Влияние официального и судебного толкования Конституции РФ на развитие правовой системы в России

Токование Конституции как вид правовой деятельности. Толкование Конституции РФ как исключительное полномочие Конституционного Суда РФ. Влияние официального и судебного толкования Конституции РФ на развитие правовой системы в России. Необходимость толкования Конституции.

2015-09-07

55.76 KB

2 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1.Толкование - форма разъяснения закона

1.1 Токование Конституции как вид правовой деятельности ………………....7

1.2 Лингвистические аспекты конституционного толкования.........................13

Глава 2.Толкование Конституции РФ как исключительное полномочие Конституционного Суда РФ

2.1 Особенности толкования Конституционным Судом Российской Федерации……………………………………………………………………..…17

2.2 Практика толкования Конституционным Судом Российской Федерации………………………………………………………………………..23

Глава 3. Влияние официального и судебного толкования Конституции РФ на развитие правовой системы в России

3.1. Виды конституционного толкования……………………………………...31

3.2 Необходимость толкования Конституции……………………....................34

3.2 Сущность казуального и нормативного толкования. Различия в толковании…………………………………………………………………….....38

Заключение…………………………………………………………………….....42

Список использованной литературы…………………………………………...45

Введение

Актуальность темы исследования. Главным и главенствующим законом в Российской федерации является Конституция РФ. В механизме её исполнения немаловажную роль играет толкование, обеспечивающее воплощение конституционных норм и принципов в общественную практику.

Конституция имеет высшую юридическую силу среди всех законов, существующих в России. Главный закон является правовым актом, рассчитанным на длительное и стабильное действие. В его действии можно выделить два этапа. Первый этап, сравнительно короткий после ее принятия, когда разъяснения связаны в основном с недочетами правотворчества (наличием пробелов, противоречивостью отдельных норм и др.). На втором этапе возникает проблема, связанная с отставанием конституционного текста от развития общественной жизни, от новых реалий.

Прежде всего, это активный нормотворческий процесс, идущий в настоящее время в Российской Федерации, особенно в области конституционного законодательства. Большое количество конституционных нормативно-правовых актов, а зачастую их противоречивость, погрешность, нечеткость формулировок является результатом затруднения правотворческого процесса. В связи с этим особое значение приобретают проблемы толкования правовых норм. Правильное понимание смысла и содержания закона способствует его правильной реализации, а это в свою очередь ведет к утверждению принципа законности, закрепленного в ст. 15 Конституции РФ.

Субъектами толкования Конституции выступают юристы-теоретики и практики, судебные и иные государственные органы. Среди них ведущая роль принадлежит Конституционному Суду РФ, толкование которого является официальным и обязательным для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Сегодняшние реалии осуществления Конституционным Судом Российской Федерации своих функций по толкованию правовых норм приобретают важное теоретическое значение. Правовые пробелы и противоречия, обнаруживающие себя в правоприменительной деятельности высшего судебного органа конституционного контроля Российской Федерации, могут быть сняты посредством глубокого и всестороннего их научного исследования. Одним из шагов на пути к решению данной проблемы является изучение вопросов, связанных с рассмотрением толкования правовых норм Конституционным Судом Российской Федерации.

Другим фактором, обусловившим актуальность исследуемой темы, является деятельность Конституционного Суда РФ по толкованию конституционно-правовых норм. В настоящее время она вызывает в юридической науке многочисленные споры, особенно по вопросу о юридической природе актов толкования Конституционного Суда РФ, о пределах толкования Конституции РФ. Это говорит о необходимости всестороннего исследования указанных проблем.

Следует отметить, что тема толкования правовых норм является традиционной в юридической науке. В настоящее время существует большое количество работ теоретиков права, в которых раскрывается понятие толкования, характеризуются различные виды толкования в зависимости от объема, субъектов и обязательности его результатов. Подробно в теории права исследованы и способы толкования правовых норм. Однако и на современном этапе теория толкования еще не отвечает в полной мере потребностям юридической практики. Прежде всего, это связано с тем, что отсутствует единство в понимании этого правового явления. Кроме того, данная тема раскрыта не в полном объеме. Все это еще раз подтверждает актуальность исследуемой темы.

Между тем вопросы толкования конституционно-правовых норм в настоящее время остаются вне сферы исследования. До сих пор в юридической науке специально не рассматривались понятие, виды, способы толкования конституционно-правовых норм. Активная деятельность Конституционного Суда РФ в настоящее время приводит к появлению работ, в которых освещаются вопросы толкования норм Конституции РФ. Так, вопросам толкования норм Конституции РФ посвящены работы Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Х.И. Гаджиева, В.О. Лучина, Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Шульженко, Б.С. Эбзеева и др. В работах названных авторов акцент, в первую очередь, делается на толкование, даваемое Конституционным Судом РФ. В некоторых из них подробно характеризуются и другие субъекты толкования: суды общей юрисдикции и арбитражные суды, другие органы государственной власти. Однако все эти работы посвящены вопросам толкования норм Конституции. В целом, анализ имеющихся по проблемам толкования работ показывает, что в науке проблема толкования конституционно-правовых норм поставлена, но специально не исследована. Таким образом, отсутствие единого научного понимания толкования конституционно-правовых норм, видов и способов их толкования обусловили выбор темы научного исследования.

Объектом исследования являются отношения в сфере толкования Конституционным Судом Российской Федерации правовых норм.

Предметом исследования является процедура толкования Конституции, в первую очередь в рамках функционирования Конституционного Суда России, нормативная основа, теория и практика, накопленная в этой области.

Цель исследования заключается в том, чтобы осуществить комплексный анализ проблем толкования Конституции, раскрыть его понятие, принципы, а также особенности и значение актов для правоприменения и правотворчества; выделить основные субъекты толкования Конституции; всесторонне рассмотреть процессуальную сторону данного вида правовой деятельности, предложить ряд конкретных рекомендаций, направленных на совершенствование практики толкования Конституции в свете обеспечения корректной реализации ее положений.

В связи с целью были поставлены задачи исследования:

1.Рассмотреть токование Конституции как вид правовой деятельности;

2.Охарактеризовать лингвистические аспекты конституционного толкования;

3.Углубится в особенности толкования Конституционным Судом Российской Федерации;

4.Просмотреть практику толкования Конституционным Судом Российской Федерации;

5. Изучить Виды конституционного толкования;

6.Проанализировать необходимость толкования Конституции;

7.Рассмотреть сущность казуального и нормативного толкования. Различия в толковании.

Образующую роль для раскрытия данной темы курсовой работы имели правовые методы исследования. Прежде всего это формально-юридический анализ Конституции, законов и иных нормативных актов. Одно из центральных мест занял анализ решений судебных органов по толкованию Основного Закона, в первую очередь, практики Конституционного Суда России, что составило фундамент данной работы.

Глава 1. Толкование - форма разъяснения закона

1.1 Токование Конституции как вид правовой деятельности

Первостепенное значение для решения поставленных нами задач, имеют исследования, непосредственно направленные на изучение теоретических аспектов толкования конституционных норм.

Исследование специфики конституционного толкования предполагает решение ряда общих вопросов толкования права. Исходя при этом из известных положений о том, что изучение частных вопросов без предварительного решения общих, неминуемо на каждом шагу будет приводить к этим общим вопросам.

Когда необходимо установить смысл нормативных поставленный - имеет место процесс толкование правовых норм. Некоторые авторы, признавая важность интерпретационной деятельности, связывают ее только с правоприменением1. Однако толкование влечет юридические последствия не только в сфере применения, но и реализации права вообще. Более того, толкование выходит за рамки правореализации. Чрезвычайно важно оно и в плоскости осуществления правотворческой деятельности. Ясное, не противоречащее существующим законам, изложение нового нормативного акта предполагает точное уяснение смысла и содержания предшествующих, связанных с ним правовых установлений. Толкование правовых норм имеет место и при научном или учебном анализе, при пропаганде права и т.д. Таким образом, толкование может предприниматься в различных целях и имеет значение для всех сторон правовой деятельности. 

Если в свете сказанного посмотреть на конституционное толкование, то, во-первых, в отличие от иных видов толкования, его невозможно спутать с правоприменением. Оно возвышается над ним, имеет высшую юридическую силу по отношению к любым правоприменительным актам. Во-вторых, конституционное толкование, как никакое другое, имеет преимущественное значение именно для правотворческой деятельности.

1. Спасов Б. Закон и его толкование. М„ 1986, С.188.

В-третьих, оно не может быть проигнорировано ни в какой другой правовой деятельности, хотя доктриной и может быть подвергнуто сомнению.

Следует учитывать направленность правоприменительного толкования и его отличие от интерпретации закона, проводимой безотносительно к его реализации в каждом в каждом отдельном случаем. Так же, существуют и способы толкования:

1.Научно-теоретическое истолкование права, когда анализируется не только конкретное содержание законодательной воли, но и ее общий смысл;

2.Практико-прикладное толкование действующего права включает установление смысла закона применительно к различным субъектам и жизненным ситуациям.

Конституционное толкование примыкает к научно-теоретическому анализу права. Не случайно, что и судьи Конституционного Суда в большинстве своем имеют ученые степени, а также эксперты, которые вызываются в суд являются юристами с учёной степенью. Но, дело в самом судебном процессе. Конституция пропагандирует суть политической и правовой системы, содержит наиболее общие принципы и правовые категории, что придает конституционному толкованию и глубину, и широту интерпретации.

Вместе с тем и поводы, и основания толкования Конституции, равно как и его результаты имеют, несомненно, практико-прикладное значение для конкретных видов правовой деятельности. Суд в целом уясняет право только тогда, когда возникает в этом необходимость, когда определенным в законе субъектам норма представляется неясной. Поэтому в этих случаях даже самый ясный (на чей-то взгляд) закон придется разъяснять, предварительно и уяснив его смысл и содержание.

Очень важно охарактеризовать объект толкования конституционных норм и объект толкования Конституции в целом. Казалось бы, для последнего случая все ясно - надо подвергать толкованию все то, что содержится в тексте Конституции. Однако в решении конкретного дела проявляются разные подходы относительно того, чем следует руководствоваться адресатам Конституции и что следует вовлекать в обоснование своей позиции. Интересна в этом отношении полемика по делу по запросу Президента Чувашской Республики Н.В.Федорова о проверке соответствия Конституции Российской Федерации ч. 2 ст. 42 Закона Чувашской Республики о выборах депутатов Государственного Совета Чувашской Республики."

На стороне Госсовета Чувашской Республики выступил профессор Г.В.Мальцев. С его точки зрения, не особенно хорошо, что по делу спор ведется всецело на почве конституционных принципов, общих положений, деклараций. Это довольно редкое явление, когда такой спор надо разрешить на основе конституционных положений именно такого характера. При всей привлекательности аргументов Г.В.Мальцева, нельзя не признать, что, приняв его позицию , будет почти невозможно осуществлять конституционное толкование права, так как нормы Конституции чаще всего носят общий характер. Они не конкретны. Они часто изначально формулируются в качестве принципов. Это не мешает их непосредственному толкованию и применению в судебной практике1.

Конституция является специфическим объектом толкования, поскольку задачи толкования в данном случае приходится сообразовывать с функциями Конституционного Суда, закрепленными законом. Категории "смысла" и "цели" конституционных норм имеют для интерпретатора едва ли не определяющее значение.Является ли целью утверждение российского государства в качестве социального и правового? Статья 1 Конституции Российской Федерации, судя по словесной формулировке, закрепляет эти свойства уже не в качестве цели, а в качестве достигнутого результата. Однако справедливо замечено, что, хотя государственная власть осуществляет некоторые меры социального порядка, постсоциалистическое государство не обеспечивает необходимого уровня жизни населения, не предоставляет ему необходимых социальных услуг и, следовательно, не является еще

1.Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика // Государство и право. 1996. №6. С. 14-19.

социальным государством. Оно не является пока что и правовым. Правовая реформа не завершена, само законодательство, указы президента, акты правительства противоречивы, зачастую не выполняются, не исполняются многие решения судов, их престиж в обществе невысок. Скорее это - полуправовое или, если такое в принципе возможно, частично правовое государство1.

Цели конституционных норм могли бы быть предметом самостоятельного анализа. Все их разновидности в Конституции так или иначе просматриваются. Но иногда разделение будет совершенно условным. Так, например, "признание, соблюдение и защита прав и свобод человека" (ст.2 Конституции Российской Федерации) это цель и ближайшая, и перспективная, и конечная. Она одновременно и предметная и функциональная, материальная и юридическая. Метод толкования нацелен не только на выявление юридических признаков нормы. Так как многие понятия, образующие норму, отражают общественные явления, то возникает задача определения социального содержания закона. Можно сказать, что функция толкования связана не только с необходимостью проникновения посредством внешней формы права в содержание правовых предписаний, но и с истолкованием права в целом, его смысла, принципов, социально-политического содержания.1 Цели нормативных установлений как раз и выражают социальную роль и политическое содержание закона.

Все это важно подчеркнуть в связи с необходимостью оценки суждений о устранении влияния политических факторов на деятельность Конституционного Суда. Отвлечься от уяснения политического содержания и, тем более, социальных целей соответствующих норм Конституции или иных интерпретируемых актов, значит, не понять их содержание (смысл). Другой вопрос, что интерпретация проводится с сугубо юридических, а не политических позиций, т.е. не в угоду

1.Чиркин В.Е. Переходное постсоциалистическое государство: содержание и форма // Государство и право. 1997. №1. С. 9

какому-то политическому движению.

Таким образом, цели нормы можно рассматривать как элемент содержания нормативного установления, если иметь в виду непосредственные юридические цели. "Главный ориентир толкования, - отмечает С.С.Алексеев, - это сама жизнь. Смысл закона в полной мере раскрывается лишь в том случае, если рассматривать его положения с учетом тех целей, которые решал законодатель, того социально-политического значения, которое заложено в его содержании".1

Схожую точку зрения даёт Головистикова А.Н. «…толкование невозможно в отрыве от общественно-политической обстановки в стране, но это вовсе не означает, что в процессе толкования под предлогом учёта изменившихся условий, потребностей социально-политического и хозяйственного развития разрешается отходить от точного смысла правовых норм, изменять содержания нормы, вложенное в неё законодателем. Законы конкретизируются и приспосабливаются к новым условиям не в процессе их толкования и применения, а в установленном порядке самим законодателем.» С помощью приёмов толкования исследуется норма права, интерпретатор познаёт её содержание, получает полученное и исчерпывающее представление о норме. Знание таких приёмов способно уберечь от ошибок, поверхностного и одностороннего выяснения смысла норм, помогает вырабатывать правильных подход к их анализу. Такие приёмы как текстовое толкование, систематическое толкование, историко-политическое толкование дополняют и обуславливают друг друга. Они дают положительный результат лишь при их использовании в совокупности.

B соответствии с требованиями законности толкование не вносит и не должно вносить никаких изменений и дополнений в интерпретируемые нормы. Учет

1. Алексеев, С. С. Общая теория права  : учебник / С. С. Алексеев. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2009. С. 295-296.

изменений общественной жизни в процессе толкования правовой нормы возможен только в рамках содержания, вложенного в нее законодателем. При этом надо иметь в виду, что содержание нормативного установления может изменяться вследствие издания законодателем новых нормативных актов. Такие ситуации возможны, когда наступают глубокие общественно-политические изменения. В этом случае истинный смысл правовой нормы устанавливается, руководствуясь изменившейся волей законодателя. Изменение же смысла нормативного предписания в целях приспособления к отдельной ситуации или из-за каких-то прагматических соображений не будет соответствовать назначению толкования как деятельности по уяснению и разъяснению выраженной в законе государственной воли.

Применительно к конституционному толкованию следует подчеркнуть все это еще раз, поскольку оно, в отличии от других видов толкования, особенно близко к правотворчеству. Более того, если встать на позицию широких трактовок права, что в ряде случаев речь пойдет именно о формировании права в ходе интерпретационной деятельности столь высокой инстанции, какой является Конституционный Суд.

В отличие от других видов, конституционное толкование чаще всего ведет к конкретизации права, так как конституционные нормы самые общие.

Все сказанное позволяет сделать три вывода:

  1.  Конституционное толкование - особый вид правовой деятельности. Это деятельность высшего судебного органа. Это деятельность, направленная на оценку правовых актов, на охрану Основного Закона, на обеспечение всех форм реализации права, на предупреждение всех видов правонарушений.

Конституционное толкование права, помимо того, что оно имеет особый объект и осуществляется особым составом, характеризуется своеобразием метода данной правовой деятельности. Процесс, в котором происходит толкование в Конституционном Суде, существенно отличается от иных видов процессуальной деятельности. Достаточно указать на участие экспертов, специалистов в области права, чего нет ни в уголовном, ни в гражданском, ни в административных процессах;

  1.  Конституционное толкование - вид правовой деятельности высокого юридического ранга. По своей юридической силе акты толкования Конституции и конституционного толкования законов имеют силу последних;
  2.  Как вид правовой деятельности конституционное толкование имеет значение не только для правотворчества, но и для всех форм реализации права, в том числе для соблюдения, исполнения и осуществления правовых предписаний.

1.2 Лингвистические аспекты конституционного толкования

Конституция, являясь Основным Законом государства, обладает важнейшими юридическими свойствами – верховенством и прямым действием; рассчитана на длительное и стабильное действие. Толкование Основного закона есть необходимая часть её реализация, как и остальных нормативно –правовых актов. По мнению Т.Я. Хабриевой, можно выделить несколько этапов действия Конституции:

1) когда Конституция является новизной в законодательстве и погрешности связаны с недочётами правотворчества;

2) когда конституционный текст в стадии отставания от развития жизни.

Исследование специфики конституционного толкования предполагает решение ряда общих вопросов толкования права. Мы исходим при этом из известных положений о том, что изучение частных вопросов без предварительного решения общих, неминуемо на каждом шагу будет приводить к этим общим вопросам.

Цели конституционного толкования бывают довольно различными и являются важными для всех сторон правовой деятельности.

Однако в правовом государстве разрыв между Конституцией и общественной практикой недопустим. Обновление конституционных норм через постоянные поправки ведет к «лоскутным» изменениям и дополнениям, а по сему необходимо толкование

Конституции, которое без потерь может «приспособить» ее к жизни1. По своим юридическим характеристикам Конституция РФ является «жесткой», а, следовательно, ее толкование, не вносящее изменений в текст, способствует преодолению отставания от социально-экономических, политических реалий без ущерба для авторитета Основного Закона государства

М.А. Митюков, анализируя практику конституционных судов стран СНГ, выделяет основные причины толкования конституционных норм:

1) внутренние противоречия и юридические коллизии в тексте конституций;

2) наличие пробелов, терминологическая неясность отдельных конституционных положений;

3) недостаточная (даже для основного закона) урегулированность некоторых конституционных институтов (в частности, законодательного процесса, полномочий

президента);

4) отход от выработанных наукой и практикой понятий категорий в области конституционного права 2.

В процессе конституционного толкования используются несколько способов, одним из которых является грамматический (в некоторых источниках – филологический, языковой, лингвистический). Он считается исходным, первичным в теории права. Правовая норма – это в первую очередь текст, словесный, грамматически и синтаксически организованный текст, имеющий определенную стилистическую принадлежность. Грамматический способ толкования основывается на анализе буквального текста, на знании языка, на использовании правил синтаксиса, морфологии, словоупотребления. Т.е. по сути, грамматический способ толкования – это средство для устранения

1.Хабриева Т.Я. Развитие правового потенциала Конституции и деятельность Конституционного Суда РФ по ее толкованию/ Т.Я. Хабриева // Российский конституционализм: проблемы и решения: Материалы Междунар. конф. – М.: Ин-т государства и права РАН, 1999. – С. 185–195.

2.Митюков М.А. Толкование конституции конституционными судами государств – участников СНГ / М.А. Митюков // Журнал российского права. – 1998. – № 4/5. – С. 133–144.

языковых видов неопределенности (стилистической, синтаксической, грамматической, лексической, лексико-стилистической). Он заключается в использовании языковых средств, способов и приемов в целях уяснения и разъяснения истинного смысла, содержания правовой нормы.

Ценность разъяснения положений Конституции находится в прямой зависимости от

правильного и всестороннего уяснения смысла ее норм. Ресурсы для такого уяснения заложены в самой Конституции, в ее тексте. При уяснении смысла интерпретатор имеет дело с определенной знаковой системой, со словесно-документальной формой изложения воли законодателя. Общепризнано, что толкование нормы начинается с грамматического (языкового) способа, с анализа языковой формы выражения правового предписания. Однако наряду с правилами естественного языка при грамматическом толковании норм используются правила, формулируемые юридической наукой. Они учитывают специфику языка права и являются результатом обобщения юридической практики.

То есть языковая форма изложения правовых установлений получает особое юридическое выражение; и отделить языковые элементы, составляющие правовую норму, от юридических невозможно (в частности, при определении значения юридических терминов).

Понятийно-терминологическая неопределенность положений Конституции должна устраняться. Обеспечение правильного толкования Конституции и конституционного законодательства, устранение противоречий – задача, имеющая важнейшее значение для всей системы законодательства, но неразрешимая без применения лингвистических правил оформления правового текста, без семантического анализа понятий и терминов, составляющих основу российского законодательства. Однако невозможно правильно истолковать неопределенный в содержательном отношении термин только с помощью лингвистических приемов и средств, так как существует правовая специфика. Она заключается в том, что правовые понятия, термины, определения, конструкции создаются и развиваются в соответствии с правилами и законами русского языка, но, будучи основными средствами юридической техники, существуют и взаимодействуют в пределах законодательного текста с учетом целей и требований законодательства и права в целом.1  

Таким образом, проблема понятийно-терминологической неопределенности очевидна. Она (неопределенность) существует как на уровне Конституции, так и на уровне всего действующего федерального законодательства, переходя в законодательство субъектов Федерации, что существенно сказывается на правоприменительной деятельности. Ситуацию с неточностью, неясностью и неопределенностью правовых норм Конституционный Суд многократно оценивал как неконституционную. Неточность и неясность правовых норм – результат использования неточных понятий и формулировок. Они порождают возможность неоднозначного толкования, а, следовательно, произвольного применения норм права, что нарушает требование определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего законодательства.

1.Кузнецова Е.А. Интерпретация юридического текста (факта) как проблема точки зрения (к проблеме субъ-ективности) // Юрислингвистика-3: проблемы юрислингвистической экспертизы: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Н.Д. Голева.– Барнаул, АГУ, 2002. – С. 165-172.

Глава 2. Толкование Конституции России как исключительное полномочие Конституционного Суда РФ.

2.1Особенности толкования Конституционным Судом Российской Федерации

Сначала институт толкования Конституции фактически отсутствовал, российские Основные Законы эти вопросы не регулировали. Конституции РСФСР 1937 и 1978 г. говорили только о толковании законов, которое было отнесено к ведению Президиума Верховного Совета РСФСР, а с 1989 г. – к компетенции Верховного Совета РСФСР. На практике же толкование ряда норм Конституции осуществлялось Съездом народных депутатов РСФСР. Оно основывалось на том, что такую деятельность может осуществлять только принимающий Конституцию орган1. Таким образом, практическая деятельность по толкованию конституции в России была начата в конце 1980-х – начале 1990-х гг. Особенно важным будет то, что в этот же период был введен и институт конституционного контроля.

Главное то, что Конституционный Суд толкует конституционные нормы при рассмотрении любого дела, в том числе по запросам органов государственной власти и по жалобам частных лиц на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению к конкретном деле (ч. 2 и 4 ст. 125 Конституции РФ), или при разрешении спора о компетенции (ч. 3 ст. 125 Конституции РФ). по мнению Г.А. Гаджиева, такое толкование носит абсолютно официальный характер 2.. Не смотря на это,Н.В. Витрук, например, по этому поводу считает,что не во всех случаях толкование носит официальный характер: «Суд осуществляет уяснение тех или иных положений федеральной Конституции при осуществлении всех своих полномочий, при рассмотрении любого дела. Но это уяснение смысла положений Конституции идет “для себя”, для

  1.  Шульженко Ю.Л. Форма Российской Конституции и ее толкование / Ю.Л. Шульженко // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. – 2000. – № 11. – С. 207–213.
  2.  Гаджиев Г.А. Самостоятельная и сильная судебная власть / Г.А. Гаджиев // Конституционное правосудие. – 2003. – № 3 (21). – С. 7–23.

собственного употребления» 1. Думается, что ученый имеет в виду следующее: до тех пор, пока идеи интерпретации не закреплены в итоговом акте, они не являются обязательными.

Немаловажными являются размышления, высказанные Х. Гаджиевым: «Толкование Конституционным Судом Конституции, осуществляется при рассмотрении любых вопросов, относящихся к его компетенции. В этом случае толкование является правом Конституционного Суда. Вместе с тем законом прямо закрепляется обязанность толкования Конституции в случае запроса компетентными должностными лицам или государственными органами» 2.

Л.В. Лазарев размышляет достаточно идентично прошлым авторам : «При рассмотрении любого дела, обеспечивая верховенство и прямое действие федеральной Конституции, Конституционный Суд сопоставляет с ней проверяемый акт, чтобы ответить на вопрос, соответствует он ей или нет, каково его конституционно-правовое качество. Без толкования смысла и содержания конституционной нормы ответить на этот вопрос невозможно. Поэтому в каждом постановлении, многих определениях Конституционного Суда содержится толкование норм Конституции, конституционно-правового смысла проверяемого закона, иного нормативного акта или их отдельных положений, получающих выражение в правовых позициях. По традиции указанное толкование называют казуальным, т.е. имеющим значение только для данного дела и обязательным лишь для участвующих в нем сторон» 3.

В Конституции РФ в ч. 5 ст. 125 закреплено, что Конституционный Суд РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы,

1. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособие / Н.В. Витрук. – 2-е изд., перераб. И доп. – М.: Юрист, С. 257.

2. Гаджиев Х. Пределы толкования норм Конституции Конституционным Судом / Х. Гаджиев // Право и политика. – 2000. – № 12. – С. 31–38.

3.Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России / Л.В. Лазарев. – М.: Городец; Формула права, 2003. –С.75

Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов РФ дает толкование Конституции РФ. В данном контексте речь идет об официальном нормативном толковании, являющимся обязанностью Суда. В ст. 3 ФКЗ «О Конституционном Суде» зафиксировано: «В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации».

В ст. 105 указаны субъекты, имеющие право на обращение в Суд с запросом о толковании. В соответствии со ст. 36 , этого же закона, «...основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции Российской Федерации» 1.

У исследования в настоящее время определилось два направления - Конституция РФ и ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» , которые отделили официальное нормативное толкование от других категорий дел, которые вправе разрешать федеральный орган конституционного правосудия. Тем не менее, нормативное и казуальное толкование Конституции РФ могут пересекаться, т.к. для них существует значительная совпадающая область – предметное поле конституционной интерпретации. В исследуемой проблематике взаимосвязь может проявиться и на стадии решения вопроса о допустимости запроса о нормативном толковании.

Нельзя не заметить, что при кажущейся многоаспектности и обширности исследований еще многие свойства и механизмы, как наделение полномочием именно Конституционного Суда в России, недостаточно познаны.  В этой связи Ю.Л. Шульженко2, например, приводит следующий аргумент: это

  1.  Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"// Российская газета. 23 июля 1994г.
  2.  Шульженко Ю.Л. Форма Российской Конституции и ее толкование / Ю.Л. Шульженко/ Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. – 2000. – № 11. – С. 209–210.

связано с тем, что Суду принадлежит важнейшая роль по обеспечению сдерживания и противовеса властей, обеспечению их сбалансированности, и в первую очередь в законодательной сфере. Существенную роль играет также компетенция, которой наделен этот орган, и высокая квалификация его Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ(ред. от 04.06.2014)"О Конституционном Суде Российской Федерации"(с изм. и доп., вступ. в силу с 06.08.2014)членов. Особое значение в свете новых задач приобретает разработка эффективных путей таким профессором как И.А. Кравец, он считает ,что следует учитывать еще и аргументы правовой традиции, сложившейся в большинстве современных демократических государств преимущественно европейского континента1. Т.Я. Хабриева так же рассматривает достаточно подробно этот вопрос: «Конституционный Суд может выполнять свою главенствующую роль, т.к. практически все национальные законодательства предусматривают гарантии его независимости, свободы от политического, ведомственного, местного и иного давления.2

Несменяемость, неприкосновенность, материальная обеспеченность и другие средства правовой защиты судей позволяют последним вести беспристрастный поиск истины, выявление истинного содержания толкуемых норм» . И ко всему, Конституционный Суд –единственный уполномоченный орган , который вправе осуществлять такую деятельность .

Но , некоторые ученые , исследовавшие этот вопрос, против наделения полномочием официального толкования лишь Конституционный Суд . Так, В.О. Лучᴎн ᴨᴎшеᴛ ᴨо эᴛому ᴨоводу следующее3: «То, чᴛо ᴨолномочᴎем ᴛолковаᴛь Консᴛᴎᴛуцᴎю наделен ᴎсключᴎᴛельно Консᴛᴎᴛуцᴎонный Суд,

  1.  Кравец И.А. Российский конституционализм: Проблемы становления, развития и осуществления / И.А. Кравец. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 518–524
  2.  Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика / Т.Я. Хабриева. – М.: Юристъ, 1998. – С. 72–73.
  3.  Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации / В.О. Лучин. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С. 538

ауᴛенᴛᴎчное толкование Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ мог бы даваᴛь не суд (коᴛорый ᴎ ᴛак нельзя рассмаᴛрᴎваᴛь как едᴎнсᴛвенно верное решенᴎе. По крайней мере, ᴛолкуеᴛ Консᴛᴎᴛуцᴎю ᴨрᴎ разрешенᴎᴎ конкреᴛных дел), а ᴛоᴛ субъекᴛ,  коᴛорый ее ᴨрᴎнᴎмал. В случае, когда Консᴛᴎᴛуцᴎю ᴨрᴎнᴎмал народ,толкование ее должно даваᴛься высшᴎм ᴨредсᴛавᴎᴛельным органом государсᴛвенной власᴛᴎ. Лᴎшенᴎе разрабоᴛчᴎкамᴎ Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ 1993 г. россᴎйского Парламенᴛа ᴛакого ᴨрава было неслучайным ᴎ оᴛвечало сᴛраᴛегᴎческой целᴎ – не доᴨусᴛᴎᴛь усиления ᴨредсᴛавᴎᴛельной власᴛᴎ» . Думается, что обозначенное «наделение» было сделано с целью огранᴎченᴎя влᴎянᴎя ᴨолᴎᴛᴎческᴎх дебаᴛов на ᴛексᴛ Основного Закона. К ᴛому же, еслᴎ деяᴛельносᴛь Суда, в целом, наᴨравлена на обесᴨеченᴎе верховенсᴛва ᴎ ᴨрямого дейсᴛвᴎя Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ РФ (чᴛо законодаᴛельно закреᴨлено), ᴛо какой ᴎной орган можеᴛ даваᴛь офᴎцᴎальное нормаᴛᴎвное толкование, сᴨособсᴛвующее конкреᴛᴎзацᴎᴎ консᴛᴎᴛуцᴎонных норм?

Несмоᴛря на легальное закреᴨленᴎе ᴨолномочᴎя ᴛолкованᴎя за Судом, ФКЗ «О Консᴛᴎᴛуцᴎонном Суде» ᴎмееᴛ ряд недочётов:

1) неᴛ конкреᴛᴎзацᴎᴎ самого ᴨоняᴛᴎя «толкование»;

2) не совсем ясным осᴛаеᴛся воᴨрос о ᴛом, чᴛо ᴛакое «неоᴨределенносᴛь»;

3) неᴛ закреᴨленᴎя ᴨределов ᴎ гранᴎц ᴛолкованᴎя консᴛᴎᴛуцᴎонных норм.

Б.С. Эбзеев ᴨолагаеᴛ, чᴛо «толкование Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ РФ сосᴛоᴎᴛ в ᴨреодоленᴎᴎ Консᴛᴎᴛуцᴎонным Судом неоᴨределенносᴛᴎ в ᴨонᴎманᴎᴎ ее ᴨоложенᴎй, в выясненᴎᴎ ее объекᴛᴎвного смысла ᴎ выявленᴎᴎ содержащᴎхся в Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ ᴨозᴎᴛᴎвных ᴨравовых ᴨрᴎнцᴎᴨов. По сущесᴛву, толкование Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ – одᴎн ᴎз сᴨособов ее конкреᴛᴎзацᴎᴎ, ᴨредшесᴛвующей ᴨрᴎмененᴎю норм Основного закона»1. По нашему мненᴎю, эᴛо оᴨределенᴎе объясняеᴛ ᴛермᴎн «ᴛолкованᴎе» в целом, ᴨрᴎменᴎᴛельно к консᴛᴎᴛуцᴎонному конᴛролю, к офᴎцᴎальному нормаᴛᴎвному ᴎ казуальному ᴛолкованᴎю. Однако

1. Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации / Б.С. Эбзеев. – М.: Юрид. лит., 2005. – С. 533–534

мы ранее обозначалᴎ, чᴛо законодаᴛельно эᴛᴎ ᴨоняᴛᴎя «разведены». Следоваᴛельно, более умесᴛной ᴎ объемной, на наш взгляд, являеᴛся ᴎдея Т.Я. Хабрᴎевой, высказанная ᴨо эᴛому ᴨоводу: «Толкованᴎе Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ Консᴛᴎᴛуцᴎонным Судом сосᴛоᴎᴛ в ᴨреодоленᴎᴎ, в рамках, усᴛановленных законом, ᴨроцедур ᴎ на основе ᴎсᴨользованᴎя всех ᴎзвесᴛных науке ᴨрᴎемов ᴎ сᴨособов, неоᴨределенносᴛᴎ ᴨонᴎманᴎя Основного закона ᴎлᴎ сооᴛносᴎмых с нᴎм ᴨравовых норм, в казуальной ᴎлᴎ нормаᴛᴎвной объекᴛᴎвацᴎᴎ ᴨодлᴎнного ᴎх содержанᴎя с целью обесᴨеченᴎя консᴛᴎᴛуцᴎонной законносᴛᴎ ᴎ ᴨоддержанᴎя надлежащего консᴛᴎᴛуцᴎонного ᴨравоᴨорядка»1 .

Важным оᴛлᴎчᴎем казуального ᴛолкованᴎя оᴛ нормаᴛᴎвного являюᴛся ᴎх юрᴎдᴎческᴎе ᴨоследсᴛвᴎя: «Еслᴎ в резульᴛаᴛе казуального ᴛолкованᴎя, даваемого ᴨо делам о ᴨроверке консᴛᴎᴛуцᴎонносᴛᴎ нормаᴛᴎвных акᴛов, ᴛакᴎе акᴛы, ᴨрᴎзнанные неконституционнымᴎ, уᴛрачᴎваюᴛ сᴎлу, ᴛо нормаᴛᴎвное толкование, даваемое вне раз-решенᴎя конкреᴛного дела, не влечеᴛ уᴛраᴛы юрᴎдᴎческой сᴎлы какого-лᴎбо акᴛа».

Говоря о неоᴨределенносᴛᴎ, коᴛорая являеᴛся, ᴨо суᴛᴎ, еще ᴎ основанᴎем заᴨроса об офᴎцᴎальном нормаᴛᴎвном ᴛолкованᴎᴎ, здесь ᴨредсᴛавляеᴛся умесᴛным обраᴛᴎᴛь внᴎманᴎе на мненᴎе самого Суда, коᴛорый указал, чᴛо неясносᴛь обращающᴎхся должна быᴛь не мнᴎмой, а дейсᴛвᴎᴛельной 2.

В целом неоᴨределенносᴛь можеᴛ быᴛь вызвана качеством текста (независимо оᴛ ᴛого, была ᴨогрешносᴛь ᴎзначально ᴎлᴎ она связана с ᴎзмененᴎем условᴎй реалᴎзацᴎᴎ сооᴛвеᴛсᴛвующᴎх ᴨоложенᴎй) лᴎбо качесᴛвом его восᴨрᴎяᴛᴎя. Эᴛо обусловлено ᴛакже субъекᴛᴎвным срезом ᴛолкованᴎя , ᴛ.е. сᴨособносᴛью субъекᴛов обращенᴎя к восᴨрᴎяᴛᴎю ᴛексᴛа Основного Закона.

По ᴨоводу оᴨределенᴎя ᴨоняᴛᴎя «неоᴨределенносᴛь» в науке ᴨредлагаеᴛся

1. Хабриева Т.Я. Развитие правового потенциала Конституции и деятельность Конституционного Суда РФ по ее толкованию/ Т.Я. Хабриева// Российский конституционализм: проблемы и решения: Материалы Междунар. конф. – М.: Ин-т государства и права РАН, 1999. – С. 185–195

2.Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 134-О по делу о толковании ст. 81 (ч. 3) и п. 3 раздела второго «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ // СЗ РФ. – 1998. – № 46. – Ст. 5701.

следующᴎй ᴨодход: эᴛо нарушенᴎе качесᴛва закона, ᴛребованᴎя ᴨолноᴛы ᴎ ᴛочносᴛᴎ. И ᴎменно аналᴎз лексᴎкᴎ Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ РФ, выявленᴎе оᴛᴛенков значенᴎя слов, в часᴛносᴛᴎ ᴛермᴎнов ᴎ ᴛермᴎнологᴎческᴎх сочеᴛанᴎй, ᴨозволяюᴛ ᴨравᴎльно ᴨоняᴛь смысл ᴨравовых ᴨоложенᴎй, ᴎзбежав ᴛем самым ошᴎбок в ᴨроцессе законоᴛворчесᴛва ᴎ ᴨравоᴨрᴎменᴎя. Нормы Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ – нормы ᴨрямого дейсᴛвᴎя, а следоваᴛельно, ᴨоняᴛᴎя ᴎ ᴛермᴎны, с ᴨомощью коᴛорых формᴎруюᴛся эᴛᴎ нормы, должны быᴛь оᴨределены максᴎмально ᴨолно, но в ᴛо же время чеᴛко ᴎ как можно более однозначно1.

Цель ᴛолкованᴎя Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ – разъясненᴎе волᴎ законодаᴛеля, ᴛ.е. выявленᴎе ᴎсᴛᴎнного содержанᴎя консᴛᴎᴛуцᴎонных норм. Являясь главным субъекᴛом ᴛолкованᴎя, Консᴛᴎᴛуцᴎонный Суд, ᴎнᴛерᴨреᴛᴎруя Основной Закон, ᴨовышаеᴛ его жᴎзнесᴨособносᴛь ᴨосредсᴛвом акᴛуалᴎзацᴎᴎ его норм. И данный вᴎд деяᴛельносᴛᴎ, конечно, не являеᴛся заменой Консᴛᴎᴛуцᴎᴎ Россᴎᴎ, он лᴎшь сᴨособсᴛвуеᴛ уясненᴎю ее смысла, обесᴨечᴎвая ᴛем самым ее верховенсᴛво ᴎ ᴨрямое дей- сᴛвᴎе, а эᴛо ᴎ есᴛь основные целᴎ деяᴛельносᴛᴎ Суда.

2.2 Практика толкования Конституции Конституционным Судом Российской Федерации

Толкование права - одна из традиционных проблем юридической науки. Однако вопросы, касающиеся содержания, пределов, приемов, способов толкования российской Конституции, являются относительно новыми и дискуссионными.

Особое значение и наибольшую юридическую силу имеют акты Конституционного Суда о толковании российского Основного Закона ,как уже повествовалось в начале этой главы. В литературе неоднократно отмечались такие главные особенности актов толкования конституционных норм,

1.Белоконь Н.В. Виды неопределенности в понимании положений Конституции Российской Федерации / Н.В. Белоконь // Российское правовое государство: Итоги формирования и перспективы развития: В 5 ч. Ч. 1: Конституционное и международное право, теория государства и права: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. / Под ред. Ю.Н. Старилова. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2004. –С. 51–52

как их наибольшая юридическая сила, особый порядок производства, значимость последствий для правотворческих и правоприменительных органов. Они носят общеобязательный характер.

Вынесенные в результате конституционного производства постановления о толковании основных норм имеют решающее значение для правоприменительной практики. Всего по состоянию на ноябрь 2014 г. Конституционным Судом России принято 17 решений по делам о толковании отдельных положений Основного Закона. В  1992 г. -1,1995 г. -5 ,1996 г. - 1, 1997 г. - 1, 1998 г. - 2, 1999 г. - 4, 2000 г. – 1,2001-1, 2003-1 решение. Вынесенное Определение от 5 ноября 1998 г. N 134-О по делу о толковании ст. 81 (ч. 3) и п. 3 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции РФ, по существу, является отказным, но имеет определенное значение для отечественного правоведения.

Основными субъектами запросов о подобном толковании являются палаты Федерального Собрания РФ и законодательные (представительные) органы государственной власти российских субъектов.Главные особенности актов Конституционного Суда о толковании конституционных норм состоят в следующем1:

1.Они обладают наивысшей юридической силой, соответствующей силе самого интерпретируемого акта - Основного Закона РФ;

2.Рассматриваются в особом процедурном порядке, установленном вышеназванным Федеральным конституционным законом 1994 г. (гл. XIV),но ,как отмечает М.С Саликов2 ,эта глава не раскрывает всего содержания деятельности Конституционного Суда РФ по толкованию Конституции . Он предусматривает только нормативное конституционное толкование –разъяснение конституционных норм в случае специального прямого запроса

1.Хабриева Т.Я. Правовая охрана Конституции. Казань, 1995. С. 202

2..Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов/Отв.ред .д.ю.н.,проф. М.С.Саликов .- М.:Норма,2004. – С.67-73.

со стороны уполномоченных субъектов.

3. Характеризуются значимостью последствий для нормотворческих и правоприменительных органов. Нормативные акты или отдельные нормы, как отмечает Т.Я. Хабриева, должны быть переосмыслены, а затем пересмотрены и приведены в соответствие с интерпретацией Основного Закона, осуществляемой Конституционным Судом.

Однако акты толкования сами по себе не приводят к утрате юридической силы каких-либо нормативных решений.

Акты официального нормативного толкования Конституции являются обязательными для всех государственных органов, включая правотворческие и судебные, органов местного самоуправления, хозяйствующих субъектов, должностных лиц, граждан и их объединений. Они действуют синхронно с толкуемой нормой, которая вследствие этого приобретает как бы новый "оттенок", другое более высокое качество. В любом случае, Суд не может выходить за концептуально-текстуальное конституционное пространство. Нет никаких сомнений в позитивной направленности указанной деятельности, позволяющей добиться стабильности базовых законоположений. Если только судебный орган контроля действительно выявляет истинный смысл базовой нормы, а не произвольно трактует ее в угоду политической конъюнктуре. О существовании подобной опасности, возможности судейского своеволия в процессе толкования уже говорилось в литературе.

Следует обратить внимание на одну существенную процедурную особенность подготовки и принятия судебных актов толкования, влияющих на их престиж и юридическую силу. Законодатель, учитывая первостепенную роль Основного Закона в правовой системе, установил, что решения о толковании Конституции РФ принимаются только на пленарном заседании и большинством не менее двух третей от общего числа судей (ч. 4 ст. 72 Федерального конституционного закона 1994 г.).

В связи с этим неоправданно предложение В.А. Туманова: под предлогом совершенствования процедуры работы этого Суда отказаться от квалифицированного большинства при подобном нормативном толковании. Его позиция вряд ли послужит делу укрепления базовых правовых начал, стабильности в регулировании конституционных отношений, повышении авторитета Конституции.1 

Все постановления о толковании основных норм касались важных и политически значимых аспектов функционирования России как демократического правового государства, принципа разделения властей, защиты прав и свобод человека, развития федеративных отношений. Их позитивное значение не вызывает сомнений.  

Существенное влияние на содержание итогов толковательной деятельности оказывают способы толкования. Вопросы дифференциации способов толкования являются одними из актуальных и дискуссионных проблем реализации Конституции. Несомненно, что необходимо разграничивать понятия способов, приемов, видов, методов толкования. Способы толкования - это приемы, правила и средства познания правовых предписаний, используемые сознательно или интуитивно субъектом для получения ясности относительно юридических норм. В теории права принято различать понятия "прием" и "способ". Способ толкования - это весьма широкое понятие, включающее в себя специальные технические средства - приемы познания. Надо согласиться с утверждением Н.Н. Вопленко,2 что способы толкования права заранее обусловливаются сферами социального бытия права (правовые предписания, правовое сознание, правовые отношения) и внутренними свойствами права (государственно-волевой характер права, нормативность, государственная обязательность, системность, формальная определенность). При этом каждый способ толкования выбирается и используется в связи с

1.Туманов В.А. Пять лет конституционной юстиции в России: уроки, проблемы, перспективы // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. N 6. С. 13

2.Вопленко Н.Н. Толкование права. Волгоград, 2007. С. 28.

возникшей интерпретационной ситуацией. конкретное познавательное действие, движение мысли интерпретатора. В свою очередь, термин "прием" означает относительно самостоятельное Таковыми являются: сравнение (сопоставление), аналогия, получение новых знаний при анализе имеющихся документов и др. Юридической науке и практике давно известны правила, с помощью которых успешно преодолевается двусмысленность текстов нормативных правовых актов.1

Представляет интерес Особое мнение судьи этого высокого Суда В.И. Олейника относительно Постановления от 11 декабря 1998 г. N 28-П: "Грамматическое толкование части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации в ее системной связи с другими частями этой статьи, а также с учетом ее телеологического толкования позволяет сделать вывод, что использование в ней множественного числа "после трехкратного отклонения представленных кандидатур" означает, что подразумеваются две или более кандидатуры". По его утверждению, с позиции филологического толкования этой базовой нормы (п. 4 ст. 111) вообще нельзя считать, что в конституционном проекте идет речь об одной кандидатуре, трижды представляемой на рассмотрение Государственной Думы. Однако позиция Конституционного Суда РФ, нашедшая отражение в Постановлении от 11 декабря 1998 г. N 28-П, была совершенно иная, на что неоднократно обращалось внимание в юридической науке.2

На основе логического способа Конституционный Суд России принял Постановление от 31 октября 1995 г. N 12-П о толковании ст. 136 Конституции РФ. Действующие конституционные нормы не устанавливают форму акта о поправке к Конституции. Основополагающие положения, содержащиеся в ст. 136, как постановил федеральный орган конституционного контроля, могут быть реализованы только в форме специального правового акта - закона

1.Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. М., 1997. С. 81 - 95.

2.Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. N 28-П "По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации" Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ В.И.Олейника

Российской Федерации о поправке к Конституции РФ, имеющего особыйстатус и отличающегося как от федерального, так и от федерального конституционного закона. Судьи этого высокого Суда, руководствуясь правилами и законами логики, сопоставили порядок применения федерального конституционного закона (ст. 108) и отдельные признаки правового акта о конституционной поправке (ст. 136), не названного законодателем.

Был сделан обоснованный вывод об особой форме данного акта, который принимается в порядке, предусмотренном для федерального конституционного закона, но имеет самостоятельный характер. Изменения в ч. 1 ст. 81, ч. 1 ст. 96, ст. 103 Конституции РФ, внесенные Президентом России в конце 2008 г., осуществлялись путем подготовки законов Российской Федерации о конституционной поправке, а не в иных правовых формах.

Кроме того, в процессе конституционного толкования данный высокий Суд учитывает иерархию юридических норм. Без этого нельзя установить законность и обеспечить правопорядок. Поэтому законодатель в базовом Законе от 21 июля 1994 г. прямо ориентирует Конституционный Суд на использование систематического способа при принятии решения (ч. 2 ст. 74). Однако нельзя и преувеличивать его значение. Сложно согласиться с утверждением А.Н. Булаева, что всестороннее изучение систематического толкования является залогом эффективного функционирования всей системы российского законодательства.1 В Постановлении от 11 декабря 1998 г. N 28-П о толковании положений ч. 4 ст. 111 российской Конституции. В этом итоговом решении было отмечено, что конституционно-правовой смысл рассматриваемой статьи (ч. 4 ст. 111) может и должен быть выявлен с учетом преследуемых законодателем и заложенных в этих положениях целей.

При использовании данного способа толкования дискуссионным выступает

1.Булаев Н.А. Роль систематического толкования в обеспечении единства российского законодательства: Автореф. дис.  канд. юрид. наук. Саратов, 2008. С. 4.

вопрос о том, что подлежит выяснению в процессе толкования основных норм: воля законодателя (выступает многонациональный народ) или смысл самого закона? Обратимся к Постановлению от 12 апреля 1995 г. N 2-П. В нем Конституционный Суд отдал предпочтение смыслу самой Конституции, признав, что положение об общем числе депутатов Государственной Думы, содержащееся в указанных конституционных статьях, следует понимать, как число депутатов, установленное для депутатов Государственной Думы ч. 3 ст. 95 Конституции, - 450 депутатов.В то же время в Постановлении по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона от 8 мая 1994 г. "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" предпочтение было отдано изначальному введению объема депутатских иммунитетов, из которого исходили создатели проекта Конституции. Мы согласны с Н.Н. Вопленко, который обоснованно утверждает, что истина находится посередине этих двух тенденций интерпретации права, а, следовательно, объектом познания и интерпретации является "государственная воля, содержащая в себе меру и объем свободы".1

Несомненно, близка позиция И.А. Кравца,2 что пробел в законодательном регулировании относительно объема толкования является дальновидным и незримым предложением Конституционному Суду самостоятельно определять объем толкования через практику принятия решений. Это способствует выполнению им не только ответственной роли "хранителя" и защитника определенных основных норм, но и демократических и конституционных ценностей. Так, фактическое содержание конституционных прав и свобод намного шире, чем при буквальном толковании соответствующей статьи главы 2 Конституции РФ. Более того, к различным базовым нормам применим неодинаковый объем толкования. Однако

1. Вопленко Н. Н. Толкование права. Волгоград: Изд-во Волгоградского госуниверситета, 2007. - С. 13.

2. Кравец И.А. Российский конституционализм: проблемы становления, развития и осуществления. СПб., 2004. С. 526

несомненно, что любые виды толковательной деятельности должны быть направлены на установление истинного (действительного) объема уясняемого положения, без произвольного изменения его содержания. В.О. Лучин выступает только за буквенное (адекватное) толкование основных норм Конституционным Судом и против расширительного и ограничительного толкования. По его мнению, последние способы неоправданно изменяют сферу регулирующего воздействия конституционных норм.1 Однако если есть основания использования данных видов толкования по объему, то они должны применяться в безусловном порядке, тем более что какие-либо запреты на этот счет отсутствуют. К примеру, при анализе вышеуказанных Постановлений Конституционного Суда можно проследить тенденцию к некоторому доминированию широкого истолкования содержания основной нормы. Примером может послужить толкование ч. 3 ст. 107, ст. 125, 126, 127, ст. 71 (п. "г"), ст. 76 (ч. 1) и ст. 112 (ч. 1) Конституции РФ, о чем ранее уже говорилось. В целом несомненен факт расширения и обогащения пространства интерпретационной деятельности органа конституционного контроля. Так, отдельные положения Определения от 5 ноября 1998 г. N 134-О по делу о толковании ст. 81 (ч. 3) и п. 3 раздела второго ("Заключительные и переходные положения") Конституции России дают основания полагать, что суд рассмотрел данное дело по существу и осуществил толкование основной нормы, хотя посчитал необходимым прекратить производство в связи с отсутствием неопределенности в их понимании. Не учитывать при этом политический фактор вряд ли оправданно. Деление на способы толкования, безусловно, существенно. Однако в реальной практике оно не носит абсолютного характера, так как способы толкования взаимосвязаны и взаимообусловливают друг друга. Представляется, что нет необходимости в предоставлении инициативы Конституционного Суда для толкования Конституции.2

1. .Лучин В.О. Конституция Российской Федерации: проблемы реализации. М., 2002. С. 540.

2.Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М., 1995. С. 156

Глава 3. Влияние официального и судебного толкования конституции РФ на развитие правовой системы в России

                              3.1 Виды конституционного толкования.

Толкование Конституции - это и уяснение, и разъяснение норм. Первое достигается в ходе открытой части процесса и продолжается во время обсуждения проекта постановления в совещательной комнате. Разъяснение объективируется в постановлении Конституционного Суда.

Конституционное толкование - официальное толкование. В Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" говорится об обязательности решений Конституционного Суда РФ. Они являются общеобязательными на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Ни смотря ни на что , данный закон допускает и доктринальное, и компетентное толкование Конституции. На примере процесса подготовки дел к слушанию судья-докладчик пользуется консультациями специалистов, поручает производство исследований, экспертиз (ст.49).  Статья 63 Закона признает значение заключений эксперта. В разных ситуациях соответствующие документы, подготавливаемые специалистами носят официальный характер, поскольку они приобщаются к делу, их толкование звучит в ходе заседания Конституционного Суда, на них ссылаются стороны и т.д. Однако, в действительности, с точки зрения обязательности заключений ученых и специалистов для субъектов, обозначенных в ст.6 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, толкование Конституции и иных нормативных актов на предмет их соответствия Конституции, даваемое экспертами и консультантами, не является официальными.

Исследования, посвящённые конституционному строю, всегда были преимуществом учёных.  В следствии чего, велик авторитет неофициального доктринального толкования Конституции. Не уступает ему и неофициальное компетентное конституционное толкование, если в роли специалистов выступают

опытные политики, практические юристы, ответственные работники госаппарата. Все два вида толкования могут именоваться конституционным только условно, имея в виду объект и цели толкования. В большей степени название конституционного отвечает только то толкование, которое дается Конституционным Судом в целом или его палатами в том порядке, какой предусмотрен Законом о Конституционном Суде РФ и его Регламентом. Качество неофициального компетентного толкования Конституции имеет особое мнение судьи Конституционного Суда РФ, опубликованное вместе с решением Конституционного Суда.

Но, так же, получают достаточную диссеминацию обыденное толкование Конституции, а также другие нормативные акты на предмет соответствия Основному закону.

Конституционное толкование имеет место быть и нормативным, и каузальным. В большинстве случаев это казуальное, поскольку речь идет о запросах компетентных органов и лиц по поводу соответствия Конституции законов, иных нормативных актов, договоров и Основной Закон толкуется применительно к конкретной ситуации. Когда речь идёт о прямом запросе о толковании соответствующих норм Конституции - это нормативное конституционное толкование. Казуальное толкование просматривается там, где Конституционный Суд РФ выносит решения по спорам о компетенции, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов о конституционности законов, примененных или подлежащих применению в конкретном деле.

Обыкновенно нормативное толкование отличают от казуального по тому признаку, что первое распространяется на неопределенно большое число случаев, а второе рассчитано на тот казус, который явился предметом разбирательства. Это положение в общем уже оспаривалось в литературе В.В.Лазарева. К тому же при обосновании прецедента толкования А.Б.Венгров выяснил, что толкование, данное по конкретному делу, имеет более общий характер. Официальное казуальное толкование Конституционным Судом, как представляется, всегда имеет юридическое значение для всех отношений, аналогичных тем, которые явились поводом для соответствующих разъяснений по конкретной ситуации.

В связи с наделением судебного толкования Конституции признаками нормативности возникает вопрос о соотношении аутентичного и судебного толкования. Проблема не возникала, пока законотворчество и интерпретация его плодов сосредотачивались в системе высших представительных органов. Однозначно, что толкование Конституционного Суда Российской Федерации являясь судебным толкованием, относится к высшему уровню официального толкования. Как уже говорилось, решения Конституционного Суда Российской Федерации не имеют силы закона, как это часто предусмотрено в зарубежном законодательстве, но по многим параметрам оно такую силу имеет (ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). Пункт 1 ст. 149 Конституции Болгарии гласит, что Конституционный Суд дает обязательное толкование Конституции. В отношении Конституционного Суда Российской Федерации это вытекает из ряда положений Федерального конституционного закона. По действующей Конституции Российской Федерации только Конституционный Суд Российской Федерации уполномочен на толкование Основного Закона (п.5 ст.125), аутентичное толкование не предусмотрено.

Конституционное толкование не представляет собой нового, особого приема толкования. Скорее это более узкая "специализация специально-юридического способа толкования", когда усилия предпринимаются в области уяснения и разъяснения специальных конструкций и терминов конституционного права. Оно требует использования всех пяти способов толкования. Грамматическое и логическое среди них являются исходными, а систематическое толкование обязательно в том смысле, что оно, во-первых, в известном смысле обобщает результаты уяснения конституционных норм и, во-вторых, позволяет смотреть на Конституцию в неразрывной связи с остальным законодательством, на конституционные законы - как на базовые по отношению к остальным.

Толкование Конституции требует историко-политического и телеологического толкования. Обращение к истории создания Конституции, к документам, сопровождавшим ее принятие, к альтернативным проектам, стенографическим отчетам по обсуждению конституционных норм и т.д. дает возможность установить подлинную волю законодателя, многообразные цели конституционных установлений

Специфика систематического толкования Конституции состоит в том, что во внимание принимаются не только и даже не столько нормы права, сколько правовые принципы. Так, по делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного Закона) Алтайского края Конституционный Суд РФ в своем постановлении, аргументирующем неконституционность отдельных норм, делал упор на принципах единства государственной власти и разделения властей. Судья Конституционного Суда Н.В.Витрук полагал необходимым учесть, кроме того, другие принципы: народовластия, обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, гласности и открытости всех органов государственной власти, что в итоге должно было привести к иному истолкованию правовых норм.

Таким образом, все способы толкования права используются для уяснения и последующей интерпретации подлинного содержания конституционных норм.

3.2 Необходимость толкования конституции

Прежде всего, а для чего толковать Основной закон РФ? По тем же причинам, по которым интерпретируются все нормативно-правовые акты, толкование необходимая стадия процесса их реализации. Конституция особый нормативно-правовой акт, рассчитанный на длительное и стабильное действие, в течение которого она проходит два этапа. Первый сравнительно короткий. Конституция еще новая и ее разъяснение связано, в основном, с недочетами правотворчества (наличие пробелов, противоречивостью отдельных норм, другими небрежностями законодателя). Следующий этап усложняется, на первый план выдвигается проблема отставания конституционного текста от развития жизни, новых реалий. В частности, может изменится объем предусмотренных правовыми нормами понятий, он может стать шире или уже, чем предполагал законодатель. Здесь можно пойти разными путями: либо бесконечно "терзать" Конституцию поправками, как это было с Конституцией РСФСР 1978 г., либо "приспособить" Основной Закон к общественной практике. Известен и третий путь - превращение Конституции в некий эталон, юридический фетиш. Печальный тому пример - Конституция СССР 1977 г., которая будучи превращена в программный документ, несла в себе черты фиктивности. "Приспособление" же к конкретным общественным отношениям шло через бесконтрольное ведомственное нормотворчество, названное уже тогда "законным беззаконием".

По мере формирования правового государства недопустим разрыв между Конституцией и общественной практикой. Управлять государством и обществом можно только на основе Конституции, в тех формах и теми методами, которые предусмотрены в ней. Однозначно, что обновление и соблюдение Конституции составляют две стороны единого конституционного процесса. Это исходная позиция при преодолении отставания Основного Закона. Но к чему ведет обновление через постоянные поправки Закона? В Конституцию РСФСР 1978 г. за недолгий срок ее действия было внесено почти 350 поправок, изменений, и дополнений, часто внутренне несогласованных и противоречащих друг другу, которые настолько размыли ее текст, что, как справедливо замечает И.М.Степанов, стало возможным говорить чуть ли не о новой Конституции. Возникает угроза несогласия и парадоксальности в системе норм, в силу того, что изменения и дополнения не столь значительны. Поэтому нужно толкование Конституции, которое не имело бы последствий. Здесь и следует учесть опыт стран, которые таким путем многих годов преодолевают отставание Конституции без ее изменения.1

Толкование Конституции можно рассмотреть и применительно к ее жесткости или мягкости. Толкование необходимо в связи с тем, что процедура пересмотра Конституции и внесения в нее поправок весьма сложна. Для принятия поправок к главе 3-8 действующего Основного Закона в порядке ст. 136 Конституции с учетом ее толкования, данного постановлением Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г.,2 требуется согласие большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы и, кроме того, необходимо их одобрение органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации. Что касается поправок к гл. 1 и 2 Конституции, то есть к главам, закрепляющим основы конституционного строя, права и свободы человека и гражданина, то их реализация еще более сложна. По всей видимости, использование толкования может явиться альтернативой жесткости Конституции. Классический пример - Конституция США. В то же время Конституцию Германии можно считать мягкой, но Федеральный Конституционный Суд немало сделал в плане ее толкования. Толкование Конституции допустимо потому, что оно не произвольно, определяется смыслом и содержанием интерпретируемого акта. Главный принцип толкования мог бы звучать так: «В конституционной интерпретации судья не главнее Конституции, в законодательной интерпретации судья не выше главной цели законодательства».3 Его соблюдение позволит избежать кризиса конституционности.

1. Уроки и парадоксы российского конституционализма: Очерк - эссе. М, 1996. С. 41.

2. "Вестник Конституционного Суда Российской Федерации", № 6, 1995 г.

3. Джон Нортон Мур. Верховенство права: обзор // Верховенство права. М., 1992. С. 43-44.

Одни правовые принципы получают выражение в конкретных правовых нормах, в том числе и нормах Основного Закона. Например, ч. 2 ст. 2 Конституции гласит: "Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всех территории Российской Федерации". Другие принципы, как пишет Г.А.Гаджиев эксплицитно не выражены в тексте закона, но воплощены во многих нормах, как бы определяя их смысл и содержание. Это правовые принципы, выводимые из правовых норм.1 Н.С.Малеин называет их "конституционные принципы - законоположения", не обладающие четкой нормативностью, и отмечает их роль в деятельности Конституционного Суда для обеспечения непосредственного действия Конституции и ее толкования.2

При толковании Конституции считаем необходимым учитывать все ее разделы.

Как отмечает профессор Б.С.Эбзеев, семьдесят четыре слова преамбулы дают исходные начала для толкования Конституции в соответствии с действительной волей народа. Парламент не может принимать законы, а исполнительная власть издавать акты, нарушающие права и свободы человека или способные привести к разрушению гражданского мира и согласия, подорвать демократические основы российской государственности. Судебное истолкование принципа равноправия и самоопределения народов ограничено интересами сохранения целостности и государственного единства Российской Федерации. Преамбула содержит запрет на самоизоляцию страны, ориентирует деятельность государства, его органов и должностных лиц, всех субъектов конституционных правоотношений на обеспечение благополучия и процветания России. В качестве конституционного веления преамбула закрепляет уважение к историческому прошлому страны.

1. Гаджиев Г.А. Защита основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской Федерации (опыт сравнительного исследования). М., 1995. С. 140.

2. Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика // Государство и право. 1996. №6. С. 13, 19.

В ней нашли выражение идея патриотизма, вера в добро и справедливость в отношениях между людьми и в организации социума. Существенную роль преамбула Конституции может сыграть при отыскании права, в случае пробелов и противоречий в Основном Законе,1      а также в его последующей трансформации.

Подводя итог, что можно считать принципом толкования права, Конституции важное требование о необходимости в целях реализации назначения толкования как средства установления истинного смысла правовой нормы использования всего спектра известных науке и практике приемов и способов толкования права

3.3 Сущность казуального и нормативного толкования. Различия в толковании

Как отметили В.А. Кряжков и Л.В. Лазарев, независимо от вида толкования Конституционный Суд РФ должен руководствоваться двумя стержневыми ориентирами: обеспечение прав и свобод человека и гражданина, которые согласно статье 18 Конституции РФ определяют смысл, содержание и применение законов и, согласно ч. 2 статьи 16 Конституции РФ, никакие положения не могут противоречить основам конституционного строя России. Официальное казуальное толкование имеет значение только для данного дела, но значимость этого решения выходит за рамки дела и применяется всеми субъектами конституционно-правовых отношений; второй вид осуществляется по запросам определенных лиц, имеющих законом установленное право на это.

Однако стоит констатировать тот факт, что акты о нормативном толковании и акты о казуальном толковании разные по юридической силе. Как отмечает Т.Я. Хабриева, акты нормативного толкования имеют более высокую силу, нежели акты казуального толкования. Это объясняется в первую очередь сферой

  1.  Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд: Учебное пособие для вузов. – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1996- С. 46-47.

действия акта о толковании только для конкретного дела либо при абстрактном решении Суда на все ситуации по обозначенному вопросу. Результат толкования по конкретному делу или в связи с официальным запросом субъектов конституционно-правовых отношений в любом случае обязателен для исполнения и применения в аналогичных ситуациях.

Чаще всего Суд даёт казуальное толкование. Здесь речь идёт именно о запросах компетентных органов и лиц по поводу соответствия Конституции РФ законов, иных нормативных актов, договоров, когда основной закон толкуется применительно к конкретной ситуации. Казуальное толкование просматривается там, где Конституционный Суд РФ выносит решения по спорам о компетенции, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов о конституционности законов, применённых или подлежащих применению в конкретном деле.

Нормативное и казуальное толкование, осуществляемое конституционным судом РФ на основе установленным законодательством принципов, является официальным, имеет одинаковый объект.

Тем не менее различия этих видов конституционного толкования существуют в Конституционном суде:

  1.  Прежде всего –два вида толкования имеют разные задачи, несмотря на то что оба направлены на преодоление неопределённости в понимание конституционных норм. Задача нормативного толкования установление смысла конституционных предписаний , а так же его разъяснение , в то время как при казуальном толковании деятельность  Суда направлена на разрешение возникшего спора ,проверку соответствия Конституции РФ положений нормативных правовых актов ,не исключая  жалобы граждан ,не вступивших в силу международных договоров РФ, на рассмотрение дела о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении другого преступления.

Вторым различием будет именно процедура, осуществляемая при нормативном и казуальном толковании. Касательно первого –особые правила 1, прописанные в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» , в частности Главе XIV «Рассмотрение дел о толковании», осуществляется исключительно на пленарных заседаниях ,решение принимается большинством не менее двух третей от общего числа судей.

  1.  Конституционное казуальное толкование по существу проводимых действий и их целей имеет три стадии: уяснение идеологии законодательных норм, исследования правового содержания законов и определения материальных условий реализации правовых норм. Из этого надо понимать, что последняя вряд ли будет присутствовать при толковании нормативном.
  2.  Нормативное толкование распространяется на неопределённое число случаев, казуальное –рассчитано только на казус, который собственно и стал предметом разбирательства. Первое не привязано к конкретной ситуации, оно будет выступать как часть толкуемой нормы, где второе только формально связано с конкретными обстоятельствами дела, но действует как прецедент.
  3.  Разные юридические последствия. Акт или его отдельные положения признаны неконституционными – при казуальном толковании утрачивают силу, не вступившие в силу международные договоры – не подлежат введению в действие и применению. В актах нормативного толкования идёт разъяснения подлинного смысла, содержание конституционной нормы путём преодоления пробелов законодательства –такое толкование не влечёт утрату юридической силы каким-либо иным актом.
  4.  В результате изучения был получен материал деятельности Конституционного суда РФ, анализ которой позволяет нам сказать, что практика рассмотрения дел о толковании не велика, как говорилось в предыдущих главах ,но не стоит

1. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 04.06.2014) "О Конституционном Суде Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 06.08.2014)

забывать, что Суд связан инициативой субъектов запроса о толковании Конституции РФ , а так же о ,что он активно осуществляет казуальное толкование Конституции РФ при рассмотрение иных дел . В казуальном толкование, конечно, нужно объективно, со всеми подробностями разрешить возникший спор. Конституция РФ не содержит положений о субъектах официального толкования «иных нормативно правовых актов».

В данной ситуации можно задаться вопросом - какой акт толкования выше по юридическое силе- официальное толкование компетентного органа или казуальное толкование Конституционного Суда РФ?

Основываясь на положениях Хабриевой Т.Я и Несмеяновой С.Э , следует сконструировать ,что

Во-первых, согласно ФКЗ «О Конституционном Суде» решения Конституционного Суда РФ обязательны для всех органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, граждан и должностных лиц.

Во-вторых, исходя из самой цели конституционного казуального толкования – разрешение возникшей неопределённости в понимании конституционных установлений, при осуществлении такого толкования Суд не столько интерпретирует смысл норм закона, сколько оценивает их соответствие конституционным установлениям.

                                                

Заключение

Теоретический анализ литературы показывает, что проблема рассматривалась достаточно широко. В то же время целый ряд конкретных (методических) вопросов, связанных с толкованием Конституции РФ, остается мало разработанным.

Можно прийти к неопределённости и абстрактности правовой материи, возрастающей потребности в правильном, единообразном и эффективном применении юридических норм, динамике общественных отношений, которая обусловила развитие конкретизации и толкования правовых предписаний. Общие причинно-следственные связи дают основание говорить об объективном сходстве данных явлений.

Таким образом, получается, что наряду с первым законодателем, принявшим Конституцию (в нашей стране народом, поскольку она выносилась на всенародное голосование), появляется второй законодатель - тот, кто толкует Конституцию. Поскольку эта обязанность возложена в самой Конституции на Конституционный Суд РФ, в положении второго законодателя выступает этот орган. И в принципе выводы американского юриста насчет того, что при интерпретации суд изобретает и расширяет конституционную доктрину, подходят и к нашему КС. Эта оценка может быть распространена на многие его решения, содержащие толкование Конституции.

Когда очевидно, что общественные отношения составляют предмет закона, но нет возможности его принятия, то хотя бы необходимо (предусмотренное Конституцией) решение Государственной Думы о поручении Президенту урегулирования этих отношений. Такого рода практика есть в других странах, она именуется делегированным законодательством. Но это не делается там явочным порядком, и президент (либо правительство), вторгшиеся таким путем в компетенцию парламента, будут считаться нарушителями Конституции.

Отсюда еще один фактор: принятие указа вместо закона, даже на время, допустимо тогда, когда концепция регулирования ясна и в ее оценке органы не расходятся. Если же имеет место обратное, принятие указа вместо закона означает не что иное как подмену президентом парламента. И вряд ли в подобном случае речь может идти о "полноценной", как ее назвал Президент, правовой базе общественных отношений.

В ходе исследования видно какие присутствуют противоречия, когда речь идет о замене указным правом, хотя бы временной, регламентации общественных отношений, требующих законодательного решения. И позиция Конституционного Суда, отраженная в его постановлении, создает совершенно новую ситуацию, делая президентскую практику легитимной, но отнюдь не снимая проблем.

Приведенные примеры подтверждают то, что толкование Конституции КС превращается в создание новых норм права. Иначе говоря, процесс толкования означает и познание конституционной нормы самим интерпретатором, и разъяснение нормы, т.е. доведение Конституционного Суда до всеобщего сведения познанного им содержания конституционных норм и выраженной в них воли законодателя". Однако если "познанное судом содержание норм Конституции" налицо, то "выраженной в них воли законодателя", думается, зачастую нет и в вовсе.

Конечно , решать данную проблему не значить лишать Конституционный суд права на толкование Конституции, а в коренном изменении ситуации, делающей сплошь и рядом необходимым такое толкование в силу дефектности Конституции. Если Конституция начинена неясными положениями, если на них приходится спотыкаться, только начиная процесс реализации соответствующей нормы Конституции, не проще ли начать с совершенствования самого Основного Закона? Когда становится непонятно как применять ту или иную норму, видится коренное изменение её – чтобы это стало очевидным. И сделать это должен первый законодатель - тот, кто принимает Конституцию. Кстати, в этом - еще одна из причин нежелательности вынесения Конституции на референдум. Если сохраняется порядок изменения Конституции новым референдумом, если в тексте, принятом народом, не будет оговорено, что изменить Конституцию вправе парламент квалифицированным большинством голосов, каждый раз, когда возникает трудность восприятия нормы Конституции, неизбежным становится параллельное конституционное регулирование, исходящее от Конституционного Суда.

Предлагаемый путь позволяет, во-первых, сохранить ценность самой Конституции; во-вторых, первые роли оставить за парламентом, как одной из форм выражения народного суверенитета.


Список использованной литературы

  1.  Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г.// Российская газета. 25.12.1993г. №237 (с изм. на 21.07.2014г., ред. действует с 22.07.2014г.)
  2.  Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации"// Российская газета. 23.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 04.06.2014)
  3.  Регламент Конституционного Суда РФ от 01.03.1995 г. №2-1/6.(в действующей ред. от 08.07.2014)
  4.  Постановление Конституционного Суда РФ от 23.03.95 № 1-П «По делу о толковании части 4 статьи 105 и статьи 106 Конституции РФ» // СЗ РФ 1995, № 13, ст. 1207.
  5.  Постановление Конституционного Суда РФ от 12 апреля 1995 г. N 2-П "По делу о толковании статей 103 (часть 3), 105 (части 2 и 5), 107 (часть 3), 108 (часть 2), 117 (часть 3) и 135 (часть 2) Конституции Российской Федерации"
  6.  Постановление Конституционного Суда РФ от 11.12.98 № 28-П «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции РФ» // СЗ РФ 1998, № 52, ст. 6447.
  7.  Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 134-О по делу о толковании ст. 81 (ч. 3) и п. 3 раздела второго «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ // СЗ РФ. – 1998. – № 46. – Ст. 5701.
  8.  Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 134-О по делу о толковании ст. 81 (ч. 3) и п. 3 раздела второго «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ // СЗ РФ. – 1998. – № 46. – Ст. 5701.
  9.  Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ В.И.Олейника о Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. N 28-П "По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации"
  10.  Особое мнение судей Конституционного Суда РФ А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Б.С.Эбзеева, Г.А.Гаджиева, Н.В.Витрука // Вестник Конституционного Суда РФ. 1995., №4-5
  11.  Алексеев, С. С. Общая теория права  : учебник / С. С. Алексеев. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2009. С. 295-296.
  12.  Белоконь Н.В. Виды неопределенности в понимании положений Конституции Российской Федерации / Н.В. Белоконь // Российское правовое государство: Итоги формирования и перспективы развития: В 5 ч. Ч. 1: Конституционное и международное право, теория государства и права: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. / Под ред. Ю.Н. Старилова. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2004. –С. 51–52
  13.  Булаев Н.А. Роль систематического толкования в обеспечении единства российского законодательства: Автореф. дис.  канд. юрид. наук. Саратов, 2008. С. 4.
  14.  Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов. М., 1997. С. 81 - 95
  15.  Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособие / Н.В. Витрук. – 2-е изд., перераб. И доп. – М.: Юрист, С. 257.
  16.  Вопленко Н. Н. Толкование права. Волгоград: Изд-во Волгоградского госуниверситета, 2007. - С. 13-28.
  17.  Гаджиев Г.А. Защита основных экономических прав и свобод предпринимателей за рубежом и в Российской Федерации (опыт сравнительного исследования). М., 1995. С. 140.
  18.  Гаджиев Х. Пределы толкования норм Конституции Конституционным Судом / Х. Гаджиев // Право и политика. – 2000. – № 12. – С. 31–38.
  19.  Гаджиев Г.А. Самостоятельная и сильная судебная власть / Г.А. Гаджиев // Конституционное правосудие. – 2003. – № 3 (21). – С. 7–23.
  20.  Джон Нортон Мур. Верховенство права: обзор // Верховенство права. М., 1992. С. 43-44.
  21.  Кравец И.А. Российский конституционализм: Проблемы становления, развития и осуществления / И.А. Кравец. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. – С. 518–524.
  22.  Кузнецова Е.А. Интерпретация юридического текста (факта) как проблема точки зрения (к проблеме субъективности) // Юрислингвистика-3: проблемы юрислингвистической экспертизы: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Н.Д. Голева.– Барнаул, АГУ, 2002. – С. 165-172.
  23.  Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России / Л.В. Лазарев. – М.: Городец; Формула права, 2003. –С.75
  24.  Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации / В.О. Лучин. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. – С. 538-540.
  25.  Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика // Государство и право. 1996. №6. С. 13-19.
  26.  Митюков М.А. Толкование конституции конституционными судами государств – участников СНГ / М.А. Митюков // Журнал российского права. – 1998. – № 4/5. – С. 133–144.
  27.  Спасов Б.П. Закон и его толкование. Перевод с болгарского /Отв. ред.: Калюшин Е.И.; Пер.: Сафонов В.М. - М.: Юрид. лит., 1986. – С.188.
  28.  Саликов М.С. Конституционный судебный процесс: Учебник для вузов/Отв.ред .д.ю.н.,проф.М.С.Саликов .- М.:Норма,2004. – С.67-73.
  29.  Туманов В.А. Пять лет конституционной юстиции в России: уроки, проблемы, перспективы // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. N 6. С. 13
  30.  Уроки и парадоксы российского конституционализма: Очерк - эссе. М, 1996. С. 41.
  31.  Хабриева Т.Я. Развитие правового потенциала Конституции и деятельность Конституционного Суда РФ по ее толкованию/ Т.Я. Хабриева // Российский конституционализм: проблемы и решения: Материалы Междунар. конф. – М.: Ин-т государства и права РАН, 1999. – С. 185–195.
  32.  Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика / Т.Я. Хабриева. – М.: Юристъ, 1998. – С. 72–73.
  33.  Хабриева Т.Я. Правовая охрана Конституции. Казань, 1995. С. 202
  34.  Чиркин В.Е. Переходное постсоциалистическое государство: содержание и форма // Государство и право. 1997. №1. С. 9.
  35.  Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. М., 1995. С. 156
  36.  Шульженко Ю.Л. Форма Российской Конституции и ее толкование / Ю.Л. Шульженко/ Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. – 2000. – № 11. – С. 209–210.
  37.  Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации / Б.С. Эбзеев. – М.: Юрид. лит., 2005. – С. 533–534
  38.  Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный суд: Учебное пособие для вузов. – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1996- С. 46-47.

PAGE   \* MERGEFORMAT2



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
15025. Правовой нигилизм и правовой идеализм как факторы, замедляющие развитие гражданского общества в России, и задачи правовой культуры в их преодолении 465.78 KB
  Правовая действительность диктует необходимость обсуждения просчетов в политике государства для дальнейшего совершенствования правового сознания россиян и определения социально-психологических причин возникновения в обществе феномена правового нигилизма. Надо сказать, что внедрение правового нигилизма в правосознание молодых россиян ставит вообще под сомнение идею реализации правового государства в России.
15052. Формирование западной правовой традиции и ее влияние на российскую правовую системы 227.51 KB
  Чтобы раскрыть особенности западных представлений о правовых нормативных системах необходимо рассмотреть право в онтологическом плане. В ходе такого рассмотрения становится ясно что следует говорить не вообще о бытии права а о его различных способах. В ней всё более крепнет убеждение что следует говорить не о единой общечеловеческой цивилизации а о двух различных типах цивилизации – западном...
18491. Роль и особенности судебного прецедента в романо-германской правовой системе 137.47 KB
  Генезис судебного прецедента как источника права. Возникновение и развитие прецедентного права. Понятие и определение и судебного прецедента как источника права. Особенности судебного прецедента как источника права в государствах общего права.
16777. ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА ИНВЕСТИЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ РЕГИОНОВ РОССИИ 23.01 KB
  Актуальность исследования обуславливается тем что для способствования динамичному развитию экономики региона необходимо определить какие факторы в российских условиях оказывают наибольшее влияние на объем привлеченных в регион инвестиций. Целью данного исследования является конкретизировать влияние на объем региональных инвестиций различных групп факторов и построить зависимость региональных инвестиций от наиболее тесно связанных с ними...
6880. Особенности правовой системы субъектов РФ 8.06 KB
  В соответствии с принципом конституционности федеральные конституционные законы и федеральные законы а также конституции уставы законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ договоры соглашения не могут передавать исключать или иным образом перераспределять установленные Конституцией РФ предметы ведения Российской Федерации предметы совместного ведения. Исчерпывающим и точным перечислением наименований всех субъектов Федерации в Конституции РФ подчеркивается добровольность вхождения каждого субъекта в Российскую Федерацию и...
15024. Особенности мусульманской правовой системы 455.26 KB
  Необходимо констатировать, что из всех мировых религий ислам наиболее близко соприкасается с государством и правом. И связующим звеном здесь выступают именно мусульманское право и исламская правовая идеология. В свою очередь, подчеркивая государственный характер ислама, мусульманское право всегда стояло в центре его учения и воспринималось не только как система норм, но и как универсальная политико-правовая доктрина.
18168. Отцовство и его влияние на развитие личности подростка 159.43 KB
  Теоретическая основа влияния отцовства на психологическое развитие личности ребенка. Роль отца в формировании личности ребенка. Эмпирическое исследование влияния отцовства на психологическое развитие личности ребенка...
19246. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ ПРАВОВЫХ СИСТЕМ ГОСУДАРСТВ АНГЛОСАКСОНСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ 38.38 KB
  Этапы и особенности англосаксонской системы права. Характеристика основных черт англосаксонской системы права. Англосаксонскую правовую семью часто называют еще семьей общего права common lw.
18075. Влияние телекоммуникационных проектов на развитие младшего школьника 92.19 KB
  Они высказывают мнение что главное условие способствующее наибольшему воздействию СМИ на деток более знаменито тогда уже как скоро передачи наблюдают в веселительных целях и как скоро ребята улавливают их содержание как реалистичное вероятно в связи неспособности критически думать в период просмотра. Восприятие детками реалий культуры в какой они живут считается отчасти делом рук СМИ. Данная социализирующая роль TV быть может необыкновенно ценна тогда как скоро малыш живет в сообществе отличном от того в каком он появился. Этим они...
19889. Влияние внешнего сектора на развитие экономики Малайзии 4.07 MB
  Имеются крупные запасы нефти, олова, вольфрамовой руды, бокситов, меди, железа. Кроме того, есть небольшие месторождения бурого угля, титана, марганца, сурьмы, золота, фосфоритов. Большая асть нефтяных запасов сосредоточена на шельфе штата Сабах. Месторождения олова, находятся главным образом на западе полуостровной части страны и протягиваются полосой от границы с Таиландом до Сингапура.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.