АНАЛИЗ СПОСОБОВ ПЕРЕДАЧИ СИНТАКСИЧЕСКИХ СТИЛИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ АНГЛИЙСКОГО РАЗГОВОРНОГО ЯЗЫКА ПРИ ПЕРЕВОДЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

Значительное место в разговорной речи занимают также слова широкой семантики значение которых можно понять только в контексте такие как thing the like some something. В книжной речи эллипса в этом случае нет зато часто следует инверсия связочного глагола и подлежащего: Unesy lies the hed tht wers crown. 2 прямое дополнение с целью эмфазы может быть поставлено на первое место: Her love letters I returned to the detectives for filing. End of the ffir 3 определение выраженное прилагательным или несколькими прилагательными при...

2015-09-05

40.25 KB

11 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


ОГЛАВЛЕНИЕ

[1] ОГЛАВЛЕНИЕ

[2]
ВВЕДЕНИЕ

[3] Глава 1 АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ СИНТАКСИЧЕСКИХ СТИЛИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ АНГЛИЙСКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

[3.1] 1.1 Образность разговорной речи и ее эмоциональные параметры

[3.2] 1.2 Синтаксические стилистические тропы

[4]
Глава 2 АНАЛИЗ СПОСОБОВ ПЕРЕДАЧИ СИНТАКСИЧЕСКИХ СТИЛИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ АНГЛИЙСКОГО РАЗГОВОРНОГО ЯЗЫКА ПРИ ПЕРЕВОДЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

[4.1] 2.1 Передача некоторых синтаксических структур при переводе

[4.2] 2.2 Анализ перевода синтаксических конструкций на примере произведений Эдгара По     

[5] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[6] БИБЛИОГРАФИЯ


ВВЕДЕНИЕ

Современное языкознание проявляет большой интерес к проблемам перевод синтаксических конструкций английской разговорной речи.

Такие явления, как неофициальность, непринужденность общения, позволяют сократить высказывание, использовать только те части предложения, которые необходимы для понимания смысла. Поэтому изучение синтаксических конструкций необходимо для понимания процессов, связанных с экономией языковых средств, происходящих во всех современных языках.

Экономия языковых средств – явление, постоянно происходящее во всех языках. Этой проблеме посвящены труды многих ученых, в числе которых такие известные имена, как А. Мартине, П. Цумтор, О. Есперсен, А. Доза, Х. Вундерлих, В. Хаверс, В. Горн, Р.А. Будагов, В.В. Борисов, Б.А. Малинин, Р.И. Могилевский.

Проанализировав тенденции к развитию такого языкового явления, как эллипсис, можно заключить, что необходимость экономии языковых средств – одна из главных причин возникновения эллиптических предложений. Согласно мнению большинства ученых, неполные предложения возникают преимущественно в разговорной речи.

Необходимо отметить, что наиболее широкое распространение в языке получает тенденция к сокращению высказывания.

Сокращение высказывания позволяет увеличить информационную емкость высказывания, а большое разнообразие средств экономии в разных стилистических группах – передать эмоциональные и стилистико-смысловые оттенки. Вышесказанное и определяет актуальность данного исследования.

Целью работы является изучение синтаксических конструкций английского языка в разговорной речи и их передачи на русский язык.

Задачами работы является:

  •  анализ основных синтаксических стилистических средств английской разговорной речи;
  •  анализ способов передачи синтаксических стилистических средств английского разговорного языка при переводе художественного текста.

Объектом исследования выступает синтаксические конструкции разговорного языка.

Предметом исследования являются способы передачи синтаксических конструкций английской разговорной речи на русский язык.

Работа состоит из введения, двух разделов и заключения.

Материалом исследования выступает произведение Эдгара По «Почему французик носит руку на перевязи» в оригинале и в переводе. И. Бернштейн//

 Методологическая база исследования основывается на общефилософских принципах, в соответствии с которыми язык представляется как материальная, объективная, динамическая, функционирующая и развивающаяся система. В работе данная методология опирается на исследования А.А. Потебни, К. Твардовского, В.В. Виноградова, Л. Витгенштейна, Л.С. Бархударова, связанные с изучением соотношения языка и мышления, грамматики и логики, предложения и теории суждения.

Для решения поставленных в работе задач использовались следующие основные методы: анализ контекста, анализ структуры предложения, использование аналогий, дистрибутивный и компонентный анализ.

Глава 1 АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ СИНТАКСИЧЕСКИХ СТИЛИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ АНГЛИЙСКОЙ РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

1.1 Образность разговорной речи и ее эмоциональные параметры

Как известно, главным фактором выделения функциональных стилей языка является сфера общественной деятельности. Именно в зависимости от того, какую сферу деятельности обслуживает язык, вырабатывается та совокупность приемов употребления, отбора и сочетания языковых средств, которая осознается носителями языка как функциональный стиль. Разговорный, или разговорно-обиходный, стиль обслуживает сферу повседневно-бытового, частного, неофициального общения. Этот стиль реализуется в форме неподготовленной диалогической или монологической речи на бытовые темы.

Английская разговорная речь имеет ряд экстралингвистических характеристик, которые во многом предопределяют ее лексико-грамматическое наполнение и фонетические особенности. К таким ведущим характеристикам относятся непринужденность и спонтанность речевого акта, отсутствие установки на официальное общение, подчеркнутая субъективность и повышенная эмоциональность [11, c. 122].

Непринужденность и, как следствие, спонтанность английской разговорной речи проявляется в выборе средств на всех уровнях языка, начиная с фонетического, где в условиях разговорного общения наблюдается, прежде всего, небрежность произношения. Такие внеязыковые условия протекания разговорной речи оказывают огромное влияние и на отбор лексики. Лексика разговорно-обиходного стиля, т.е. лексика с устойчивой разговорной окраской, очень богата и разнообразна. Прежде всего, это лексические единицы, создающие особый «разговорный фон»: слова несложной семантической структуры, стилистически нейтральная общелитературная лексика повседневного употребления, разговорные дублеты-синонимы нейтральных или возвышенных книжных единиц (типа chap, pal, fellow; guy; mate – friend, associate, colleague), собственно разговорная лексика (коллоквиализмы), т.е. лексические единицы эмоционально-экспрессивной окрашенности, традиционно ассоциируемые с разговорным стилем (например, slap-up, no-account).

Значительное место в разговорной речи занимают также слова широкой семантики, значение которых можно понять только в контексте (такие, как thing, the like, some, something). В целом, спецификой значения слов разговорной речи является широта семантического охвата и особая способность их к наполняемости в зависимости от контекста и ситуации.

Английская разговорная речь имеет свои особенности и в грамматической области. Следствием неподготовленности и спонтанности разговорной речи является широкое распространение повторов, вводных элементов, слов-паразитов (well, yeah, come on, you see, т.п.).

Обозримость ситуации накладывает отпечаток на языковую форму общения, т.е. на структуру предложения – в английской разговорной речи говорящий может не повторять в своей реплике то, что уже фигурировало в словах собеседника. Результатом этой особенности разговорной речи является частое употребление эллиптических конструкций – предложений, в которых отсутствует один или оба главных члена.

Важной чертой разговорной речи также является ее подчеркнуто субъективный характер. Как отмечает Т.С.Алексеева, «являясь процессом индивидуального пользования языком, речь сочетает в себе общее и частное. Общее – это обязательное сохранение в речи лексических, грамматических, фонетических, интонационных норм, присущих тому языку, на котором общается говорящий. Частное же в данном случае то, что отличает речь одного говорящего от речи другого. Так как речь производится индивидуумом, то, как и любое действие, она несет на себе отпечаток различных индивидуальных особенностей человека, является репрезентантом данной личности»[1, c. 48].

Другая отличительная черта английской разговорной речи – повышенная эмоциональность. Любая речь, даже чисто информативная, сопровождается определенной эмоциональностью. Эмоции выражаются определенной интонацией, особыми языковыми средствами: междометиями, эмоционально-оценочной лексикой, некоторыми специализированными типами предложений – эмотивными предложениями, риторическими вопросами. Эмоционально-экспрессивная лексика разговорной речи – класс многочисленный и разнообразный. При этом экспрессивность в английской разговорной речи не имеет регулярного грамматического средства выражения и включает в  себя разные разряды слов: прилагательные (например, awful, disgusting, wonderful, charming), причастия (loathing, despised), существительные (scoundrel, fool, darling), наречия (abominably, splendidly), междометия (oh, my, Gosh).

Многие лингвисты, вслед за психологами, отмечают важность эмоций и оценок в организации поведения человека в целом и в речевой деятельности, в частности. Желая заинтересовать или убедить слушающего, говорящий мобилизует свои и его эмоции, в связи с чем, эмоционально-оценочный компонент в высказывании предшествует диктальному.

1.2 Синтаксические стилистические тропы

Предметом синтаксиса является, предложение и словосочетание. Сюда относится синтаксическая синонимия, то есть передача приблизительно одинаковой предметно-логической информации разными синтаксическими конструкциями с разной функционально-стилистической и экспрессивной окраской и коннотациями.

Сравним, например, глагольные и безглагольные побудительные предложения:

Step in here! - In here! - What a moment! - Just a moment!

Стилистический эффект основан на установлении синонимии разных типов синтаксических конструкций, из которых одна, с традиционным использованием синтаксических связей, нейтральна, а другая, с переосмыслением их, экспрессивна и эмоциональна.

Каждому функциональному стилю свойственны свои особенности синтаксических построений, свои типичные конструкции, которые вводятся в художественное произведение и взаимодействуют в нем со специальным стилистическим эффектом. Для разговорной речи, например, характерны избыточность синтаксического построения, перераспределение границ предложения, эллиптические предложения, смещенные конструкции, в которых конец предложения дается в ином синтаксическом строе, чем начало, и, наконец, обособленные друг от друга элементы одного и того же высказывания. Все эти черты используются для передачи прямой речи: Boy, did I gallop! With those three sons of Africa racing after me and hissing! (K. Mac-In nes. Absolute Beginners)

В работах М.Д. Кузнец и Ю.М. Скребнева синтаксические построения, усиливающие экспрессивность высказывания, сгруппированы в соответствии с представленными в них типами отклонения от нормы[37, c. 122].

1. Необычное размещение элементов предложения - инверсия.

В английском языке у каждого члена предложения, как известно, есть обычное место, определяемое способом его синтаксического выражения, связями с другими словами и типом предложения.

Инверсия – стилистический прием, состоящий в намеренном изменении обычного порядка слов с целью эмоционального, смыслового выделения какой-либо части высказывания. Инверсия является сильным стилистическим средством создания эмфатической интонации. Если прямой порядок слов, как правило, не имеет стилистического значения, то инверсионный – всегда стилистически значим.

Инверсия возможна лишь в экспрессивной речи.  Этот стилистический прием используют не только писатели, но и публицисты. В научном и официально-деловом стилях, как правило, порядок слов не используется в экспрессивной функции и потому инверсия не может быть оправдана.

Рассмотрим некоторые типические случаи инверсии.

1) предикатив, выраженный существительным или прилагательным, может предшествовать подлежащему или связочному глаголу:

Beautiful those donkeys were! (K. Mansfield. Lady’s Maid).

Этот тип инверсии особенно характерен для разговорной речи, где он часто сочетается с эллипсом, расчленённым вопросом и другими, типичными для разговорной речи особенностями:

Artful - wasn’t it?  (K. Mansfield. Ladys Maid).

В книжной речи эллипса в этом случае нет, зато часто следует инверсия связочного глагола и подлежащего:

Uneasy lies the head that wears a crown. (W. Shakespeare).

Средством выделения знаменательного глагола-сказуемого служит также постановка его перед подлежащим, за которым следует вспомогательный или модальный глагол: Go I must.

2) прямое дополнение с целью эмфазы может быть поставлено на первое место:

Her love letters I returned to the detectives for filing. (Gr. Greene. End of the Affair)

3) определение, выраженное прилагательным или несколькими прилагательными, при постановке его после определяемого придаёт высказыванию торжественный, несколько архаизированный, приподнятый характер, организует его ритмически, может акцентироваться наречиями или союзом и даже получает оттенок предикативности:

Spring begins with the first narcissus, rather cold and shy and wintry. (D.H. Lawrence);

In some places there are odd yellow tulips, slendor, spiky, and Chinese - looking. (D.H. Lawrence)

4) обстоятельственные слова, выдвинутые на первое место, не только акцентируются сами, но и акцентируют подлежащее, которое при этом оказывается выдвинутым на последнее место, а последнее место также является элефатичекой позицией:

Hallo! Here come two lovers. (K. Mansfield)

Особенная живость и динамичность повествования создаётся выдвижением на первое место постпозитива: off they sped, up you go.

Поскольку в сложном предложении нормальным порядком следования частей является предшествование главного предложения, то средством эмфазы может быть выдвижение на первое место придаточного предложения:

Whether she changes or doesn’t change now I don’t care. (J.B. Priestly)

Стилистическую инверсию, которая, как отмечалось выше, подчиняется известным ограничениям, зависящим от системы языка, следует отличать от нарушений обычного порядка слов в речи персонажей-иностранцев. Такие нарушения используются, например, Э. Форстером, Э. Хемингуэем и другими авторами в речевых характеристиках [8, c. 33].

2. Переосмысление, или транспозиция, синтаксических структур. Одной из основных классификаций предложений в синтаксисе является, как известно, классификация по цели высказывания на повествовательные, вопросительные, восклицательные и побудительные. Каждый из этих разрядов имеет свои формальные и инонациональные признаки. Так, например, утвердительные по форме предложения могут использоваться как вопросы, если спрашивающий хочет показать, что он уже догадывается о том, какой будет ответ, и ему это не безразлично. Они также могут служить как побуждения к действию. Так называемые риторические вопросы служат эмфатическим утверждением, а повелительные предложения могут иногда передавать не побуждение к действию, а угрозу или насмешку.

Транспозиция - употребление синтаксических структур в несвойственных или денотативных значениях и с дополнительными коннотациями.

Рассмотрим сначала транспозицию повествовательного предложения с превращением его в вопрос. Такая транспозиция с разнообразными коннотациями получила довольно широкое распространение в разговорной речи.

And that’s supposed to be cultured? (P. Shafer)

Транспозиция насыщает эти вопросы иронией и даже сарказмом. Прямой порядок слов свидетельствует о том, что спрашивающий догадывается, каким может быть ответ.

Обратимся теперь к транспозиции обратного направления, то есть к превращению вопроса в эмфатическое утверждение. Это так называемый риторический вопрос - наиболее изученная в стилистике форма транспозиции.

Риторический вопрос не предполагает ответа и ставится для того, чтобы побудить слушателя сообщить нечто неизвестное говорящему. Функция риторического вопроса - привлечь внимание, усилить впечатление, повысить эмоциональный тон, создать приподнятость.

Men will confess to treason, murder, arson, false teeth or a wig. How many of them own up to a lack of humor? (F. Colby. Essays)

Вопросительная форма подчёркивает уверенность в том, что в отсутствии чувства юмора сознаться никто не захочет.

Транспозиция вопросительных предложений возможна не только по типу риторического вопроса с переходом в эмфатическое утверждение, но и с переходом в побудительное и восклицательное предложения, обязательно более экспрессивные, чем формы без транспозиции. Простое повелительное наклонение, даже смягчённое словом please, звучит для английского уха слишком грубо. Вежливая просьба требует вопросительной конструкции. Например: Open the window, please превращается в Will you open the window, please или Would you mind opening the window или в косвенный вопрос: I wonder whether you would mind opening the window?

В разговорном стиле, как в английском, так и в русском языке встречается приём транспозиции, при котором восклицательное предложение построено как вопросительное и весьма эмфатично:

What on earth are you doing! - Что ты, чёрт возьми делаешь!

В данном случае экспрессивность усиливается лексическими средствами.

Рассмотрим транспозицию отрицания и подразумеваемое отрицание. Число таких образований незначительно и встречаются они преимущественно в разговорном стиле речи.

"Did you give her my regards?" - I asked him.

"Year". "The hell he did, the bastard". (J. Salinger. The Catcher in the Rye).

Отрицание, как в целом более эмоциональная и экспрессивная конструкция, чем утверждение, заслуживает особо пристального внимания. Проблемы отрицания имеют свои особенности в разных стилях речи. Двойное отрицание. Например, является характерной особенностью просторечия и, соответственно, широко используется в речевых характеристиках:

We aren’t nothing red’eroes, nor we aren’t no blackguards too. (R. Kipling)

Подобное кумулятивное отрицание свидетельствует не только о неграмотности говорящего. Оно в то же время экспрессивнее обычного подчёркивает желание говорящего быть совершенно уверенным, что отрицание будет замечено. В разговорном стиле речи отрицание может иметь разные экспрессивные функции и передавать разные психологические состояния. Так, отрицательная конструкция вместо необходимой утвердительной может передавать волнение, нерешительность, колебание:

I’m wondering if I oughtn’t to ring him up.

На экспрессивности отрицания основывается фигура речи, называемая литотой или преуменьшением (understatement) и сочетающая в употреблении частицы с антонимом, уже содержащим отрицательный префикс: it is not unlikely = it is very likely. Конструкция с литотой может иметь разные функции в сочетании с разной стилистической окраской. В разговорном стиле она передаёт преимущественно воспитанную сдержанность или иронию. В научном стиле она сообщает высказыванию большую скрытость и осторожность: it is not difficult to see = it is easy to see [8, c. 34].

Литота интересна своей национальной специфичностью. Её принято объяснять английским национальным характером, отражённым в речевом этикете англичан: английской сдержанностью в проявлении оценок и эмоций, стремлением избежать крайностей и сохранить самообладание в любых ситуациях.

Например: It is rather an unusual story, isn?t it? = You lie. It would not suit me all that well. = It is impossible.

Диапазон экспрессивных возможностей весьма значителен.

3. Виды и функции повторов. Повтором или репризой, называется фигура речи, которая состоит в повторении звуков, слов, морфем, синонимов или синтаксических конструкций в условиях достаточной тесноты ряда, то есть достаточно близко друг от друга, чтобы их можно было заменить.

Beat! beat! drums! - blow! bugles! blow! (W. Whitman)

Повторы передают значительную дополнительную информацию эмоциональности, экспрессивности и стилизации и, кроме того, часто служат важным средством связи между предложениями.

Многообразие присущих повтору функций особенно сильно выражено в поэзии. Начнём с поэтических примеров. Переплетение нескольких видов повтора делает незабываемыми последние строки XVIII сонета Шекспира. Здесь воплощена одна из ключевых тем Шекспира - тема безжалостного времени и единоборства с ней поэзии, благодаря которой красота становится бессмертной. Важность темы вызывает конвергенцию, то есть скопление стилистических приёмов при передаче одного общего содержания.

So long as men can breathe or eyes can see

So long lives this and this gives life to thee.

Конвергенция позволяет различить в этих двух строках несколько разных видов повтора:

1) повтор фраз - so long ... so long, в данном случае повтор является анафорическим, так как повторяющиеся элементы расположены в начале строки.

Анафора - повтор первого слова или сочетаний слов в нескольких последующих предложениях или фразах;

2) повтор конструкций - параллельные конструкции men can brathe и eyes can see синтаксически построены одинаково;

3) второй пример параллелизма lives this and this gives ... носит название хиазма.

Параллелизм - перечисление в речи (тексте) синтаксически однотипных, семантически - частично или полностью, различных конструкций.

Хиазма - состоит в том, что в двух соседних словосочетаниях (или предложениях), построенных на параллелизме, второе строится в обратной последовательности, так что получается перекрестное расположение одинаковых членов двух смежных конструкций;

4) в данном примере, однако, хиазм сложен тем, что синтаксически одинаковые элементы this ... this выражены тождественными словами.

Подхват (анадиплозис, эпаналепсис или стык) - фигура, состоящая в повторении слова на стыке двух конструкций.

Подхват показывает связь между двумя идеями, увеличивает не только экспрессивность, но и ритмичность[27, c. 90].

Таким образом, две строки Шекспира дают целый ряд повторов. В дополнение к представленным здесь анафоре и подхвату, в зависимости от расположения повторяющихся слов, различают ещё эпифору, кольцевой повтор и полисиндетон.

Эпифора - повторение слова в конце двух или более фраз.

Кольцевой повтор (рамка) - повторение слова или словосочетания в начале и в конце одного и того же предложения, строфы, абзаца.

Полисиндетон - повторение союзов.

Функции повтора и та дополнительная информация, которую он несёт, могут быть весьма разнообразными. Повтор может, например, выделить главную идею или тему текста. Таков анадиплозис в конце оды Китса о греческой урне:

Beauty is truth, truth beauty is all

Ye know earth, and all ye need to know.

Подхват подчёркивает идею единства, тождественности красоты и правды.

Повтор может выполнять несколько функций одновременно: создавать фольклорный колорит, ритмичность, взаимосвязь отдельных образов, сливая их в единую картину. Повторы могут служить важным средством связи внутри текста.

Экспрессивная избыточность тавтологического характера типична для просторечия:

Why don’t you shat your great big old gob, you poor bloody old fool! (J. Osborne. Entertainer)

В речевых характеристиках персонажей повторы почти всегда сочетают экспрессивность и эмоциональность, экспрессивность и функцию связи между предложениями [4, c. 127].

4. Синтаксические способы компрессии. Пропуск логически необходимых элементов высказывания может принимать разные формы и разные стилистические функции. Сюда относится использование односоставных и неполных предложений (эллипс), бессоюзие, умолчание или близкий к нему апозиопезис и зевгма.

Эллипсис – это стилистическая фигура, состоящая в намеренном пропуске какого-либо члена предложения, который подразумевается из контекста[30, c. 117].

Будучи особенно характерным, для разговорной речи, эллипс даже и вне диалога придаёт высказыванию интонацию живой речи, динамичность, а иногда и некоторую доверительную простоту:

If teenage baby - sitters typical, there’s hope yet. (H. Spitsbardt. Lebendiges English)

Бессоюзие (асиндетон) - намеренный пропуск союзов.

Использование бессоюзной связи придаёт речи большую статичность, компактность и часто динамичность..

Emily, id I do improve and make a big change ... would you be ... I mean could you be ...

Силлепсис - объединение двух и более однородных членов, так или иначе различающихся в грамматическом отношении.

She was seen washing clothes with industry and a cake of soap He lost his hat and his temper. The rich arrived in pairs and also in Rolls Royce. (H. Belloc)

... whether she would break hes heart, or break the looking glass; Mr. Bounderby could not at all foresee. (Ch. Dickens)

5. Нарушение замкнутости предложения: анаколуф/  Анаколуфом называется нарушение правильно синтаксической связи, при котором соединяемые части предложения подходят по смыслу, но не согласованы грамматически.

Come into the garden, Maud,

For the black bat, Night, has flown,

Come into the garden, Maud,

I am here at the gate alone ...

В приведённом отрывке из книги Ш. О’Кейси нарушение синтаксической связи состоит в том, что определяемым к притяжательному местоимению his оказывается повелительное предложение, графически ни как не выделенное.

Вставные конструкции могут выражать различные оттенки значения, от нарочитой сухости, бесстрастности до крайней аффектированности.

Вставные конструкции могут занимать в предложении различное место:

  •  стоять в начале предложения: To tell the truth, he could never quite see what all the fuss was about;
  •  в середине предложения: It does not, of course, make any difference as far as your conditions of imprisonment are concerned ...
  •  и в конце: So he sat down these and then and wrote me a letter of recommendation to any future employer, a corking good letter, too.

Парантетическое внесение может представлять собой своеобразную компрессию информации высказывания. Действительно, любая экспликация парантетического внесения немедленно влечёт за собой изменение структуры синтаксической конструкции, нарушается поступательное движение информативного потока, и, главное, утрачивается экспрессивность высказывания, а, следовательно, уменьшается воздействующая функция текста - важнейшая особенность в тексте художественной литературы.


Глава 2 АНАЛИЗ СПОСОБОВ ПЕРЕДАЧИ СИНТАКСИЧЕСКИХ СТИЛИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ АНГЛИЙСКОГО РАЗГОВОРНОГО ЯЗЫКА ПРИ ПЕРЕВОДЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

2.1 Передача некоторых синтаксических структур при переводе

Среди вопросов частной теории перевода особое место занимают особенности передачи при переводе функций синтаксических конструкций. Поскольку выбор варианта перевода напрямую зависит от функциональных особенностей, то, чтобы решить переводческую задачу, надо сперва решить задачу промежуточную – описать функции этой конструкции, что в свою очередь позволит существенно продвинуться в рассмотрении способов достижения переводческой эквивалентности. Синтаксис, то есть организация коммуникативных единиц, в значительной мере служит передаче языкового опыта другим членам общества. Именно поэтому при переводе с одного языка на другой мы исходим из эквивалентности смысла коммуникативных единиц, для которого подбираем морфологические средства, способствующие организации этих единиц в данных языках.

Коснемся синтаксической конструкции, которую можно проиллюстрировать двумя примерами:

Пример 1 - At dawn  I returned to what was once my house. All now a mass of ashes. (R.D., Jan. 91 )

Пример 2 - The rain was pouring down as we said goodbye to what was once my family's house, but which is today so much more important to the former servant than to the grandson of the then master. (Т., Nov. 4, 95)[11, c. 28]

Несмотря на то, что в обоих примерах конструкция представлена одним и тем же лексическим составом, ее синтаксический порядок представляется возможным отчасти сохранить лишь во втором случае.

- Шел проливной дождь, мы попрощались с домом, в котором когда-то жила моя семья, но который теперь был важнее для бывшего слуги, чем для внука прежнего хозяина.

В первом случае приходится добавлять дополнительные местоимения:

- На рассвете я вернулся туда, где был когда-то мой дом. Сейчас там была лишь груда пепла.

В противном случае, при попытке сохранить синтаксическую конструкцию, получится примерно следующее:

- На рассвете я вернулся в то, что было когда-то моим домом, а теперь грудой пепла.

Подобный вариант перевода противоречит нормам сочетаемости глагола «вернуться» и указательного местоимения «тот», а также здравому смыслу, ибо получается, что герой вернулся или во «что», или в «груду пепла».

Было бы небезынтересно установить, что именно определяет выбор переводчика в каждом случае использования такой конструкции.  Попытаемся также поконкретней идентифицировать эту конструкцию, первоначально названную «придаточное, вводимое предлогом +союз what».

Выбор переводчика в первую очередь зависит от функциональных особенностей подобной конструкции. Функциональные свойства синтаксических структур были рассмотрены в частности Бархударовым в статье о поверхностной и глубинной структурах предложения. (1973). Он доказал, что «теория поверхностной и глубинной структуры предложения дает возможность перенести на синтаксический уровень противопоставление различий вариативных и функциональных, давно укоренившихся на фонологическом и морфологическом уровнях» (стр. 60).

К первому типу отнесены различия в плане выражения, ко второму – в плане содержания, но особо подчеркивается, что «лишь последние дают языку возможность выполнять его роль средства общения, то есть передачи смысла». (стр.50) А следовательно, они качественно отличны от первого типа. В нашем случае при совпадении плана выражения предложения разнятся планом содержания. Хотя what в обоих случаях обозначает «дом», но в первом случае это уже не есть сооружение, а лишь то, что когда-то им было.

Во втором случае, существование обозначаемого объекта продолжается, хотя изменился один из его признаков, то есть при изменении одной из характеристик не произошло качественных изменений.

С функциональной точки зрения конструкция используется для обозначения предмета, который сам по себе не называется. С одной стороны это может быть примером попытки достичь большей объективности, как в примере: “They came back to take what he said was stolen from him”. Или же для создания особого стилистического приема, называемого напряжение, например: The College of Law has set up a career advisory service in response to what it calls "the difficulties currently experienced by students about to enter an increasingly competitive market" (Ind., May 28,93).

В сложном предложении на тема-рематические структуры каждой его относительно самостоятельной части накладывается общий контур коммуникативной интенции говорящего. Этот контур включает категории развернутого тождества развернутого различия, реализованные в категориях информативной нагрузки, распределенной по степени иерархической зависимости. Если в двузвенных сложноподчиненных предложениях на две тема-рематические структуры накладываются отношения коммуникативного ядра (центра) и уточнителя, то многозвенное предложение ставит задачу установления, так сказать, макротемы и макроремы и выявления того общего, что цементирует отдельные звенья в монолит, то есть анализа напряжения всей структуры.

2.2 Анализ перевода синтаксических конструкций на примере произведений Эдгара По     

Главной задачей переводчика в нашем случае было воспроизвести живую, разговорную речь, с элементами просторечия. Напомним, что «разговорная речь есть сам произносимый, звучащий язык, непосредственно обращенный к слушателю или слушателям, не подвергающийся предварительной обработке и не рассчитанный на фиксацию» [28. С.3]. Ошибка, которую часто совершают неумелые или неопытные переводчики состоит в том, что они, пытаясь имитировать разговорную речь и тем более просторечие, чаще всего делают это за счет употребления разговорной или просторечной лексики. Однако, конечно же, недостаточно. Адекватность достигается и за счет словообразования, и за счет грамматики (в особенности за счет синтаксиса). Причем «при переводе художественного произведения любые грамматические эквиваленты могут оказаться непригодными, т.е. соответствия грамматических норм и синтаксических конструкций могут быть отброшены из-за несоответствия структуры более крупного синтаксического целого ритмомелодике предложения или внутреннему ритму повествования. Особенно важно учитывать синтаксическую сторону перевода там, где у автора грамматические средства использованы в стилистических целях. Конечно же, стилистический фактор играет решающую роль и при выборе словарных соответствий в художественном переводе» [29. С.41].

Передать диалект (будь то ирландский или любой другой вместо него) в переводе невозможно, и вопрос его передачи решается по-другому. И. Бернштейн компенсировала эту потерю, воспроизведя территориальный признак диалекта путем вставки слов «ирландец», «ирландский» там, где этих слов не было в оригинале: ирландская топь, самый красивый и счастливый ирландец (в англ.: Ileft aff wid the bogthrothing to take up wid the Barronissy; thats the handsomest and the fortunittest young bogthrotter that ever comd out of Connaught), т.е. читатель получает о герое ту же информацию, что и носитель языка.

Для носителя литературного английского языка фактически вся речь героя есть отклонение от нормы, причем на самых разных уровнях. Теперь рассмотрим данный вопрос несколько подробнее. Например, на  на синтаксическом уровне Э. По употребляет эмфатические конструкции, инверсию, намеренно нарушает порядок слов:

And jist wid that in com’d the little willain himself…

…and afther a while what he do but ask me to go wid him to the widdy…,

Wid that we wint aff to the widdy’s, nixt door, and ye may well say it was an illegant place; so it was,

…for no sooner did she obsarve that I was afther the squazing of her flipper, than she up wid it…

Подобных примеров в оригинале великое множество. Гораздо сложнее найти высказывания, которые по своей форме совпали бы со стандартом. Все это создает особый колорит и особую стилистическую тональность рассказа.

И. Бернштейн в ее переводе, на наш взгляд, удалось компенсировать все неизбежные потери и достичь коммуникативного эффекта текста оригинала.

Компенсация осуществлялась на разных уровнях текста: на словообразовательном уровне, на лексико-фразеологическом уровне и на уровне грамматики (а именно на уровне синтаксиса).

На уровне синтаксиса перевод характеризуется, во-первых, членением предложений, более свойственным просторечию и разговорной речи вообще в русском языке (у Э. По некоторые предложения – длиною в целый абзац).

Приведем только один пример:

The truth of the houl matter is jist simple enough; for the very first day that I com’d from Connaught, and showd my swate little silf in the strait to the widdy, who was looking through the windy, it was a gone case althegither wid the heart o’the purty Misthress Tracle

Дело-то нехитрое вот в чем. В первый же день, как я приехал из славного Коннаута и красотка-вдовушка меня молодца в окошко на улице увидела, – тут же сердце свое мне и отдала.

Во-вторых, в переводе в большом количестве встречаются неполные предложения:

The truth of the houl matter is jist simple enough. - Дело-то нехитрое вот в

чем.

…the little spalpeen is summat down in the mouth, and wears his lift hand in a sling. - У паршивца рожа кислая, рука на перевязи.

…and I talked as hard and as fast as I could all the while… - И тоже стал разговаривать что было мочи.

(Wid that I giv’d her a big wink…) and thin I wint aisy to work. – (Я ей в ответ подмигнул). И эдак не спеша приступаю к делу.

В-третьих, переводчица употребляет большое количество восклицательных предложений, как и обычных, так и вводимых междометиями, а также сочинительными союзами (отметим, что предложения в оригинале не всегда восклицательные). Например:

…so I made her a bow that wud ha’broken yur heart althegither to behould. – Я отвесил ей поклон, да такойвы бы видели!

The ould divil himself niver behild sich a long face as he pet an! – Сам дьявол никогда не видел такой вытянутой рожи!

…it wud ha done your heart good to percave the illegant double winkthat I gived her jist right in the face wid both eyes. - Ну, вы бы посмотрели, как изысканно и элегантно я ей подмигнул при этом обоими глазами прямо в лицо!

Och! the tip o’the mornin’ to ye, Sir Patrick. – Ах! Свет доброго утра вам, сэр Патрик..!

Och, hon! if it wasn’t mesilf thin that was mad as a Kilkenny cat I shud like to be tould who it was! – Ох, ну и разозлился я, не дай вам Господи!

But it’s the illegant big figgur that I’ave… and am excadingly will proportioned all over to match? – А какая у меня вальяжная фигура! ... А какая грация! Какое сложение!

В-четвертых, в некоторых предложениях используется инверсия. Например: 

Up com’d the delivery servant…– Входит лакей ливрейный.

Wid that we wint aff to the widdy’s… – …и пошли мы к вдовушке.

…and thin I made sich an illegant obaysance that it wud ha quite althegither bewildered the brain o’ye. - … отвешиваю ей такой изысканный, элегантный поклон, что у вас бы голова кругом пошла.

В-пятых, используются вводные слова и вставные конструкции. Например:

(and tould me among a bushel o’lies, bad luck to him,) that he was mad for the love o’my widdy…- …будто бы он, видите ли, без ума от любви к моей вдовушке…

At the hearin’ of this, ye may swear, though, I was as mad as a grasshopper… - …услышав такое, я, сами понимаете, чуть не взбесился

Кроме того, намеренно неверно употребляются относительные местоимения при присоединении придаточных предложений, что также свойственно просторечию, правда, опять же с точки зрения сегодняшнего дня (хотя в XIX в такое присоединение воспринималось бы как норма):

…and that the houl of the divilish lingo wasthe spalpeeny long name of the little ould furrener Frinchman as lived over the way. - …написаноимя и прозвище этого паршивого иностранца-французика, что через дорогу живет.

…and divil the bit did I comprehind what he wud be afther the tilling me at all, at all…- …а я ни Боже мой не понимаю, чего лопочет…

Также наблюдается смешение времен (употребляется настоящее историческое), что является признаком устного повествования. Например:

First of all it was up wid the windy in a jiffy, and thin she trew open her two peepers to the itmost… - Вижу: она окошко торопливо распахивает, глаза разинула, таращит

Встречаются в переводе и случаи, когда потери в одном месте текста перевода компенсируются совсем в другом, там, где в оригинале слова, используемые в высказывании, могут быть и совершенно нейтральны. Например:

The ould divil himself niver behild sich a long face… – Сам дьявол никогда не видел такой вытянутой рожи!

В заключение хотелось бы отметить, что общая стилистическая тональность текста оригинала и текста перевода совпадают и речевая характеристика персонажа передана адекватно. Подчеркнем, что именно регулярное, а не разовое употребление самых разных стилистически сниженных высказываний на самых разных уровнях текста (и на уровне словообразования, и на уровне грамматики, и на лексико-фразеологическом уровне) и создает необходимый стилистический эффект.

Интересно, что фонетические отклонения от нормы никак переводчицей не воспроизводятся.

Важно подчеркнуть, что в качестве способа воспроизведения диалектной речи в переводе используется просторечие, т.е. передается исключительно социальный компонент диалекта.

Кроме того, на примере этого перевода видно, что для достижения адекватности И. Бернштейн преимущественно использовала метод компенсации как наиболее оптимальный для передачи стилистически сниженных высказываний, т.е. передала нужный оттенок там, где это возможно, по законам языка перевода (т.е. в данном случае русского языка), максимально избежав потери при переводе. Таким образом был достигнут коммуникативный эффект, схожий с коммуникативным эффектом текста оригинала, что является главной задачей любого переводчика.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По-мнению различных авторов типологическими характеристиками „разговорности” (involved dimension)  являются: личные местоимения (I, you, your), опущение связки that (mostsaid they were able to read…), личные глаголы (think, assume), указательные местоимения (this, those), экспрессивы (really, absolutely), маркеры приблизительности (kind of, maybe) и др. Сказанное свидетельствует о том, что категоричные утверждения некоторых лингвистов относительно „нетипичности” структур разговорной речи, их „инкрустаций” в публично-ориентированном дискурсе  и художественной литературе ныне вряд ли корректны и требуют пересмотра. Очевидно прав В.Барнет, когда говорит, что „«Официальность-неофициальность» следует рассматривать, как и фактор «публичность-непубличность», в виде двух полюсов с градуированным проявлением одного фактора (…)”.

И далее: „(…) высокая степень проявления фактора публичности может сопровождаться низкой степенью проявления фактора официальности (…) В области массовой коммуникации без непосредственного контакта с адресатом, особенно на телевидении, также можно встретиться со стилизацией отношения «адресант-адресат» под неофициальный тон” (Барнет 1985: 93, 94). Ещё более определённую оценку высказывает Лаптева – „Гипотеза о безраздельном применении в публичном общении кодифицированного типа литературного языка оказывается мифом” (Лаптева 1985: 31). Это, однако, не означает, что язык средств массовых коммуникации и язык художественных произведений не испытывает давления противоположных тенденций (эвфемизации, бюрократизма, штампа), но это тема отдельного исследования.

Среди источников трудностей при переводе синтаксических конструкций разговорной речи с английского на русский просматриваются:

– Отсутствие значительной части разговорных элементов в кодификационных изданиях (лексики, особенно лексических инноваций – в словарях; грамматических явлений разговорной речи – в учебниках).

– Недостаточное знакомство с национально-культурным аспектом значений разговорных слов и словосочетаний (фоновые значения переводчика, их динамика). См., например, “soft money”, “souvenir kids”, “smellovision”, “the joy of streaking”, “uptalk” (Ameriacn English), или “Quick-heel bar”, “wets”, “to MOT somebody” (“MOT'D for Health”), “yob culture” (British English).

– Бóльшая семантическая ёмкость разговорных слов и трудности в установлении нюансов их значений, что иногда провоцирует к актуализации „разговорных” сем вместо терминологических например.: He entered the room, knew her (…) but he didn't murder her → „Узнал её” (вместо „изнасиловал”); Start chasing him! Over. – Roger, Out → „Начинай преследовать его, давай!” – „Да, Роджер” (вместо „Перехожу на приём”, „Вас понял, конец связи”).

– Методологически неадекватный подход к декодированию текста с позиций традиционного структурно-семантического анализа. Представляется, что недостатки последнего в значительной степени преодолевает современная теория анализа дискурса.

БИБЛИОГРАФИЯ

  1.  Алексееа И. С. Основы теории перевода. СПб., 2000.
  2.  Алексеева И. С. Профессиональный тренинг переводчика. СПб., 2001.
  3.  Алимов В.В. Теория перевода. М.:2005
  4.  Арнольд И.В. Стилистика декодирования. - М.,1990.
  5.  Бархударов Л.С. Язык и перевод. - М.: 1975. - 238 с.
  6.  Бархударов Л.С. Язык и перевод. – М.: Международные отношения, 1975. – 239 с.
  7.  Белякова Е.И. Translating from English: Переводим с английского. СПб.: КАРО, 2003.
  8.  Береговская Э.М. Экспрессивный синтаксис. - Смоленск, 1984.
  9.  Брандес М.П. Провоторов В.И. Предпереводческий анализ текста. М.: НВИ Тезаурус, 2003.
  10.  Бреус Е.В. Теория и практика перевода с английского языка на русский. М.: УРАО, 2001
  11.  Бузаров В.В. Основы синтаксиса английской разговорной речи. – М., 2004.
  12.  Бурак А.Л. Translating Culture: Перевод и межкультурная коммуникация. Этап 1: уровень слова. – М.: Валент, 2002.
  13.  Виноградов В.В. Стилистика, теория поэтической речи, поэтика. - М., 1963.
  14.  Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. – М.: Высшая школа,1986. – 416 с.
  15.  Девкин В.Д. Немецкая разговорная речь. Синтаксис и лексика. – М.:
  16.  Е. А. Poe. Why the Little Frenchman Wears His Hand in a Sling//The complete tales and poems of Edgar Allan Poe. – New York: Vintage Books, 1975. – р. 154-159.
  17.  Кoмuccapов В.Н. Теория перевода. М.: Высш. шк., 1990.
  18.  Казакова Т. А Практические основы перевода. СПб., 2001.
  19.  Клименко Е.И. Традиции и новаторство в английской литературе. - М., 1963.
  20.  Кобрина Н.А. и др. Грамматика английского языка. Морфология. Синтаксис. с. 396-400
  21.  Ковалева К.И. Оригинал и перевод: два лица одного текста. М.: 2001
  22.  Комиссаров В.Н. Слово о переводе. – М.: Международные отношения,1973. – 215 с.
  23.  Кузнец М.Д., Скребнев Ю.М. Стилистика английского языка. - Л., 1960.
  24.  Курс перевода (английский-русский язык). Translation course / В.С. Слепович. – Мн.: Тетра Системс. 2002.
  25.  Кухаренко В.А. Интерпретация текста. - Л., 1988.
  26.  Кухаренко В.А. Лингвистическое исследование английской художественной речи. - Одесса, 1973.
  27.  Латышев Л. К. Межъязыковые трансформации как средство достижения переводческой эквивалентности. //Семантико-синтаксические проблемы теории языка и перевода. - М., 1936. - с. 90-107.
  28.  Международные отношения, 1979. – 256 с.
  29.  Миньяр-Белоручев Р. К. Теория и методы перевода. М., 1996.
  30.  Нешумаев И.В. Синтаксические трансформации при переводе английского текста на русский язык.//Лингвистические и методические проблемы русского языка как неродного: Текст: структура и анализ. – М., 1991. - с. 117-126.
  31.  Ольшанская Н.Л., Балаян Н.М. Синтаксис авторской речи в оригинале и в переводе. М.,1999
  32.  Перевод с английского на русский: Учеб. Пособие / Ж.А. Голикова. – М.: Новое знание, 2003.
  33.  По Э. Почему французик носит руку на перевязи: пер. И. Бернштейн//По Э.Гротески и арабески. – М.: ООО Изд-во АСТ; Харьков: изд-во «Фолио», 2001.– с. 246-250.
  34.  Рецкер Я.И. Плагиат или самостоятельный перевод? (Об одной судебной экспертизе)//Мосты. Журнал для переводчиков. – 2004, №2 – с.39-52.
  35.  Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика
  36.  Сдобников В.В. Проблемы передачи функций стилистически сниженной лексики в переводе художественного текста: Дис….канд. филол.наук. – М., 1992. – 238 с.
  37.  Скребнев Ю.М. Очерк теории стилистики. - Горький, 1975.
  38.  Славина Н.М., Бударкевич Н.М. Сборник упражнений по переводу с английского языка на русский (грамматические трудности). Уч.пособие. М.: Высшая школа, 1974
  39.  Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. М.,1984
  40.  Солганик Г.Я Cинтаксическая стилистика. Едиториал УРСС 2006. 232 с.
  41.  Федоров А В. Осиовы общей теории перевода. М., 1983.
  42.   Федоров А.В. Основы общей теории перевода. – М.: Высшая школа, 1983. – 303 с.
  43.  Филин Ф.П. К вопросу о так называемой диалектной основе социальных диалектов русского национального языка//Вопросы образования восточнославянских национальных языков. – М.: Наука, 1962. – с. 26-35.
  44.  Шведова Н.Ю. Очерки по синтаксису русской разговорной речи. – М.: изд-во «Азбуковник», 2003. – 378 с.
  45.  Швейцер А Д. Теория перевода. М., 1988.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17201. Отображение временных функций английского перфекта в языке перевода художественного текста 44.01 KB
  Профессор Иртеньева делит систему времен на 2 части: времена относящиеся к настоящему the Present Present Perfect Future Present Continuos Present Perfect Continuous времена относящиеся к прошлому the Pst Pst Perfect Future in the Pst Pst Continuous Pst Perfect Continuous. Например: In the closing weeks of 1958 new force hs lept on to the world stge with the cll: Hnds off fric fric must be free the delegtes to the ccr Conference hve told the imperilists to get out of this continent. The show hs not begun yet. раз It’s the...
10001. Структурно-функциональные особенности персонификации рекламного текста на материале современного английского языка 127.69 KB
  Для современного языкознания характерен возросший интерес к выявлению механизмов взаимодействия базовых категорий сознания и психического мира человека на уровне языковой репрезентации, а также способов отражения гендерной картины мира в структуре самого языка. Рекламный текст принадлежит к числу наиболее популярных предметов исследования в современной лингвистике. Исследованиями стереотипов в рекламе занимались следующие зарубежные и российские авторы
13105. Комплексное диахроническое исследование грамматического и лексических способов выражения будущего действия в древнеанглийском, среднеанглийском, ранненовоанглийском и современном периодах истории английского языка 160.18 KB
  Категория времени слагается из трех делений: настоящего, прошедшего и будущего; английский глагол обладает четырьмя временными формами: прошедшей, настоящей, будущей, «зависимой будущей»; в системе английского глагола категория времени состоит из бинарной оппозиции «прошедшее - непрошедшее время», то есть она двучленна.
10874. Синтаксическое своеобразие языка профессионального общения (с учетом специфики специальности). Употребление синтаксических конструкций в профессиональной речи (предмет и его квалификация, классификация, принадлежность к определенному классу и т.д.) 11.26 KB
  Синтаксические конструкции словосочетание простое и сложное предложения осложненные конструкции 2. Словосочетание рассматривается как единица синтаксиса которая выполняет коммуникативную функцию входит в речь только в составе предложения. Некоторые исследователи признают также сочинительные словосочетания – сочетания однородных членов предложения. Словосочетаниями не являются: грамматическая основа; однородные члены предложения; служебная часть речи существительное; фразеологизм; повторы слов.
6028. Граматика английского языка 80.08 KB
  Часто они представляют собой сочетание глагола с последующим предлогом который часто значительно меняет исходное значение слова создавая новое понятие фразовые глаголы например: to go идти to go in входить to go out выходить to go wy уходить to go down спускаться и т. Они употребляются с инфинитивом смыслового глагола словарный вариант следующего за ними и показывают возможность вероятность необходимость желательность совершения действия выраженного инфинитивом. Все они пишутся с прописной большой буквы а если...
19662. ТЕОРИЯ ДИАЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА НА УРОКЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА 68.08 KB
  Подготовка текста профессионально-педагогического диалога и его исполнение с позиций классической и современной риторики. Диагностика готовности учителя английского языка к организации профессионально-педагогического диалога на уроках. Методика обучения студентов-филологов планированию и исполнению диалога на лингвистическую тему. Современным гуманитарным знанием в целом и методическим знанием в частности накоплен немалый опыт в изучении диалога и диалогических отношений.
21162. Фонетический строй английского языка древнего периода 74.19 KB
  Важно помнить что следует изучать язык как в синхроническом так и диахроническом аспектах. Актуальность проблемы: изучение фонетического строя английского языка древнего периода важно и по сей день так как фонетическая система современного языка напрямую связана и зависит от строя древнеанглийского периода. Практическая значимость данного исследования состоит в том что его результаты могут быть использованы в учебных курсах высших заведений таких как фонетика лексикология или же при изучении различных диалектов. Возникший натуральный...
20460. Особенности распространения английского языка в США, Канаде, Шотландии и Ирландии 44.04 KB
  Целью исследований является изучение и описание особенностей распространения, структурных особенностей территориальных разновидностей английского языка на всех уровнях языковой системы.
12894. Особенности употребления нелитературной лексики носителями английского языка 61.48 KB
  В английском языке как и в любом другом современная нестандартная лексика представляет собой не только новые слова и выражения или свежую интерпретацию старых нестандартная лексика – это еще и абсолютно новые и непривычные способы образования грамматических связей которые порождают явление “новой грамматикиâ€. В этом случае неверно заявлять то что правила английского или какоголибо другого языка должны всегда оставаться неизменными а их изменения – грубейшая ошибка. Различные способы человеческого общения диктуются культурными...
13319. Реализация метода обучения в сотрудничестве на уроках английского языка 118.02 KB
  Интерактивные методы обучения иностранным языкам в средней школе Характеристика интерактивного обучения. Использование интерактивных методов обучения на уроках английского языка. Характеристика метода обучения в сотрудничестве. Реализация метода обучения в сотрудничестве на уроках английского языка Совершенствование грамматических навыков с использованием приема Jigsw ажурная пила.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.