Архитектура Великого Новгорода

Преобладает точка зрения что старый город это так называемое Городище находящееся на правом берегу Волхова в двух километрах от современного города. Чтобы более глубоко познакомится с архитектурой этого города была работы выбрана тема Архитектура Новгорода XI-XV веков. Техника подобных произведений заключалась в том что по зачерненным медным листам резцом наносился рисунок и в его канавки вплавлялась золотая проволока. Ее можно отнести к древнейшим: доска на которой она написана очень старая по ряду признаков и характеру...

2015-09-06

324.25 KB

32 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

Введение

3

1

Основные этапы истории новгородского зодчества

4

1.1

Зодчество XI –первой половины XII века

4

1.2

Постройки второй половины XII– начала XIII века

7

1.3

Церкви конца XIII, XIV и XV веков

13

2

Кремль - центр города

16

2.1

История становления кремля

16

2.2

Башни кремля

22

2.3

Грановитая палата

25

Заключение

27

Список использованных источников

28

Приложение А

29

Приложение B

30

Приложение C

31

 
Введение

В северо-западной части Руси, неподалеку от  реки Волхов, более одиннадцати веков стоит Великий Новгород. Он был свидетелем многих важнейших событий русской истории. Именно с этим прекрасным городом связан процесс образования Древнерусского государства, становления и развития экономики и русской культуры.

Предметом научных споров до сих пор остается месторасположение «старого» города, по отношению к которому более позднее поселение было названо градом новым. Преобладает точка зрения, что старый город—это так называемое Городище, находящееся на правом берегу Волхова, в двух километрах от современного города [1, с. 10].

Новгород как политический и торговый центр стал известен за пределами славянского мира более тысячи лет назад. Уже в конце X - начале XI века здесь находился постоянный контингент скандинавов - воинов и купцов, способствовавших процветанию города как центра международной торговли.

Именно Новгороду Русь во многом обязана не только своими богатствами и индивидуальностью на фоне других русских земель. Но Строительство Петербурга в начале 18 века и перенос столицы империи на берега Невы привели к утрате и этого значения древнего города, но он по-прежнему славится своими старинными памятниками, к которым не иссякает интерес многих людей.

Чтобы более глубоко познакомится с архитектурой этого города, была работы выбрана тема «Архитектура Новгорода XI-XV веков».

Целью курсовой работы является изучение архитектуры Великого Новгорода.

В связи с этим были поставлены следующие задачи:

-анализировать соборы, храмы и церкви XI–первой половины XII века, второй половины XII– начала XIII века, конца XIII, XIV и XV веков;

- провести анализ кремля, истории кремля, Грановитой палаты.

При написании курсовой работы были использованы учебная и научная литература по истории и зодчества Новгорода.

Структура курсовой работы состоит из введения, 2 глав, заключения, списка использованной литературы и приложения. Первая глава характеризует зодчество Новгорода. Во второй главе рассматриваются особенности Кремля .


1 Основные этапы истории новгородского зодчества

1.1 Раннее новгородское зодчество XI - первой половины XII века

Для этого периода характерна активная строительная деятельность новгородских князей. Возводятся грандиозные храмы, отличающиеся лаконичностью форм, монументальностью, изящными пропорциями. Однако их облик суров, так как князья стремились подчеркнуть этим свое господствующее положение в обществе, свое величие.

Софийский собор - одно из самых замечательных произведений древнерусского зодчества - возведен сыном Ярослава Мудрого, новгородским князем Владимиром, в 1045-1050 годах. (Приложение A).С 30-х годов XII века стал главным храмом Новгородской вечевой республики: «Где Святая София - тут и Новгород!» [2, с. 43]. Этот собор являлся придворным княжеским храмом, в нем принимали иностранных послов, именитых гостей, иногда перед ним проходили бурные вече.

Завершается храм шестью куполами на высоких барабанах. Основной, средний, купол в XV был позолочен, а его очертания напоминают шлем русского воина-богатыря.

Первоначально собор не был оштукатурен. Огромные, неправильной формы камни разнообразных оттенков, из которых были выложены стены, и розоватый раствор, использовавшийся при кладке, придавали собору живописный вид. Представляет значительный интерес западный фасад, где находится портал (обрамление входа) с бронзовыми Сигтунскими вратами. Это воинский трофей, взятый в городе Сигтуне во время походов русских воинов в Швецию в конце XII века. В нижней части левой створы врат изображена фигура человека, держащего в одной руке весы, в другой - клещи.

Внутренний объем храма, расчлененный крестчатыми в плане столбами на пять объемов-нефов, три из которых заканчиваются алтарными полукруглыми выступами-апсидами, поражает размерами, величественностью пропорций и масштаба. Высота храма-30, 8 метра.

До 1570 года здесь находился Васильевские врата, изготовленные мастером Игнатием Устюжанином в 1366 году по заказу архиепископа новгородского Василия Калики, портрет которого изображен на вратах. Васильевские врата изготовлены из меди и «писаны золотом». Техника подобных произведений заключалась в том, что по зачерненным медным листам резцом наносился рисунок, и в его канавки вплавлялась золотая проволока. Затем лист выравнивался и полировался. Среди евангельских сюжетах на вратах имеется изображение Китовраса, легендарного кинтавра – излюбленный сюжет новгородских мастеров.

Интерьер Софийского собора в его современном виде весьма далек от первоначального. На месте современного иконостаса в древности была невысокая деревянная преграда – темплон, и интерьер собора выглядел более цельным.

Древнейшей сохранившейся иконой является «Петр и Павел», относящийся к XI веку. А в иконостасе уцелело несколько икон, написанных в 1341 году греческими или сербскими иконописцами. Перед Успенским (главным) иконостасом Софии находится известный во всем Мире чудотворный образ «Божия Матерь Знамение». В местном ряду Рождественского иконостаса, расположенного в Рождественском приделе Софийского собора, находятся 2 чудотворные иконы. Слева от царских врат стоит образ Богоматери Тихвинской. Это одна из самых почитаемых святынь Софийского собора. Эта икона является списком с прославленной чудотворной иконы Тихвинской Богоматери, точно повторяющей размеры и изображение прототипа; называются такие списки "мера и подобие". Ее можно отнести к древнейшим: доска, на которой она написана, очень старая, по ряду признаков и характеру обработки дерева можно предположить, что она выполнена не позднее конца XV - начала XVI в.

Рядом с иконой Троицы стоит древний образ Спаса на престоле. Та живопись, которую мы видим сейчас, относится к XVI в. Это очень хорошая, прекрасно написанная икона, но под ней открывается образ более древний, причем сохранившийся. В небольших окошечках пробных раскрытий просматривается первоначальное изображение исключительной силы и выразительности

На древней штукатурке стен собора и башни сохранились многочисленные надписи-граффити, поцарапанные в XI-XIII веках. Среди них – молитвы, хроникальные записи о различных событиях церковной и политической жизни Новгорода, собственные автографы, шутливые надписи типа : «Якиме стоя, усне, и лоб о камень ростепе».

Долгое время в научной литературе велся спор о первоначальном облике Софии Новгородской. Ныне этот вопрос может считаться решенным: замысел древнерусских зодчих разгадан. В частности, установлено, что первоначально храм имел галереи, которые с восточной стороны завершались двумя небольшими храмами-приделами: северная галерея - приделом Иоанна Богослова, а южная - приделом Рождества Богоматери. Южная галерея служила усыпальницей новгородских князей и архиепископов. Здесь были похоронены Владимир Ярославович, Мстислав Удалой, многочисленные новгородские архиереи.

Следующая постройка-собор Рождества Богородицы – основана в начале XII века богатым иноземцем Антонием Римлянином и находится в Антониевом монастыре. В композиции здания интересно ассиметричное расположение трех глав, одна из которых шестистолпного здания, в котором опорные столбы всегда имели крестчатое сечение. Столбы стали восьмигранными и прямоугольными в сечении. Нет и пилястр, соответствующих крайним западным столбам.

В древности собор был расписан внутри. Сохранились фрагменты фресковой живописи, исполненной в 1125 году. Росписи представляют собой самый значительный по объему и своеобразный по стилю ансамбль новгородских фресок XII века. Наиболее сильное впечатление производят сцена Благовещения и полуфигуры четырех целителей - Фрола, Лавра, Кира и Иоанна, расположенные на западных гранях восточной пары. Все изображения выполнены в крупном размере, согласованном с архитектурными членениями. Колорит построен на сочетании чистых открытых цветов. Живопись собора Рождества Богородицы и сейчас вызывает споры: некоторые ученые видят в ней существенное влияние романского стиля, а большинство включает их в число памятников византийской традиции, формирующей свой особый художественный стиль.

До наших дней собор дошел с переделками и перестройками. Появились галереи – паперти, окружающие собор, уничтожены хоры. Вместо узких с полуциркульным завершением окон пробиты новые, широкие. Над сводчатым покрытием устроена шатровая железная кровля. Главки получили характерную для более позднего времени луковичную форму.

Строительство Георгиевского собора начато в 1119 году. Здесь применена трехглавая ассиметричность. К северо-западному углу примыкает башня, в которой находится лестница, ведущая на хоры. Собор имеет три нефа, заканчивающихся алтарными апсидами.

Фасады собора украшены выступами - лопатками, соответствующими внутренним столбам. Они декорированы нишами. Архитектура фасадов стройна и величава, как и внутреннее пространство. Собор был расписан как внутри, так и снаружи, но древние фрески практически утрачены.

Современный облик Георгиевского собора достаточно близок к первоначальному (все многочисленные разновременные пристройки, возникшие у его стен за восемь веков, были разобраны при реставрационных работах 1931-1935 гг.), но тогда, в 1130 году храм был еще лучше - он был выше более чем на метр, вместо нынешней четырехскатной кровли имел покрытие повторяющее форму сводов - позакомарное, в нишах написаны были большие настенные иконы.

Внутреннее устройство Георгиевского собора отражало его характер и назначение главной церкви монастыря и одновременно княжеского храма. Для пребывания князя и его семьи были устроены просторные хоры, здесь же, на хорах, располагалось два придела - Благовещения и святых Бориса и Глеба.

Незадолго до освящения собора, около 1130, года стены его были расписаны, к сожалению, древняя фресковая живопись почти полностью утрачена, сохранились только фрески маленького храма, находящегося в северо-западном барабане, остатки росписей в лестничной башне и небольшие фрагменты орнаментального украшения оконных откосов в основном объеме собора.

С конца XII века Георгиевский собор монастыря служил местом последнего упокоения не только настоятелей обители, но и русских князей, новгородских посадников, и некоторых святителей. Так в 1198 году в соборе были похоронены два рано умерших сына князя Ярослава Владимировича - Изяслав, крестник преподобного Варлаама Хутынского, и его брат Ростислав.

1.2 Постройки второй половины XII– начала XIII века

В начале XII века Новгород превращается в вечевую республику. Боярство завладевает всем госу­дарственным аппаратом, оттесняя князя на роль наемного военачальника города. Потеря князьями власти над городом сказалась, между прочим, и в том, что они теряют власть над детинцем и пере­селяются на Городище, подле которого возникает княжеский Юрьев монастырь, а несколько позже — Спасо-Нередицкий. Хозяином детинца становится новгородское боярство в лице посадника и архиепископа, избираемых из числа крупнейших боярских фамилий.

С утратой власти над детинцем князья теряют и свой храм — Софию. Уже в самом начале XII века новгородская София перестает быть княжеским храмом и переходит в руки архиепископа, стано­вясь одновременно и главным храмом вечевой республики. Начиная с XII века все работы по пере­стройкам, ремонтам и развернувшемуся именно в это время украшению Софии проводятся по ини­циативе архиепископа.

В течение XII века новгородские князья делают ряд попыток противопоставить потерянной для них Софии новые сооружения. Еще в 1103 году князь Мстислав заложил на Городище церковь Благовещения. Небольшая часть фундаментов церкви Мстислава была в 1932 году обнаружена раскопками. Эта древнейшая после Софии новгородская церковь, выстроенная князем в его новой резиденции, судя по раскопанным участкам, представляла собой большую парадную постройку.

В 1113 году тот же князь Мстислав заложил новый каменный пятиглавый храм Николы на Ярославовом дворище в центре Торговой стороны Новгорода. Николо-Дворищенский собор был княжеским дворцовым храмом, — даже духовенство этой церкви было подчинено не архиепископу, а князю. Так, когда архиепископ Нифонт отказался из политических соображений обвенчать князя Святослава с новгородкой, последний «веньцяся своими попы у святаго Николы». Однако в архитектуре церкви Николы нет никаких признаков, которые связывали бы ее с последующими дворцовыми вотчинными княжескими храмами. Наоборот, по типу и художественным особенностям Николо-Дворищенский собор стоит в кругу больших городских соборных храмов XII века, что вызвано, по-видимому, нарочитым противопоставлением нового княжеского храма — храму Софии, потерянному новгородскими князьями вместе с потерей власти над детинцем.

В начале XII века за городом напротив Городища, на противоположном берегу Волхова, был основан княжеский Юрьев монастырь. Его возникновение и дальнейшая история тесно связаны с новой политической ролью, которую приобретает Городище, ставшее в начале XII века не только княжеской резиденцией, но и важным центром политической жизни Новгорода.

Выстроенный в 1119 году князем Всеволодом Георгиевский собор Юрьева монастыря по своим размерам и строительному мастерству занимает в новгородском зодчестве первое место после Софии. Новгородский князь стремился построить здание, которое могло бы если не затмить собор Софии, то во всяком случае конкурировать с ним. Поздняя новгородская летопись сохранила имя зодчего, выстроившего собор. Это был русский мастер Петр. Созданный Петром собор сохраняет, как и церковь Николы на Дворище, образ большого парадного здания, к северо-западному углу которого мастер приставил высокую прямоугольную башню с расположенной внутри лестницей, ведущей на полати собора. Выдающийся русский зодчий достиг в этой новой постройке исключительной выразительности, доведя до пределов лаконичность форм, строгость пропорций и ясность конструктивного замысла. Все это придавало мощному массиву собора характер монолитного законченного целого.

Вслед за постройкой собора Юрьева монастыря наступает резкий упадок княжеского строительства в Новгороде. В чрезвычайно напряженной политической обстановке конца первой трети XII столетия возводятся два последних княжеских храма в городе— церковь Иоанна на Опоках в 1127 году и церковь Успения на Торгу в 1135 году. Обе они заложены князем Всеволодом незадолго до его изгнания из Новгорода. Обе постройки сохранились крайне плохо; они несут на себе следы многочисленных разновременных переделок. В основе обоих памятников лежит упрощенная и сокращенная схема плана Николо-Дворищенского собора. Обе церкви лишены башен. Вход на хоры отныне устраивается в виде узкой щели в толще западной стены.

После 1135 года князья не выстроили в Новгороде ни одного здания. Даже в многочисленных перестройках стен и башен детинца, которые проводились в течение XII—XIV веков, князья не принимали никакого участия. Летопись сообщает после 1135 года лишь о трех возведенных князьями зданиях, но не на городской территории, а исключительно на Городище или подле него. Помимо выстроенной еще в 1103 году церкви Благовещения, в 1165 году князем Святославом Ростиславичем была поставлена церковь Николы, смененная в 1191 году другой церковью того же имени. Весьма показательно, что обе церкви были построены из дерева. Князья начиная с XII века чувствовали себя в Новгороде крайне непрочно. Нередко сбегавшие с «новгородского стола» по собственному почину, а чаще изгоняемые вечевым решением, они не стремились к крупному строительству, требовавшему длительного времени и больших средств.

Только в обстановке этих новых политических условий может быть понят последний памятник княжеского строительства в Новгороде — церковь Спаса-Нередицы, заложенная в 1198 году князем Ярославом Владимировичем в княжеском дворцовом монастыре, подле новой княжеской резиденции на Городище. Князь Ярослав Владимирович не мог, да, очевидно, и не стремился создать хотя бы отдаленное напоминание грандиозного собора Юрьева монастыря, выстроенного восьмьюдесятью годами раньше.

Церковь Спаса-Нередицы представляет кубического типа постройку, почти квадратную в плане, с четырьмя столбами внутри, несущими единственный купол. Узкий щелевидный ход в толще запад­ной стены ведет на хоры. В отличие от более ранних построек, только средняя часть хор открыта внутрь церкви. В северо-западном и юго-западном углах на полатях помещались небольшие приделы. Как открытая в церковь средняя часть хор, так и угловые приделы размещены не на сводах, как раньше, а на деревянном накате. Замена крестчатых в плане столбов квадратными, наряду с сокращением числа столбов, отказ от лопаток на внутренней поверхности стен делают внутреннее пространство здания более простым, менее расчлененным. За исключением закрытых глухой стеной приделов на хорах, пространственно изолированных, весь интерьер обозрим с одной точки.

В отличие от высокой строительной техники Софии и Георгиевского собора, Нередица не блещет геометрической точностью линий и форм, стены ее непомерно толсты, кладка грубовата, хотя и по­вторяет старую систему чередования камня и пло­ского кирпича на растворе извести с примесью толченого кирпича. Кривизна линий, неровность плоскостей, скошенность углов — все это придает церкви Спаса на Нередице особую пластичность, столь отличающую новгородское и псковское зодчество от памятников владимиро-суздальской архитектуры и зодчества ранней Москвы, унаследовавшего владимиро-суздальскую строительную технику.

По сравнению с пышными княжескими сооружениями XI и начала XII века церковь Спаса — скром­ная небольшая постройка, всем своим художественным обликом тесно связанная с тем новым течением в новгородском зодчестве, которое возникло, по-видимому, еще в середине XII века и развилось в течение XII и XIII столетий.

Упадок княжеского строительства во второй половине XII века отнюдь не являлся свидетельст­вом упадка всего новгородского зодчества этой поры. Наоборот, именно вторая половина XII и на­чало XIII века характеризуются бурным развитием строительной деятельности, памятники которой в большом количестве сохранились до нашего времени и в самом Новгороде и в его пригородах — в Пскове, Ладоге, Руссе. При этом следует иметь в виду, что сохранившиеся доныне памятники являются лишь незначительными остатками строительства новгородского боярства, купечества и различных городских корпораций, о котором повествуют ежегодные записи новгородских летописей.

Во второй половине XII века в Новгороде складывается новый тип храма. Вместо грандиозных, но немногочисленных сооружений появляются здания небольшие по величине, но строящиеся в очень большом количестве. Здания эти по сравнению с величественными парадными сооружениями начала века значительно проще, скромнее и интимнее.

В конструктивном отношении храмы конца XII века также подверглись упрощению, представляя как бы сокращенный вариант старых монументальных сооружений. Решительно изменяется характер интерьера. Пышные открытые полати — хоры заменяются закрытыми со всех сторон угловыми камерами на сводах, соединенными между собой небольшим деревянным помостом. В одной из этих камер устраивался придел, нередко посвященный небесному патрону заказчика церкви, другая камера часто использовалась как хранилище. За исключением угловых камер, внутреннее пространство храма сделалось более целостным, менее расчлененным.

Снаружи масса храма также становится монолитнее и проще. Башни для входа на хоры заменяются узким щелевидным ходом в толще западной стены. Парадная многокупольность, столь характерная для более раннего зодчества, в новгородской архитектуре с конца XII до начала XVI века совер­шенно исчезает. Изменяется и композиция фасадов, развивающаяся в сторону большей простоты и лаконичности. Только лопатки членят плоскость стены на три части, выражая внутреннюю структуру здания. Каждое членение стены завершается полукружием (закомарой), которое обычно соответствовало форме внутреннего свода. Столь типичные для фасадов начала XII века пояса двухуступчатых ниш в памятниках конца XII—XIII века не применяются.

Первая дошедшая до нас постройка нового типа — церковь Благовещения у деревни Аркажи под Новгородом, выстроенная в 1179 году, сохранилась только до половины высоты. Верхняя часть стен и своды перестроены в более позднее время, поэтому восьмискатное покрытие отнюдь нельзя относить к древнейшей поре. Храм имеет квадратный план с тремя полуциркульными апсидами на восточной стороне. Внутри четыре прямоугольных столба поддерживали единственный купол.

Значительно лучше сохранилась церковь Петра и Павла на Синичьей горе, построенная в 1185— 1192 годах лукиничами, то есть жителями Лукиной улицы. Полностью связанная по художественному облику с охарактеризованной выше группой памятников конца XII века, эта церковь обладает весьма примечательной особенностью. Совсем необычна для Новгорода техника кладки здания, выстроенного из одного кирпича без рядов камня, причем лежащие в плоскости фасадов ряды кирпича чередуются с рядами, утопленными в растворе, поверхность которого гладко затерта. Эта особенность кладки, характерная для полоцкого зодчества XII века, объясняется, по-видимому, прямым влиянием полоцкой строительной традиции.

Церковь Петра и Павла выделяется среди новгородских памятников конца XII века грузностью крестчатых столбов и мощными лопатками на внутренней поверхности стен, придающими интерьеру храма большую стесненность. Однако исследованиями последних лет было установлено, что внутренние лопатки и выступы крестчатых столбов являются прикладками, сделанными значительно позже для усиления столбов и стен. Первоначальные столбы имели, как и в других постройках Новгорода этого времени, квадратный план.

Среди новгородских памятников конца XII века нельзя забыть почти полностью разрушенную в 1941—1944 годах церковь Кирилла в Кирилловском монастыре, выстроенную в 1196 году братьями Константином и Дмитром. Верхняя часть ее была заново перестроена в XIX веке. Церковь эта, со­зданная двумя годами ранее церкви Спаса-Нередицы, представляла ее ближайшую аналогию. Лето­пись сохранила нам имя зодчего этой постройки — мастера Корова Яковлевича с Лубяной улицы.

Церковь Ильи на Славне, заложенная в 1198 го­ду, в один год с церковью Спаса-Нередицы, и законченная в 1202 году, в 1455 году была заново перестроена на старом основании, с сохранением плана постройки конца XII века.

Церковь Уверения Фомы на озере Мячине, выстроенная в 1195—1196 годах, также была заново перестроена в XV веке, однако возможно, что и в этом случае в какой-то мере были использованы фундаменты церкви конца XII века.

Резкий перелом в новгородской архитектуре в середине XII века нередко пытались объяснить то влиянием северного новгородского климата, то воздействием «художественной воли» новгородско­го архиепископа Нифонта. Несостоятельность этих объяснений не нуждается в доказательствах.

Восстание 1136 года, окончательно поставившее княжескую власть в зависимость от веча, было ис­пользовано новгородским боярством в своих классовых интересах. Весь государственный аппарат и политическое господство надолго были захвачены крупнейшими боярскими фамилиями Новгорода. Однако боярская олигархия оставляла доступ к политической и общественной жизни Новгорода и более широким кругам свободного населения, бурные выступления которого характеризуют всю историю Великого Новгорода. Ожесточенная классовая борьба втягивала в свой круговорот не только все слои городского населения, но порой и сельское население, защита интересов которого иногда была лозунгом городских движений.

Это обстоятельство накладывало глубокий отпечаток на характер развития материальной и духов­ной культуры Новгорода. Новгородская культура шире и глубже, чем в других центрах феодальной Руси, охватывала массы городского населения, вместе с тем органически впитывая в себя соки народной жизни. Именно поэтому в Новгороде, как нигде, наряду с культурой господствующих боярско-купеческих верхов, уже в конце XII—XIII веке развилась очень богатая и своеобразная городская культура, культура городских, ремесленных, демократических слоев. Без учета этой особенности новгородской культуры нельзя правильно понять основные черты зодчества и живописи.

Возникновение и широкое распространение в новгородском зодчестве конца XII—XIII веке оха­рактеризованного выше типа небольшого, упрощенного по конструкции и нового по своему художественному выражению храма несомненно связано с новой социальной группой, вышедшей на общест­венную и политическую арену Новгорода в первой половине XII столетия. Среди строителей новгородских храмов конца XII—XIII века, наряду с просвещенными меценатами из кругов боярской олигархии, все чаще выступают не только купцы и купеческие корпорации, но и городские общины (уличане).

Посвящение закрытых приделов на полатях патронам заказчиков говорит о новых функциях подобных храмов — они приобретают значение своего рода домовых церквей строителей. Отсюда становится еще понятнее камерность интерьера и спокойная скромность внешнего облика. Харак­терно, что и последняя княжеская дворцовая церковь Спаса-Нередицы построена по типу и художе­ственному образцу боярско-купеческих и уличанских построек.

Огромный размах строительных работ, развернувшихся в Новгороде и его пригородах со второй половины XII века, был бы невозможен, если бы Новгород не располагал в эту пору значительными кадрами местных зодчих. Начиная с XII века в Новгороде несомненно работало несколько местных строительных артелей. Летопись, скупая на имена зодчих и художников, сохранила нам от этой поры одно имя зодчего, уже упомянутого выше мастера Корова Яковлевича с Лубяной улицы, выстроившего в 1196 году церковь Кирилла в Кирилловском монастыре под Новгородом.

Охарактеризованный выше тип храма был очень устойчив. Как показывает сохранившаяся только в своей нижней части церковь Федора Стратилата на Софийской стороне, выстроенная в 1292—1294 годах, этот тип здания удержался почти без изменения вплоть до самого конца XIII века.

Однако наряду с этим уже в самом начале XIII ве­ка делались попытки внести существенные изменения в конструкцию зданий и декоративную обработку фасадов. В 1207 году «заморскими купцами», то есть новгородцами, ведшими заморскую торговлю, была выстроена церковь Параскевы-Пятницы на Торгу. Несмотря на многочисленные разновременные перестройки, особенно в верхних частях здания, памятник сохранил не только старый план, но и весьма интересные детали фасадных обработок.

В церкви Параскевы-Пятницы к средней полукруглой в плане апсиде примыкали по сторонам две апсиды, имевшие только внутри полукруглую форму. Снаружи они были прямоугольные, что придавало восточному фасаду церкви необычный для Новгорода характер. С трех сторон к основному кубу здания примыкали пониженные притворы, углы которых, как и углы основного куба здания, были декорированы мощными уступчатыми (пучковыми) лопатками, также необычными для новгородского зодчества. Наконец, фасады основного куба здания имели трехлопастные завершения, соответственно которым делалось и покрытие храма.

Все эти особенности интересно сопоставить с аналогичными чертами отлично сохранившегося памятника смоленского зодчества — церкви Михаила архангела в Смоленске, выстроенной в 1194 году. В церкви Параскевы-Пятницы нельзя не видеть прямого влияния зодчества Смоленска, в основных путях исторического развития которого во второй половине XII века наблюдается много общего с Новгородом.

Проведенное недавно архитектурно-археологиче­ское исследование испорченной позднейшими пе­рестройками церкви Рождества Богородицы в Перынском скиту на берегу Волхова позволило уста­новить, что план, пропорции и художественный облик этого памятника также не совсем обычны для Новгорода конца XII — начала XIII века, хотя по технике кладки памятник может быть отнесен к этому времени. Церковь Перынского скита представляла одноглавый храм кубического типа с одной пониженной апсидой. Фасады Перынской церкви, не расчлененные лопатками, имели трехлопастное завершение. Отмеченные особенности церкви Перынского скита как бы предвосхищают те архитектурные формы, которые станут характерными для новгородского зодчества конца XIII— XIV века.

1.3 Церковь конца XIII, XIV и XV веков

Заказчиками в этот период выступают бояре, посадники, купцы, а также горожане. Большое количество построек осуществляет митрополит.

В старые, традиционные композиции храмов вводятся новые приемы, новые конструктивные решения. Применение для кладки стен грубо отесанного известняка с неровной поверхностью приводит к потере четкости линий и форм и, как следствие, к скульптурной пластичности фасадов. Появляется иная система завершения фасадов, уничтожаются боковые апсиды, вводится стрельчатое завершение окон.

Церковь Спаса на Ковалеве - стоит неподалеку от реки Малый Волховец. Она была построена в 1345 боярином Онцифором Жабиным.

Этот храм является промежуточным звеном в переходе к новому стилю в новгородском зодчестве. В архитектуре церкви отразились новые приемы и старые традиции. Как и церкви XII века, она имеет посводное покрытие, но на фасадах отсутствуют лопатки. Нет и традиционных апсид, осталась лишь одна. Отличительной особенностью церкви является наличие трех притворов - пристроек с западной, северной и южной сторон. Первоначальная роспись покрывала купол, алтарь, северную и южную стены, столбы, арки, западный притвор.

В 1380 году храм Спаса на Ковалеве был расписан всего за один летний сезон на средства боярина Афанасия Степановича и его жены Марии. Общая площадь росписей составляла около 450 квадратных метров. Фрески Спаса на Ковалеве, замечательные по своим художественным достоинствам, представляли собой одно из самых своеобразных явлений русского искусства 14-го столетия. О дате создания росписей сообщала настенная «Летопись храма»: «В лето 6888 (1380) подписан бысть храм Господа Бога Спаса нашего Исуса Христа а при князе Великом Дмитрии Ивановиче и при всеосвященном архиепископе новгородском Алексии а повелением раба Божья Офанасия Степановича и подружи его Марии, а сверши се месяца августа». Авторами росписей ковалевской церкви, как установлено, являлись сербские художники. Исследования фресок позволили установить, что в храме работали пять или шесть мастеров.

Церковь Федора Стратилата, построенная в 1360-1361 годах посадником Семеном Андреевичем на берегу Федоровского ручья, является классическим памятником новгородского зодчества XIV века. Это кубического типа четырехстолпная постройка, имеющая одну главку. По своим пропорциям, архитектурному решению, мастерству церковь – высокохудожественное произведение. По-новому решена здесь пластинка фасадов, имеющих трехлопастное завершение – то есть три арки, соединенных друг с другом, средняя возвышается над боковыми. Фасады украшены лопатками и многочисленными декоративными элементами.

Новый прием наблюдается и в оформлении окон, порталов. Они получают стрельчатое завершение, а над окнами появляются так называемые бровки Столбы внутри приближены к стенам, что привело к расширению подкупольного пространства. На хоры ведет лестница, но она находится не в толще стены, как это было раньше, а внутри здания, в северо-западной части церкви. В стенах несколько потайных камер для хранения ценностей.

Фресковая роспись церкви Федора Стратилата, исполненная, по-видимому, в конце 60-х или даже в 70-х годах ХIV века, была расчищена. Роспись сохранилась почти на всех стенах, на столбах, арках и сводах храма, но фрагментарно, с большими утратами. Несмотря на это, художественное значение росписи исключительно.

Во фресках храма применен прием монохромного решения всей стенописи в красно-коричневых тонах с полным отказом от яркой, звучной полихромии других новгородских росписей ХIV века. Вместе с тем эта черта очень сближает роспись Федора Стратилата с росписью церкви Спаса на Ильине, исполненной Феофаном Греком. Роспись Федора Стратилата рассматривалась одними исследователями как более раннее произведение этого прославленного художника, другими, наоборот, как более позднее произведение какого-то новгородского мастера, испытавшего на себе сильное влияние манеры Феофана Грека. В росписи Федора Стратилата ярко выступает характерная для ХIV века любовь к повествовательной тематике, с одной стороны, и глубоко эмоциональная трактовка человеческих страданий, переходящих в патетику, - с другой. Композиции и отдельные фигуры росписи Федора Стратилата несут на себе несомненный отпечаток византийского искусства ХIII - ХIV веков.

Отличительная черта внешнего облика церкви Спаса Преображения на Ильине улице, построенной в 1374 году, - декоративные элементы, заполнившие стены, барабан, апсиду. К ранее применявшимся украшениям добавлены вставные каменные скульптурные кресты причудливых форм. Впервые применена декоративная композиция из трех окон и двух ниш, объединенных многолапостной бровкой.

Церковь знаменита фресками. Она производит сильнейшее впечатление как по прорисовке, так и по цвету. Поражают смелость композиций, отточенность форм, монументальность. Живопись построена на сочетании различных оттенков красно-коричневых тонов. В 1378 году на средства боярина Василия Даниловича и жителей Ильиной улицы храм был расписан знаменитым Феофаном Греком. Это единственная из более чем сорока росписей знаменитого византийского мастера, сохранившаяся до наших дней. Спасскую церковь Феофан Грек расписывал, уже находясь в зените своего мастерства. Созданные им росписи церкви Спаса на Ильине занимают совершенно исключительное место среди памятников древнерусской живописи.

Феофан Грек был гениальным живописцем. «Преславный мудрец, философ зело хитрый... книги изограф нарочитый и среди иконописцев отменный живописец», — отзывался о нем его современник Епифаний Премудрый. Феофан Грек был «подлинный артист, в совершенстве владевший мастерством монументалиста, и одновременно философ, восходивший умом и чувством к высочайшим вершинам человеческого духа», - пишут о нем искусствоведы В. А. Булкин и О. В. Овсянников. За время своей работы в России Феофан Грек настолько сжился с русскими людьми и настолько крепко вошел в русское искусство, что его имя, по словам В. Н. Лазарева, «в такой же мере неотделимо от русского искусства, как имена Растрелли, Кваренги и Росси».

На стенах Ильинской церкви оживает мир грозовой, тревожный, кипящий. Невозможно представить себе композиций более динамичных, более властно захватывающих зрителей в свой круговорот. Здесь и праотцы Ной, Иов, Мельхиседек, Макарий Египетский, подвижники и святые, и ангел, под чьими крыльями, как под шатром, приютился бы, кажется, весь мир. Суровы и страстны их лики, в них нет отрешенного спокойствия, они — само воплощение смятенного и ищущего духа.


2 Кремль - центр города

2.1 История становления кремля

Деревянный детинец в XI - XIII вв. (Приложение A).

Первое упоминание в летописях непосредственно об укреплениях в Новгороде относится к 1044 г.: "На весну же Володимир заложи Новъгород и сдела его". (Речь о Владимире Ярославиче – старшем сыне Ярослава Мудрого). Практически все ученые уверены, что какие-то оборонительные сооружения существовали и до 1044 г. Поселение к этому времени существовало и, естественно, не могло быть беззащитным. Даже в самом названии "Новгород" заложено понятие города, т. е. крепости. Так что упоминания Новгорода в летописях могут служить свидетельствами существования этих укреплений и в более раннее время. Так, например, Новгородская летопись под 1016 г. говорит о новгородцах, которые, боясь мести "иссеченых" варягов, "бежаша из града". Археологически поиски ранних городских укреплений пока не дали уверенного результата. Существует несколько предположений.

Ученые исходят из того, что местоположение укреплений должно было определяться топографической ситуацией. Среднюю часть новгородского кремля пересекал с запада на восток ручей, впадавший в реку Волхов. Остатки его в виде оврага существовали еще в XVII в. Исследованиями последнего времени выявлено, что в кремле имелся еще один ручей, проходивший с юго-запада от Златоустовской башни на северо-восток к владимирской башне. Его северный склон был обнаружен раскопками 1970 г. Г. М. Штендера и Б. Д. Ершевского у южной оконечности Никитского корпуса. Кроме того, раскопками М. X. Алешковского 1957 и 1959 гг. северо-западнее Владимирской башни был зафиксирован "естественный обрыв", т. е., вероятно, склон русла еще одного ручья. Таким образом, северная часть современного Кремля представляла собой дельту (образованную притоком Волхова с двумя рукавами), территория которой делилась на два участка с островным положением. Штендер предполагал, что самая первая крепость занимала срединную часть современного Детинца в секторе между Владимирской и Пречистенской башнями (т. е. центральный островок).

По мнению В. Л. Янина, древнейший Детинец находился в северо-западной части современного Кремля в районе Владычного двора (т. е. на северном островке). Того же мнения придерживается Э. А. Гордиенко, которая считает, что самым древним укреплением был Владычный двор. А, соответственно строительство Владимира Ярославича в 1044 г. было первым расширением укреплением и несомненно было связано со строительством огромного Софийского собора. Адо упомянуть, что высказывались и мнения о том, что первоначальный детинец был расположен в южной части кремля (в частности эту точку зрения высказывал С. Н. Орлов)

Раскопки земляного вала, проведенные М. X. Алешковским в 1957, 1959 и 1960 гг. под восточной частью Владимирской башни и западнее нее, с обеих сторон крепостной стены выявили интереснейшую внутривальную деревянную конструкцию. Это система городней — срубов из дубовых бревен, рубленных "в обло с остатком". Чашки врубок сделаны в нижних бревнах, что характерно для древних построек до XVI в. Городни делятся стенками на узкие клети и не соединяются друг с друг, а стоят рядом. Клети плотно засыпаны землей. Подобные городни обнаружены раскопками 1985 г. Г. М. Штендера и М. А. Вороновой юго-восточнее Лихудова корпуса. Кроме того, у Владимирской башни выявлено, что городни с наружной стороны укреплены вбитыми в землю кольями, а внешние (лицевые) стенки срубов состоят из необычайно толстых бревен диаметром 60—80 см. Они тщательно протесаны на 16—18 граней и укреплены с помощью также старательно обтесанных крюков — куриц (обработанных в виде крюка комлей с частью корня). Интересна система сопряжения куриц друг с другом: каждая нижняя курица одновременно держит вышележащую и врубленное бревно.

Крепость XI в. имела только двое ворот, к которым подходили главные магистрали Софийской стороны — Великая улица Неревского конца и Пробойная улица Людина конца. Первая шла к северным воротам, где позднее была проездная Федоровская башня, вторая—к южным воротам, которые находились, очевидно, в углу современных Митрополичьих покоев. Для оценки защитных свойств этой части Новгорода достаточно сказать, что в древности она возвышалась над долиной р. Волхов на 10 – 12 м, а над дном оврага на 5 – 6 м. К северо-восточной части современного Кремля, не входившей в самый древний Детинец, относился термин "кром" или "окром", встречаемый в летописных текстах. Рассказывая о походе Всеслава на Новгород в 1065 г., летопись Авраамки сообщает, что Новгород "пожже до окрома Неревского". Вероятнее всего, этот северо-восточный сектор был присоединен при увеличении Детинца в середине XI в., а название его по традиции сохранялось еще долгое время. Что же касается южной части современного Кремля, то в древности ее называли Околотком. Здесь еще в X—XI вв. существовали жилые усадьбы Людина конца. Следует отметить, что и позднее, когда Кремль был увеличен до современных размеров, в летописях XIV—XV вв. встречается обозначение этой части Детинца как Околотка.

Новый этап строительства крепости — ее расширение — относится к началу XII в. Это происходит при князе Мстиславе, сыне Владимира Мономаха, о чем сообщает Новгородская первая летопись под 1116 г.: "В то же лето Мстислав заложи Новгород болии перваго". Незадолго до этой даты, под 1097 г., имеется летописное сведение о том, что "погоре детинец город" — это, вероятно, ускорило строительство новой крепости.

По мнению большинства ученых в 1116 г. Детинец был увеличен в южную сторону и достиг размеров современного Кремля. Археологическими раскопками М. X. Алешковского 1956-1957 гг. и А. Н. Кирпичникова 1979 г. выявлено, что строение вала южной части Детинца отличается от вала XI в., обнаруженного в северной части. Основу его составляют не городни, а дерево-земляной массив с поперечными и продольными бревнами, не скрепленными друг с другом. Верхний слой вала состоит из глины. Он прослоен поперечными тонкими лежнями. Большинство бревен — вторичного использования, о чем свидетельствуют различные врубки. Скорее всего, это бревна от жилых и хозяйственных построек, находившихся здесь до сооружения вала.

Другого мнения относительно датировки вала южной части Детинца придерживаются Н. К. Стеценко и С. В. Трояновский, после раскопок поперек вала на месте обрушения стены, между Спасской и Княжой башнями, в 1992 — 1993 гг. Здесь впервые появилась возможность полностью прорезать земляной вал. В результате исследования был сделан вывод — весь кремлевский вал в этом месте (и земляное, армированное деревом ядро, и глиняные слои над ним) относится к одному строительному периоду с каменными стенами, т. е. к XV в. Слова же летописи о том, что "Мстислав заложи Новгород болии перваго" С. В. Трояновский толкует в том смысле, что были увеличены параметры (ширина и высота) существующего фортификационного сооружения, а площадь Детинца осталась прежней. Однако это мнение пока еще считается спорным и недостаточно обоснованным. Окончательно решить эту проблему позволят только будущие археологические раскопки с привлечением новых методов исследования.

Деревянный Детинец XI—XII вв. был для своего времени надежной крепостью. За весь период его существования только один раз он был захвачен врагом — полоцким князем Всеславом Брячиславичем в 1065 г. Деревянные крепостные стены, стоящие на валу, не раз горели и вновь восстанавливались. На протяжении XII — XIII вв. в летописях нет сведений, имеющих отношение к истории строительства Детинца, кроме сообщения под 1262 г., где говорится: "срубиша новгородцы город Нов, а с Литвою мир взяша", т. е. стены в это время были отстроены заново.

Каменный детинец в XIV - XV вв.

В течение XIV – XV вв. происходит постепенная замена деревянных укреплений Детинца каменными.

Начало превращения деревянного Детинца в каменную крепость относится к рубежу XIII—XIV вв. Это время оживления строительства в Новгороде после многих лет затишья, вызванного нашествием орд Батыя. Хотя Новгород избежал непосредственного разгрома и остался хранителем достижений русской культуры, многие десятилетия монгольского ига тягчайшим образом отразились на его социально-экономической жизни.

Под 1302 г. в новгородских летописях встречается сообщение: "Заложиша город камен Новуграду". Эту краткую запись исследователи истолковывают по-разному. М. Х. Алешковский связывал эту запись с известиями о сооружении нескольких надвратных церквей — Воскресенской (1296), Спасской (1297), Покровской (1305), Владимирской (1311). Он полагал, что известие о закладке каменного города могло означать строительство каменных проездных башен, у которых незадолго до этой даты или несколькими годами позже были сооружены надвратные каменные храмы. Это предположение противоречит мнению крупного специалиста по древнерусскому оборонительному зодчеству В. В. Косточкина, который считал, что для начала XIV в., да и всего этого столетия, характерны укрепления без башен или однобашенные крепости, а боевую основу крепостей составляют не башни, а стены.

Однако известен такой факт. В 1352 г. новгородские бояре и "черные люди" "били челом" архиепископу Василию, чтобы он в Орехове "нарядил костры", и он, по словам летописца, "ехав, костры нарядил", т. е. организовал строительство башен. Ореховская крепость той поры была каменной. Из этого следует, что в середине XIV в. в новгородских крепостях уже существовали башни и были они каменными.

Н. Н. Кузьмина и Л. А. Филиппова в книге "Крепостные сооружения Новгорода Великого", высказывают предположение, что это сообщение относится к строительству каменных укреплений Владычного двора, самой главной части Детинца, откуда и началась постепенная замена деревянных стен каменными.

Следующий этап строительства относится ко времени архиепископа Василия, крупного политического деятеля, который проявлял большую заботу об укреплении Новгородской земли. В 1331 — 1334 гг. владыка Василий возводит в камне прибрежный участок между Владимирской, Пречистенской и Борисоглебской башнями. Новгородская первая летопись трижды отметила это событие. О начале строительства свидетельствует запись под 1331 г.: "того же лета заложи владыка Василий город камен от святого Владимира до святой Богородицы, а от Богородицы до Бориса и Глеба".: Под 1333 г. сообщается о завершении сооружения каменной стены: "город каменный постави, поспешениями божьими, в два лета". И, наконец, под 1334 г. говорится о сооружении кровли (деревянной) над стеной: "город каменный покрыл владыка".

Остатки береговой стены были обнаружены с юга от Владимирской башни в 1960 г. М. X. Алешковским. Он высказал мнение, что это стена архиепископа Василия, которая была построена ближе к Волхову, нежели существующая стена Кремля. В 1981 г. А. Н. Кирпичникову удалось проследить продолжение этой стены и вскрыть ее на протяжении 60 м. Дальше стена обрывалась. Она стояла не на валу XI в., а у его подножия, т. е. на 19—20 м ближе к берегу Волхова.

Вывод А. Н. Кирпичникова о том, что каменная стена 1331 — 1334 гг. проведена по новой линии, закрепился в последующей литературе. Ученые стали считать, что с 30-х гг. XIV в. и до конца XV в. план Детинца имел более овальную форму. Однако А. В. Воробьев предполагал, что обнаруженная стена — не основная стена Детинца начала XIV в., а подпорная стенка, предохраняющая его от наводнения, или стена захаба.

Возобновление каменных работ в Детинце происходит во второй половине XIV в. Изгнав шведов из Вотской земли, освободив Орехов и укрепив его еще больше, новгородцы приступили к поновлению каменного Детинца в самой столице.

Как сообщает летопись Авраамки под 1361 г., на серебро, скопленное в Софии владыкой Моисеем, "в Новгороде город каменный учиниша выше". Под той же датой в Рогожском летописце даются сведения, что "в Великом Нове-городе около города копали ров, да вал рубя насыпали". Под 1373 г. в Никольской летописи также есть сведения о работах возле Детинца: "копаша ров около Детинца". Судя по этим летописным данным, трудно сказать, какие именно работы проводились в Кремле в эти годы. Может, и стены делали выше, и валы подсыпали, и какую-то часть территории поднимали. В дальнейшем, вплоть до чала XV в., работы по строительству Каменного города прекратились, т. к. все силы в это время были направлены на сооружение Окольного города.

Строительство Каменного города возобновилось при владыке Иоанне, на что под 1400 г. указывает Новгородская первая летопись: "заложи владыка Иоанн детинец город камен от святого Бориса и Глеба". Как видно из этой записи, строительство ведется с того места, где оно закончилось в 1334 г., — от Борисоглебской башни. Возможно, поводом к этому послужил сильный пожар 1394 г.

Постепенная замена деревянного Детинца на каменный, происходившая с перерывами более столетия, завершилась, очевидно, в 30-е гг. XV в. В течение первых трех десятилетий этого столетия в камне был возведен участок Кремля от Борисоглебской башни до Воскресенских ворот. Он сомкнулся с каменной крепостной стеной Владычного двора, сооруженной еще, по всей вероятности, в начале XIV в. Строительство каменных стен и башен на этом участке подтверждают раскопки М. X. Алешковского, который обнаружил остатки построек начала XV в. — каменной крепостной стены, перевязанной с Дворцовой башней, и отходящих к Спасской, и остатки стен у Златоустовской башни. Г. М. Штендер также находил остатки кладки начала XV в. к югу от Воскресенской арки. Кроме того, все это вполне увязывается с летописными сообщениями о строительстве на этом участке надвратных храмов — Покровской церкви в 1389 г. и Воскресенской в 1398 г., которые возводились при сооружении башен.

Прибрежные стены 1331 — 1334 гг. от Владимирской башни до Борисоглебской, к 30-м гг. XV в. уже изрядно обветшали, о чем свидетельствует падение участка у Софийской звонницы в 1437 г.: "...той весне вода подмывала у Детинца город и оползевала земля от стены и падеся стена камена и колоколница от Волхова". Через два года эта часть стены и колокольня были восстановлены.

Под 1450 г. летопись Авраамки сообщает: "почал владыка Еуфимий Детинец покрипливати и поставил на городе часозвон". "Покрипливати" означает произвести починку. Летописное известие скорее всего относится к перестройке каменных укреплений, возведенных вокруг древнейшей крепости — Владычного двора. Г. М. Штендер считал, что Владычный двор еще до конца XV в. имел каменные крепостные стены и башни. По его мнению, две круглые кремлевские башни, сильно отличающиеся от других башен Детинца, задуманы и сооружены Евфимием как составная часть архиепископского замка.

Обновление детинца в конце XV вв.

Следующее грандиозное обновление Кремля было связано с важнейшими событиями для исторической судьбы Новгорода - присоединением его к Москве. Это произошло в 1478 г. при великом князе Иване III. Новгород вошел в Московское государство не только как важный экономический центр огромной территории, но и как могучая крепость на северо-западных рубежах Руси. Вскоре после падения независимости его оборонные сооружения были подвергнуты реконструкции, т. к. не вполне соответствовали военной технике того времени. Это обстоятельство и вызвало коренную перестройку Кремля.

Хотя не прошло и века со времени последней перестройки Детинца и его стены и башни явно еще не успели обветшать, они устарели морально. В связи с развитием артиллерии бойницы Детинца оказались недостаточно удобными для размещения в них огнестрельного оружия.

Как сообщает Софийская первая летопись под 1484 г., повелением великого князя Ивана Васильевича «начаша здати в Великом Новгороде город камен детинец по старой основе». Реконструкция была предпринята на совместные средства Ивана III и новгородского архиепископа Геннадия: «на две части великого князя денги, а треть владыка своими денгами». На средства архиепископа, очевидно, реконструировались укрепления Владычного двора.

Окончание этого строительства Новгородская третья летопись XVII в. относит к 1490 г. Дата завершения постройки кремля, таким образом, нуждается в специальном анализе, который был провеедн В.Л. Яниным в своей статье «О продолжительности строительства Новгородского кремля конца XV в.» В.Л. Янин заметил, что в связи с окончанием строительства детинца состоялся крестный ход вокруг его новых стен, подробно описанный в Новгородской второй летописи XVI в., которая относит его к 8 декабря 7008 г., «в неделю», т. е. в воскресенье. В первом издании этого свода Я. И. Бередников предложил исправить указанную дату на 7001 г. на том основании, что в 7008 г. «пасха была 19 апреля, а 8 декабря во вторник, в 7001 же году Последнее число приходилось на воскресенье». Между тем это исправление совершенно неосновательно. Я. И. Бередников не принял во внимание, что Новгородская вторая летопись пользуется сентябрьским циклом летосчисления. А это значит, что показанному ею 7008 г. в современном счислении соответствует время с сентября 1499 г. по август 1500 г. 8 декабря, следовательно, нужно отыскивать не в 1500 г., в котором оно действительно падает на вторник, а в 1499 г., когда оно соответствовало воскресенью (пасха в этем году была 31 марта). Иными словами, крестный ход в полном соответствии с показанием Новгородской второй летописи состоялся 8 декабря 7008 г. в воскресенье, но эта дата тождественна 8 декабря 1499 г. Это подтверждают и наблюдения над составом московских должностных лиц, принявших участие в шествии 8 декабря. Таким образом можно уверенно утверждать, что работы, начатые в 1484 г., продолжались полтора десятка лет и закончились в 1499 г.

Перестройка Детинца была столь значительной, что фактически он был построен заново. И все-таки строители крепости оказались связанными его древним планом. Не случайно летописец подчеркнул, что новый Детинец выстроили «на старой основе». Археологические исследования подтвердили это: стены и башни поставлены на прежние места.

В конце XV - начале XVI в. московское правительство приглашало из Италии славившихся своим искусством «стенных», «пушечных» и иных мастеров. В те же годы, что и новгородский Кремль, при участи итальянских специалистов (Пьетро Антонио Солари, Алевиза Фрязина) строится московский Кремль (1485-1495). В связи с этим следует упомянуть утверждение английского историка Уильяма Кокса, посетившего Новгород в 1778 г., который писал, что Кремль был построен «итальянским архитектором Соляриусом из Милана по приказу Ивана Васильевича I». Насколько это сведение верно, судить трудно. Но даже если Пьетро Солари действительно имел какое-то отношение к строительству новгородского Кремля, то его роль была, вероятно, не столь значительна, т. к. ни одна из новгородских летописей не упоминает его имени. И все же в любом случае - участвовал или нет итальянский специалист в возведении новгородского Кремля - отрицать влияние итальянской военно-оборонительной архитектуры на архитектуру Каменного города конца XV в. нельзя. Но при этом нужно учитывать, что оно накладывалось на богатейший опыт древних строительных традиций Новгорода.

2.2 Башни кремля

Владимирская башня находится в северо-восточной части кремля и обращена к Волхову, свое название получила по несохранившейся надвратной Владимирской церкви. Башня отличается декоративностью: она имеет пять ярусов, в каждом из которых устроены бойницы, их четкий ритм подчеркивается кирпичными валиками – «бровками». Восточный фасад опоясывает декоративное «полотенце» из кирпичей. По обеим сторонам наружной стены башни расположены два вкладных каменных креста – большой и малый.

Пречистенская башня, через которую выходили к Волховскому мосту, не сохранилась, на ее месте соорудили проездную арку.

В южной части кремля стояла также не сохранившаяся до наших дней Борисоглебская башня. Дворцовая башня, расположенная на юго-востоке кремля, была одной из красивейших, свое название она получила от находившегося вблизи житного двора (дворца).

Верхнюю часть стен башни украшают орнамент и три круглые розетки. Фундамент башни сложен в 1400 году из каменных блоков - валунов, скрепленных известковым раствором с примесью битого кирпича. Из башни можно было выйти на верхнюю часть стены. Внутри башни в нижних участках сводов существует орнамент, состоящий из сочетания треугольников, ромбов, кругов с лопастями, сеток и т.д, выполненный красно-коричневым цветом.

Спасская башня была проездной - соединяла кремль с Людиным концом Новгорода. Название башни идет от надвратной церкви Спаса, построенной в 1297 году. В древности в нижнем ярусе башни имелись водяные ворота, сохранился их пролет. Башню украшают три круглые кирпичные розетки и «полотенце». Над четырехгранным шатром башни высится маленькая смотровая беседка.

С западной стороны кремля не было естественной преграды, поэтому здесь сделали ров длиной более одного километра. Ширина верхней части рва – 40-50 метров, нижней – 18-20, глубина достигала12-14 метров.

Первая башня на этой стороне - Княжная, построенная в XV веке. По внешнему облику башня Княжная близка Дворцовой. Башня была шестиэтажной и так же как и Дворцовая, с двух сторон имеет выходы на стены.

Самая высокая башня кремля – Кокуй (41 метр). Ее название, очевидно, происходит от голландского слова «коке» - «смотри». Верхнее помещение башни служило наблюдательной площадкой – «осмотрительной башней для всего города».

У Покровской башни много особенностей: она далеко выступает за линию крепостной стены, более низкая и широкая, чем остальные башни, толщина нижней части достигает трех метров.

Златоустовская башня в 16-м веке была тюрьмой и носила название Тюремной, или Чертовой. Название Златоустовской закрепилось за ней в 17-м веке, так как неподалеку находилась выстроенная еще в 14-м веке церковь Иоанна Златоуста.

К северу от Златоустовской башни находится широкая проездная башня, сооруженная на месте проездной Воскресенской башни.

Башни Федоровская и Митрополичья отличаются от всех других башен детинца своей формой – они круглые в плане. Митрополичья вплоть до 17-го века называлась Круглой, или Красной, Федоровская получила свое название от надвратной церкви Федора, пристроенной к ней в 1233 году. В древности Федоровская башня была проезжей. Существующая круглая башня, сооруженная, по-видимому, в конце 15-го века, проезжих ворот не имеет.

Архитектурные и технические особенности башен.

Из двенадцати башен, которые имелись в Детинце XV в., до нашего времени сохранились лишь девять: Дворцовая, Спасская, Княжая, Кукуй, Покровская, Златоустовская, Митрополичья, Федоровская и Владимирская.

Не все принятые ныне названия башен исторические. Наименования “Дворцовая”, “Княжая”, “Кукуй”, “Митрополичья” введены авторами краеведческой литературы сравнительно недавно, на рубеже XIX-XX вв., но мы ими пользуемся, поскольку в материалах XVII-XVIII вв. устойчивых названий они так и не получили.

Большинство башен реставрировано в первоначальных формах конца XV в. (за исключением Кукуя и Покровской). Они, как и крепостные стены, были сложены из плитняка и камней и имели кирпичную лицевую поверхность. Башни являлись главными узлами артиллерийской обороны. Они выступали за линию крепостных стен, что позволяло вести фланкирующий огонь из бойниц на боковых фасадах. Бойницы устраивались со всех сторон башен. Часть из них была нацелена внутрь Детинца. Таким образом строители позаботились не только о внешней защите, но предусмотрели и тот случай, если противник ворвется в крепость. Башни были проезжими и глухими. Они различались по своим размерам, архитектурным формам и планам.

В XV в. проезжих башен было пять - Пречистенская, Спасская, Покровская, Воскресенская и Владимирская. Из них в настоящее время сохранились лишь две - Спасская и Владимирская. Пречистенская и Воскресенская башни утрачены (на их месте проезжие арки), а Покровская башня при перестройке превращена в глухую.

Проездные башни по сравнению с глухими значительно выступают вперед, а их внутренние фасады находятся на одной линии с крепостными стенами. Такое расположение проездных башен объясняется тем, что внутри Кремля к ним примыкали надвратные храмы и строители вынуждены были с этим считаться. Проезжая часть башен находится ниже фундамента крепостных стен.

Глухие башни - Дворцовая, Княжая, Златоустовская и Кукуй - квадратные в плане, Митрополичья и Федоровская - круглые. В отличие от проездных, они поставлены посередине крепостных стен и имеют почти равные выступы внутрь и наружу от примыкающих к ним стен. Внутри каждая башня разделялась на пять или шесть ярусов. У большинства из них нижний ярус имел сводчатое каменное перекрытие, остальные - деревянные. Ярусы башен соединялись между собой деревянными лестницами. Каждая из башен имела выходы на боевой ход крепостной стены. Нижние ярусы могли использоваться для хранения боеприпасов. Башни, кроме того, были снабжены устройствами для подъема орудий и боеприпасов.

Несмотря на сугубо военное назначение, башням новгородского Кремля не присуща холодная суровость. Все они отличаются выразительными, стройными пропорциями. Их стены не вертикальны, а из-за утоньшения кверху они слегка наклонены к центру. Большинство башен имеет декоративное убранство. Особая торжественность, праздничность Кремля - свидетельство влияния культовой и гражданской архитектуры на крепостную.

Отличительной чертой новгородского Детинца было строительство надвратных церквей. Все пять проездных башен в XV в. имели надвратные храмы. Они венчали ворота, примыкая изнутри к башням.

По мнению С. Н. Орлова и А. В. Воробьева, “в большом количестве надвратных церквей в башнях военно-оборонительного укрепления проявлялась особая роль главы новгородской церкви, который со II половины XII века до присоединения к Московскому государству имел над Кремлем особую власть, принимая самое активное участие в строительстве и укреплении Кремля”. Действительно, почти все надвратные храмы были построены владыками: церковь Ризоположения (Богородицкая) - архиепископом Мартирием, церковь Воскресения- архиепископом Климентом, позднее Иоанном, церковь Владимира - архиепископом Давыдом. О строителе надвратной Федоровской церкви летописи не сообщают, но поскольку храм сооружен во Владычном дворе, то вполне логично предположить участие в строительстве архиепископа. И только Покровская надвратная церковь была построена Семеном Климовичем, который одновременно со своим братом Андреем был кончанским представителем Прусской улицы в новгородском посадничестве. И это неудивительно - Покровская церковь с проездной башней находилась в южной части Кремля - Околотке, которая по сложившейся традиции принадлежала представителям светских властей - наместникам, воеводам.

2.3 Грановитая палата

С древних времен круглые башни защищали обособленную северо-западную часть кремля – Владычный двор, который являлся резиденцией архиепископа. Одно из самых значительных сооружений Владычного двора — трехэтажная Грановитая палата. Построена она епископом Ефимием в 1433 году, о чем сообщает летопись того времени : «Того же лета постави преподобный нареченный владыка Еуфимей полату в дворе у себя, а дверий у нее 30, а мастеры делали немычкыи из Заморья, с новгородскими масторы». Время исказило первоначальный ее облик, который, однако, можно представить себе по отдельным сохранившимся деталям. Так, в верхней части стены сохранились следы старинных парных стрельчатых окон. Широкие прямоугольные окна сделаны в более позднее время. Лучше всего сохранились интерьеры палаты, особенно ее парадный зал на третьем этаже. В палате заседал суд.

Парадный зал Грановитой палаты перекрыт сводом, опирающимся на массивный столб, стоящий в центре помещения. Поверхность свода покрыта гранями — нервюрами. От этих граней и происходит, очевидно, название палаты. Нервюры — характерная особенность готической архитектуры, свидетельствующая о том, что палата сооружалась при участии зарубежных мастеров.(Приложение С).

Это здание — свидетель многих исторических событий. Здесь заседал не только суд, но и боярский «совет господ». Решения совета закреплялись грамотами с печатями его членов. «Совет господ» состоял из посадника, епископа, кончанских старост , сотских.

В 1478 году здесь прозвучал грозный указ Ивана III о присоединении Новгорода к Москве: «А вечевому колоколу в отчине нашей в Новгороде не быти, посаднику не бытии государство нам свое держати». В 1570 году здесь состоялся известный пир Ивана Грозного, на котором московский царь отпраздновал «свадьбу» своего противника — новгородского епископа Пимена. В «жены» Пимену была отдана лошадь. Пимена обрядили шутом, посадили на лошадь, дали в руки гусли и отправили в Москву, где он был заточен в тюрьму. После этого царь жестоко расправился с непокорными новгородцами. Эти события отразились в легенде, согласно которой Волхов не замерзает в самые суровые зимы, потому что при Иване Грозном в Новгороде было пролито много горячей крови.

В настоящее время Грановитая палата является музеем. В музейной экспозиции представлены сокровища русского прикладного и ювелирного искусства. Здесь можно увидеть изделия XIXII веков и вещи XVIIXVIII столетий. Великолепны знаменитые перегородчатые эмали XII века. О высоком искусстве древних новгородских мастеров-серебряников свидетельствуют кратиры Софийского собора (ритуальные сосуды для вина). На кратирах сохранились имена их владельцев - Петра и жены его Марьи, Петрилы и жены его Варвары. На этих же кратирах вырезаны и имена их создателей - мастеров Константина и Братилы. Кратиры созданы в XII веке. К этому же времени относятся Малый и Большой сионы — символические изображения «матери всех церквей» - храма Воскресения Христа в Иерусалиме.

В Грановитой палате хранится много культурных ценностей. Среди них не только церковная утварь, оклады икон и евангелий, предметы церковного облачения, но и драгоценнейшие памятники древней русской письменности, как, например, Мстиславова жалованная грамота на пергаменте начала XII века, переписка местных монастырей XVIXVII веков, новгородские свинцовые печати, местные и привозные монеты XIVXV веков. Все эти изделия свидетельствуют о высокой и многообразной культуре древней Руси.


Заключение

По началу постройки Новгорода были сплошь деревянными - крепость, жилые и хозяйственные постройки, церкви, мостовые и водоотводные трубы были срублены из бревен. Древние новгородцы славились как искусные плотники и даже на бой ходили с топорами. Весь город делился на пять концов-районов: Славенский, Плотницкий, Людин (Гончарский), Неревский и Загородский. Планировка города шла от центра - Детинца. Улицы лучами расходились от него, а параллельные Волхову улицы назывались «пробойными». Все они, по сути, являлись самоуправляющимися общинами внутри концов и одновременно отдельными церковными приходами. Поэтому на каждой улице было по церкви, а часто и не по одной.

Внутри города и в его окрестностях процветали десятки монастырей, в которые уходили в старости многие новгородцы. За свою многовековую историю Новгород неоднократно перестраивался, перепланировались улицы, изменялась застройка. На смену деревянным зданиям пришли каменные, первым из которых стал собор Святой Софии - Премудрости Божьей. К сожалению, далеко не все из памятников средневековой архитектуры дожили до наших дней. Город сильно пострадал и при Иване Грозном, и от оккупации шведами.

Археологическими раскопками вскрыты в разных районах города комплексы разновременных деревянных сооружений, которые позволяют составить некоторое представление о новгородской деревянной архитектуре. Архитектурный ансамбль древнего Новгорода складывался в основном из деревянных жилых и хозяйственных построек, среди которых возвышались каменные храмы, оборонительные сооружения и хоромы знати. Но нередко и эти постройки рубились также из дерева.

А из 200 с лишним церквей в черте города сохранились только 38, хотя по сравнению с другими русскими городами и это немало, и благодаря этим постройкам город называют "русской Флоренцией": ни один из древнерусских городов не сохранил такого множества архитектурных сооружений с древней настенной живописью.

Поэтому, в работе было отображено все богатство и красота архитектуры этого удивительного города этого периода на примере уникального Новгородского Кремля, самого древнего на Руси храма Святой Софии, многих церквей с уникальными иконостасами - тех памятников, без которых невозможно представить историю Руси.


Список используемой литературы

  1.  Каргер М.К. Новгород Великий. - Л-М.: ГИ " «Искусств», 1961. -  309 с.
  2.  Антонов Н.А., Вахрушев Н.И., Вязинин И.Н. и др Достопримечательности Новгорода./Н.М - М.: Иванов-Лениздат, 1982. -  73 с.
  3.  Рождественская Л.А. Новгородский кремль. - М.: Лениздат, 1980. -  184 с.
  4.  Афонькин С.Ю. Древнерусская архитектура - СПб.: Кристалл, 2002. -  95 с.
  5.  Губарева М.В., Низовский А.Ю. Сто великих храмов мира. - М.: «Вече», 2005. - 511 с.
  6.  Алешковский М. Х. Новгородский Детинец 1044 – 1430-х гг. (по материалам новых исследований) / Архитектурное наследство. №14. - М.: 1962. - 25 с.
  7.  Кирпичников А. Н. Кремли России и их изучение. / Кремли России. Материалы и исследования. Вып. XV. - М.: 2003. - 52 с.
  8.  Кузьмина Н. Н., Филиппова Л. А.  Крепостные сооружения Новгорода Великого - СПб.: 1997. - 215 с.
  9.  Трояновский С. В. О некоторых результатах раскопок в Новгородском Кремле в 1992 – 96 гг. / Новгород и новгородская земля. История и археология. - М.: 1998. - 70 с.
  10.  Янин В. Л. О продолжительности строительства новгородского кремля конца XV в. / Советская археология. - М.: 1978. - 260 с.
  11.  Пронштейн А. Великий Новгород в XVI веке. Харьков: Издательство Харьковского государственного университета, 1957. - 42 с.


П
риложение A

(рекомендованное)

Софийский собор (1045-1050гг.)


П
риложение B

(рекомендованное)

План кремля на рубеже XVII - XVIII в.

Утраченные башни: 1 - Пречистенская (Богородицкая), 2 - Борисоглебская, 3 - Воскресенская.

Существующие башни: 4 - Дворцовая, 5 - Спасская, 6 - Княжая, 7 - Кокуй (Кукуй), 8 - Покровская, 9 - Златоустовская, 10 - Митрополичья, 11 - Федоровская, 12 - Владимирская.

13 - Тайничные водяные ворота, 14 - Боярские водяные ворота.

Приложение С

(рекомендованное)

Угол грановитой палаты XI в.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17844. Реформы Петра Великого. Модернизация и европеизация России 103.72 KB
  Особенностью первого этапа были спешка и не всегда продуманный характер, что объяснялось ведением Северной войны. Реформы были нацелены прежде всего на сбор средств для ведения войны, проводились насильственным методом и часто не приводили к желаемому результату. Кроме государственных реформ на первом этапе проводились обширные реформы с целью модернизации уклада жизни. Во втором периоде реформы были более планомерными.
16602. Развитие кластерных взаимоотношений в ИТ-секторе Нижнего Новгорода 14.32 KB
  Методология проведения проекта подразумевает проведение интервью с предполагаемыми участниками сектора. В результате проведенных интервью с руководителями IT-компаний было выявлено что половина компаний сектора небольшие – менее 100 человек а свыше 1000 сотрудников имеет только одна компания. Для развития IT-сектора наиболее важным фактором является наличие трудовых ресурсов.
11737. Изучение и характеристика государственного и общественного строя средневекового Новгорода 52.33 KB
  В благоприятном положении Новгорода у истоков Волхова заключались противоречия его будущего: с одной стороны Киев мать городов русских всегда следил за своим новым городом. Выгодное географическое положение Новгорода способствовало развитию внешней торговли которая была делом не только купцов но и бояр и новгородской церкви. Цель данной работы: изучение и характеристика государственного и общественного строя средневекового Новгорода. Задачи которые необходимо решить: 1 Кратко проследить основные причины распада Киевской Руси и...
4593. Архитектура предприятия 22.73 KB
  Теоретические аспекты архитектуры предприятия. Ключевые элементы архитектуры предприятия. Архитектура предприятия это наиболее общее и всестороннее представление предприятия как хозяйствующего субъекта имеющего краткосрочные и долгосрочные цели ведения своей основной деятельности определенные миссией на региональном и мировом рынке и стратегией развития внешние и внутренние ресурсы необходимые для выполнения миссии и достижения поставленных целей а также сложившиеся правила ведения основной деятельности бизнеса. Теоретические...
19556. Сталинский вертикализм и архитектура 24.72 KB
  Для того чтобы уяснить специфику собственно советского пути и формообразования и содержания советской архитектуры нужно изучать ограничения и предписания которые накладывались общегосударственной организацией профессиональной деятельности на образ мыслей конкретных мастеров. и с другой - планы квартир сталинского ампира содержащих террасы гостиные комнаты для домработниц и проч.: Неоклассицизм неоклассика термин принятый в советском искусствознании для обозначения различных по социальной направленности и идеологическому...
17255. Храмовая архитектура Москвы 595.99 KB
  Яркая окраска кирпичных стен церкви Троицы расчлененных нарядной декоративной отделкой из белого резного камня и цветных поливных изразцов покрытие из белого немецкого железа золотые кресты на зеленых черепичных главках все вместе взятое создавало неотразимое впечатление...
13405. Архитектура Старовавилонского царства 528.04 KB
  Центром ее был город Вавилон Бабили означает Ворота бога цари которого во II тыс. Расцвет Старовавилонского царства пришелся на время правления шестого царя I Вавилонской династии Хаммурапи. При нем Вавилон из небольшого города превратился в крупнейший экономический политический и культурный центр Передней Азии.
803. Архитектура гостиничного предприятия 36.04 KB
  Архитектурные аспекты построения и размещения гостиниц. Роль интерьера и дизайна гостиниц на гостиничное предложение. Введение Специфика гостиниц заключается в многообразии функций этих объектов. Благоприятные условия жизнедеятельности человека в гостиницах обеспечиваются благодаря созданию комфорта как в самом здании гостиницы так и на территории прилегающей к ней.
7046. Архитектура и структура ПК. Принцип фон Неймана 9.14 KB
  ПК называют относительно недорогой универсальный микрокомпьютер, рассчитанный на одного пользователя. Современные ПК проектируются на основе принципа открытой архитектуры.
9225. АРХИТЕКТУРА И ЭЛЕМЕНТНАЯ БАЗА ЛОКАЛЬНЫЕ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ СЕТЕЙ ЛА 150.96 KB
  Наступившие XXI столетие и третье тысячелетие все настойчивее ставят вопрос: какие летательные аппараты (ЛА) истребительной авиации обеспечат превосходство в воздухе? На поставленный вопрос следует однозначный ответ - ими станут истребители следующего, 5-го поколения, реактивной эры авиации. Провести четкую грань между поколениями ЛА трудно и не всегда возможно. Да и сама смена поколений процесс довольно медленный.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.