Приемы создания комического эффекта на примере романа И.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев»

Петров впоследствии писал: Мы быстро сошлись на том что сюжет со стульями не должен быть основой романа а только причиной поводом к тому чтобы показать жизнь. Народ всегда высоко ценил остроумных людей мастеров юмора умело использующих оружие сатиры. Под Комическим подразумеваются как естественные события объекты и возникающие между ними отношения так и определенный вид творчества суть которого сводится к сознательному конструированию некой системы явлений или понятий а также системы слов с целью вызывать эффект комического3....

2014-06-22

34.21 KB

72 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна

Северо-Западный институт печати

Курсовая по дисциплине: Практическая и функциональная стилистика

На тему: Приемы создания комического эффекта на примере романа И.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев»

Выполнила:

Дубовицкая Ю.Д.

Рз-2

Проверила:

Дмитриева

Елена Евгеньевна

Санкт-Петербург

2013

Содержание

Введение………………………………………………………………………....3

Глава 1. Речевые средства создания комического эффекта в романе....……4

Глава 2. Образование комических имен собственных……………………...10

Глава 3. Фразеологизмы как средство создания комического эффекта…..15

Заключение…………………………………………………………………….22

Список литературы……………………………………………………………23


Введение

Предметом изучения данной работы является лексика, способствующая созданию комического эффекта. Комическое — достаточно сложное явление, «одна из сложнейших эстетических категорий»1. Именно поэтому теория комического текста привлекала внимание исследователей ещё времён античности.

Этой проблемой занимались такие исследователи как Э.Г.Колесникова, А. Щербина, Р.А. Будагов, Е.А.Земская. Их труды были использованы при написании данной работы.

Материалом для исследования стал роман известных советских сатириков И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев».

В 1927 с совместной работы над романом «Двенадцать стульев» началось творческое сотрудничество И. Ильфа и Е. Петрова. Сюжетная основа романа была подсказана Катаевым, которому авторы посвятили это произведение. В воспоминаниях об И.Ильфе Е.Петров впоследствии писал: «Мы быстро сошлись на том, что сюжет со стульями не должен быть основой романа, а только причиной, поводом к тому, чтобы показать жизнь». Это в полной мере удалось соавторам: их произведения стали ярчайшей «энциклопедией советской жизни» конца 1920-х – начала 1930-х годов.

Роман был написан менее чем за полгода; в 1928 он был издан в журнале «30 дней» и в издательстве «Земля и фабрика». В книжном издании соавторы восстановили купюры, которые вынуждены были сделать по требованию редактора журнала.

Цель работы: более детальное ознакомление с данной темой в процессе обучения.

Задача — выявить особенности функционирования языковых средств, создающих комический эффект в романе И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев».


Глава 1. Речевые средства создания комического эффекта в романе.

Комическое порождено природой человека; оно присуще народному духу, оно в крови народа. Великие мастера учились ему у народа, по его устному творчеству. Отшлифовав его формы, они вновь возвращали его народу. Народ всегда высоко ценил остроумных людей, мастеров юмора, умело использующих оружие сатиры. Комическое искусство подлинных мастеров смеха – это сила, постоянно зовущая к прогрессу: «Комическое искусство подлинно революционно. Смех никогда не служил силам реакции и регресса»2.

«Под «Комическим» подразумеваются как естественные события,  объекты и возникающие между ними отношения, так и определенный вид творчества, суть которого сводится к сознательному конструированию некой системы явлений или понятий, а также системы слов с целью вызывать эффект комического»3.  Существует значительное качественное различие между обычным смехом и комическим (комизмом). Смех выражает естественную, физиологическую реакцию человека, его субъективное отношение к полученному впечатлению. Комизм же имеет более общее, объективное содержание. Он представляет собой наивысшую ступень смеха» В произведениях, лишенных подлинного комизма, «сюжет оказывается незатейливым, образы незначительными, подлинно сатирический гневный смех подменяется пошлым хихиканьем».4

Комическое в речи неразрывно связано с её экспрессивностью, эмоционально-оценочной выразительностью, которая позволяет автору выражать своё отношение к предметам действительности и давать им соответствующую оценку. «Сущность создания комического эффекта состоит в том, что словам, помимо экспрессивных оттенков, присущих или заложенных в них потенциально, сообщается добавочная экспрессия, комическая, возникающая в результате противоречия, вызванного целенаправленным отклонением от языка нормы»5.

Реализацией комического по отношению к любому произведению является смысл текста. Комический текст строится на отклонении от языковых стереотипов, «игра при создании и интерпретации комического текста реализуется в непредсказуемости и условности действий, направленных на разрушение стереотипов»6.

Наиболее типичными для И. Ильфа и Е. Петрова считаются средства на основе использования стилистических средств. Это каламбуры, переносное употребление слов, фразеологизмов, нагнетание синонимов и образование комических собственных имён, а так же прием смешения стилей.

В создании каламбуров авторы нередко используют так называемые открытые присоединительные конструкции. Этот метод заключается в том, что далёкие по смыслу слова, словосочетания, выражающие логически несовместимые понятия, соединяются, как однородные, часто при этом они относятся к одному многозначному слову, но разным его значениям:

«Она принесла с собой морозное дыхание января и французский журнал мод…»7

Первая часть фразы подразумевает переносное, поэтическое значение слова, вторая же отсылает к прямому. Контраст между значениями слова и вызывает комический эффект.

Основным способом создания каламбура в текстах Ильфа и Петрова является многозначность слова, как, например, в следующем предложении, основанном на столкновении прямого и переносного значения слова: «Сказать правду, русские белые – люди довольно серые»8.

Слова «белый» и «серый» относятся к одному семантическому ряду в своих основных значениях как обозначения цвета, но они расходятся в переносных значениях («белый» – «контрреволюционный, действующий против советской власти» и «серый» – «ничем не примечательный, посредственный»9 . На основе близких основных значений соавторы сталкивают очень далекие дополнительные, производные значения, в результате чего возникает эффект комического.

Очень важную роль играет прием смешения стилей (перемещения слов и выражений одного стиля речи в другой) – т.е. помещение в чуждое им стилистическое окружение элементов речи профессиональной, научно-технической, публицистической, официально-деловой и т.п. – специфическое средство создания различных оттеков комической тональности, подчеркивающее индивидуальную комическую картину мира И. Ильфа и Е. Петрова.

«Палило солнце, и белокурые сезоны неподвижно стояли в тени своих зонтов. В это время мы явственно почувствовали присутствие в эфире постороннего тела. Так и есть! К нам, размахивая шляпой, подбегал Павлидис»10.

В данном примере о человеке говорится, как о неодушевленном предмете, благодаря чему чувствуется легкая насмешка соавторов над описываемым человеком.

Иронический эффект (точнее, насмешка) может возникать в результате "простой" замены стилистически нейтрального слова экспрессивным разговорным, просторечным синонимом или профессиональным термином, что в своею очередь является важной составляющей приема смешения стилей. Например:

«Остап не баловал своих противников разнообразием дебютов. На остальных двадцати девяти досках он проделал ту же операцию: перетащил королевскую пешку с е2 на е4...»11. 

Пренебрежение, ощущаемое в действиях Остапа Бендера, открывает  иронический фрагмент комической картины в романе И. Ильфа и Е.Петрова.

Так же в романе используются яркие метафоры. Они создаются на основе общеизвестных прямых значений слов, путём сравнения и сопоставления понятий из далёких семантических сфер. Комический эффект возникает на неожиданности сопоставимых понятий:

«На глазах у всех погибала весна".

«Она вывела с собой табунчик девушек в сарафанах»

«Небо было в мелких облачных клёцках…»

О приеме неожиданности

Для Ильфа и Петрова характерны случаи метонимического переноса, замещение лица названием одежды, части тела или даже рода занятий:

«…к нему подошел «Суд и быт», волосатый мужчина. Секретарь продолжал читать, нарочно не глядя в сторону «Суда и быта» и делая в передовой ненужные пометки. «Суд и быт» зашел с другой стороны стола и сказал обидчиво…»12

«В шахсекции сидел одноглазый человек и читал роман Шпильгагена… И одноглазый убежал. Остап осмотрел помещение шахматной секции…»13

Этот приём выполняет разоблачительную функцию в характеристике персонажей и описании отдельных отрицательных явлений.

Так же авторы намеренно расширяют значение некоторых существительных, сопоставляя предметы или явления по случайному сходному признаку, делая его главным. Это служит для комического переосмысления общеизвестных названий предметов, явлений, жизненных фактов. Например, студенты, первыми занявшие купе в поезде, названы «первенцами».

Помимо общепринятого употребления слов в переносном значении у И. Ильфа и Е. Петрова встречаются случаи, когда для именования персонажа ими используется слова, употреблённые раньше в речи героев в качестве «экспрессивной характеристики»14. Комический эффект, возникает и в тех случаях, когда образное или очень условное выражение персонажа, применяемое им в качестве экспрессивной характеристики, включается в авторское повествование, как нейтральное наименование лица:

«– Ворюги у вас в доме № 7 живут! – вопил дворник. – Сволота всякая! Гадюка семибатюшная! Среднее образование имеет!.. Я не посмотрю на среднее образование!.. Гангрена проклятая!!!

В это время семибатюшная гадюка со средним образованием сидела за мусорным ящиком на бидоне и тосковала».15

Насмешка соавторов над героем выражается в том, что, употребив однажды по отношению к персонажу какое-либо выражение, они используют его в дальнейшем, опуская все необходимые в сравнении слова.

Комический эффект создается несоответствием между объективным характером авторского повествования и словами героя, имеющими ярко выраженный оценочный, экспрессивный характер или принадлежащими иному стилю речи. Несоответствие точек зрения на действительность автора и героя, различие их манеры речи создает яркое противоречие между контекстом и перенесенными словами, способствует их ироническому восприятию:

«Птибурдуков–второй... сообщил, что больному диэты соблюдать не надо. Есть можно все. Например, суп, котлеты, компот... Пить не советует, но для аппетита неплохо бы вводить в организм рюмку хорошего портвейна... Но больной не думал вводить в организм ни компота, ни рыбы, ни котлет, ни прочих разносолов»16.

Отдельного рассмотрения требуют такие языковые средства создания комического эффекта, как образование имен собственных и различное употребление фразеологизмов. На их основе художественное произведение приобретает не только яркую эмоциональную окраску с запоминающимися колоритными персонажами, но и становится популярно благодаря «крылатым фразам», укоренившимся в повседневной речи.


Глава 2. Образование комических имён собственных.

Одним из важнейших средств создания разоблачительного элемента в сатирических произведениях являются имена собственные. Авторами сознательно нарушается их свойство — не выражать никакого значения, только называть предмет. Имени придаётся определённый смысл, и оно становиться выразительным художественным средством, его семантика участвует в создании образа персонажа и его речевой характеристики. Смысловые имена и фамилии характерны, прежде всего, для языка сатирической и юмористической литературы, потому, что их семантика больше подходит для создания комического эффекта, чем для выражения серьёзного символического смысла.

А.А. Щербина утверждает, что наиболее яркими являются фамилии, в которых заключён только намёк на психологическую или социальную черту характера персонажа, и для которой «характерно богатство и остроумие смысловых ассоциаций»17. Именно такой приём чаще всего используется в произведениях И. Ильфа и Е. Петрова. Имена личные в романе «Двенадцать стульев» редко заключают в себе прямое обличение или характеристику героя. Примером этого может служить фамилия литератора-халтурщика Никифора Ляписа, образованная от глагола «ляпать», то есть «делать наспех, кое-как», Ипполита Матвеевича Воробьянинова, отсылающая к названию суматошной, задиристой, бесполезной в понимании человека птицы, и Варфоломея Коробейникова, заведующего архивом, бывшего чиновника канцелярии градоначальства, продающего ордера на мебель и берущего вещи под залог.

В романе часто встречаются имена собственные, созданные на контрасте экспрессивных качеств входящих в них имён, одно из которых звучит высокопарно и может восприниматься как иностранное, а другое — распространённое русское: Леопольд Григорьевич — аптекарь в уездном городе, Елена Боур — бывшая прокурорша, Исидор Яковлевич и Паша Эмильевич — родственники завхоза Старсобеса. Имя Паши Эмильевича наиболее характерно показывает этот контраст, так как на протяжении всего эпизода в романе он ни разу не называется полным именем «Павел». Разговорная форма имени в данном контексте и в сопоставлении с отчеством даёт ироничную характеристику персонажа, которая отражает его низкие качества и незначительность. Более подробно стоит остановиться так же на имени Авессалом Владимирович Изнуренков. Оно подходит сразу под обе категории образования имён: это контраст — библейское имя, не характерное для советской эпохи, в сочетании с распространённым отчеством; фамилия персонажа содержит в себе намёк на характер героя, но на этот раз являет собой контраст с поведением. Изнуренков неуёмен, он не может долго оставаться на месте и подолгу думать о чём-то одном. Сочетание этих качеств и фамилии с выявлением её семантики и создаёт комический эффект.

Стоит отметить так же, что комедийная окраска имён собственных может заключаться и в их звуковой или грамматической структуре. Сюда можно отнести фамилию вдовы Грицацуевой.

В романе встречается и составная фамилия, созданная с помощью непривычного сочетания слов: Симбиевич-Синдиевич, в которой обыграно созвучие терминов «симбиоз» и «синдикат».

Не меньший интерес представляет так же полное имя главного героя — Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер-бей. Оно объясняется тем, что герой является сыном турецко-подданого, и встречается в романе всего два раза. Комический эффект в этом случае заложен не в необычности звучания, а в том, что его носит обычный жулик, и самой ситуации, в которой оно было названо:

«Если бы вчера шахматным любителям удалось нас утопить, от нас остался бы только один протокол осмотра трупов… И меня похоронят, Киса, пышно, с оркестром, с речами, и на памятнике моем будет высечено: «Здесь лежит известный теплотехник и истребитель Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер-бей, отец которого был турецко-подданный и умер, не оставив сыну своему Остап-Сулейману ни малейшего наследства»18.

Комический эффект усиливает намёк на незаконную деятельность героя, который он сам и произносит.

В остальном тексте герой именуется Остап Бендер, по фамилии или имени. В результате того, что большую часть в имени составляют взрывные согласные, оно звучит резко и отрывисто, что соответствует создаваемому авторами образу и усиливает впечатление, производимое персонажем на читателя.

Помимо полных имён собственных в романе так же встречаются производные их варианты. Они экспрессивно окрашены и показывают ироничное отношение к называемому человеку. Их употребляет Остап, именно его оценка показана в этих высказываниях:

«Не знаю; как вас называть. Воробьяниновым звать вас надоело, а Ипполитом Матвеевичем слишком кисло. Как же вас звали? Ипа?»19

Этот приём используется для принижения героя, у Остапа Ипполит Матвеевич не вызывает уважения, для него это человек, который в одиночку, без его руководства, пропадёт, авторитет бывшего предводителя дворянства уже давно ничего не значит. Поэтому и появляется такое сокращение, подчёркивающее статус Воробьянинова и отношение к нему Остапа.

Но помимо насмешки над компаньоном встречается и самоирония.

«Ей-богу, полезу сейчас и напишу: «Киса и Ося здесь были»20

В этом эпизоде Остап, недовольный неудачами, ставит себя наравне с Ипполитом Матвеевичем, он точно так же не способен найти лучшего

выхода из сложившейся ситуации, хотя по-прежнему не теряет оптимизма.

Примером выражения авторского отношения является Эллочка Щукина. На протяжении всего эпизода в авторском тексте она ни разу не названа полным именем, и только из речи мужа Эллочки можно узнать её настоящее имя — Елена. Это в первую очередь связано с характером персонажа. Эллочка — недалёкая, ограниченная женщина, обходящаяся всего тридцатью словами. Для создания более точного образа используется уменьшительно-ласкательный суффикс, который придаёт имени в данном контексте ироничный и пренебрежительный оттенок. Полная форма имени, названная мужем, призвана показать Эллочке серьёзность обстоятельств, вырвать её из своего мирка:

«Эрнест Павлович связал свои вещи в большой узел, завернул сапоги в газету и повернулся к дверям…

– До свиданья, Елена.

Он ждал, что жена хоть в этом случае воздержится от обычных металлических словечек. Эллочка также почувствовала всю важность минуты. Она напряглась и стала искать подходящие для разлуки слова. Они быстро нашлись.

– Поедешь в таксо? Кр-расота.»21

Эллочка так же обращается к мужу трансформированным именем:

«– Эрнестуля! Хамишь!»22

В данном случае этот вариант является речевой характеристикой Эллочки, отмеченный самими авторами в перечне слов, употребляемых ей:

«16.Уля. (Ласкательное окончание имен. Например: Мишуля, Зинуля.)»23

Стоит  отметить и употребляемые в романе прозвища, которые иногда заменяют персонажам имена. Прозвище ещё более ярко указывает на какую-либо черту характера, оно связано с поступками. Примером здесь может служить Воробьянинов, прозвище которого к концу повествования практически вытесняет настоящее имя. Несмотря на то, что прозвище «Киса» он получил ещё в детстве, оно и сейчас как нельзя лучше характеризует Ипполита Матвеевича. Им авторы подчёркивают бесхарактерность и податливость персонажа, а в сочетании с фамилией, о которой было сказано ранее, именование героя прозвищем «Киса» даёт более сильный комический эффект. И Остап, точно так же, как и от обычного имени, образует от прозвища производные:

«– Ну, – сказал Остап, – вам, Кисочка, надо бай-бай»24

«– Ну, Кисуля, а в каких пределах вы знаете немецкий язык?»25

Это опять же показывает отношение к Воробьянинову, демонстрирует его инфантильность и вызывает комический эффект, опять же не формой, а, как в случае с полным именем Остапа, принадлежностью пожилому мужчине, и звучащее из уст молодого человека. Важно отметить, что замена имени прозвищем показывает так же постепенную деградацию личности Ипполита Матвеевича. Таким образом, на протяжении всего романа можно отстраненно наблюдать за «самостоятельной» жизнью персонажа.

Названия различных журналов, учреждений и марок так же играют существенную роль в создании комического эффекта. В их роли выступают общеупотребительные слова, обозначающие обыденные понятия, мелкие, незначительные предметы и явления. В повседневном употреблении они нейтральны и не несут в себе экспрессивной окраски. При использовании в качестве названий они приобретают дополнительные комические оттенки, возникающие из-за противоречия между значением слова и его употреблением, претендующем на смысловую ёмкость. Примером здесь может служить похоронное бюро «Нимфа», краска для волос «Титаник», название газеты «Станок» и охотничьего журнала «Герасим и Муму». Такие названия содержат в себе затаённую иронию.


Глава 3. Фразеологизмы как средство создания комического эффекта.

Значительное место в общей системе языковых средств в произведениях И. Ильфа и Е. Петрова занимают фразеологизмы русского языка. Комический эффект при их использовании основывается на неожиданном разрушении фразеологических оборотов, выявлении их прямых значений, одновременном восприятии как свободного значения так и фразеологически связанного. Так как фразеологизмы в основном имеют обобщённо переносное значение, которое появилось на основе прямого значения, то нередко комизм возникает при любом соотнесении переносного значения устойчивого оборота и прямого — его частей. Стилистической функцией фразеологизмов в речи персонажей является речевая характеристика героя, передача его отношения к явлениям и фактам действительности, в авторской — с авторской оценкой людей, событий, фактов. Изменённые фразеологизмы служат для углубления образности текста, расширяют его смысловую и эмоциональную нагрузку.

Э.Г. Колесникова выделяет следующие группы фразеологизмов:

  1.  Лексико-грамматические
  2.  Фразеологические
  3.  Стилистические
  4.  Грамматические
  5.  Некоторые изобразительные средства (метафоры, сравнения, перифразы)26

Приёмами создания подобных фразеологизмов у И. Ильфа и Е.Петрова служат: замена компонента другими словами (используются синонимы, антонимы, и паронимы), обновление фразеологических оборотов под влиянием контекста, соединение нескольких фразеологизмов в ближайшем контексте.

Э.Г.Колесникова предлагает следующее деление трансформированных фразеологизмов на группы:

  1.  Изменение семантики фразеологизма вызывается разрушением его лексеко-грамматической структуры (внешним нарушением фразеологизма).
  2.  Разложение, обновление его значения происходит благодаря определенным образом организованному контексту, не затрагивающего лексеко-грамматического построения фразеологического оборота (внутреннее нарушение фразеологизма)27.

В данной работе полагается целесообразным воспользоваться этой классификацией.

Лексико-грамматические изменения фразеологического оборота происходят с полным, либо частичным сохранением семантики. В данном романе достаточно широко используются индивидуально-авторские приёмы, например, замена одного из компонентов фразеологизма. Зачастую он заменяется даже не синонимом, а словом другой тематической группы:

«– За баллотированного двух небаллотированных дают…»28

Здесь обыгрывается общеизвестный фразеологизм «За одного битого двух небитых дают». Несмотря на то, что исходные и заменённые слова не входят в одну тематическую группу, фразеологизм не утратил своего первоначального значения и приобрёл дополнительную экспрессию.

Считается, что новаторством И. Ильфа и Е. Петрова является изменение фразеологизмов с помощью парономазии.

«…ближе к телу, как говорит Мопассан. Сведения будут оплачены…»29

Здесь происходит замена лексического компонента «дело» паронимом «тело». Несмотря на отсутствие смысловой связи между паронимами, в контексте сохраняется близость исходного и изменённого фразеологизмов.

Ещё одним способом смыслового изменения фразеологизмов в романе «Двенадцать стульев» является метафоризация отдельных его компонентов. При этом авторы вызывают у читателя нужную ассоциацию, называя с помощью метафоры предмет, не употребляя его прямого наименования. Подобную трансформацию в тексте романа претерпел фразеологизм «держать в ежовых рукавицах». Из-за грамматической трансформации и усечения от исходного фразеологизма осталась только основа «ежовые рукавицы», которая использована для метафорического обозначения колючек кактусов:

«Кактусы протягивали к нему свои ежовые рукавицы»30

Таким образом утрачивается первоначальное значение фразеологизма, «держать в строгости». Здесь происходит и структурная, и семантическая трансформация оборота, которая привела к созданию запоминающегося образа.

Изменение структуры фразеологизма достигается авторами с помощью использования добавочного компонента:

«Время, которое мы имеем, это деньги, которых мы не имеем»31

В основе созданного И. Ильфом и Е. Петровым афоризма лежит английское выражение «time is money», что в переводе на русский язык означает «время – деньги», которое было расширено с помощью определительных предложений, и в результате получило более яркую эмоционально-экспрессивную окраску и дополнительный смысл, который удачно дополняет первичное значение фразеологизма.

В качестве добавочного компонента используются прилагательные-определения, конкретизирующие устойчивое сочетание:

«Прощайте, любители сильных шахматных ощущений…»32

Исходный фразеологизм «Любитель острых ощущений» был конкретизирован, приобрёл дополнительную смысловую и эмоциональную нагрузку.

Однако, не всегда при лексико-грамматической трансформации происходит нарушение внешней структуры фразеологизма. Например:

«Они жили в доме на старушечьих правах»33

При сохранении внешней оболочки общеизвестного фразеологизма происходит его смысловая трансформация. Это происходит из-за замены одного из компонентов фразеологизма словом другой тематической группы. Новый компонент похож на исходный грамматически, поэтому и сохраняется внешняя структура оборота при разрушении семантики. За счёт этого фразеологизм и получает ироническую окраску.

Ко второй группе, изменению значения фразеологизма с помощью контекста, или внутреннему изменению, можно отнести следующие примеры:

Случаи смыслового обыгрывания фразеологизмов или их отдельных частей. Оно строиться обычно на «межуровневой фразеологической омонимии»34, то есть сталкивании несвободного фразеологического сочетания слов со свободным сочетанием таких же слов или их синонимов:

«Застенчивый Александр Яковлевич тут же, без промедления, пригласил пожарного инспектора отобедать чем бог послал.

В этот день бог послал Александру Яковлевичу на обед бутылку зубровки, домашние грибки, форшмак из селедки, украинский борщ с мясом 1-го сорта, курицу с рисом и компот из сушеных яблок»35.

Комический эффект в данном отрывке создается с помощью употребления фразеологизма рядом со свободным сочетанием тех же слов, входящих в состав фразеологизма. Усиливает эффект конкретизация, использованная авторами.

Выявление прямого значения фразеологизма, отсылка к его первоначальному значению, так же относятся к этой группе:

«– Неужели так много? – обрадовано спросил Воробьянинов.

– Не меньше. Только вы, дорогой товарищ из Парижа, плюньте на все это.

– Как плюнуть?!

– Слюной, – ответил Остап, – как плевали до эпохи исторического материализма»36.

Комический эффект в данном случае достигается возвращением фразеологизму его прямого значения с помощью конкретизации (– Как плюнуть?! – Слюной). Так же в данном примере используется смешение разных стилей (как плевали до эпохи исторического материализма).

Помимо этого в романе встречается употребление фразеологизма в необычном контексте, со словами, которые не входят в круг лексической сочетаемости оборота:

«Солнце быстро катилось по наклонной плоскости…»37

«Катиться по наклонной плоскости» означает опускаться в нравственном или моральном отношении, в словесное окружение этого фразеологизма обычно входят одушевлённые имена существительные, обозначающие лица. Подобное расширение сочетаемости общеизвестного фразеологизма всегда является индивидуально-авторским.

Так же одному из компонентов фразеологизма может возвращаться его прямое значение:

«Когда поезд прорезает стрелку, на полках бряцают многочисленные чайники и подпрыгивают завернутые в газетные кульки цыплята, лишенные ножек, с корнем вырванных пассажирами…»38

Фразеологизм «вырвать с корнем» обычно употребляется со словами, обозначающими абстрактные понятия. В данном же случае глаголу «вырывать» с помощью контекста возвращается его первоначальное значение, чем и достигается смысловая трансформация оборота.

Помимо трансформированных фразеологизмов в романе так же используются не изменённые обороты. Но и они при помещёнии в определённый контекст приобретают новую эмоциональность и экспрессию и создают комический эффект.

Для этой цели авторами используется нанизывание фразеологизмов:

«Он еще неясно представлял себе, что последует вслед за получением ордеров, но был уверен, что тогда все пойдет, как по маслу: «А маслом каши не испортишь». Между тем каша заваривалась большая…»39

В данном случае авторы выстраивают перед читателем своеобразную цепь ассоциаций: масло — каша — заварить кашу. В результате такого приёма текст приобретает яркую образность и выразительность.

Так же для достижения комического эффекта используется смешение оригинального и трансформированного фразеологизмов:

«– Никогда, – принялся вдруг чревовещать Ипполит Матвеевич, – никогда Воробьянинов не протягивал руки…

– Так протянете ноги, старый дуралей! – закричал Остап»40

В данном примере сопоставление строится на наличии омонимичных компонентов. Трансформирован здесь фразеологизм «ходить с протянутой рукой», то есть, простить милостыню. Авторы приспосабливают его к модели второго фразеологизма — «протянуть ноги». Так же в предложенном контексте комический эффект достигается с помощью сталкивания фразеологизмов, принадлежащих к разным стилям: один из них («ходить с протянутой рукой») относится к стилистически нейтральной лексике, а второй («протянуть ноги») — к сниженной, это просторечный фразеологический оборот. Этот приём используется так же для создания яркой и индивидуальной речевой манеры персонажей: Воробьянинову присуща высокопарность речи, а Остапу ближе разговорный стиль, с элементами просторечной лексики.


Заключение

В данной работе были рассмотрены средства создания комического эффекта в романе «Двенадцать стульев». Обобщая все выше сказанное, можно подвести следующие выводы:

Комическое в речи неразрывно связано с её экспрессивностью, эмоционально-оценочной выразительностью, которая позволяет автору выражать своё отношение к предметам действительности и давать им соответствующую оценку.

Наиболее типичными для И. Ильфа и Е. Петрова считаются средства на основе использования стилистических средств. Это каламбуры, переносное употребление слов, нагнетание синонимов и образование комических собственных имён.

Одним из важнейших средств создания разоблачительного элемента в сатирических произведениях являются имена собственные. Они несут разоблачительную функцию и участвуют в создании образа персонажа.

Комический эффект при использовании фразеологизмов основывается на неожиданном разрушении фразеологических оборотов, выявлении их прямых значений, одновременном восприятии как свободного значения, так и фразеологически связанного. Это служит для придания речи образности и выражения эмоционально-экспрессивной оценки.


Список литературы

  1.  Будагов Р.А Наблюдения над языком и стилем И. Ильфа и Е.Петрова — Уч. записки ЛГУ серия филологических наук. Ленинград. 1946
  2.  Дземидок Б.О комическом /пер. с польского/ — М. 1974
  3.  Земская Е.А. Речевые приёмы комического в советской литературе// Исследования по языку советских писателей. — М. 1959
  4.  Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961.
  5.  Колесникова Э. Г. Языковые средства комического в творчестве И. Ильфа и Е. Петрова. — Иркутск, 1969.
  6.  Капацинская В.М.Комический текст: монография — Нижний Новгород 2004
  7.  Панина М.А. Комическое и языковые средства его выражения. М. 1996
  8.  Щербина А.А.. О речевой характеристике сатирических персонажей русской советской комедии (некоторые специфические средства). — Киев 1958.
  9.  Язык и стиль произведений И.Э.Бабеля, Ю.К.Олеши, И.А.Ильфа и Е.П.Петрова: Сборник трудов/ Ответст. Редактор Ю.А.Карненко — Киев,. 1991

1 Капацинская В.М.Комический текст: монография — Нижний Новгород 2004

2 Л.Ершов. Сатира и современность. – М., Современник, 1978, с. 267.

3 Дземидок Б.О комическом /пер. с польского/ — М. 1974. Стр.7

4 Ю.Борев. О комическом. – М., Искусство, 1957, с. 28.

5 Колесникова Э. Г. Языковые средства комического в творчестве И. Ильфа и Е. Петрова. — Иркутск, 1969. Стр. 5

6 Панина М.А. Комическое и языковые средства его выражения. М. 1996. Стр. 11

7 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр.169

8 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр.339

9 Ожегов, 1975: 43; 657

10 Там же, Стр.245

11 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр. 323

12 Там же, Стр. 187

13 Там же, Стр. 255

14 Колесникова Э. Г. Языковые средства комического в творчестве И. Ильфа и Е. Петрова. — Иркутск, 1969. Стр.7

15 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр.68

16 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр.123

17 А.А. Щербина. О речевой характеристике сатирических персонажей русской советской комедии (некоторые специфические средства). — Киев 1958. Стр. 12

18 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр. 270

19 Там же.. Стр.224

20 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр. 290

21 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр. Стр. 171-172

22 Там же, Стр. 170

23 Там же, Стр. 167

24 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр. Стр.231

25 Там же. Стр. 275

26 Колесникова Э. Г. Языковые средства комического в творчестве И. Ильфа и Е. Петрова. — Иркутск, 1969. Стр. 5

27 Колесникова Э. Г. Языковые средства комического в творчестве И. Ильфа и Е. Петрова. — Иркутск, 1969. Стр. 11

28 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр. 146

29 Там же. Стр. 75.

30Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961 Стр. 280

31 Там же. Стр. 274

32 Там же. Стр. 267

33Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961 Стр. 50

34 Баранник, Л.Ф. Запрожцева, А.В. Приёмы трансформации фразеологических единиц в романе И.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев»/ Язык и стиль произведений И.Э.Бабеля, Ю.К.Олеши, И.А.Ильфа и Е.П.Петрова: Сборник трудов/ Ответст. Редактор Ю.А.Карненко — Киев,. 1991. — С. 209 – 214

35 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961. Стр. 51-52

36 Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961 Стр.37

37 Там же. Стр. 99

38 Там же.. Стр. 26

39Ильф И. .Петров Е Двенадцать стульев. Роман. Печатается по изданию: И.Ильф, Е.Петров. Собрание сочинений в пяти томах, т.1. ГИХЛ, Москва, 1961 Стр.73

40Там же Стр. 275



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
9712. РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКИХ СПОСОБНОСТЕЙ СТУДЕНТОВ ПЕДКОЛЛЕДЖА СРЕДСТВАМИ СОЗДАНИЯ ВЫСТАВОЧНОГО ПРОСТРАНСТВА (НА ПРИМЕРЕ СОЗДАНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫСТАВКИ) 75.43 KB
  История современной художественной выставки. Объектом данного исследования являются художественные выставки предмет исследования составляют исторические источники содержащие сведения об их организации. К вопросам организации художественных выставок относятся разработка идеи и структуры выставки; деятельность выставочного комитета или другой структуры отдельной личности занимающейся организационными вопросами; получение покровительства увжаемых и известных oсоб; подбор участников выставки; подбор экспонатов; реставрация экспонатов...
14348. ТЕХНОЛОГИЯ СОЗДАНИЯ ФОТОТРАВЕЛОГА (НА ПРИМЕРЕ СОВРЕМЕННОЙ ПРЕССЫ) 2.02 MB
  История фотографии складывалась столь стремительно - и об этом еще в 1931 году упоминает Вальтер Беньямин - что научное осмысление этого феномена зачастую не успевало за темпами его развития. Исторически сложившаяся традиция исследования фотографии отражает существовавшую вплоть до второй половины XX века ситуацию неопределенности, места фотографии в культуре - между искусством, технологией, способом коммуникации и т.д.
13264. План создания маркетингового отдела на примере ООО «Самарская Мебельная Компания» 118 KB
  Общей целью маркетинга является достижение рыночного согласия между производителями и потребителями продавцами и покупателями при обоюдной выгоде и в наилучших психологических условиях. Появляются элементы государственного маркетинга макромаркетинга например на рынке вооружений некоммерческого маркетинга музеи библиотеки.
9941. Управление проектом изменения (создания) системы продаж на примере организации ООО ОП «Витязь» 508.52 KB
  Цель написания данной курсовой работы заключается в разработке проекта по совершенствованию системы продаж на примере предприятия ООО ОП Витязь на основе методов и инструментариев стратегического менеджмента для повышения финансовых показателей от реализации продукции для повышения мотивации сотрудников и улучшения условий труда. Объектом исследования выступает изучение деятельности предприятия ООО ОП Витязь. Предмет исследования: система продаж ООО ОП Витязь.
12605. Анализ романа-фэнтези М. Семеновой «Валькирия» 76.77 KB
  Семенова активно занялась переводческой деятельностью, в процессе этого познакомилась с множеством произведений, написанных в жанре фэнтези. Неудовлетворенность переведенным стала одним из побудительных мотивов к написанию романа «Волкодав» (1992-95), который был назван издателями «русским Конаном»
19308. Путь к истине героев романа Ф. М. Достоевского 95.41 KB
  Актуальность данной работы заключается в том что проблема русской литературы и православно-христианской традиции в современном прочтении текстов русской классики вызывает неослабевающий интерес. Осипов в статье о великом писателе утверждает что Достоевский был одним из тех кто своим творчеством выразил идею христианского реализма. И поясняет что христианский реализм это реализм в котором жив Бог зримо присутствие Христа явлено откровение Слова. Осипов продолжает что при всей сложности характера и нравственных проявлений своей...
3215. Пути оптимизации эффекта масштаба и способы снижения издержек производства 124.76 KB
  Издержки производства являются довольно серьёзной и актуальной проблемой на сегодняшний день, потому что в условиях рыночных отношений центр экономической деятельности перемещается к основному звену всей экономики – предприятию
16157. Выявление проциклического эффекта от введения Базель II в банковском секторе России 152.57 KB
  Для исследования используется ежеквартальная финансовая отчетность всех российских банков. Для стабилизации достаточности капитала предлагается создание буфера капитала и изменение уровня значимости внутрибанковских моделей. Полученные результаты имеют важное значение для разработки предложений по модификации Базель II и его применению в экономике России. Автору же не доводилось встретить работы посвященные анализу рисков оцененных в рамках Базель II для банковского сектора России.
16342. -участниках ВЭД Получение наибольшего эффекта с наименьшими затратами экономия трудовых материальных и. 8.38 KB
  Демидова аспирант Управление себестоимостью как метод достижения экономической безопасности на машиностроительных предприятиях-участниках ВЭД Получение наибольшего эффекта с наименьшими затратами экономия трудовых материальных и финансовых ресурсов зависят от того как решает предприятие вопросы снижения себестоимости продукции. Подобный процесс может существенно увеличить себестоимость продукции предприятия более того возникает сложность в планировании себестоимости что связано с изменениями валютных курсов. При правильном анализе...
15855. Интерпретация романа Ф. М. Достоевского “Униженные и оскорбленные” в отечественном литературоведении 77.03 KB
  Несмотря на то что творчество Достоевского никогда не было обделено вниманием исследователей роман Униженные и оскорбленные не принадлежал к излюбленным текстам филологов. Возможно именно поэтому на интерпретацию долгое время смотрели как на нечто само собой разумеющееся. Соотнося эти теории между собой можно прийти к выводу что понимание текста невозможно с одной стороны без читательской активности с другой стороны без уважения к тексту. Рикер уверен что “всякая интерпретация имеет целью преодолеть расстояние дистанцию между...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.