Уголовно-правовая охрана интересов семьи

В юридической науке вопросы защиты семьи материнства и детства как правило рассматриваются при исследовании социального государства а также в работах посвященных семейному гражданскому жилищному праву социального обеспечения и другим отраслям. Теоретической основой исследования явились труды ученых в области уголовного права и криминологии: А. Нормативно-правовую основу исследования составили Конституция Российской Федерации международно-правовые документы в том числе Конвенция о правах ребенка 1989 г. Неисполнение полный отказ от...

2015-09-14

70.76 KB

75 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


ОГЛАВЛЕНИЕ

[1] ОГЛАВЛЕНИЕ

[2]
ВВЕДЕНИЕ

[3]
Глава 1 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА  О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ СЕМЬИ

[3.1] 1.1 Основные этапы  развития уголовного законодательства о преступлениях против интересов семьи

[3.2] 1.2 Характеристика уголовного законодательства о преступлениях против  интересов семьи  современного периода

[4]
Глава 2 ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ИНТЕРЕСОВ СЕМЬИ

[4.1] 2.1 Уголовно-правовая  характеристика преступлений, касающихся   нарушения тайны и действующего закона при усыновлении (удочерения)

[4.2] 2.2 Уголовно-правовая характеристика преступлений, касающихся неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, а также злостного  уклонение от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей

[5] Глава 3 ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ИНТЕРЕСОВ СЕМЬИ

[5.1] 3.1 Основные  проблемы уголовной ответственности за преступления против семьи

[5.2] 3.2 Вопросы совершенствования уголовного законодательства, касающегося охраны интересов семьи

[6]
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[7]
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В последнее время все больше внимания в России уделяется защите семьи, материнства и детства.  В связи с пережитым мировым экономическим кризисом, в Российской Федерации охрана указанных ценностей становится наиболее актуальной, так как сегодня в России семья и дети испытывают социальные и экономические потрясения, которые затрагивают практически все общество. В связи с этим ученые также обращаются к этим проблемам в своих исследованиях. Однако комплексных научных разработок в этой сфере отношений не существует, а те научные работы, которые имеются, затрагивают лишь отдельные аспекты данной тематики.

Правоустанавливающие положения о поддержке семьи, материнства и детства находят свое развитие во многих международно-правовых актах, в Конституции Российской Федерации, в конституциях многих зарубежных стран, а также  в федеральных нормативно-правовых актах, определяют основное направление государственной семейной политики. Учитывая острейшую необходимость возрастания роли семьи, материнства и детства в российском обществе, необходимым является усиление конституционной базы защиты данного института.

Необходимость совершенствования законодательства в сфере конституционной защиты семьи, материнства и детства подтверждает актуальность исследования.

Защите интересов семьи и несовершеннолетних в Уголовном кодексе РФ посвящена отдельная глава 20. Ответственность за посягательства на интересы несовершеннолетних, но не семьи в целом установлена и в других главах Уголовного кодекса, но не в качестве самостоятельных составов преступлений, а лишь как квалифицированные их виды. Поэтому, уровень уголовно-правовой охраны семьи остается явно недостаточным, так как в последнее время наблюдается неуклонный рост преступности в этой сфере отношений.

Несмотря на имеющиеся исследования по этим вопросам многими авторами, имеется необходимость более углубленного изучения как законодательного, так и практического опыта с целью совершенствования уголовного законодательства в этом направлении.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с обеспечением права на защиту семьи уголовно-правовыми средствами в Российской Федерации.

Предмет исследования составляют конституционные и уголовно-правовые нормы, направленные на защиту и охрану интересов семьи, а также практика их применения, а именно материалы судебной и следственной практики, литературные источники, посвященные исследуемым в работе проблемам, а также анализ зарубежного уголовного законодательства.

Степень научной разработанности темы. В юридической науке вопросы защиты семьи, материнства и детства, как правило, рассматриваются при исследовании социального государства, а также в работах, посвященных семейному, гражданскому, жилищному, праву социального обеспечения и другим отраслям. К комплексным исследованиям в рамках конституционного права можно отнести работы Л.В. Саенко, О.В. Кузнецовой, однако эти работы не охватывают проблем уголовно-правовой охраны семьи.

В законодательстве Российской Федерации не существует определения семьи, дискуссионным является также содержание правовых категорий «охрана семьи» и «защита семьи». Недостаточно исследована нормативно-правовая база, регулирующая вопросы защиты семьи, материнства и детства, в том числе и на уровне субъектов РФ.

Тематике уголовно-правовой охраны семьи посвящены работы многих ученых, однако в представленном исследовании разрабатываются проблемы защиты семьи с позиции конституционного и уголовного права.

Теоретической основой исследования явились труды ученых в области уголовного права и криминологии: А.Е. Волковой, В.М. Волошина, Н.И. Ветрова, А.А. Гравиной, И.К. Дзуцева, A.M. Джоробековой, Э.Н. Жевлакова, А.Н. Игнатова, В.П. Кашепова, Т.О. Кошаевой, А.Н. Красикова, Л.Л. Кругликова, Е.В. Кушпель, В.С. Савельевой, Ю.В. Николаевой, М.С. Нарикбаева, А.В. Макарова, Ю.Е. Пудовочкина, П.Н. Путилова, Е.Е. Пухтий, О.В. Пристанской, К.К. Сперанского, Н.И. Трофимова, А.И. Рарога, В.И. Руднева, В.В. Тимощенко, И.Н. Туктаровой, А.Я. Тупицы, Ю.В. Усковой, В.Б. Хатуева, П.С. Яни и др.

Целью исследования является исследование права на защиту семьи в уголовном законодательстве России.

Названная цель обусловила постановку следующих задач:

  •  сформулировать основные этапы  развития уголовного законодательства о преступлениях против интересов семьи;
    •  дать характеристику уголовного законодательства о преступлениях против  интересов семьи  современного периода;
    •  дать уголовно-правовую  характеристику преступлений, касающихся   нарушения тайны и действующего закона при усыновлении (удочерения);
    •  привести уголовно-правовую характеристику  преступлений, касающихся  неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, а также злостного  уклонение от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей;
    •  выделить основные  проблемы уголовной ответственности за преступления против семьи
    •  сформулировать вопросы совершенствования уголовного законодательства, касающегося охраны интересов семьи.

Методологическая основа исследования. В процессе исследования использовались общенаучные методы: описание и сравнение; методы теоретического исследования: анализ, синтез, аналогию; отраслевые методы: логико-юридический, сравнительный правовой анализ, социологический, формально-логический и частнонаучный метод исследования – нормативно-правовой, системный, структурно-функциональный, технико-юридический, формально-юридический.

Нормативно-правовую основу исследования составили Конституция Российской Федерации, международно-правовые документы, в том числе Конвенция о правах ребенка 1989 г., конституции стран Европы и стран СНГ, Семейный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, федеральные нормативные правовые акты, ведомственные нормативные акты, акты субъектов Российской Федерации, решения Конституционного Суда, руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ, проведен обзор обращений к  Уполномоченному по правам ребенка в городе Москве, а также изучены уголовные дела из архива Верховного Суда РФ и Московского городского суда.

 Положения выносимые на защиту.

1. Исходя из криминогенных реалий, сложившихся в обществе, содержание иных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, требует дальнейшей дифференциации и законодательного уточнения. В связи с этим предлагается новая редакция ст. 156 УК РФ:

«1. Неисполнение (полный отказ от выполнения) обязанностей по уходу за несовершеннолетним и его воспитанию родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним,  – наказывается…

2. То же деяние, а также ненадлежащее исполнение обязанностей по уходу за несовершеннолетним и его воспитанию родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, совершенные:

а) в отношении двух и более лиц;

б) группой лиц, –

наказываются…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья несовершеннолетнего, – наказываются…»

2. Вследствие распространенности жестокого обращения с несовершеннолетними в обществе и необходимости пресечения дальнейшего развития отмеченной тенденции следует ввести отдельный состав преступления (ст. 156.1 УК РФ), предусматривающий ответственность за данное правонарушение совершеннолетними лицами, не указанными в ст. 156 УК РФ. Диспозиция этой уголовно-правовой нормы должна содержать примерный перечень тех действий, которые следует отождествлять с жестоким обращением с несовершеннолетним. При этом под жестоким обращением с несовершеннолетним должно пониматься: физическое и психическое насилие, выражающееся в причинении нравственных страданий несовершеннолетнему; грубое, пренебрежительное отношение к несовершеннолетнему, а равно унижение его человеческого достоинства, оскорбление; эксплуатация несовершеннолетнего. Подобная новация позволит также решить актуальный ныне для практики вопрос, состоящий в неоднозначной трактовке понятия «жестокое обращение», ориентировав судей и работников правоохранительных органов на конкретные критерии отнесения действий к жестокому обращению.    

Предложено построение более совершенной системы уголовно-правовых норм, направленных на охрану семьи.

Проведено обоснование новой классификации таких преступлений, объединенных одним видовым (групповым) объектом.

Выявлена необходимость дополнения системы объектов, предусмотренных статьей 2 УК РФ еще одним «интересы семьи и несовершеннолетних».

Предложено предусмотреть более серьезную уголовную ответственность за ряд преступлений против семьи путем конструирования в ряде составов квалифицированных признаков.


Глава 1 УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА  О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ СЕМЬИ

1.1 Основные этапы  развития уголовного законодательства о преступлениях против интересов семьи

В древнерусском праве (Русская Правда XI-XV вв., Судебники 1497, 1550 гг.) не рассматривались интересы семьи и несовершеннолетних в качестве самостоятельных объектов уголовно-правовой охраны и не предусматривались нормы об ответственности за деяния, посягающие на интересы семьи и несовершеннолетних. Это, по мнению В. О. Ключевского, объясняется рядом причин: во-первых, тем, что законодатель воспроизводил действовавшее на Руси право только в меру потребностей церковной юрисдикции. Поэтому законодательство того периода умалчивало о политических преступлениях, а также об умычке, об оскорблении женщин и детей, об обидах словом, так как эти дела судились церковным судом на основании особых церковных законоположений. Во-вторых, до половины XI столетия княжеский судья мог обходиться и без законов, потому что были еще крепки древние юридические обычаи, которыми руководствовался в судебной практике князь и его судья; наличие состязательного процесса и забывчивость судьи о юридическом обычае позволяли тяжущимся сторонам самим напомнить о нем. В-третьих, князь мог в любое время, в случае нужды, своей законодательной властью восполнить юридическую память или разрешить казуальное недоумение судьи1.

В Церковных Уставах Великих князей Владимира Святославовича и Ярослава, охранявших интересы семьи и несовершеннолетних, к преступным относились следующие посягательства: «смилное» - не освященную церковью совместную жизнь мужчины и женщины; «заставанье» - прелюбодеяние; «в племени или в сватьстве поимуться» - кровосмешение; «пошибанье» - изнасилование чужой жены или дочери; «или сын отца бьеть, или матерь, или дчи, или снъхи свекровь» - избиение (убийство) родителей «отроком»; «или девка детя повержеть» - избавление от младенца, аборт; «аже у отца и у матери дчи девкою детяти добудеть» - рождение внебрачного ребенка; «тако же и женка без своего мужа или при мужи дитяти добудеть, да погубить, или в свиньи ввержеть, или утопить» - детоубийство незаконнорожденного ребенка, совершенное замужней женщиной; «аже девка не восхочеть замуж, а отецъ и мати силою дадут, а что створить над собою… ...Тако же и отрок» – насилие со стороны родителя при заключении брака их дочерью или сыном и их возможное самоубийство2.

Непосредственно защите интересов семьи были посвящены нормы гл. XX Воинского артикула «О содомском грехе, о насилии и блуде». Охраняемые ее нормами отношения можно условно подразделить на две группы. К первой силою дадут, а что створить над собою Тако же и отрок» - насилие со стороны родителя при заключении брака их дочерью или сыном и их возможное самоубийство.

Новгородская и Псковская судные грамоты - крупнейшие памятники феодального права эпохи раздробленности Руси  - содержали две нормы, имеющие непосредственное отношение к охране интересов семьи и несовершеннолетних: ответственность за лишение сына права на наследство, за отказ в помощи своим родителям - «Аже сын отца или матерь не скормит до смерти, а пойдет из дому, части ему не взять» (ст. 53 Псковской судной грамоты), а также ст. 97, где говорится об отцеубийстве и братоубийстве, которые, однако, не выделялись из круга других убийств3.

Соборным Уложением 1649 г. предусматривалась ответственность за убийство родителей и детей, братьев и сестер, женой мужа, незаконнорожденных детей (ст. 1 - 3, 7, 14, 26 гл. XXII).

Убийство отца или матери как для прямых виновников, так и для тех, «которые с ними такое дело учинят», влекло за собой смертную казнь (ст. 1 - 2 гл. XXII), убийство же детей родителями - тюремное заключение и «у церкви божии объявляти тот свой грех всем людям вслух. А смертию отца и матери за сына и за дочь не казнити» (ст. 3 гл. XXII)4.

Отнесение убийства родителей к квалифицированному лишению жизни и более строгое наказание за его совершение были обусловлены особым качеством объекта посягательства, специфическими качествами лица, его совершающего, и особенностью отношений между виновным и потерпевшим. Родителеубийство указывало на «особую нравственную испорченность виновных»5, «на забвение виновным одного из инстинктов, присущее человеческой природе, забвение, предполагавшее в нем в свою очередь особенную испорченность преступной воли, а потому долженствованное повлечь и усиление ответственности»6.

В Домострое - памятнике обычного права отражена неограниченная власть родителей над своими детьми: «Казни сына своего от юности его ... и не ослабеи бия младенца, аще бо жезлом биеши его, то не умрет, но здравее будет: ты бо бия его по телу, душу его избавляеши от смерти. Дщерь ли има- ши, положи на нь грозу свою. Воспитай детей в запретах и найдешь в них покой и благословение. Так не дай ему воли в юности, но пройдись по ребрам его, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой и не станет тебе досадой и болезнью души, и разорением дома, погибелью имущества, и укором соседей, и насмешкой врагов, и пеней властей, и злою досадой»7.

Согласно Соборному Уложению наказание также предусматривалось за грубость  или нанесение побоев родителям, самовольное завладение их имуществом (ст. 4 - 5 гл. XXII).

Дети не имели права обращаться в суд с челобитными на родителей и подлежали за такое челобитье битью кнутом. При этом наказание на детей налагалось без производства расследования, только по жалобе родителей. Однако, по мнению большинства исследователей, Уложение содержало и исключение: доносы детей на родителей допускались (и даже были обязательны) при обвинении в государственных преступлениях (ст. 6, 7, 18, 19 гл. II).

Следовательно, нормы Уложения регулировали взаимоотношения родителей и детей в пределах семьи, предоставляя родителям полную свободу в выборе средств и методов воздействия на детей, «исходя из принципа безусловной власти первых над вторыми»8. Если обязанности главы семьи перед детьми имели исключительно моральный характер , то обязанности детей перед родителями были определены в законе.

В отличие от ст. 53 Псковской судной грамоты в ст. 5 Соборного Уложения предусматривалось наказание «бить кнутом же нещадно» за непочитание и отказ кормить престарелых родителей.

В Соборном Уложении предусматривалась ответственность за преступление против общественной нравственности - сводничество (ст. 25 гл. XXII), в том числе сводничество, превращенное в промысел, рассматривалось как квалифицированное преступление.

Сравнение ст. 3 и 26 гл. XXII Соборного Уложения показывает, что законодатель не относил к разряду семейных преступлений умышленное причинение смерти ребенку, рожденному вне брака («в блуде»), приравнивал его к преступлению безнравственному и аморальному. Однако за совершение такого деяния матери грозила уже более суровая кара - смертная казнь. Применение столь суровой меры объясняется тем, что вина убийства отягчается виной «блуда» и стремлением его скрыть.

Значительный вклад в правовую охрану семьи и несовершеннолетних был сделан законотворческой деятельностью Петра I. Наибольший интерес из уголовно-правовых документов петровского времени представляет Воинский артикул 1715 г., который действовал параллельно с Соборным Уложением 1649 г.4 вплоть до создания Свода законов Российской империи.

Непосредственно защите интересов семьи были посвящены нормы гл. XX Воинского артикула «О содомском грехе, о насилии и блуде». Охраняемые ее нормами отношения можно условно подразделить на две группы. К первой из них относились отношения, возникающие из брака. Преступлениями, посягающими на эти отношения, являлись прелюбодеяние, многобрачие, инцест.   

В отличие от Соборного Уложения 1649 г. в петровском Артикуле разграничены прелюбодеяние, совершенное между лицами, состоящими в браке (двойное прелюбодеяние), и прелюбодеяние между лицами, находящимися в супружестве с холостыми (простое прелюбодеяние). При простом прелюбодеянии ответственность смягчалась, если за уличенного в прелюбодеянии ходатайствовал супруг или совершивший прелюбодеяние мог доказать, что в браке не может «телесную охоту утолить»9. Квалифицированными прелюбодеяниями признавали браки с нехристианами, раскольниками, кровосмесительные браки, за что назначались плети и епитимия.

Прелюбодеянием признавалось и половое сношение холостого мужчины с девицей, сговоренной с другим мужчиной.

Равным прелюбодеянию (начиная со второй половины XVII в.) считали и многобрачие (двоеженство) (арт. 171, 172). Н. С. Таганцев, объясняя ответственность за многобрачие, отмечал, что существенный признак многобрачия состоит не в нарушении прав супруга, которое может и отсутствовать, не в обольщении вступающего с виновным в брак, не имеющим места при обоюдном знании брачующихся о прежнем супружестве, а в нарушении общественно-государственного начала единобрачия.

Половое сношение с близкими родственниками или близкими свойственниками каралось смертной казнью. Церковному покаянию и наказанию по усмотрению суда за кровосмешение также подлежали лица, находящиеся в боковой степени родства (арт. 173, 174). Л. С. Белогриц-Котляревский писал, что «запрещая кровосмешение, государство, очевидно, стремится охранить не чьи- либо права, а религию и мораль как основы общежития»10.

Во вторую группу включены отношения по поводу охраны института семьи. Так, согласно арт. 176 в случае рождения ребенка от связи холостого мужчины с незамужней женщиной и его отказа от женитьбы отец ребенка обязан предоставить средства на содержание матери и младенца, кроме того, должен быть наказан церковным покаянием. В связи с этим юридическим фактом, порождающим названные отношения, является рождение ребенка, а не сожительство. Наказание же выступает мерой воздействия, которая позволяет принудить отца к женитьбе. В случае такой женитьбы наказание исключается.

Артикулы Петра I содержали ряд новых решений по вопросам ответственности за преступления против несовершеннолетних. Так, в 1715 г. впервые в России была уравнена ответственность за убийство малолетнего ребенка и родителеубийство (арт. 163). Лица, совершившие указанные преступления, наказывались колесованием.

Однако если убийство было совершено «не нарочно или не в намерении кого умертвить»11, например, если кто-нибудь наказывал жену или ребенка и так жестоко побил, что причинил смерть, то наказание смягча лось. Другими словами, это рассматривалось как смягчающими вину обстоятельствами (толкование к арт. 163).

Таким образом, в XVIII в. закон по-прежнему не устанавливал пределов наказания детей, за исключением убийства, но само право наказания детей стало трактоваться как право наказания в целях воспитания. Лишь с принятием Уложения в 1845 г. родители, нанесшие увечье или рану своим детям, подлежали ответственности.

В Артикулах отводилось место и преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Так, арт. 166 гласил: «имеют быть наказаны» за акт мужеложства несовершеннолетнего, «ежели кто отрока осквернит ...». Наказание усиливалось в случае насильственного совершения указанного деяния: «Ежели насильством то учинено, тогда смертию или вечно на галеру ссылкою наказать»12.

Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., особенно в последней его редакции 1885 г., во многом были упорядочены и существенно дополнены нормы, касающиеся преступлений в сфере охраны семьи и несовершеннолетних .

По сравнению с прежним уголовным законодательством система преступлений Особенной части Уложения стала более четкой и соответствовала в какой-то мере объектам посягательства. Так, законодатель предусмотрел преступления, посягающие на интересы семьи и несовершеннолетних в отдельных разделах Уложения. Раздел XI «О преступлениях против прав семейственных» включал в себя несколько групп отношений. Первую составили брачные отношения: «О преступлениях против союза брачного» (гл. I). Во вторую группу были включены личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: «О злоупотреблениях родительской власти и о преступлениях детей против родителей» (гл. II). Личные неимущественные и имущественные отношения между другими родственниками и иными лицами выделены в третью группу отношений: «О преступлениях против союза родственного» (гл. III). В четвертую группу вошли отношения, возникающие в связи с устройством в семью детей, оставшихся без попечения родителей: «О злоупотреблении власти опекунов и попечителей» (гл. IV).

Интересы несовершеннолетних охранялись как специально выделенными нормами («О нарушении постановлений о воспитании юношества» (гл. 6 раздела VIII «О преступлениях против общественного благоустройства и благополучия»), так и иными нормами, предусматривающими ответственность за посягательства против детей.

Хотя закон на протяжении XVIII - первой половины XIX в. все еще определял внутрисемейные отношения как патриархально-авторитарные, тем не менее под влиянием демократических и гуманистических начал власть главы семьи над домочадцами постепенно ослабевала и, самое главное, стала регулироваться законом. По справедливому замечанию А. Лохвицкого, «это смягчение обусловливалось не только нравственными началами, но и государственным  интересом,  потому  что  дети,  находясь  в  безусловной  власти родителей, повинуясь  им  беспрекословно,  тем  самым  выходили  из  власти  государства; самодержавие родителей парализовало самодержавие верховной власти и закона. Теперь власть родителей сохранена законом в пределах, требуемых нравственностью, благом семьи, самих детей и государства»13.   

Согласно нормам гл. II раздела XI Уложения 1845 г. преступными стали признаваться следующие злоупотребления родительской властью: принуждение своих детей к браку или пострижению в монашество (ст. 2078); вовлечение своих несовершеннолетних детей в преступление (ст. 2079); развращение нравственности детей, а также потворство их разврату (ст. 2080); присвоение и растрата принадлежащего детям имущества (ст. 2082).

Положения гл. IV «О злоупотреблении власти опекунов и попечителей» были идентичными положениям гл. II раздела XI. Статьи 2091-2093 Уложения также предусматривали ответственность за принуждение к вступлению в брак или монашество, за присвоение или растрату имущества либо иной вред опекаемым несовершеннолетним со стороны опекунов, попечителей и за вовлечение их в преступление, но субъектом названных преступлений были опекуны или попечители.

Наличие уголовной ответственности при равных формах преступного поведения законных родителей, опекунов и попечителей, на наш взгляд, обусловливалась, прежде всего, тем, что государство, отказавшись от полной монополии воспитания детей, оставшихся без попечения родителей в государственных воспитательных учреждениях, охраняло им же созданный институт опеки и попечительства. Думается, что, осознавая приоритет семейного воспитания, как с учетом материально-бытовых условий жизни, так и иных самых разнообразных потребностей ребенка, государство стремилось с помощью уголовно-правовых средств обеспечить исполнение опекунами и попечителями их позитивных обязываний, что служило гарантией надлежащего функционирования зарождавшегося в то время института опеки и попечительства.

Нормами гл. 6 «О нарушении постановлений о воспитании юношества» раздела VIII «О преступлениях против общественного благоустройства и благополучия» уголовными проступками признавались следующие деяния: самовольное учреждение учебного или воспитательного заведения (ст. 1319); уклонение от выполнения решения о закрытии учебного заведения (ст. 1320); обучение детей без надлежащего свидетельства о необходимых на то знаниях (ч. 1 ст. 1321); допуск таких лиц к педагогической деятельности родственниками, опекунами, содержателями училищ и пансионов (ч. 2 ст. 1321). Полагая, что «без обладания делом воспитания порядок не будет прочен, что необходимо воспитывать молодое поколение в духе известной правительственной системы», государственная власть, «реализуя стремление сохранить за собой монополию на идеологию. должна была не только пресекать идущую вразрез с ней деятельность, но и по возможности не допускать ее, используя предупредительную мощь уголовного права»14.

Кроме специальных глав, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных содержались и иные нормы, охранявшие интересы несовершеннолетних.

Так, нормами раздела II «О преступлениях против веры и нарушении ограждающих оную постановлений» предусматривалась ответственность за воспитание детей не в христианской вере, за допущение христианских детей к неправославным обрядам и т. д. (ст. 192, 198, 200, 201, 209, 220).

Глава III «О преступлениях против общественной нравственности и нарушении ограждающих оную постановлений» содержала ст. 1285, в которой предусматривалось наказание в отношении лиц, осуществляющих надзор за малолетними или несовершеннолетними, в случае благоприятствования или склонения последних к «непотребству» или другим порокам, и ст. 1296, по которой карались за сводничество в целях «непотребства» детей своими родителями. В отделении «О противных нравственности и благопристойности сочинениях, изображениях, представлениях и речах» определялась ответственность учителей, наставников и опекунов за распространение ими в учебном заведении сочинений или изображений, «явно противных добрым нравам и благопристойности среди вверенных им под надзор малолетних и несовершеннолетних» (ст. 1303).

Глава XIV Уложения «О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности» включала ст. 1378, согласно которой следовала ответственность для мастера и подмастерья, если они будут уличены в «злоупотреблении дозволенных им законом мер домашнего исправления учеников своих или в том, что они дают им недовольно успокоения и пищи»; в ст. 1380 предусматривалось наказание за то, если мастер «вместе с собою напоит в работный день подмастерья или ученика или пойдет с ним в зазорный дом, или, усмотрев развратное их поведение, за оное не накажет их»; а в ст. 1384 - за отсутствие со стороны мастера заботы об обучении и хорошем поведении своих подмастерьев и учеников (гл. «О произвольном оставлении человека в опасности и неоказание помощи погибающему»). Была определена и дифференцированная ответственность за оставление ребенка в опасности (ст. 1986-1991)15.

Такое структурирование уголовного закона позволяет признать, что уголовно-правовая охрана несовершеннолетних детей осуществлялась, во-первых, как охрана пассивных объектов родительской, опекунской или попечительской заботы в рамках семьи, во-вторых, как охрана самостоятельных субъектов, обладающих специфическим правовым статусом.

В XIX в. под воздействием светского законодательства многие институты семейного права трансформировались и объективно подвели к признанию церковной формы не единственной формой брака. Уголовно- правовые меры воздействия должны были, выполнять, роль специальных юридических средств обеспечения законного и государством, санкционированного брака. Поэтому наряду с прелюбодеянием и многобрачием Уложение 1845 г. признавало преступлением заключение брака с нарушением условий, установленных законом, насильственный брак, обманный брак, брак с подставным лицом, брак без дозволения родителей и опекунов.  

Применительно к предмету исследования к преступлениям против семейных отношений также следует отнести похищение и подмену младенца с целью скрыть его происхождение или состояние либо без таковой, а также оставление у себя неизвестного либо известного младенца (ст. 1856-1859 гл. I «О незаконном лишении прав состояния» раздела IX «О преступлениях и проступках против законов о состояниях»).

Наука по-разному определяла объект указанных преступлений. В.В. Есипов относил эти деяния к преступлениям против личной свободы как «индивидуальной способности лица располагать своими внутренними, душевными движениями и внешними, физическими проявлениями самодеятельности»16. Объектом таких преступлений С. В. Познышев считал права родителей по содержанию и воспитанию детей17. А. Лохвицкий называл основным объектом этих преступлений права состояния. Он в то же время полагал, что в случае совершения данных преступлений «младенец лишается не только прав состояния, но и попечений своих родителей и, кроме того, при похищении поражается еще и третье лицо - родители»18.

Несмотря на дискуссионный характер содержания основного непосредственного объекта похищения, подмены и оставления у себя ребенка, приведенные выше трактовки указывают, что прежде всего совершение этих преступлений в основном рассматривалось как деяние, дестабилизирующее внутрисемейные отношения, лишающее как родителей, так и детей их прав на осуществление и получение семейного воспитания.

Родителеубийство по Уложению 1845 г. (в ред. 1885 г.) признавалось самым тяжким преступлением против жизни и влекло особый вид наказания: «За умышленное убийство отца и матери, виновные подвергаются: лишению всех прав состояния и ссылкой в каторжную работу в рудниках без срока. По прибытии их в место каторжной работы они ни в коем случае и ни по каким причинам не переводятся в отряд исправляющихся, увольняются от работы не иначе как за совершение к оным от дряхлости неспособностью, и даже тогда не освобождаются от содержания в строгости» (ст. 1449). По мнению Н.С. Таганцева, «...не сам факт нарушения семейных отношений, а выразившаяся в этом нарушении особенная опасность воли являются истинной причиной усиления наказания за отцеубийство»19.

Для квалификации убийства отца или матери по этой же статье предумышленность не требовалась, достаточно было умысла на убийство, тогда как для иных преступлений, в том числе и тяжких убийств, общим основополагающим признаком являлся предумышленный (заранее задуманный) характер преступления.

К тяжким предумышленным преступлениям относились: убийство жены или мужа, сына или дочери, любого родственника по прямой восходящей или нисходящей линии, либо убийство боковых родственников: родного брата и родной сестры, родной тети или родного дяди (ст. 1451).

Была предусмотрена ответственность и за детоубийство (убийство малолетнего), которое наказывалось заключением в тюрьму на срок до двух лет или ссылкой на поселение (ст. 1460).

Что же касается дел о телесных повреждениях, то согласно нормам Уложения (в ред. 1885 г.) муж потерял свое неограниченное право наказывать свою жену и за нанесение последней побоев привлекался к уголовной ответственности. Но подобные дела могли быть возбуждены только по частной жалобе потерпевшей (за исключением смертельных повреждений или такого деяния последствием которого стало лишение потерпевшей рассудка, зрения, слуха, языка или одного из членов тела) и могли быть прекращены в связи с примирением сторон (ст. 1496). С 1845 г. наказанию подлежали те родители, которые нанесли своим детям увечье или рану.

В России к середине XIX в., как и раньше, власть главы семьи в отношении жены и детей была очень велика. Зависимость домочадцев от главы семьи заключалась в беспрекословном подчинении приказаниям последнего. В случае непослушания немедленно следовали наказания, в том числе и физические. Власть главы семьи была практически ничем не ограничена. Он решал имущественные вопросы, распоряжался судьбой своих детей, мог женить против их воли и отдавать в работы на определенный срок. Дети с раннего детства помогали родителям по хозяйству, воспитание и образование получали в основном дома, а когда вырастали, практически занимались тем же делом, что и их родители. За неподчинение родительской власти, развратный образ жизни или иные явные пороки дети по требованию родителей без всякого судебного разбирательства подвергались заключению в смирительные дома сроком от трех до шести месяцев.

О том, что уголовно-правовая охрана семейных отношений осуществлялась, свидетельствует наличие в российском уголовном законодательстве составов таких преступлений, как прелюбодеяние, жестокое обращение супругов по отношению друг к другу, злоупотребление властью родителей и опекунов над детьми, преступления детей против родителей, отказ детей доставлять пропитание престарелым родителям, кровосмешение. С 1843 по 1863 гг. во всей России по этой категории преступлений число возбужденных дел (следствий) возросло с 893 до 1196, с 1874 по 1892 гг. (в 33 губерниях) - с 2048 до 3126, а к 1913 г. (по всей России) - до 536520.

Следует отметить, что, несмотря на либерализацию норм, регулировавших семейные отношения и законодательное ограничение родительской власти, авторитет и послушание оставались основными принципами, определяющими и выражающими сущность внутрисемейных отношений.

Традиционно в уголовном праве в качестве квалифицированного вида изнасилования предусматривалось насильственное совокупление с восходящим или нисходящим родственником, изнасилование замужней женщины. Несмотря на то что по вопросу изнасилования в браке никаких установлений не существовало, судебная практика исходила из того, что мужья не должны признаваться субъектами изнасилования, так как они имеют право на удовлетворение своей половой потребности с данной женщиной. Но в то же время признавалось, если муж достигает своей цели при помощи увечья или телесных повреждений, то он подлежит ответственности только за эти действия, но не за изнасилование.

Таким образом, структура Уложения о наказаниях уголовных и исправительных свидетельствует о том, что уголовный закон, с одной стороны, признавал семью и несовершеннолетних в качестве самостоятельных, но не однородных объектов уголовно-правовой охраны, а с другой стороны, осуществлял охрану интересов несовершеннолетних и лиц, находящихся в семейных отношениях с виновным, в общем ряду преступлений против личности.

Многие из перечисленных положений нашли свое отражение и в Уголовном уложении 1903 г.

Нормы, имеющие непосредственное отношение к преступлениям против семьи и несовершеннолетних, получили свое развитие в гл. XIX Уголовного уложения «О преступлениях против прав семейственных», которая состояла уже из 19 статей. Как и прежде, было предусмотрено большое число преступлений, посягающих на институт брака (вступление в брак с лицом к тому принужденным; вступление в брак посредством обмана, прелюбодеяние, многобрачие, кровосмесительные браки). Впервые в истории России к числу преступлений против семьи были отнесены деяния, связанные с нарушением правил регистрации актов гражданского состояния, в частности несообщение лицом, обязанным это сделать, о рождении или смерти кого-либо.

Уголовное уложение предусматривало ответственность самих родителей (опекунов и попечителей) за такие деяния, как жестокое обращение с детьми; вовлечение несовершеннолетнего (не достигшего 17 лет) в нищенство или иное безнравственное занятие или за отдачу его для этой цели; принуждение к вступлению в брак; оставление несовершеннолетнего без надзора, если результатом явилось совершение им преступления (ст. 420). Карались по Уложению и дети за отказ от помощи нуждающимся родителям, упорное им неповиновение и вступление в брак вопреки их воле.

Иные составы преступлений, ранее уже известные уголовному праву России, оставаясь за пределами главы «О преступных деяниях против прав семейственных», в Уголовном уложении 1903 г. были представлены в новой редакции.

Так, ответственность за похищение и подмену ребенка, не достигшего 14-летнего возраста, была дифференцирована квалифицирующим признаком: в целях использования этого ребенка для нищенства, иного безнравственного занятия или с иной корыстной целью (ст. 502). Отдельной нормой предусматривалась ответственность за похищение несовершеннолетней девицы с ее согласия для непотребства (ст. 505). Ответственность за невозвращение ребенка, не достигшего 14-летнего возраста, по требованию родителей, наступала, если это деяние не сделано из сострадания к ребенку (ст. 504).

Признавалось преступлением незаявление полиции или родителям об оставленном у себя покинутом или заблудившемся ребенке в течение двух недель (ст. 505); оставление в опасности признавалось преступлением не только в отношении ребенка в возрасте до 3 лет, но и любого лица, не имевшего возможности по малолетству или иным причинам принять меры к самосохранению, если это деяние было совершено лицом, обязанным по закону, по принятой на себя обязанности или по семейным отношениям иметь в нем попечение, в случаях, когда жизнь оставленного подвергалась опасности (ст. 589) или без таковой (ст. 490).

Статьей 421 предусматривалась ответственность родителя, опекуна, попечителя или иного лица, имевшего надзор за малолетним, в случае отдачи последнего на завод, фабрику, горный промысел или в ремесленное заведение, если он не достиг установленного законом возраста.

Среди других преступлений, имевших в качестве дополнительного объекта посягательства общественные отношения, затрагивающие интересы несовершеннолетнего, следует назвать: жестокое обращение мастера с учеником или подмастерьем, находящимся у него в обучении (ст. 282); непредоставление малолетним рабочим возможности посещать школу в случаях и в течение времени, установленных законом (ст. 365); а также неисполнение правил о работах малолетних, подростков, ограждающих их здоровье или безопасность (ст. 366) 21.

Уголовное уложение 1903 г. в отличие от Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. не содержало предумышленности как обстоятельства, отягчающего убийство, сохранив в числе особо отягчающего обстоятельства убийство матери или отца. Однако указанный состав преступления был несколько изменен. Норма закона поставила под охрану лишь жизнь законного отца, в отличие от матери: действие нормы распространялось в отношении жизни как законной матери, так и незаконной.

К квалифицированным убийствам Уголовное уложение 1903 г. также относило убийство родственника по восходящей или нисходящей линии, убийство родных брата или сестры, мужа и жены.

Мать, убившая при рождении ребенка, прижитого вне брака, каралась по Уложению заключением в исправительном доме (ст. 461), наказание относилось к привилегированному составу. Называлось преступлением в Уложении и умерщвление плода, которое различалось в зависимости от субъекта преступления: совершенное матерью, с одной стороны, и врачом либо повивальной бабкой - с другой (ст. 465, 466).

В Уложении 1903 г. были сохранены принципиальные подходы к правовой оценке половых преступлений, но предусмотрена повышенная охрана детей и несовершеннолетних от преступлений, совершаемых на сексуальной почве, относительно лиц обоих полов.

В круг преступных посягательств были включены любострастные действия, любодеяние, потворство, притоносодержание. Дифференциация ответственности виновных проводилась в зависимости от возраста потерпевшего, его согласия на «любодеяние», его зависимого положения от виновного, а в ряде случаев и от имевшего место обольщения девицы в возрасте от четырнадцати до двадцати одного года.

В целом можно отметить, что, несмотря на господствующий в сознании общества принцип авторитарно-патриархальной модели внутрисемейных от ношений, тем не менее процесс демократизации последних к началу XX в., несомненно, был. Значительную роль в этом процессе сыграло уголовное законодательство.

Проведенный в хронологической последовательности анализ уголовного законодательства XIX - начала XX в. позволяет утверждать, что в дореволюционном уголовном праве России выделялись нормы, направленные на уголовно-правовую охрану института брака; на уголовно-правовую охрану института опеки и попечительства; на уголовно-правовую охрану воспитательной функции семьи; на уголовно-правовую охрану личных прав членов семьи (жизнь, здоровье, личная свобода, половая свобода и неприкосновенность, имущественные права членов семьи, трудовые права несовершеннолетнего, право несовершеннолетнего на его нормальное физическое, духовное и нравственное развитие).

1.2 Характеристика уголовного законодательства о преступлениях против  интересов семьи  современного периода

Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства - это положение провозглашено Всеобщей декларацией прав человека (п. 3 ст. 16) и Международным пактом о гражданских и политических правах (ч. 1 ст. 23).

В п. 1 ст. 24 Международного пакта указывается, что каждый ребенок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального и социального происхождения, имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства.

Реализуя упомянутые положения, Конституция РФ (ст. 38) провозгласила следующие принципы:

1) материнство и детство, семья находятся под защитой государства;

2) забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей;

3) трудоспособные дети достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях.

Специальная глава о преступлениях против семьи и несовершеннолетних, впервые появившаяся в УК РФ (гл. 20), является одной из форм осуществления принципов, указанных в ст. 38 Конституции РФ.

Родовым объектом преступлений, предусмотренных в гл. 20 УК 1996 г., являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних и охрану семьи. Потерпевшими являются, как правило, несовершеннолетние.

Объективная сторона в большинстве случаев заключается в совершении активных действий. Исключение составляет неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего и злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, которые могут быть совершены посредством бездействия.

Субъективная сторона преступления - всегда прямой умысел, в некоторых случаях - корыстные или иные низменные побуждения (например, ст. 153, 155 УК).

Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 16 лет. В некоторых составах - специальный субъект.

Например, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления по ст. 150 УК может быть привлечено лишь лицо, достигшее 18-летнего возраста; квалифицирующим признаком этого состава является совершение преступления родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

Преступления, предусмотренные гл. 20 УК, в зависимости от непосредственного объекта, их характера и содержания можно разделить на три группы:

  •  преступления, способствующие антиобщественной деятельности несовершеннолетних: вовлечение в совершение преступления (ст. 150), вовлечение в антиобщественное поведение (ст. 151). Преступления этой группы могут сопровождаться причинением вреда здоровью несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 150; ч. 3 ст. 151);
  •  преступления, посягающие на свободу несовершеннолетнего: торговля несовершеннолетними (ст. 152), подмена ребенка (ст. 153). Входящие в эту группу преступления могут быть направлены также на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или иные антиобщественные действия (п. "е" ч. 2 ст. 152), на причинение вреда здоровью подростка (п. "ж" ч. 2 ст. 152);
  •  преступления, посягающие на охрану семьи и создание необходимых условий для содержания и воспитания несовершеннолетних: незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154), разглашение тайны усыновления (ст. 155), неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157).

Некоторые авторы выделяют в самостоятельную группу преступления, нарушающие права и обязанности, связанные с усыновлением*(446).

Уголовный кодекс предусматривает ответственность и за другие преступления, посягающие на нормальное развитие несовершеннолетних. Так, ст. 134 УК предусматривает ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, а ст. 135 - за развратные действия в отношении такого лица. В ряде составов преступлений несовершеннолетие является квалифицирующим или особо квалифицирующим обстоятельством.

Это: истязание в отношении несовершеннолетнего (п. "г" ч. 2 ст. 117), заражение венерической болезнью (ч. 2 ст. 121), заражение ВИЧ-инфекцией (ч. 3 ст. 122), похищение (п. "д" ч. 2 ст. 126), незаконное лишение свободы (п. "д" ч. 2 ст. 127), изнасилование (п. "д" ч. 2 ст. 131), изнасилование потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста (п. "в" ч. 3 ст. 131), насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего (п. "д" ч. 2 ст. 132) и аналогичные действия в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (п. "в" ч. 3 ст. 132), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ч. 2 ст. 202), захват в качестве заложника несовершеннолетнего (п. "д" ч. 2 ст. 206), склонение несовершеннолетнего к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (п. "в" ч. 2 ст. 230).

Распространенная во внутрисемейных отношениях преступность определила формирование семейной криминологии - научного направления, которое в рамках общей криминологии изучает криминогенные факторы семейной сферы и обусловленное ими преступное поведение, а также социальное воздействие на них в целях противодействия преступности.

Проблема криминогенной семейной ситуации включает также изучение таких преступлений против семьи и молодежи, как злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей, злостное уклонение от оказания помощи родителям, разглашение тайны усыновления, подмена ребенка и др.


Глава 2 ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ИНТЕРЕСОВ СЕМЬИ

2.1 Уголовно-правовая  характеристика преступлений, касающихся   нарушения тайны и действующего закона при усыновлении (удочерения)

Особая  роль  семьи  и  ее  ценность  в  общественном развитии и формировании каждого человека признается на мировом уровне. Правоустанавливающие положения о поддержке семьи, материнства и детства находят свое развитие во многих международно-правовых актах.

В части 3 ст. 166 Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., указано, что семья имеет право на защиту со стороны общества и государства22.

Кроме того, Конвенция о правах ребенка, принятая 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 г. (ратифицированная постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 г. № 1559-I), обращает внимание на предоставление семье необходимой защиты и содействия. Также Конвенцией провозглашено, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания (абз. 6 преамбулы Конвенции)23.

Нормы международного права о защите интересов семьи, как наивысшей ценности, со стороны общества и государства нашли свое отражение и в конституционном законодательстве.

Так, в ст. 7 Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г., отмечается, что Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Согласно же ст. 38 материнство и детство, семья находятся под защитой государства24. Предпринимаемые в рассматриваемой сфере меры правового и социального характера весьма разнообразны, однако суть их одна — создание предпосылок для здоровой, прочной семейной общности.

Семейный кодекс Российской Федерации согласно положениям Конвенции о правах ребенка 1989 г. к основным принципам семейного законодательства относит принцип приоритета семейного воспитания ребенка (пункт 3 статьи 1) и закрепляет право каждого ребенка жить и воспитываться в семье, насколько это возможно (пункт 2 статьи 54)25. Правовой институт усыновления является одной из основных гарантий соблюдения этого важнейшего права ребенка в случае утраты им родительского попечения.

Необходимость совершенствования законодательства в сфере защиты семьи, материнства и детства подтверждает актуальность исследования.

В Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. защита интересов семьи и несовершеннолетних выделена в отдельную главу 2026. Ответственность за посягательства на интересы несовершеннолетних, но не семьи в целом установлена и в других главах Уголовного кодекса, но не в качестве самостоятельных составов преступлений, а лишь как квалифицированные их виды. Поэтому уровень уголовно-правовой охраны семьи остается явно недостаточным, так как в последнее время наблюдается неуклонный рост преступности в этой сфере.

Несмотря на то, что имеются исследования многими авторами по этим вопросам, существует необходимость более углубленного изучения как законодательного, так и практического опыта с той целью, чтобы совершенствовать уголовное законодательство в этом направлении.

Непосредственным объектом нашего исследования является уголовная ответственность за преступления, предусмотренные ст. ст. 154 «Незаконное усыновление (удочерение)» и 155 «Разглашение тайны усыновления (удочерения)» УК РФ.

Усыновление (удочерение) являются приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей. В соответствии с семейным законодательством Российской Федерации усыновление (удочерение) применяется в отношении несовершеннолетних детей и исключительно в их интересах. При устройстве ребенка обязательно учитываются его этническое происхождение, родной язык, принадлежность к определенной культуре и религии и возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании. Братья и сестры не могут быть усыновлены (удочерены) разными людьми, кроме тех случаев, когда усыновление отвечает интересам детей27.

Усыновление (удочерение) в России — это принятие в семью ребенка на правах кровного. Ребенок становится родственником, т.е. сыном или дочерью, со всеми вытекающими отсюда правами и обязанностями. Как уже отмечалось выше, усыновление (удочерение) является приоритетной формой устройства детей и, конечно же, для родителей — это наивысшая степень ответственности за судьбу ребенка и его полноценное развитие.

Необходимо отметить следующие особенности усыновления (удочерения): оно позволяет ребенку чувствовать себя полноценным членом семьи; сохраняются все отношения и права наследования, в том числе по достижении совершеннолетия; возможность присвоить ребенку фамилию усыновителя, поменять имя, отчество, место рождения и в некоторых случаях дату рождения.

Но, к сожалению, кроме законного усыновления (удочерения), может иметь место и незаконное усыновление (удочерение). Непосредственным объектом незаконного усыновления (удочерения) (ст. 154 УК РФ) являются общественные отношения в сфере охраны интересов семьи как основной ячейки общества.

Субъектами преступных действий, предусмотренных статьей 154 УК РФ, являются лица, которые ответственны за оформление официальных документов на усыновление. Ими могут являться работники детских домов и интернатов, медицинских учреждений, органов образования и т.д. Должностное лицо, которое осуществляет устройство детей либо содействует этому, при наличии признака корыстного побуждения, подлежит ответственности за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) или получение взятки (ст. 290 УК РФ).

Субъективной стороной преступления является прямой умысел. Обязательным признаком субъективной стороны являются корыстные побуждения, т. е. стремление виновного извлечь из усыновления (удочерения) материальную выгоду.

Объективная же сторона ст. 154 УК РФ включает в себя незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи, совершенные неоднократно.

Уголовная ответственность по ст. 154 УК РФ наступает в том случае, если лицо нарушает нормы Семейного Кодекса Российской Федерации, а также нормы других подзаконных актов, например, Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства, Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществление контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации, а также Правил ведения государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществления контроля за его формированием и использованием28.

Как уже упоминалось выше, порядок усыновления (удочерения) детей определяет Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. № 275.

Согласно ст. 2 названного Постановления усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей, единственный родитель или оба родителя которых умерли; неизвестны, судом признаны безвестно отсутствующими или объявлены умершими; признаны судом недееспособными; лишены судом родительских прав; дали в установленном порядке согласие на усыновление; по причинам, признанным судом неуважительными, не проживают более 6 месяцев совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания (за исключением случаев усыновления иностранными гражданами или лицами без гражданства детей, являющихся гражданами Российской Федерации).

Усыновление найденного (подкинутого) ребенка, родители которого неизвестны, может быть осуществлено в установленном законодательством Российской Федерации порядке при наличии соответствующего акта, выданного органами внутренних дел. Усыновление ребенка, оставленного в родильном доме (отделении) или ином лечебно-профилактическом учреждении, может быть осуществлено в установленном законодательством Российской Федерации порядке при наличии соответствующего акта, составленного администрацией учреждения, в котором был оставлен ребенок.

Санкциями за незаконные действия (оформление документов на детей, родители которых живы и не дали согласия на усыновление другими лицами; оформление документов без надлежаще представленных усыновителями документов о возможности заниматься воспитанием детей, а именно документов о состоянии здоровья, материальном благополучии, о жилищных условиях и прочее; оформление документов без согласия ребенка, достигшего 10-летнего возраста; оформление документов на усыновление ребенка иностранными гражданами без надлежащей проверки о возможности усыновления ребенка на территории РФ его близкими родственниками или российскими гражданами), являются: штраф в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до шести месяцев29.

Неоднократное совершение незаконных действий по усыновлению (удочерению) предполагает действия, которые совершены виновным при одновременном устройстве двух или более детей, оставшихся без попечения родителей, в интересах разных лиц или нескольких детей последовательно в течение относительно непродолжительного времени.

Хотелось бы заострить внимание на вопросе о неоднократности как об одном из оснований привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 154 УК РФ. Незаконные действия, совершенные разово, при устройстве ребенка, оставшегося без попечения родителей, при отсутствии корыстных побуждений не образуют преступления. Считаю необходимым исключить неоднократность как признак из диспозиции ст. 154 УК РФ, что позволит привлекать к ответственности даже тех лиц, которые единожды нарушили правила усыновления, что будет способствовать наиболее эффективной защите прав интересов семьи и несовершеннолетних.

Следует также дополнить санкцию наказанием в виде лишения свободы, предусмотрев в ч. 1 ст. 154 его срок — до двух лет, в части 2 — до трех лет, а в части 3 — до пяти лет лишения свободы, а также увеличить срок и ареста, и исправительных работ.

Состав данного преступления — формальный, т.е. преступление признается оконченным с момента повторного совершения действий, нарушающих установленный законодательством порядок устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Для квалификации деяния по ст. 154 УК РФ не требуется завершения процедуры оформления требуемых документов, а также факта передачи детей предполагавшемуся опекуну или на воспитание в приемную семью.

На фоне громких уголовных дел по жестокому обращению с детьми, усыновленными в России и увезенными за рубеж иностранными гражданами, вне всяких сомнений актуально рассмотрение правового регулирования щепетильных процессов принятия в семью в качестве члена семьи маленьких граждан Российской Федерации. И естественно, государство в первую очередь волнует безопасность российских детей. Практика показывает, что имеют место серьезные нарушения в процедурах усыновления детей, особенно иностранными гражданами30.

С целью усиления государственного контроля за усыновлением детей, оставшихся без попечения родителей, в 2001 г. был принят Федеральный закон «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей». Закон подтверждает приоритет российских усыновителей перед иностранными гражданами31.

Преимущество при усыновлении отдается гражданам РФ, и это является естественным. И в случае, если нет возможности передать детей на воспитание в семьи граждан РФ, которые постоянно проживают на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников, допускается усыновление детей иностранными гражданами и лицами без гражданства.

Громкие убийства малолетних граждан России приемными родителями, произошедшие за рубежом, вызвали немедленную реакцию Генеральной Прокуратуры Российской Федерации. Пообещав очистить российский рынок усыновления от иностранцев и их посредников, органы на местах отреагировали незамедлительно.

Доказательством изложенному может служить процесс по «сиротскому делу», прошедший во Владивостоке, где на скамье подсудимых оказались чиновник мэрии и старший воспитатель социального отделения 2-й городской детской больницы. Оба они обвинялись в попытке содействовать незаконному усыновлению ребенка гражданами США. В результате Ленинским районным судом г. Владивостока был вынесен обвинительный приговор по данному уголовному делу. При этом суд полностью согласился с мнением государственного обвинения и признал виновной бывшего главного специалиста по охране прав детей отдела образования администрации города Владивостока в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 303 Уголовного кодекса Российской Федерации (фальсификация доказательств по гражданскому делу), приговорив ее к штрафу в размере ста тысяч рублей.

Этим же приговором старший воспитатель социального отделения детской городской больницы № 2 города Владивостока признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных статьей 154 УК РФ (незаконное усыновление, удочерение), частью первой статьи 327 УК РФ (подделка официального документа), частью первой статьи 303 УК РФ (фальсификация доказательств по гражданскому делу), за указанные преступления ей назначено наказание в виде одного года лишения свободы условно с испытательным сроком в один год, штрафа в размере 120 тысяч рублей и лишения права заниматься профессиональной деятельностью, связанной с усыновлением и удочерением детей, сроком на два года.

Судебным следствием установлено, что весной 2011 г. обвиняемые умышленно в целях незаконного удочерения Даши Н., 2010 г., гражданами Соединенных Штатов Америки внесли в официальные документы заведомо ложные сведения о том, что девочка якобы предлагалась для усыновления четырем российским семьям, а также о том, что родственники девочки отказываются брать ее на воспитание32.

Очевидно, что такого рода преступления нередко бывают связаны со взяточничеством, злоупотреблением должностными полномочиями, подделкой документов.

Что же касается разглашения тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК), то тайна усыновления ребенка охраняется законом, и все лица, участвовавшие в процедуре подготовки и исполнении усыновления, обязаны сохранять ее. Распространение сведений об усыновлении может причинить нравственные страдания ребенку, воспрепятствовать созданию нормальной семейной обстановки и затруднить процесс воспитания ребенка33.

Непосредственным и основным объектом нарушения тайны усыновления являются охраняемые законом интересы семьи и нормальное формирование и развитие личности ребенка. Дополнительными объектами выступают: закрепленное в Конституции РФ право на независимость личности, включающее в себя право на семейную тайну, с одной стороны, а с другой, нормальная, отвечающая закону деятельность организаций и учреждений, представители которых непосредственно вовлечены в процесс усыновления либо иным образом осведомлены о данном факте.

Кроме причинения существенного вреда указанным объектам разглашение тайны усыновления может серьезно сказаться на психическом состоянии усыновленного, породить в нем чувство ущербности и неполноценности, что позволяет рассматривать здоровье и достоинство усыновленного в качестве факультативного объекта рассматриваемого преступления.

Потерпевшими от преступления, предусмотренного ст. 155 УК, являются:

1) потенциальные усыновители (удочерители), т.е. лица, подавшие заявление об усыновлении (удочерении) в орган управления образованием;

2) лица, признанные в установленном законом порядке усыновителями (удочерителями), т.е. признанные родителями конкретного ребенка по закону;

3) усыновленные (удочеренные), т.е. дети конкретных родителей, признанные таковыми по закону.

Для признания усыновленного (удочеренной) потерпевшим его возраст (малолетние, несовершеннолетние, совершеннолетние) значения не имеет.

Объективная сторона данного преступления заключается в разглашении тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя. Под разглашением понимается активный волевой акт, который может состоять в сообщении кому бы то ни было: родственникам, знакомым, самому усыновленному, посторонним лицам о реальных обстоятельствах появления конкретного ребенка у конкретных родителей. По форме такое сообщение может быть устным, письменным, анонимным и т.п.

Под действие настоящей статьи не подпадает сообщение другому лицу о факте усыновления (удочерения), носящее неконкретный характер, т.е. когда нет возможности идентифицировать полученные сведения с конкретными лицами.

Состав рассматриваемого преступления отсутствует, если разглашение факта усыновления (удочерения) связано с требованием признания его недействительным или отмены при условии, что эти требования заявлены в соответствующие официальные органы (суд, прокуратуру, органы внутренних дел, органы опеки и т.п.). В то же время названные органы обязаны обеспечить такое хранение полученных ими справок и документов, которое предотвратило бы возможность раскрыть тайну усыновления (удочерения).

Разглашение тайны усыновления (удочерения) считается уголовно наказуемым, если оно совершено помимо воли усыновителя. Под волей усыновителя понимаются совместное стремление, пожелание, требование супругов сохранить обстоятельства появления ребенка в их семье в тайне. Поэтому, если один из супругов огласил тайну усыновления (удочерения) ребенка без согласия, разрешения другого супруга, такие действия уголовно наказуемы.

По конструкции объективной стороны состав преступления, предусмотренный ст. 155 УК РФ, формальный, преступление признается оконченным с момента разглашения тайны усыновления независимо от наступления общественно опасных последствий.

Субъективная сторона выражается в виде прямого умысла и предполагает специальный мотив, корыстные или иные низменные побуждения.

Если угроза разглашения сведений об усыновлении (удочерении) связана с целью получения имущества потерпевших или права на это имущество, или совершения других действий имущественного характера, то такие действия квалифицируются по ст. 163 УК как вымогательство.

Субъектами преступления могут быть:

1) лица, обязанные хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну (сотрудники, оформляющие усыновление (удочерение), работники органов внутренних дел, суда, прокуратуры и т.п.);

2) иные лица, которым эти сведения стали известны: один из супругов-усыновителей (удочерителей), распространивший эти сведения без согласия другого супруга; близкие, друзья, родственники усыновителей (удочерителей); посторонние лица, которым стали известны сведения об усыновлении (удочерении)34.

В то же время сам усыновленный не может быть субъектом преступления, так как усыновление (удочерение) производится в его интересах, а по достижении им 10-летнего возраста (ст. 103 СК РФ) — с его согласия.

Разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Тайна усыновления может быть открыта в ходе судебного процесса при рассмотрении дел об установлении усыновления, поэтому, согласно п.6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. № 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления», в целях обеспечения охраняемой законом (ст.139 СК РФ) тайны усыновления суд в соответствии с ч.2 ст.10 ГПК РФ должен рассматривать дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих же целях участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение этой тайны вопреки воле усыновителя в случаях, предусмотренных в ст. 155 УК РФ.

В законодательстве закреплены специальные меры, обеспечивающие тайну усыновления. Так, для обеспечения тайны усыновления допускается по просьбе усыновителей изменение места рождения, а также даты рождения ребенка (в возрасте до 1 года), но не более чем на 3 месяца. По причинам, признанным судом уважительными, изменение даты рождения усыновляемого ребенка может быть разрешено при усыновлении ребенка, достигшего возраста одного года и старше. В этих же целях изменяется не только дата рождения в записи акта о рождении, но и дата регистрации акта о рождении.

Диспозиция статьи 155 УК РФ нуждается в совершенствовании. Как уже указывалось выше, ответственность за разглашение тайны усыновления наступает лишь в случае, когда это происходит помимо воли усыновителя, следовательно, усыновитель может нарушить тайну усыновления, что не всегда является положительным для ребенка. Поддерживая предложения других авторов по этому вопросу, предлагаю в диспозиции указанной статьи предусмотреть ответственность усыновителя в случаях, когда разглашение тайны усыновления (удочерения) противоречит интересам ребенка.

Кроме того, после смерти усыновителя можно разглашать тайну усыновления, даже если против этого возражают близкие родственники ребенка или лица, которые осуществляют о нем заботу, так как за подобные действия не предусмотрено никакой ответственности. С учетом мнения других авторов, для устранения данного пробела статьи 155 УК РФ считаю необходимым в диспозиции статьи указать также и на эти существенные признаки деяния. В случае, когда близких родственников у ребенка нет, на мой взгляд, необходимо истребовать решение по этому вопросу органов опеки и попечительства35.

Необходимо также усиление наказания за разглашение тайны усыновления (удочерения). Было бы правильным в данной статье в качестве одного из видов наказания предусмотреть лишение свободы сроком до одного года, а также увеличить срок ареста, исправительных работ и размеры штрафа.

2.2 Уголовно-правовая характеристика преступлений, касающихся неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, а также злостного  уклонение от уплаты средств на содержание детей и нетрудоспособных родителей

Каждый несовершеннолетний наделен комплексом прав и свобод, в том числе правом на воспитание и заботу со стороны родителей и других управомоченных лиц. Для ребенка семья является важным институтом, именно в семье закладываются предпосылки развития духовного и физического здоровья человека, формируются правовые, физические и психические качества ребенка.

К сожалению, есть родители, не проявляющие достаточной заботы о детях. Статья 156 УК РФ является гарантией соблюдения требований к воспитанию ребенка.

В ней предусмотрена уголовная ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним.

Основные проблемы применения ст.156 УК РФ во многом связаны с наличием в диспозиции данной уголовно-правовой нормы оценочных понятий и с тем, что норма имеет бланкетный характер.

Рассмотрим такие признаки состава преступления, предусмотренного ст.156 УК РФ, как неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

Прежде всего, обратимся к ст.63 Семейного Кодекса Российской Федерации, в которой воспитание ребенка - это не только право, но и обязанность родителей, они несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Родители обязаны заботиться о здоровье  физическом и психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. В Семейном кодексе также сказано, что при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью своих детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Понятие «неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», в Уголовном кодексе не дано. В доктрине уголовного права под «неисполнением обязанностей» понимают неучастие в воспитательном процессе в виде полного отстранения от него либо участие не в полном объеме, а также частичное выполнение обязанностей по воспитанию, соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетним со стороны лиц, на которых возложена обязанность по его воспитанию.

По мнению А.Г. Мусеибова, неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего - это систематическое, осуществляемое в течение более или менее продолжительного времени бездействие, выражающееся в игнорировании всех либо большинства, предусмотренных нормативными правовыми актами обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, уклонения от выполнения этих обязанностей, не проявления внимания к физическому, психическому и нравственному развитию несовершеннолетнего, безразличном, пренебрежительном отношении к его потребностям, интересам, здоровью, безопасности, учебе, досугу, занятиям и времяпрепровождению. Такое определение, на наш взгляд, приводит к смешению двух понятий «неисполнение» и «ненадлежащее» исполнение обязанностей.  Поскольку если лицо частично исполняет обязанности по воспитанию, то речь следует вести о ненадлежащем исполнении обязанностей, а не о неисполнении обязанностей.

Поэтому под  неисполнением обязанностей следует понимать полное отстранение от воспитания ребенка в течение продолжительного периода времени, а под ненадлежащим исполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего понимают выражающиеся в некачественном и не в полном объеме выполнения обязанностей по воспитанию, в применении запрещенных законом способов и методов воспитания, эксплуатации несовершеннолетнего, в формировании асоциальной направленности личности несовершеннолетнего.

Изучение опубликованной судебной практики показало, что по рассмотренным делам неисполнением родителем своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего судьи признавали такие деяния как отсутствие должного внимания к развитию ребенка, к его поведению в школе, безразличное отношение к здоровью, безопасности, организации досуга, неприятие мер к оказанию медицинской помощи при наличии заболеваний, требующих лечение у врачей - специалистов и др.

Так, были признаны неисполнением обязанностей по воспитанию 4-х месячного ребенка действия матери и отца, выразившиеся в неоднократном оставлении ребенка дома одного без пищи, воды и тепла, неосуществлении должного ухода за ним.

Вместе с тем следует отметить, что в большинстве случаев привлекают к уголовной ответственности тех родителей, которые не предоставляют ребенку пищу, одежду и обувь, при этом не имеют места работы, но получают на детей пособия и расходуют их на приобретение спиртных напитков, т.е. не по назначению. Хотя в России  есть прецеденты. Так, в Ступинском районе был выявлен факт жестокого обращения матери со своим 4-летним ребенком. Женщина злоупотребляла спиртными напитками, надолго оставляла ребенка у посторонних людей, не обеспечивала его одеждой, средствами гигиены, часто не кормила. Мать ребенка была привлечена к ответственности по ст.156 УК РФ36. С нашей точки зрения, таких родителей следует привлекать к уголовной ответственности. Тем более, в данных действиях содержаться все признаки состава преступления предусмотренного ст.156 УК РФ.

Что касается ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию, то они как правило выражаются в нечетком, нерадивом, формальном, несвоевременном, неправильном, преднамеренно неполном их выполнении, в злоупотреблении правами по воспитанию несовершеннолетнего.

Следует отметить, что совершение в отношении ребенка действий, направленных на унижение его чести, достоинства, жестокое и пренебрежительное отношение с ним в одних случаях свидетельствует о неисполнении обязанностей, а в других о ненадлежащем исполнении обязанностей.

Под ненадлежащим исполнением родителем своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего судьи понимали такие действия, при которых обязанности выполнялись не в полном объеме или выполнялись недостаточно, ненадлежащим образом, в т.ч. и не педагогическими методами воспитания, а также различные злоупотребления родительскими правами.

Например, к ненадлежащему исполнению обязанностей относят поощрение совершения подростком антиобщественных поступков, привитие ему взглядов, установок пропагандирующих жестокость, агрессивность, ненависть к человечеству, неуважение к закону, создание условий, угрожающих жизни и здоровью несовершеннолетнего.

В одном из дел отец в процессе воспитания, применял физическое насилие (таскал за волосы),  запрещал гулять, пользоваться косметикой, смотреть телевизор, прятал одежду. Свои действия сопровождал нецензурной бранью и оскорблениями в адрес дочери. При этом, общаясь с дочерью, применял окрики и команды, характерные для общения конвоиров с лицами, содержащимися в следственных изоляторах и исправительных колониях37.

В данных случаях в отношении детей применялись запрещенные законом способы воспитания. Только во втором из приведенных примеров отец применял их именно в процессе воспитания, поскольку считал, что именно так следует воспитывать ребенка. А в 1-м случае он его не воспитывал вообще, а лишь негативно к нему относился. Суды обоснованно признали его действия неисполнением обязанностей по воспитанию ребенка.

Резюмируя изложенное, отметим, что неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанностей должно носить систематический характер. Кроме того, следует более четко разграничивать, в каких случаях имеет место ненадлежащее исполнение обязанностей, а в каких неисполнение обязанностей.

Статья 157 УК РФ относится к разделу «преступления против личности», входит в главу 20 – «преступления против семьи и несовершеннолетних».

В ч. 1 и 2 ст. 157 предусмотрены два самостоятельных состава преступления, имеющие одинаковые признаки объективной и субъективной стороны. Различаются же они по кругу потерпевших и по субъектам преступления, которые в этих составах как бы меняются местами.

Потерпевшие от деяний, описанных в ч. 1, - несовершеннолетние дети (или нетрудоспособные совершеннолетние дети), а субъекты преступления - родители.

Объективная сторона характеризуется, как правило, бездействием - злостным уклонением от уплаты алиментов, то есть виновный не выполняет возложенных на него судом обязанностей по уплате алиментов. В рассматриваемых делах уклонение выразилось в прямом отказе от выплат алиментов, а также сокрытии заработка или иного дохода, с которых производится удержание алиментов, уклонении от устройства на работу. Злостным уклонением считается невыплата алиментов после письменного предупреждения, сделанного судебным приставом-исполнителем.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Субъектами преступлений являются родители – лица обоего пола, обязанные по решению суда уплачивать алименты на содержание своих несовершеннолетних детей.

Так, мировым судьей судебного участка № 1 Ступинского района Московской области Савиновым О.В. постановлением от 22 июля 2011 года прекращено уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера в отношении  Потапова А.И38.

В основном, все женщины, в отношении которых были рассмотрены уголовные дела, лишены родительских прав, в отношении каждой из них вынесен приговор.  Никто из субъектов - лиц  мужского пола родительских прав лишен не был, все они проживают отдельно от детей, на которых обязаны платить алименты.

Так, по уголовному делу в отношении Звягиной Л.А., подсудимая ранее уже отбывала наказание в виде обязательных работ за совершение преступления, предусмотренного ст. 157 ч. 1 УК РФ. Однако, не смотря на это, Звягина Л.А. продолжала уклоняться от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетнего сына, в отношении которого лишена родительских прав. Суд признал ее виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 157 ч. 1 УК РФ, и назначил наказание в виде обязательных работ на срок 150 часов39.

По уголовному делу в отношении Азисова О.А., подсудимый так же был ранее осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 157 ч. 1 УК РФ, к исправительным работам. Суд при вынесении приговора, учел смягчающие наказание обстоятельства, и назначил ему наказание в виде исправительных работ на срок 6 месяцев с удержанием из заработной платы 5 % ежемесячно в доход государства40.

  По всем рассмотренным уголовным делам подсудимые вину в инкриминируемых им деяниях признали полностью. Дела рассмотрены в особом порядке без проведения судебного разбирательства.

Все уголовные дела возбуждены дознавателями отделов судебных приставов по заявлениям потерпевших, в качестве которых выступают родители, с которыми проживают дети, опекуны детей (в случаях, если второй родитель умер или лишен родительских прав), а также специализированные государственные учреждения, на чьем попечении и обеспечении находятся несовершеннолетние дети.

Так, государственные учреждения выступили потерпевшими по девяти уголовным делам: ОГОУ Ступинский детский дом «Орбита», ОГОУ СКДД «Дом детства» ОГОУ «Белозерский детский дом».

Задолженность по алиментам указывается в денежной сумме за определенный период времени, исчисляемой месяцами, поскольку выплаты по алиментам должны производиться раз в месяц. Размер задолженности определяется исходя из периода после предупреждения судебного пристава и до производства предварительного расследования. Задолженность, образовавшаяся с момента окончания предварительного расследования и до вынесения судом окончательного решения по делу, не учитывается при рассмотрении уголовного дела.

Практически по всем уголовным делам подсудимые обязаны были выплачивать по решению суда алименты в размере 1/4, 1/3, 1/6 и 1/8 части всех видов заработков и иных доходов на каждого ребенка ежемесячно. В одном случае подсудимый по решению суда обязан был выплачивать алименты в твердой денежной сумме.

Так, по уголовному делу в отношении Азисова О.А. подсудимый по решению суда обязан был выплачивать алименты в пользу Грищенко М.Я. в твердой денежной сумме на содержание двоих детей в размере 1100 рублей ежемесячно. Однако, за период с сентября 2010 года злостно уклонялся от уплаты алиментов41.

Сроки рассмотрения дел менее одного месяца, уголовных дел данной категории свыше сроков, установленных УПК Российской Федерации, в производстве мировых не было. Иски о возмещении материального ущерба по данной категории дел не заявляются, поскольку обязанность подсудимых выплачивать алименты установлена решением суда и является одной из необходимых предпосылок для привлечения к уголовной ответственности по ст. 157 УК Российской Федерации.

Мировыми судьями наказание осужденным назначалось в соответствии с санкцией ч. 1 ст. 157 УК РФ и в её пределах. В соответствии с санкцией ч. 1 ст. 157 УК РФ судом применялось наказание в виде исправительных и обязательных работ. Исправительные работы не могут быть назначены осужденному, не имеющему постоянного места работы (ст. 50 УК РФ). В таком случае могут быть назначены обязательные работы.

По делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, проводится расследование в форме дознания судебными приставами. Надзор за расследованием осуществляется органами прокуратуры Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством.

Для привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ необходимо, чтобы на лицо по решению суда была возложена обязанность уплачивать алименты, а также наличие злостности в неисполнении указанной обязанности. Понятие злостности как на практике, так и в юридической литературе трактуется неоднозначно.

По мнению Т. Кошаевой и Н. Гуль, под злостным уклонением от уплаты алиментов подразумевается неоднократный отказ от такой уплаты несмотря на сделанное предупреждение; длительное сокрытие лицом своего действительного заработка с целью уклонения от уплаты алиментов; неоднократная смена места жительства или работы с той же целью; изменение фамилии, анкетных данных или других сведений о личности, чтобы избежать уплаты алиментов; иные действия, свидетельствующие об упорном отказе от выполнения судебного решения по уплате алиментов42.

Н. С. Карпухина полагает, что «злостность» должна устанавливаться в каждом конкретном случае на основании законодательства об исполнительном производстве43.

В судебной и прокурорской практике злостным уклонением от уплаты алиментов признается их невыплата в полном объеме более четырех месяцев.

Актуальным является вопрос необходимости направления судебным приставом должнику официального предупреждения о возможности привлечения его к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ, а следовательно, и вопрос исчисления периода неуплаты алиментов, вменяемого в качестве признака злостности уклонения от выполнения соответствующей обязанности. Представляется, такое предупреждение обязательно. Помощники прокурора по надзору за соблюдением законов о несовершеннолетних при проведении проверки исполнительных производств по взысканию алиментов, если информация о выполнении указанной процедуры отсутствует в проверяемых материалах, вызывают должников в прокуратуру и выносят им официальное предупреждение.

Законодателем не установлен объем должного содержания несовершеннолетних ни относительно минимального размера оплаты труда или уровня прожиточного минимума, ни в фиксированной денежной сумме. Судебная практика пошла по пути непривлечения плательщика алиментов к уголовной ответственности, если он выплачивает хотя бы незначительную сумму. Например, лицо на содержание своего ребенка ежемесячно перечисляет 1000 рублей (1/4 официального дохода), которых явно недостаточно даже на покрытие расходов на питание.

При разрешении вопроса о размере алиментов актуальна проблема получения должниками «серой» заработной платы, составляющей в ряде случаев их основной доход. Дознавателям службы судебных приставов при наличии подобной информации целесообразно проводить проверки совместно с налоговыми органами, чтобы выяснить, не уклоняется ли организация от уплаты налогов и исполняется ли обязанность по уплате алиментов в полном объеме. Однако указать размер «неофициальной» заработной платы должника в обвинительном акте, как правило, не представляется возможным, так как отсутствует соответствующая информация, подтвержденная документально (прежде всего материалами проверок контролирующих органов и документами бухгалтерского учета и отчетности).

Зачастую должники в обоснование уважительности причины неуплаты алиментов ссылаются на отсутствие работы. Данный аргумент может приниматься во внимание только в случае принятия должником активных мер по поиску работы, в связи с чем необходимо при допросе должника выяснить его позицию, а также направить запрос в органы занятости населения относительно обращения должника для решения вопроса о его трудоустройстве.

Определенные сложности возникают в связи с установлением местонахождения лица, уклоняющегося от уплаты алиментов. Следует направить запросы в налоговые органы, органы пенсионного фонда (о наличии соответствующих отчислений), органы внутренних дел (о смене паспорта, получении заграничного паспорта), федеральную регистрационную службу (о наличии жилья).

Также необходимо провести опрос близких родственников должника, соседей по прежнему месту жительства (если установить новое место жительства не представляется возможным). Активную помощь органам дознания в установлении местонахождения должника может оказать законный представитель несовершеннолетнего, каковым является один из родителей, родственник или иное лицо, назначенное опекуном, орган опеки и попечительства, поскольку законный представитель прежде всего заинтересован в получении денежных средств на содержание ребенка.

В качестве должника, как правило, выступает один из родителей несовершеннолетнего, расторгнувший брак с другим родителем. Чаще к ответственности за неуплату средств на содержание детей привлекаются мужчины. Однако прокурорами Санкт-Петербурга поддерживалось государственное обвинение и по уголовным делам, возбужденным по ч. 1 ст. 157 УК РФ в отношении женщин-должников, многие из которых имели доход выше уровня прожиточного минимума.

Нередки случаи возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 157 УК РФ в отношении обоих родителей, ведущих асоциальный образ жизни, страдающих алкоголизмом, наркоманией, хроническими заболеваниями, в связи с чем проживание несовершеннолетних с ними невозможно.

В подобной ситуации необходимо организовать должное взаимодействие не только с органами опеки и попечительства, но и социального контроля за неблагополучными семьями (комиссиями по делам несовершеннолетних и инспекторами органов внутренних дел, социальными приютами и организациями и др.).

Потерпевшими по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, являются дети, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, либо нетрудоспособные дети, достигшие восемнадцатилетнего возраста. Ко второй категории потерпевших относятся инвалиды, что должно быть подтверждено медицинскими справками установленного образца.

К уголовной ответственности за рассматриваемое преступление могут быть привлечены лица, лишенные родительских прав, не выполняющие обязанность по уплате средств на содержание своих детей, в отношении которых было принято решение об усыновлении (удочерении).

Как правило, фактическая и юридическая связь между ребенком и родителями утрачивается после вынесения судом решения об усыновлении (удочерении). Заметим, что дела данной категории рассматриваются с участием прокурора, что служит дополнительной гарантией обеспечения прав несовершеннолетнего, в том числе и на его материальное содержание.

В пункте 3 ст. 137 Семейного кодекса Российской Федерации содержится оговорка, согласно которой при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина. Данная норма применяется к ситуациям, при которых в качестве усыновителя выступают мачеха или отчим.Законодатель предусмотрел возможность возложения обязанностей по уплате алиментов на родственников биологических родителей несовершеннолетнего по их просьбе, если этого требуют интересы ребенка. Это должно быть отражено в решении суда об усыновлении (удочерении) ребенка.

Таким образом, при проведении расследования по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, дознавателю необходимо установить, является ли должник биологическим родителем несовершеннолетнего, либо он выполняет функции родителя согласно решению суда об усыновлении (удочерении); как в решении суда об усыновлении (удочерении) разрешен вопрос об обязанности по уплате алиментов на содержание ребенка.

Действенной мерой, способствующей исполнению обязанности по уплате алиментов, является предъявление иска о взыскании неустойки в порядке ст. 44 УПК РФ в случае рассмотрения уголовного дела в общем порядке судопроизводства. Федеральным законом от 30 июня 2008 г. № 106-ФЗ в п. 2 ст. 115 Семейного кодекса Российской Федерации были внесены изменения, касающиеся исчисления неустойки по алиментам. Исходя из данного расчета, сумма неустойки может превышать сумму вменяемой задолженности. Так, при задолженности по алиментам в 388 246 р. 90 к., просрочке выплаты 4007 дней размер неустойки составляет 7 778 508 р. 61 к. (388 246 р. 90 к. х 0,5% х 4007).

Должник, увидев предъявленный органами прокуратуры в отношении его иск на несколько сотен тысяч рублей, а иногда и на миллион рублей, предпринимает попытки к частичной выплате основной задолженности и заявляет ходатайство о передаче иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Суды в приговоре зачастую признают право на иск и предлагают прокурору предъявить его вновь в порядке ст. 45 ГПК РФ. В последнее время все более четкой становится тенденция прекращения уголовных дел о злостном уклонении от уплаты алиментов в связи с примирением с потерпевшим44.

Расчет основной суммы задолженности производится судебными приставами исходя из размера среднего заработка и количества дней просрочки. В случае непризнания ответчиком иска о взыскании неустойки по неуплаченным алиментам суд, как правило, снижает сумму иска до суммы задолженности (неисполненного обязательства) согласно ст. 333 ГК РФ. Усиление надзорной деятельности органов прокуратуры за проведением судебными приставами расследования по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, способствует активизации должников по выполнению ими обязанности по уплате алиментов.

Глава 3 ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ИНТЕРЕСОВ СЕМЬИ

3.1 Основные  проблемы уголовной ответственности за преступления против семьи

Одним из приоритетных направлений социальной политики Российской Федерации является охрана прав семьи и детей.  Понимая важность этой проблемы, государством  предпринимаются  различные меры по созданию наиболее благоприятных условий для существования семей и несовершеннолетних, в числе которых меры по социальной поддержке многодетных  и молодых семей,  содействие  в обеспечении жилыми помещениями, меры, направленные на охрану здоровья матери и ребенка,   различные программы по  сокращению детской беспризорности и  благоустройству детей оставшихся без родительского попечения.

Серьезное внимание в государственной политике занимает деятельность по предупреждению преступлений против семьи и несовершеннолетних. Этот аспект является  актуальным в связи со значительной распространенностью данной категории преступлений, уровень которой в  общей доли совершаемых преступлений остается стабильно высоким. Увеличивается  количество  случаев вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность, совершение преступлений  самими несовершеннолетними, в том числе тяжких и в составе организованных групп.  

Тенденции  виктимизации и криминализации детского и подросткового контингента в немалой степени способствует расширяющаяся практика жестокого обращения с несовершеннолетними в семье и в образовательно-воспитательных учреждениях, пренебрежение основными нуждами детей со стороны лиц, снижение заботы о детях, на которых законом возложены обязанности по их воспитанию, содержанию и надзору. Систематические проявления физического и психического насилия со стороны таких лиц способствуют повышению уровня агрессивности детей, усвоению насильственных способов разрешения семейных конфликтов и воспитания детей как нормативного поведения, воспроизводству ими в общении с окружающими воспринятых в детстве образцов поведения.

Кроме экономической, политической  и  социальной нестабильности современного периода, обуславливающих нарушение  прав и  законных интересов семьи и несовершеннолетних, совершение против них преступлений, необходимо отметить «несовершенство, плохую скоординированность системы государственных органов, которые должны заниматься проблемами семьи и ребенка, их коррумпированность»45, не привлечение к реальной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений против  данной, наименее защищенной  категории граждан российского государства.

В такой ситуации особенно пристальное внимание необходимо уделить совершенствованию законодательной базы, обеспечивающей охрану семьи, материнства и детства, в том числе уголовного законодательства.  Следует отметить, что  некоторые  шаги в этом направлении  уже сделаны, в  том числе в рамках Уголовного кодекса РФ, где  преступления против семьи и несовершеннолетних  выделены  в отдельную самостоятельную главу, содержащую 8 статей, устанавливающих ответственность за преступления против семьи и несовершеннолетних. Появились новые составы преступлений, такие как  ст. 152 "Торговля несовершеннолетними", ст. 156 "Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего".

В отдельных статьях особо подчеркнута ответственность за совершение преступления лицом, занимающим  определенные должности или занимающиеся  определенной деятельностью, что  совершенно оправданно, так как многие преступления против несовершеннолетних совершаются с использованием должностного или служебного положения.

В тоже время изучение статистики  и  судебной  практики свидетельствует о недостаточной проработанности законодательства, отсутствие разъяснений по отдельным вопросам квалификации данной группы преступлений,  сложности  выявления и закрепления  доказательственной базы совершенных преступлений против семьи и несовершеннолетних, не желании «выносить сор» из избы, в связи с чем, изначальная латентность совершаемых правонарушений против несовершеннолетних, насилия в семье перерастает в серьезные преступления, не редко с летальным исходом.

Так, требует своего совершенствования  формулировка ст. 156 УК «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», которая не всегда позволяет привлекать к уголовной ответственности лиц, на которых возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних, за неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности из-за отсутствия четких критериев жестокого обращения и  сложности   получения доказательственной базы.  

Следует отметить, что   жестокое обращение  указано в семейном  законодательстве в качестве одного из оснований для лишения родительских прав.  В Постановлении Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" указано, что жестокое обращение с детьми может выражаться в виде физического, психологического, сексуального насилия, недопустимых способов воспитания.

Волков Е.Н., считает, что "к физическому насилию относится преднамеренное нанесение ребенку физических повреждений или травм родителями, не связанных с несчастным случаем"46. Подтверждением  психологического насилия могут быть  грубые слова и действия, следствием которых является  появление чувства униженности, собственной ничтожности, ненужности, ущербности. Жестокость, может  выражается в непредоставлении несовершеннолетнему питания, крова, одежды, запирание в помещении одного на долгое время, в систематическом унижении его достоинства, издевательствах, нанесении побоев и в других действиях.

При доказывании жестокого обращения родителей (одного из них) с ребенком необходимо определить цель и методы такого обращения родителей (одного из них) с ребенком, мотивы, повлекшие за собой данные действия. Однако в некоторых семьях в качестве воспитательных мер используются различные формы телесного наказания и если они приводят к нарушению здоровья, развития, психического благополучия ребенка, то их следует рассматривать как физическое насилие над ребенком.

Например, "действия матери, которые как она объяснила как "наказание ребенка за непослушание" в виде телесных повреждений, подтвержденных справками из травматологического пункта, нанесение ею ударов ногами по туловищу и ногам ребенка, подтвержденные свидетельскими показаниями, явились основаниями для лишения такой матери родительских прав"47. На  наш взгляд, такие действия должны повлечь не только лишение родительских прав, но и однозначно уголовную ответственность.

Для того, что бы в деянии был состав преступления, необходимы доказательства того, что имело место и жестокое обращение с несовершеннолетним, только в этом случае будут основания для привлечения к уголовной ответственности. Между тем, на наш взгляд,  неисполнение обязанностей по воспитанию само по себе уже значительно нарушает права и интересы несовершеннолетнего и может составлять самостоятельный состав преступления, в то время как жестокое об ращение с несовершеннолетним или применение по отношение к нему насилия следует рассматривать как квалифицирующие признаки.

Несмотря на  актуальность проблемы и  общественно-опасные последствия  преступлений, совершаемых против семьи и несовершеннолетних, следует обратить внимание на то, что  в действующем уголовном законе ответственность  за рассматриваемую категорию преступлений устанавливается ниже, чем в прежнем Уголовном кодексе и значительно ниже, чем за рубежом за аналогичные преступления. Так, например,  вовлечение несовершеннолетнего в пьянство, в занятие попрошайничеством, т.е. в совершение антиобщественных действий по ст. 210 УК РСФСР наказывалось лишением свободы на срок до 5 лет. В настоящее время такое же наказание возможно по статье 151 УК РФ только за действия, если они совершены родителями, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, т.е. для назначения лишения свободы на срок до 5 лет необходим специальный субъект, квалифицирующее обстоятельство.

Статья 154 УК РФ вообще в качестве наказания не предусматривает лишение свободы, тогда как УК РСФСР (ст.162.9) предусматривала за незаконную деятельность по усыновлению детей лишение свободы на срок до одного года.

Злостное уклонение от уплаты средств на содержание ребенка в прошлом УК могло наказываться лишением свободы на срок до года, тогда как в действующем уголовном законе лишение свободы как мера наказания не предусмотрена.

Возможно, законодатель исходил из принципа гуманизма, вводя такие  изменения в уголовное законодательство и,  сказать однозначно о том, что это привело к увеличению преступлений нельзя. В тоже время следует констатировать, что  появляются новые жестокие преступления, совершаемые в отношении и семьи и несовершеннолетних, особенно в области половых отношений и законодатель, как видим, не поспевает  криминализировать  большинство из них, а может быть и не желает.

Проблема защиты семьи и детей всегда была одной из острейших, привлекая к себе внимание самой широкой общественности не только в России, но и  на международном уровне.  Экономический кризис и напряженность в социальной сфере напрямую отразились почти на каждой российской семье. Новое законодательство, в том числе касающееся прав ребенка, содержит нормы, призванные охранять и защищать права ребенка. И порой одно из главных препятствий в их осуществлении - незнание этих норм лицами, ответственными за воспитание несовершеннолетних и  отсутствие системности в деятельности правоохранительных и иных органов, в компетенцию которых входит охрана, защита и обеспечение  прав и  свобод несовершеннолетних, законных интересов  российских семей.

3.2 Вопросы совершенствования уголовного законодательства, касающегося охраны интересов семьи

Одним из ключевых направлений функционирования и развития системы и механизма уголовной политики является совершенствование уголовного законодательства. Приоритетность данного направления определяется социальными функциями уголовно-правового регулирования и уголовно-правовой защиты общественных отношений в сфере нормального развития семьи и несовершеннолетних.

Совершенствование уголовного законодательства и правоохранительного механизма осуществляется как единый системный процесс их количественных и качественных изменений, обусловливающий повышение уровня их эффективности. Изменения объема, структуры, характера, формы и функций правоотношений, государственно-правовых институтов, средств, методов, гарантий, образующих правоохранительный механизм, а также юридических норм являются основой функционирования и развития уголовной политики и достижения ее целей48.

Такое совершенствование предполагает, прежде всего, изменение объема, характера и структуры соответствующих правовых норм, их систематизацию. Этот процесс должен быть системным, иметь комплексный характер, закономерную взаимосвязь всех направлений и форм проявления. Необходимость совершенствования законодательства выражает закономерную зависимость от потребностей практики. Изменение социальных условий, возникновение в этой связи противоречий — это бесконечный процесс изменения количественных и качественных параметров преступности, что способствует выработке мер по защите интересов личности, общества, государства в новых социальных условиях.

Уголовное право определяет пределы и формы преступного поведения, уголовной ответственности, наказуемости общественно опасных деяний. Оно определяет структуру преступности, ее формальные криминологические параметры, оказывает существенное воздействие на сущность, предмет, метод правового регулирования, социальную роль других отраслей права.

Совершенствование уголовного законодательства предполагает строго определенные изменения как его отдельных норм, так и их совокупности. Приоритетный характер этого процесса определяется их сущностью и социальными функциями. Они обусловлены конкретно- историческими, экономическими, социально- политическими, духовными процессами общества, его противоречиями и принципами.

Важнейшей проблемой уголовного законодательства была и остается проблема криминализации и декриминализации деяний, системы и видов наказания, заменяющих их мер государственного принуждения.

В юридической литературе указывается на необходимость разработки механизма криминологического обоснования уголовного законодательства и смежных с ним отраслей, проведения тщательной криминологической экспертизы всей совокупности уголовно-правовых норм и внесения по ее результатам изменений в Уголовный кодекс РФ.

А. В. Наумов, в частности, отмечает: «Проблемы криминализации и декриминализации связаны, по сути, с общими проблемами развития любого государства и общества. Представление о необходимости запрещения в уголовном законе тех или иных деяний не остается раз и навсегда данным и неизменным. Жизнь обязательно вносит в него свои коррективы. При этом следует отметить, что процессы криминализации и декриминализации тесно связаны друг с другом — ответственность за какие-то деяния исключается, а за какие-то, наоборот, устанавливается»49.

В этой связи необходимо привести приоритеты системы Особенной части Уголовного кодекса РФ в соответствие с потребностями современного российского общества по охране важнейших общественных отношений, обеспечивающих целостность и безопасность государства, определяющих меру защиты интересов личности.

Целесообразно согласовать положения конституционного, административного, уголовного, уголовно-процессуального, уголовно- исполнительного, гражданского, семейного и других отраслей права, нормативных актов высших органов государственной власти РФ, субъектов РФ, министерств и ведомств по вопросам, связанным с предупреждением преступности, выделить приоритеты такой деятельности.

Проблема социальных приоритетов — важнейшая проблема уголовного законодательства. В целом не вызывает сомнений стратегическая позиция Уголовного кодекса РФ, определяющая абсолютный приоритет охраны прав и свобод личности. Гарантии интересов личности создаются и зависят не только и не столько от усилий и труда самой личности, сколько от совместных усилий и труда личности, общества и государства. Только государство и общество обладают необходимым механизмом, способным защитить и гарантировать интересы личности.

Уголовный кодекс РФ, имея отдельные недостатки, сохраняет в своем содержании определенный ресурс для его дальнейшего совершенствования.

С. С. Босхолов, освещая приоритеты уголовной политики и их закрепление в действующем уголовном законодательстве, выделяет следующие основные направления его совершенствования:

1) приведение его в точное соответствие с Конституцией РФ;

2) обеспечение эффективной охраны им общественных отношений, олицетворяющих новые социально-экономические условия и урегулированных нормами различных отраслей действующего отечественного законодательства;

3) исключение внутренней несогласованности и противоречивости системы и отдельных норм уголовного закона;

4) качественное повышение уровня применимости уголовно - правовых норм в следственной и судебной практике50.

Учитывая указанные приоритеты и используя материалы изучения следственно-судебной практики, мы предлагаем внести соответствующие изменения в ст. 157 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей».

Объективная сторона рассматриваемого состава преступления заключается в бездействии — злостном уклонении по решению суда от уплаты средств на содержание потерпевших (в ч. 1 — несовершеннолетних, а равно нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста; в ч. 2 — нетрудоспособных родителей).

Для квалификации преступных действий виновного по рассматриваемой норме необходимо установить, что такое уклонение являлось злостным. Этот термин носит оценочный характер. Следует отметить, что в юридической литературе ставился вопрос о необходимости сокращения оценочных понятий в праве. С этой целью предлагается либо совершенно отказаться от оценочных признаков, определяющих преступность деяния или влияющих на его квалификацию, исключив их из действующего уголовного законодательства, либо раскрыть их содержание в самом уголовном законе или подзаконном акте.

Учитывая неоднозначный подход к содержанию понятия «злостное уклонение», В. С. Савельева предлагает заменить термин «злостное» указанием в тексте закона на:

а) длительность (три и более месяца) невыполнения родителем установленной решением суда обязанности по алиментированию несовершеннолетних или нетрудоспособных детей;

б) неплатеж алиментов, несмотря на официальное предупреждение об уголовной ответственности;

в) уклонение, связанное с совершением действий, имеющих специальной целью избежать взысканий по исполнительному листу.

Приведенное предложение представляется нам неубедительным. Злостность является конструктивным признаком диспозиции ст. 157 УК РФ, в связи с чем мы предлагаем раскрыть его содержание в примечании к указанной статье.

Из смысла ст. 157 УК РФ следует, что злостность поведения лица предполагает не единичный факт совершения им уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, а устойчивые и продолжительные действия лица по уклонению от такой уплаты. В этой связи предлагаем ст. 157 УК РФ дополнить приложением следующего содержания: «Злостным, то есть без уважительных причин, является уклонение родителей более трех месяцев от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, или совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных и нуждающихся в материальной помощи родителей».

Анализ диспозиции ст. 157 УК РФ, а также практики ее применения свидетельствует о том, что имеет место уклонение родителей от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, или совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных и нуждающихся в материальной помощи родителей.

Однако указанные лица при этом иногда предоставляют средства на содержание перечисленных лиц, что исключает наличие в их действиях признаков анализируемого состава преступления. В этой связи представляется целесообразным диспозиции ч. 1 и 2 ст. 157 УК РФ после слов «от уплаты средств на содержание» дополнить словами «или предоставления средств».

Следует отметить также, что зачастую бедственное положение находящихся в родстве нетрудоспособных лиц (дедушки и бабушки, детей, внуков) вызвано негативными для них социально- экономическими тенденциями, что ведет к ухудшению их материального положения. Уклонение от их содержания, по нашему мнению, относится к разряду преступлений, представляющих повышенную социальную опасность.

В этой связи представляется целесообразным расширить перечень потерпевших применительно к ч. 2 ст. 157 УК РФ, дополнив ее после слов «на содержание нетрудоспособных родителей,» словами «дедушки и бабушки, детей, внуков или других лиц, если такая обязанность возложена приговором суда или решением судьи».

Мы считаем, что защита материальных интересов родителей и их детей должна быть комплексной. Ст. 157 УК РФ состоит из двух частей: ч. 1 предусматривает ответственность за «злостное уклонение родителя от уплаты но решению суда средств или предоставления средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста»; ч. 2 предусматривает ответственность за «злостное уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей». За указанные действия в качестве наказания предусмотрены обязательные работы на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до трех месяцев.

По сути, содержащиеся в ч. 1 и 2 ст. 157 УК РФ составы преступления являются самостоятельными, хотя и близкими по своей социально-правовой природе, что, по нашему мнению, должно быть отражено в Уголовном кодексе РФ. Поэтому представляется целесообразным выделить их в две отдельные статьи: ст. 157 «Уклонение от уплаты средств на содержание детей» и ст. 1571 «Уклонение от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей».

Предлагается также структурно изменить норму ст. 157 УК РФ, предусмотрев в ней две части. При этом ч. 1 следует изложить в следующей редакции: «Злостное уклонение родителя от уплаты или предоставления средств по решению суда на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста,— наказывается обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев».

В качестве квалифицирующего признака (ч. 2) необходимо закрепить то же деяние, совершенное лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное настоящей статьей, установив за него наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет или лишения свободы на тот же срок.

Соответственно и ст. 1571 УК РФ должна состоять из двух частей. Часть 1 предлагаем изложить в следующей редакции: «Злостное уклонение от уплаты или предоставления средств, назначенных по решению суда на содержание  нетрудоспособных родителей, совершеннолетними трудоспособными детьми — наказывается обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.».

В ч. 2 ст. 157.1 в качестве квалифицирующего признака следует закрепить то же деяние, совершенное лицом, ранее судимым за преступление, предусмотренное настоящей статьей, установив наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет или лишения свободы на тот же срок.

Предлагаемые изменения норм уголовного закона направлены на повышение его эффективности в регулировании правоотношений, возникающих в связи с уклонением от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вопросы демографии, семьи и детства в России вновь стали актуальными. Принимаются серьезные меры, в частности и на законодательном уровне, по реализации намерений в этой области.

В процессе работы выделено следующее Сформулирована концепция уголовно-правовой охраны интересов семьи в условиях демократического государства с рыночными отношениями.

Обосновано предложение о приоритетной уголовно-правовой охране семьи как важного принципа уголовной политики.

Предложено построение более совершенной системы уголовно-правовых норм, направленных на охрану семьи.

Проведено обоснование новой классификации таких преступлений, объединенных одним видовым (групповым) объектом.

Выявлена необходимость дополнения системы объектов, предусмотренных статьей 2 УК РФ еще одним «интересы семьи и несовершеннолетних».

Предложено предусмотреть более серьезную уголовную ответственность за ряд преступлений против семьи путем конструирования в ряде составов квалифицированных признаков.

Комплекс мер уголовно-правовой охраны интересов семьи и несовершеннолетних, предусмотренный действующим уголовным законодательством, не лишен некоторых пробелов. Прежде всего следует обратить внимание на ст. 2 УК РФ, которая в числе основных задач предусматривает охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств; обеспечение мира и безопасности человечества; предупреждение преступлений. Круг охраняемых объектов в указанных задачах определен исчерпывающе.

В целях реализации норм международного права и ст. 38 Конституции Российской Федерации интересы семьи в действующем УК РФ должны определяться как важные, приоритетные. Охрана этих общественных отношений должна предусматриваться в Уголовном кодексе Российской Федерации, сами интересы семьи должны быть зафиксированы в качестве охраняемого объекта непосредственно в ст. 2 УК РФ.

Именно вследствие своего статуса, а также из-за свойственных несовершеннолетним специфических особенностей, вызванных возрастной, социальной и психологической незрелостью, им необходима забота государства и специальная уголовно-правовая охрана. По нашему мнению, за совершение преступления в отношении несовершеннолетнего уголовная ответственность должна быть усилена по сравнению с ответственностью за аналогичное преступление, совершенное в отношении взрослого; для таких преступлений необходимо ввести санкции, характерные для преступлений средней тяжести или тяжких.

Законодателю  необходимо обратить внимание на некоторые положения, неучтенные непосредственно в главе 20 УК РФ.

Ни одно из преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, не может быть отнесено к категории «небольшой тяжести». Принимая во внимание специфику объекта, особенности его психики, последствия, опасные для процесса формирования его личности, правомерно считать такие преступления деяниями, имеющими высокую степень общественной опасности. При установлении ответственности за подмену ребенка, незаконное усыновление (удочерение), разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 153–155 УК РФ) законодателем не учтена такая часто встречающаяся форма совершения преступления, как посягательство, совершаемое лицами, наделенными должностными полномочиями, или родителями, опекунами, попечителями и другими лицами, обязанными заботиться о несовершеннолетних.

В ст. 154 УК РФ не учтена такая общественно опасная разновидность преступления, как его совершение по предварительному сговору группой лиц или организованной группой либо с использованием должностных полномочий.

В УК РФ предусматривается ряд преступлений против нормального развития несовершеннолетних, связанных с отношениями, регулируемыми Семейным кодексом Российской Федерации. Это составы преступлений, закрепляющие ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей (ч. 1 ст. 157 УК РФ). Их юридическая конструкция, с точки зрения обеспечения охраны интересов семьи и несовершеннолетних, представляется небезупречной. Так, уголовная ответственность по ст. 156 УК РФ предусмотрена за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности. Отметим, что ни в Семейном кодексе Российской Федерации, ни в каком-либо международном или федеральном нормативном акте не определены четкие границы понятия «надлежащее воспитание».

Однако Уголовный кодекс Российской Федерации оперирует этим понятием. По мнению некоторых юристов, необходимо конкретизировать понятие «ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» или вообще исключить из диспозиции статьи этот термин, оставив только «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Такая позиция представляется нам наиболее оправданной.

Общественные отношения, связанные с нормальным развитием ребенка, могут быть нарушены в результате действий не только лиц, в соответствии с законом обязанных заботиться о несовершеннолетнем, но и любого другого лица, заботящегося о ребенке.

В качестве примера можно рассмотреть случай проживания лиц в «гражданском» браке. При рождении у этой пары ребенка, если соответствующим образом оформленное волеизъявление от отца ребенка не поступает, мать ребенка считается одинокой матерью. В неблагополучных семьях (где как раз нередки случаи жестокого обращения с детьми) рождение ребенка такой «одинокой» матерью часто выступает средством для получения социального пособия.

Безусловно, при установлении факта нарушения прав ребенка со стороны матери и ее сожителя вопрос о привлечении к уголовной ответственности должен решаться в отношении обоих. Однако если буквально трактовать процесс установления отцовства, определенный ст. 48 СК РФ, мужчина в этом случае не является одним из родителей.

Также необходимо рассмотреть вопрос о привлечении к ответственности по ст. 156 УК РФ не только родителей/опекунов, законных представителей, но и членов семьи, которые в силу тех или иных причин заботятся о ребенке длительное время (во время каникул несовершеннолетнего, в период длительного отсутствия родителей и т.д.), если с их стороны проявлена жестокость по отношению к несовершеннолетнему.

Исходя из криминогенных реалий, сложившихся в обществе, содержание иных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, требует дальнейшей дифференциации и законодательного уточнения. В связи с этим предлагается новая редакция ст. 156 УК РФ:

«1. Неисполнение (полный отказ от выполнения) обязанностей по уходу за несовершеннолетним и его воспитанию родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним,  – наказывается…

2. То же деяние, а также ненадлежащее исполнение обязанностей по уходу за несовершеннолетним и его воспитанию родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, совершенные:

а) в отношении двух и более лиц;

б) группой лиц, –

наказываются…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья несовершеннолетнего, – наказываются…»

Вследствие распространенности жестокого обращения с несовершеннолетними в обществе и необходимости пресечения дальнейшего развития отмеченной тенденции следует ввести отдельный состав преступления (ст. 156.1 УК РФ), предусматривающий ответственность за данное правонарушение совершеннолетними лицами, не указанными в ст. 156 УК РФ. Диспозиция этой уголовно-правовой нормы должна содержать примерный перечень тех действий, которые следует отождествлять с жестоким обращением с несовершеннолетним. При этом под жестоким обращением с несовершеннолетним должно пониматься: физическое и психическое насилие, выражающееся в причинении нравственных страданий несовершеннолетнему; грубое, пренебрежительное отношение к несовершеннолетнему, а равно унижение его человеческого достоинства, оскорбление; эксплуатация несовершеннолетнего. Подобная новация позволит также решить актуальный ныне для практики вопрос, состоящий в неоднозначной трактовке понятия «жестокое обращение», ориентировав судей и работников правоохранительных органов на конкретные критерии отнесения действий к жестокому обращению.    

Помимо этого возможен и другой вариант – возникновение обязанности иметь заботу о ребенке по договорным отношениям: речь идет о принятии участия в процессе воспитания ребенка няни, гувернера и т.д. Эти лица могут быть наняты в частном порядке, и фактам жестокого обращения в отношении воспитуемого с их стороны должна быть дана юридическая оценка.

Все перечисленные субъекты в силу тех или иных обстоятельств получают право заниматься воспитанием ребенка и не могут не осознавать своей обязанности заботиться о нем. В случаях жестокого обращения с их стороны ребенок остается беззащитным, его интересам может быть нанесен существенный вред. Учитывая, что сам способ совершения преступления в отношении несовершеннолетнего не во всех случаях образует самостоятельный состав преступления (ст. 115, 116, 117, 125 УК РФ и т. д.), общественно опасное деяние может остаться безнаказанным.

В статье 157 УК РФ не учтена высокая общественная опасность уклонения от уплаты алиментов лицом, ранее судимым за такое же деяние. При анализе круга проблем уголовно-правовой охраны прав и интересов ребенка налицо пробел в законе, касающийся специальной защиты его наследственных прав.

Кроме того, в действующем уголовном законе не учтены в полной мере такие проблемы, как насильственное применение искусственного осеменения, а также добровольное искусственное осеменение, проведенное с грубым нарушением, повлекшим тяжкие последствия для матери и плода (вред здоровью); вступление в отношения с суррогатной матерью, вынашивающей ребенка за вознаграждение, сопряженное с последующим искусственным прерыванием беременности или с последующей продажей ребенка; заведомое заключение договора на вынашивание ребенка суррогатной матерью с целью последующего шантажа разглашением сведений и получения пожизненного содержания. Все указанные моменты требуют, как представляется, скорейшего разрешения и прежде всего – на законодательном уровне.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. - М.: Юрид. лит., 2012.
  2.  Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. — № 1. — Ст. 16. С изменениями и дополнениями по состоянию на 2012 г.
  3.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. - М.: Спарк, 2012.
  4.  Федеральный закон от 16 апреля 2001г. №44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 23 апреля 2001 г. – № 17. – Ст. 1643.
  5.  Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Библиотечка Российской газеты. - № 22-23. - 2009.
  6.  Конвенция о правах ребенка, принятая 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 года (ратифицированная постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 года № 1559-I) // Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, сорок четвертая сессия. Дополнение №49 (А/44/49), стр. 230-239.
  7.  Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. № 275 «Об утверждении Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 10 апреля 2000 г. - № 15. - Ст. 1590.
  8.  Дело № 2-1717\11. Архив Московского городского суда.
  9.  Дело № 2-890\11. Архив Московского городского суда.
  10.  Дело № 2-37. Архив Московского областного суда.
  11.  Дело № 2-56. Архив Московского областного суда.
  12.  Дело № 2-51. Архив Московского областного суда.
  13.  Дело № 4-12. Архив Московского областного суда
  14.  Бажева Л. Примирение с потерпевшим по делам о злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2011. № 6. С. 238.
  15.  Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права: Общая и Особенная части. Киев; СПб.; Харьков: Юж.-рус. кн. изд-во Ф. А. Иогансона, 2012.
  16.  Босхолов, С. С. Основы уголовной политики: конституционный, криминологический, уголовно- правовой и информационный аспекты. М., 2009.
  17.  Волкова Е.Н. Защита детей от жестокого обращения. - СПб.: Питер, 2012.
  18.  Домострой. М., 2010.
  19.  Ермолова О.В. Примеры судебной практики с комментариями. // Семейные споры и конфликты. Юридические вопросы, проблемы, их решения. Электронный ресурс. URL: http:f-disput.narod.ru.
  20.  Есипов В.В. Уголовное право: Часть Особенная. Вып. 1: Преступления личные. Варшава, 2012.
  21.  Карпухина Н. С. Отдельные проблемы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 157 Уголовного кодекса Российской Федерации (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. 2012. № 1. С. 53.
  22.  Ключевский В.О. Сочинения: В 9 т. Т. 1: Курс русской истории. Ч.1/ Под ред. В.Л. Янина. М.: Мысль, 2012.
  23.  Комментарий  к  Уголовному  кодексу  Российской  Федерации:  (постатейный)  /  В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. – Волтерс Клувер. – 2012.
  24.  Королев Ю.А. Семья как субъект права // Журнал российского права. - 2011. - № 10. - С. 15.
  25.  Королев Ю.А. Усыновление – проблемы решенные и нерешенные // Адвокат. –  М.: Законодательство и экономика. – 2012. – № 2. – С. 31-32.
  26.  Кошаева Т., Гуль Н. Проблемы ответственности за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей и применения ч. 1 ст. 157 УК РФ // Уголовное право. 2012. № 1. С. 38.
  27.  Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 2011.
  28.  Львова Е., Паршуткин В. Всегда ли оправдано сохранение тайны усыновления // Российская юстиция. – М.: Юрид. лит. – 2012, № 3. – С. 22-23.
  29.  Львова Е., Паршуткин В. Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении) детей иностранцами // Российская юстиция. – М.: Юрид. лит., 2011. –  № 11. – С. 27-28.
  30.  Миронов Б.Н.  Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.): В 2 т. 2-е изд., испр. СПб., 2010. – С. 249.
  31.  Наумов, А. В. Уголовное право. Общая часть : курс лекций. М., 2012.
  32.  Нестерова  Н.М.  Нарушение  тайны  усыновления  (удочерения)  лицом,  обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как профессиональную тайну // Юрист-правовед. – 2012. – № 2. – С. 12.
  33.  Познышев С.В. Особенная часть русского уголовного права: Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового Уложений. 2-е изд., испр. и доп. М., 2012.
  34.  Пресс-релиз прокуратуры Приморского края 09.08.2011 // http://№adzor.pk.ru/pressa/release.php.
  35.  Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. СПб., 2012.
  36.  Пухтий Е. Е. Преступления против семьи и несовершеннолетних : Вопросы техники конструирования составов и дифференциации ответственности. Автореф. к.ю.н. -Казань,  2012.-С.4
  37.  Российское законодательство X – XX веков.: В 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси / Отв. ред. В.Л. Янин. М., 2012.
  38.  Соборное Уложение 1649 года: Текст. Комментарий. СПб., 2010.
  39.  Таганцев  Н.С.  О  преступлениях  против  жизни  по  русскому  праву. СПб., 2011. Т. 2.
  40.  Титов Ю.П.  Хрестоматия по истории государства и права России. М.: Проспект, 2009.
  41.  Фойницкий И.Я. Курс уголовного права: Часть особенная: Посягательства личные и имущественные. 6-е изд. СПб., 2012.
  42.  Хрестоматия по истории государства и права СССР: Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 2010.

1 Ключевский В.О. Сочинения: В 9 т. Т. 1: Курс русской истории. Ч.1/ Под ред. В.Л. Янина. М.: Мысль, 2012. С. 219.

2 Российское законодательство X – XX веков.: В 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси / Отв. ред. В.Л. Янин. М., 2012. – С. 149

3 Хрестоматия по истории государства и права СССР: Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 2010. – с. 244

4 Хрестоматия по истории государства и права СССР: Дооктябрьский период / Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М.: Юрид. лит., 2010. – с. 244

5 Фойницкий И.Я. Курс уголовного права: Часть особенная: Посягательства личные и имущественные. 6-е изд. СПб., 2012. – С. 34

6 Таганцев  Н.С.  О  преступлениях  против  жизни  по  русскому  праву. СПб., 2011. Т. 2. - С. 7

7 Домострой. М., 2010 – С. 134

8 Соборное Уложение 1649 года: Текст. Комментарий. СПб., 2010. – С. 16

9 Титов Ю.П.  Хрестоматия по истории государства и права России. М.: Проспект, 2009.  – С. 199

10 Белогриц-Котляревский Л.С. Учебник русского уголовного права: Общая и Особенная части. Киев; СПб.; Харьков: Юж.-рус. кн. изд-во Ф. А. Иогансона, 2012. – С.134

11 Титов Ю.П.  Хрестоматия по истории государства и права России. М.: Проспект, 2009. – С. 194

12 Российское законодательство X–XX веков: В 9 т. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. А.Г. Маньков. М., 2010. – С. 358

13 Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 2011. – С. 477

14 Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. СПб., 2012.   – С. 35

15 Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. СПб., 2012. – С. 35

16 Есипов В.В. Уголовное право: Часть Особенная. Вып. 1: Преступления личные. Варшава, 2012.    – С. 61

17 Познышев С.В. Особенная часть русского уголовного права: Сравнительный очерк важнейших отделов особенной части старого и нового Уложений. 2-е изд., испр. и доп. М., 2012.   – С. 369

18 Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. СПб., 2011. – С. 488

19 Соборное Уложение 1649 года: Текст. Комментарий. СПб., 2010. – С. 48

20 Миронов Б.Н.  Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.): В 2 т. 2-е изд., испр. СПб., 2010. – С. 249

21 Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву. СПб., 2012. – С. 249.

22 Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Библиотечка Российской газеты. - № 22-23. - 2009.

23 Конвенция о правах ребенка, принятая 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 года (ратифицированная постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 года № 1559-I) // Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, сорок четвертая сессия. Дополнение №49 (А/44/49), стр. 230-239.

24 Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. - М.: Юрид. лит., 2012.

25 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 1 января 1996 г. — № 1. — Ст. 16

26 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. - М.: Спарк, 2012.

27 Королев Ю.А. Семья как субъект права // Журнал российского права. - 2011. - № 10. - С. 15.

28 Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. № 275 «Об утверждении Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 10 апреля 2000 г. - № 15. - Ст. 1590.

29 Королев Ю.А. Усыновление – проблемы решенные и нерешенные // Адвокат. –  М.: Законодательство и экономика. – 2012. – № 2. – С. 31-32.

30 Львова Е., Паршуткин В. Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении) детей иностранцами // Российская юстиция. – М.: Юрид. лит., 2011. –  № 11. – С. 27-28.

31 Федеральный закон от 16 апреля 2001г. №44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 23 апреля 2001 г. – № 17. – Ст. 1643.

32 Пресс-релиз прокуратуры Приморского края 09.08.2011 // http://№adzor.pk.ru/pressa/release.php.

33 Комментарий  к  Уголовному  кодексу  Российской  Федерации:  (постатейный)  /  В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. – Волтерс Клувер. – 2012. – С. 56.

34 Нестерова  Н.М.  Нарушение  тайны  усыновления  (удочерения)  лицом,  обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как профессиональную тайну // Юрист-правовед. – 2012. – № 2. – С. 12.

35 Львова Е., Паршуткин В. Всегда ли оправдано сохранение тайны усыновления // Российская юстиция. – М.: Юрид. лит. – 2012, № 3. – С. 22-23.

36 Дело № 2-1717\11. Архив Московского городского суда.

37 Дело № 2-890\11. Архив Московского городского суда.

38 Дело № 2-37. Архив Московского областного суда.

39 Дело № 2-56. Архив Московского областного суда.

40 Дело № 2-51. Архив Московского областного суда.

41   Дело № 4-12. Архив Московского областного суда

42 Кошаева Т., Гуль Н. Проблемы ответственности за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей и применения ч. 1 ст. 157 УК РФ // Уголовное право. 2012. № 1. С. 38.

43 Карпухина Н. С. Отдельные проблемы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 157 Уголовного кодекса Российской Федерации (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей) // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. 2012. № 1. С. 53.

44 Бажева Л. Примирение с потерпевшим по делам о злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2011. № 6. С. 238.

45 Пухтий Е. Е. Преступления против семьи и несовершеннолетних : Вопросы техники конструирования составов и дифференциации ответственности. Автореф. к.ю.н. -Казань,  2012.-С.4

46 Волкова Е.Н. Защита детей от жестокого обращения. - СПб.: Питер, 2012. - С. 55.

47 Ермолова О.В. Примеры судебной практики с комментариями. // Семейные споры и конфликты. Юридические вопросы, проблемы, их решения. Электронный ресурс. URL: http:f-disput.narod.ru.

48 Гребцов, О. В. Уголовная политика современной России и предупреждение преступности : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2010. С. 14-15.

49 Наумов, А. В. Уголовное право. Общая часть : курс лекций. М., 2012. С. 124.

50 Босхолов, С. С. Основы уголовной политики: конституционный, криминологический, уголовно- правовой и информационный аспекты. М., 2009. C. 129.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17087. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ 58.03 KB
  08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2013 Работа выполнена в секторе уголовного права и криминологии Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт государства и права Российской академии наук. Научные руководители: доктор юридических наук профессор Келина Софья Григорьевна доктор юридических наук профессор Максимов Сергей Васильевич Официальные оппоненты: Биккинин Ирек Анасович доктор юридических...
5100. ПРАВОВАЯ ОХРАНА ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ, РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И США 43.54 KB
  Товарный знак – предмет охраны практически во всех странах мира. С каждым днем все больше возрастает необходимость совершенствования правовой охраны товарного знака как на национальном, так и на международном уровне.
15096. Уголовно-правовая характеристика преступного сообщества 34.66 KB
  Более полное развитие этот институт получил в Уставе благочиния или Полицейском уставе... Устава Управа Благочиния в городе законом неутвержденное общество товарищество братство и иное подобное собрание под каким бы названием ни состояло не признает за действительное буде у таковых окажутся обязательства правила положения или постановления то ни во что не вменять: буде же такое общество товарищество братство или иное подобное собрание общему добру вред ущерб или убыток наносит либо бесполезно то подлежит уничтожению и...
8178. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 134.65 KB
  Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Общая характеристика преступлений против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
12556. Уголовно-правовая характеристика преступлений, совершенных в состоянии аффекта 34.11 KB
  Рассмотреть общественную опасность форм преступных посягательств в состоянии аффекта, находящихся под уголовно-правовым запретом, и дать характеристику социальной направленности этих деяний; отграничить убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта от преступных деяний со сходными объективными и субъективными признаками;
4798. Уголовно-правовая и криминалистическая характеристика краж, совершаемых в пассажирских поездах 90.43 KB
  История об ответственности за кражи на транспорте по сегодняшний день. Одним из видов такой преступности являются кражи в пассажирских поездах. Среди краж особое место занимают кражи совершенные из одежды сумки или другой ручной клади находившихся при потерпевшем и как правило в пассажирских поездах. Кражи совершаемые из одежды сумки или другой ручной клади находившихся при потерпевшем как правило происходят в местах большого скопления людей поэтому установить лицо совершившее данное преступление...
15019. Уголовно-правовая характеристика уклонения от исполнения обязанностей военной службы 34.52 KB
  Преступления, связанные с уклонением от военной службы, приобретают все большую общественную опасность. Помимо неуклонного их роста они нередко сопровождаются и другими преступлениями, такими как дача взятки, убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, насильственные действия в отношении начальника, хищение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ и т. д.
13110. Уголовно-правовая оценка квалифицированныхвидов убийств: теоретические и правоприменительные вопросы 77.92 KB
  Исторический анализ развития уголовного законодательства России об ответственности за убийство; Выявление проблем, возникающих в правоприменительной практике при квалификации квалифицированных видов убийств; Анализ современного уголовно – правового законодательства об ответственности за убийство в зарубежных странах; Определение признаков, разграничивающих деяния, предусмотренные ч.2 ст. 105 УК РФ со смежными составами преступлений;
3719. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ст. 228, 2281, 229, 2291 УК РФ 82.16 KB
  Преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ относятся к преступлениям международного характера, уголовно-правовая борьба с которыми ведется на основе ряда международных конвенций
20809. Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с экстремизмом по законодательству Республики Казахстан 87 KB
  Уголовная ответственность за финансирование экстремизма или террористической деятельности. На борьбу с экстремизмом были мобилизованы усилия не только правоохранительных органов но и государства в целом. Экстремизм – социально-политическое явление представляющее серьезную угрозу политической стабильности безопасности и суверенитету государства а также осуществлению основных прав и свобод человека и усиливающее деструктивные процессы в обществе. террористический акт захват заложников и иные проявления неизбирательного...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.