Римское право

Непреходящее значение римского права заключается также и в том что оно является необходимой составляющей профессионального образования современного юриста средством повышения его общего образования. Изучение римского права позволяет с одной стороны сконцентрировать внимание на сущности права с другой пробудить в каждом юристе дух творчества без чего не может быть истинного права и правовой науки. Полностью использовать потенциал римского права сложно в виду отсутствия в отечественной юридической науке фундаментальных трудов в которых...

2015-09-05

23.68 KB

0 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Римское право


Оглавление

[1] Римское право

[2] Оглавление

[3] Введение

[4] 1 Вопрос: Что общего между процедурами легисакционного и формулярного процессов?

[5] 2 Казус

[6] Заключение

[7] Список использованной литературы


Введение

Важность знания римского права для юристов различных стран никогда не ставилась под сомнение, поскольку римское право явилось связующим звеном правовой мысли Древнего мира, средневековья и Нового времени и послужило основой большинства западноевропейских правовых систем.

Непреходящее значение римского права заключается также и в том, что оно является необходимой составляющей профессионального образования современного юриста, средством повышения его общего образования. Изучение римского права позволяет, с одной стороны, сконцентрировать внимание на сущности права, с другой, пробудить в каждом юристе дух творчества, без чего не может быть истинного права и правовой науки.

Полностью использовать потенциал римского права сложно в виду отсутствия в отечественной юридической науке фундаментальных трудов, в которых глубоко и всесторонне разрабатывались бы проблемы генезиса римского гражданского права и процесса, исследовалось значение их рецепции в современном законодательстве.

Известно, что работы по римскому праву в основном посвящены проблемам регулятивного (материального) права, в частности, гражданского и семейного права. Менее исследованы и освещены в юридической литературе институты гражданского процессуального права. В данной монографии предпринята попытка восполнить этот пробел.

Гражданский процесс в любой системе права имеет одну и ту же цель: исследовать фактические отношения между сторонами и применить к ним нормы материального права. В самой логической последовательности гражданского процесса нет ничего произвольного, так как ум человеческий для отражения истины и для соотнесения действительности с законами нуждается в одних и тех же средствах и следует одинаковыми путями.

Что такое история гражданского процесса по отношению к современной практике? Это ничто иное, как практика прошлого времени в широком смысле слова. Как явления современной практики, так и исторические формы и начала процесса всегда можно свести к простым логическим моментам одной и той же системы. И такая теория может быть вполне практической, непосредственно применимой в современном праве.

Многие институты гражданского процессуального права имеют глубокие корни в истории права, и на их _ основе развилось современное судопроизводство. К ним относятся институты иска, доказательств и представительства. Это центральные институты римского права, которые составляют фундамент любого современного национального гражданского процессуального права.

Римское право – это основа всей системы гражданского процессуального права. Оно определило главные принципы гражданского процесса (диспозитивности, состязательности, устности, гласности), римские юристы разработали вопросы подсудности, подведомственности, судебного обжалования и т.д.

Творчество римских юристов оказало большое влияние на последующее развитие правовой мысли. Это обусловлено как высокой культурой римской юриспруденции, характеризующейся обстоятельностью, аргументированностью правового анализа, четкостью формулировок, обширностью разработанных проблем общетеоретического и юридико-технического профиля, так и той ролью, которая выпала на долю римского права в дальнейшей истории права.

Именно поэтому тема данной работы является актуальной и своевременной.

1 Вопрос: Что общего между процедурами легисакционного и формулярного процессов?

Римские юристы не знали специальной науки гражданского процесса. Слово processus никогда не употреблялось римлянами в том значении, которое оно имеет в современном праве (римляне называли процесс judiciorum ordo, legis actio, а также per formulas litigatio). В работах Гая и Юстиниана изложение гражданского права и судопроизводства сливается в одно целое. Это, вероятно, объясняется тем, что римляне не мыслили себе существования отдельной науки о правах и отдельной науки об их судебном осуществлении .

Желая сказать, что кто-нибудь имеет право требовать что-либо от другого римляне говорили, что лицо имеет право отыскивать перед судом то, что он требует от другого. Такой взгляд обусловлен, во-первых тем, что римляне смотрели на право как на нечто движущееся, борющееся, деятельное. Во-вторых, это было привито и тем характером судопроизводства, которое существовало, начиная с республиканских времен и до начала императорского периода. В это время связь между правом и процессом (между jus и actio) была так неразрывна, что actio (иск) даже поглощал jus (право)1.

Всякий, кто желал реализовать свое притязание, должен был знать, может ли он воспользоваться иском и каким именно. Право само по себе не имело значения, оно не могло быть осуществлено судебным путем только в силу того, что оно право. Во времена легисакционного процесса возможность судебной защиты нарушенного права зависела от точного исполнения строго формальных требований при предъявлении иска, а в период действия формулярного процесса это зависело от безгранично свободного усмотрения претора, который мог дать или отказать в формуле. В соответствии с последней избранный судья должен был решить дело. Под влиянием такого порядка судопроизводства у римлян сложился взгляд на право как на право иска; взгляд, не допускавший разделения науки права и процесса.

Несмотря на существенные изменения римского процесса в императорский период, взгляд о неразделимости права и процесса еще прочно коренился в сознании римлян. Даже когда римское право было перенесено в Западную Европу, оно продолжало соединяться с процессом . Первые слабые попытки выделить судопроизводство из гражданского права были предприняты глоссаторами – итальянскими канонистами второй половины XII и XIII вв.: Танкредусом, Рофредусом Булгарусом и др. Главная их заслуга в том, что они свели в одно целое юстиниановские фрагменты, касающиеся судопроизводства, и исследовали взаимоотношения римского и канонического процессов. Только в XIV в., благодаря трудам итальянских юристов Бартолуса де Саксоферрато, Балдуса де Умбальдиса и других, наука гражданского процесса стала самостоятельной. В это же время во Франции появился так называемый "первый Европейский учебник гражданского судопроизводства" Дюбрайля, сочинения Бутилье и др. Как для итальянских, так и для французских юристов основой являлось римское право. Германия, довольствуясь переводами трудов итальянских и французских юристов, только к концу XV в. начала самостоятельные исследования в области гражданского процесса, опять же находясь под сильным влиянием римского права2.

Несмотря на отсутствие разделения римского права на материальное и процессуальное, вопросы процесса были разработаны римскими юристами с необыкновенной глубиной и тонкостью. Поэтому о римском гражданском процессуальном праве можно говорить как о самостоятельном правовом явлении, имеющем специфический предмет и сферу регулирования, отличные от материального права.

Гражданский процесс Рима поэтапно прошел в своем развитии три формы: легисакционную, формулярную и экстраординарную, что до известной степени соответствует трем периодам римского государства: периоду царей и началу республики (эпоха квиритского права), периоду республики (эпоха jus gentium, т.е. "общенародного" права), периоду империи (эпоха кодификации права) .

Судебные функции осуществлялись в древности народным собранием и рексом, который решал споры о праве в присутственные дни (dies fasti) на судном месте (tribunal). Рекс или сам разрешал дело или поручал уполномоченным лицам. Позднее спорящие стали обращаться со своей претензией к претору, а затем и к другим магистратам.

Главный источник сведений о древнем гражданском процессе в Риме – римский юрист II в. Гай, который рассматривает этот вопрос в четвертой книге своих Институций (Institutiones), дошедшей до нас в неполном объеме.

Первой формой римского процесса был легисакционный процесс, просуществовавший более пяти столетий, т.е. с 509 г. до н.э. до 120 г. до н.э., когда был издан закон Эбуция (lex Aebutia).

Legis actio (иск из закона) – процессуально-правовой акт древнейшего права, был доступен только римским гражданам.

На вопрос, почему процесс данного периода называется леги-сакционным (legis actio) юрист Гай давал двойственный ответ: либо потому, что эти формы процесса были созданы законом, либо потому, что в них.претензии .спорящих сторон должны быть выражены словами того дакона, на который они опираются. По мнению И.А.Покровского, ни то, ни другое объяснение Гая не может быть принято, так как трудно предположить существование в те времена такого большого количества законов, которые регулировали бы и ход производства и само гражданское производство с надлежащими подробностями. С его точки зрения, lege agere в древнейшее время обозначало просто действовать, осуществлять право законным образом в противоположность незаконному насилию3.

Легисакционный процесс характеризовался торжественно произносившимися формулами и символическими действиями, которыми открывался судебный спор или исполнительное производство.

С помощью legis actio можно было осуществлять только притязания, непосредственно или производно основывающиеся на цивильном праве. Любое отклонение от предписанных формальностей вело к проигрышу процесса.

Легисакционный процесс представлял собой устное судебное разбирательство. Процесс всегда открывался предъявлением иска. Первоначально для этого было необходимо присутствие обеих сторон in jure, перед претором.

По общему правилу, истец в целях судебного осуществления своего притязания должен был сам позаботиться о прибытии ответчика на суд . С этой целью Законы XII таблиц предоставили истцу право требовать от ответчика, чтобы он следовал за ним на суд везде, где бы истец его не встретил, за исключением дома ответчика. Эта процедура называлась in jus vocatio (торжественное устное приглашение ответчика на суд) и подразумевала в случае необходимости возможность применения силы. Ответчик должен был беспрекословно повиноваться истцу и мог быть освобожден от процедуры привода только в случае предоставления.

Вторая форма легисакционного процесса – производство -  legis actio per judicis (arbitrive) postulationem (требование о назначении судьи), О ней до наших дней дошли скудные и отрывочные сведения.

Данная форма была введена только для некоторых личных исков, особенно, согласно Законам XII таблиц, для исков, вытекающих из вербальных контрактов (sponsio, stipulatio). Если ответчик отвергает притязания истца, то последний имеет право без всяких формальностей и процессуального денежного залога просить претора назначить судью.

Следующая форма легисакционного процесса – legis actio per condictionem (осуществлялась путем приглашения ответчика на суд). Она была введена на основании закона lex Silia, относящегося к 269 г. до н. э. Это была упрощенная процессуальная форма для строго односторонних требований.

Суть данной формы процесса состояла в том, что после изложения сторонами in jure взаимных претензий истец предлагал ответчику, не признающему его требования, в тридцатидневный срок (die condicto (отсюда название иска) повторно явиться к претору, который должен был назначить судью. Таким образом, condictio – санкционированный договор о третейском суде.

Указанная форма процесса была введена для требований об уплате определенной суммы денег (certa pecunia) или о передаче определенной вещи (certa res) на основании обязательств (по личным долговым претензиям)[23]. С одной стороны, такой процесс был опасен для истца, так как он проигрывал дело, если неправильно определял размер заявленного требования. С другой стороны, к данной форме процесса можно было прибегнуть и в том случае, когда вообще отсутствовали основания считать (с точки зрения цивильного права), что у ответчика есть какие-либо обязательства по отношению к истцу, а очевиден был только тот факт, что одно лицо неправомерно обогатилось за счет другого лица.

В третьей форме процесса также отсутствовал денежный залог (сакраментум), но стороны, как правило, давали друг другу обещание об уплате в виде штрафа за неисполнение обязательства или приказа магистрата определенной денежной суммы. В некоторых спорах штраф составлял половину или третью часть от суммы спора и доставался выигравшей стороне.

Четвертая форма легисакционного процесса – legis actio per manus iniectionem, осуществлялась посредством наложения руки. Эта форма исполнительного производства была рассчитана на персональное принудительное взыскание, которое подробно регламентировалось Законами XII таблиц. Этот вид legis actio приводил не к постановлению решения, а к удовлетворению требования.

Данная форма употреблялась для взыскания по судебным решениям, которые присуждали денежные суммы, а также по договору займа и, наконец, против ответчиков, признававших исковые требования in jure4.

Лицу, признавшему в in jure долг, а также присужденному к его уплате, Законами XII таблиц предоставлялся для этого тридцатидневный срок. Если ответчик добровольно не платил необходимую сумму, то через тридцать дней, после вынесения судебного решения или признания должником долга, кредитор вызывал должника на суд и налагал на него руку (manus iniectio), предварительно произнеся формулу. С этого момента ответчик терял право защищаться самостоятельно.

Если этого не происходило, магистрат отдавал должника во власть кредитора, который держал его у себя в домашней темнице около шестидесяти дней. Кредитор мог наложить на должника оковы. В конце срока кредитор должен был в течение трех базарных дней подряд приводить должника к магистрату и публично объявлять сумму долга. Если в эти три дня никто не выкупал должника, кредитор мог продать его в рабство или убить и завладеть его имуществом .

Суровость этой формы процесса подвергалась значительному смягчению, благодаря ряду принятых законов. Lex Poetelia, относящийся примерно к 311 г. до н.э., запретил убивать должника, однако по-прежнему разрешал лишать его свободы. Другой закон lex Vallia, изданный около 160 г. до н. э., разрешил ответчику самому осуществлять свою защиту, но в случае проигрыша дела он был обязан уплатить двойную сумму .

Если поручитель (vindex) принимал на себя защиту ответчика, то он уже вел процесс на свой страх и риск, так как в случае JnpOHrpbiiya тоже платил в двойном размере. Должник же полностью освобождался от ответственности и больше не мог быть привлечен к ответу по поводу того же долга. Таким образом, эта форма процесса является наглядным примером того, как взыскание обращается на саму личность должника и превращается в месть кредиторов неисправному должнику.

Пятая форма процесса – legis actio per pignoris capionem, осуществлявшаяся путем взятия залога. Это было внесудебное принудительное взыскание имущества, разрешавшееся в исключительных случаях, а именно при некоторых требованиях публичного или сакрального (религиозного) характера; при требованиях о выплате солдатского жалования, в том числе и в отсутствие должника. Последнее обстоятельство существенно отличало pignoris capio от остальных legis actiones, и это отличие заставляло уже некоторых римских юристов не признавать данную форму за легисакционный процесс5.

Произнеся перед свидетелями предписанную формулу, кредитор самоуправно отбирал какую-либо вещь или все вещи должника . Вероятно, это делалось только для того, чтобы оказать на должника определенное давление, лишив его владения вещью. Захват совершался без участия представителя государственной власти. Данная процедура устанавливала исковое требование и могла повлечь за собой дальнейшее судебное производство, о котором не сохранилось никаких сведений .

Могло случиться, что в дальнейшем вся процедура совершалась без участия судьи. Это бывало тогда, когда лицо не оспаривало правомерность взятия залога, добровольно выкупало этот залог или оставляло его в распоряжении кредитора. В последнем случае кредитор обыкновенно уничтожал предмет залога: взятие вещей в залог имело цель не удовлетворение кредитора, а наказание неисправного должника . Можно предположить, что лицо, взявшее залог, если оспаривалась правомерность его взятия, должно было выступать в качестве ответчика в последующем судебном производстве.

Данная форма процесса в основном использовалась солдатами для взыскания жалования с ответственных за его выплату лиц, а также денег на содержание лошади и на фураж; откупщиками для взыскания с недоимщиков податей; продавцами животных, продавших их для жертвоприношения и т.д.

Процесс по системе legis actio отличался формальностью и строгостью. Один раз проигранное дело не могло возобновляться. Эта система была доступна только римским гражданам, и ее несовершенство проявлялось с развитием гражданского оборота.

Все пять форм легисакционного процесса действовали до половины периода республики. Легисакционный процесс пришел на смену кровной мести и самоуправству, сохранив черты последнего. Это касается особенно таких форм процесса, как legis actio per manus iniectionem и legis aclio per pignoris capionem. Должники были предоставлены произволу кредитора, государственная власть мало вмешивалась в гражданско-правовые отношения римских граждан и вытекавшие из них споры. Древний судья в известной мере был третейским судьей, посредником между сторонами. Его решение не было приказом государственной власти это было лишь мнение авторитетного лица о праве. Поэтому исполнение решения осуществлялось самими сторонами.

Формулярный процесс как более удобный и универсальный постепенно стал вытеснять легисакционный. Законы же Юлия ограничили сферу применения legis actiones четко определенными случаями, сохранив данную форму для процесса перед судом центу мвиров и для исков по делам, где существовала опасность возникновения убытков (damnum infectum – убытки, еще не возникшие, но грозящие).

Формулярный процесс (120 г. до н.э. – конец III в.), исторически сменивший легисакционный, явился шагом вперед по сравнению с предыдущим процессом.

Некоторые институты, возникшие в легисакционном процессе, в формулярном бесследно исчезли. Действовавшее ранее правило, что взыскание налагается на личность должника, в формулярном процессе уже не работало. Взыскание осуществлялось за счет имущества должника.

Другие процессуальные институты, наоборот, получили свое дальнейшее развитие, претерпев значительные изменения с переходом к новой форме процесса, например, институт иска.

Если смысл иска в эпоху легисакционного процесса сводился к определенной деятельности лица, выражавшейся в выполнении установленного ритуала, то в формулярном процессе он превратился в формулу, состоящую из четырех основных частей.

В период действия формулярного процесса возникли такие известные современному праву понятия, как заочное решение, преюдиция, реституция, установилось правило, запрещавшее рассматривать второй раз дело по тому же иску и между теми же сторонами.

Сущность формулярного процесса заключалась в составлении претором письменной формулы, содержащей указания присяжному судье о том, как надо решить спор . Судья разбирал только фактическую сторону дела, а ответственность за то, заслуживало ли данное притязание судебной защиты, лежала на преторе.

Преторы постепенно получили власть давать формулы исков не только в случаях, предусмотренных законами и обычаями, но и тогда, когда считали это необходимым (в то время как в прежнем праве это не было предусмотрено). Преторы могли отказывать в исках denegare actionem, которые хотя и предусматривались законами и обычаями, но казались претору несправедливыми. Таким образом, усилилось фактическое влияние преторов на развитие права, осуществлявшееся путем его изменения и усовершенствования.

С течением времени преторская юрисдикция выработала для большинства притязаний постоянные формулы, которые доводились до общего сведения посредством эдиктов в виде формуляров (бланкетов) .

Однако не для всех притязаний возникли сразу же отдельные формулы. На первых порах стороны, в целях искового осуществления своих прав, часто должны были прибегать к заключению обязательной sponsio praeiudicialis относительно спорного притязания, которая затем передавалась на разрешение судье. В основном, это имело место при вещных исках. Для некоторых притязаний производство per sponsiones продолжало существовать еще долгое время наряду с формулярным производством.

Формула есть составляемая магистратом в заключение производства in jure письменная инструкция, в которой он назначал присяжного судью (номинация) и предписывал ему, каким образом разрешить спор. В этой формуле различают четыре основные части: демонстрация (demonstratio), интенция (intentio), кондем-нация (condemnatio) и адъюдикация (adjudicatio) . Присутствие всех перечисленных частей было необязательным в каждой формуле.

Демонстрация – это часть процессуальной формулы, излагающей сущность искового притязания. Как указано в Институциях Гая, демонстрация – это часть формулы, которая ставилась вначале, чтобы суть спора стала ясной . В демонстрации содержится название того обязательственного отношения цивильного права, из которого возникает данная интенция. Эта часть формулы встречается, следовательно, только в обязательственных исках цивильного права с intentio incerta.

Ошибки в демонстрации не являлись такими решающими, как в интенции. Неверное использование слов в демонстрации было простительно. Например, неправильное название наследника или отказополучателя завещателем не отменяло сделанного им дарения (разумеется, если воля завещателя бесспорно доказывается прочими положениями).

Интенция – главная часть процессуальной формулы, в которой в форме условия приведено основание иска (согласно цивильному праву или реальности, признаваемой претором) и предмет иска (точно указанный (intentio certa) или обозначенный с тем, чтобы его уточнил судья (intentio incerta)). По Гаю, интенция – часть формулы, в которой истец излагал свои требования . Интенция не могла отсутствовать ни в одной формуле, так как в ней содержится вопрос, который истец ставил на рассмотрение суда. Интенция индивидуализировала формулу и иск.

Реституция возникла в эпоху преторского творчества, во второй половине республики. К ней разрешалось прибегать только в тех случаях, когда традиционные средства защиты (иск, эксцеп-ция) не достигали желаемой цели. Вопрос о выдаче реституции рассматривался непосредственно претором, не передававшим дело in judicium.

Основания реституции были впоследствии точнее определены классической юриспруденцией. Для того чтобы лицо получило реституцию обязательны были два условия: наличие ущерба и справедливого основания .

Наличие ущерба (laesio) понималось в материальном и моральном плане. Главное чтобы ущерб, нанесенный лицу вследствие различных обстоятельств, не мог быть исправлен традиционными судебными средствами. Например, несовершеннолетний принял на себя непосильное обязательство, или лицо из-за своего отсутствия в городе пропустило срок явки на суд . Моральный ущерб также являлся условием реституции, например, можно было оспаривать усыновление ребенка плохим человеком .

Что касается справедливого основания (justa causa), то таких оснований римские источники насчитывают шесть: недостижение 25-летнего возраста, угроза, обман, ошибка, ограничение правоспособности, имевшее место при ведении процесса, личное отсутствие.

Не достигшие 25 лет имели право на реституцию в случае причинения им какого-либо вреда, независимо от того, состояли ли они под властью отца, надзором опекуна или попечителя. Мотивы реституции – легкомыслие и неопытность несовершеннолетнего.

В случаях, когда применялась угроза или обман, реституция выдавалась редко, так как действовали обыкновенные средства защиты (иск и эксцепция).

Реституция могла выдаваться и при ограничении правоспособности. Так, например, если лицо кем-то усыновляется, то все его имущество переходит в распоряжение усыновителя. Это приводило к тому, что кредиторы усыновленного теряли право на взыскание с него долгов. В такой ситуации кредитор мог обратиться к претору за реституцией, другими словами просить претора, чтобы он своим распоряжением возвратил имущество в то юридическое состояние, в котором оно находилось до момента усыновления.

Вследствие законного отсутствия (justa absentia) реституция предоставлялась в основном, когда: 1) терпел ущерб сам отсутствующий при рассмотрении дела без его участия (например, лицо находилось в отъезде по служебным делам, находилось в тюрьме или в плену и т.д.); 2) ущерб наносился лицу, участвующему в деле, из-за отсутствия другой стороны. Так, вследствие отсутствия ответчика, истец не мог предъявить ему иск, что тем самым исключало возможность перерыва срока исковой давности.

В формулярном процессе процедура получения реституции могла состоять из двух частей: например, сначала магистрат восстанавливал пропущенный срок для предъявления иска, а затем рассмотрение восстановленного иска происходило в обычном порядке. Впоследствии обе части соединились в одно производство. Первоначально срок судебного разбирательства был ограничен сроком пребывания претора на государственной службе, т. е. одним годом, позднее Юстиниан увеличил срок до четырех лет.

Действие реституции имело последствия для обеих сторон – для них восстанавливались прежние юридические отношения.

Помимо реституции, римское право знало еще одно средство чрезвычайной процессуальной защиты – интердикты.

Интердикты – приказы магистрата, даваемые им по просьбе истца, предписывающие ответчику совершить какое-либо действие (decretum) или запрещающие его совершение (interdictum) .

Интердикты издавались претором по поводу каждого конкретного случая и объявлялись в присутствии обеих сторон. Неисполнение изданного интердикта влекло за собой дальнейшее судебное разбирательство. Интердикты стали помещаться в эдиктах магистратов в виде постоянных формул, применяемых к конкретным случаям.

2 Казус

Павел приобрел у Акция право ловли рыбы в прудах его загородного имения. Уже за одно лето улов был так велик, что Акций счел себя одураченным и потребовал расторжения сделки под предлогом, что имение осталось у него, что такая сделка не допускается правом. Юрисконсульт посоветовал Акцию также согласиться и на то, что нельзя продать вещи, не существующие в настоящем.

Какие правила существуют в римском праве по поводу осложнений сделки и существа данной сделки? Каким должно быть решение суда?

Решение

Поскольку изначально в договоре не оговаривалось может ли Павел использовать улов для продажи, т.е. для собственного обогащения, то можно считать, что право ловли рыбы в прудах является узуфрукт, или право пользования плодами и доходами (usufructus), Заключался в предоставлении другому права использования плодов и доходов от твоей непотребляемой вещи, т.е. такой, какая сохраняла свою субстанцию в целости (фруктами из сада, молоком от коровы и т.п.). Получивший право узуфрукта обязывался к тому, чтобы сохранять вещь в надлежащем качестве, не изменять ее сущности, производить необходимые улучшения, связанные с использованием плодов и доходов. Специфическим видом узуфрукта было право пользования чужими деньгами, что требовало определенных гарантий. Узуфрукт предоставлялся пожизненно конкретному лицу, и в классическом праве не признавалось, что узуфрукт можно передавать по наследству. Однако смерть собственника, передача права собственности на вещь в целом не снимала обязанности нового обладателя терпеть узуфруктные права других лиц, которые имели в своем распоряжении специальные средства исковой защиты.  Акцций же пытался свести дело к узусу. Пользование, или узус (usus), заключался в праве брать овощи с чужого огорода, в праве жить в чужом доме самому, использовать чужое животное или раба (слугу) для собственных нужд. Пользовавшийся узусом должен был соблюдать те же требования, что предполагались и для узуфрукта, но, кроме того, не имел права использовать предметы узуса иначе, как для своих нужд (т.е., например, нельзя брать овощи не для себя, но для продажи, слугу — для отдачи его в работу на сторону и т.п.). Наконец, право проживания (habitatio) предполагало обязанность подлинного собственника жилого дома терпеть проживание в нем других лиц, которые в том числе могли и сдавать дом для у проживания другим.

Таким образом, суд должен отклонить расторжение сделки.

Заключение

Правовой опыт римского права, его рецепция, способствуя ускоренному развитию права и регулируемых им отношений, в течение многих веков составляли существенную часть и необходимое условие развития цивилизации.

Римское право – не просто право давно отжившего народа, а общая теория гражданского права и процесса, совершенная юридическая форма, которую сменяющие друг друга народы наполняют новым содержанием. Поэтому углубленное изучение римского права и процесса может способствовать появлению в российском праве новых юридических форм, что особенно важно в период реформирования гражданского и гражданского процессуального законодательств Российской Федерации.


Список использованной литературы

  1.  Борисевич М.М. Римское гражданское право. М., 1995.
  2.  Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1996.
  3.  Косарев А.И. Римское право. М., Юрид. лит., 1986.
  4.  Иванов А.А. Римское право. М., 2008.
  5.  Новицкий И.Б. Римское право. М., 1993, 1997.
  6.  Омельченко О.А. Основы римского права. М., 1994.
  7.  Римское частное право. Под. ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. М., 1994.
  8.  Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996.
  9.  Черниловский З.М. Лекции по римскому частному праву. М., 1991.

1 Черниловский З.М. Лекции по римскому частному праву. М., 1991.

2 Омельченко О.А. Основы римского права. М., 1994

3 Косарев А.И. Римское право. М., Юрид. лит., 1986.

4 Иванов А.А. Римское право. М., 2008

5 Иванов А.А. Римское право. М., 2008



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
5935. РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО 84.89 KB
  Понятие «римское право» и его содержание. Развитие римского права. Источники римского права. Возникновение государственного суда. Стадии гражданского судопроизводства. Общее понятие о легисакционном формулярном и экстраординарном процессах. Понятие «иск». Виды исков. Правовое положение римских граждан.
15058. Каноническое право католической церкви и индусское право: правовой анализ 312.48 KB
  Правовое пространство объединяет одна общая цель. Какими бы ни были цивилизации, каким бы ни был правопорядок, есть одна-единственная, истинная цель – всеобщее благо. Все остальное: принципы демократии, прав человека, законности – вторично. Это не более чем инструменты, которые должны обеспечивать указанную цель.
3512. Право на защиту как субъективное гражданское право 53.64 KB
  Гражданские права и обязанности могут возникать как из правомерных действий, соответствующих закону, иным правовым актам и принципам права (сделки, акты государственных органов и органов местного самоуправления и др.),
7297. Спортивное право 25.92 KB
  Предмет спортивного права составляют спортивные отношения — особый род общественных отношений, отличающихся уникальностью объекта, высокой степенью регламентированности и стабильностью, направленных на удовлетворение особых психологических и физиологических потребностей человека, ориентированных на соревновательную деятельность
3841. ТРУДОВОЕ ПРАВО 19.7 KB
  Нормативные акты регулирующие трудовые и тесно связанные с ними правоотношения составляют трудовое законодательство где основным актом является Кодекс законов о труде Украины КЗоТ. 1 КЗоТ. КЗоТ регулирует не только трудовые отношения работников всех предприятий учреждений организаций независимо от форм собственности вида деятельности и отраслевой принадлежности а также лиц которые работают по трудовому договору с физическими лицами ст. 3 КЗоТ.
3842. УГОЛОВНОЕ ПРАВО 14.64 KB
  Его нормы устанавливают какие общественно опасные деяния являются преступлениями и какие наказания следует применять к лицам совершившим эти преступления ч. Именно отношения возникающие в связи с совершением преступления и применением за него определенных наказаний и составляют предмет уголовного права. Ввиду того что преступления представляют собой повышенную общественную опасность для установленных в Украине общественных отношений и правопорядка государство применяет за их совершение и наиболее строгие меры принуждения уголовные...
17281. Трудовое право 20.96 KB
  Неудовлетворительная динамика, показателей, характеризующих состояние условий и охраны труда свидетельствует, что не ликвидированы основные причины, определяющие сохранение опасных и вредных факторов производственной среды. Именно поэтому вопросы охраны труда являются актуальными.
17241. Земельное право 16.94 KB
  В ходе изучения земельного права исследуются его фундаментальные понятия и категории такие как: предмет и система земельного права земельно-правовые нормы субъекты и объекты земельных правоотношений право собственности и иные вещные права на землю правовая охрана земель и многие другие. Общая характеристика права собственности на землю...
11377. Право собственности 35.47 KB
  Все сказанное подчеркивает непреходящую основополагающую важность отношений собственности во всяком обществе. Общество изменяется а важность собственности остается неизменно высокой. На первый взгляд из – за того что собственник может совершать с вещью т самые различные действия право собственности представляется неограниченным.
6019. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО 21.76 KB
  В целом же регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины равенства прав супругов в семье разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию приоритета семейного воспитания детей заботы об их благосостоянии и развитии обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи. Права и обязанности супругов возникают только со дня государственной регистрации заключения брака. Основания для прекращения брака: смерть...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.