Криминологическая характеристика и предупреждение организованной преступности

Актуальность темы исследования обусловлена его направленностью на определение концептуальных основ обеспечения системности в криминологической оценке и социально-правовой практике предупреждения организованной преступности необходимостью разработки рекомендаций по совершенствованию системы взаимодействия органов власти и управления правоохранительных органов различных институтов гражданского общества в рассматриваемой сфере социально-правового контроля. Научный анализ феномена организованной преступности отдельных форм ее проявления и...

2015-09-14

30.99 KB

16 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Криминологическая характеристика и предупреждение организованной преступности 


ОГЛАВЛЕНИЕ

[1] Криминологическая характеристика и предупреждение организованной преступности

[2]
ОГЛАВЛЕНИЕ

[3]
1 ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

[4]
2 ИЗМЕРЕНИЕ СОСТОЯНИЯ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

[5]
3 ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

[6]
ВЫВОДЫ

[7]
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Актуальность темы исследования обусловлена его направленностью на определение концептуальных основ обеспечения системности в криминологической оценке и социально-правовой практике предупреждения организованной преступности, необходимостью разработки рекомендаций по совершенствованию системы взаимодействия органов власти и управления, правоохранительных органов, различных институтов гражданского общества в рассматриваемой сфере социально-правового контроля.

Степень разработанности проблемы. Научный анализ феномена организованной преступности, отдельных форм ее проявления и системы ее предупреждения получил отражение в трудах ведущих российских ученых-правоведов. Теоретические аспекты этой криминологической и уголовно-правовой проблемы рассматривали в своих трудах такие ученые, как А.И. Алексеев, И.И. Басецкий, С.В. Ванюшкин, Н.П.Водько, А.Н. Волобуев, И.М. Гальперин, И.В. Годунов,  Л.Д. Гаухман, Р.Р. Галиакбаров,  А.И. Гуров, В.Г. Гриб, А.И. Долгова, А.Э. Жалинский, О.Д. Жук, B.C. Комиссаров, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, С.Я. Лебедев, Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеев, С.В. Максимов, Г.М. Миньковский, В.А. Номоконов, B.C. Овчинский, В.А. Плешаков, Э.Ф. Побегайло, А.Л. Репецкая, С.А. Солодовников, В.Д. Филимонов, О.В. Филимонов,    М.Д. Шаргородский, А.В. Шесслер, А.Н. Элазян, П.С. Яни и др. Вопросам соучастия в преступлении как уголовно-правовой основы познания организованной преступности, были посвящены научные труды таких видных ученых, как Ф.Г. Бурчак, П.И. Гришаев, Г.А. Кригер, М.И. Ковалев, А.А. Пионтковский, Н.С. Таганцев, П.Ф. Тельнов, А.Н. Трайнин и др.

Анализ криминологической и уголовно-правовой литературы дает основание утверждать, что до последнего времени абсолютное большинство осуществленных российскими специалистами исследований проблемы организованной преступности имело своим предметом лишь выявление закономерностей влияния социальной действительности на развитие этого негативного явления, познание его количественных и качественных характеристик. В этом же направлении сосредоточивались усилия исследователей, разрабатывавших теоретические основы общесоциального и специально-криминологического предупреждения преступности, включая обеспечение профилактического контроля над ее организованными формами.

Анализ научных трудов показывает, что сегодня имеется неразрешенный комплекс противоречий между существующими положениями правовой науки, правоохранительной деятельностью и потребностями российского общества в применении адекватных и системных мер, направленных на противодействие распространению организованной преступности, разрушение ее системного качества и соответственно минимизацию ее общественно опасных последствий.

Объектом исследования являются социально-правовые отношения, связанные с развитием и современным состоянием организованной преступности, а также обеспечением ее предупреждения мерами криминологического и правового характера.

Предметом исследования являются теоретические, методологические и историко-правовые предпосылки и условия эффективного применения системного подхода в криминологическом познании организованной преступности; закономерности и тенденции организованной преступности как системного социально-правового явления; криминологические показатели организованной преступности и ее социальных последствий; криминологические особенности процессов внешней и внутренней детерминации организованной преступности, ее обратного влияния на развитие общественных отношений как в рамках самой преступности, так и в легальных социально позитивных сферах жизнедеятельности общества; состояние и перспективы развития системы предупреждения организованной преступности.

Цель исследования состоит в получении нового  криминологического знания о проявлениях организованной преступности на основе использования системного подхода к ее изучению, а также в разработке на этой основе комплекса оптимальных мер предупреждения организованной криминальной деятельности.

На достижение указанной цели направлено решение следующих взаимосвязанных задач:

- определение и анализ теоретических, методологических и историко-правовых предпосылок формирования, развития и использования системного подхода в криминологических исследованиях преступности и организованных форм ее проявления;

- анализ современной системы предупреждения организованной преступности;

- обобщение опыта использования результатов криминологического прогнозирования организованной преступности в предупредительной деятельности органов внутренних дел;

- определение перспектив взаимодействия и координации деятельности специальных субъектов предупреждения организованной преступности;

- разработка предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование системы криминологического изучения организованной преступности, а также системы ее предупреждения органами внутренних дел.

Методологическую и методическую основу исследования составляют теоретико-методологические положения юридической и социологической наук о сущности преступности, ее закономерностях и тенденциях, системе криминологической детерминации и предупреждения.


1 ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Организованная преступность выступает в качестве социальной проблемы, имеющей в то же время и правовое содержание. Комплексный подход к ее познанию и изучению позволит составить четкое представление о месте преступности в жизни общества в контексте различных аспектов его существования, а также выявить основные закономерности функционирования и развития организованной преступности, что является основой для составления тех или иных практических рекомендаций, прогнозов и т.п.1.

В зарубежной и отечественной криминологической литературе можно встретить несколько подходов к определению понятия организованной преступности. Для значительного числа авторов, описывающих данный феномен, важно наличие сплоченной группы лиц, совершающих преступление, а также возникновение и функционирование преступных сообществ, формирований2. Ряд авторов подчеркивает массовый характер такого функционирования. Так, А.И. Гуров пишет, что организованная преступность - «это относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступников, занимающихся совершением преступлений как промыслом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему защиты от социального контроля»3.

Э.Ф. Побегайло отмечает также, что «организованная преступность есть обладающая высокой степенью общественной опасности форма социальной патологии, выражающаяся в постоянном и относительно массовом воспроизводстве и функционировании преступных сообществ (преступных организаций)»4. При таком подходе организованная преступность фактически идентифицируется с преступным сообществом (организацией), совокупностью криминальных деятелей, что не отображает всю полноту данного понятия.

Нужно отметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление также признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Очевидно, что указанные законодательные признаки организованной группы недостаточны для отграничения ее от других форм групповой деятельности, например, от группы лиц по предварительному сговору. Поскольку заранее объединиться группе лиц можно только путем предварительной договоренности, то по этим признакам четкого различия между названными двумя формами преступной деятельности не наблюдается. Не отличает их и такой признак, как цель совершения одного преступления, который присутствует в обеих формах преступной деятельности (ч. 2, 3 ст. 35 УК РФ), т.к. устойчивость предполагает объединение для совершения нескольких преступлений. С другой стороны, несколько преступлений может совершить (и договариваться об этом) группа лиц по предварительному сговору. Тем не менее основным признаком, отличающим организованную группу от группы лиц по предварительному сговору, является устойчивость, означающая длительность и устойчивость преступной связи между участниками. Она достигается, как правило, в ходе неоднократного совершения преступления. Поэтому законодателю необходимо четко выделить признаки организованной группы, чтобы отличать ее от группы лиц по предварительному сговору, с одной стороны, и преступной организации, с другой. В качестве таких признаков можно выделить систематичность, свидетельствующую об организованном характере группы, и длительность деятельности группы, которая позволяет признавать группу устойчивой и в тех случаях, когда объединение создается для совершения даже одного преступления, но его осуществление требует длительной подготовки при тщательной специализации соучастников5.

Очерчивая данные рамки рассматриваемого объекта, следует отметить, что организованная преступность - явление сложное и многоуровневое, имеющее специфическую структуру. Исследователи этой проблемы выделяют три различных уровня организованности преступности6.

Первый уровень - самый низший. Преступления здесь хотя и совершаются организованной группой, которая является устойчивой и сплоченной, но в ней все же нет сложной структуры, иерархии; функции организаторов и исполнителей строго не разграничены. Хотелось бы отметить, что этот уровень к организованной преступности как социальному явлению прямо не относится.

Второй уровень организованности преступной деятельности представляет собой иерархическое построение определенных групп, иногда их конгломерат. Особенность таких групп состоит в том, что на этом уровне организованности уже активно вторгаются в официальные структуры, используют их в своих криминальных целях. Такие группы можно назвать преступными организациями.

На третьем уровне речь идет об организации преступной среды и консолидации ее лидеров в преступные сообщества. Здесь уже происходит четкое отделение функций организации и руководства от непосредственного участия в преступной деятельности. Лидеры преступной среды в этом случае заняты выработкой общей линии поведения, стратегии и тактики деятельности сообщества, обеспечением взаимодействия его структурных компонентов7.

Таким образом, в структуру организованной преступности как целостного социального явления входят не любые организованные преступные группы, а лишь преступные организации (второй уровень организованности) и преступные сообщества (третий уровень организованности), т.е. необходимо, чтобы в деятельности подобных объединений прослеживалась взаимосвязь трех составляющих компонентов: теневой экономики (в любой ее форме), преступного мира и коррупции (как в государственных, так и в правоохранительных органах)8. Представляется необходимым и своевременным также различие двух принципиально важных типов криминальных организаций, предложенное А.И. Долговой: «Преступная организация - субъект конкретных преступлений или организованной преступной деятельности, с одной стороны, и - с другой - организация, структурирующая ту часть населения, которая выходит из правового пространства, решает свои проблемы с нарушением закона, в т.ч. уголовного, и определенным образом самоорганизуется»9.

Другой подход предполагает определение организованной преступности как социального явления, феномена, что делает рассматриваемый объект слишком расплывчатым и неопределенным. Примером определения, которые даются в рамках этого подхода, может служить следующее: организованная преступность - относительно самостоятельное негативное социальное явление, характеризующее консолидацию криминальной среды в рамках региона, страны в целом; разделение преступного сообщества на иерархические уровни с выделением лидеров, не причастных к совершению преступлений, осуществляющих организаторские, управленческие, идеологические функции; вовлечение в преступную деятельность должностных лиц (коррумпирование); монополизация и расширение сфер противоправной деятельности; создание системы противодействия, направленной на нейтрализацию всех форм социального контроля10.

В рамках наметившегося в последние два десятилетия деятельностного подхода определение организованной преступности дается путем указания прежде всего на деятельность устойчивых преступных организаций (сообществ)11. Здесь организованная преступность предстает как сознательная, систематическая деятельность, осуществляемая в широких масштабах организованными сообществами людей, сплоченных преступной идеологией, имеющими соответственно поставленным целям внутреннюю структуру, специфическую систему управления и обеспечения безопасности, которые получают прибыль и приобретают власть в процессе создания и эксплуатации как законных, так и незаконных рынков товаров и услуг. Данная трактовка учитывает разработки других криминологических направлений, что обеспечивает комплексность подхода. На данный момент она представляется нам наиболее последовательной и органичной.


2 ИЗМЕРЕНИЕ СОСТОЯНИЯ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Организованная преступность, будучи самостоятельным видом преступности, обладает рядом специфических социальных и криминологических характеристик, позволяющих ей создавать относительно успешную систему защиты от социально-правового контроля. Это обстоятельство значительно осложняет задачу исследователя, анализирующего количественные и качественные признаки организованной преступности, исходя из информации, содержащейся в официальных статистических источниках, поскольку она в большей степени отражает не реальное состояние исследуемого явления, а возможности контроля над ним. Согласно имеющимся исследованиям, латентность преступлений, совершаемых организованными преступными группами, чрезвычайно высока, а показатели ее реального состояния превышают официальные, по одним данным, в 6-10 раз12; а по другим - как минимум в 12-15 раз13. Указанное обстоятельство существенным образом корректирует представления об оргпреступности, основанные на анализе официальных данных. Вместе с тем представляется, что игнорировать последние никак нельзя. При всей своей относительности, они все же позволяют выявить наиболее значимые тенденции в развитии организованной преступности, понимание и анализ которых являются более существенным, нежели поиск какой-либо конкретной, точной, цифры, характеризующей эти тенденции.

Криминологическое измерение организованной преступности предполагает поиск надежных показателей, анализ которых позволит охарактеризовать ее состояние, динамику, структуру и иные признаки. Представляется, что в качестве таких показателей могут служить данные о регистрации преступлений, совершенных в составе организованной группы или преступного сообщества, с одной стороны, и данные о регистрации преступлений, предусмотренных ст. 209 УК РФ «Бандитизм» и ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации)», - с другой. Именно совокупный анализ этих показателей, отражающих и структурные, и функциональные характеристики исследуемого феномена, позволит представить статистическую картину организованной преступности наиболее информативной. Наряду с показателями и единицами измерения организованной преступности представляется необходимым специально оговорить период статистического наблюдения. В современной литературе нет общепризнанной «исходной точки», основной базы статистического анализа организованной преступности. Возможно, при осознании этого обстоятельства в отечественной криминологии и наметилась тенденция обособления так называемого «современного периода» в развитии организованной преступности. Так, Т.А. Пособина замечает, что свой полный образ силового фундамента организованной преступности с окончательно сформировавшимися признаками современный бандитизм получил в 1995-1997 годах14. Формально этот период совпадает с моментом вступления в силу последнего УК РФ, создавшего новый каркас криминализации проявлений оргпреступности, а потому может вполне использоваться в качестве исходной точки статистического анализа. Однако следует помнить о постоянном реформировании уголовного закона, определяющего нормативные рамки преступности.

Анализ показывает, что за последние пять лет суммарное количество преступлений, предусмотренных ст. 209 и ст. 210 УК РФ и составляющих ядро организованной преступности, возросло на 115,1 %: с 595 преступлений в 2006 году до 685 в 2010 году; при этом среднее значение ежегодных темпов прироста данных преступлений составило + 4,25 %.

На протяжении исследуемого периода удельный вес рассматриваемых преступлений в структуре всех преступлений, зарегистрированных по нормам гл. 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности», оставался относительно стабильным, составляя в среднем 0,9 %. Резкое повышение этого показателя в 2007 году (с 0,3 % до 1,1 %) объясняется, на наш взгляд, исключительно сокращением числа и, следовательно, удельного веса хулиганства в структуре всех преступлений против общественной безопасности, которое было обусловлено фактически декриминализацией основного состава данного преступления.

В представленных данных обращает на себя внимание отчетливая тенденция изменения соотношения банд и преступных сообществ. Если в 2006 году на одно преступное сообщество приходилась 3,2 банды, в 2007 - 2,3, в 2008 - 1,9, в 2009 - 1,7, то в 2010 году количество банд и преступных сообществ, зарегистрированных правоохранительными органами, сравнялось. Количество банд за анализируемый период сократилось на 23 %, а количество преступных сообществ возросло на 139 %. Это весьма показательные цифры. Если учесть, что конструктивным признаком состава бандитизма является цель объединения нескольких лиц - совершение нападений, под которыми теория и практика уголовного права традиционно понимают совершение насильственных преступлений, то можно констатировать, что масштабы организованного насилия в России несколько сокращаются. В то же время организованная преступная деятельность, не связанная с насильственными нападениями, напротив, существенно возрастает.

Сказанное, однако, не дает оснований для недооценки опасности бандитизма как проявления организованной преступности. Специальные исследования доказывают, что внутри этой разновидности преступной деятельности имеют место весьма опасные тенденции и характеристики: увеличение численного состава банд, высокая вооруженность и техническая оснащенность, иерархическое, многофункциональное и многозвенное структурирование банд, интеграция бандитских группировок в преступные сообщества и боевое прикрытие их деятельности15. Вместе с тем очевидно, что банды сегодня существенно меняют свое местоположение в криминальном мире: они либо становятся структурной единицей более мощных преступных сообществ, обеспечивая их силовую поддержку, либо превращаются в небольшие по численности мобильные группы, специализирующиеся на совершении ко-рыстно-насильственных общеуголовных преступлений (разбоев). В целом спектр криминальных интересов организованной преступности значительно сместился в сторону ненасильственных форм получения доходов.

Учитывая специфику рассматриваемых преступлений, представляется вполне закономерным то, что количество выявляемых лиц, их совершивших, традиционно выше количества регистрируемых преступлений. В среднем за период с 2006 по 2010 гг. правоохранительными органами ежегодно выявлялись 603 участника банд и 460 участников преступных сообществ. При этом статистические данные свидетельствуют о наличии тенденции увеличения числа выявляемых лиц: на 27,6 % возросло число выявленных участников банд и на 32,9 % - число участников преступных сообществ. Эти цифры, как представляется, характеризуют не только улучшение качества предварительного следствия и оперативной работы в части выявления и розыска лиц, совершивших преступления. Они дают основание утверждать, что объективно численность участников наиболее опасных организованных групп возрастает (особенно, если принять во внимание сокращение числа преступлений, регистрируемых по ст. 209 УК РФ). При этом стоит обратить внимание, что в 2010 году впервые за пятилетний период численность участников преступных сообществ значительно превысила численность участников банд, что также может служить косвенным подтверждением сделанного ранее вывода о смещении интересов организованной преступности к ненасильственному спектру криминальной деятельности.

На этом фоне важно отметить, что число лиц, осуждаемых за бандитизм и организацию преступного сообщества, значительно отстает от числа выявляемых следствием лиц. В среднем за исследуемый период судами ежегодно выносились обвинительные приговоры в отношении 214 участников банд и 36 участников преступных сообществ. В данном случае обращают на себя внимание два обстоятельства.

Во-первых, значительный разрыв в числе осужденных за бандитизм и организацию преступного сообщества, несопоставимый с разрывом в числе зарегистрированных преступлений и выявленных лиц. По нашему мнению, он объясняется тем, что банда - более «привычная» отечественной практике форма преступной организации, установление признаков которой вызывает меньше трудностей, нежели установление признаков преступного сообщества; кроме того, преступления, которые ею совершаются, - преимущественно традиционные общеуголовные (корыстные и корыстно- насильственные) посягательства, в расследовании которых следствие и суд не испытывают больших проблем. Другое дело - преступное сообщество: относительно новое для закона и практики криминальное образование, с более сложным набором конститутивных признаков, специализирующееся на совершении сложных, в первую очередь, связанных с предоставлением криминальных услуг и с экономической деятельностью, преступлений. Правоохранительная система еще не наработала опыта противодействия (выявления, расследования, обеспечения доказательственной базы) преступным сообществам; не случайно до 80 % приговоров, вынесенных в отношении лиц, обвинявшихся по ст. 210 УК РФ, - оправдательные.

Во-вторых, требуется пояснить и проанализировать понятие криминотропных рисков, в частности, связанных с риском быть осужденным за анализируемые преступления . Расчеты показывают, что среднее значение показателей риска быть осужденным за бандитизм составляет 35,5 %, а риска быть осужденным за участие в преступном сообществе - 7,8 %. При этом динамика данных показателей на фоне динамики числа лиц, выявляемых за совершение рассматриваемых преступлений, свидетельствует о том, что с ростом числа выявляемых лиц риск быть осужденным за них сокращается.

Показатели риска быть выявленным и быть осужденным за совершение преступлений - важные категории так называемой экономической теории преступности, в рамках которой ответ на вопрос о том, совершит ли человек преступление, зависит от отношения правонарушителя к этим рискам: чем выше риск быть осужденным, тем меньше вероятность совершения преступления16. Представленные данные свидетельствуют, что при сложившейся сегодня ситуации «прибыль» от совершаемого в организованной группе преступления намного превышает «затраты» и «риски», связанные с участием в преступной группе, что служит одним из стимулирующих факторов развития организованной преступной деятельности. Отсюда очевидно, что эффективность деятельности по обеспечению криминологической безопасности от угрозы организованной преступности будет не в последнюю очередь зависеть от таких переменных, как объем выявленных преступлений и лиц, объем раскрываемости, объем наказания. Задача государства - найти оптимальное распределение ресурсов между поимкой и наказанием - так, чтобы уровень преступности был минимальным. В связи с этим проведенные специалистами расчеты показывают, что при сохранении имеющегося объема расходов можно достичь меньшего уровня преступности при увеличении раскрываемости преступлений (следовательно - увеличении объема выявляемых и осуждаемых лиц) и назначении наказаний меньше максимальных17.

Статистические данные о состоянии бандитизма и преступных сообществ отражают лишь часть общего состояния организованной преступности, а именно - ее структурное оформление. Учитывая конструктивные признаки составов этих преступлений, приведенные данные создают лишь косвенное представление о деятельностной (функциональной) характеристике оргпреступности. Для восполнения пробела в содержательной характеристике организованной преступности обратимся к анализу преступлений, совершающихся в составе организованных групп или преступных сообществ.

Для начала отметим, что количество преступлений, совершенных в составе организованной группы (ОГ) или преступного сообщества (ПС), на всем протяжении исследуемого периода имеет устойчивую тенденцию роста. За последние пять лет количество таких преступлений увеличилось почти в полтора раза - с 25 671 в 2006 году до 35 712 - в 2010 году, а среднее значение ежегодных темпов прироста составило 8,8 %.

На фоне роста основных количественных показателей «организованных преступлений» существенным образом меняются их структура и направленность. Имеющиеся в распоряжении данные свидетельствуют о наличии значительных сдвигов как в структуре этого вида преступности в целом, так и в структуре отдельно корыстных и насильственных преступлений, совершаемых ОГ и ПС (см. табл. 1).

Таблица 1

Виды преступлений, совершаемых организованными группами (ОГ) и преступными сообществами (ПС)

Количество преступлений, совершенных в составе ОГ или ПС, расследования которых окончены

2006

2007

2008

2009

2010

Насильственные преступления (ст. 105-107, 126-127 УК РФ)

487

516

475

378

324

Террористического (ст. 205-208, 277, 360 УК РФ) и экстремистского характера

225

226

442

647

1227

Хищения и вымогательство (ст. 158, 161, 162, 163 УК РФ)

8600

8434

7263

6544

5971

Экономической направленности

9576

12679

13597

14359

18612

Связанные с оборотом оружия (ст. 222, 223, 226 УК РФ)

879

1088

925

942

680

Связанные с незаконным оборотом наркотиков

4048

4794

5326

5073

7350

В сфере компьютерной информации

27

37

25

18

203

Количество преступлений, совершенных в составе организованной группы или преступного сообщества

25671

29420

30078

30676

35712

В частности, за исследуемый период:

  •   удельный вес насильственных преступлений (первая и вторая строки в таблице) возрос с 2,8 % до 4,3 %. Вместе с тем он обусловлен в первую очередь увеличением числа преступлений террористического и экстремистского характера (вторая строка), удельный вес которых поднялся с 0,9 % до 3,4 % в то время, как доля общеуголовных насильственных преступлений (первая строка), напротив, сократилась почти вдвое - с 1,9 % до 0,9 %;
  •   удельный вес корыстных преступлений (третья и четвертая строки в таблице) сократился с 70,8 % до 68,8 %. Такое незначительное сокращение во многом объясняется существенным падением удельного веса общеуголовных корыстных преступлений (третья строка) - с 33,5 % до 16,7 %, в то время как отличающиеся усложненным механизмом совершения преступления экономической направленности, напротив, за это время возросли - с 37,3 % до 52,1 %;
  •   удельный вес преступлений, связанных с предоставлением нелегальных товаров и услуг (пятая и шестая строки в таблице) возрос незначительно - с 19,2 % до 22,5 %, причем такой рост произошел исключительно за счет увеличения числа и удельного веса преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, на фоне сокращения этих же показателей для преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия;
  •   удельный вес преступлений в сфере компьютерной информации вырос в шесть раз - с 0,1 % до 0,6 %.


3 ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

В нашей стране организованная преступность изначально в силу целого ряда специфических причин приобрела политическую значимость, поскольку непосредственно вторгалась в легальную экономику, а затем и в зарождающиеся рыночные отношения, придав им соответствующий криминальный оттенок. Преступления общеуголовной направленности уступают место крупномасштабным организованным преступным акциям, глубокому проникновению через коррумпированные связи в экономику и финансовую систему, попыткам оказывать прямое влияние на политику государства в этой сфере.

Вместе с тем нельзя не отметить и того, что определенная борьба с организованной преступностью в России действительно ведется, но она не всегда имеет высокую эффективность. Выражение «борьба с преступностью» является наиболее распространенным, оно закреплено в законодательных и иных нормативно-правовых актах. Однако с учетом деятельности государства и правоохранительных органов направленной на борьбу с преступностью, можно утверждать, что зачастую осуществляется лишь «контроль» в отношении организованной преступности. То есть гласное и негласное изучение процессов в криминальной среде, ведение оперативно-справочных учетов, пассивное наблюдение за организованной преступностью, не обеспечивающее сдерживание ее роста.

С учетом мнения В.А. Бодренкова и В.К. Зникина, в отдельных случаях, можно говорить «о противодействии организованной преступности», под которым следует понимать принятие активных мер воздействия на преступность, но не достаточных для качественного, позитивного ее изменения18.

В настоящее время организованная преступность затрагивает все сферы жизни человека и представляет угрозу не только обществу, но и государственному устройству многих стран мира. Организованная преступность обладает высокой степенью жизнеспособности; по большому счету полностью ликвидировать ее не возможно, как бы это пессимистично не звучало, ее можно только ограничить, поставить под контроль государства. В отличие от государственных органов, в том числе и правоохранительных, организованная преступность быстрее налаживает связи за рубежом, быстрее реагирует на все изменения происходящие в мире.

Наихудшим является положение, при котором происходит взаимопроникновение правительственных чиновников и преступных организаций, устанавливаются симбиотические связи или вступают в сговор. В этих условиях роль правительства практически сводится к укрывательству преступной деятельности, причем в то же время оно становится заложником преступной организации19.

Проблема соблюдения законности в органах внутренних дел в России существует с момента образования силовых структур государства. Притяжение страны к государствам романо-германской системы права создало объективные предпосылки для ситуации, когда законодательство отстает от процесса общественного развития, и, соответственно, уголовное законодательство - от развития криминогенных процессов. Применяемые меры для нейтрализации новых видов криминальных проявлений оказывались в этих условиях неадекватными. Преступники всегда опережали на шаг-другой правоохранительные органы20.

Однако главная опасность заключается в том, что государство в лице высших должностных лиц оказалось на содержании олигархов, которые лоббируют нужные им законы в Думе, имеют своих людей в милиции, ФСБ, прокуратуре, судах21. Разумеется, при таком положении интересы общества, государства расходятся с интересами правящей экономической и политической элиты.

Сложившаяся ситуация не содержит значимых предпосылок для борьбы с коррумпированной преступностью в верхних ее эшелонах, потому что институт предупреждения преступности как и любой социальный институт может функционировать в системе прогрессивно развивающихся общественных отношений. В нынешних условиях экономического кризиса, нравственно-политической напряженности в обществе об эффективной борьбе с организованной преступностью не может быть и речи. Определенные возможности борьбы сохранились лишь с общеуголовной организованной преступностью (кражи, грабежи, разбои, вымогательство и т.д.) от которой страдают, в первую очередь, средние слои населения. Борьба с такой преступностью может быть эффективной, поскольку не противоречит интересам преступности «белых воротничков», или как ее еще называют «респектабельной» преступности, - богатых, влиятельных в экономике, политике регионального или федерального масштаба. Несмотря на то, что эти лица достаточно защищены от общеуголовной преступности государственными и частными охранными службами, тем не менее уголовный мир может создавать определенную угрозу, потенциальную опасность для их собственной безопасности22.

На сегодняшний день одним из наиболее опасных симптомов криминализации российского общества, реально угрожающих его национальной безопасности, является процесс легализации организованной преступности в той информационной среде, носителем которой выступают средства массовой информации (СМИ). Важное значение имеет направленность и степень криминогенного влияния средств массовой информации на обыденное сознание людей.

Отсутствие адекватной информационной политики государства, которая ориентировала бы средства массовой коммуникации на достижение целей национальной безопасности, на защиту населения от преступности, на повышение уровня его нравственной и правовой культуры, приводит к снижению антикриминального потенциала общества.

Злоупотребления со стороны современных СМИ подобными методами усугубляются криминологической неграмотностью многих журналистов. Нанося ущерб ценностно-нравственной системе российского общества, СМИ нередко оказывают достаточно выраженное криминогенное воздействие на массовое сознание и тем самым опосредованно или прямо влияют на состояние преступности и уровень антикриминогенного потенциала в обществе.

Наряду с этим следует отметить, что демонстрация в СМИ силы криминального мира сопровождается регулярным напоминанием читателям о связях преступных авторитетов с представителями власти. Внимание аудитории упорно фокусируется на преимуществах боевой и технической оснащенности преступных сообществ, значительно превосходящей по тем и иным показателям вооруженность правоохранительных структур. Для большей убедительности периодически обнародуются данные об интенсивности оттока в криминальные круги бывших спортсменов, сотрудников правоохранительных органов, уволенных в запас военнослужащих. Подчеркивается возрастающий интеллектуальный потенциал современной организованной преступности, обслуживаемой целой армией «теневых» советников, консультантов, экспертов, юристов23.

Преподнося далеко не всегда проверенную и достоверную информацию о низкой раскрываемости тяжких насильственных и иных видов преступлений, тенденциозно подбирая факты, СМИ способствуют формированию у граждан установок на вседозволенность и безнаказанность нарушений уголовно-правовых запретов. Не способствует формированию уважения граждан к закону и повышению авторитета правоохранительных органов заметное преобладание негативных оценок их деятельности в печати и электронных средствах массовой информации.

Важный аспект рассматриваемой проблемы заключается в нарастающей тенденции массового, открытого, публичного нарушения принятых норм поведения. Данный процесс также усугубляется средствами массовой информации, которые настойчиво стараются обосновать неизбежный и вынужденный характер подобных нарушений, фактически обучают граждан навыкам безнормативного (не подчиняющегося никаким правилам) и квазинормативного (руководствующегося нормами, противоречащими общепринятым правилам общежития) поведения.

Помимо того, что подобная «разъяснительная» работа в СМИ направлена против интересов правосудия, нарушает права жертв преступлений, она вольно или невольно способствует повышению правового уровня и профессионализма преступников, обучению неопытных, начинающих нарушителей уголовного закона способам его обхода. Иными словами, она обусловливает расширение социальной базы организованной преступности.

Однако следует отметить, что массовое «засорение» сознания зрителей и читателей сценами, связанными с физическими расправами, жестокостью и садизмом, порождает ощущение безысходности, беспомощности от постоянной угрозы криминальных посягательств, порождает гипертрофированное чувство страха перед преступностью. Психологи определяют страх как эмоцию, возникающую в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленную на источник действительной или воображаемой опасности.

В данном случае речь уже идет о формировании виктимизации - процесса превращения лица в потенциальную жертву преступления, который неразрывно связан с процессом криминализации.

Отсутствие адекватной информационной политики государства, которая ориентировала бы средства массовой коммуникации на достижение целей национальной безопасности, на защиту населения от преступности, на повышение уровня его нравственной и правовой культуры, приводит к снижению антикриминального потенциала общества.

Одной из причин сложившейся ныне в сфере борьбы с организованной преступностью ситуации является недостаточная научная проработка проблемы, отсутствие ясных представлений о стратегии и идеологии этой борьбы, а также правовой, криминологической, криминалистической и оперативно-розыскной концепции и соответствующих научных рекомендаций по выявлению, раскрытию, расследованию и предупреждению организованной преступной деятельности.

Сегодня от представителей юридической науки и практики требуется не только продолжение дискуссии о конкуренции различных познавательных технологий, но и внесение конкретных теоретических, методологических, нормативных и практических предложений, ведущих к принципиальному разрешению проблемы контроля, предупреждения и борьбы с преступностью24.

Нынешним возможностям борьбы с преступностью в России в наибольшей степени соответствует жесткий уголовно-правовой контроль. Опыт зарубежных стран свидетельствует, что при наличии решимости государства, разумной уголовной политики с безусловным соблюдением принципа равенства граждан перед уголовным законом независимо от должностного, имущественного положения и др. обстоятельств, борьба с преступностью, в том числе и с организованной, может быть достаточно эффективной.


ВЫВОДЫ

Разнообразие форм проявления организованной преступности подчеркивает, что ее следует понимать как результат сложного процесса, в котором социальные, политические, психологические и культурные факторы выполняют особую функцию, дифференцированную во времени и пространстве. Точка возникновения организованной преступности как результата диффузного процесса обычно находится на стыке исторических эпох. Переломные этапы политического, общественного и экономического развития дают широкий простор для осуществления антиобщественных и противоправных интересов.

Организованная преступность не является продуктом нашего времени, она встречается в различные эпохи в соответствующей исторической форме. Однако в своей «классической» организационной форме она, как правило, была ограничена географическими и культурными пределами. Это обстоятельство сегодня стремительно теряет свое значение. Современная организованная преступность на Западе уже не связана с особыми социально-культурными условиями. В условиях XXI в. опасность ее формирования становится повсеместной, поскольку самому ее существованию и распространению способствует растущая глобализация экономики и образа жизни. Вместе с тем интернациональные организованные преступные сообщества осуществляют свою деятельность с учетом местных условий, специализации региона в системе преступного «разделения труда», опираются на традиции исторически сложившихся криминальных сообществ и кланов. Поэтому региональный фактор продолжает играть важнейшую роль в теоретическом осмыслении, прогнозировании тенденций развития организованной преступности и выработке рекомендаций по ее предупреждению и пресечению деятельности преступных группировок.

Анализ отечественных и зарубежных работ по вопросам определения и характеристики организованной преступности показал, что здесь мы имеем дело со сложным, многогранным и, самое главное, динамично развивающимся и трансформирующимся в условиях глобализации социальным феноменом. За последние годы организованная преступность претерпела ряд качественных изменений, которые должны быть отражены и осмыслены в криминологической науке. Особенностью развития концептуальных и методологических оснований исследования организованной преступности является то, что различные аспекты ее возникновения, функционирования и воспроизводства давно уже стали объектом изучения для сравнительно самостоятельных научных дисциплин, имеющих свои традиции и свою специфику. Вопросы формирования структуры преступных организаций и инфраструктуры их деятельности, развития криминального менталитета и личности участника организованной преступности, характера и способов деятельности группировок и т.п. требуют для своего исследования различного сочетания методов и наработок криминологической, социологической, политологической, психологической, экономической и других наук. Это приводит к дифференциации знания об организованной преступности и в то же время - к новой постановке вопроса о необходимости интеграционного, синтезирующего подхода. Без этого мы будем снова и снова описывать отдельные стороны, процессы, характеристики этого сложного социального феномена, но не сможем уловить его природы, не сможем идентифицировать это явление, даже если речь идет об идентификации организованной преступности образца рубежа XXI в. и структурно- деятельностных параметров прежних десятилетий.

Общий вывод можно сформулировать так: за последние пять лет ведущей тенденцией в динамике структуры рассматриваемых преступлений стало сокращение общеуголовных насильственных и корыстных преступлений, которое компенсируется значительным ростом преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности, а также преступлений террористического и экстремистского характера.

Таким образом, подводя итог исследованию масштабов организованной преступности в России, можно отметить несколько ведущих тенденций в ее характеристике на современном этапе:

1) при сохранении высокого уровня латентности организованной преступности официальная статистика демонстрирует весьма устойчивый рост и числа организованных преступных групп, и числа преступлений, совершаемых ими; при этом значимым показателем является консолидация криминальной среды за счет укрупнения самих групп и усложнения их внутренней структуры;

2) при сохранении доминирующей корыстной мотивации преступлений, свершаемых ОГ и ПС, способ реализации этого мотива смещается в сторону более сложных, «интеллектуальных», а следовательно, и более доходных преступлений в сфере экономической деятельности, в то время как организованное насилие, имея тенденцию к росту, избавляется от корыстной и бытовой мотивации, все больше приобретая черты идеологически и политически мотивированного;

3) изменение характеристик самих организованных групп, совершаемых ими преступлений с неизбежностью влечет увеличение тяжести материальных и социальных последствий организованной преступности, разрастание объемов и интенсивности ее влияния на социальные процессы и ценности.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Андриенко Ю.В. Экономика преступления: теоретическое и эмпирическое исследование определяющих факторов преступности: Дис. ... канд. эконом. наук. М., 2009.
  2.  Антонян Ю.М. Организованная преступность и борьба с ней / Ю.М. Антонян, В. Д. Пахомов // Советское государство и право. № 7. 1990. С. 67-68.
  3.  Афанасьев В.С. Организованная преступность в современной России (Опыт социологического анализа). СПб., 2010. С. 5.
  4.  Беккер Г.С. Человеческое поведение: экономический анализ. М., 2008
  5.  Бодренков В.А., Зникин В.К., К началу дискуссии о содержании криминальной безопасности общества (государства) и роли ОРД в ее обеспечении/В.А. Бодренков, В.К. Зникин//Оперативник (сыщик). 2008. № 2(15). С. 19 20.   
  6.  Бодренков В.А., Зникин В.К., К началу дискуссии о содержании криминальной безопасности общества (государства) и роли ОРД в ее обеспечении/В.А. Бодренков, В.К. Зникин//Оперативник (сыщик). 2008. № 2(15). С. 18.
  7.  Ванюшкин С.В. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009.
  8.  Газарян Р.Р. Криминологическая характеристика организованной преступной группы // Человек: преступление и наказание. 2007. № 1. С. 149-151.
  9.  Гришко Е.А., Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовно правовой и криминологичес кий аспекты. М., 2011. С. 40.   
  10.  Гуров А.И. Организованная преступность - не миф, а реальность. М., 2010. С. 19.
  11.  Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. М., 2008. С. 299-300.
  12.  Корнилов А.В., Пашаев Х.П. Понятие и сущность организованной преступности: криминологический и уголовно-правовой аспекты // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Право. 2007. Т. 3. № 1. С. 144-150.
  13.  Крыштановская О., Смерть олигархии. АиФ. 2008. № 46.   
  14.  Меретуков Г.М. Проблемы борьбы с организованной преступной деятельностью. Краснодар, 2008. С. 68-79.
  15.  Милин Д., Проблемы борьбы с организованной преступностью (по материалам Санкт Петербурга). Труды Санкт Петер бургского филиала Института Социологии РАН Серия III. 2010. № 4. С. 20.   
  16.  Миненок М.Г., Проблемы борьбы с организованной преступностью. Калининградский государственный университет http://www.oprave.ru/statii/Krimin   
  17.  Овчинский В.С. Криминологические, уголовно-правовые и организационные основы борьбы с организованной преступностью в Российской Федерации: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2011. С. 15.
  18.  Организованная преступность. М., 2011. С. 11-12.
  19.  Побегайло Э.Ф. Тенденции современной преступности и совершенствование уголовно-правовой борьбы с ней. М., 2010. С. 17
  20.  Попов В.И. Актуальные проблемы борьбы с наиболее опасными проявлениями организованной преступности: Монография. -М.: СГУ, 2010. С 382.   
  21.  Пособина Т.А. Криминологическая характеристика современного бандитизма и меры борьбы с ним: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2011
  22.  Салов В.С. Уголовно-правовые и оперативно-розыскные меры противодействия организованной преступности // Научный вестник Омской академии МВД России. 2009. № 1. С. 24-28.
  23.  Сухаренко А.Н. Транснациональные аспекты деятельности российской организованной преступности // Организованная преступность, терроризм, коррупция в их проявлениях и борьба с ними. М., 2011.
  24.  Третьяков В.И. К вопросу о криминологическом измерении состояния организованной преступности в современной России // Философия права. 2009. № 2. С. 7-11.
  25.  Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Ростовского государственного университета. Вып. 1. Ростов н/Д., 2010. С. 406-407.
  26.  Schwind H.-D. Kriminologie in der Praxis. Heidelberg, 1986. S. 95-115.

1 Schwind H.-D. Kriminologie in der Praxis. Heidelberg, 1986. S. 95-115.

2 Овчинский В.С. Криминологические, уголовно-правовые и организационные основы борьбы с организованной преступностью в Российской Федерации: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2011. С. 15.

3 Гуров А.И. Организованная преступность - не миф, а реальность. М., 2010. С. 19.

4 Побегайло Э.Ф. Тенденции современной преступности и совершенствование уголовно-правовой борьбы с ней. М., 2010. С. 17

5 Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Ростовского государственного университета. Вып. 1. Ростов н/Д., 2010. С. 406-407.

6 Организованная преступность. М., 2011. С. 11-12

7 Афанасьев В.С. Организованная преступность в современной России (Опыт социологического анализа). СПб., 2010. С. 5.

8 Меретуков Г.М. Проблемы борьбы с организованной преступной деятельностью. Краснодар, 2008. С.


68-79.

9 Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. М., 2008. С. 299-300.

10 Антонян Ю.М. Организованная преступность и борьба с ней / Ю.М. Антонян, В. Д. Пахомов // Советское государство и право. № 7. 1990. С. 67-68

11 Куликов В.В. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 2010.

12 Сухаренко А.Н. Транснациональные аспекты деятельности российской организованной преступности // Организованная преступность, терроризм, коррупция в их проявлениях и борьба с ними. М., 2011.

13 Ванюшкин С.В. Организованная преступность в реформируемой России и направления борьбы с ней: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009.

14 Пособина Т.А. Криминологическая характеристика современного бандитизма и меры борьбы с ним: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2011

15 Пособина Т.А. Криминологическая характеристика современного бандитизма и меры борьбы с ним: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2011

16 Беккер Г.С. Человеческое поведение: экономический анализ. М., 2008

17 Андриенко Ю.В. Экономика преступления: теоретическое и эмпирическое исследование определяющих факторов преступности: Дис. ... канд. эконом. наук. М., 2009.

18 Бодренков В.А., Зникин В.К., К началу дискуссии о содержании криминальной безопасности общества (государства) и роли ОРД в ее обеспечении/В.А. Бодренков, В.К. Зникин//Оперативник (сыщик). 2008. № 2(15). С. 19 20.

19 Гришко Е.А., Организация преступного сообщества (преступной организации): уголовно правовой и криминологичес кий аспекты. М., 2011. С. 40.

20  Милин Д., Проблемы борьбы с организованной преступностью (по материалам Санкт Петербурга). Труды Санкт Петер бургского филиала Института Социологии РАН Серия III. 2010. № 4. С. 20.

21  Крыштановская О., Смерть олигархии. АиФ. 2008. № 46.

22 Миненок М.Г., Проблемы борьбы с организованной преступностью. Калининградский государственный университет http://www.oprave.ru/statii/Krimin  

23   Попов В.И. Актуальные проблемы борьбы с наиболее опасными проявлениями организованной преступности: Монография. -М.: СГУ, 2010. С 382.

24 Бодренков В.А., Зникин В.К., К началу дискуссии о содержании криминальной безопасности общества (государства) и роли ОРД в ее обеспечении/В.А. Бодренков, В.К. Зникин//Оперативник (сыщик). 2008. № 2(15). С. 18.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
7261. Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение 24.99 KB
  Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение. Понятие корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Причины и условия корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Предупреждение корыстно-насильственных преступлений против собственности.
7295. ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ И СИСТЕМА КРИМИНОЛОГИИ. ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ПРИЧИНЫ ПРЕСТУПНОСТИ. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ 18.67 KB
  Основные вопросы криминологической науки Современные научные направления в криминологии семейная криминология; экономическая криминология; пенитенциарная криминология; политическая криминология. Криминология и социальная профилактика...
11050. Причины и условия групповой и организованной преступности 58.76 KB
  Наиболее опасное проявление групповой преступности, организованная преступность, став повседневным явлением жизни, одной из наиболее распространенных форм социальной организации и проникнув в сферу экономики, представляет серьезную угрозу для национальной безопасности государства.
10114. Организованная преступность и состояние противодействия организованной преступности на современном этапе 46.34 KB
  Проблемы противодействия организованной преступности стоят в настоящее время настолько остро что несмотря на наличие научных исследований и концептуальных подходов основное внимание обращается как правило на решение задач сегодняшнего дня. Маховик организованной преступности и коррупции уже набрал обороты и продолжает раскручиваться. Поэтому разработка эффективных мер борьбы с организованной преступностью должна опираться на такие научные концепции которые учитывали бы фундаментальные противоречия развития общества и проявление этих...
15127. Предупреждение преступности мигрантов 370.08 KB
  Реальность настоящего времени такова, что ни одно государство мира не сможет развиваться полноценно, будучи изолированным от мирового сообщества. Общественные и политические, культурные и научные, экономические и военные связи прочно объединяют все без исключения государства. В то же время на фоне развития институтов общества и государства, повышения скоростей обмена информацией, ресурсами, технологиями наблюдается постоянное,
11046. Предупреждение преступности и криминологическое прогнозирование, планирование 47.6 KB
  Прогноз выступает как модель будущего, построенного на материалах прошлого и настоящего, как некий образец, который в зависимости от социальных потребностей следует посредством человеческой деятельности либо приблизить, либо предотвратить.
11051. Криминологическая характеристика экономических преступлений 49.18 KB
  Учитывая общественную опасность экономических преступлений, которые захлестнули практически все сферы хозяйствования, их предупреждение, нейтрализация криминогенной ситуации в сфере экономической деятельности должны стать стратегическим, приоритетным направлением государственной политики в области борьбы с преступностью.
7179. Криминологическая характеристика отдельных видов преступлений 48.34 KB
  Но анализируя уголовную статистику мы без труда обнаруживаем что даже в отношении несовершеннолетних такое поведение не является типичным. Может быть сказывается инстинкт материнства априорно препятствующий выбору в качестве объекта насильственных действий несовершеннолетних Но тогда затруднительно становится ответить на этот вопрос с учетом достаточно распространенной практики детоубийств матерями своих новорожденных детей. Так большинство лиц привлеченных к уголовной ответственности за должностные преступления являются семейными...
7200. Криминологическая характеристика преступлений, совершенных по неосторожности 22.3 KB
  Именно в сфере последствий лежит грань между преступлением и проступком в процессе дорожного движения поскольку от того какие наступили последствия предусмотренные уголовным законом или иными нормами одно и то же нарушение может быть квалифицировано либо как преступление либо как административный деликт. Поэтому предупреждение нарушений правил дорожного движения и их любых последствий является одновременно и профилактикой дорожнотранспортных преступлений. В статистике преступности органы внутренних дел учитывают нарушение правил...
7267. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ 21.47 KB
  Понятие структура преступлений против собственности. Состояние уровень динамика преступлений против собственности влияние изменений в законодательстве. Социально демографические нравственно психологические уголовно правовые особенности преступников совершающих преступления против собственности. Факторы порождающие и способствующие преступлениям против собственности.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.