Понятие виктимности. Виктимизация как социальное явление

Сущность виктимности Термин виктимность введен в научный оборот Л. Франком однако относительно понятия виктимность практически с рождением термина появились различные точки зрения. Франк первоначально определил индивидуальную виктимность как реализованную преступным актом предрасположенность вернее способность стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления или другими словами неспособность избежать опасности там где она объективно была предотвратима. Франк рассматривал индивидуальную виктимность как...

2015-01-19

36.3 KB

51 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Лекция 13.  Понятие виктимности. Виктимизация как социальное явление.

13.1. Сущность виктимности

Термин «виктимность» введен в научный оборот Л.В. Франком, однако относительно понятия «виктимность»  практически с «рождением»  термина появились различные точки зрения. В основном расхождения касаются:  структурных элементов виктимности;  ее оценки как состояния и объективного свойства лица; момента возникновения потенциальной виктимности; соотношения потенциальной и реализованной виктимности.

Л.В. Франк первоначально определил индивидуальную виктимность «как реализованную преступным актом «предрасположенность», вернее, способность стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления или, другими словами, неспособность избежать опасности там,  где она объективно была предотвратима». Как видно из этого определения, Л.В. Франк рассматривал индивидуальную виктимность как реализованную преступным актом личностную предрасположенность, способность. Позднее он добавил, что индивидуальная виктимность – это не только реализованная, но и потенциальная способность «тех или иных лиц стать потерпевшими или, иными словами, неспособность избежать преступного посягательства там, где объективно это было возможно». При этом имеется в виду повышенная способность стать жертвой «в силу ряда субъективных и объективных обстоятельств».  Следовательно,  по Франку,  индивидуальная виктимность – это потенциальная, а равно и реализованная повышенная способность стать жертвой преступного посягательства при условии, что объективно этого можно было бы избежать.

В.И. Полубинский определяет индивидуальную виктимность как свойство данного человека,  обусловленное его социальными,  психологическими или биофизическими качествами (либо их совокупностью),  способствующее в определенной жизненной ситуации формированию условий,  при которых возникает возможность причинения ему вреда противоправными действиями. Иначе говоря, виктимность конкретного человека представляет собой его потенциальную способность оказаться жертвой преступления в результате взаимодействия его личностных качеств с внешними факторами. Индивидуальная виктимность,  следовательно,  складывается из личностного и ситуационного компонентов,  причем качественная характеристика первого находится в системной зависимости от второго.

Личностный компонент индивидуальной виктимности – это способность стать жертвой в силу определенных, присущих индивиду субъективных качеств. Повышенная степень уязвимости за счет личностного компонента виктимности вытекает из наличия соответствующих виктимных предрасположений,  т.е.  социальных,  психологических,  биофизических качеств, повышающих степень уязвимости индивида.

Виктимность характеризуется и таким качественным параметром,  как универсальность,  т.е.  возможность реализации в ситуациях более или менее широкого круга преступлений. В этом плане виктимность проявляется как общая и специальная (или избирательная) характеристика человека. Эти характеристики не выражают степени уязвимости (повышенная,  средняя,  пониженная виктимность).  Они лишь представляют максимально полный для данного человека «набор» общих и специальных виктимных потенций,  каждая из которых может проявляться в различной (от минимальной до самой высокой) степени.

Помимо индивидуальной виктимности существует и виктимность массовая,  виктимность как социальное явление.  Это сложноеявление,  которое в зависимости от реализации определенных личностных и ситуативных факторов, сложившихся в определенное множество, выражается в различных видах. К ним следует отнести: групповую виктимность (виктимность отдельных групп населения,  категорий людей, сходных по параметрам виктимности); объектно-видовую виктимность (виктимность как предпосылку и следствие различных видов преступлений); субъектно-видовую виктимность (виктимность как предпосылку и следствие преступлений, совершаемых различными категориями преступников).  Субъекты последней –  антиподы субъектов виктимизации.

Если индивидуальная виктимность может реализоваться,  а может и остаться в виде нереализованных предрасположений и предпосылок, то виктимность массовая – это, в конечном счете, всегда виктимность реализованная,  так как виктимные предрасположения и предпосылки массы индивидов,  для большинства остающиеся в потенции,  вместе с тем закономерно реализуются для некоторой части этих индивидов.

Массовая виктимность включает в себя три компонента:

– совокупность потенций уязвимости, реально существующей у населения в целом и отдельных его групп (общностей);

– деятельный,  поведенческий компонент,  который выражен в совокупности актов опасного для действующих индивидов поведения (позитивного,  негативного,  толкающего на преступление или создающего способствующие условия);

– совокупность актов причинения вреда, последствий преступлений, т.е. реализации виктимности, виктимизации (виктимность – результат).

Психологический фон массовой виктимности проявляется многопланово:  в содержательном плане массовое виктимное поведение может быть,  как и индивидуальное,  нейтральным,  положительным и негативным.

Массовая виктимность характеризуется состоянием:  уровнем, структурой и динамикой.  Уровень виктимности –  это выраженное в абсолютных цифрах число преступлений,  повлекших причинение вреда физическим лицам; число потерпевших от этих преступлений, а также случаев причинения вреда преступлениями,  так как их может

быть больше,  чем преступлений и потерпевших (жертв).  Структура виктимности может быть построена по самым различным признакам:

полу, возрасту, образованию и другим параметрам, относящимся к потерпевшим;  признакам,  относящимся к преступникам,  причинившим вред, а также к преступлениям.   Динамика виктимности сложна по ее функциональным зависимостям. С одной стороны,  виктимность преобразовывается в связи с количественными и качественными изменениями преступности,  с другой –  виктимность изменяется «раньше» преступности, и уже это влечет изменение в последней.  

Таким образом, массовая виктимность – отражающее состояние общества,  связанное с преступностью,  исторически изменчивое социальное явление, оно выражается в совокупности всех жертв и актов причинения вреда преступлениями физическим лицам на определенной территории в определенный период времени и общих для населения и отдельных его групп потенций уязвимости, реализующихся в массе разнохарактерных индивидуальных виктимных проявлений, в различной степени детерминирующих совершение преступлений и причинение вреда.  

13.2. Аспекты, типы, формы, компоненты виктимности

С определенной долей условности принято выделять психологические аспекты виктимности (специальную виктимность) и виктимность общую, связанную с полом, возрастом, социальной ролью и социальным статусом жертвы. Достаточно сложно провести конструктивное разделение между этими двумя видами виктимности.  Например, в ряде исследований установлено, что жертву убийства характеризуют неосмотрительность,  чрезмерная склонность к риску,  конфликтность,  склонность к агрессии,  эгоцентризм,  злоупотребление спиртным, зачастую жертва знакома с преступником; жертвы изнасилований часто неразборчивы в знакомствах,  эксцентричны,  или,  наоборот, нерешительны, личностно незрелы, не имеют опыта половых отношений,  инфантильны; жертвы истязаний в большинстве случаев знакомы с преступником и находятся в той или иной зависимости от него (жена,  сожительница,  ребенок,  мать),  по характеру они часто слабовольны и не имеют устойчивых жизненных позиций, сформированных интересов, порой ведут аморальный образ жизни; жертвы мошенников чрезмерно доверчивы, некомпетентны, в ряде случаев жадны или испытывают материальные трудности, нередко суеверны.

Перечисленные преимущественно психологические качества жертв тех или иных преступлений так или иначе связаны с признаками, относящимися к общей виктимности. Поэтому выделение отдельных психологических качеств жертв – чрезвычайно важная и сложная задача виктимологического анализа.

Некоторые ученые (В.А. Туляков) выделяют два конститутивных типа виктимности:

– личностный (как объективно существующее у человека качество, выражающееся в субъективной способности некоторых индивидуумов становиться жертвами определенного вида преступлений в условиях, когда имелась реальная и очевидная для обыденного сознания возможность избежать этого);

– ролевой (как объективно существующую в данных условиях жизнедеятельности характеристику некоторых социальных ролей,  выражающуюся в опасности для лиц,  их исполняющих,  независимо от своих личностных качеств, подвергнуться определенному виду преступных посягательств лишь в силу исполнения такой роли).

Таким образом, виктимность как отклонение от норм безопасного поведения реализуется в совокупности социальных (статусные характеристики ролевых жертв и поведенческие отклонения от норм индивидуальной и социальной безопасности), психических (патологическая виктимность, страх перед преступностью и иными аномалиями) и моральных (интериоризация виктимогенных норм, правил поведения виктимной и преступной субкультуры, виктимные внутриличностные конфликты) проявлений (Сабитов).

Выдающийся японский виктимолог К.  Миядзава выделял общую виктимность, зависящую от социальных,  ролевых и гендерных характеристик жертвы, и специальную, реализующуюся в установках, свойствах и атрибуциях личности. Причем, по утверждению К. Миядзавы, при сочетании этих двух типов виктимность увеличивается.

Виктимность может проявляться в двух основных формах: эвентуальной (от латинского «эвентус»  –  случай) и децидивной (от латинского «децидо»  –  решение) (В.А.  Туляков).  Эвентуальная виктимность (виктимность в потенции),  означающая возможность при случае,  при известных обстоятельствах,  при определенной ситуации стать жертвой преступления,  включает в себя причинно обусловленные и причинно сообразные девиации.  Естественно,  что характеристики эвентуальной виктимности в основном определяются частотой виктимизации определенных слоев и групп населения и закономерностями,  присущими такой виктимизации.  Децидивная виктимность (виктимность в действии), охватывающая стадии подготовки и принятия виктимогенного решения, да и саму виктимную активность, соответственно, включает в себя целесообразные и целеобусловленные девиации, служащие катализатором причинения вреда.

Комплексный анализ компонентов виктимности, ее форм и проявлений в различных сферах социальной жизни позволяет глубже понять социальные и психологические корни отклонений от безопасного поведения,  которые делают человека жертвой преступлений,  определить особенности взаимодействия жертвы и преступника в механизме преступного поведения.

При таком понимании основными компонентами виктимности, подлежащими анализу,  являются:  ситуационный,  социально-ролевой (раскрывающий виктимность с точки зрения соотношения виктимогенной ситуации и личностных качеств потенциальной жертвы, а также типичные реакции людей в конкретной виктимогенной обстановке); интеллектуально-волевой (изучающий характеристики сознательной,  целесообразной и целеобусловленной виктимности);  аксиологический (описывающий ценностные ориентации и потребности как аспекты виктимности);  деятельностно-практический (исследующий типовые формы поведенческой активности типичных жертв, формы, природу и закономерности взаимоотношений между жертвами и правонарушителями);  эмоционально-установочный (характеризующийпсихологические факторы виктимности); физико-биологический (описывающий основные природные детерминанты виктимности).

В частности,  исследования виктимности показывают,  что основной характерной чертой виктимности современных жертв преступлений (З. Старович) является совокупность нижеперечисленных показателей:

– расстройства эмоционально-установочной и аксиологической сфер.

Эти расстройства выражаются как в нарушении потребности в обеспечении безопасности,  так и в формировании под влиянием личностных особенностей препятствия и реализации потребности в обеспечении безопасности у жертв преступлений. К таким особенностям относятся виктимные комплексы, патологическая страсть к приключениям, оценка окружения как враждебного, общее состояние страха перед преступностью, околосонные виктимные иллюзии;

– нарушения норм безопасного поведения, реализующиеся как на ситуационном,  так и на деятельностно-практическом и интеллектуально-волевом уровнях. Формами проявления такой виктимной активности служат различного рода комплексы неполноценности, связанные с психологическими и соматическими дисфункциями организма, а также с отторжением жертвы ближайшим окружением и формированием у нее комплекса мнимой и/или притворной жертвы;

– в указанную группу включаются также типичные виктимные отклонения (мазохизм, садизм, эксгибиционизм, патологический эротизм-нимфомания)  и нетипичные виктимные девиации (проституция,  алкоголизм,  гомосексуализм),  как правило,  отягощенные виктимными тенденциями социогенного характера (социально-демографические и социокультурные особенности личности и поведения у жертв).

13.3. Виктимологическое значение конфликтов

Рассматривая виктимность как психическую и социально-психологическую девиацию, следует отметить особую роль страха перед преступностью как основной формы ее проявления на индивидуальном и групповом уровнях. Обычно страх определяется как эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию человека и направленная на источник действительной и воображаемой опасности.

Ф.  Риман,  рассматривая с точки зрения теории синергетики страхи как форму реализации противоречия между человеческими стремлениями к устойчивости, определенности бытия и индивидуальными потребностями в переменах, утверждает, что в основном страхи, являясь органичными составляющими нашей жизни как биологических и социальных существ,  напрямую связаны с соматическим,  душевным и социальным развитием,  с овладением новыми функциями при вступлении в общество или содружество. Страх всегда сопровождает каждый новый шаг по пересечению границ привычного,  требующий от нас решимости перейти от изведанного к новому и неизвестному. Страх может выражаться как в форме специфической боязни определенных ситуаций или объектов (страх перед незнакомцем, насильником, темнотой), так и в форме генерализованного и расплывчатого состояния,  определяемого воздействием коллективного опыта виктимизации (боязнь преступности вообще),  коллективного поведения (массовая паника, страх перед терроризмом), воздействия средств массовой информации (страх перед эрзац-преступностью: маньяками, мафией и наркоманами).

Страх напрямую связан с психическими установками, самочувствием,  системой ценностей и опытом социального общения.  По  Ф. Риману, основными формами страха являются: страх перед самоотвержением, переживаемый как утрата Я и зависимость; страх перед самостановлением (стагнацией Я),  переживаемый как беззащитность и изоляция; страх перед изменением, переживаемый как изменчивость и неуверенность;  страх перед необходимостью,  переживаемый как окончательность и несвобода.  

Страх перед преступностью, как правило, иррационален и проявляется во всех выделенных Ф. Риманом формах, приводя к истерическим и паническим реакциям, застревающим ступорным состояниям, депрессивному «молчанию ягнят», aгрессивно-шизоидным фобиям.

С виктимологической точки зрения определенный интерес представляет рассмотрение также и уровней страха перед преступностью. Здесь выделяют (В.А. Туляков):

– общее состояние страха перед преступностью.  Практически это связанный с опытом социализации и с социально-психологическим состоянием общества в целом сигнал, предупреждающий о приближающейся угрозе и мотивирующий определенные и естественные защитные реакции.  В норме они выражаются в ситуативной профилактике возможных криминогенных ситуаций,  в принятии защитных мер безопасности личности, имущества, семьи. Патологический страх перед преступностью выражается в панике,  навязчивой фобии стать жертвой, в восприятии любого окружения как социально опасного, в неадекватных агрессивных реакциях;

– культурные состояния страха перед преступностью могут определяться как рикошетной виктимизацией близких,  членов референтных групп и связанными с этим стрессами и невротическими состояниями (синдром виктимной субкультуры), так и вызванной нарушением прав человека политикой угнетения определенной расы,  нации, народности. В наиболее острых формах они могут проявляться в беспомощности,  подавленности и сопутствующих депрессивных состояниях: может наблюдаться уход от социальных контактов, печаль, раздражительность, страдания, ослабление интересов и способностей, аморфность поведения,  алкоголизация,  наркотизм,  неадекватные реакции, суицидальная активность;

– детерминированные опытом виктимизации личностные виктимные фобии. В норме выражаются в накопленном негативном опыте столкновения с различными формами насилия,  рациональном поиске выхода из таких ситуаций и определенных опасениях попадания в сходные ситуации. Патологическое развитие влечет за собой неврозы,  психотические состояния,  опасения вновь и вновь стать беспомощной жертвой, параноидальный бред преследования;

– острые состояния страха в критической ситуации. В зависимости от психики,  темперамента и иных личностных качеств,  опыта разрешения конфликтных ситуаций могут варьироваться:  от поиска рационального выхода из конфликта до героических поступков и патологической трусости.

К числу психических девиаций виктимного характера относят и определенные расстройства психической деятельности, затрудняющие социальную адаптацию и в определенных случаях носящие патологический характер (мазохизм, садизм,  эксгибиционизм, патологический эротизм-нимфомания).

Интериоризация виктимогенных норм,  правил поведения виктимной и преступной субкультуры,  виктимные внутриличностные конфликты могут играть значительную роль в формировании поведения,  связанного с оценкой самого себя как жертвы,  переживанием собственных бед и неудач как детерминированных исключительно личностными качествами либо, наоборот, – враждебным окружением.

Проблема стигматизации себя как жертвы,  не способной нормально адаптироваться к существующим условиям социального развития, определенным образом связана с состоянием внутриличностного конфликта.  Внутриличностный конфликт как переживание,  вызванное столкновением различных структур внутреннего мира личности, может приводить к снижению самооценки,  сомнениям,  эмоциональному напряжению, негативным эмоциям, нарушениям адаптации, стрессам. К основным видам внутриличностного конфликта специалисты в области конфликтологии относят:  мотивационный,  нравственный, нереализованного желания или комплекса неполноценности, ролевой,  адаптационный,  неадекватной самооценки,  невротический конфликты (Анцупов, Шипилов).

Во многом возникновение внутриличностных конфликтов имеет виктимологическое значение только тогда,  когда они перерастают в жизненные кризисы и ведут к виктимным поведенческим реакциям.

Так, при негативном развитии событий неспособность человека справиться с экстремальной ситуацией,  опыт боязни преступника,  собственной слабости и беспомощности может кумулироваться, скрываясь от сознания и проявляясь в изменениях реакций, постоянных стрессах, эмоциональном ступоре, необоснованных, неадекватных реакциях при попадании в сходную ситуацию.  Умение же справиться с ситуацией как самостоятельно, так и с помощью общества, друзей и близких, ведет к укреплению личности, ее нравственному совершенствованию.

Нереализованные и неразрешенные внутриличностные конфликты меняют психические и физиологические реакции организма, а также ведут к развитию виктимных комплексов:  комплекса мнимой жертвы (трусость,  паникерство,  постоянные подозрения об угрозе безопасности со стороны окружающих); комплекса притворной жертвы (своим нытьем и страхами притягивающей беду).

Ролевые межличностные конфликты могут приводить к формированию следующих специфических виктимных комплексов, при стечении обстоятельств реализующихся в деструктивном поведении:

комплекса жертвы-дитяти;  комплекса жертвы-подкаблучника;  комплекса безвинной жертвы.  

Специалисты по транзактному анализу утверждают, что, эксплуатируя свои комплексы и манипулируя другими, люди провоцируют других и играют определенные роли с целью поддержания в себе чувства вины, боли, страха, возникавших ранее в сходных ситуациях. Говоря о роли восприятия и воплощении в соответствующем поведении виктимных правил и норм соответствующей субкультуры,  следует отметить определенную значимость конфликтов между требованиями двух систем морали:  первой,  отстаивающей необходимость и дозволенность безопасного поведения, и двух других, выражающих точки зрения социальных групп аутсайдеров: групп, стремящихся к повышенному риску в собственной жизни («экстремалы»), и групп, стремящихся спрятаться в «башню из слоновой кости», отгородиться и переждать.

К основным состояниям,  связанным с интериоризацией норм подобных групповых субкультур, могут быть отнесены: гипервиктимность и гиповиктимность.

13.3. Виктимизация: процесс и результат

В обществе совершается множество разнообразных преступлений, которые причиняют огромный материальный, физический, социальный и моральный ущерб гражданам, социальным группам и обществу в целом,  дестабилизируют социальную жизнь и мешают развитию социума,  а также превращают граждан в жертв преступлений.

Процесс превращения лица в жертву преступления называется виктимизацией. Она представляет собой реализацию субъективных (личностных) и объективных (ситуативных)  виктимных (виктимогенных) потенций реального, состоявшегося потерпевшего.

Виктимизацию следует рассматривать в двух аспектах: индивидуальном (виктимизация отдельного субъекта от конкретного преступления) и массовом (множество,  суммарное выражение актов виктимизации, в конечном счете как виктимизация от преступности).  

Виктимизация имеет структуру, которая на индивидуальном уровне включает такие элементы, как субъект и объект виктимизации, субъективная (эмоционально-волевая)  и объективная (ситуативная)  стороны виктимизации. Виктимизация на массовом уровне включает аналогичные элементы, но представляющие собой определенные суммарные выражения наиболее типичных качеств индивидуальной виктимности.  

Понятие «субъект виктимизации»  логично связывается с понятием «жертва», но они не всегда совпадают.

Субъект индивидуальной виктимизации – это всегда физическое лицо, непосредственная жертва преступления (потерпевший).

Субъект массовой виктимизации –  это множество,  совокупность жертв – субъектов индивидуальной виктимизации.  

Объект виктимизации –  это охраняемые уголовным законодательством общественные отношения (блага, ценности), которые в результате виктимизации подверглись социально нежелательным изменениям, связанным с совершением преступления.

Объективную сторону виктимизации составляют элементы ситуации: место, время, способ причинения вреда, поведение потерпевшего в виде провокации, содействия, противодействия виктимизации, последствия виктимизации, т.е. то, что существует вне (хотя и не всегда независимо) субъекта виктимизации.

Субъективная сторона виктимизации включает мотивы,  цели, умысел или неосторожность потерпевшего,  определяющие его «вклад»  в механизм причинения вреда,  восприятие,  осознание и отношение к результатам виктимизации.  

Л.В. Франк предложил четыре уровня виктимизации: первый – непосредственные жертвы, т.е. физические лица; второй – семьи; третий –  коллективы,  организации;  четвертый –  население районов,  регионов.

Можно сколько угодно относить к жертвам те или иные формы интеграции людей и все равно подходить к каждому участнику этой интеграции как к индивидуальной жертве. Группа, множество физических лиц, взаимодействуя, вероятно, создают в ходе коллективного для них процесса виктимизации новое для них качество поведения, но в любом случае для каждого индивида его «товарищи по несчастью» есть элементы виктимологической ситуации.  С этой точки зрения жертва – всегда «одинокая жертва».  

Виктимизация в ее этимологическом и предметно-содержательном аспектах представляет собой социально детерминированный, опосредованный личностью и обусловленный деструктивным взаимодействием личности с социальной средой процесс причинения посредством уголовно-противоправных деяний физического, материального, морального или другого вреда и превращения личности в жертву преступления.  

13.4. Этиология виктимизации

В системе детерминации виктимизации Н.А. Барановский выделяет следующие группы факторов:  криминогенность личности и образа жизни преступника, а также его предпреступное поведение; виктимогенность личности и образа жизни жертвы,  а также ее предвиктимное поведение;  деструктивный характер социального взаимодействия жертвы с преступником;  виктимогенные и криминогенные социально-ситуативные обстоятельства.

Криминогенность личности и образа жизни преступника, а также его предпреступное поведение как детерминанта виктимизации.

В процессе виктимизации, как свидетельствуют данные уголовной статистики и криминологические эмпирические исследования, ведущую роль в большинстве случаев играет преступник. Криминологическое исследование преступности молодежи и несовершеннолетних, проведенное Н.А. Барановским в 1997 г. в Республике Беларусь, показало, что типичными криминогенными личностными качествами и особенностями образа жизни молодых правонарушителей являются:

– низкий уровень образования и общекультурного развития;

– утрата социально-профессионального статуса и уклонение от учебы и работы;

– плохая учеба, второгодничество и нежелание повышать уровень образования;

– социальная отчужденность, неприспособленность и дезадаптация;

– конфликтность отношений с окружающими;

– ведение аморального и противоправного образа жизни (регулярное курение, употребление алкоголя, наркотиков, ориентация на праздность и развлечения, потребительство, совершение аморальных поступков и правонарушений, бездомность, занятие сексуальным или наркобизнесом и т.п.);

– правовой и нравственный нигилизм;

– усвоение и принятие ценностей деструктивных молодежных субкультyp (потребительства,  гедонизма,  насилия,  сексуальной свободы,  национального экстремизма, фашизма, религиозного фанатизма и др.);

– высокий уровень тревожности и неуверенности в себе;

– формирование устойчивых асоциальных личностных социально-психологических качеств:  эгоцентризма и эмоционального безразличия, конформизма, неразвитости чувства индивидуальной ответственности,  слабоволия,  импульсивности,  раздражительности, обидчивости, подозрительности и враждебности, склонности к физической и деструктивной агрессивности;

– наличие психических аномалий (депрессивности,  неврозов,  дебильности, состояния деперсонификации и внутриличностного конфликта).

Что касается социальных криминогенных факторов правонарушений молодежи,  которые в сочетании с деструктивными личностными качествами и особенностями образа жизни образуют единый криминогенно-детерминированный комплекс,  то,  прежде всего,  следует выделить следующие негативные обстоятельства ближайшего социального окружения, а именно:

– низкая степень материальной обеспеченности семей молодых правонарушителей,  порождающая неудовлетворительный уровень потребления материальных и духовных благ, плохие жилищные условия и т.д.;

– очень высокий уровень материальной обеспеченности семей,  влекущий доминирование в семьях ориентации на потребительство, роскошь, снобизм, всемогущество денег и вседозволенность;

– воспитание в детстве и отрочестве в неполной семье или в детских домах;

– проживание в семье с отчужденными и конфликтными отношениями между родителями, безразличное отношение родителей к ребенку;

– использование в семье насилия и жестокого обращения в качестве средства воспитания и контроля;

– ведение родными, приятелями и знакомыми аморального и противоправного образа жизни, наличие в ближайшем окружении асоциальных нравов, ценностей, привычек, правил поведения;

– дисфункциональность и несовершенство общего и профессионального образования и воспитания.

Деформированность личности и образа жизни значительной части молодежи,  сочетающаяся с социальной дезорганизацией ближайшего социального окружения,  закономерно и с неизбежностью порождает деструктивность социальных отношений и взаимодействий

молодежи с другими людьми, социальными группами, институтами и обществом в целом.  Эта деструктивность социального взаимодействия происходит как на стадии формирования и социализации молодых правонарушителей,  так и непосредственно перед совершением преступлений и виктимизации граждан.

Виктимогенность личности и образа жизни жертвы и ее предвиктимное поведение как детерминанта виктимизации

Виктимогенные качества личности и образа жизни жертв претуплений, как правило, имеют асоциальный характер. В своем поведении они проявляют склонность к злоупотреблению спиртными напитками,  проституции,  бродяжничеству,  авантюризму,  к несдержанному и порой даже наглому агрессивному поведению,  социальной замкнутости и маргинальности. В частности, при умышленных убийствах со стороны жертв нередко имеет место провоцирующее предвиктимное поведение:  замечание – 20,3%,  оскорбление,  обман,  насмешка – 23,3%, супружеская измена – 1%, принятие участия в драке 8%  и другое.  Виктимное поведение жертвы может проявляться и в форме неосторожности, когда, не понимая конечных последствий своего поведения,  не предпринимаются необходимые меры предосторожности,  создаются ситуации, благоприятные для совершения в отношении их преступлений. Такое поведение потерпевшего характерно для преступлений против личности,  в том числе при изнасиловании.

Изнасилованиям нередко предшествует неосторожное и двусмысленное поведение женщин,  их легкомысленность в знакомствах.  Аморальное,  а порой,  и противоправное поведение потерпевших имеет виктимогенное значение и при совершении хулиганства. Потерпевшие от хулиганства часто сами были в нетрезвом состоянии и провоцировали преступное поведение. Возникновение ситуаций,  предшествующих корыстным преступлениям и способствующих их совершению, нередко прямо связано с неосторожным или аморальным поведением потерпевшего. При мошенничестве, взяточничестве потерпевшие иногда проявляют нечестность, алчность, корысть, стремление незаконно получить те или иные блага и выгоды.  Социологический опрос насильственных преступников,  проведенный Н.А.  Барановским,  показал, что, по мнению самих преступников, они имеют «право на насилие» в следующих жизненных ситуациях: при насилии к ним или их близким – 64,7%, оскорблении – 56%, в драке и ссорах – 47,3%, проявлении грубого поведения – 17,4%, за предательство – 24,9%, за измену – 24,2%,  при необходимости оказать помощь приятелю – 16,4%, когда «слова не помогают» – 14,5%, при замечаниях в их адрес – 2%. Данные формы поведения граждан по существу могут стать виктимогенным поведением и спровоцировать совершение насильственных преступных действий. Виктимогенный характер могут носить такие качества личности потерпевшего, как неуверенность в себе, социальная неприспособленность и маргинальность, несдержанность, грубость, склонность к конфликтности и агрессивности,  состояние страха,  пассивность, конформизм, терпимость к насилию, мазохизм и другие.

Деструктивный характер социальных взаимодействий жертвы с преступником как детерминанта виктимизации

В процессе виктимизации помимо личности и образа жизни преступника и потерпевшего существенную роль играют характер и содержание их предвиктимных взаимоотношений и взаимодействий.

Анализ тяжких насильственных преступлений показывает,  что  в 82% случаев им предшествуют межличностные конфликты – столкновения противоположных и несовместимых потребностей и интересов жертвы и преступника. Конфликты преимущественно возникают ситуативно, особенно в сфере досуга, а порой имеет место накопление конфликтных отношений,  особенно в сфере семейно-бытовых отношений.  В семейных конфликтах почти треть мужей,  осужденных за убийство жен, пострадали от их супружеской измены, а еще 15% имели основания для сомнений в их поведении. Анализ причин возникновения межличностных конфликтов, предшествующих насильственной виктимизации,  показывает,  что в 44%  случаев конфликты возникали по вине преступников при стремлении их к удовлетворению потребности в эгоцентризме,  при стремлении властвовать над другими людьми,  демонстрации превосходства над ними,  деформированном самоутверждении. В возникновении каждого шестого межличностного конфликта были виноваты сами потерпевшие (например,  в 59%  случаев убийства жены основным виктимогенным фактором послужила чрезмерная авторитарность жены, а в 44% случаев убийства мужа его асоциальное поведение,  в частности,  пьянство).  Во многих случаях в возникновении межличностных конфликтов виноваты солидарно преступник и его жертва.  В большинстве случаев конфликты возникали на почве выяснения межличностных отношений в связи или на почве потребления спиртных напитков, личных семейных отношений и бытовых проблем.

Виктимогенные и криминогенные социально-ситуативные обстоятельства

Обстоятельства конкретной жизненной ситуации,  которые влияют на процесс виктимизации, как правило, характеризуют место, время,  природные и социальные условия (жилой дом,  производство, общественные места, зона отдыха и т.д.), орудия, технические и другие средства.  Отсутствие или ограниченность технических средств, материальных возможностей,  окружающих людей,  ночное время суток и другие неблагоприятные обстоятельства и ситуации часто препятствуют или затрудняют защиту и способствуют виктимизации граждан,  то есть имеют виктимогенный характер.  Другие же ситуативные обстоятельства выполняют криминогенную роль и облегчают совершение преступных деяний (наличие или доступность холодного, огнестрельного оружия,  других средств совершения преступлений, наличие группы преступников и т.д.). Эти обстоятельства оказывают влияние на мотивацию, планирование,  выбор и принятие решения,  а также исполнение преступных действий.

В зависимости от доминирования того или иного фактора (личности преступника и его поведения, личности жертвы и ее поведения, характера и содержания социального взаимодействия жертвы с преступником,  обстоятельств социально-ситуативного плана)  возможны различные модели (типы) виктимизации.

Во-первых,  личностно-криминогенная виктимизация –  в системе детерминант виктимизации доминируют преступная активность и криминогенные качества личности преступника.  Например,  при совершении тяжких насильственных преступлений (умышленных убийств, тяжких телесных повреждений, злостного хулиганства и др.).  

Во-вторых,  личностно-виктимогенная виктимизация –  когда в системе факторов виктимизации доминируют асоциальные качества личности и образа жизни самого потерпевшего.  

В-третьих,  виктимизация личностно-социального взаимодействия – обусловлена конфликтным или другим деструктивным взаимодействием жертвы с преступником.  

В-четвертых, ситуационная виктимизация – в системе детерминационных факторов главная роль принадлежит обстоятельствам конкретной жизненной ситуации (времени,  месту,  орудиям и средствам  и т.д.).  

Таким образом,  виктимизация порождается сложным комплексом различных детерминационных факторов. Фиксируя и воздействуя на все эти факторы виктимизации, общество в лице правоохранительных органов и других структур может в определенной степени контролировать и добиваться сокращения масштабов и уровня виктимизации и тем самым предупреждать и снижать преступность.  

13.5. Виктимологическая ситуация и ее составляющие

В понятийном аппарате виктимологии важное место занимают понятия криминологической и виктимологической ситуаций,  а также ситуаций, охватываемых этими понятиями.

Нравственное формирование личности, равно и положительное, и отрицательное (дефектное), в значительной мере определяется вольным или невольным,  сознательным или несознательным влиянием лиц,  составляющих важнейший компонент микросреды субъекта, – родителей, родственников, друзей и др., так как иногда условия бытия человека скорее, чем какие-либо общие идеи и воззрения, формируют человека как личность.

При формировании личности разные по характеру и силе внешние воздействия,  преломляясь через психофизические данные этого лица, превращаются в его привычки, потребности,  становятся критериями предъявляемых к себе и другим требований. Все внешние условия формируют и развивают личность, но из обстоятельств жизни решающее влияние оказывают взаимоотношения людей, в сфере действия которых находится личность.

Обстановка,  в которой оказывается преступник,  далеко не всегда бывает объективно нейтральной. Она в большей или меньшей степени влияет на преступника, его поведение и мотивацию поступка. Но каждая конкретная ситуация воспринимается различными лицами по-разному, т.к. они «вступают» в нее с ранее сформированными личностными установками, представлениями, способностью к критическим оценкам.  Поэтому необходимо обращение к этапам,  отдаленным от времени совершения преступления.  

Ситуация – это совокупность обстоятельств сложившегося или реально возможного взаимодействия лица и внешних для него обстоятельств в тот или иной определенный момент времени.  

В свое время Г. Гентиг заметил, что «в некотором смысле жертва создает преступника».  Анализ многих преступлений показывает, что действия преступника,  казалось бы,  совершенно не связанные с поведением потерпевшего в предпреступной ситуации,  в действительности являются в большей или меньшей (иногда решающей) степени результатом вклада лица,  которому причинен вред,  в формирование личности преступника.  

Отдаленные по времени от непосредственно преступного акта взаимоотношения будущих преступника и потерпевшего могут содержать не только формирующие, но и иные элементы зарождения в дальнейшем криминально разрешившегося конфликта.

Таким образом,  сумма объективных и субъективных обстоятельств, факторов и их зависимостей (как связанных, так и не связанных с потерпевшим), составляющих предысторию преступления и само преступление, значительно шире той их части, которая относится лишь к самому преступлению и обстоятельствам, ему непосредственно предшествовавшим.  Поэтому целесообразно провести различие между ними через понятия личностно-формирующей,  предкриминальной (жизненной),  криминальной,  посткриминальной,  криминогенной и криминологической ситуаций.

Личностно-формирующая ситуация –  система факторов,  условий,  обстоятельств,  оказавших решающее влияние на преступника, формирование его личностной направленности и общественно опасных установок.

Предкриминальная (жизненная)  ситуация –  это совокупность обстоятельств,  непосредственно предшествующих преступлению и взаимодействующих с личностными качествами субъекта, совершающего преступление.

Криминальная ситуация –  это непосредственно преступление (обстановка совершения преступления).

Посткриминальная ситуация –  совокупность всех обстоятельств,  характеризующих поведение преступника и жертвы (если жива) после преступления во всем, что имеет отношение к преступлению, его последствиям, квалификации и оценкам.

Криминогенная ситуация –  это этап развития криминологического механизма до момента преступления, включающий личностно-формирующую и предкриминальную ситуации.  

Криминологическая ситуация – это совокупность обстоятельств, включающих этап формирования личности преступника, как бы он ни был отдален от события преступления (личностно-формирующую ситуацию),  предкриминальную (жизненную)  ситуацию,  непосредственно предшествующую преступлению,  само преступление (криминальную ситуацию), а также посткриминальную ситуацию, рассматриваемых как единый причинно связанный процесс.

Ситуация,  предшествующая преступлению,  может быть как кратковременной, так и сравнительно длительной – от нескольких секунд до нескольких лет, причем потерпевший от преступления может вступить в ситуацию на самых отдаленных этапах или, наоборот, непосредственно предшествующих преступлению.

Криминологическая ситуация охватывает все обстоятельства, относящиеся к конкретному преступлению,  причем формирование личности преступника не исключается из нее и рассматривается как этап (и одновременно составной элемент) предшествующей преступлению ситуации (предкриминальная обстановка).

Виктимологическая ситуация включает:

– личностно-формирующую виктимную ситуацию (систему факторов, условий,  обстоятельств,  оказавших решающее влияние на формирование у потенциальной жертвы качеств повышенной виктимности);

– предкриминальную (жизненную) ситуацию (систему обстоятельств, непосредственно предшествующих преступлению, во взаимодействии с личными качествами субъекта виктимизации (потенциальной жертвы); в совокупности эти ситуации составляют виктимогенную ситуацию;

– криминально-виктимную ситуацию (ситуацию непосредственно совершения преступления и причинения вреда);

– посткриминальную виктимную ситуацию (поведение жертвы послепреступления и все обстоятельства, влияющие на ее положение).

Содержание виктимологической ситуации, таким образом, составляет совокупность обстоятельств формирования личности с повышенными виктимными потенциями:  конкретная предпреступная (жизненная) ситуация, преступление и обстоятельства, сложившиеся после преступления,  в которых непосредственно реализуется индивидуальная виктимность, рассматриваемые как единый причинно связанный процесс.

Виктимологическая и криминологическая ситуации реализуются во взаимодействии,  так как на этапах конкретной предпреступной (жизненной) ситуации и ситуации преступления (а в ряде случаев – и после него) они совпадают. Различие лишь в том, с каких позиций они воспринимаются преступником и потерпевшим, в чем объективно выражается давление ситуации на каждого из них.  

Более того, участие потенциальной жертвы в формировании потенциального причинителя вреда (преступника),  т.е.  виктимологический аспект начального этапа криминологической ситуации,  имеет аналогию в рамках виктимологической ситуации.  При наличии стабильных связей и потенциальный преступник может формирующе воздействовать на потенциального потерпевшего.  В этом случае налицо криминологический аспект виктимологической ситуации.

Во многих случаях потенциальная жертва своим поведением формирует ситуацию, в которой повышается вероятность причинения ей вреда. Такие ситуации могут возникать в результате: неправомерных, неэтичных действий, носящих провокационный характер; действий,  снижающих критическое восприятие окружающей обстановки (алкогольное или наркотическое опьянение);  неосторожного поведения, создающего благоприятные условия для реализации преступных намерений причинителя вреда;  подстрекающих действий;  правомерных поступков,  но вызывающих преступную реакцию у потенциального причинителя вреда.

PAGE   \* MERGEFORMAT1



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
18200. Отказ от материнства как социальное явление 173.88 KB
  Это имеет свое отражение и в Конвенции ООН о правах ребенка которая признает семью как основную ячейку общества и естественную среду для роста и благополучия детей и что ребенку для полного и гармоничного развития личности необходимо расти в семейном окружении в атмосфере счастья любви и понимания Семья - является основой нашего государства а дети ее будущее. В дипломной работе осуществлено исследование сущности отказов от материнства как социального явления раскрыт механизм формирования материнского поведения дано...
18319. Наркотизм как негативное социальное явление и уголовно-правовые меры противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ 95.22 KB
  Отслеживается рост преступности в сфере нелегального цикла наркотиков; снижение возраста лиц употребляющих наркотические средства либо психотропные вещества; увеличение доли жестких наркотиков в всеобщем объеме наркотических средств и психотропных веществ находящихся в нелегальном цикле. Появляется иной вопрос с кем бороться в первую очередь с наркоманами либо наркоторговцами и изготовителями. Обстоятельный обзор составов правонарушений влекущих уголовную ответственность за нелегальные получение хранение перевозку пересылку...
20961. Социально-педагогическая профилактика виктимности в общеобразовательных учреждениях 6.42 KB
  Теоретические аспекты изучения виктимности Понятие и классификация виктимности Психологические особенности учащихся общеобразовательных учреждений на различных этапах обучения Особенности виктимности в средней школе. Практический анализ профилактической работы по предотвращению виктимности в общеобразовательных учреждениях. Особенности профилактики виктимности.
19573. Профилактика виктимности и перспективы совершенствования системы мер предупреждения виктимного поведения в местах лишения свободы 68.6 KB
  Прямым следствием криминализации общественных отношений при отбывании лишения свободы выступает виктимизация осужденных. Стоит исключить из процесса криминализации осужденных жертв преступлений, и она станет утрачивать свое содержание - общественную опасность и вредоносность.
6061. Явление электромагнитной индукции 3.48 MB
  была установлена связь между электрическими и электромагнитными явлениями что послужило фундаментом для разработки теории электромагнитного поля. Открытие датским физиком Эрстедом магнитного поля вокруг проводников с током привело к попыткам с помощью магнитного поля возбудить ток в контуре. Явление заключается в том что при изменении магнитного потока через поверхность ограниченную проводящим контуром в нем возникает электрический ток.
15110. Политика как общественное явление 29.29 KB
  Вся социальная жизнь представляет собой процесс постоянного взаимодействия людей и их объединений, преследующих свои интересы и цели, а потому неизбежно конкурирующих друг с другом. На начальных стадиях развития человечества такая конкуренция поддерживалась в основном механизмами общественной самоорганизации. Их ведущими элементами, обеспечивавшими порядок и распределение важных для жизни человека ресурсов
7694. Туризм как явление общественной жизни 19.56 KB
  Туризм как явление общественной жизни. Сущность и экономическое содержание туризма. Формы виды и разновидности туризма. Международный туризм входит в число трех крупнейших экспортных отраслей уступая нефтедобывающей промышленности и автомобилестроению.
11500. Воспитательная работа как педагогическое явление 35.17 KB
  В данной связи необыкновенную остроту получает проблема организации воспитательной работы в коллективе учащихся которая в педагогической литературе довольно изучена. На базе выделенной трудности было сформулировано содержание курсовой работы: Воспитательная работа с учащимся и её роль в организации воспитательной системы школы. При этом инновационная образовательная практика обучения организации воспитательной работы в образовательных учреждениях столкнулись с противоречиями осматриваемыми как антагонизм несоответствие какие...
17905. Милитаризация как негативное мировое явление 271.05 KB
  Целью реферативной работы является осветление проблем и перспектив демилитаризации экономики как общемирового явления присущего многим цивилизованным странам. У милитаризации как и у каждого процесса есть свои цели и задачи преимущества и недостатки. Также высокие военные расходы финансируемые из государственного бюджета уменьшают возможности государства в решении многих проблем в остальных отраслях деятельности как например поддержка научно-исследовательской работы образования культуры охраны окружающей среды либо в защите...
104. Явление паронимии в русской лексике 6.84 KB
  Причиной смешения может явиться неразличение мало знакомых носителю языка паранимических слов или небрежное отношение к содержанию слов. Парономазия – стилистический прием предполагающий специальное сближение слов в чем-либо сходных в своем звуковом составе из года в год негодная погода. Назначение...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.