицинской, инженерной и психологии труда, психофизиологии, зоопсихологии и т. д.

Второе отличие познавательной ситуации психологического изучения личности — насущная необходимость учета междисциплинарного статуса проблемы личности, находящейся в поле внимания общественных и естественных наук, практики и духовной культуры.Любая область психологического исследования так или иначе соприкасается со смежными течениями науки. Например, психология мышления граничит с логикой, лингвистикой, семантикой и кибернетикой, занимающейся моделированием искусственного интеллекта. Социальную психологию нельзя представить вне теснейших контактов с социологией, историей и этнографией. Любой медицинский психолог должен быть вооружен знаниями по психиатрии, нейрофизиологии, анатомии и морфологии нервной системы. Но вряд ли можно сегодня назвать такую область науки или практики, которая бы хоть в какой-то степени не отнесла такой объект исследования, как личность, к своей «территории», оказалась бы равнодушной к проблеме личности. Даже в такой зрелой, являющейся образцом объективности и идеалом точности науке, как физика, положение о неразрывности наблюдателя и наблюдаемых явлений, особенно явлений микромира элементарных частиц, становится основой корректно проводимого исследования. Личность познающего субъекта входит тем самым в физике в сам процесс анализа объективной реальности. Что же касается традиционных конкретных областей человекознания и обществознания — истории, филологии, социологии, этнографии, антропологии, демографии т. д., — то в каждой из них волна интереса к разным аспектам проблемы личности неуклонно нарастает.

Легче всего для объяснения растущего интереса к проблеме личности в разных науках было бы сослаться на дань моде или даже дух времени. И то и другое действительно имеет место. Но главная причина перемещения проблемы личности в фокус самых разных дисциплин заключается в объективно возросшем влиянии личности на судьбы исторического процесса, а вместе с тем и той колоссальной ответственности за эти судьбы перед прошлыми, настоящим и последующими поколениями человечества.

В своем развитии человеческий род достиг уникального положения в мире. Человечество по праву гордится своим могуществом. Вместе с тем уникальное положение человечества в мире природы определяется не только могуществом в сфере созидания, но и возможностью одного человека решить вопрос «быть или не быть» человечеству в целом. Ни у одного другого биологического вида судьба вида не зависит от действий того или иного его отдельного представителя. Поступки же отдельного человека могут как помочь сделать новые шаги к вершинам цивилизации, так и привести к полному исчезновению человечества с лица земли. И с этим возросшим влиянием поступков и деяний личности на судьбы человечества связана третья черта познавательной ситуации изучения личности как в психологии, так и в других областях науки.

Многомерность феноменологии личности, междисциплинарный статус проблемы личности в человекознании и обществознании, объективный рост зависимости судеб исторического процесса от решений отдельной личности приводят к мысли о необходимости ее изучения в системе координат, задаваемых различными уровнями методологии науки. В современной методологии и логике науки выделяется следующая общая схема уровней методологии: уровень философской методологии, уровень методологии общенаучных принципов исследования, уровень конкретно-научной методологии и уровень методики и техники исследования. Обращение к уровням методологии науки, прежде всего к уровню марксистско-ленинской методологии познания человека, продиктовано тем, что без понимания функций каждого из этих уровней психология окажется беспомощной при выделении эмпирической сферы фактов, относящихся к компетенции психологического изучения личности, решении задач междисциплинарного синтеза, мировоззренческой оценке представлений о природе личности. При изучении личности вне контекста уровней методологии науки психология личности рискует превратиться в бесперспективную погоню за точными ответами на неверно поставленные вопросы и заболеть болезнью коллекционирования фактов-«фантомов», рождающихся и умирающих в стенах лабораторий. Факты, безусловно, являются воздухом ученого. С них начинают движение классическая физика, химия, биология. В психологии личности те или иные факты не могут быть сами по себе оценены как проявление личности до тех пор, пока не выделена система координат, в которых ведется их изучение. Для того чтобы убедиться в этом, следует поставить вопрос о том, какие проявления относятся к сфере психологии личности, а затем описать различные феномены личности в повседневной жизни.

  1.  Проблемы, связанные с изучением личности. Общие представление о личности в психологии

Слово личность в английском языке происходит от латинского «persona». Первоначально это слово обозначало маски, которые надевали актеры во время театрального представления в древнегреческой драме. По сути, этот термин изначально указывал на комическую или трагическую фигуру в театральном действии. Таким образом, с самого начала в понятие «личность» был включен внешний, поверхностный социальный образ, который индивидуальность принимает, когда играет определенные жизненные роли — некая «личина», общественное лицо, обращенное к окружающим. Эта точка зрения совпадает с мнением современного непрофессионала, который обыкновенно оценивает личность по критериям обаяния, умения вести себя в обществе, популярности, физической привлекательности и других социально желательных характеристик. Подобный подход порождает комментарии вроде «Майк — личность что надо» и «Сюзанна — неприятная личность». Именно такое представление о личности находит выражение в обещании, даваемом различными курсами по созданию имиджа «сделать вас личностью». Данная концепция целиком расположена вне сферы научной психологии, поскольку она оставляет в стороне многие особенности поведения, в действительности заслуживающие того, чтобы их изучали в контексте личности.

Личность также рассматривалась как сочетание наиболее ярких и заметных характеристик индивидуальности. Так, о человеке можно сказать, что он — «общительная личность» или «робкая личность», имея в виду, что робость или дружелюбие являются его наиболее характерными чертами. В подобных примерах мы наблюдаем отождествление личности с тем внешним социальным впечатлением, какое индивидуум производит на окружающих при взаимодействии с ними, то есть можно сказать, мы видим, в какой степени его наиболее выпуклые, яркие особенности окрашивают большинство его поступков в ситуациях общения. К сожалению, при таком, в общем, популярном использовании термина упускается из виду возможность того, что человек может быть или раскованным, или робким в зависимости от конкретной обстановки. К тому же термин «личность» в понимании большинства персонологов не предполагает оценки характера человека или его социальных навыков. Когда мы отзываемся об Эмме как о «необыкновенной личности», мы, вероятно, имеем в виду ее доброжелательность, искренность или готовность помочь другим. Однако психологи, изучающие личность, не употребляют характеристик в оценочном значении (то есть не делят личности на хорошие и плохие).

Чтобы составить представление о многообразии значений понятия личность в психологии, обратимся к взглядам некоторых признанных теоретиков в этой области. Например, Карл Роджерс описывал личность в терминах самости: как организованную, долговременную, субъективно воспринимаемую сущность, составляющую самую сердцевину наших переживаний. Гордон Олпорт определял личность как то, что индивидуум представляет собой на самом деле — внутреннее «нечто», детерминирующее характер взаимодействия человека с миром. А в понимании Эрика Эриксона индивидуум в течение жизни проходит через ряд психосоциальных кризисов и его личность предстает как функция результатов кризиса. Джордж Келли рассматривал личность как присущий каждому индивидууму уникальный способ осознания жизненного опыта. Совсем другую концепцию предложил Рэймонд Кеттел, по мнению которого, ядро личностной структуры образуется шестнадцатью исходными чертами. Наконец, Альберт Бандура рассматривал личность в виде сложного паттерна непрерывного взаимовлияния индивидуума, поведения и ситуации. Столь явная несхожесть приведенных концепций недвусмысленно показывает, что содержание личности с позиции разных теоретических представлений гораздо многограннее, чем представленное в первоначальной концепции «внешнего социального образа». Она несет в себе нечто более важное, существенное и постоянное. Кроме этого принципиального соглашения большинство теоретических определений личности содержат следующие общие положения:

- В большинстве определений подчеркивается значение индивидуальности, или индивидуальных различий. В личности представлены такие особые качества, благодаря которым данный человек отличается от всех остальных людей. Кроме того, понять, какие специфические качества или их комбинации дифференцируют одну личность от другой, можно только путем изучения индивидуальных различий.

- В большинстве определений личность предстает в виде некоей гипотетической структуры или организации. Поведение индивидуума, доступное непосредственному наблюдению, по крайней мере частично, рассматривается как организованное или интегрированное личностью. Другими словами, личность — абстракция, основанная на выводах, полученных в результате наблюдения за поведением человека.

- В большинстве определений подчеркивается важность рассмотрения личности в соотношении с жизненной историей индивидуума или перспективами развития. Личность характеризуется в эволюционном процессе в качестве субъекта влияния внутренних и внешних факторов, включая генетическую и биологическую предрасположенность, социальный опыт и меняющиеся обстоятельства окружающей среды.

- В большинстве определений личность представлена теми характеристиками, которые «отвечают» за устойчивые формы поведения. Личность как таковая относительно неизменна и постоянна во времени и меняющихся ситуациях; она обеспечивает чувство непрерывности во времени и окружающей обстановке.

Несмотря на вышеперечисленные точки соприкосновения, определения личности у разных авторов существенно варьируют. Для понимания того, что именно тот или иной ученый подразумевает под термином «личность», необходимо проанализировать теорию в ее существенных деталях. Основательная проверка теории позволяет выявить формы поведения, на которых фокусируется теоретик, а также специфические методы, применявшиеся при изучении этого поведения. Следует добавить, что те или иные определения личности не обязательно истинны или ложны, но лишь более или менее полезны психологам при исследовании, объяснении закономерностей человеческого поведения, а также при обсуждении результатов.

Психология личности – это часть психологии, которая занимается изучением человеческой индивидуальности, она же персонологией. Термин предложил Генри Мюррей в 1938 году. Психология личности интегрирует принципиальные положения других областей психологии, стремясь к тому, чтобы понять человека как единое целое. Личность является конечным и наиболее сложным объектом психологии.

Психология личности – это совокупность психологических концепций личности, один из разделов психологической теории и практики, который занимается личностными особенностями человеческой психики.

Что же такое личность? Это слово появилось лет 300 назад. Дж.Брунер считает, что признаком этого служит употребление (в английском языке) приставки «само» (само-уважение, самооценка), что датируется XVII в. и связывается с возникновением индивидуалистического учения пуританства. Между тем испанский философ Бальтазар Грасиан (1601-1658) в том же XVII веке употребляет понятие личность вполне в современном смысле.

Личность - совокупность духовных свойств, присущих человеку и составляющих его индивидуальность. Ришар Мейли пишет: «Под термином «личность» мы понимаем ту совокупность психологических качеств, которая характеризует каждого отдельного человека. В широком смысле термин «личность» включает в себя такие понятия, как характер, темперамент и способности.

Личностью называют человека, имеющего свое я, способного к самоопределению посредством своей воли и к осуществлению своей воли в действии.

Личность образуется в результате взаимодействия между организмом и социальной средой.

Таким образом, личность – это интегрированная совокупность психических свойств, при наличии которых человек обретает сознание и самосознание (чувство Я), становится субъектом деятельности и партнером социальных взаимодействий.

Личность – это та сторона индивидуальной человеческой психики, которая отличается устойчивостью, определяет духовное своеобразие данного человека и обусловливает особенности его деятельности, общения и жизни в целом.

Личность — это активно осваивающий и целенаправленно преобразующий природу, общество и самого себя человек, обладающий уникальным, динамичным соотношением пространственно-временных ориентации, потребностно-волевых переживаний, содержательных направленностей, уровней освоения и форм реализации деятельности, которая обеспечивает свободу самоопределения в поступках и меру ответственности за их последствия перед природой.

В психологии личности полезно помнить принцип С.Л. Рубинштейна, согласно которому «…всякая психология, которая понимает, что она делает, изучает психику и только психику». Тем не менее, до сих пор личность психологически характеризуется слабо, оставаясь чрезмерно социологизированной.

Понятие “личность” пришло в психологию, по крайней мере, из четырех источников.

Первый — христианство.

Второй — философия.

Третий источник — психиатрические феномены «раздвоения личности», или «множественной личности».

Четвертый источник — потребности самой психологии в преодолении чувства тупика. Психологи, которые в стремлении к объективности, сосредоточивалась на познании механизмов, процессов психики, чувствовали, что теряют самое существенное в человеке.

Понятие личности является случаем проявления целостного принципа, согласно которому психические функции не могут «существовать изолированно от общего целого, от той организации, раскрытие законов которой имеет решающее значение». В этом смысле личность представляет собой высшую форму психической целостности.

Базовыми проблемами психологии личности являются:

1. Проблема структуры личности. Существуют два подхода к решению проблемы структуры личности. Первый (Г. Олпорт, Р. Кеттелл, Г. Айзенк) основан на теории черт и идее факторной организации вторичных свойств, второй (К. Юнг, К.А. Абульханова) реализуется через принцип, согласно которому все многообразие проявлений личности может быть описано с помощью категории "тип личности".

2. Проблема мотивации поведения личности основана на принципе активности и связана с решением следующего круга вопросов:

Задача классификации мотивов формулируется на основе общепринятого положения, о наличии одновременно нескольких мотивов, побуждающих индивида к действию.

Проблема изменения мотивов включает в себя механизмы образования новых потребностей путем мотивационного опосредствования.

Проблема актуализации мотивов вызвана тем, что определенные условия могут создавать внутреннее напряжение и провоцировать индивида на совершение однотипных.

Вопрос о соотношении мотива и цели связан с установлением смысла деятельности, характера отношений между тем, что побуждает индивида действовать, и тем, что направляет его действия.

3. Проблема развития личности связана, в первую очередь с принципом детерминизма и развития. Источником развития личности являются условия ее жизни, социально-исторический контекст. Как социальное существо человек проходит отдельные этапы социализации, присваивая себе и выполняя определенные социальные роли.

4.Проблема психического здоровья и психопатологии касается, критериев здоровой личности.

Один из важнейших вопросов, обсуждаемых в русле этой проблемы, заключается в стратегиях диагностики заболевания. Диагностика имеет ряд недостатков, в частности, она как бы упрощает представление о человеке, делает общение с ним очень формальным и поверхностным.

  1.  Основные направления психологического анализа личности

Одним из наиболее важных для развития современной психологии направлений явился психоанализ. В первую очередь он связан с именем австрийского психолога и психиатра Зигмунда Фрейда (1856—1939).

Возникнув как метод лечения неврозов, психоанализ затем превратился в психологическую теорию, а впоследствии — в одно из важных направлений философии XX в. Отметим еще раз:

психоаналитическая теория складывалась не на базе проверки предварительно выдвинутых гипотез, как происходит в академической науке; она возникала из необходимости практической помощи страдающему человеку, и психоаналитические представления формировались как попытка объяснения того, что открывалось в терапевтической практике иногда неожиданно для самого психоаналитика.

Психоанализ основывается на идее о том, что поведение человека определяется не только и не столько его сознанием, сколько бессознательным, к которому относятся те желания, влечения, переживания, в которых человек не может себе признаться и которые поэтому либо не допускаются до сознания, либо вытесняются из него, как бы исчезают, забываются, но в реальности остаются в душевной жизни и стремятся к реализации, побуждая человека к тем или иным поступкам, проявляясь в искаженном виде.

Например, в сновидениях, творчестве, невротических нарушениях, фантазиях, оговорках и др.

Почему же возникает эта своеобразная цензура, запрещающая непосредственно осознаваться определенным желаниям и переживаниям? Прежде всего в силу того, что они не соответствуют тем правилам, запретам, идеалам, которые вырабатываются у человека под влиянием взаимодействия с окружением — в первую очередь взаимоотношений с родителями в детстве. Эти желания, переживания как бы аморальны, но, по З. Фрейду, они естественны для человека. Подавленные в прошлом и подавляемые ныне нереализованные желания, конфликт влечения, и запрета (внутренний конфликт) — причина тех сложностей, страданий, которые испытывает человек в психологическом плане, вплоть до невротических заболеваний. Если человек сможет осознать эти, скрытые в прошлом, желания и переживания, он в настоящем сможет хотя бы отчасти зрело управлять своим поведением. Но как же возможно это осознание, если их скрывает бессознательное? Дело в том, что бессознательные желания высокоэнергетичны. Они стремятся к реализации, отчего повышается энергетическое напряжение; стремясь к реализации, бессознательное как бы находит способы обойти цензуру. Сновидения, фантазии, оговорки и пр. — все это своеобразный язык символов, который может быть прочитан и расшифрован при помощи психоаналитика. Терапевтическая задача психоаналитика — помочь страдающему человеку понять истинную причину его страданий, скрытую в бессознательном, вспомнить те травматические переживания, которые забылись (то есть были вытеснены из сознания), перевести их в сознание при помощи интерпретации, толкования, что и делает терапевт.

Что же это за переживания, какова их природа? З. Фрейд утверждал наличие в человеке двух начал, двух влечений — стремления к жизни и стремления к смерти и разрушению. Основное место в исходной концепции Фрейда занимает эротическое влечение, связываемое им со специфической энергией, называемой либидо. Она, собственно, и движет человеком; вся жизнь, начиная с рождения, пронизана эротичностью.

Сложившуюся картину Фрейд описывает следующим образом.

В начале жизни ребенком руководит особая психическая инстанция, называемая «Оно» — его желания и влечения; «Оно» руководствуется «принципом удовольствия» и не взаимодействует с реальностью. В каком–то смысле «Оно» можно уподобить живущему внутри человека капризному ребенку, которому дела нет до того, может ли взрослый исполнить его желания. «Оно» целиком бессознательно. Однако желания должны найти себе реалистические формы удовлетворения; для этого из «Оно» (и это происходит достаточно быстро в детском развитии) выделяется структура, называемая «Я», задача которого — найти такие пути, то есть, по словам Фрейда, «Я» выступает как служанка «Оно». «Я» ориентировано на принцип реальности. Продолжая нашу метафору, «Я» можно уподобить живущему в нашей психике относительно зрелому человеку, который в той или иной степени знает мир и может в нем ориентироваться, помогая «Оно» удовлетворить свои желания; при этом, однако, часть желаний не может быть исполнена непосредственно, и «Я» — как положено взрослому — накладывает запреты или отсрочки на эти желания. Иными словами, отношения между «Оно» и «Я» двойственны: с одной стороны, «Я» помогает «Оно», с другой — оказывается инстанцией, частично подавляющей Оно, то есть человек оказывается внутренне конфликтен. Однако конфликтность еще более усугубляется, когда в период формирования нравственных чувств ребенка формируется еще одна инстанция, называемая «Сверх–Я» выступающая как система нравственных запретов и идеалов, в частности, как голос совести, подавляя влечения. («Я» и «Сверх–Я» частично бессознательны.) «Сверх–Я» — это как бы внутренний родитель (собственно, «Сверх–Я» и возникает в результате частичного неосознаваемого отождествления себя с родителями). С этого момента основной внутренний конфликт ребенка — а в дальнейшем и взрослого — это конфликт между желаниями и внутренними нравственными запретами, то есть между «Оно» и «Сверх–Я». «Я» становится своеобразным полем битвы между ними, его задача — помочь реализоваться желаниям, не обижая при этом запреты. В травматической ситуации внутреннего конфликта «Я» вырабатывает психологические защиты, особые формы бессознательной психической активности, которые позволили бы хотя бы временно облегчить конфликт, снять напряжение, а в конкретных жизненных ситуациях так исказить смысл событий и переживаний, чтобы не нанести ущерб представлениям о самом себе как соответствующем некоторому идеалу.

По Фрейду, отголоски детских переживаний можно видеть на протяжении всей жизни человека, и за огромным числом страданий и невротических проявлений взрослого можно увидеть нереализованные сексуальные устремления. Идея бессознательной сексуальности, лежащей в основе человеческого поведения, в том числе тех его форм, которые мы считаем высшими (творчество, религия) —- центральная идея Фрейда, на которой он настаивал и по поводу которой подвергался жестокой критике, в том числе со стороны собственных учеников, многие из которых ушли от него, не разделяя «пансексуализма», то есть стремления объяснять все через сексуальную проблематику.

Мы уже говорили, что психоанализ рождался как метод психотерапии неврозов, в частности, истерии — заболевания, при котором, как было показано, именно психологические причины, внутренний конфликт вызывают симптомы физических нарушений (параличи, слепота, боли и др.). Как Вы поняли, все люди, согласно Фрейду, неизбежно внутренне конфликтны. За многими проявлениями фантазии, творчества и др. лежит, согласно идеям психоанализа, прежде всего скрытая сексуальная проблематика, все это — как бы символическое воплощение нереализованных желаний. (Вопреки распространенному среди непсихологов мнению, Фрейд не предлагал ожидать за каждым образом непременно сексуальную подоплеку — ее может и не быть — но в общем случае она для него несомненна.) Выявить скрытое, сделать бессознательное содержание осознаваемым — а значит, доступным осмыслению и отчасти контролю — задача психоанализа как терапевтического метода, с чем вы познакомитесь в дальнейшем.

Учение Фрейда, которое мы изложили крайне неполно и схематично, а оно к тому же трансформировалось в процессе своего развития — всегда вызывало самые противоположные мнения, от восторгов до абсолютного неприятия. Вместе с тем относительно ряда открытий Фрейда ему воздает должное подавляющее большинство современных психологов.

Прежде всего, в психоанализе предметом изучения стала динамика отношений между бессознательным и сознанием. Само по себе существование бессознательного признавалось рядом авторов и до Фрейда; однако динамика влияния бессознательного на сознание, взаимодвижение содержаний, его механизмы впервые были поставлены в центр внимания именно Фрейдом. Это означало изменение предмета психологии: сознание перестало быть замкнутым в себе когнитивным пространством (то есть сферой преимущественно познавательной), но стало частью живой, эмоциональной, мотивированной человеческой жизни, во многом детерминированной бессознательным.

Сексуальная сфера человеческой жизни, значение которой сейчас отрицать было бы странно, вошла в круг психологического изучения также благодаря Фрейду (кстати, далеко не сразу пришедшему к идее сексуальной обусловленности неврозов и долго ей сопротивлявшемуся. Вопреки мнениям и слухам, сам Фрейд был очень строг в сексуальной жизни). Другой вопрос, какое значение придавать сексуальности — например, сводить ли к ней любовь или нет, соотносить ли с ней высшие этические проблемы человека и т. д. Так называемый пансексуализм Фрейда — то есть стремление объяснять основные переживания человека проблемами, связанными с сексуальностью — неоднократно критиковался в том числе и учениками венского врача, который, будучи человеком очень непростым в общении, часто в этих случаях прерывал с ними отношения.

Далее, Фрейд привлек особое внимание к роли детского, прежде всего — семейного опыта в развитии личности; значительное число психотерапевтов, в том числе и непсихоаналитиков, включает его проработку в процесс помощи тем, с кем работают.

Наконец, идея психологической защиты — одна из центральных в современной психотерапии. Не всеми разделяются теоретические объяснения, предложенные Фрейдом, но, как правило, признается, что именно его идеи повлияли на большинство терапевтических систем, в том числе далеко от нега ушедших; лидеры значительного числа крупных психотерапевтических направлений прошли школу психоанализа.

Фрейдовский психоанализ действительно представлял абсолютно новую психологическую систему: в литературе можно встретить термин «психоаналитическая революция». Он оказал грандиозное влияние на искусство: оно проявляется — иногда вполне непосредственно, через перенос символов — в фильмах Ф. Феллини и И. Бергмана, прозе А. Мердок, живописи С. Дали и др.

Отметим, однако, что Фрейд распространил на всех людей те закономерности, которые он увидел при работе с невротиками, то есть людьми нездоровыми; правомерность этого спорна, и, как мы увидим вскоре, многие современники и авторы, творившие позже, будут подчеркивать необходимость рассмотрения прежде всего здоровой психики, высших тенденций человека.

Так, Л. С. Выготский, превосходно знавший психоанализ, говорил о необходимости вершинной психологии — в противовес психоаналитической глубинной; в гуманистической психологии центральным станет представление об исходной доброте (а не агрессивности, как в психоанализе) человека и личностном росте; ряд психологических направлений будет обсуждать проблемы, близкие к проблемам духовности, от которых Фрейд, по сути, уходил, представляя человека прежде всего с позиций естественнонаучных.

Фрейд — как и другие крупнейшие представители психоанализа и близких к нему направлений — не пользовался в работе экспериментальным методом; психоанализ, под которым его создатель понимал не только метод лечения и не только теорию, но и метод исследования психики, предполагал работу преимущественно на основе по специальным правилам построенной беседы психоаналитика и пациента. Основные психоаналитические положения вообще очень трудно поддаются экспериментальной проверке, что вызывает нарекания со стороны академически ориентированных психологов.

Еще один вопрос, который у Вас, быть может, возник: если психоанализ возник как метод лечения, то почему он рассматривается в русле психологии, а не медицины?

Во–первых, медики (психиатры) рассматривают его и как часть медицины. Во–вторых, сам Фрейд настаивал на том, что психоанализ — прежде всего часть психологии, так как представляет картину психической жизни человека в целом, и часто подчеркивал, что он не столько врач, сколько исследователь. Более того, он полагал, что специалист в области психоанализа не должен непременно обладать медицинским образованием, и говорил о так называемом неклиническом анализе и его возможностях. Отметим, что, хотя среди психоаналитиков значительное число составляли медики, ряд выдающихся представителей этого направления таковыми не являлись — например, один из величайших психологов и философов XX в. Эрих Фромм.

Разумеется, психоанализ как направление не соотносится только с именем своего основателя. Многие ученики Фрейда (или те, кого он считал учениками), в большинстве не разделяя пансексуализма своего учителя, развивали собственные учения о содержании и роли бессознательного в психической жизни, разрабатывали собственные подходы к психотерапии.

Среди ближайших учеников Фрейда наиболее известны А. Адлер и К. Г. Юнг. Строго говоря, их теории трудно назвать психоанализом во фрейдовском смысле — в связи с чем основатель психоанализа в определенный момент порвал с ними отношения. Соотносясь с психоанализом в некоторых аспектах — в частности, в признании бессознательного — эти теории стали оригинальными направлениями психологической мысли, серьезно повлиявшими на современную психологию.

Направление, основанное австрийским (с угрозой прихода к власти фашизма эмигрировавшим в США) психологом Альфредом Адлером (1870—1937) называется «Индивидуальная психология»; название подчеркивает отношение к каждому человеку как к неповторимой индивидуальности; человек движим своими целями в присущем именно этому человеку «жизненном стиле».

Центральной идеей Адлера является идея о бессознательном стремлении человека к совершенству; стремление это определяется, по Адлеру, исходным и неизбежным переживанием чувства собственной неполноценности и необходимостью его компенсировать.

Переживание неполноценности (помимо возможного переживания реальных физических или интеллектуальных дефектов — точнее, отношения к себе окружающих в связи с дефектом) естественно в силу того, что каждый ребенок видит окружающих более сильными, более умными, более компетентными; эти переживания могут усугубляться недемократическими отношениями ребенка с родителями (основная задача которых, полагал Адлер, — обеспечение ребенку чувства безопасности; особенно велика в этом роль матери) и сиблингами, то есть братьями и сестрами (Адлер полагал при этом очень важным порядок рождения и предлагал различные модели развития для единственного ребенка, старшего ребенка, одного из «средних» детей, младшего ребенка). Опыт отношений, получаемый ребенком до 5–летнего возраста, является решающим для развития детского характера и более того — именно этот период, по Адлеру, определяет характер человека вообще (отметим сразу спорность этого положения).

Итак, исходным является чувство неполноценности. Первоначально Адлер полагал, что компенсация должна идти по линии самоутверждения, следования зову «воли к власти»; впоследствии, однако, он стал говорить о самоутверждении за счет обретения чувства превосходства. При этом существуют два пути — конструктивный и деструктивный (формирование характера, собственно, и связывается с формируемой стратегией самоутверждения).

Конструктивный, здоровый путь означает самоутверждение в деятельности во благо другим и в сотрудничестве с ними; деструктивный, нездоровый — за счет унижения других и эксплуатации.

Выбор пути самоутверждения зависит от развития и «сохранности» социального интереса — под ним Адлер понимал чувство сопричастности человечеству, готовности к сотрудничеству; оно, по–видимому, врожденно, но само по себе слишком слабо и в неблагоприятных условиях приглушается или извращается — в силу переживаемого в детстве отвержения, агрессии со стороны близких, либо, напротив, в силу избалованности, когда нет нужды заботиться о сотрудничестве.

В первом случае человек в будущем будет как бы мстить человечеству, во втором — требовать привычного отношения, и в обоих случаях оказывается в позиции не дающего, а берущего. Именно это — ключевой момент терапии: человек с «ошибочным жизненным стилем» как бы существует в условном мире, мире, в котором он не обнаруживает собственной неполноценности, замаскированной позицией «берущего», псевдосильного; это, однако, не снижает тревоги, ибо переживание неполноценности сохраняется — хотя и не осознается. Задача терапевта — восстановить реалистические отношения пациента с миром, раскрыть его навстречу другим.

Согласитесь, если это и психоанализ, то совсем другой, где место сексуальной проблематики — отнюдь не на первом плане. Идея Адлера о важности чувства безопасности в развитии ребенка — одна из главных идей ряда психотерапевтических направлений, базирующихся на психоанализе и гуманистической психологии.

Совершенно особую мировоззренческую систему предложил швейцарский психолог, врач и философ Карл Густав Юнг (1875—1961) — автор, влияние которого на мировую культуру сопоставимо по масштабам с влиянием Фрейда (а в настоящее время его идеи обретают еще большую популярность). Сам Фрейд в недолгую пору их дружбы считал его наиболее талантливым из своих учеников и полагал своим преемником; однако их теоретические расхождения были очень велики, прежде всего потому, что для атеиста и материалиста Фрейда были неприемлемы взгляды Юнга, непосредственно связанные с религией и мистическими учениями.

Основы теории Юнга, называемой «Аналитическая психология» — учение о коллективном бессознательном, существующем в душевной жизни наряду с личным бессознательным и сознанием (и во взаимодействии с ними). Если личное бессознательное формируется в развитии индивидуального опыта человека и представляет содержания, им вытесняемые (речь идет примерно о том же, что относил к сфере бессознательного Фрейд), то в коллективном бессознательном запечатлен опыт человечества, передаваемый наследственно.

Каждый из нас — его носитель в силу принадлежности к человеческому роду и культуре, и именно этот пласт бессознательного является тем глубинным, сокровенным, что определяет особенности поведения, мышления, чувствования. Если содержание личного бессознательного составляют комплексы (именно Юнг ввел это понятие в значении систем черт, образов и переживаний, выстраивающихся вокруг определенного «центрального» переживания и существующих в нас бессознательно и автономно, наподобие самостоятельной личности, относительно независимой от нашего сознания и других комплексов), то содержание коллективного бессознательного составляют архетипы — первоформы, своего рода образцы поведения, мышления, видения мира, существующие наподобие инстинктов; усмотреть непосредственно их невозможно, но можно видеть их проявления в феноменах культуры, прежде всего в мифологии: Юнг обратил внимание на то, что в мифах разных народов, в том числе не общавшихся между собой, присутствуют одинаковые образы — Матери–Земли, Дитя, Воина, Бога, рождения и смерти и т. д. Они, полагал Юнг, и есть воплощение архетипов, и люди в жизни ведут себя в определенных ситуациях соответственно этим «образцам», взаимодействующим с содержаниями индивидуального бессознательного и сознания.

Центральное место в «Аналитической психологии» занимает индивидуация — процесс поиска человеком душевной гармонии, интеграции, целостности, осмысленности. Душевная жизнь выступает как бесконечное странствие внутри себя, открытие потаенных, бессознательных структур, требующих — особенно в кризисные моменты жизни — осознания и включения в душевную целостность. Душа, по Юнгу, представляет некую нефизическую реальность, исполненную энергии, которая перемещается в связи с внутренними конфликтами. Душа исполнена противоположностей (сознательное и бессознательное, мужское и женское, экстравертированное и интровертированное и др.); проблема заключается в том, что в силу ряда причин, прежде всего социокультурного плана, человек видит и развивает в себе только одну сторону единой противоречивой пары, тогда как другая остается скрытой, непринятой; в процессе индивидуации человек должен «открыть себя» и принять. Наши скрытые стороны требуют принятия, являясь нам в сновидениях, символически «взывая» к нам; нужно уметь увидеть смысл призыва, игнорирование же — типичное для неподготовленного человека — приводит к дезинтеграции, невозможности саморазвития и кризисным переживаниям, заболеваниям. Важнейшие из открываемых инстанций, воплощающих в различной степени взаимодействующие структуры коллективного и личного бессознательного — «Тень» (своего рода антипод «Я», то есть знания о себе), «Анимус» и «Анима» (мужское начало и женское начало; по Юнгу, в каждом человеке есть и типичные мужские черты — сила, логицизм, агрессивность и т. п. — и типично женские — нежность, эстетизм, заботливость; помимо того, что есть генетические различия, «культурный стереотип» ориентирует на развитие лишь одной стороны); центральным же является архетип «самости», своего рода образ Бога в себе; эта инстанция недостижима, но путь к ней во внутреннем странствии продолжается вечно — ибо, по Юнгу, душа бессмертна.

Как видите, развитие психоанализа в значительной мере уходит от классических фрейдовских представлений по целому ряду вопросов, прежде всего это касается положений о сексуальной детерминации человеческого поведения. Из наиболее ярких последователей З. Фрейда центральное место ей отводил, пожалуй, только Вильгельм Райх (1897—1957), в центре концепции которого оказывается «оргонная энергия» (своего рода вселенская энергия любви), требующая в индивиде свободного выражения; если эта энергия, изначально чистая и светлая, блокируется запретами и сдерживанием, то, по В. Райху, это приводит к ее извращенным проявлениям, в частности, в форме агрессии, скрываемой под приличествующими социальными масками. Сдерживание энергии на различных уровнях проявляется и телесно — в виде «мышечных панцирей», скованности, зажатости; так как Райх утверждал единство души и тела, то, воздействуя на тело (мышечные упражнения, в том числе мимические, работа с дыханием, массаж) возможно высвобождение энергии и облегчение душевных страданий. Основной причиной, делающей невозможным естественное проявление оргонной энергии, Райх считал жесткую систему норм и запретов, существующую в патриархальном обществе, что в особенности проявляется в традициях семейного воспитания. Знаменитый термин «сексуальная революция» был введен именно В. Райхом, подразумевавшим под ним, однако, не сексуальную вседозволенность (как это часто трактуется сейчас), но создание таких условий, при которых возможна естественная реализация оргонной энергии, — если это будет так, то, по Райху, не будет половых извращений, проституции и т. п., которые суть проявления именно подавленной, деформированной оргонной энергии.

Другие крупные представители неофрейдизма (этим термином обозначают те теории и практики, которые, родившись в русле психоанализа, в той или иной степени пересмотрели его положения), не отрицая значение сексуальности, не придавали ей первостепенного значения, в большей степени обсуждая проблемы личностного роста и возникновения невротических тенденций с точки зрения взаимоотношений человека и социального окружения, формирования восприятия мира и самовосприятия, ценностных аспектов становления личности.

Так, КаренХорни (1885—1952), создатель теории, иногда называемой «Культурно–философская психопатология», полагала исходным моментом в развитии личности так называемую «базальную тревогу» переживание враждебности мира по отношению к человеку. С точки зрения влияния культуры, она определяется предлагаемыми ею противоречивыми ценностями, что особенно характерно для интенсивно развивающихся культур; это приводит к патологическим внутренним конфликтам и воплощается в том, что человек не может выбрать что–то определенное и, более того, оказывается не в состоянии желать чего–либо определенного. В результате человек «убегает» от реальности в условные, иллюзорные представления, которыми и руководствуется в жизни. В процессе развития конкретного человека основная тревога определяется первоначально отношениями ребенка и родителей, определенные типы которых Хорни обозначает как «базальное зло» (агрессия взрослых по отношению к ребенку, отвержение ребенка, высмеивание ребенка, очевидное предпочтение ему брата или сестры и др.). В результате ребенок оказывается во внутренне противоречивой ситуации: он любит родителей, привязан к ним, но, с другой стороны, переживает их враждебность и собственную бессознательную ответную агрессивность; не в состоянии осознать истинный источник угрозы конфликта, ребенок переживает его как неопределенную опасность, исходящую от мира, что и означает тревогу. Чтобы уменьшить тревогу, личность бессознательно вырабатывает защитные формы поведения, при которых вероятность угрозы субъективно уменьшается. Невротические тенденции соотносятся с тем фактом, что личность начинает вести себя однопланово, реализуя лишь ту тенденцию, которая бессознательно избрана как уменьшающая потенциальную опасность и соответствует желаемому идеальному образу самого себя (так называемое «идеальное Я»), в то время как другие остаются нереализованными.

Хорни обсуждает три основные тенденции личности: стремление (направленность) к людям, стремление (направленность) против людей и стремление (направленность) от людей. Эти тенденции характерны и для здоровой личности — все люди в различные моменты жизни могут стремиться к взаимодействию, бывают агрессивны или стремятся к одиночеству; но если у здоровой личности эти тенденции уравновешивают друг друга, то невротическая личность ведет себя в соответствии лишь с одной из них. Это приводит в реальности не к уменьшению тревоги, но, напротив, к нарастанию — в силу того, что потребности, соответствующие остальным тенденциям, не удовлетворяются; в результате невротик попадает в ситуацию «невротического круга», так как, стараясь уменьшить нарастающую тревожность, использует тот самый способ, который привел к ее увеличению.

Моделью может служить фрагмент из «Маленького принца» А. Сент–Экзюпери: на вопрос, почему он пьет, Пьяница отвечает: «Потому что мне совестно!»; на вопрос, отчего ему совестно, следует ответ: «Совестно, что я пью».

Иными словами, невротик отказывается от самого себя, от своего «реального Я», в пользу иррационального «идеального Я», позволяющего ему чувствовать себя в псевдобезопасности в силу соответствия некоему нереалистическому идеалу.

Если бы невротик мог сформулировать, почему он ведет себя так, как ведет, он ответил бы:

«Если я буду всем помогать, никто меня не обидит» (тенденция «к людям»),

или «Если я буду сильнее всех, никто не посмеет меня обидеть» (тенденция «против людей»),

или «Если я от всех спрячусь, никто не сможет меня обидеть» (стремление «от людей»).

Эти тенденции, закладывался в детстве, остаются с человеком в дальнейшем, определяя его психологические и социальные трудности. Фокус терапии, предлагаемой Хорни, — восстановление утраченных реалистических отношений к жизни на основе анализа жизненного пути (ибо невротические тенденции могут возникать на разных этапах жизни), причем Хорни, в отличие от Фрейда, не практиковала проникновение в глубокие эмоциональные проблемы, полагая, что часто это ведет лишь к усугублению переживаний. Она была и более оптимистична в том отношении, что не полагала детство, фатально определяющим психическую жизнь человека.

Крупнейший специалист в области возрастного развития Эрик Эриксон (1902—1990) главную роль в формировании личности отвел человеческому «Я», которое не просто служит «Оно» (как утверждал Фрейд), но отвечает за главное — психическое здоровье личности, ее «идентичность» (в представлении Эриксона это означает чувство самотождественности, собственной истинности, полноценности, сопричастности миру и другим людям). Развитие личности Эриксон рассматривал с точки зрения усиления «Я» и продвижения к идентичности (его теория часто называется «Эго — психология» или, что то же самое, «психология Я»). На пути «интеграции Я» личность проходит, по его представлениям, 8 стадий развития, охватывающих путь человека от рождения до смерти; каждая стадия представлена как кризис, ставящий человека перед условным (не обязательно осознаваемым) выбором в сторону усиления «Я» или его ослабления; наиболее принципиальным для становления идентичности является возраст отрочества. Сами стадии, по Эриксону, заданы генетически, но позитивное или негативное разрешение кризиса определяется особенностями взаимодействия с социумом.

Проблемы отношений человека с социумом и их влияния на развитие личности — в центре внимания и других психоаналитиков.

Так, Г. Салливан (1892—1949), создатель теории «межличностной психиатрии», полагал, что межличностные отношения всегда представлены в человеке, и уже первое вхождение ребенка в мир есть вхождение его в более широкую сферу, чем просто отношения с матерью — уже в том, как мать берет ребенка на руки, проявляются те отношения, в которые вступала мать на протяжении своей жизни.

Для Эриха Фромма (1900—1980) главная проблема — проблема обретения личностью психологической свободы, истинной жизни в условиях общества, старающегося эту свободу подавить, нивелировать человеческую личность, в связи с чем человек чаще всего «убегает от свободы»27 — ведь бытие самим собой означает возможность риска, отказа от привычной стереотипной безопасности, — и становится конформистом, разрушителем или авторитаристом, полагая, однако, что это и есть свобода. Тем самым человек лишает себя настоящей, полноценной жизни, подлинной свободы, которая является свободой для мира (а не от мира), подменяя истинные ценности мнимыми, из которых главной оказывается ценность обладания28. Концепция Фромма называется «Гуманистический психоанализ».

Таким образом, психоанализ весьма разнообразен, и часто при сравнении той или иной психоаналитической концепции с теорией З. Фрейда обнаруживается больше различий, чем сходства. Вместе с тем те классические положения, о которых речь шла выше — роль бессознательных компонентов в психической жизни, роль детского опыта взаимоотношений со взрослыми, проблема внутреннего конфликта, формирование психологических защит, — присутствуют практически в любой психоаналитической концепции, что и дает возможность говорить о психоанализе как направлении.

В отношении же З. Фрейда приведем слова В. Франкла (о котором речь ниже), сравнившего его роль с ролью фундамента здания: фундамента не видно, он скрыт под землей, но здание без него не стояло бы, точно так же идеи З. Фрейда лежат в основе подавляющего большинства направлений современной психотерапии, в том числе далеко от Фрейда ушедших, но сумевших развиться благодаря тому, что было от чего отталкиваться (впрочем, достаточно многочисленны психологи, работающие в рамках ортодоксального фрейдизма).

Мы уделили психоанализу достаточно много внимания в силу того, что это направление имело на психологию в целом, особенно западную, и психологическую практику в частности влияние, несоизмеримое с влиянием других направлений.

К нашей стране это относится в меньшей степени. В 20–е гг. психоанализ был популярен, но затем — в силу причин не только научных, но и политических — объявлен реакционным лжеучением. В последние годы, однако, отношение к нему стало более объективным и уважительным, работы крупнейших психоаналитиков — в том числе всех упомянутых — широко издаются, организованы психоаналитические сообщества и т. д.

Итак: в психоанализе и связанных с ним направлениях разрабатываются проблемы бессознательной детерминации человеческого поведения; области его приложения — прежде всего психотерапия (в том числе неврачебная) и воспитание, прежде всего — семейное.

  1.  Динамические тенденции личности. Проблема направленности личности. Направленности личности по Ломову

Динамические тенденции личности. Это ее потребности, интересы, склонности, идеалы и ценности, а также установки. Потребности—«нужда» организма в том, без чего нормальное его функционирование невозможно. У человека существует сложное и иерархически организованное единство различных потребностей, как врожденных (потребности в пище, безопасности и др.), так и приобретенных (потребность в труде, общении, интеллектуальные и эстетические потребности и др.). Момент зарождения или актуализации той или иной потребности субъективно определяется как неясное, смутное, беспредметное состояние внутреннего напряжения — влечение; с момента осознания объекта потребности оно становится стремлением. Интересы — состояние сосредоточенности на объекте потребности, желание ближе познакомиться с ним, глубже его понять. Склонность — направленность на определенный вид занятий, потребность в каком-либо определенном виде деятельности. Поведение человека во многом определяется имеющимися у него представлениями о долге, обязанностях, о нравственных нормах или, другими словами, идеалами личности. Личностные ценности — представления об объектах или видах деятельности, связанных с удовлетворением основных потребностей и смыслом жизни индивида. Установка — состояние мобилизованности, готовности к какому-либо виду деятельности, отражающее упрочившееся отношение человека к существующим проблемам и явлениям действительности. Весьма существенным компонентом личности являются способности. Различают общую способность и специализированные ее виды. Первая представляет собой ту степень продуктивности, которую субъект обнаруживает в процессе обучения и приобретения навыков в целом. Специальные виды одаренности являются формой выражения общей способности, получившей преимущественное развитие в том или ином направлении.

В общепсихологических теориях личности направленность выступает как качество, определяющее ее психологический склад. В разных концепциях эта характеристика раскрывается по-разному:

"динамическая тенденция" (Рубинштейн С.Л., 1999; см. аннотацию);

"смыслообразующий мотив" (Леонтьев А.Н. 2001; см. аннотацию);

"основная жизненная направленность" (Ананьев Б.Г., 2001; см. аннотацию);

"динамическая организация "сущностных сил" человека" (А.С. Прангишвили) и т.д.

Но как бы эта характеристика личности ни раскрывалась, во всех концепциях ей придается ведущее значение. Рассмотрим эти концепции более подробно.

С.Л. Рубинштейн С.Л. Рубинштейн под направленностью личности понимал некоторые динамические тенденции, которые в качестве мотивов определяют человеческую деятельность, сами, в свою очередь, определяясь ее целями и задачами. Направленность включает два взаимосвязанных момента: предметное содержание (содержательный момент), обозначающее определенный предмет направленности; напряжение (собственнодинамическая тенденция), определяющее источник направленности.

Следует признать, что вопрос о динамических тенденциях и порождаемых ими направлениях как необходимом компоненте подлинного объяснения психических процессов первым поставил в современной психологии К. Левин. Однако, в отличие от С.Л. Рубинштейна, он отрывал динамический аспект направленности от смыслового, стремясь превратить динамический момент в универсальный механизм объяснения человеческой психики. З. Фрейд (1989) рассматривал динамические тенденции как бессознательные влечения, направленность которых является механизмом, изначально заложенным в организме человека. С.Л. Рубинштейн, критикуя З. Фрейда, отмечал, что всякая динамическая тенденция, выражая направленность, всегда заключает в себе более или менее осознанную связь индивида с чем-то находящимся вне его. При этом он допускает возможность изменения акцентов динамической и смысловой сторон направленности.

А.Н. Леонтьев ядром личности называл систему относительно устойчивых, иерархизированных мотивов как основных побудителей деятельности. Одни мотивы (смыслообразующие), побуждая к деятельности, придают ей личностный смысл и определенную направленность, другие играют роль побудительных факторов. Распределение функций смыслообразования и побуждения между мотивами одной деятельности позволяет понять главные отношения, характеризующие мотивационную сферу личности, т.е. увидеть иерархию мотивов.

Л.И. Божович и ее сотрудники направленность личности понимали как систему устойчиво доминирующих мотивов, которые определяют целостную структуру личности. В контексте данного подхода зрелая личность организует свое поведение в условиях действия нескольких мотивов; выбирает цели деятельности и с помощью специально организованной мотивационной сферы регулирует свое поведение таким образом, чтобы были подавлены нежелательные, хотя даже и более сильные мотивы. Структуру направленности составляют три группы мотивов: гуманистические, личные, деловые.

Практически все психологи под направленностью личности понимают совокупность или систему каких-либо мотивационных образований, явлений. У Б.И. Додонова - это система потребностей; у К.К. Платонова - совокупность влечений, желаний, интересов, склонностей, идеалов, мировоззрения, убеждений; у Л.И. Божович и Р.С. Немова - система или совокупность мотивов и т.д. Однако понимание направленности личности как совокупности или системы мотивационных образований - это лишь одна сторона ее сущности. Другая сторона заключается в том, что эта система определяет направление поведения и деятельности человека, ориентирует его, определяет тенденции поведения и действий и, в конечном итоге, определяет облик человека в социальном плане. Последнее связано с тем, что направленность личности представляет собой устойчиво доминирующую систему мотивов, или мотивационных образований, т.е. отражает доминанту, становящуюся вектором поведения (Ильин Е.П., 2000; см. аннотацию).

Направленность личности, как отмечает В.С. Мерлин (Мерлин В.С. 1986), может проявляться в отношении к другим людям, к обществу, к самому себе. М.С. Неймарк (1968), например, выделял личную, коллективистическую и деловую направленность личности.

Д.И. Фельдштейн выделяет следующие типы личностной направленности:

гуманистическую;

эгоистическую;

депрессивную;

суицидальную.

Гуманистическая направленность характеризуется положительным отношением личности к себе и обществу. Внутри этого типа авторы выделяют два подтипа: с альтруистической акцентуацией, при которой центральным мотивом поведения являются интересы других людей или социальной общности, и с индивидуалистической акцентуацией, при которой для человека наиболее важным является он сам, окружающие люди при этом не игнорируются, но их ценность, по сравнению с собственной, несколько ниже.

Эгоистическая направленность характеризуется положительным отношением к себе и отрицательным - к обществу. Внутри этого типа также выделяют два подтипа: с индивидуалистической акцентуацией - ценность для человека собственной личности также высока, как и при гуманистической направленности с индивидуалистической акцентуацией, но при этом ценность окружающих еще более низкая (отрицательное отношение к окружающим), хотя об абсолютном отвержении и игнорировании их речи нет; с эгоцентрической акцентуацией - ценность собственной личности для человека не очень высока, концентрируется он только на себе самом; общество для него не представляет почти никакой ценности, отношение к обществу резко отрицательное.

Депрессивная направленность личности характеризуется тем, что для человека он сам не представляет никакой ценности, а его отношение к обществу можно охарактеризовать как терпимое.

Суицидальная направленность наблюдается в тех случаях, когда ни общество, ни личность для самой себя не представляют никакой ценности.

Такое выделение типов направленности показывает, что она может определяться не комплексом каких-то факторов, а только одним из них, например личностной или коллективистической установкой и т.п. Точно так же направленность личности может определяться каким-то одним чрезмерно развитым интересом. Таким образом, структура направленности личности может быть простой и сложной, но главное в ней - это устойчивое доминирование какой-то потребности, интереса, вследствие чего человек "настойчиво ищет средства возбуждать в себе нужные ему переживания как можно чаще и сильнее".

Вместе с тем сведение направленности личности просто к потребностям, интересам, мировоззрению, убеждению или идеалам неправомерно. Только устойчивое доминирование потребности или интереса, выступающих в роли долговременных мотивационных установок, может формировать стержневую линию жизни. В связи с этим Е.П. Ильин подчеркивает, что присущих оперативной мотивационной установке свойств, определяющих готовность и конкретные способы поведения и действий человека в данной ситуации, недостаточно, чтобы считать ее одним из видов направленности личности. Направляет действия и деятельность, и любая цель. Установка должна стать устойчиво доминирующей, а таковыми чаще всего бывают социальные установки, связанные с межличностными и личностно-общественными отношениями, отношением к труду и т.д. Таким образом, он делает вывод о том, что направленность личности в мотивационном процессе притягивает к себе и направляет активность человека, т.е. в какой-то степени облегчает принятие решения о действиях в данной ситуации.

Несмотря на различие трактовок личности, во всех подходах в качестве ее ведущей характеристики выделяется направленность. В разных концепциях эта характеристика раскрывается по-разному: как «динамическая тенденция» (Рубинштейн), «смыслообразующий мотив» (Леонтьев), «доминирующее отношение» (Мясищев), «основная жизненная направленность» (Ананьев), «динамическая организация сущностных сил чело¬века» (Прангишвили). Она так или иначе выявляется в изучении всей системы психических свойств и состояний личности: потребностей, интересов, склонностей, мотивационной сферы, идеалов, ценностных ориентаций, убеждений, способностей, одаренности, характера, волевых, эмоциональных, интеллектуальных особенностей и т. д.

 

Действительно, направленность выступает как системообразующее свойство личности, определяющее ее психологический склад. Именно в этом свойстве выражаются цели, во имя которых действует личность, ее мотивы, ее субъективные отношения к различным сторонам действительности: вся система ее характеристик. В глобальном плане направленность можно оценить как отношение того, что личность получает и берет от общества (имеются в виду и материальные, и духовные ценности), к тому, что она ему дает, вносит в его развитие.

То, как именно конкретная личность участвует в тех или иных социальных процессах (содействует их развитию, противодействует, тормозит или уклоняется от участия в них), зависит от ее направленности, которая формируется в процессе развития личности в системе общественных отношений. <...>

Мотивы и цели деятельностей принадлежат личности, которая их выполняет. Соотношение деятельности и мотива как личностного образования не простое и не однозначное. Тот или иной мотив, возникший у личности и побуждающий ее к определенной деятельности, может этой деятельностью и не исчерпаться; тогда, завершив данную деятельность, личность начинает другую (или же реализует этот мотив в общении). В процессе деятельности мотив может измениться, и точно так же при сохранности мотива может измениться выполняемая деятельность (ее программа, структура, состав действий и т. д.). <...>

<...> Мотивационная сфера личности в целом неразрывно связана с потребностями, которые объективно закономерным образом детерминируют поведение человека. Мотив является субъективным отражением потребностей, опосредованным положением личности в обществе. <...>

<...> Потребностно-мотивационная сфера характеризует направленность личности все же частично; является как бы исходным ее звеном, фундаментом. На этом фундаменте формируются жизненные цели личности. Следует различать цель деятельности и жизненную цель. Человеку приходится выполнять в течение жизни множество разнообразных деятельностей, в каждой из которых реализуется определенная цель. Но цель любой отдельной деятельности раскрывает лишь какую-то одну сторону направленности личности, проявляющуюся в данной деятельности. Жизненная цель выступает в роли общего интегратора всех частных целей, связанных с отдельными деятельностями. Реализация каждой из них есть вместе с тем частичная реализация (и в то же время развитие) общей жизненной цели личности. < ...>


  1.  Проблема задатков, способностей, одаренности в психологии личности

Понятие «способности» появилось в трудах древнегреческого философа Платона почти 2500 лет назад.

Основой развития способностей и важнейшим условием является наличие задатков, которые являются врожденными анатомическими и физиологическими особенностями организма человека.

В современной психологии «Способности» - система свойств личности, формирующаяся на основе задатков и определяющая успешность выполнения определенных видов деятельности, а также овладение знаниями и навыками.

По критерию происхождения различают природные и социальные способности. Природные способности обусловлены врожденными свойствами психических процессов. Социальные способности в большей степени обусловлены системой обучения и воспитания.

Выделяют общие и специальные способности. Общие способности обеспечивают успешное выполнение многих видов деятельности. Специальные способности необходимы для выполнения какого-то одного определенного вида деятельности.

Различают учебные и творческие способности. Учебные позволяют успешно осваивать знания, а творческие - обуславливают способность к созданию новых оригинальных идей, знаний и т.д.

Существуют потенциальные и актуальные способности. Потенциальными считаются способности, которые в настоящее время не проявились, актуальными - те, которые уже проявились у человека.

С самого рождения и примерно до 6 лет формируется основа для развития общих способностей. Специальные способности активно формируются в школьном возрасте от 6 до 16 лет.

Значимым фактором процесса формирования и развития способностей является методика обучения и воспитания.

Наиболее эффективно развиваются способности при занятиях, сложность которых не превышает границы между тем, что ребенок может усвоить самостоятельно, и тем, что он может усвоить с чужой помощью. Слишком высокая сложность заданий тормозит развитие способностей.

По уровню развития способности подразделяют на одаренность, талант и гениальность.

Одаренность - совокупность общих способностей, которые при наличии знаний, умений и навыков позволят успешно выполнять какую-то деятельность.

Талант - одаренность человека, реализованная в высоких и оригинальных достижениях в определенной области деятельности через совокупность специальных способностей.

Гениальность - высший уровень способностей, когда одаренность выражается в результатах, имеющих эпохальную, историческую значимость.

3 подхода:

1.Наиболее широкое и самое старое толкование термина «способности»: способности - совокупность всевозможных психических процессов и состояний.

2.Способности - высокий уровень развития общих и специальных знаний, умений и навыков, обеспечивающих успешное выполнение человеком различных видов деятельности.

3. Способности — это то, что не сводится к знаниям, умениям и навыкам, но обеспечивает их быстрое приобретение, закрепление и эффективное использование на практике.

Различают природные (естественные) способности (в основе своей биологически обусловленные) и специфически человеческие способности, имеющие общественно-историческое происхождение. Под природными способностями понимают те, которые являются общими для человека и животных, особенно высших. Например, восприятие, память, способность к элементарной коммуникации, мышление. Данные способности непосредственно связаны с врожденными задатками. Однако задатки человека и задатки животного — это не одно и то же. У человека на базе этих задатков формируются способности. Это происходит при наличии элементарного жизненного опыта, через механизмы научения и т. п.

Эти специфически человеческие способности принято разделять на общие и специальные высшие интеллектуальные способности. В свою очередь, они могут подразделяться на теоретические и практические, учебные и творческие, предметные и межличностные и др.

К общим способностям принято относить те, которые определяют успехи человека в самых различных видах деятельности (тонкость и точность ручных движений, память, речь и др.).

Под специальными способностями подразумеваются те, которые определяют успехи человека в специфических видах деятельности, для осуществления которых необходимы задатки особого рода и их развитие (муз.способности, математические и др.)

Для развития способностей изначально должно быть определенное основание, которое составляют задатки. Под задатками понимаются анатомо-физиологические особенности нервной системы, составляющие природную основу развития способностей. Например, в качестве врожденных задатков могут выступать особенности развития различных анализаторов.

Способности связаны с врожденными анатомическими особенностями структурами мозга, в первую очередь с особенностями его микроструктуры. Эти особенности сказываются на характере процессов отражения и поведения личности.

  1.  Проблема самосознания в психологии личности. Самосознание и жизненный путь личности в представлении Рубинштейна

Изучение личности не заканчивается изучением ее психических свойств - темперамента, мотивов, способностей, характера. Завершающий этап – изучение самосознания личности. Долгие годы самосознание было Золушкой в отечественной психологии. И лишь с активным проникновением идей гуманистической психологии проблема самосознания стала активно разрабатываться.

Самосознание является необходимым условием существования личности. Без него нет личности. Личность осознает не только окружающую действительность, но и саму себя в своих отношениях с окружающим. Поэтому прав С.Л. Рубинштейн, когда отмечал, что изучение личности «завершается раскрытием самосознания личности».

Становление самосознание включено в процесс становления личности и поэтому оно не надстраивается над нею, а является одним из компонентов личности. В этой связи понять структуру самосознания, этапы его становления можно в ходе становления и развития самой личности, начиная с первых ее шагов по жизни.

Цель развития самосознания состоит в осознании личностью своего «Я», своей отдельности от других людей, что находит свое выражение в растущей самостоятельности и независимости субъекта.

Самосознание личности – это совокупность ее представлений о себе, выражающейся в «концепции – «Я» и оценка личностью этих представлений – самооценка.

О механизмах самосознания

Первый из них – это способность к осознанию психических явлений.

Уже в течение первого года жизни у ребенка формируется способность отделить себя от своих зрительных образов, т.е. осознать то, что мир существует независимо от него, но воспринимается посредством образов. Эта способность, формирующаяся в течение первого года жизни и развивающаяся впоследствии, составляет саму возможность осознания человеком своих психических процессов, переживаемых психических состояний, психических свойств и качеств.

По мнению В.В. Столина, в основе сознаваемости лежит расщепляемость, т.е. возможность человека выделить из среды то, что он сейчас воспринимается это вижу»), то, посредством каких зримых признаков он воспринимает и выделяет объект из среды («я понимаю, что я вижу»), и собственная позиция наблюдателя, связанная со схемой тела («я как-то отношусь к тому, что я вижу»). Данная способность позволяет человеку осознать себя, свою отдельность от мира, других людей, т. е. выделить свое феноменальное «Я».

Однако выделив себя из окружающей среды, ребенок взаимодействуя с самой средой и людьми, каким-то образом проявляет себя, иными словами, его действующее «Я» способствует формированию его феноменального «Я» или «Я»-концепции.

Основным механизмом формирования «Я»-концепции, т.е. собственно самосознания личности являются феномены субъективного уподобления и дифференциации. В.В. Столин выделяет следующие феномены:

1) принятие точки зрения другого на себя (прямое усвоение или опосредованное, другой точки зрения);

2) прямое и косвенное внушение ребенку со стороны родителей, как способы усвоения ребенком, транслируемых ему оценок, норм, стандартов, способов поведения и т.д.;

3) трансляция ребенку со стороны родителей конкретных оценок, стандартов, что формирует у ребенка уровень ожиданий и уровень притязаний;

4) система контроля за ребенком;

5) система межкомплиментарных отношений (система трансакций по Э. Берну);

6) семейная идентичность, т.е. вовлечение ребенка в реальные взаимоотношения в семье;

7) механизм идентификации.

Действие названных механизмов помогают ответить на вопрос: как происходит процесс наполнения «Я»-концепции, т.е. посредством чего усваивается и присваиваются представления о самом себе. Дадим краткий комментарий к действиям этих механизмов.

1) Принятие точки зрения другого на себя.

"Самосознание человека – это преобразованная и перенесенная во внутрь точка зрения других по поводу субъекта", – таково мнение Дж. Мид – автора теории символического интеракционизма.

Действительно, в процессе межличностного взаимодействия ребенок усваивает значимые для него точки зрения других людей и, присваивая их себе, формирует самосознание. В процессе принятия точки зрения других важно и оценить себя, опираясь на отношение других людей. Что же усваивается ребенком?

Это:

а) ценности, параметры оценок и самооценок, нормы;

б) образ самого себя, как носителя определенных способностей и качеств;

в) отношение к себе родителей, выражаемое ими посредством эмоциональных и когнитивных оценок;

г) самооценки самих родителей, т. е. самооценка родителей или одного из них может стать самооценкой ребенка;

д) способ регуляции поведения ребенка родителями и другими взрослыми, который становится способом саморегуляции.

2) Прямое и косвенное внушение.

Что хотят внушить и внушают своему ребенку? Перечислить все невозможно, назовем лишь некоторые феномены: волевые и моральные качества, дисциплинированность, интересы, способности, оценочные характеристики.

3) Трансляция ребенку оценок, стандартов.

Родители всегда вооружают ребенка его конкретными оценками, целями поведения, идеалами, планами, стандартами исполнения действий. Если все они реалистичны, т. е. соответствуют возможностям ребенка, то достигая их, он повышает и свою самооценку, свой уровень притязаний, формируя тем самым позитивную «Я»-концепцию.

4) Система контроля.

Речь идет о влиянии системы контроля за ребенком, стиля воспитания, избираемого родителями на Я-концепцию ребенка. Контроль над поведением ребенка может осуществляться либо по линии предоставления автономии ребенку, либо по линии жесткого контроля. Кроме того, сам контроль может осуществляться двумя способами: либо поддержанием страха перед наказанием, либо вызыванием чувства вины или стыда. Наконец, контроль может быть абсолютно последовательным, либо случайным и непредсказуемым. С точки зрения формирующегося самосознания важно отдавать себе отчет, как система контроля, используемая родителями, трансформируется в систему самоконтроля за поведением у самого ребенка.

Например, жесткая дисциплина преобразуется в самодисциплину, а контроль с помощью страха превращается в самоконтроль с постоянной оглядкой на мнение других и избегания негативных о себе мнений. Предсказуемый либо непредсказуемый характер родительского контроля может трансформироваться в такое личностное качество как интернальность-экстернальность поведения.

5) Система комплиментарных отношений.

Речь идет о характере отношений, складывающихся между родителями и ребенком, которые могут предполагать:

а) равенство общающихся;

б) функциональное неравенство, т.е. неравенство, задаваемое ситуацией, статусами общающихся и т.п.;

в) систему трансакций – действий субъекта, направленных на другого с целью вызвать в нем желаемое субъектом состояние и поведение (трансакции по Э. Берну).

Очевидно, что чаще всего отношения между родителями предполагают функциональное неравенство, но с возрастом они могут меняться на равноправные.

6) Вовлечение ребенка в реальные взаимоотношения в семье.

Речь идет о роли семьи в формировании самосознания ребенка. В первую очередь следует охарактеризовать так называемую семейную идентичность, т.е. совокупность представлений, планов, взаимообязанностей, намерений и проч., которые создают семейное «МЫ». Именно оно, это семейное «МЫ» входит в содержание индивидуального «Я» ребенка. Кроме того, самосознание ребенка будет определяться и психологической структурой семьи, т.е. той невидимой сетью требований, предъявляемых членами семьи друг к другу. В этой связи семьи различаются на:

- Семьи с жесткими непроходимыми границами между ее членами. Родители чаще всего ничего не знают о жизни ребенка, и только какое-то драматическое событие может активизировать внутрисемейное общение. Такая структура – барьер на пути формирования у ребенка семейной идентичности. Ребенок как бы исключается из семьи;

- Семьи с диффузными, спутанными границами (псевдовзаимные семьи). В них поощряется выражение только теплых, любящих, поддерживающих чувств, а враждебность, гнев, раздражение и другие негативные чувства всячески скрываются и подавляются. Такая недифференцированная семейная структура создает у ребенка трудности в самоопределении, в формировании его «Я», развитии самостоятельности.

Представленные характеристики разные семей – это два противоположных полюса, а в центре между ними нормально функционирующая семья.

7) Идентификация.

Одним из механизмов формирования самосознания является идентификация, т.е. уподобление Себя в форме переживаний и действий другому лицу. Идентификация– это и механизм формирования установок личности, и механизм психологической защиты. Действие этого механизма хорошо проиллюстрировано 3. Фрейдом в его теории психосексуального развития ребенка, в частности на третьей – фаллической стадии развития.

Этапы развития самосознания, его структура и функции

Этапы формирования самосознания совпадают с этапами психического развития ребенка – становления его интеллектуальной и личностной сфер, которые разворачиваются от рождения по подростковый период включительно.

Первый этап связан с формированием у младенца схемы тела – субъективного образа взаимного положения состояния движения частей тела в пространстве. Этот образ формируется на основе информации о положении тела и его частей в пространстве (проприоцептивной информации и о состоянии движения органов (кинестетической информации). Схема тела простирается за пределы физического тела и может включать в себя предметы, долго находящиеся с ним в прикосновении (одежда). Ощущения, возникающие у ребенка на основе проприоцептивной и кинестетической информации, создают у него эмоционально окрашенное впечатление комфорта или дискомфорта, т.е. то, что можно назвать самочувствием организма. Таким образом, схема тела – изначально первый компонент в структуре самосознания.

Следующей ступенью в формировании самосознания является начало ходьбы. При этом существенно не столько техника овладения, сколько изменения во взаимоотношениях ребенка с окружающими людьми. Относительная автономность ребенка в его передвижении порождает некоторую самостоятельность ребенка по отношению к другим людям. С осознанием этого объективного факта связано первое представление ребенка о своем «Я». С.Л. Рубинштейн подчеркивал, что не существует «Я» вне отношений к «ТЫ».

Следующий этап в развитии самосознания связан с формирующейся у ребенка полоролевой идентичностью, т.е. отнесение себя к полу и осознание содержания половой роли. Ведущим механизмом усвоения половой роли является идентификация, т.е. уподобление себя в форме переживаний и действий другому лицу.

Важный этап в становлении самосознании – овладение ребенком речью. Возникновение речи изменяет характер отношений между ребенком и взрослым. Овладевая речью, ребенок получает возможность направлять действия других людей по своему желанию, т. е. из состояния объекта воздействий окружающих он переходит в состояние субъекта своих воздействий на них.

О структуре самосознания

В структуре самосознания принято выделять: «Я»-реальное, т.е. совокупность представлений о себе в настоящем, «Я»-идеальное – т.е. то, каким бы хотел быть вообще, «Я»-прошлое, т.е. совокупность представлений о своем прошлом «Я», «Я»-будущее, т.е. совокупность представлений о себе в будущем.

О функции самосознания

Ведущая функция самосознания – это саморегуляция поведения личности. Именно совокупность представлений о себе и оценка этих представлений представляет психологическую основу поведения личности. Человек в своем поведении может себе позволить ровно столько, насколько он знает себя. Эта формула в значительной мере обусловливает самодостаточность личности, степень ее уверенности в себе, независимость от других, свободу в поведении и осознание ограничений этой свободы.

С. Л. Рубинштейн. Самосознание личности и ее жизненный путь

Процесс становления человеческой личности включает в себя как неотъемлемый компонент формирование его сознания и самосознания. Личность как сознательный субъект осознает не только окружающее, но и себя самое в своих отношениях с окружающим. Если нельзя свести личность к ее самосознанию, к Я, то нельзя и отрывать одно от другого. Поэтому вопрос, который встает перед нами в плане психологического изучения личности, это вопрос о ее самосознании, о личности как Я, которое в качестве субъекта сознательно присваивает себе все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки и сознательно принимает на себя за них ответственность в качестве их автора и творца.

Прежде всего, это единство личности как сознательного субъекта, обладающего самосознанием, не представляет собой изначальной данности. Известно, что ребенок далеко не сразу осознает себя как Я; в течение первых лет он сам сплошь и рядом называет себя по имени, как называют его окружающие; он существует сначала даже для самого себя скорее как объект для других людей, чем как самостоятельный по отношению к ним субъект. Осознание себя как Я является, таким образом, результатом развития.

Единство организма как единого целого и реальная самостоятельность его органической жизни являются первой материальной предпосылкой единства личности, но это только предпосылка. И соответственно этому элементарные психические состояния общей органической чувствительности ("синестезии"), связанные с органическими функциями, являются, очевидно, предпосылкой единства самосознания, поскольку клиника показала, что элементарные, грубые нарушения единства сознания в патологических случаях так называемого раздвоения, или распада личности (деперсонализации), бывают связаны с нарушениями органической чувствительности. Но это отражение единства органической жизни в общей органической чувствительности является разве только предпосылкой для развития самосознания, а никак не его источником. Подлинный источник и движущие силы развития самосознания нужно искать в растущей реальной самостоятельности индивида, выражающейся в изменении его взаимоотношений с окружающими.

Не сознание рождается из самосознания, из Я, а самосознание возникает в ходе развития сознания личности, по мере того, как она реально становится самостоятельным субъектом. Прежде чем стать субъектом практической и теоретической деятельности, Я само формируется в ней. Реальная, не мистифицированная история развития самосознания неразрывно связана с реальным развитием личности и основными событиями ее жизненного пути.

 

Первый этап в реальном формировании личности как самостоятельного субъекта, выделяющегося из окружающего, связан с овладением собственным телом, с возникновением произвольных движений. Эти последние вырабатываются в процессе формирования первых предметных действий.

Дальнейшей ступенькой на этом же пути является начало ходьбы, самостоятельного передвижения. И в этом втором, как и в первом случае, существенна не только сама по себе техника этого дела, сколько то изменение во взаимоотношениях индивида с окружающими людьми, к которому прто^т возможность самостоятельного передвижения, так же как и самостоятельного овладения предметом посредством хватательных движений. Одно, как и другое, одно вместе с другим порождает некоторую самостоятельность ребенка по отношению к другим людям. Ребенок реально начинает становиться относительно самостоятельным субъектом различных действий, реально выделяясь из окружающего. С осознанием этого объективного факта и связано зарождение самосознания личности, первое представление ее о своем Я. При этом человек осознает свою самостоятельность, свое выделение в качестве самостоятельного субъекта из окружения лишь через свои отношения с окружающими его людьми, и он приходит к самосознанию, к познанию собственного Я через познание других людей. Не существует Я вне отношений к ТЫ, и не существует самосознания вне осознания другого человека как самостоятельного субъекта. Самосознание является относительно поздним продуктом развития сознания, предполагающим в качестве своей основы реальное становление ребенка практическим субъектом, сознательно выделяющимся из окружения.

Существенным звеном в ряде основных событий в истории становления самосознания является и развитие речи. Развитие речи, являющейся формой существования мышления и сознания в целом, играя значительную роль в развитии сознания ребенка, вместе с тем существенно увеличивает возможности ребенка, изменяя таким образом взаимоотношения ребенка с окружающими. Вместо того чтобы быть лишь объектом направляющихся на него действий окружающих его взрослых, ребенок, овладевая речью, приобретает возможность направлять действия окружающих его людей по своему желанию и через посредство других людей воздействовать на мир. Все эти изменения в поведении ребенка и в его взаимоотношениях с окружающими порождают, осознаваясь, изменения в его сознании, а изменения в его сознании, в свою очередь, ведут к изменению его поведения и его внутреннего отношения к другим людям.

В развитии личности и ее самосознания существует целый ряд ступеней. В ряду внешних событий жизни личности сюда включается все, что реально делает человека самостоятельным субъектом общественной и личной жизни, как-то: сначала у ребенка развивающаяся способность к самообслуживанию и, наконец, у юноши, у взрослого, начало собственной трудовой деятельности, делающей его материально независимым; каждое из этих внешних событий имеет и свою внутреннюю сторону; объективное, внешнее изменение взаимоотношений человека с окружающими, отражаясь в его сознании, изменяет и внутреннее, психическое состояние человека, перестраивает его сознание, его внутреннее отношение и к другим людям, и к самому себе.

Однако этими внешними событиями и теми внутренними изменениями, которые они вызывают, никак не исчерпывается процесс становления и развития личности. Они закладывают лишь фундамент, создают лишь основу личности, осуществляют лишь первую, грубую ее формовку; дальнейшие достройка и отделка связаны с другой, более сложной внутренней работой, в которой формируется личность в ее самых высших проявлениях.

Самостоятельность субъекта никак не исчерпывается способностью самостоятельно выполнять те или иные задания. Она включает еще более существенную способность самостоятельно, сознательно ставить перед собой те или иные задания, цели, определять направление своей деятельности. Это требует большой внутренней работы, предполагает способность самостоятельно мыслить и связано с выработкой цельного мировоззрения. Лишь у подростка, у юноши совершается эта работа; вырабатывается критическое мышление, формируется мировоззрение; к тому же приближение поры вступления в самостоятельную жизнь невольно с особой остротой ставит перед юношей вопрос о том, к чему он пригоден, к чему у него особые склонности и способности; это заставляет серьезно задуматься над самим собой и приводит к значительному развитию у подростка и юноши самосознания. Развитие самосознания проходит при этом через ряд ступеней - от наивного неведения в отношении самого себя ко все более углубленному самопознанию, соединяющемуся затем со все более определенной и иногда резко колеблющейся самооценкой. В процессе этого развития самосознания центр тяжести для подростка все более переносится от внешней стороны личности к ее внутренней стороне, от отражения более или менее случайных черт к характеру в целом. С этим связаны осознание - иногда преувеличенное - своего своеобразия и переход к духовным, идеологическим масштабам самооценки. В результате человек самоопределяется как личность в более высоком плане.

В каком-то очень широком смысле все переживаемое человеком, все психическое содержание его жизни входит в состав личности. Но в более специфическом смысле своим, относящимся к его, человек признает не все, что отразилось в его психике, а только что было им пережито в специфическом смысле этого слова, войдя в историю его внутренней жизни. Не каждую мысль, посетившую его сознание, человек в равной мере признает своей, а только такую, которую он не принял в готовом виде, а освоил, продумал, т. е. такую, которая явилась результатом какой-то собственной его деятельности. Точно так же и не всякое чувство, мимолетно коснувшееся его сердца, человек в равной мере признает своим, а только такое, которое определило его жизнь и деятельность. Но все это - и мысли, и чувства, и точно так же желания - человек по большей части в лучшем случае признает своим, в собственное же Я он включит лишь свойства своей личности - свой характер и темперамент, свои способности - и к ним присоединит он разве мысль, которой он отдал все свои силы, и чувства, с которыми срослась вся его жизнь.

Реальная личность, которая, отражаясь в своем самосознании, осознает себя как Я, как субъекта своей деятельности, является общественным существом, включенным в общественные отношения и выполняющим те или иные общественные функции. Реальное бытие личности существенно определяется ее общественной ролью: поэтому отражаясь в ее самосознании, эта общественная роль тоже включается человеком в его Я.

Самосознание человека, отражая реальное бытие личности, делает это - как и сознание вообще - не пассивно, не зеркально. Представление человека о самом себе, даже о собственных своих психических свойствах и качествах, далеко не всегда адекватно их отражает; мотивы, которые человек выдвигает, обосновывая перед другими людьми и перед самим собой свое поведение, даже и тогда, когда он стремится правильно осознать свои побуждения и субъективно вполне искренен, далеко не всегда объективно отражают его побуждения, реально определяющие его действия. Самосознание человека не дано непосредственно в переживаниях, оно является результатом познания, для которого требуется осознание реальной обусловленности своих переживаний. Оно может быть более или менее адекватно. Самосознание, включая то или иное отношение к себе, тесно связано и с самооценкой. Самооценка человека существенно обусловлена мировоззрением, определяющим нормы оценки.

Самосознание не изначальная данность, присущая человеку, а продукт развития. В ходе этого развития, по мере того как человек приобретает жизненный опыт, перед ним не только открываются все новые стороны бытия, но и происходит более или менее глубокое переосмысливание жизни. Этот процесс ее переосмысливания, проходящий через всю жизнь человека, образует самое сокровенное и основное содержание его внутреннего существа, определяющее мотивы его действий и внутренний смысл тех задач, которые он разрешает в жизни. Способность, вырабатывающаяся в ходе жизни у некоторых людей, осмыслить жизнь в большом плане и распознать то, что в ней подлинно значимо, умение не только изыскать средства для решения случайно всплывших задач, но и определить самые задачи и цель жизни так, чтобы по-настоящему знать, куда в жизни идти и зачем, - это нечто бесконечно превосходящее всякую ученость, хотя бы и располагающую большим запасом специальных знаний, это драгоценное и редкое свойство - мудрость.

  1.  Я-концепция как результат социального развития личности

В подростковом и юношеском возрасте процесс самоосознания становится ключевой проблемой развития, резко возрастает интерес к себе, а растущий человек пытается ответить на вопрос «кто я?» Подростки начинают писать дневники, в которых описывают как внешние события, так и собственные позиции, мысли, чувства. Они формируют отношение к другим, объясняют для себя и оправдывают в собственных глазах те или иные слова и поступки.

Подростки часами рассматривают себя в зеркало, корчат «рожи», а на самом деле учатся придавать своему лицу нужное мимическое выражение по тому или иному поводу, произносят героические монологи и ведут мысленно бесконечные беседы и споры с воображаемыми собеседниками. В своей знаменитой книге «Идентичность, юность и кризис», изданной в 1968 г., Э. Эриксон поставил в основу своего учения то, что, по мнению большинства ученых, является скорее аутентичностью, то есть подлинностью собственного существования.

Концепция идентичности – это понимание своего единого, неразрывного, целостного, протяженного, одновременно меняющегося и неизменного в течение всей жизни «Я».

В процессе формирования идентичности, по мнению Эриксона, важную роль играет социокультурное окружение, так как наш взгляд на себя формируется под воздействием окружающего мира и под воздействием тех культурных норм, которые присущи сообществу. Человек узнает много нового о себе и тогда, когда наблюдает за тем, как люди ведут себя по отношению к нему.

Идентификация – это процесс самопознания для определения своего места в сообществе и группе.

Знание о себе человек получает из четырех источников: размышления о себе (интроспекция), то есть самопознание путем наблюдения за своим поведением и его последствиями; наблюдение за другими людьми; мысленное сравнение себя с ними; и, наконец, взаимодействие с окружающими. Последний источник информации о себе является для подростков и юношества, пожалуй, главным. Это одна из причин, почему молодые так стремятся к большому количеству контактов, установлению дружеских отношений, придают огромное значение общению со сверстниками. Успешность построения сетей взаимодействия требует хороших коммуникативных умений, открытости новому опыту, доверия к окружающим, доброжелательности, то есть того, что называют социальностью и умением налаживать человеческие отношения. Этому учатся подростки друг у друга, собираясь в большие компании и устраивая разнообразные групповые мероприятия. В молодости у каждого человека – максимальное количество самых разных человеческих контактов и максимальное количество друзей.

В процессе идентификации происходит оформление Я-концепции. Прежде чем читать дальше, проведите небольшой эксперимент, он займет не более трех минут. Напишите на листке 5-7 раз «Я» с прилагательными или существительными, которые обозначают, по вашему мнению, ваши качества или статус, позиции, положение и т. д. Посмотрите, что получилось. Вы описали вашу Я-концепцию такой, какая она есть на сегодняшний день.

Я-концепция – это познанный аспект «Я», знание человека о себе как осознанное и артикулированное содержание «Я» на определенном этапе развития.

Поскольку Я-концепция включает в себя как модальное, реальное, так и идеальное «Я», к которому добавляются социальные «Я», проявляющиеся в различных актах взаимодействия и отношениях с другими, то следует говорить о структуре Я-концепции. В общих чертах процесс идентификации и первоначальная Я-концепция складываются в юношеском возрасте, когда сосредоточенность на себе наиболее сильна. Однако, будучи динамичным образованием, Я-концепция способна меняться, усложняться и развиваться в течение всей жизни.

Описывая самосознание личности как изменяющийся во времени феномен, американский психолог Маршалл Розенберг выделил пять параметров, характеризующих уровень развития самосознания.

1. Степень когнитивной сложности и дифференцированности образа «Я». Чем больше своих качеств человек осознает, чем сложнее и обобщеннее эти качества, тем выше уровень его самоосознания. Так же как и Розенберг, отечественные психологи считают, что степень когнитивной дифференцированности образа «Я» определяется эмоциональным отношением и характером связи с осознаваемыми качествами. Низкая дифференцированность характеризуется «сцепленностью», «слитностью» качества и его оценки, что делает образ «Я» чрезмерно «пристрастным», обусловливает легкость его дестабилизации и искажения под влиянием разного рода факторов.

2. Уровень развития самосознания. Розенберг выделил степень отчетливости, выпуклости образа «Я». Каждому человеку свойственны самонаблюдение и анализ, которые определяют субъективную значимость и содержание образа «Я». Степень отчетливости и выпуклости зависит от уровня развития рефлексии и субъективной оценки тех или иных качеств.

3. Степень внутренней цельности, последовательности образа «Я», что определяется степенью противоречивости или несовместимости отдельных его качеств, степенью несовпадения реального и идеального образа «Я».

4. Степень устойчивости, стабильности образа «Я» во времени.

5. Степень самопринятия, положительное или отрицательное отношение к себе, эмоциональная оценка себя.

По мнению Розенберга, выделенные параметры достаточно полно описывают уровень развития самосознания, как когнитивного процесса. Ученые исследовали содержание Я-концепции у людей на протяжении всей жизни, начиная с детского возраста и заканчивая зрелостью, и отметили, что по мере взросления Я-концепция постепенно усложняется и обогащается новым и более точным содержанием.

Я-концепция – важнейший феномен социальной жизни индивида, поскольку с ее помощью каждый человек оценивает свои действия в отношении окружающих, занимает определенную позицию, планирует свое будущее, участвует в жизни сообщества.

  1.  Проблема характера в психологии личности. Черты личности. Черты характера

К инструментальным проявлениям индивидуальности как субъекта деятельности относятся характер и способности. Характер — индивидуальное сочетание устойчивых психических особенностей человека, которые обуславливают типичный для данного субъекта способ поведения в определенных ситуациях. Рубинштейн: характер человека - существенные для него черты, которыми определяется весь образ его действий. Характер — это общий строй человека. В характере сосредоточены самые выраженные, самые существенные особенности человека как субъекта деятельности, общения, познания. К характеру относятся не все относительно устойчивые свойства, а только те, которые выражают отношение человека к основным сторонам жизни и деятельности. Характер может выразиться как в целях, которые человек себе ставит, так и в средствах или способах, которыми он их осуществляет. Характер проявляется в том, что человек делает, и в том, как он это делает, т.е. характер может выразиться как в содержании, так и в форме поведения, именно по ним нередко определяют характер человека. По Рубинштейну, способ поведения является наиболее существенным и показательным выражением характера, но характер определяет и сам способ поведения. Основные проблемы психологии характера К настоящему времени понятие «характер» признано дискуссионным. Некоторые психологические течения вообще отказывают этому понятию в праве на существование, потому что: - тенденция отождествлять характер с личностью в целом (она более изучена); - характер многие относят к области этики, а не психологии. - сомнения в возможности изучения характера как самостоятельного явления вообще. При исследовании характера в психологии индивидуальности выявляются следующие проблемы: 1) проблема выделения и описания феноменологии характера; 2) проблема типологии характера индивидуальности, 3) проблема единиц анализа характера индивидуальности; 4) проблема формирования характера; 5) проблема соотношения индивидуальности личности и ее характера. Соотношение темперамента и характера. А.Г. Ковалев и В.Н. Мясищев подходы к исследованиям индивидуальности разделили на четыре группы: 1. Характер и темперамент отождествляются. 2. Антагонистические отношения. 3. Темперамент является элементом характера. 4. Темперамент признается основной природой характера (в отечественной). Г. Оллпорт, один из создателей эго-психологии, характер - то, что человек может контролировать, изменять и развивать. Характер формируется на протяжении жизни человека, и, в общих чертах складываясь к подростковому возрасту, он меняется под влиянием воспитания и самовоспитания. Таким образом, характер, в отличие от темперамента, может подлежать этической оценке. В. Кречмер: Темперамент — это врожденная особенность протекания психофизиологических процессов (их темп, инертность, накал, способность к переключению и т.п.). Характер же — это устойчивая особенность отношения человека к миру, окружающим людям и себе. Отеч.: Характер отражает содержание отношений личности— предпочтения, значимые отношения и даже тенденции психического нездоровья. Так, Б.Г. Ананьев считал, что каждая черта характера представляет собой определенное существенное отношение личности к окружающему миру, 1) к природе, обществу и общественным идеям (идеология), 2) к труду как способу существования человека, 3) другие Своеобразие характера каждого человека определяется его направленностью (устойчивой мотивационной сферой личности) и особенностями осуществления деятельности — волевыми качествами. Эта сфера личности объединяет в себе доминирующие у данной личности потребности, чувства, установки, влечения, интересы, желания, идеалы, убеждения и мировоззрение.

Характер - это компонент личности, который имеет свою структуру, что в определенный способ сочетает его черты. Черт характера много, их количество трудно установить. Сам термин "качество" используется в нескольких смыслах, хотя в целом отечественные ученые считают, что характерологическая черта - это единство мотива и действия, содержания и формы, связь между которыми не всегда однозначна. Это сложные индивидуальные особенности, достаточно показательные для человека, которые позволяют с определенной вероятностью предсказывать его поведение в том или ином конкретном случае.

По морально-психологической природе, черты характера подразделяются на моральные, волевые, эмоциональные и интеллектуальные. Все эти черты проявляются в различных жизненных ситуациях, в которых, однако, неравномерно распределяется основная нагрузка выражения их содержания, потому что их появление обусловливается различными потребностями, определяющие те или иные поступки.

Так, в ситуациях, которые ставят перед личностью требование действовать в соответствии с общественными идеалами, нормами, правилами поведения, на передний план выходят моральные качества поведения. Появление этих черт стимулируется потребностями человека в целостной социальной среде.

В условиях, которые побуждают личность главным образом к волевым усилиям, осуществления волевых действий, наиболее ярко проявляются волевые черты характера. Это обусловлено потребностью человека в активной и содержательной деятельности.

Если же личности нужно эмоционально оценить себя или других людей, явления природы, искусство, окружающую действительность, то наиболее ярко проявляются эмоциональные черты характера, их появление обусловливается потребностью в общении.

При обстоятельствах, требующих от личности, прежде всего четкого и осознанного восприятия окружающей действительности, обдуманно, глубокого и оригинального решения различных жизненных, производственных и учебных задач, четко проявляются интеллектуальные черты характера, их появление диктуется познавательными потребностями.

Черты морального, волевого, эмоционального и интеллектуального содержания являются ведущими в характере человека.

В создании характера решающими являются требования, которые ставит общество перед личностью, которая формируется. Общество ожидает, что личность овладеет нужными чертами характера к гражданской зрелости. Итак, в сфере познания структуры характера одним из основных задач является изучение ценных характерологических качеств, необходимых обществу.

Формирование структуры характера начинается в дошкольном, продолжается и активизируется в подростковом и юношеском возрасте. В связи с этим в структуре характера выделяют простые и сложные черты. Создание сложных опорных черт, например трудолюбия, происходит на основе формирования простых, так называемых первичных черт (чувство привязанности и т.д.). Основные черты придают общей направленности развитию всего комплекса проявлений черт характера. Однако простые, второстепенные черты могут определяться основными, а в некоторых случаях и не гармонировать с ними. В жизни случаются более целостные характеры и более противоречивые. Существование целостных характеров позволяет из огромного разнообразия характеров выделить определенные их типы, обладающими общими чертами.

В установившемся характере черты, которые взаимосвязаны и зависят друг от друга, образуют группы, которые называют симптомокомплексами. В свое время Б. М. Теплов предложил классификацию этих групп. За ней выделяют группы черт характера личности, выражающие:

1) Отношение к другим людям, которое возникает в межличностных контактах и обусловливается общественными условиями жизни, которые складываются исторически и раскрываются в коллективе.

Чертами характера, в которых проявляется отношение личности к другим людям, присущи значительная вариативность по содержанию и форме их обнаружения, зависимость от уровня культурного развития народа и духовного богатства личности.

Отношение к другим людям имеет оценочный характер, в котором интеллектуальное оценивание зависит от эмоционального отношения к чертам характера, которые проявляются в общественных контактах. Оценочное отношение к людям проявляется в различном содержании черт характера и разной форме их проявления. Одобрение и осуждение, поддержка и возражение оказываются в вежливо, тактично, доброжелательной форме или же формально, льстиво, а то и грубо, иронично, саркастически, обидно.

Отношение к другим оказывается в зависимости от обстоятельств и характера оценки поступков и в позитивных, и негативных чертах характера. Положительными чертами характера является справедливость, соблюдение слова, щедрость, доброжелательность, честность, принципиальность. К негативным чертам характера относятся отрешенность, замкнутость, зависть, скупость, презрение к другим, хвастовство, гордыня, склонность к произвольным насмешкам, придирчивость, склонность к пустым спорам, отрицание истины, мелочность, мизантропия;

2) отношение личности к себе, которое зависит от уровня развития самосознания, способности оценивать себя. Такие черты характера, как скромность, чувство собственного достоинства, требовательность к себе, ответственность за дело, склонность отдавать себя, свои силы коллектива, государству, свидетельствуют о высоком уровне развития самосознания личности. Некоторым людям присущи негативные черты - нескромность, хвастовство, карьеризм, гордыня, самоуверенность и т.д.;

3) отношение к труду, которое является одной из самых тонких черт характера человека. Оно проявляется в уважении к труду, трудолюбию, или в пренебрежении к труду и работникам. Важные черты в отношении к труду - аккуратность, добросовестность, дисциплинированность, организованность;

4) отношение к вещам, которое проявляется в аккуратно или небрежном отношении к одежде, книгам и т.д.

  1.  Понятие социализации как процесса формирования личности. Этапы, виды и механизмы социализации

Социальная роль как элемент структуры личности задаётся тем, что, попадая в определённую систему отношений с другими людьми в том или ином качестве, человек сталкивается с определёнными требованиями, которые неизбежно и неминуемо предъявляются тому, кто попадает на это место, с системой ожиданий, что в определённой ситуации он будет вести себя соответствующим образом. Основой, на которой формируются роли, являются социальные нормы.

Различие норм и ценностей:

Ценности задают некоторые конечные цели, к которым надо стремиться

Нормы – это некоторые конкретные ограничители, задающие конкретные установления, которым нужно следовать и которые можно выполнить или не выполнить.

В каждой социальной группе существует своя система норм, порождающая свою систему ролевых ожиданий.

Два класса ролей:

Конвенциональные – шаблоны, которым должен следовать любой человек, оказавшийся в данной ситуации: профессиональные роли, роли пассажира, покупателя, избирателя, семейные роли

Неформальные – тоже устойчивые шаблоны, связанные с ожиданиями от человека определённого поведения, но они более вариативны – это то, как именно человек выполняет конвенциональную роль.

По сути человек всю свою жизнь занимается освоением новых социальных ролей. Каждую нужно освоить технически и принять её для себя (смысловая сторона).

Ролевая теория личности – это подход к изучению личности, согласно которому личность описывается посредством усвоенных и принятых ею или вынужденно выполняемых социальных функций и образцов поведения – ролей, которые вытекают из ее социального статуса в данном обществе или социальной группе. Основные положения теории социальных ролей были сформулированы американским социальным психологом Дж. Мидом, антропологом Р. Линтоном.

Различаются ведущие социальные роли, вытекающие из социальной структуры общества, и роли, которые возникают относительно произвольно в групповых взаимодействиях и предполагают активную социальную окраску их реализации.

Роль чаще всего понимается как социальная функция, модель поведения, объективно заданная социальной позицией личности в системе общественных или межличностных отношений. Исполнение роли должно соответствовать принятым социальным нормам и ожиданиям окружающих вне зависимости от индивидуальных особенностей личности.

Социальная роль как единица общественной структуры

Выполнение социальной роли связано как с интересами больших общностей, вытекающими из общности условий их жизнедеятельности, так и со спонтанно возникающей совместной деятельностью. Принятие индивидом социальной роли зависит от множества условий, в числе которых решающее значение имеет соответствие роли потребностям и интересам личности в саморазвитии и самореализации. Итак, социальная роль – совокупность норм, определяющих поведение действующих в социальной среде лиц в зависимости от статуса или позиции, и само поведение, реализующее эти нормы.

В действительности ролевые ожидания никогда не бывают однозначными. Кроме того, человек часто попадает в ситуацию ролевого конфликта, когда его разные роли оказываются плохо совместимыми.

Социализацией называется процесс становления личности, ее обучения, воспитания и усвоения социальных норм, ценностей, установок, образцов поведения, присущих данному обществу.

Социализация выполняет в общество три основных задачи:

1) интегрирует индивида в общество, а также в различные типы социальных общностей через усвоение им элементов культуры, норм и ценностей;

2) способствует взаимодействию людей вследствии принятия ими социальных ролей;

3) сохраняет общество, производит и передает культуру поколений через убеждения и показ соответствующих образцов поведения.

По мнению Ч. Кули, личность проходит следующие стадии социализации:

1) имитацию - копирование детьми поведения взрослых;

2) игровую - детское поведение как исполнение роли со значением;

3) групповые игры - роль как ожидаемое от нее поведение. В процессе

социализации различают ее первичные и вторичные формы.

Первичная (внешняя) социализация означает приспособление индивида к ролевым функциям и социальным нормам, складывающимся в различных социальных институтах общества на различных уровнях . жизнедеятельности человека.

Вторичная социализация - интериоризация, т.е. означает процесс включения социальных ролей во внутренний мир человека. В результате складывается система внутренних регуляторов поведения личности, что обеспечивает соответствие поведения индивида заданным со стороны общественной системы образцам и установкам. Это представляет собой жизненный опыт, способность к оценке норм, тогда как на уровне идентификации они в основном лишь усваивались.

Основными определяющими факторами на внеличностном (групповом) уровне выступают понятия социальной стратификации: статус, роль, престиж, должность и т.д.

На следующем - межличностном (внутригрупповом) уровне важнейшими факторами социализации являются национальные особенности; характер деловых и личностных взаимоотношений между членами группы; сплоченность членов группы на основе общих интересов.

На личностном уровне проявляются характеристики члена группы как личности через его самооценку, анализ взаимозависимости, потребность в самоутверждении. На данном уровне определяющими факторами, снижающими риск социальных конфликтов в обществе, являются личная ответственность, осознание себя членом группы, личный контрольдействий.

А.Г.Асмолов выделяет три грани социализации: грань индивидуализации, отражающую "основной генетический закон культурного развития: от интерпсихического, социальной коллективной деятельности ребенка к индивидуальному интрапсихическому, собственно психологическим формам его деятельности"; грань "интимизации", отражающую "переход от "Мы" к "Я", проблему самосознания личности; грань интериоризации как производство внутреннего плана сознания.

Известный английский методолог и социальный психолог Р. Харре видит истоки понимания социализации как внешнего принуждения, а также неестественные схемы экспериментирования с ребенком в идущей от Р. Декарта оппозиции «внешнее — внутреннее». По мнению Р. Харре, опирающегося на идеи Л. С. Выготского о социализации как преобразовании интерпсихического в интрапсихическое в ходе совместной деятельности и общения, для построения теории индивидуальной психологии личности необходимо отказаться от декартовой оппозиции «внешнее — внутреннее».

Английские психологи Дж. Шоттер и Дж. Ньюсон на основе анализа общения матери с младенцем обнаружили, что мать общается с ребенком не как с отдельным автономным существом, а как с диадой, которую она сама образует вместе с младенцем. Для обозначения диады «мать — ребенок» Дж. Шоттер и Дж. Ньюсон воспользовались понятием «психологический симбиоз». С момента рождения, как это следует из анализа магнитофонных записей общения ребенка с матерью, большинство матерей разговаривают с ребенком так, словно он обладает самыми разными намерениями, желаниями, мыслями. По существу матери наделяют младенца самыми необычными мыслями и чувствами и общаются с ним как с подлинным обладателем этих чувств и мыслей. По мере развития симбиотической диады «мать — младенец» ее внутренняя структура диады меняется, так как ребенок берет на себя все большее число психологических функций.

Открытие феномена «психологического симбиоза», в основе которого лежит акт содействия между ребенком и матерью, дает основания для поиска симбиотических диад в других видах межличностного взаимодействия. Такими диадами могут оказаться «муж и жена», «врач и больной» и т. п. Р. Харре полагает, что психологический симбиоз — это не исключительный феномен, а обычное проявление социальной жизни, в которой люди психологически образуют взаимодополняющую диаду.

В симбиотической диаде мать творит своего ребенка как личность, а ребенок оказывает существенное влияние на поведение матери.

Таким образом, в социальном образе жизни процесс социализации идет в направлении от совместных актов, содействий как исходных «клеточек» развития личности к самоконтролю поведения, побуждаемому смыслообразующими мотивами индивидуальности.

В основе преобразования социальных отношений между людьми в индивидуальные отношения личности лежит механизм интериоризации — экстериоризации, функционирующей в процессе совместной деятельности.


Проблема индивидуальности в психологии личности. Специфика индивидуального бытия человека

В психологии существует несколько традиций понимания индивидуальности.

Первая традиция связана с пониманием индивидуальности как единичности. Индивидуальность в этом случае понимается как неповторимое сочетание разных по степени выраженности, но присущих всем без исключения людям, то есть общих личностных черт. Однако очень ярко выраженная черта – это гипертрофия, приближение к границе нормы и патологии, в потенции – патология. С этой точки зрения, чем ярче выражена индивидуальность, тем ближе человек к патологии. Как считают психиатры: нет акцентуации (выделение одной гипертрофированной черты в человеческом характере) – нет характера. Описание индивидуальности с этой точки зрения – это определение линии потенциальных патологических изменений личности. Конечно, в промежутке между нормой и патологией ярко выраженные индивидуальные особенности могут приводить к нестандартному восприятию, и понимаю окружающего мира, к нестандартным, нетривиальным способам деятельности, которые в зависимости от результата могут оцениваться и как творчество, и как отсутствие адаптации.

Вторая традиция – понимание индивидуальности как дополнения общих личностных черт, характерных для популяции и выражающих общие тенденции ее развития, таким, которые обнаруживаются только у отдельного конкретного человека и генетически связаны с конкретными, не закономерными, случайными обстоятельствами его развития. В этом случае индивидуальные черты приобретают статус чего-то второстепенного, незначительного, маловажного с точки зрения понимания общих законов развития личности и существенны только с точки зрения психологической практики, работы с этим конкретным человеком. Индивидуальность в этом смысле есть некое дополнение к личности как носителю существенных черт и определяется как совокупность индивидных и личностных черт, отличающих конкретного человека от других людей.

Третья традиция – понимание индивидуальности как целостности и как принципиально нового уровня рассмотрения личности. Следовательно, в этом смысле можно рассматривать индивидуальность как принципиально новое образование в структуре человека. Если рассматривать ряд «индивид – субъект деятельности – личность», то в этом ряду целостности каждого уровня является предпосылками, возможностями и одновременно формой проявления психического образования следующего уровня.

Таким образом, исходным пунктом в рассмотрении сложившейся индивидуальности должна быть более или менее сложившаяся, зрелая личность, то есть человек, интегрированный в общество и являющийся полноценным субъектом деятельности, обладающий сформированным интеллектом.

Истоки сегодняшнего представления о целостной индивидуальности мы обнаруживаем в трудах С.Л. Рубинштейна. Разработанный им принцип детерминизма психического позволяет рассматривать «совокупность внутренних условий» или целостную индивидуальность в многоаспектных качествах, в плане соотношения внешнего и внутреннего, всеобщего, особенного и единичного, а также в ракурсе общепсихологических проблем психологии развития и т.д. Основополагающим принципом построения целостной индивидуальности выступают у С.Л. Рубинштейна взаимосвязь, логическое соединение частей в целое. Так, он писал, что «хотя в личность включается и тело человека и его сознание, никак не приходится говорить о физической личности и личности духовной, поскольку включение тела в личность или отнесение его к ней основывается именно на взаимоотношениях между физической и духовной стороной личности. Физическое и духовное — это стороны, которые входят в личность лишь в их единстве и внутренней взаимосвязи» [4; 242]. Части целого понимались автором не как равноправные образования, а как подчиненные определенной субординации. Короче говоря, целостная индивидуальность в трактовке С.Л. Рубинштейна насыщалась разноуровневыми свойствами, представляющими собой одновременно сплав биологического и социального.

 

Ананьев Б.Г. развивал идею комплексного подхода к изучению человека. Он отмечал, что «индивидуальность человека можно понять лишь при условии полного набора характеристик человека». И далее: «...индивидуальность может быть понята лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида» [1,305]. Применив аппарат точных наук, Ананьев Б.Г. и его сотрудники, математизировали комплексный (многомерный и междисциплинарный) подход к индивидуальности человека и раскрыли влияние одних разноуровневых основ индивидуальности на другие.

Для того чтобы подойти к проблеме индивидуальности с точки зрения целого (на молярном уровне), нужно представить человека не только как открытую систему, но и как систему «закрытую», замкнутую вследствие внутренней взаимосвязанности ее свойств (личности, индивида, субъекта). Конечно, такой подход к человеческой индивидуальности не является исключением, так как, по справедливому замечанию. Бехтерева В. М, «мир строится в форме замкнутых систем, представляя собой особые индивидуальности. Каждая индивидуальность может быть различной сложности, но она представляет всегда определенную гармонию частей и обладает своей формой и своей относительной устойчивостью системы... Гармония частей есть основа индивидуальности».

Подход с этой стороны к явлениям человеческой индивидуальности Ананьеву Б.Г. представляется весьма перспективным. Именно в этих явлениях как бы замыкается внутренний контур регулирования всех свойств человека как индивида, личности с ее множеством противоречивых ролей и субъекта различных деятельностей. В такой относительно замкнутой системе, «встроенной» в открытую систему взаимодействия с миром, образуется определенное взаимосоответствие тенденций и потенций человека, самосознание и «я» – ядро человеческой личности.

Благодаря противоречивому сочетанию в человеке свойств открытой и закрытой систем его сознание является одновременно субъективным отражением объективной деятельности и внутренним миром личности. В этом относительно обособленном от окружающего внутреннем мире складываются комплексы ценностей (жизненных планов и перспектив, глубоко личностных переживаний), определенные организации образов («портретов», «пейзажей», «сюжетов») и концептов, притязаний и самооценки.

Индивидуальное фигурирует и в собственном смысле, как психологическая неповторимость отдельного, единичного человека, взятого в целом, во всех его свойствах и отношениях, и в естественнонаучном толковании человека как индивида с комплексом определенных природных свойств. Подобное сближение, а в некоторых случаях и отождествление оправдано тем, что индивидуальность всегда есть индивид с комплексом природных свойств, хотя, конечно, не всякий индивид является индивидуальностью. Для этого индивиду нужно стать личностью.

Но как психологии, так и социологии не удается определить индивидуальное лишь в качестве неповторимости единичного феномена – человеческого существования. В естествознании накопилось много фактов, доказывающих существование такого феномена не только на молярном, но и на молекулярном уровне.

Факты исключительной вариативности всех реакций и процессов, взятых порознь и в разных условиях, говорят и о том, что индивидуальное своеобразие есть также свойство любой части этого целого. Новое в этой мысли, по мнению Ананьева Б. Г., заключается в допущении, что индивидуальное своеобразие части (функции, ткани, процесса и т.д.) в какой-то степени независимо от целого, а в какой-то степени даже детерминирует организм как целое. Диалектика целого и частей выступает и в этой области во всем своем значении.

Единичный человек как индивидуальность может быть понят лишь как единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида. Иначе говоря, индивидуальность человека можно понять лишь при условии полного набора характеристик человека.

Если С.Л. Рубинштейн и Б.Г. Ананьев трактовали индивидуальность с позиции принципа аддитивности (совокупность, набор или симптомокомплекс свойств), то В. С. Мерлин, опираясь на положения теории систем, первым, пожалуй, стал широко употреблять понятие «интегральная индивидуальность». Он рассматривал интегральную индивидуальность как большую саморегулируемую и самоорганизующуюся систему, состоящую из разнопорядковых подсистем действительности. Главным в теории интегральной индивидуальности В.С. Мерлин считал поиск путей гармонизации разноуровневых свойств индивидуальности. На основе значительного экспериментального материала, полученного под его руководством, он пришел к выводу о том, что системообразующую функцию в согласовании разноуровневых свойств интегральной индивидуальности выполняет индивидуальный стиль деятельности.

  1.  Понятия и психологические образования индивидуальности

Пространство личности — это пространство социального поведения человека, его поступки. Личность проявляется и формируется через поступки. Поступок в психологии определяется как сознательное действие, акт нравственного самоопределения человека, в котором он утверждает себя как личность в своем отношении к другому человеку, к себе самому, к обществу и миру в целом [9].

Психологические образования личности, обеспечивающие человеку возможность совершать поступки, позволяющие ему осуществить акт свободного, самостоятельного и ответственного выбора, отстаивать собственную позицию, составляют особый уровень и особую структуру субъективности. С этой точки зрения субъектность человека, способности и механизмы его душевной жизни входят в психологические образования личности в качестве их особых предпосылок.

Характер также неотделим от личности, поскольку реализует главные жизненные устремления человека. Принципиальная общность личности и характера проявляется в присущей им совокупности основных жизненных отношений человека. В психологии указывается на то, что личность в ее узком понимании может контрастировать с характером. Житейская психология дает многочисленные примеры несовпадения личности и характера: можно встретить “хорошего человека” (т.е. индивида с социально ценной, нравственной позицией) с плохим характером (недостаточно сдержанным, безвольным) и, напротив, негодяя и подлеца (личностная позиция) с хорошим характером (общительным, уравновешенным). В научной литературе отмечается, что на личностном уровне бытия человек преодолевает недостатки своего характера: личность в своем развитии “снимает” характер.

Определяя личность человека, С.Л.Рубинштейн писал: “В качестве собственно личностных свойств из всего многообразия свойств человека обычно выделяются те, которые обуславливают общественно значимое поведение человека. Основное место поэтому в нем занимает система мотивов и задач, которые ставит себе человек, свойства его характера, обуславливающие поступки людей (т.е. те их действия, которые реализуют или выражают отношения человека к другим людям), и способности человека, т.е. свойства, делающие его пригодным к исторически сложившимся формам общественно полезной деятельности” [8].

Интересны эмпирические данные, которые относятся к исследованиям “самоактуализации личности” А.Маслоу [10]. Автор отобрал среди хорошо знакомых ему людей тех, кого можно было назвать “оптимально функционирующими личностями”, и выделил у них общие психологические свойства. Основные из них следующие:

1) объективное восприятие действительности, выражающееся в четком отделении знания от незнания, в способности отличать конкретные факты от мнения по поводу этих фактов, существенные явления — от видимостей;

2) принятие себя, других, мира такими, как они есть;

3) неэгоцентричность, ориентация на решение внешних проблем, центрированность на объекте;

4) способность переносить одиночество и потребность в обособлении;

5) творческие способности;

6) естественность поведения, но и отсутствие стремления нарушать условности просто из духа противоречия;

7) дружелюбное отношение к любому человеку с хорошим характером, вне зависимости от его образования, статуса и других формальных характеристик;

8) способность к глубоким привязанностям, часто к немногим людям, при отсутствии постоянной безусловной враждебности к кому-либо;

9) нравственная определенность, четкое различение добра и зла, последовательность в нравственном сознании и поведении;

10) относительная независимость от физической и социальной среды;

11) сознание различия между целью и средством: умение не терять из вид” цель, но в то же время эмоционально воспринимать и средство само по себе;

12) крупномасштабность психического содержания и деятельности (“Эти люди приподняты над мелочами, обладают широким горизонтом, дальней временной перспективой. Они руководствуются широкими и универсальными ценностями”)86.

И вместе с тем для описания психологии личности используются новые понятия, отражающие факт включенности субъекта в социальные связи и отношения, описывающие человека как социокультурную реальность. Это такие понятия, как личностные ценности, личные выборы, моральность личности, самостоятельность, ответственность, личное слово, кодекс чести, достоинство личности, личный характер, перспективы, цели личности, личное время и т.д.[9]

Понятие личностных ценностей мы связываем с освоением конкретным индивидом общественных и групповых ценностей. Социальные ценности, преломляясь через призму индивидуальной жизнедеятельности, входят в психологическую структуру личностных ценностей, или ценностных ориентации личности.

Основное содержание ценностных ориентации личности составляют политические философские, нравственные убеждения человека, глубокие и постоянные привязанности, нравственные принципы поведения. Ценностные ориентации обеспечивают устойчивость личности, определенность и последовательность поведения, постоянство взаимоотношений человека с социальным миром, с другими людьми.

Развитые ценностные ориентации - признак зрелой личности, показатель меры ее социальности, степени вхождения индивида в общественно-социальные учреждения и общности, В силу этого в любом обществе ценностные отношения личности оказываются объектом воспитания и целенаправленного формирования.

Ценностные ориентации выступают важнейшим фактором мотивации поведения личности, лежат в основе ее социальных поступков. Ценностные ориентации влияют на процесс личностного выбора. Личности нет там, где индивид отказывается идти на риск выбора, пытается избежать социальной оценки своих поступков, честного ответа перед самим собой о мотивах своего социального поведения. Человек как личность заявляет о себе в том случае, если он самостоятельно выбирает и планирует ответственное поведение, принимает решение на совершение действий, которые получат социальную оценку, заранее принимает на себя ответственность за последствия этих действий.

Самостоятельность и ответственность в социальном поведении составляют самые существенные характеристики человека как личности. Самостоятельность действия — это действие с опорой на свои собственные интеллектуальные и духовные силы, без обращения к подсказке другого, к авторитету. С этой точки зрения, личностный поступок обдумывается человеком наедине с собой, обсуждается в диалоге с внутренним собеседником, со своим Я. В философии в таком случае говорят об автономии “самозаконности” личности как способности человека возводить в принцип самостоятельно выработанные нормы поведения и добровольно им следовать.

Ответственность мы связываем со способностью человека нести ответ за свои поступки перед другими, обществом, перед самим собой. В межличностном взаимодействии хорошо различима эта характеристика поведения человека. Человек, признающий свою ошибку, вызывает уважение других. Напротив, стремление уйти от ответа за совершенные действия однозначно оценивается другими как внутренняя слабость, личностная недоразвитость, а нередко и безнравственность.

Личностное поведение всегда оценивается с точки зрения существующей морали. Поэтому личность — это моральная категория. Человек оценивается с позиций, принятых в данном обществе, социуме, группе ценностей, норм и эталонов взаимоотношений: так принято поступать, а так не принято в данном сообществе. Усвоение этих правил формирует моральность личности. Моральность личности отличается от ее нравственности. Моральность в первую очередь предполагает ориентацию на частные, исторические конкретные оценки других, сообщества. Нравственность — ориентация на самостоятельно принятые абсолютные принципы и ценности.

Различие моральности и нравственности отчетливо проявляется в различных формах переживания человеком норм морали и нравственных ценностей. Нарушение норм морали, осознание человеком несоответствия своего поведения принятым в данном сообществе и разделяемым им самим требованиям морали переживается в эмоции стыда. Стыд переживается как неудовлетворенность собой, своим поведением, осуждение и обвинение себя. Стыд — это всегда стыд перед другими, страх быть осужденным окружающими людьми. Выражение “мне стыдно” подразумевает обязательно кого-то другого, авторитетное лицо или группу лиц.

В отличие от стыда, совесть представляет собой способность личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков.

С моральностью личности тесно связано понятие личного (честного) слова и кодекса чести. Мои обязательства перед другими закрепляются в определенных ритуалах или кодексах как совокупность норм и правил взаимоотношений в данном сообществе. Кодекс чести — это всегда конкретный, определенный кодекс. В этом плане говорят о чести офицера, ученого, дипломата, предпринимателя и т.д. Вступая в данное сообщество, субъект принимает на себя обязательство нести и выполнять его правила и нормы. Подтверждением этого факта для других часто является произнесение им выражения: “Честное (личное) слово”. Нарушение данного слова сурово осуждается и подвергается групповому наказанию. Весьма развитый кодекс чести существует у подростков.

Способность отстоять свою позицию, действовать самостоятельно и ответственно есть достоинство личности. Сообщество признает за индивидом право быть личностью, быть достойным на совершение поступков и социально оцениваемых действий, т.е. быть субъектом социального поведения. Достоинство личности составляет важную характеристику бытия человека среди людей.

  1.  Мотивация развития индивидуальности

Общими чертами в понимании движущих сил развития личности являются следующие: постулирование существования некоего единого «первоисточника» развития личности, неизменного и запрятанного в глубинах индивида, неважно, либидо ли это в теории З. Фрейда или же самоактуализация в концепции А. Маслоу (1); преобладание формального, чисто динамического описания движущих сил развития личности над содержательным их анализом и отсутствие адекватного подхода к изучению их общественно-исторической обусловленности (2); постулирование положения о подчиненности активности субъекта некоторой конечной заранее предустановленной цели, а тем самым и понимание человека как преимущественно адаптивного существа (3). На принципиально иных позициях строится подход к изучению движущих сил развития личности в советской психологии. Методологические представления о «самостоятельной силе реакции» привели к выделению принципа саморазвития личности как исходного при изучении мотивации развития личности, так и определили общую стратегию поиска конкретных психологических феноменов и механизмов движущих сил развития личности. Для этой стратегии характерны, во-первых, выделение положения о роли борьбы противоположностей, противоречия и гармония этих противоположностей как движущей силы развития личности; во-вторых, положение о существовании источника саморазвития деятельности в самом процессе движения деятельности (А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн).

Первая продуктивная недооцененная попытка найти источник развития деятельности в ней самой принадлежит классику отечественной психологии Д. Н Узнадзе. Д. Н. Узнадзе вводит представления о функциональной тенденции как источнике развития поведения. Именно функциональная тенденция, по мысли Д. Н. Узнадзе, является источником таких форм поведения личности, как игровая, творческая и спортивная деятельность. Введение Д. Н. Узнадзе представления о функциональной тенденции как источнике саморазвития может служить теоретической основой для конкретных разработок проблемы движущих сил развития личности ребенка, проведенных Л. И. Божович и М. И. Лисиной .В. Г. Асеев предполагает, что условием инициации развития является наличие некоторой неиспользованной резервной зоны функциональных возможностей, которые потенциально содержат в себе источник развития личности. В. А. Петровским на материале экспериментального анализа «бескорыстного риска» вводятся представления о «надситуативной активности» как источнике зарождения любой новой деятельности личности. В этих исследованиях показывается, что человеку присуща явно неадаптивная по своей природе тенденция, проявляющаяся в постановке различного рода сверхзадач, которая и названа «надситуативной активностью». Противоречие между «надситуативной активностью» и установкой выступает в качестве одного из возможных механизмов развития деятельности личности. Таким образом, разрабатываемые в русле различных направлений советской психологии положения о тенденциях к общению, восприятию, поисковой активности как источниках мотивации, возникающих в самом процессе взаимодействия субъекта с миром, предварительные гипотезы о механизмах процесса развития деятельности личности закладывают основания анализа мотивации развития личности.

  1.  Жизненный путь личности

Впервые понятие жизненного пути и идея субъекта жизни были предложены С.Л. Рубинштейном в середине 30-х годов.

В отличие от многих психологов С.Л. Рубинштейн не только видел психологический аспект проблемы жизненного пути, выделял субъективную картину жизни, но подчеркивал необходимость учета объективных проявлений субъекта, его способность реально изменить жизнь. Для Рубинштейна жизненный путь – это не только движение человека вперед, но и движение вверх, к лучшим проявлениям человеческой сущности, к достижению личностного совершенства. Сознание, активность, зрелось личности рассматриваются Рубинштейном как "высшие личностные образования", которые выполняют функции организации, регуляции, обеспечения целостности жизненного пути человека как субъекта деятельности. Основным определяющим фактором в теории С.Л. Рубинштейна выступает активность и творчество личности как организатора и преобразователя своей жизни.

В 60-х годах в СССР конкретными исследованиями жизненного пути занялся Б.Г. Ананьев. Ему принадлежит самое крупное лонгитюдное исследование личности и ее жизненного пути, на основе которого была определена возрастная периодизация и онтогенез развития личности: детство, юность, выбор профессии, зрелость, пик карьеры, старость. Заслугой Б.Г. Ананьева является осуществление детальной проработки проблемы жизненного пути человека.

Б.Г. Ананьев считал, что жизненный путь – это история формирования и развития личности в определенном обществе. Согласно его мнению, жизнь человека как история личности в конкретную историческую эпоху, и как история развития его деятельности в обществе складывается из многих систем общественных отношений в определенных обстоятельствах, из многих поступков и действий самого человека, превращающихся в новые обстоятельства жизни. Он разработал понятие индивидуальности как высшего уровня развития человеком своей личности, достижения им вершины жизни.

Исследования жизненного пути человека проведенные С.Л. Рубинштейном и Б.Г. Ананьевым положили начало разработке проблемы жизненных стратегий.

Сам термин "жизненная стратегия личности был введен К.А. Абульхановой-Славской, под которым она предполагает принцип опоры на собственные силы, преобразование условий, ситуаций жизни в соответствии с ценностями личности. Согласно ее мнению, индивидуальность – это не только неповторимость жизни, которая обычно подчеркивается понятием судьбы, как якобы независимой от человека, она еще состоит в способности организовать ее по собственному замыслу.

В настоящее время жизненные стратегии становятся предметом многих психологических исследований. Так психологи Е.П. Варламова и С.Ю. Степанов выделили несколько типов жизненных стратегий: пассивную типичность, активную типичность, пассивную индивидуальность и творческую уникальность. Они вывели данные типы способов организации жизни из сочетания критериев индивидуального своеобразия и творческой активности личности.

Созонтов А.Е., проведя исследование основных жизненных стратегий студентов выявил две основные тенденции в конструировании молодыми людьми собственной жизни - ориентацию или на бытие, или на обладание.

Кроме того, была создана экспериментальная методика и на ее основе проведено исследование жизненных стратегий в юношеском возрасти М.О. Мдивани и П.Б. Кодесс. Ими было обнаружено, что в каждый определенный период времени можно выделить две характеристики жизненной стратегии: содержание и степень осознанности.

  1.  Смысл жизни личности в концепции Франкла

Одним из самых распространенных вариантов психотерапии стала логотерапия, разработанная австрийским психологом В. Франклом. Многие свои положения экзистенциальная теория личности Франкла роднят ее с гуманистической психологией.

После краткого увлечения в юности психоанализом, Виктор Франкл начинает с конца 1930-х гг. работу над собственной концепцией. Окончательное ее оформление произошло в экстремальных условиях фашистских концентрационных лагерей, узником которых Франкл был в 1942—1945 гг. Таким образом, его теоретические и психотерапевтические взгляды и технологии прошли серьезную апробацию как собственным опытом, так и опытом его пациентов, психолого-философскими воззрениями его коллег и учеников.

Теория личности Франкла была изложена в нескольких книгах, самой известной из которых является, пожалуй, «Человек в поисках смысла», вышедшая в конце 1950-х гг. и неоднократно переизданная во всем мире. Эта теория состоит из трех частей — учение о стремлении к смыслу, учение о смысле жизни и учение о свободе воли. При этом стремление к осознанию смысла жизни он считает врожденным, и именно этот мотив является ведущей силой развития личности. Смыслы не являются универсальными, они уникальны для каждого человека в каждый момент его жизни. Смысл жизни всегда связан с реализацией человеком своих возможностей и в этом плане близок к понятию самоактуализации Маслоу. Однако существенным отличием Франкла является идея о том, что обретение и реализация смысла всегда связана с внешним миром, с творческой активностью человека в нем и его продуктивными достижениями. При этом он, как и другие экзистенциалисты, подчеркивал, что отсутствие смысла жизни или невозможность его реализовать приводит к неврозу, порождая у человека состояния экзистенциального вакуума и экзистенциальной фрустрации.

Теория личности Франкла центрирует свою позицию на учении о ценностях, т.е. понятиях, несущих в себе обобщенный опыт человечества о смысле типичных ситуаций. Он выделяет три класса ценностей, которые позволяют сделать жизнь человека осмысленной: ценности творчества (например, труд), ценности переживания (например, любовь) и ценности отношения, сознательно принимаемого по отношению к тем критическим жизненным обстоятельствам, которые мы не в состоянии изменить.

Смысл жизни можно найти в любой из этих ценностей и поступках, порождаемых ими. Из этого следует, что нет таких обстоятельств и ситуаций, в которых человеческая жизнь утратила бы свой смысл. Нахождение смысла в конкретной ситуации Франкл называет «осознанием возможностей действия по отношению к данной ситуации». Именно на такое осознание и направлена логотерапия, которая помогает человеку увидеть весь спектр потенциальных смыслов содержащихся в ситуации, и выбрать тот, который согласуется с его совестью. При этом смысл должен быть не только найден, но и реализован, так как его реализация связана с реализацией человеком самого себя.

В этой реализации смысла деятельность человека должна быть абсолютно свободной. Не соглашаясь с идеей всеобщего детерминизма, Франкл, как и другие психологи и философы (Хайдеггер, Сартр, Маслоу), разделяющие его позицию, стремится вывести человека из под действия биологических законов, которые этот детерминизм постулируют. В таких попытках ученые обращались и к разуму человека, и к его нравственности, творчеству и т.д. Франкл же вводит понятие «ноэтический уровень» существования человека.

Признавая, что наследственность и внешние обстоятельства задают определенные границы возможностей поведения, он подчеркивает наличие трех уровней существования человека: биологического, психологического и поэтического, или духовного, уровня. Именно в духовном существовании и находятся те смыслы и ценности, которые играют определяющую по отношению к нижележащим уровням роль. Таким образом он формулирует идею о возможности самодетерминации, которая связана с существованием человека в духовном мире. В этом плане понятие Франкла «ноэтический уровень» можно рассматривать как более широкое по отношению к тем, что связывают свободу воли с каким-то одним видом духовной жизни.

  1.  Движущие силы и условия развития личности. Развитие как способ существования личности в представлениях отечественных исследователей. Личностная зрелось. Проблема постоянства и изменчивости личности

Асмолов:

Факторы развития личности: органические предпосылки – среда – сама личность.

Двухфакторная детерминация развития личности (наследственность – среда) определяет постановку проблемы о соотношении биологического и социального в человеке.

Два наиболее распространенных варианта двухфакторной теории:

1.теория конвергенции двух факторов (Штерн) – компромиссный вариант между теорией «среды» и теорией «наследственности». Штерн считал, что личность выступает как продукт социальной сферы.

2.теория конфронтации двух факторов (Фрейд) – вопрос о взаимодействии биологического и социального, их противоборства. Фрейд считал, что любая динамика и развитие жизни могут быть поняты, исходя из изучения двух принципов душевной деятельности – принцип стремления к удовольствию (избегание неудач) и принципа реальности.

Подходы к изучению движущих сил развития личности:

- Гомеостатический адаптивный либо стремление к напряжению: Фрейд, Адлер, Левин, Фестингер, Маслоу, Олпорт. Существование первоисточника развития личности, запрятанного в глубинах индивида. Понимание человека как преимущественно адаптивного существа.

- Принцип саморазвития личности как исходный. Выделение двух положений: 1. борьба противоположностей как движущая сила развития личности и 2. существование источника саморазвития деятельности в самой деятельности. Узнадзе: функциональная тенденция как источник развития поведения. Божович: потребность во впечатлениях как движущая сила развития личности. Лисина: потребность в общении как движущая сила для человека. Асеев: условием инициации развития является наличие некоторой неиспользованной резервной зоны функциональных возможностей, которые потенциально содержат в себе источник развития личности. Петровский: человеку присуща неадаптивная тенденция ставить «сверхзадачи», и противоречие между этой активностью и установкой есть механизм развития деятельности личности.

Социально-исторический образ жизни – источник развития личности в системе общественных отношений.

Образ жизни как «социальная ситуация развития» (ЛСВ). Л.С.Выготский: среда не есть «обстановка развития», а представляет собой именно условие осуществления деятельности человека и источник развития личности. Материалом для развития личности служат те конкретные общественные отношения, которые застаёт индивид, появляясь на свет. Развитие личности происходит на пересечении двух осей в одной системе координат: оси исторического времени жизни личности (в какое время родился, протяжённость детства, режим смены игры учёбой и работой, % времени досуга) и оси социального пространства её жизни («институты социализации»: семья, школа; большие и малые социальные группы). Только в том случае человек становится личностью, если он с помощью социальных групп включится в поток деятельностей и через их систему усвоит экстериоризированные в человеческом мире «значения».

В схеме системной детерминации развития личности выделяют три следующих момента: индивидные свойства человека как предпосылки развития личности, социально-исторический образ жизни как источник развития личности и совместная деятельность как основание осуществления жизни личности в системе общественных отношений.

В отечественной психологии существует проблема соотношения психического развития и развития Личности.

Божович не разделяет эти два пути.

Теория Ананьева основана на принципе разведения на онтогенез:

- развитие человека как индивида – генетическая персоналистика, формой которой является жизненный путь человека;

- развитие как субъекта – производственная Деятельность. Этапы: игра, обучение, высшие достижения, финиш. Феномен инфантильности – пример гетерохронности.

Петровский. Личность – системное (социальное) качество, приобретаемое индивидом в предметной Деятельности и общении, и характеризующее меру представленности общественных отношений в индивиде. Общее психическое развитие – развитие как Личности. Источник развития и утверждения Личности – возникающее в системе межиндивидуальных отношений (в группах того или иного уровня развития) противоречие между потребностью Личности в персонализации и объективной заинтересованностью данной общности, референтной для индивида, принимать лишь те проявления ее индивидуальности, которые соответствуют задачам, нормам и условиям функционирования и развития этого общества.

В контексте этого необходимо включить этапы вхождения в группу:

1. Адаптация.

2. Индивидуализация.

3. Интеграция.

Весь период от рождения до института – эра восхождения к социальной зрелости: эпоха детства, эпоха отрочества, эпоха юности.

Периоды эпох (макрофазы):

1. ранний детский, дошкольный, младший школьный;

2. средний школьный;

3. старший школьный.

Микрофазы: адаптация, индивидуализация, интеграция.

Динамика постоянства и изменчивости личности и ее свойств — одна из старейших философско-психологических проблем. Ее рассмотрение в плоскости современной психологической науки предполагает расчленение и уточнение следующих вопросов;

 

1. Постоянство, стабильность и устойчивость чего имеется в виду — идет речь о структурах поведения или каких-то психических процессах, способностях, диспозициях, установках, смысловых образованиях?

 

2. Что является индикатором постоянства (изменчивости) соответствующих качеств? Имеем ли мы в виду: а) дименсио-нальную стабильность (от англ, dimension — измерение), т. е. совпадение тестовых показателей индивида, б) фенотипическую последовательность, т. е, постоянство и преемственность поведения, или в) генотипическое постоянство, подразумевающее наличие каких-то неизменных, глубинных качеств, которые могут по-разному проявляться (не проявляться) на различных стадиях жизненного пути («отсроченный эффект»), но устойчиво детерминируют психические реакции и поведение индивида в течение всей его жизни?

 

3. Каковы количественная мера, степень подразумеваемого постоянства (изменчивости)? Это могут быть: а) полное тождество, неизменность явления или относительное, условное постоянство его качества, не исключающее определенных количественных изменений; б) частичное сходство или логическая преемственность сравниваемых показателей, позволяющая считать их фазами развития одного и того же процесса.

 

4. Каковы его временные рамки — сохраняется оно месяцы, годы, на протяжении определенных стадий жизненного пути или в течение всей жизни?

 

5. Как протекает процесс развития, является он непрерывным, постепенным, эволюционным или прерывистым, скачкообразным, кризисным? Диалектику прерывности—непрерывности часто смешивают с диалектикой постоянства—изменчивости, но это совершенно разные проблемы.

 

В отечественной психологии эти вопросы рассматривались главным образом на философско-методологическом уровне или в связи с проблемой моральной устойчивости личности. В данной статье они будут рассмотрены на материале зарубежных лонгитюдных исследований.

 

Проблема постоянства, самосохранения личности в процессе развития — часть более общего вопроса о внутреннем единстве и последовательности личности. Наличие такого постоянства — один из главных постулатов психологии личности. Но в конце 1960-х годов известный американский психолог У. Мишел (W. Mishel, 1968), критически оценив наличный экспериментальный материал, сделал вывод о необоснованности данного тезиса.

Во-первых, так называемые «черты личности», устойчивость которых измеряли психологи, — не особые онтологические сущности, а условные конструкты, за которыми нередко скрываются весьма расплывчатые поведенческие или мотивационные синдромы. Различение устойчивых «черт» и изменчивых, текущих психических «состояний» (например, застенчивость — устойчивая черта личности, а смущение или спокойствие — временные состояния) весьма проблематично.

Вопрос о способах разграничения черт и состояний и сегодня вызывает споры. Обычно указывают, что измерения состояний а) менее надежны при повторных испытаниях, б) теснее связаны с другими измерениями того же конструкта в данный момент времени и в) больше зависят от ситуативных факторов. Однако это не всегда можно проверить.

Во-вторых, если принять во внимание условность психологических измерений, влияние ситуативных факторов, фактор времени и другие моменты, то постоянство большинства «личностных черт», за исключением разве что интеллекта, выглядит весьма сомнительным. Возьмем ли мы отношение к авторитетным старшим и к сверстникам, моральное поведение, когнитивный стиль, зависимость, агрессивность, ригидность мышления, внушаемость, терпимость к противоречиям или самоконтроль — всюду изменчивость превалирует над постоянством. Статистические корреляции между поведением одного и того же индивида в двух различных ситуациях большей частью низки — около 0,30; они позволяют объяснить меньше 10 % существенных вариаций, да и то не всегда (Mischel W., 1969). Их прогностическая ценность значительно меньше, чем ролевого или ситуационного анализа.

Нет оснований считать, что настоящее и будущее поведение личности полностью детерминировано ее прошлым. Традиционная психодинамическая концепция видит в личности беспомощную жертву своего детского опыта, закрепленного в виде жестких, неизменных свойств. Признавая на словах сложность и уникальность человеческой жизни, эта концепция фактически не оставляет места для самостоятельных творческих решений, которые индивид принимает с учетом особенных обстоятельств своей жизни в каждый данный момент. <... >

Своеобразным итогом развития лонгитюдных исследований явилось возникновение особого предметно-методологического направления — психологии развития человека на всем протяжении жизненного пути (life-span developmental psychology). Ей специально посвящены две многотомные серии публикаций — «Психология развития на всем протяжении жизни» («Life-Span Developmental Psychology», 1970, 1973, 1975) и «Развитие и поведение на протяжении всей жизни» (выходит ежегодно с 1978 г.: «Life-Span Developmental and Behavior», 1978-1980). Хотя труды, объединенные под этим названием, весьма разнообразны, их роднят три принципиальных момента: 1) интерес к диалектике постоянства и изменения в процессе развития человека; 2) акцент на взаимосвязи этапов жизненного пути, которые не могут быть поняты отдельно друг от друга; 3) понимание того, что развитие человека существенно зависит от социально-исторических условий, в которых оно протекает.

Наиболее общие выводы этих исследований можно свести к четырем тезисам: 1) существует достаточно высокая степень постоянства личности на протяжении всей ее жизни; 2) мера этого постоянства разных личностных свойств неодинакова; 3) разным типам личности соответствуют разные типы развития; 4) тип развития личности зависит как от ее индивидуально-типологических черт, так и от многообразных исторических условий, в которых протекает ее жизнедеятельность. <...>

Дихотомия постоянства—изменчивости относительна на всех этапах жизненного пути. В частности, 7-летнее лонгитюдно-последовательное изучение динамики постоянства—изменчивости 19 разных личностных черт {нескольких факторов теста Р. Кэттела, а также честности, интереса к науке, психологической гибкости, гуманитарных интересов, общественной активности и т. д.) у взрослых испытуемых от 20 до 80 лет, разбитых на восемь возрастных групп, показало, что «постоянство личностных черт — скорее правило, чем исключение, но это постоянство нельзя приписать отсутствию изменений по окончании юношеского возраста, как могли бы подумать многие теоретики личности» (Schaie К. W., Parham J. А., 1976, р. 156).

Конкретная степень изменчивости каждого из этих факторов тесно связана с их природой и предполагаемой детерминацией. При этом биологически стабильные черты, обусловленные генетически или возникшие на ранних стадиях онтогенеза, устойчиво сохраняются на протяжении всей жизни и теснее связаны с полом, чем с возрастом. Культурно обусловленные черты, напротив, более изменчивы, причем сдвиги, которые в сравнительно-возрастных исследованиях кажутся зависящими от возраста, на самом деле, как показывает лонгитюд, отражают скорее когортные или исторические различия. Наконец, биокультурные черты, подчиненные двойной детерминации, варьируют в зависимости как от биологических, так и от социально-культурных условий.

 

По данным многих исследований, наибольшей дименсио-нальной стабильностью обладают когнитивные черты, в частности так называемые первичные умственные способности, и свойства, связанные с типом высшей нервной деятельности, включая темперамент, экстраверсию-интроверсию, эмоциональную реактивность и невротизм.

 

С мотивационными и поведенческими синдромами дело обстоит уже сложнее. На эмпирическом, описательном уровне многолетнее постоянство многих поведенческих и мотивационных синдромов также не вызывает сомнений. Например, описание тремя разными воспитательницами поведения одних и тех же детей в 3, 4 года и 7 лет показало его весьма высокую возрастную стабильность. В другом исследовании от 3 до 10«судей»-одноклассников оценивали степень агрессивности (склонность затевать драки и т.д.) каждого из 200 мальчиков-шестиклассников; когда через 3 года опыт повторился, оценки оказались весьма близкими. Высокое поведенческое постоянство, а также совпадение оценок сверстников, учителей и самооценок по этому признаку продемонстрировало и изучение 85 тринадцатилетних подростков. <...>

 

Особенно информативен калифорнийский лонгитюд. Из 114 «личностных переменных», обработанных Блоком, статистически высокую степень постоянства от младших классов средней школы к старшим сохранили 58 % измерений, а от юности до 30 лет — 29 %. Из 90 переменных, по которым сравнивались 13-14-летние подростки и 45-летние взрослые, статистически значимые корреляции у мужчин обнаружены по 54 % измерений, а у женщин — по 62 %, Наиболее устойчивыми у мужчин оказались такие черты, как «пораженчество, готовность примириться с неудачей» (коэффициент корреляции 0,46), высокий уровень притязаний (0,45), «интеллектуализм» (0,58), изменчивость настроений (0,40), а у женщин — «эстетическая реактивность» (0,41), жизнерадостность (0,36), настойчивость, желание дойти до предела возможного (0,43) и т. п.

 

Разной мерой изменчивости обладают, однако, не только «черты», но и сами индивиды. Нужно спрашивать, не «остаются ли люди неизменными», а «какие люди изменяются, а какие — нет и почему». Сравнивая 31-38-летних людей с тем, какими они были в 13-14 лет, Блок статистически выделил пять мужских и шесть женских типов развития личности, различия между которыми сохранились и позже, когда испытуемым исполнилось 42-49 лет.

 

Некоторые из этих типов отличаются большим фенотипиче-ским постоянством. Например, мальчики, обладающие упругим самовосстанавливающимся «я» (Ego resilients), в 13-14 лет отличались от сверстников надежностью, продуктивностью, честолюбием, хорошими способностями, широтой интересов, самообладанием, прямотой, дружелюбием, интроспективностью, философскими интересами и сравнительной удовлетворенностью собой. Эти свойства они сохранили и в 45 лет, утратив часть былого эмоционального тепла и отзывчивости. Такие люди высоко ценят независимость и объективность и имеют высокие показатели по таким шкалам Калифорнийского психологического вопросника, как доминантность, принятие себя, чувство благополучия, интеллектуальная эффективность и психологическое умонастроение.

 

Столь же устойчивы черты «беспокойных со слабым самоконтролем» (unsettled under-controllers) мужчин, характеризующихся импульсивностью и непостоянством. В подростковом возрасте эти мальчики отличались бунтарством, болтливостью, любовью к рискованным поступкам и отступлением от привычного образа мышления, раздражительностью, негативизмом, агрессивностью, слабой дисциплиной и самоконтролем. Пониженный самоконтроль, мятежность, склонность драматизировать свои жизненные ситуации, непредсказуемость и экспрессивность характеризуют их и взрослыми. Высокие показатели по шкалам доминантности, социальндй контактности и принятию себя сочетаются у них с низкими оценками по шкалам социализации, самоконтроля, способности бороться за достижение цели (в противоположность приспособлению) и фемининности. За последние 10 лет перед опросом они чаще, чем остальные мужчины, меняли место работы.

 

Третий мужской тип — «ранимые, с избыточным самоконтролем» (vulnerable over-controllers) в подростковом возрасте отличались повышенной эмоциональной чувствительностью, «тонкокожестью», интроспективностью и склонностью к рефлексии; эти мальчики плохо чувствовали себя в неопределенных ситуациях, не умели быстро менять роли, легко отчаивались в успехе, были зависимыми и недоверчивыми. После 40 лет они остались такими же ранимыми, склонными уходить от потенциальных фрустраций, испытывать жалость к себе, напряженными и зависимыми. Высокие показатели по шкалам гипертрофированного самоконтроля и производимого хорошего впечатления сочетаются у них с низкими баллами по социальной контактности, по принятию себя и чувству благополучия. Среди них самый высокий процент холостяков.

 

Среди женщин высоким постоянством свойств обладают представительницы «воплощенной фемининности» (female prototype) — уравновешенные, общительные, теплые, привлекательные, зависимые и доброжелательные; «ранимые с пониженным самоконтролем» (vulnerable under-controllers) — импульсивные, зависимые, раздражительные, изменчивые, болтливые, мятежные, склонные драматизировать свою жизнь и исполненные жалости к себе, тревожные; «гиперфемининные заторможенные» (hyperieminine repressives) — эмоционально мягкие, постоянно озабоченные собой, своей внешностью и т. д. Некоторые другие типы, напротив, сильно меняются от юности к зрелости. Например, мужчины с поздней адаптацией (belated adjusters), у которых бурная, напряженная юность сменяется спокойной, размеренной жизнью в зрелые годы; женщины - «интеллектуалки» (cognitive copers), которые в юности поглощены умственными поисками и кажутся эмоционально суше, холоднее своих ровесниц, но позже преодолевают коммуникативные трудности, становятся мягче, теплее и т. д. <...>

 

Типы, о которых пишет Блок, выведены чисто эмпирически, путем факторного анализа, но тем не менее они в значительной степени совпали с типами развития, которые теоретически постулировала Д. Левинджер (Loevinger J., 1977). Однако однозначное объяснение их едва ли возможно. В них могут проявляться как психофизиологическая индивидуальность, так и со- . циально-психологические факторы (например, насколько стиль поведения, нормативно одобряемый и, следовательно, социально-адаптивный в детстве, приемлем для взрослого человека).

 

Это касается, в частности, половых различий. Хотя лонги-тюдных данных о развитии женщин значительно меньше, чем о мужчинах, складывается впечатление, что женщины отличаются большим постоянством черт. Но объясняется ли это имманентно большей консервативностью женского начала (как следует из теории полового диморфизма В. А. Геодакяна), или тем, что у них нет такого резкого разрыва в нормативных предписаниях на разных этапах социализации, как у мужчин (от мальчика ждут послушания, а от мужчины — самостоятельности и решительности), или тем и другим вместе, — вопрос открытый.

Личностная зрелость человека есть феномен общественно-исторический, поскольку понятие зрелости в разных общественных условиях имеет различное содержание. Каждая историческая эпоха включает в него новые моменты. Исследования этнографов, изучавших жизнь, быт и уклад народностей и племен ряда районов Азии, Африки и Америки, которые по уровню своего хозяйства, характеру межплеменных связей и культуры находятся на разных ступенях социально-экономического развития, показывают, что к зрелой личности в разных культурах предъявляются разные требования. Требования могут также резко различаться для представителей мужского и женского рода. <...>

 

Под зрелостью личности понимается прежде всего социальная зрелость, выражающаяся в том, насколько адекватно понимает человек свое место в обществе, каким мировоззрением или философией руководствуется, каково его отношение к общественным институтам (нормы морали, нормы права, законы, социальные ценности), к своим обязанностям и своему труду.

 

Социальная зрелость включает в себя зрелость: гражданскую, т. е. осознание своего долга перед родиной, народом, обществом, ответственность за свой труд; идейно-политическую; моральную — понимание, принятие и реализацию норм морали, наличие развитой совести, готовность действовать в соответствии с установленными нормами отношений людей друг к другу, способность любить и чувствовать ответственность в любви, в построении семьи и ее будущего; эстетическую — достаточно развитую способность воспринимать прекрасное в тех или других его проявлениях и формах: в быту, искусстве, природе.

 

Социальная зрелость обусловливает и предполагает наличие психологической зрелости. Не может быть полной психологической зрелости у социально незрелой личности, характеризующейся инфантильностью суждений и действий, непониманием требований общества и т.д. В каком возрасте начинается зрелость? Нельзя очень точно «привязать» начало зрелости к определенному возрасту. <...>

 

Всесторонность развития личности в психологическом плане означает не столько многообразные и глубокие знания о различных аспектах социальной и природной действительности, наличие достаточно богатой сферы умений и навыков, сколько широту интересов человека, его способность отнестись с нужным вниманием, заинтересованностью ко всему тому, что значимо для людей, для общества. Всестороннее развитие предполагает внутреннюю затронутость, живой отклик на важные явления социальной жизни, понимание отношений людей, их внутренней жизни. В этом плане приобретает определенный психологический смысл девиз Маркса «ничто человеческое мне не чуждо», характеризующий его представления о том, каким должен быть человек, живущий полной жизнью.

 

Способность проявить достаточно широкие интересы и способность к насыщенному чувствами отклику на многое в жизни только тогда характеризует полноценную личность, когда она обладает умением остановить внимание на главном и отдать ему основную энергию, активность, творческое отношение. Не разбросанность интересов, не податливость на всевозможные впечатления, а именно широта интересов и откликов выступает психологическим фоном для активного осуществления деятельности человека в сфере главных интересов. Всестороннее и гармоничное развитие личности предполагает взаимное согласование не только интеллектуальных, эмоциональных и волевых качеств, но и ее содержательно-смысловых и динамически-энергетических характеристик, сознательных и неосознаваемых уровней. Формируется иерархическое соподчинение потребностей, побуждений, мотивов и целей человека. А это значит, что руководящее ядро, олицетворяющее начало сознательности, используя силу активности, заложенной в потребностях и побуждениях человека, придает всей жизнедеятельности индивида определенное направление, реализуя тем самым высшие цели личности, связанные с ее внутренним ростом. Этот внутренний рост, выражающийся в большей глубине и зрелости различных проявлений психической жизни, связанный с процессом самовоспитания и самосовершенствования, выступает не самоцельно. Он включается в контекст более широких социальных целей, связанных с глубокой общественной направленностью человека, который находит смысл своей активности в творческом отношении к различного рода жизненным задачам, в потребности обогащать жизнь людей, человеческую культуру, человеческие отношения. <...>

 

Полноценно развитая зрелая личность характеризуется хорошо интегрированной, цельной психологической организацией, единство которой обеспечивается единством изменяющихся и развивающихся, но достаточно значительных жизненных целей. Они наполняют смыслом жизнь человека и осознаются им не просто как личностно значимые, но и как объективно значительные, общественно важные.

 

Побудительная сфера характеризуется наличием иерархии мотивов и устремлений. Основанием ее выступает система целей, дорогих для человека, — эта система целей сопровождается сознанием ответственности своей миссии как личности, переживанием внутреннего по своей природе обязательства перед самим собой в осуществлении собственного признания. На этой основе строится иерархия ценностей человека и в соответствии с ней иерархия целей и мотивов. Зрелость личности предполагает определение ею своего места в мире, в обществе, обладание стойким мировоззрением. Для такой личности характерно отчетливое проявление жизненных и социальных установок, отвечающих прогрессивным тенденциям развития общества. Человек осознает себя лично ответственным не только за свой участок деятельности, он озабочен судьбой общего дела. Психологические черты зрелой личности:

 

выраженное стремление к творчеству, проявление творческого начала в самых разнообразных сферах жизни; тонкая восприимчивость к достаточно широкому кругу явлений социальной жизни (к искусству в его различных жанрах и формах, к жизни людей в ее разнообразных проявлениях; к миру идей, относящихся к сфере научного познания, нравственности, морали и т. д.; к человеческой экспрессии; к природе в ее многообразии и богатстве и т. д.);

 

хорошая интеллектуальная активность в смысле постановки жизненных проблем, готовности их вдумчиво понять и пытаться настойчиво решать;

 

достаточная эмоциональная чувствительность, которая носит избирательный характер, но широка по кругу вызывающих ее явлений; способность при этом проявлять особенно высокий уровень эмоциональной восприимчивости к определенной области явлений окружающего мира, социальных феноменов, человеческих отношений;

 

мобильность способностей, т. е. умение реализовать в соответствующих действиях присущие человеку потенции, которые он хотел бы раскрыть;

 

рефлексия на свой духовный облик, служащая задачам самоорганизации. Цели такой самоорганизации достаточно разнообразны и широки — тут и нравственное самосовершенствование, и интеллектуальный рост, и эстетическое развитие и т. д.

 

У нас нет оснований говорить об одном-единственном облике всесторонне развитой личности. Необходимо помнить, что реально существуют несколько полноценных социально-психологических типов личности.

 

Определяясь конкретными общественно-историческими условиями жизнедеятельности личности, эти типы находят свое выражение в следующих ее характеристиках:

 

1) в содержании и направлении доминирующих потребностей и мотивов, определяющих действия, деятельность, поведение;

 

2) в диапазоне всех устремлений и интересов человека и в сфере главных интересов;

 

3) в характере соотношения между интеллектуальной и эмоционально-волевой сферой, связанного не только с различным местом и ролью интеллектуального и эмоционально-волевого начала в личности, но и с особенностями интеллектуальной деятельности, а также со своеобразием ведущих эмоциональных откликов на воздействия окружающей жизни;

 

4) в специфике ведущих жизненных установок, выявляющих тип общего отношения к социальной действительности, к людям и их отношениям, к жизни в целом, характеризующих выбор определенного сектора в круге основных социальных ценностей.

 

Каким же образом можно представить диалектику формирования типической в социально-психологическом смысле личности? В разных исследованиях раскрывается роль семьи, школы, ближайшего окружения в процессе формирования личности. Но следует подчеркнуть, что ни сама по себе семья, ни школа и ни одно лишь ближайшее социальное окружение не могут сформировать фундаментальные, стержневые черты личности растущего человека. Процесс формирования личности не происходит в изолированной узкой среде (даже при стремлении таковую создать), он осуществляется в контексте более или менее развитого общения с людьми, общественными институтами, различными проводниками массовой коммуникации. В результате вольно или невольно в той или иной мере растущий человек улавливает, осваивает тенденции эпохи, характер господствующего восприятия и понимания жизни. И этот «дух времени» накладывает печать на развитие личности. Поэтому исследования вскрывают некоторые функциональные зависимости между, например, своеобразием семьи и некоторыми психологическими особенностями личности, но не дают оснований для заключения о том, будто семья, скажем, в отличие от другого типа социальных институтов, предопределяет появление каких-то фундаментальных черт личности. Мы, таким образом, проводим разграничение между стержневыми, фундаментальными чертами (свойствами) личности и чертами, достаточно важными для характеристики конкретного облика личности, но не определяющими основную направленность ее поведения в целом. Судя по материалам исследований, и семья, и школа, и ближайшее социальное окружение, и массовые коммуникации (радио, телевидение и т. д.), взятые по отдельности, влияют на возникновение важных и характерных свойств личности (известные привычки и представления о вещах и социальных явлениях, определенный круг жизненных ценностей, некоторые социальные установки и т. д.), но не порождают стержневые, фундаментальные черты личности. Их формирует не совокупность отдельных факторов, а система таковых, преломляющаяся через свойства и особенности самой растущей личности.

  1.  Психологический возраст и социальная зрелость личности. Подходы к определению критериев социальной зрелости личности

Что имеется в виду под "социальной зрелостью человека"? Единое определение не найдено до сих пор, ученые спорят над объективными критериями - как определить человеческую зрелость. Б.Г. Ананьев считал, что именно эти разногласия и привели к тому, что в психологической литературе понятие "зрелость" постепенно заменяется понятием "взрослость". Однако эта замена, казалось бы, призванная прояснить ситуацию, в действительности создает еще большую терминологическую путаницу.

Совершенно очевидно, что даже на индивидном уровне понятия "зрелость" и "взрослость" - это не полные синонимы. И еще более они расходятся, когда речь идет о взрослости и профессиональной (субъектно-деятельностной) зрелости.

То же самое размежевание имеет место и на личностном уровне рассмотрения человека. Итак, эти термины обозначают разные понятия. Использование термина "взрослость" в значении "зрелость" недопустимо еще и потому, что такая подмена исключает из поля научных исследований проблему "зрелости" как таковую.

В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. Применительно к другой системе понятий мы можем подразумевать интеллектуальную зрелость, эмоциональную зрелость и личностную зрелость. И в той и в другой системе, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная реальность, очерчиваемая понятием "личностная зрелость". Наиболее сложным и неисследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зрелость. На сегодняшний день, пожалуй, невозможно дать исчерпывающей полноты модель социальной зрелости личности.

В представлениях древних людей земля покоилась на трех китах или на трех слонах. У личностной зрелости четыре "кита", четыре основных, базовых составляющих, вокруг которых группируются множество других:

1) ответственность;

2) терпимость;

3) саморазвитие;

4) положительное мышление, положительное отношение к миру (этот компонент присутствует во всех предыдущих).

Возможно, целью человеческого существования является одновременно собственное совершенство и счастье окружающих. Формулирование же в качестве цели "личного счастья" ведет к эгоцентризму, а стремление к "совершенствованию других", как справедливо заметил И. Кант, не может принести ничего, кроме неудовлетворенности.

Понятие зрелости в психологии предполагает выделение двух основных аспектов: зрелость как этап жизни и зрелость как уровень развития. Отсюда одна из важных проблем: определение объективных критериев зрелости человека. Однако этому мешает отнесение понятия «зрелость» к разным ипостасям человека. В рамках одной парадигмы проблема зрелости может рассматриваться на уровнях индивида, личности, субъекта деятельности и индивидуальности. Применительно к другой системе понятий мы можем подразумевать интеллектуальную зрелость, эмоциональную зрелость и личностную зрелость. И в той и в другой системе, как, собственно, и в любой иной парадигме, существует объективная реальность, очерчиваемая понятием «личностная зрелость». Наиболее сложным и неисследованным из всех аспектов зрелости как раз и является личностная зрелость. На сегодняшний день, пожалуй, невозможно описать модель социальной зрелости личности с исчерпывающей полнотой.

В качестве критериев психологической зрелости в психологической литературе выдвигаются различные характеристики и свойства личности. Это может быть и способность личности к рефлексии, и ее готовность аккуратно выполнять предписанные ей социальные роли, и способность личности достигать поставленной цели в соответствующем возрасте. В обществе каждому возрасту приписывается определенный уровень достижений, и если личность соответствует этим социальным ожиданиям, то она считается зрелой. В социальной психологии в качестве критерия психологической зрелости выдвигается понятие адаптации к социальной среде. Личность считается психологически зрелой, если она хорошо адаптирована к социальной среде, если она не конфликтна, если разделяет социальные нормы поведения и принимает социальные ценности. Психосоциальная зрелость личности может быть определена как способность осознавать существующие границы социальной реальности, прогнозировать последствия собственных действий и брать на себя ответственность за собственную жизнь, а также за жизнь окружающих близких людей.

Холл и Линдсей (1997), характеризуя зрелого человека, выделяют следующие его характеристики: широкие границы Я, способность к теплым социальным отношениям, наличие самопринятия, реалистичное восприятие опыта, способность к самопознанию, чувство юмора, наличие определенной жизненной философии. Б. Ливехуд (1994) рассматривает три основных свойства зрелого человека: мудрость; мягкость и снисходительность; самосознание.

Большинство перечисленных критериев отражают какие-то отдельные стороны этого понятия, поэтому каждый из них, являясь, по сути, верным, одновременно является односторонним.

Зрелость и ее критерии исследовались Б. Г. Ананьевым; он рассматривал зрелость на уровнях индивида, субъекта деятельности, личности и индивидуальности. А. А. Реан (2000) предлагает рассматривать зрелость интеллектуальную, эмоциональную и личностную. Он выделяет четыре компонента, или критерия, личностной зрелости, которые являются базовыми и вокруг которых формируется множество других. Такими компонентами являются ответственность, терпимость, саморазвитие и четвертый интегративный компонент, который охватывает все предыдущие и присутствует в каждом из них, – это позитивное мышление, позитивное отношение к миру, определяющее позитивный взгляд на мир. Таким образом, можно сказать, что критерием социальной зрелости является просоциальное поведение.

Итак, зрелую личность характеризуют :

Принятие на себя ответственности за свои чувства, мысли и поступки. Осознание своего выбора. Зрелый человек способен не сваливать вину (или проблему) на кого-то, не искать причин своего равнодушия или агрессии в ком-то другом.

Разумная независимость. Ощущение внутренней свободы («Я имею право сказать “нет” и не чувствовать себя виноватым»).

Способность отличать реальность от вымысла. Трезво оценивать свои возможности и ситуацию. Обещать то, что действительно в состоянии сделать. И жить именно в реальной жизни, «здесь и теперь», а не в области фантазий, как Бальзаминов в пьесе Островского.

Обоснованное чувство целостности собственной личности и наличие моральных норм. Принятие себя целиком. Человек, принимающий себя целиком, не скрывает свои слабые стороны. Он способен извлекать уроки из своих неудач. Несмотря на большую терпимость к себе и окружающим, зрелый человек имеет внутренний «стержень». Он ведет себя нравственно по своему внутреннему побуждению, а не потому, что боится наказания.

Гибкость и способность к адаптации. Это предполагает отказ от форм поведения, которые себя уже исчерпали. У каждого человека в определенный период времени формируется поведенческий стереотип, который помогает ему жить в сложившихся условиях. Но обстоятельства меняются, и старые паттерны поведения будут тормозить его развитие, мешать нормальному существованию. Следовательно, надо найти в себе силы вовремя от них отказаться.

Толерантность. Зрелый человек учитывает, что люди разные как вследствие возрастных особенностей и воспитания, так и природных особенностей (темперамента). Поэтому он терпимо (без отрицательных эмоций и агрессивного противодействия) относится к взглядам другого, особенностям его поведения. Толерантное отношение к иным точкам зрения не означает отказ от своей позиции без особых на то причин. Но такое отношение подразумевает понимание относительности своего мировоззрения, равно как и мировоззрения других людей, а также готовность к изменению своих знаний, своей картины мира.

Самокритичность. Зрелость человека характеризуется умением человека видеть не только свои достоинства, но и свои недостатки. Он способен посмеяться в первую очередь над собой либо над ситуацией, а не над другим человеком.

Духовность. И. Г. Малкина-Пых (2005) пишет о том, что одной из задач периода зрелости является постепенное накопление духовности как необходимого условия развития человека в зрелости, особенно во второй ее половине. Духовность предполагает, с одной стороны, гармоническое взаимодействие с миром, с другой – ориентацию человека на постижение смысла собственной жизни, выполнение жизненной задачи, без чего невозможно ощущение душевного спокойствия и личного счастья.

Духовность не может быть связана только с формированием своего Я или со способностью любить другого человека. Духовность проявляется в единстве способности создать самого себя (свое Я, мировоззрение, мироощущение, систему ценностей), расширить свой внутренний мир в диалоге и объединении с другим человеком и вырасти до осознания сопричастности к мировому пространству. Именно в таком понимании духовности ее можно считать необходимым условием развития человека в зрелости.

Понятие «возраст» весьма многопланово. В современной научной литературе выделяют по крайней мере четыре его подвида: хронологический (паспортный), биологический (функциональный), социальный (гражданский), психологический (психический). В каждой из этих возрастных категорий отражается соответствующее ей понимание времени жизни человека как физического объекта, как биологического организма, как члена общества, как неповторимой психологической индивидуальности. Категории «психологический возраст» и «психологическое время» теоретически и методически наименее разработаны. Вместе с тем именно они представляют для психологии наибольший интерес, поскольку личность живет не только в «психологическом поле», но и в «психологическом времени» и вне индивидуального временного контекста не может быть исчерпывающе и адекватно понята. На общеметодологическом уровне анализа этот тезис сегодня уже не вызывает сомнения.

 

Следует отметить, что и проблема хронологического возраста имеет большое значение для психологии при исследовании жизненного пути личности, выделения его основных этапов, т. е. определения их последовательности и продолжительности во времени жизни. «Стремление выразить в хронологических датах онтогенетической эволюции человека вехи жизненного пути, — писал Б. Г. Ананьев, — оправданы, конечно, тем, что возраст человека всегда есть конвергенция биологического, исторического и психологического времени» (1980, с. 226). Вместе с тем в современной науке все большее распространение приобретает полиизмерительный подход к изучению возраста как дифференцированной меры времени человеческой жизни. Такой подход предполагает отдельное измерение биологического, социального и психологического возрастов, поскольку хронологический возраст является «скудным индексом каждого из этих трех измерений» (Neugarten В. L., Hagestad G. О., 1976). <..,>

 

^ Самооценка возраста. При постановке проблемы возраста, которая принята в психологии, практически неисследованным остается вопрос о субъективном отношении человека к собственному возрасту, о том, каким образом объективная хронологическая мера времени жизни трансформируется в самооценку возраста, определяемую в сознании личности на основе обобщенного отражения особенностей жизненного пути в целом и его отдельных этапов. Чем, например, может объясняться тот факт, что пожилой человек чувствует себя молодым? «Я была молода в свои восемьдесят пять лет, — пишет М. Шагинян. — Я была так молода, что казалась сама себе моложе прежних двадцати лет» (1980, с. 692). Какой механизм лежит в основе того, что хронологический возраст иногда полностью утрачивает значение во внутреннем мире человека, когда в 60 лет он чувствует себя 30-летним и, живя этим чувством сам, не находит внутренних различии в ощущении возраста между 60-и 30-летними. С другой стороны, мы говорим и о преждевременно психологически состарившихся людях, так называемых «молодых стариках», которые и в 30 лет могут ощущать себя 60-летними.

 

Во внутреннем чувстве возраста есть много нюансов, которые связаны с переживанием времени. Время может казаться безвозвратно утраченным, и тогда возникает ощущение, будто «жил меньше своего возраста». И часто мы оцениваем возраст человека, ориентируясь не на количество лет, которые он прожил, а на собственное внутреннее ощущение, основанное на представлениях о его личностных качествах. Иллюстрацией такого рода оценок может служить следующий литературный пример: «Похвастал я старостью, а ты, оказывается, старее меня умом на десять лет» (А. П. Чехов).

 

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что наряду с известными измерениями возраста существует также и особый аспект, связанный с его субъективной оценкой, предполагающей действие глубинных механизмов обобщения временных отношений. Можно предположить, что человек оценивает себя моложе или старше хронологического возраста, исходя из более серьезных оснований, чем просто произвольное желание видеть себя в том возрасте, который кажется ему наиболее привлекательным, хотя и этот фактор необходимо учитывать. Какие же механизмы лежат в основе субъективных оценок возраста?

 

Прежде чем ответить на этот вопрос, проведем следующий мысленный эксперимент. Представим себе ситуацию, в которой мы неожиданно для себя узнаем, что возраст, зафиксированный в паспорте, свидетельстве о рождении или каких-либо иных документах, неверен, причем неизвестно, в какую сторону произошла ошибка — моложе мы в самом деле или старше. Представив себя в подобной ситуации, попытаемся (ориентируясь на внутреннее чувство своего возраста) ответить на простой вопрос: «Сколько нам лет в действительности?» А теперь представим, что, ответив на этот вопрос, мы узнаем истинный календарный возраст. С уверенностью можно предположить, что этот «истинный возраст» далеко не всегда будет совпадать с оценкой, подсказанной внутренним чувством.

 

Для подтверждения данного предположения приведем результаты реального исследования, в котором приняли участие 83 человека (женщин — 40, мужчин — 43) с высшим образованием в возрасте от 21 до 44 лет. Все они должны были представить, что не знают своего истинного календарного возраста, и определить его.

 

Результаты показали, что лишь у 24 % опрошенных субъективная оценка возраста полностью совпала с возрастом, определяемым по дате рождения, или отличалась от него с незначительной разностью в ± 1 год. Большинство же опрошенных (55%) считали себя более молодыми, чем это было в действительности; у 21 % опрошенных оценки возраста оказались завышенными, т. е. они чувствовали себя старше. Средняя абсолютная разность между субъективной оценкой и реальным возрастом составила 4,2 года при разбросе от 21 года в сторону занижения своего возраста до завышения на 11 лет.

 

Есть определенная доля истины в способе омоложения, предложенном писателем М. Жванецким: «Чтобы помолодеть, надо сделать следующее. Нужно не знать, сколько кому лет. А сделать это просто: часы и календари у населения отобрать, сложить все это в кучу... Так мы и без старости окажемся... Кто скажет: "Ей двадцать, ему сорок?" Кто считал?»

 

Это шутка. Что же касается серьезного, то в исследовании была обнаружена определенная тенденция, которая может быть обозначена как феномен «консервации возраста», состоящий в следующем. При адекватности самооценок отчетливо проявились различия между испытуемыми, принадлежащими к разным возрастным группам. Во-первых, с возрастом значительно увеличивается число лиц, оценивающих себя более молодыми, чем в действительности. Так, в группе до 30 лет таких оказалось 47%, а в группе 30 лет и более — 73 %. Во-вторых, степень занижения собственного возраста в самооценках также значительно увеличивается: в группе до 30 лет средняя величина занижения возраста составила 3,6 года, а в группе свыше 30 лет — 8,3 года.

 

Можно предположить существование у человека некоего «счетчика» годовых циклов психофизиологической активности на основании показаний которого формируются оценки собственного возраста. Идею подобного механизма можно проиллюстрировать таким примером. Если бы существовало дерево, обладающее самосознанием, то оно могло бы определить свой возраст по количеству зафиксированных в его стволе годовых колец. Заметим, однако, что подобная оценка могла бы быть абсолютно точной только в том парадоксальном случае, когда дерево уже спилено, но тем не менее еще способно к непосредственному подсчету числа колец на собственном срезе. Эта аллегория позволяет понять, почему, даже в случае наличия у человека некоего биологического счетчика циклов годовой активности, показания этого счетчика не могли бы осознаваться с абсолютной точностью, ибо такое осознание предполагает принятие позиции внешнего наблюдателя по отношению к собственным внутренним процессам — наблюдателя, абсолютно не зависимого от содержания этих процессов. Поскольку это невозможно, то оценка показаний подобного биосчетчика всегда будет происходить с погрешностью, которая, возможно, и проявляется в несовпадении самооценок возраста и его объективной величины.

 

Второе возможное объяснение этого несовпадения может быть найдено в социальных факторах, обусловливающих оценку личностью собственного возраста. Таким фактором может выступить существующая в обществе система возрастно-ролевых ожиданий, предъявляемых к достижению личностью определенного статуса, соответствующего тому или иному возрасту1. С этой точки зрения самооценка возраста является результатом сопоставления личностью своих наличных достижений в различных сферах жизнедеятельности с предъявляемыми к ней возрастно-ролевыми ожиданиями. В том случае, если достижения человека опережают социальные ожидания по отношению к нему, он будет чувствовать себя старше истинного возраста; если же человек достиг меньшего, чем от него ждут в данном возрасте, то он будет чувствовать себя моложе.




 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
2473. Этнопедагогика в системе наук 11.11 KB
  Задачи: обучающая: раскрыть понятие Этнопедагогика изучить направления задачи этнопедагогической науки; развивающая: развивать этнические нормативноповеденческие механизмы передачи культуры этноса; воспитывающая: воспитывать нравственность народный дух единения всех русских людей. Оборудование: конспект лекции распечатка схемы Этнопедагогика в системе педагогических наук для каждого студента таблица на доске. Этнопедагогика: учеб.
19478. СЭГ в системе наук: ее сущность и содержание 135.87 KB
  Поскольку размещение населения и хозяйственной деятельности людей происходит под воздействием разнообразных в том числе природных факторов то СЭГ использует знания полученные в отраслях физической географии. Эти вопросы были доминирующими в период развития географии как описательной науки. Это привело к выделению целого ряда обособленных направлений как в физической географии так и в общественной географии. Среди направлений общественной географии выделились география населения политическая география география промышленности география...
10020. Ландшафтоведение в системе географических наук 33.55 KB
  Раздел физической географии, изучающий ландшафтную оболочку – природные территориальные комплексы(ПТК) или ландшафтные геосистемы разных размеров, включая локальный уровень. Объект: геосистемы разных уровней. Предмет: св-ва ландшафтов как природных образований и объектов природопользования
16461. Пространственная экономика в системе наук 12.01 KB
  Пространственная экономика в системе наук Пространственная экономика sptil economics сравнительно недавно получила признание как самостоятельная область мировой экономической мысли. Пространственная экономика ПЭ – более интегрированное научное направление по сравнению с традиционной региональной экономикой regionl economics; её предметом являются не только регионы и региональные системы но и все пространственные формы хозяйства и расселения включая множество пространственных сетей. Достижения последних двух десятилетий:...
10955. Личность в системе правоотношений 16.01 KB
  К правовому значению термина личность приближаются психологические понятия субъекта и индивида под которыми понимают отдельного человека не заостряя внимание на его психологических особенностях и степени развития. В психологии личность это человек взятый в системе таких его психологических характеристик которые социально обусловлены проявляются в общественных по природе связях и отношениях являются устойчивыми определяют нравственные поступки человека имеют существенное значение для него самого и окружающих. Личность человека есть...
5897. Теория социальной работы в системе общественных и социальных наук 18.07 KB
  Теория социальной работы в системе общественных и социальных наук План Стадии развития теории социальной работы. Психологические основы социальной работы Педагогика и социальная работа. Философия и социальной работа. Стадии развития теории социальной работы.
13302. Административно-правовой статус беженцев и переселенцев: практические проблемы 599.63 KB
  Понятие «беженец» (взято из англ. «refugee») как юридическая категория, в международном праве возникло еще в 1921 г., на международной конференции Совета Лиги Наций, созванной по причине массового потока беженцев в Европу из Царской России и Османской империи. В соглашении, принятом этим Советом было дано определение беженцам (лица русского происхождения, не пользующиеся защитой СССР). В первых соглашениях и договорах о защите прав беженцев принимались попытки урегулировать права этих людей
7684. РОССИЯ В СИСТЕМЕ ВТО: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ 2.29 MB
  Оценка последствий вступления РФ в ВТО с учетом зарубежного опыта Рекомендации по усилению положительного эффекта от вступления России в ВТО и по смягчению его отрицательных последствий Заключение Введение. Исходя из поставленной цели имеют место быть следующие направленные на её достижение задачи: мониторинг современного состояния внешнеэкономических связей России; изучение проблем и перспектив развития внешнеэкономических связей; анализ особенностей членства России во Всемирной торговой организации;...
21230. Исcледование проблемы частных медицинских организаций в системе ОМС 1.57 MB
  Одной из таких форм является участие частных медицинских организаций в системе обязательного медицинского страхования (ОМС).Сегодня, когда государство начинает предпринимать меры по эффективному распределению финансовых ресурсов, в силу текущего экономического состояния, есть стремление качественно поменять систему здравоохранения, предложив равные возможности, как государственным медицинским учреждениям, так и частным медицинским организациям
16280. ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО КУЛЬТУРНОГО ОБМЕНА 18.94 KB
  Проблемы поиска своего места в мировом культурном пространстве, формирования национально ориентированных подходов во внутренней и внешней культурной политике представляют особую актуальность для России. Расширение открытости России привело к усилению ее зависимости от происходящих в мире культурно-информационных процессов
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.