Реализация уголовно-правовых норм о необходимой обороне, характера и пределов причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление

Охрана уголовным законодательством интересов людей действующих в условиях необходимой обороны вынужденно причиняющих вред лицу совершающему преступление является важным фактором повышения активности как граждан так и сотрудников правоохранительных органов.

2015-04-28

54.8 KB

1 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE  2

Содержание

[1] Содержание

[2] Введение

[3] 1. Понятие и условия правомерности необходимой обороны

[4] 2. Превышение пределов необходимой обороны

[5] 3. Мнимая оборона

[6] 4. Задержание преступника и его отличие от необходимой обороны

[7] Заключение

[8] Список использованных источников


Введение

Актуальность. Уровень и динамика преступности в России за последние годы наглядно свидетельствуют о ее масштабности, представляющей реальную угрозу интересам государства и национальной безопасности.

Преступность в России приобретает все более вооруженный характер. В оборот пускаются огнестрельное оружие, взрывчатые вещества.

Охрана уголовным законодательством интересов людей, действующих в условиях необходимой обороны, вынужденно причиняющих вред лицу, совершающему преступление, является важным фактором повышения активности как граждан, так и сотрудников правоохранительных органов.

Уголовно-правовые вопросы обстоятельств, исключающих преступность деяния, имеют особое значение для сотрудников милиции. Это обосновано, во-первых, тем, что в связи со спецификой обязанностей работы часто оказываются в режиме повышенного криминального риска, что обусловливает обязательность применения ими физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Во-вторых, в условиях повышенной криминальной активности в обществе, увеличения количества совершаемых насильственных преступлений роль и значение указанных норм уголовного права существенно возрастают для активизации деятельности граждан по пресечению преступлений.

При необходимой обороне осуществляется защита личности и прав обороняющегося или другого лица, государственных или общественных интересов от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Правильное применение законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление, является действенным средством борьбы с преступностью. В этой связи не только актуальной, но и своевременной является любая попытка выявить потенциал, раскрыть все его основные социальные и уголовно-правовые возможности, разработать оптимальный законодательный механизм эффективной реализации указанных уголовно-правовых институтов.

Однако произошедшие в России в последние годы изменения повлекли за собой изменения в различных областях жизни нашего общества, в том числе и в праве. К последним можно отнести изменения в содержания уголовно-правовой нормы о необходимой обороне и включение впервые в уголовное законодательство (УК РФ 1996 года) нормы об исключении ответственности за причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38).

Изложенное предопределяет необходимость рассмотрения проблем необходимой обороны и причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление применительно к реалиям современной России.

Цель исследования. Изучение основных теоретических и практических проблем реализации уголовно-правовых норм о необходимой обороне, характера и пределов причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Задачи исследования:

  1.  Проанализировать понятие и условия правомерности необходимой обороны.
  2.  Рассмотреть превышение пределов необходимой обороны
  3.  Рассмотреть понятие мнимой обороны
  4.  Проанализировать института задержания преступника и его отличие от необходимой обороны


1. Понятие и условия правомерности необходимой обороны

В современной России происходят коренные экономические, социальные и политические преобразования. За годы реформ создана определенная правовая база, происходит преобразование судебной системы, совершенствование системы защиты прав и свобод личности, демократизация уголовного права. Уголовное законодательство является правовой основой для борьбы с преступностью, которая причиняет огромный вред государственным интересам и правам личности. 1

Отечественное уголовное законодательство впервые установило право активного противодействия общественно опасному посягательству любыми избранными защитными средствами, независимо от возможности избежать посягательства, обратиться за помощью к другим лицам .

Поскольку состояние необходимой обороны предопределяет правомерность причинения вреда нападающему, проблема правоприменителя заключается в том, чтобы:

1) определить, существовало ли состояние необходимой обороны в данном конкретном случае;

2) установить, не было ли превышения пределов необходимой обороны.

В отечественном уголовном праве разработан ряд условий, при наличии которых констатируется состояние необходимой обороны и правомерность защиты.2

Посягательство характеризуется следующими признаками:

1) общественной опасностью;

2) наличностью;

3) действительностью.

1. Посягательство должно быть объективно общественно опасным, но не обязательно преступным. Поэтому необходимая оборона допустима против невменяемых и лиц, не достигших возраста уголовной ответственности. Защита от нападений животных рассматривается как необходимая оборона в тех случаях, когда они являются орудием в руках человека. Необходимая оборона возможна против неправомерных действий должностных лиц в том случае, если их поведение является очевидно преступным и формально незаконным.

2. Наличность посягательства как условие правомерности необходимой обороны заключается в том, что жизни, здоровью и другим наиболее важным социальным ценностям вред уже причиняется или создалась реальная непосредственная угроза его причинения. Действия обороняющегося, причинившего вред посягающему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было прекращено или окончено, и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях. Против предполагаемого нападения необходимая оборона недопустима.

3. Посягательство должно быть действительным, т.е. существовать реально, а не только в сознании обороняющегося. Действия для отражения кажущегося нападения принято называть мнимой обороной и рассматривать по правилам о фактической ошибке.

Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите, таковы:

защита должна причинять вред нападающему, а не третьим лицам;

защита допустима при отражении посягательства на интересы, охраняемые уголовным законом;

3) соразмерность защиты и нападения.

1. Причинение имущественного вреда третьим лицам рассматривается по правилам о крайней необходимости. Ответственность за причинение физического вреда третьим лицам зависит от того, можно ли считать его ошибку извинительной. При извинительной ошибке ответственность исключена, если же ошибка свидетельствует о непредусмотрительности со стороны обороняющегося, то наступает ответственность за неосторожное преступление.

2. Защита допустима при посягательстве на любые охраняемые законом интересы и права - свои, другого лица, общества и государства.

3. Соразмерность защиты и нападения определяется с учетом всех обстоятельств дела: важности защищаемого блага и того, которому в результате необходимой обороны был причинен вред; интенсивность посягательства и защиты, физические данные обороняющегося и нападающего, количество нападающих и обороняющихся, средства защиты и нападения. Нарушение данного условия вызывает наибольшие трудности в правоприменительной практике и требует подробного рассмотрения.3

Таким образом, под необходимой обороной принято понимать непреступное причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.


2. Превышение пределов необходимой обороны

Превышение пределов необходимой обороны имеет место, прежде всего, в случаях явного несоответствия между возможным вредом, который нанесет посягающий, и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства – с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства. Новый УК прямо не устанавливает, в каких случаях обороняющийся вправе причинить любой вред нападающему.

Для правомерной обороны не требуется также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами зашиты и способами и средствами посягательства. На основании вышесказанного можно вывести два заключения:

1. Если не ясно, превысило ли лицо или не превысило необходимую оборону, лучше посчитать, что не превысило, чтобы стимулировать у людей желание себя защищать.

2. Всякая необходимая оборона связана с ее превышением. Вопрос о видах превышения пределов необходимой обороны имеет принципиальное значение, поскольку правильное его разрешение предопределяет наличие – отсутствие ответственности за превышение пределов необходимой обороны во многих конкретных случаях.

Так, А.Ф. Кони называл три вида превышения пределов необходимой обороны:

1) преждевременное употребление силы;

2) превышение пределов необходимой обороны в собственном смысле;

3) насилие, совершенное уже после отражения нападения.

Примером первого вида превышения, по его мнению, может служить случай, когда вор только просунул голову в окно и глядит, а в него уже стреляют.

Поскольку в этом и в других случаях превышения пределов необходимой обороны защищающийся действует под влиянием какого-либо психологического фактора, например, испуга, ужаса, страха предстоящей опасности, то этим и извиняется, по мнению А.Ф. Кони, его действия.

Ко второму виду превышения относится причинение излишнего вреда, когда защищающийся употребляет большее насилие, чем требуемое обстоятельствами защиты: «Если я, схватив вора, могу его представить в руки власти (предполагается, что вор не сопротивляется) и, тем не менее, все-таки убиваю его, – я превысил необходимую оборону».

Третий случай превышения пределов необходимой обороны наступает, считает А.Ф. Кони, когда достигается цель необходимой обороны – поставить противника в невозможность вредить (то есть победа над ним) или отнять у него присвоенную вещь.4

Как только та или иная другая цель достигнута, так уже прекращается состояние необходимой обороны и начинается месть.

Как видим, А.Ф. Кони, по существу говорил о двух видах превышения необходимой обороны: несвоевременной обороне (преждевременное употребление силы и насилие, совершенное уже после отражения нападения) и чрезмерной (превышение пределов необходимой обороны в собственном смысле).

В.Ф. Кириченко также выделял три вида превышения пределов необходимой обороны в зависимости от причин, послуживших основанием превышения:

1) взволнованное, аффектированное состояние, вызванное нападением;

2) неправильная оценка обстановки;

3) умышленное превышение пределов необходимой обороны.

М.Д. Шаргородский исходил из того, что превышение пределов необходимой обороны признается в двух случаях:

1) если защищающийся принял меры, по интенсивности резко не соответствующие интенсивности нападения;

2) если оборона была несвоевременной.

Тасаков С. подчеркивает, что в уголовно-правовой литературе широко распространена точка зрения, согласно которой есть два вида превышения пределов необходимой обороны:

1) несоразмерность между произведенной защитой и характером происходящего посягательства;

2) несвоевременность обороны, то есть совершение оборонительных действий уже после окончания посягательства или после отказа от посягательства, если оборонительные действия не вызывались необходимостью задержания преступника. 5

Истомин А.Ф.в своей работе рассматривает два вида превышения пределов необходимой обороны:

1) чрезмерную оборону и

2) несвоевременную оборону. 6

Два вида пределов необходимой обороны называет и Меркурьев В.В. По его мнению, превышение пределов необходимой обороны может иметь место в следующих случаях:

1) при несвоевременности совершения защитительных действий и

2) при явной несоразмерности защиты характеру и опасности посягательства. Многие из исследователей выделяют два вида превышения пределов необходимой обороны.7

Во всех случаях речь идет о превышении пределов необходимой обороны или в силу несвоевременности оборонительных действий, или в силу несоразмерности защиты и посягательства. В связи с ранее сказанным следует специально рассмотреть каждый из этих видов превышения пределов необходимой обороны. Защита должна быть своевременной: акт защиты должен следовать в момент нападения либо непосредственно за актом нападения, если для обороняющегося не ясно, закончилось нападение или нет.

В науке уголовного права встречаются разные суждения о данном виде превышения пределов необходимой обороны. Сущность разногласий касается уголовно-правовой оценки несвоевременной обороны. Кратко весь спектр мнений можно свести к следующему.

Несвоевременная оборона это по своей сути:

1) необходимая оборона;

2) превышение пределов необходимой обороны;

3) умышленное причинение вреда;

4) неосторожное причинение последствий. Среди сторонников признания не- своевременной обороны видом превышения необходимой обороны нет единства мнений, какую оборону, преждевременную или запоздалую, следует признавать превышением пределов необходимой обороны.

Так, В.Ф. Кириченко считал несвоевременную защиту одним из видов превышения пределов необходимой обороны.8

Поэтому он не видел необходимости в применении этого особого термина для превышения пределов необходимой обороны во времени…».

Кабурнеев Э. О. считает, что «несвоевременность защиты нельзя рассматривать как превышение пределов необходимой обороны, поскольку нельзя превышать то, чего нет». 9

Поэтому причинение вреда посягавшему при несвоевременной защите, как правило, должно влечь уголовную ответственность на общих основаниях за умышленное или неосторожное общественно опасное действие. Сторонником признания несвоевременности обороны видом превышения пределов необходимой обороны является Додонов В.Н. Несвоевременную оборону он разделяет на преждевременную и запоздалую. 10

При этом он считает, что преждевременная оборона на практике почти не встречается, а запоздалая представляет собой довольно частое явление. Недостаточно четкую позицию относительно несвоевременности обороны как вида превышения ее пределов занимает Тасаков С. Он предлагает различать действия при угрозе реального нападения и несвоевременную оборону. Он пишет, что при решении вопроса о несвоевременности обороны как одном из видов превышения пределов необходимой обороны нужно исходить из понятия наличности нападения. Вопрос о возможности квалификации несвоевременной обороны как превышения пределов необходимой обороны у С. Тасакова остался открытым. 11

Таким образом, на наш взгляд, возможность превышения пределов необходимой обороны лишь в состоянии необходимой обороны с полной ясностью показывает всю несостоятельность понятия превышения необходимой обороны во времени. Преждевременная оборона не будет еще обороной необходимой, т.к. против лишь предполагаемого посягательства можно принимать меры предупреждения, предосторожности, но не прибегать к обороне. А так называемая «запоздалая» оборона уже не будет необходимой, так как против оконченного посягательства оборона вообще является излишней и логически немыслима. Следовательно, в тех случаях, когда еще нет или уже нет необходимой обороны, не может быть речи и о превышении ее пределов.


3. Мнимая оборона

В судебной практике встречаются случаи осуществления оборонительных действий против лица, поведение которого ошибочно воспринимается как общественно опасное действие. В теории уголовного права и в судебной практике такие случаи называются мнимой обороной.

Мнимая оборона не уголовно–правовая категория (она не предусмотрена УК РФ). Это чисто научное понятие, призванное помочь разобраться в случаях, когда «оборона» не укладывается в рамки статьи 37 УК РФ.

Различные ученые по-разному определяют место мнимой обороны в системе уголовного права. Так, В.В. Сверчков классифицирует необходимую оборону на правомерную и ложную. Последняя, в свою очередь делится на спровоцированную, взаимную, дуэльную и мнимую12.

С.Ф. Милюков относит к мнимой обороне ситуации, когда нарушаются некоторые признаки необходимой обороны, в первую очередь, признак своевременности. Так, например, к мнимой он относит так называемую запоздалую оборону (причинение вреда посягающему в тот момент, когда посягательство уже фактически завершено).13

Большинство исследователей склоняются к тому, что мнимая оборона имеет место в том случае, когда отсутствует основание необходимой обороны – общественно опасное посягательство. Этой точки зрения придерживается В.И. Ткаченко14. В.М. Лебедев, характеризуя мнимую оборону, писал, что она возникает в ситуации, когда субъект причиняет вред другому лицу, ошибочно воспринимая его поведение как общественно опасное посягательство на охраняемые законом права и интересы.

Вопрос о юридической квалификации действий, совершенных при мнимой обороне, нашел свое отражение в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 года. По этому поводу в п. 13 дано следующее разъяснение: «Суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство, и лицо, применившее средство защиты, не осознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны».

При мнимой обороне субъект причиняет вред другому лицу, ошибочно воспринимая его поведение как общественно опасное посягательство на охраняемые законом права и интересы, т.е. полагая, что он правомерно защищается от такого общественно опасного посягательства. Если будет установлено, что данный субъект добросовестно заблуждался и вся обстановка происшедшего, включая поведение самого потерпевшего, давала ему основание оценивать поведение потерпевшего именно как нападение, создающее право на необходимую оборону, следует сделать вывод об отсутствии вины, поскольку субъект не осознавал и по обстоятельствам дела не мог осознавать общественной опасности своих действий.

Действия лица, находящегося в состоянии мнимой обороны, отличаются от необходимой обороны, так как они всегда объективно общественно опасны: мнимая оборона направлена на отражение не существующего в действительности посягательства.

Представляется, что случаи мнимой обороны можно подразделить на две группы, которые существенно различаются между собой. К первой группе относятся действия по защите от кажущегося посягательства, приравниваемые по своим правовым последствиям к необходимой обороне или к превышению ее пределов. Если в силу сложившейся обстановки обороняющийся имел достаточные основания полагать, что подвергается реальному посягательству, и поэтому решил защищаться, то при отсутствии превышения допустимых пределов отпадает вопрос об уголовной ответственности. Его не за что наказывать, так как и при должной внимательности он не мог не принять кажущееся посягательство за действительно происходящее.

Однако возможны случаи, когда мнимая оборона вызвана добросовестным заблуждением о наличии общественно опасного посягательства, но при ее осуществлении совершены такие действия, которые в условиях реального посягательства были бы превышением пределов необходимой обороны ввиду чрезмерности защиты. Лицо не подлежит освобождению от уголовной ответственности в этом случае, ибо даже при наличии действительного посягательства виновный подлежал бы наказанию. С учетом извинительного заблуждения обороняющегося его действия должны быть приравнены к превышению пределов необходимой обороны. «Причинение смерти при «мнимой обороне», когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности».

Для правильного решения вопроса о том, было ли допущено превышение пределов обороны при отражении мнимого посягательства, органы следствия и суд должны предположить, что мнимое посягательство было реальным, и установить, вправе ли был обороняющийся причинить тот же вред и при тех же условиях, отражая действительное посягательство. Уголовно-правовая оценка случаев мнимой обороны, вызванной добросовестным заблуждением о наличии общественно опасного посягательства, должна даваться по правилам о необходимой обороне в сочетании с правилами о фактической ошибке.

Другую группу случаев мнимой обороны образуют деяния, которые не могут приравниваться по своим правовым последствиям к необходимой обороне или к превышению ее пределов. Сюда входят действия по пресечению мнимого посягательства, вызванные тем или иным поведением потерпевшего, создавшим ошибочное представление о наличии посягательства, если для такого предположения в данном конкретном случае не было достаточных оснований. Лицо допускает ошибку при оценке сложившейся ситуации, хотя при должной внимательности и осмотрительности могло избежать этой ошибки и прийти к правильному выводу об отсутствии реальной опасности. Поэтому обороняющийся должен нести ответственность за неосторожное преступление против жизни или здоровья, так как хотя он сознательно причиняет смерть (или вред здоровью) другому лицу, деяние не может быть квалифицировано как умышленное преступление против личности, так как обязательным элементом умысла является осознание лицом общественно опасного характера совершаемого им действия, а в данном случае такого осознания нет.

Таким образом, вопрос об ответственности за вред, причиненный в состоянии мнимой обороны, рассматривается по общим правилам ответственности при фактической ошибке, т.е. в зависимости от наличия или отсутствия вины. В случае, если у обороняющегося были все основания полагать, что он отражает реальное посягательство, его заблуждение извинительно, причиненный вред оценивается по правилам о необходимой обороне и ее эксцессе. Если же его заблуждение не извинительно, то ответственность наступает за умышленное преступление.

В иных случаях мнимая оборона может влечь ответственность за неосторожное преступление. Наконец, в некоторых ситуациях мнимой обороны лицо должно привлекаться за совершение преступления с косвенным умыслом (а именно тогда, когда оно допускало отсутствие общественно опасного посягательства и исходило лишь из его возможности, т.е. действовало «с упреждением» и соглашалось при этом с причинением вреда людям, не совершающим посягательство).


4. Задержание преступника и его отличие от необходимой обороны

Наряду с вышеописанными состояниями практика столкнулась с такими обстоятельствами, устраняющими общественную опасность, как задержание лица, совершившего преступление, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения. То, что они не имели собственной законодательной регламентации, значительно осложняло их юридическую оценку. УК Российской Федерации (в Главе 8) учел требование практики и предусмотрел самостоятельное уголовно-правовое регулирование соответствующих институтов.

Задержание лица, совершившего преступление, отвечает законным интересам пострадавших от преступления, интересам общества и государства, в том числе правосудия. Принимая меры к задержанию, граждане способствуют реализации принципа неотвратимости наказания, помогают правоохранительным органам выполнить задачи уголовного судопроизводства. Кроме того, совершивший преступление с целью сокрытия следов своей противоправной деятельности может совершить другие преступления и уже тем самым представляет собой социальную опасность. Известно также, что многие преступления совершаются не единично, а серийно, и крайне важно пресечь преступную деятельность на возможно более раннем этапе. Поэтому правомерное задержание лица, совершившего преступление, общественно полезно и, соответственно, правомерно.15

Из текста закона видно, что по признакам правомерности задержание имеет сходство как с необходимой обороной, так и с крайней необходимостью. То есть вред причиняется в связи с преступлением (общественно опасным деянием) и именно лицу, его совершившему; но при этом причинение вреда обусловлено невозможностью задержать лицо без причинения ему вреда. Вместе с тем нельзя не заметить и ряд существенных различий. Приведем их вкратце.

Основанием для действии по задержанию является не опасность посягательства, а сам факт совершенного преступления, с одной стороны, и намерение лица, его совершившего, уйти от ответственности, с другой стороны, иначе причинение вреда теряет всякий смысл.

В отличие от необходимой обороны задержание, с точки зрения уголовного закона, осуществляется только в отношении лица, совершившего преступление. Если известно, что общественно опасное деяние совершено душевно больным, который может быть признан невменяемым, или лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, причинение вреда при задержании, по смыслу закона, должно выходить за рамки статьи 38 УК РФ. Если же задерживающий не осведомлен о душевном состоянии и возрасте задерживаемого и эти обстоятельства для него не очевидны, такое заблуждение следует считать извинительным. Заметим, что закон применяет формулировку задержание «лица, совершившего преступление», а не задержание преступника. Преступником лицо может быть названо только по судебному приговору, его вину в совершении преступления еще требуется доказать в установленном законом порядке. Однако объективные признаки преступления должны быть налицо.

Нельзя исключить случаи, когда задержание может перерасти в состояние необходимой обороны, то есть когда задерживаемый совершает общественно опасное посягательство в отношении задерживающих или иных лиц (например, при активном сопротивлении).

Таким образом, вступают в действие правила статьи 57 УК РФ, и праводеликтность теряет свое значение. Наряду с этим причинение при задержании вреда третьим лицам охватывается правилами крайней необходимости.16

Весьма специфично закон определяет пределы причиняемого при задержании вреда. Они как бы синтезированы из институтов необходимой обороны и крайней необходимости. Допустимый вред, с одной стороны, определяется характером и степенью общественной опасности содеянного, без требования меньшего вреда. Как и при самозащите, это предполагает даже определенное превосходство наносимого вреда над тем, который причинен задерживаемым. С другой стороны, размер вреда поставлен в зависимость от обстоятельств задержания и определяется соображениями целесообразности, с тем чтобы явно чрезмерный вред не был причинен без очевидной необходимости.

Несмотря на названные отличия в условиях правомерности, к задержанию применимы сходные с необходимой обороной и крайней необходимостью правила, хотя и они имеют определенную специфику.

Так, признак наличности состоит в том, что лицо уже совершило преступление, но еще не передано органам власти и не пресечена возможность совершения им новых преступлений. Отсюда своевременным можно признать задержание лица, подлежащего уголовной ответственности и скрывающегося от следствия и суда. Если преступление еще только замышляется, но реальных мер, направленных на достижение преступного результата не принято, то задержание следует считать преждевременным. (Пресечение преступного деяния, понятно, подчиняется правилам необходимой обороны.) Когда, наоборот, основания для задержания отпали (лицо задержано, явилось с повинной или обнаружило готовность добровольно сдаться властям), причинение вреда должно расцениваться как запоздалое задержание. При определении правовых последствий преждевременного или запоздалого задержания могут быть приняты во внимание правила, описанные в предыдущих разделах.

Наличность оснований для задержания должна сочетаться с их действительностью. Последнее, как представляется, следует рассматривать в четырех аспектах:

а) факт совершения преступления,

б) причастность к нему данного лица, которое подлежит уголовной ответственности и В) пытается неправомерно избежать ее. Ошибка по поводу хотя бы одного из этих слагаемых предполагает мнимость задержания со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Специальная ответственность за нарушение правил задержания законом не предусмотрена, в таких случаях деяние должно быть квалифицировано по статье УК, устанавливающей ответственность за фактически совершенное преступление. Но данное обстоятельство названо в п. ж статьи 61 УК РФ в качестве смягчающего наказание (то же самое касается действий в нарушение условий правомерности необходимой обороны, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения).

Как видим, рассмотрение дела о задержании лица, совершившего преступление, может представлять значительную сложность на практике. Это, прежде всего, относится к отграничению задержания от состояний необходимой обороны и крайней необходимости. Немало трудностей лежит и на пути определения правомерности задержания, особенно пределов допустимого вреда, признака действительности при доказывании будут занимать психологические и физиологические характеристики задерживающего. Они станут актуальными при определении оснований для задержания, того, насколько адекватно задерживающим оценена личность совершившего преступление, характер и степень общественной опасности содеянного, обстановка задержания, необходимость причинения и размер вреда.

Последнее обстоятельство чрезвычайно важно установить в ходе производства по делу. Во-первых, иначе невозможно выяснить, соблюдены ли допустимые пределы. Во-вторых, с учетом величины неправомерно причиненного при задержании вреда к виновному на основании статей 61 п. «ж», 64, 73 УК РФ может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление (ниже низшего предела) либо условное осуждение.17

В Главе 8 Уголовного кодекса наряду с задержанием лица, совершившего преступление, предусмотрены еще три ранее не регламентированных обстоятельства, исключающих преступность деяния: физическое или психическое принуждение, обоснованный риск и исполнение приказа или распоряжения. Учитывая их новизну и недостаточную изученность, а также известное сходство с рассмотренными выше состояниями, ограничимся лишь кратким комментарием к уголовному закону.

Причинение вреда под принуждением (физическим или психическим) регулируется статьей 40 УК РФ.

Применительно к этому обстоятельству специфическую трудность может составить определение способности руководить своими действиями (бездействием) со стороны лица, к которому применено физическое принуждение.

Физическое принуждение, как представляется, может быть выражено только в виде насилия, тогда как психическое принуждение заключается в угрозах, в том числе в отношении родственников или близких людей, шантаже, отказе выполнить те или иные действия, имеющие жизненно важное значение, высказывании намерения выполнить общеопасные действия (например, захват заложников, террористический акт, применение средств массового поражения, акт вандализма) и т.д.

Возможность скрыться, обратиться за помощью или самостоятельно противостоять физическому принуждению без особого вреда себе, свидетельствует о том что лицо могло руководить своими действиями (бездействием). Это исключает безусловную правомерность причинения вреда. При таких условиях, а также при психическом принуждении вступают в действие правила крайней необходимости, а именно, требования о неизбежности причинения вреда и о меньшем вреде.

Непреодолимое принуждение, подавляющее волю человека, чаще всего превращает его в орудие преступления, что закономерно устраняет общественную опасность и противоправность причинения им вреда. Если же у лица. имеется выбор и оно сознательно причиняет меньший вред во имя сохранения более высоких ценностей, то такое поведение может быть не только правомерным, но и общественно полезным (например, причинение имущественного ущерба под угрозой гибели людей, повреждения памятника культуры и т. д.)

Принципиальное отличие принуждения от состояния крайней необходимости состоит в характере, источнике и направленности угрожающей опасности. В первом случае она заключается в целенаправленном физическом или психическом воздействии, может исходить только от физических лиц и применяется в отношении данного лица. Опасность при крайней необходимости носит спонтанный по отношению к данному лицу (нередко стихийный) характер и угрожает, так сказать, безадресно. Однако правила устранения угрозы, как видим, во многом сходны. Само собой разумеется, что вредоносное действие (бездействие) под принуждением должно быть направлено на третьих лиц; причинение вреда лицу (лицам), от которых исходит угроза, подчиняется правилам необходимой обороны.18

В отличие от необходимой обороны, крайней необходимости и задержания лица, совершившего преступление, иные виды правомерного причинения вреда, в том числе под принуждением, могут выражаться в форме не только действия, но и бездействия.

Специальные условия правомерности предусмотрены для причинения вреда при обоснованном риске. Вот, что говорит об этом Уголовный кодекс Российской Федерации.

«Статья 41. Обоснованный риск

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.

2. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.

3. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия».

Из приведенной статьи закона видно, что действия в данном состоянии направлены не на устранение прямого вреда, а на достижение позитивного эффекта, то есть на изменение сложившейся обстановки, «вредной», рутинной по отношению к предполагаемому прогрессу. Угроза причинения опасных последствий исходит от самого лица, взявшего на себя ответственность за достижение общественно полезного результата, но в нарушение уголовно-правового запрета. Отсюда естественны и предъявляемые законом требования, нарушение которых не может служить оправданием для причинения вреда:

- общественно полезная цель, которая при выполнении других условий делает общественно полезным и само деяние;

- невозможность достижения этой цели без риска причинения вреда;

- принятие максимально возможных, исчерпывающих мер, направленных на недоумение обусловленного риском вреда. Важнейшей особенностью, отличающей данное обстоятельство, является отсутствие умысла на причинение фактического вреда в результате действия (бездействия) лица, допустившего риск. Представляется, что понятие «риск» – к тому же в сопровождении с прилагательным «обоснованный» – исключает не только прямой, но и косвенный умысел. Наличие косвенного умысла указывает на беспечность субъекта, авантюрный характер действий и не имеет ничего общего с рассматриваемым правовым состоянием. В этой связи ответственность за неправомерное причинение вреда со ссылкой на обоснованный (а точнее – необоснованный) риск должна наступать как за неосторожное преступление;

- категорическая недопустимость деяния, которое заведомо может повлечь наступление тяжких последствий, таких как гибель многих людей, экологическую катастрофу или общественное бедствие. В целом же, логично, что размер вероятного вреда, обосновывающего риск, должен быть предельно низким в сравнении с разницей между status qvo и ожидаемым результатом. Поэтому совершение деяния, содержащего формальный состав, во имя достижения экономического эффекта или иного социального блага, с нашей точки зрения, можно безусловно считать оправданными.19

Установить практически обоснованность действий, связанных с риском, достаточно сложно. Для этого необходимо исследовать:

– социальную значимость поставленной цели;

– возможность добиться этой цели в сложившейся ситуации без причинения вреда и при условиях, созданных лицом, допустившим риск, а также реальное достижение намеченной цели;

– данные, относящиеся к профессиональным качествам лица, допустившего риск, его опыту;

– наличие или отсутствие возможности обратиться за помощью (консультацией) к специалистам;

– размер возможного вреда, его соотношение с результатом, ожидаемым от действий, обусловленных риском, и фактически причиненный вред.

Важное значение для обоснования риска и для его юридической оценки имеют мотивы, которыми лицо руководствовалось при совершении деяния при рассматриваемых обстоятельствах.

Наконец, по новому УК, преступность деяния может быть исключена в связи с исполнением (неисполнением) приказа или распоряжения:

Как видим, здесь предусмотрены два вида внешне противоправного деяния, преступность которого зависит от реагирования на приказ или распоряжение. Во-первых, это исполнение властно-распорядительного акта, когда исполнитель не знал об общественно опасных последствиях своего действия (бездействия), хотя мог и должен был знать, либо знал, но самонадеянно рассчитывал на их предотвращение (неосторожная форма вины). Если о таковых последствиях он не знал, не мог и не должен был знать, то соответственно, исключается всякая форма вины, что само по себе снимает вопрос о преступности деяния.

Во-вторых, закон предусматривает неисполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения. Невыполнение управленческого акта уполномоченного лица в некоторых случаях может быть признано уголовно противоправным – как должностное преступление. Однако сознательное совершение незаконных действий (бездействия), хотя бы во исполнение приказа или распоряжения, обусловливает ответственность исполнителя за причинение вреда в результате такого деяния. Поэтому отказ выполнить заведомо незаконную команду не только утрачивает общественную опасность, но и сам устраняет возможные общественно опасные последствия.20

При рассмотрении дел об исполнении (неисполнении) приказа или распоряжения важно установить:

– отношения власти и подчинения между лицом, издавшим управленческий акт, и исполнителем, а также уровень их общечеловеческих отношений (не было ли у них неприязни друг к другу или, наоборот, дружбы и т.д.);

– полномочия должностного лица и исполнителя, вправе ли один был отдавать данный приказ (распоряжение) и обязан ли другой его исполнять;

– существо приказа, его четкость и ясность для исполнителя, а также характер совершенного деяния, не имело ли место несоответствия между ними.

– могли и должны ли они знать о незаконности предназначенных к выполнению действий, знали ли об этом, была ли у исполнителя возможность обдумать, осмыслить принятое руководителем решение (здесь большое значение имеют психологические свойства лица, условия, при которых был отдан приказ и при которых совершалось обусловленное им деяние);

– не было ли оказано на исполнителя давление (физическое или психическое принуждение, имеет значение и наличие иных обстоятельств, исключающих преступность деяния) и др.

Даже беглый взгляд на рассмотренные правовые состояния обращает внимание на пограничный характер ряда из них. Во всех случаях, когда появляется предположение (версия) о наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, этот вопрос должен быть досконально исследован с учетом всех фактических данных. Несмотря на наличие внешнего сходства, необходимо, руководствуясь специальной нормой уголовного закона, четко установить признаки того или иного конкретного состояния, условия его правомерности, в том числе допустимых пределов причиняемого вреда. При этом любой вывод должен быть сделан на основании доказательств, полученных в соответствии с уголовно-процессуальным законом.


Заключение

Таким образом, в результате проведенного комплексного анализа можно представить следующие выводы.

1. Существуют деяния, внешне сходные с общественно опасными, но на самом деле такими не являются, а напротив, представляют собой правомерное поведение. Против таких деяний нельзя защищаться, причиняя вред лицам, совершившим их.

– Не разрешается применять средства защиты против правомерных действий. Запрещается вмешиваться в действия пожарного, ломающего соседнюю с горящим домом постройку с целью предупреждения распространения пожара.

– Не разрешается нарушать законом исполнительную деятельность государственных органов. Существуют такие нормативно-правовые акты, которые могут причинять вред гражданам в конкретной ситуации. В противном случае их действия будут противоправными, они не могут рассчитывать на послушание, а граждане, против которых такие действия совершаются, и иные лица могут оказать им противодействие, признаваемое необходимой обороной.

– Не разрешается противодействовать тому, кто сам действует в состоянии необходимой обороны, так как в этой ситуации гражданин защищает свои права и законные интересы и в некоторых случаях может сам задержать правонарушителя. Практическое осуществление рассматриваемого условия представляет определенную сложность, поскольку требует от граждан проявления внимательности при возникновении обстановки, похожей на посягательство. Порой следует разобраться в конфликте, прежде чем принять то или иное решение. Конечно, это условие в определенной мере снижает активность граждан, предпочитающих, скорее, не вмешиваться, чем допустить ошиб- ку в оценке ситуации. Положение спасает институт мнимой обороны, в силу которого при добросовестном заблуждении якобы обороняющегося последний признается действовавшим в состоянии необходимой обороны. – Не разрешается признавать необходимую оборону в действиях лица, спровоцировавшего посягательство. Лицо не считается находившимся в состоянии необходимой обороны, если оно специально вызвало (спровоцировало) нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий. Ответственность в таких случаях наступает на общих основаниях.

2. Необходимая оборона есть право гражданина на отражение общественно опасного посягательства и под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему лицу. Согласно прежней редакции уголовного закона, право- мерной считалась, прежде всего, защита интересов общества и государства. В настоящей же редакции уголовного закона в первую очередь правомерной считается защита прав и законных интересов самого обороняющегося. Другим новшеством является то, что обороняющийся не обязан обращаться к кому-либо за помощью, а сам вправе пресечь нападение.

Осуществление акта необходимой обороны – это субъективное право гражданина. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны. В определенных ситуациях оборона от преступного посягательства может являться моральной обязанностью или общественным долгом гражданина.

Так, согласно статье 59 Конституции РФ защита Отчества является долгом и обязанностью человека. Отсюда следует, что защита от посягательств на государство является конституционным долгом. Необходимая оборона в законодательном понимании – это удел частных лиц.


Список использованных источников

  1.  Быстров С.А. Ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью при необходимой обороне // Российский следователь. – 2007. – № 3.
  2.  Винокуров В. Нарушение неприкосновенности жилища как основание причинения вреда в состоянии необходимой обороны // Уголовное право. – 2006. – № 6.
  3.  Гарбатович Д. Необходимая оборона при защите права собственности // Уголовное право. – 2007. – № 2.
  4.  Гарбатович Д. Необходимая оборона при защите свободы и половой неприкосновенности // Уголовное право. – 2008. – № 1.
  5.  Гаршин В.Г. Необходимая оборона // Российская юстиция. – 2012. – № 3. – С. 2
  6.  Додонов В.Н., Капинус О.С. Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств // Право и политика. – 2010. – № 3. – С. 17
  7.  Истомин А.Ф. Самооборона: право и необходимые пределы. – М., 2010.  – С. 34.
  8.  Кабурнеев Э. О некоторых проблемах квалификации причинения смерти при превышении пределов необходимой обороны // Уголовное право. – 2009. – № 6.  – С. 15
  9.  Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. М.; Л., 1948. – 165 с.
  10.  Кони А.Ф. О праве необходимой обороны // Вестник Московского университета. - 2010. - №5. - С. 25
  11.  Концептуальные основы решения проблем освобождения от уголовной ответственности. Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук / Сверчков В.В. - Нижний Новгород, 2008. - 60 c.
  12.  Коряковцев В.В., Питулько К.В. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации. СПб.: Питер, 2009. – 634 с.
  13.  Меркурьев В.В. Состав необходимой обороны – СПб., 2014. – С. 43.
  14.  Милюков С.Ф. УК России: оставить в прежнем виде нельзя изменить // Российский криминологический взгляд. - М., 2009, № 2. - С. 269-270
  15.  Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. – СПб., 2013. – С. 13.
  16.  Тасаков С. Нравственные начала уголовного закона о необходимой обороне // Уголовное право. – 2009. – № 5. – С. 12.
  17.  Ткаченко В.И. Необходимая оборона // Законность. - 2007. - № 3. - С. 27.

1 Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. – СПб., 2013. – С. 13.

2 Коряковцев В.В., Питулько К.В. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации. СПб.: Питер, 2009. – С. 210.

3 Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. – СПб., 2013. – С. 14.

4 Кони А.Ф. О праве необходимой обороны // Вестник Московского университета. - 2010. - №5. - С. 25

5 Тасаков С. Нравственные начала уголовного закона о необходимой обороне // Уголовное право. – 2009. – № 5. – С. 12.

6 Истомин А.Ф. Самооборона: право и необходимые пределы. – М., 2010.  – С. 34.

7 Меркурьев В.В. Состав необходимой обороны – СПб., 2014. – С. 43.

8 Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. М.; Л., 1948. С. 20

9 Кабурнеев Э. О некоторых проблемах квалификации причинения смерти при превышении пределов необходимой обороны // Уголовное право. – 2009. – № 6.  – С. 15

10 Додонов В.Н., Капинус О.С. Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств // Право и политика. – 2010. – № 3. – С. 17

11 Тасаков С. Нравственные начала уголовного закона о необходимой обороне // Уголовное право. – 2014. – № 5. – С. 32

12 Концептуальные основы решения проблем освобождения от уголовной ответственности. Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук / Сверчков В.В. - Нижний Новгород, 2008. – С. 21.

13 Милюков С.Ф. УК России: оставить в прежнем виде нельзя изменить // Российский криминологический взгляд. - М., 2009, № 2. - С. 269-270

14 Ткаченко В.И. Необходимая оборона // Законность.  - 2007.  - № 3. - С. 27.

15 Додонов В.Н., Капинус О.С. Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств // Право и политика. – 2010. – № 3. – С. 18.

16 Додонов В.Н., Капинус О.С. Необходимая оборона (сравнительный анализ современных уголовных законодательств // Право и политика. – 2010. – № 3. – С. 19.

17 Гаршин В.Г. Необходимая оборона // Российская юстиция. – 2012. – № 3. – С. 27.

18 Гарбатович Д. Необходимая оборона при защите права собственности // Уголовное право. – 2007. – № 2. – С. 12.

19 Винокуров В. Нарушение неприкосновенности жилища как основание причинения вреда в состоянии необходимой обороны // Уголовное право. – 2006. – № 6.  – С. 13.

20 Быстров С.А. Ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью при необходимой обороне // Российский следователь. – 2007. – № 3. – С. 43.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
15734. Пути совершенствования уголовно – правовых норм об ответственности за хулиганство 118.7 KB
  Законы и следование им – это древний и самый культурный способ управления обществом который общепринят во всех цивилизованных государствах в том числе и в Российской Федерации РФ. Без законов не было бы и цивилизации. На почве хулиганства совершаются более тяжкие преступления например тяжкое телесное повреждение или убийство.9 Создание Русской Правды в Древней Руси являлось началом развития Руси как цивилизованного государства.
18598. Реализация гражданско-правовых норм по обеспечению исполнения обязательств в действующем законодательстве 116.94 KB
  Изучение способов обеспечения исполнения обязательств осуществлялось цивилистической наукой с точки зрения общей характеристики данного правоотношения при проведении классификации обязательств в ходе исследования их динамики а также в связи с рассмотрением прав и обязанностей участников обязательств...
20492. Виды уголовно-правовых принципов и их реализация в нормах уголовного законодательства Российской Федерации 142.7 KB
  Представляется, что принципы служат основным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов. От степени их соблюдения в прямой зависимости находится уровень слаженности, стабильности и эффективности правовой системы.
10112. Виды правовых норм 40.96 KB
  Слово «норма обозначает «правило, которому должны следовать во всех подобных случаях, образец или пример». Но не всякое правило поведения людей является правовой нормой. В обществе дейтсвуют разного вида правила социального поведения – обычаи, нормы морали, нормы общественных организаций и др. От этих правил правовая номра отличается прежде всего тем
15092. Толкование конституционно-правовых норм в Российской Федерации 1.53 MB
  Среди последних можно выделить такое основание для классификации, как деление норм права на материальные и процессуальные (Приложение А). Как отмечает М.Н. Марченко, «нормы материального права регулируют экономические, политические, социальные, идеологические и иные материальные отношения… процессуальные нормы права закрепляют лишь процессуальные формы (процедуру, правила, порядок) осуществления и защиты, предусмотренных материальными нормами права»
13199. Анализ правовых норм, регулирующих исковую давность 126.41 KB
  Представить теоретический анализ законодательного и доктринальных определений сущности исковой давности и ее места в общей системе гражданского права; определить соотношение срока исковой давности с иными видами сроков в гражданском праве; охарактеризовать требования, на которые исковая давность не распространяется;
13047. ИНЫЕ МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА 29.32 KB
  Иными мерами уголовно-правового характера являются меры государственного принуждения, предусмотренные разделом VI УК РФ, не являющиеся уголовным наказанием и заключающиеся в применении по решению суда мер медицинского характера или конфискации имущества.
17915. Реализация норм трудового законодательства в деятельности юридических лиц 42.29 KB
  Общая характеристика современного трудового законодательства. Общие проблемы применения трудового кодекса Российской Федерации в условиях финансовой нестабильности. Проблемы реализации работником права на расторжение трудового договора по собственному желанию в любое время...
12965. Применения конфискации имущества как иной меры уголовно-правового характера 89.75 KB
  Конфискация имущества и ее предмет как иная мера уголовно-правового характера. Характеристика предмета конфискации имущества. Юридическая природа конфискации имущества. Конфискация имущества как вид уголовного наказания.
18137. Нормы уголовного и уголовно-процессуального права, регулирующие и предусматривающие вопросы применения принудительных мер медицинского характера 84.08 KB
  Поэтому и применение принудительных мер медицинского характера призвано служить не только наиболее полной реализации целей и задач уголовного судопроизводства но и эффективному обеспечению прав свобод и законных интересов граждан. Непременным условием развития казахстанского общества является ориентация на внутреннюю политику и в частности на гуманизацию мер государственного принуждения в том числе и в случаях применения принудительных мер медицинского характера. Так согласно Концепции правовой политики Республики Казахстан уголовная...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.