Исследование и системный анализ еженедельных журналов в системе российских средств массовой информации в начале XX века

Кроме традиционных толстых ежемесячников, преимущественную роль начинают играть еженедельники самых разных видов – для семейного чтения, научно-популярные, для самообразования, сатирические, женские, детские.

2015-07-04

68.33 KB

2 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования

Настоящая работа посвящена значению еженедельных журналов в русской журналистики начала XX в. Это период с 1900 по 1918 г.

До сих пор в рамках указанного времени обстоятельно изучалась преимущественно социал-демократическая, большевистская печать: «Искра», «Социал-демократ», «Новая жизнь», «Правда» и др. Основная масса периодических изданий общедемократического, либерально-буржуазного и монархического характера не исследовалась, хотя на рубеже веков издавалось несколько тысяч газет и журналов. Известное высказывание В. И. Ленина о том, что после 1895 г. в истории освободительного движения демократизм русской интеллигенции уступил место пролетарскому демократизму привело к однобокому, тенденциозному изучению истории русской журналистики 1900-1917 гг.

Несколько оживилось внимание ко всему богатому спектру печати начала XX в. в 1980-е годы в связи с повышением интереса историков, филологов к гражданской истории и культуре России предреволюционных десятилетий, появились работы представителей смежных с историей русской журналистики дисциплин: истории России, истории литературы, театроведения.

Актуальность данной работы обусловлена также необходимостью показать количественное богатство, типологическое разнообразие журналистики предреволюционного времени. Если для XIX в. самыми распространенными типами изданий были толстый ежемесячный журнал и большая качественная газета, получившая распространение в 80-е годы, то для журналистики начала XX в. характерно развитие многочисленных типов изданий, имевших в то же время и разнообразные подтипы. Кроме традиционных толстых ежемесячников, преимущественную роль начинают играть еженедельники самых разных видов – для семейного чтения, научно-популярные, для самообразования, сатирические, женские, детские.

Цель и задачи исследования

Целью данной работы является исследование и системный анализ еженедельных журналов в системе российских средств массовой информации в начале XX века.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

  1.  дать общую характеристику понятия «журнал» и проследить его историческое развитие;
  2.  систематизировать знания и исследования в области российской журналистики начала XX века;
  3.  определить место и значение еженедельных журналов в системе российской печати начала XX века.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования являются печатные средства массовой информации России начала XX века, а предметом – структурные, функциональные и стилистические особенности еженедельных журналов в системе российских СМИ начала XX века.

Практическое применение

Актуальность данной работы обуславливается степенью ее возможного практического применения на занятиях по журналистике, истории журналистики, истории государства, истории печатного дела и другим предметам. Кроме того представленное курсовое исследование может послужить материалом при написании курсовых и дипломных работ по названным дисциплинам, а также его результаты могут быть использованы в качестве материала для разработки лекционных курсов по истории отечественной журналистики XX века.

Методология и методы проведенного исследования

Методы определяются целями и задачами, поставленным в работе, и характером материала. Исследование проведено на основе изучения научной, учебной и публицистической литературы. Указанному методу сопутствовали также методологический анализ, метод сравнительно-литературного анализа, метод строго контекстного анализа публицистических изданий начала XX века.

Структура работы

Курсовое исследование состоит из введения, 3 основных разделов, заключения и списка использованных источников. Общий объем работы – 57 страниц, список использованных источников составляет 32 наименования.


1. ВРЕМЯ И ПРЕССА

1.1. Начало журнальной эры

Журнал как тип издания появляется в социальном ареале после того, как книга, а позднее и газета, прочно утвердились в нем, заняли свое место в жизни общества. В процессе развития печати (как и во всяком другом общественном процессе) постоянно происходит поиск новых форм и явлений. Во второй половине XVII века общественная потребность вызвала к жизни появление нового печатного издания – журнала. Этим как бы восполнялся большой пробел между книгой и газетой; журнал явился такой промежуточной формой издания, которая соединила в себе и фундаментальность книги, и оперативность газеты.

Немного о термине. Слово «journal» – французского происхождения, означает «дневник, ежедневник». Этим словом во Франции назывались (а подчас и сейчас называются) газеты. С течением времени в различных языках утвердились термины, обозначающие журнал в современном понимании. Эти термины в основном делятся на две категории: а) обозначающие назначение предмета – magazine (англ.), revue (франц.), Zeitschrift (нем.), rivista (итал.), revista (исп.), Rundschau (нем.) и т.п., что дословно соответствует понятиям обозрение, дневник, сборник, повременник и т.п.; и б) обозначающие периодичность выпуска – monthly, weekly, quarterly, mensuel, monatschrift, wochenschrift, что переводится как еженедельник, ежемесячник, ежеквартальник и т.п. В иностранных языках, таким образом, употребляется несколько разных понятий, обозначающих журнал по тому или иному признаку. В русском языке заимствованный из французского в начале XVIII века термин «журнал» в настоящее время вбирает в себя весь набор признаков, характеризующих данный вид периодического издания.

В России словарные и энциклопедические толкования журнала длительное время связывали это понятие лишь с периодичностью выпуска. Так у Даля – «повременное издание, недельное, месячное, выходящее по установленным срокам; срочник»1, но и почти через 100 лет – «периодическое или повременное издание, выходящее еженедельно, ежедекадно, раз в две недели, ежемесячно, раз в два месяца и реже»2 и т.п.

Другая группа определений касается формы издания, например: «периодическое издание в виде книжки»3. Третья на первый план выдвигает содержание: «повременное издание политического, научного или литературного характера»4. Затем предпринимались попытки объединить представления о форме и содержании.

Со временем понятие «журнал» углубилось, расширилось, стало более содержательным и комплексным. Тенденция более глубокого проникновения в сущность понятия имеет место уже в более поздних определениях. Например, в третьем издании БСЭ говорится: «Журнал – печатное периодическое издание. Как и газета, журнал является одним из основных средств массовой информации и пропаганды, оказывает влияние на общественное мнение, формируя его в соответствии с интересами определенных общественных классов, политических партий, организаций»5.

Однако для познания истоков и хотя бы некоторого проникновения в природу издания нужно вновь обратиться к истории. Первым журналом в мире считается «La Journal des Scavants» (это точное воспроизведение названия с титульного листа первого номера, не совсем соответствующее современному), начавший еженедельно выходить в Париже с 5 января 1665 года. Издатель журнала – советник парламента Дени де Салло (Denis de Sallo) в предисловии к первому номеру изложил задачи издания: «Цель нашего журнала – сообщать новости, которые происходят в стране слов. Раньше выпускались каталоги, в которых давалось принципиальное изложение книг, печатающихся в Европе. У нас будут не просто заголовки, как это делалось в библиографических каталогах»6. Далее издатель излагает широкую программу журнала, которая не была впоследствии выполнена. Основная часть материалов в журнале представляла собой рефераты опубликованных книг.

Через несколько месяцев, в том же 1665 году, в Лондоне начинает выходить «Philosophiсal Transactions of the Royal Society». Похожесть этого журнала на «Journal des Scavants» может быть связана с судьбой их издателей, а, следовательно, с конкретными задачами, стоявшими перед ними. Ведь оба они – издатель английского журнала Генри Олденбург (Genri Oldenburg), так же, как и его французский коллега Дени де Салло, были назначены учеными секретарями открывающихся академий – Королевского общества в Лондоне и Парижской академии наук. Потребность публиковать фундаментальную информацию (краткое изложение научных докладов и рефераты научных книг) была связана с их деятельностью.

Однако возникшие вслед за тем в Риме и Лейпциге естественнонаучные журналы, также как в Париже – журналы, посвященные искусству и религии, а в 1680 году журнал, посвященный литературе, были такими же.

К этому времени издание книг в Европе имело уже двухвековой опыт. Появление журналов было принципиально новым явлением, не связанным с книжной функцией публикации нового знания. Функция журналов первоначально заключалась в регистрации опубликованных материалов или деятельности учреждений науки, культуры, образования. Известный американский ученый Д. Прайс в своей книге «Малая наука, большая наука» приводит высказывание английского литератора Барнаби Рича: «Одна из болезней нашего века – засилье книг. Их столько расплодилось в мире, что не уследишь за всей чепухой, которая выводится каждый день и идет гулять по миру». Комментируя это высказывание, Д. Прайс замечает: «Поучительно обнаружить, что эти слова написаны в 1613 году, за полвека до появления первого научного журнала. Приход научного периодического издания обещал избавление от этой книжной напасти. Развиваясь в духе времени и во многом параллельно газете, такие издания ставили перед собой задачу учитывать и классифицировать книги и другие творения ученых всей Европы. С их помощью нерегулярный читатель мог получить нужные сведения, не прибегая к переписке, слухам, к беглому пролистыванию книг в книжных лавках, как тогда было принято»7.

И только в начале XVIII века журнал как тип издания вначале стал расширять свои функции путем введения новых жанров и разнообразия внутренней структуры, а затем и пытаться воздействовать на общественную мысль. В течение XVIII века журналы в Западной Европе постепенно становятся ареной литературной, политической и классовой борьбы.

В России первая попытка создания журнала была предпринята в 1726 году (на следующий год после создания Академии наук) Г. Ф. Миллером выпуском «Commentarii Akademiae Scientiarum» («Комментарии Академии наук») на латинском языке. Затем часть материалов (около половины) была переведена на русский язык и вышла отдельным томом в 1728 году под названием «Краткое описание комментариев Академии наук». В состав тома вошли статьи видных ученых, посвященные математике, физике, астрономии, медицине, ботанике, истории и другим наукам. Попытка создания периодического органа не удалась вследствие постоянного недостатка материала и ограниченности читательской аудитории. Позднее «Комментарии» выходили по мере накопления материала и превратились в продолжающееся научное издание, так и не став журналом.

Вторая попытка создания русского журнала была предпринята в 1728 году выпуском «Примечаний» – ежемесячного приложения к газете «Санкт-Петербургские ведомости». Содержанием «Примечаний» была расширенная информация по сообщениям в газете, подробное популярное толкование слов, терминов, событий. Помещались также популярные научные и технические статьи, большей частью заимствованные из иностранных журналов и публикуемые с продолжением в нескольких номерах. Однако издание не имело собственного направления и получило признание лишь как свод любопытных сведений.

Первым русским журналом следует считать издававшиеся с января 1755 г. по декабрь 1764 г. «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие». Журнал выходил под редакцией того же Г. Ф. Миллера ровно десять лет, ежемесячно, отдельными книжками небольшого формата и, будучи единственным в стране, пытался воплотить в себе самые различные тематические направления. В нем печатались научно-популярные материалы, чаще всего заимствованные (как правило, в пересказе) из иностранных журналов, научные статьи по историографии, экономике, географии, биологии и другим наукам, а также литературные произведения (преимущественно – стихи, оды, басни). В XVIII веке такой синтетический тип журнала сохранялся, ему следовали «Новые Академические известия» (1779-1781) и «Новые ежемесячные сочинения» (1786-1796). Однако наряду с ними возникли первые специальные журналы: сельскохозяйственные – «Труды Вольного экономического общества» (1765-1915) и «Экономический магазин» (1780-1789), медицинский – «Санкт-Петербургские врачебные ведомости» (1792-1794) и другие.

С начала ХIХ века стали создаваться журналы по различным отраслям науки, техники, культуры, дифференцируясь не только по тематике, но и по целевому назначению – на массовые, научные и профессиональные. Соответственно развитию журналов формировались взгляды на журнал как тип издания, высказываемые различными представителями науки и культуры, политическими и государственными деятелями, занимающимися изданием журналов или имеющими какое-либо отношение к этому делу.

В России первые высказывания о журналах принадлежат М. В. Ломоносову. Издатели первых русских журналов неизменно излагали цели, задачи и программу данного периодического органа, обосновывая необходимость и своевременность его появления. Журнал как тип издания в России воспринимался, естественно, на основании векового зарубежного опыта. Однако ряд вопросов, касающихся назначения, концепции, характера и структуры изданий, длительное время оставались предметом обсуждения. Важные мысли о журнале вслед за М. В. Ломоносовым высказывали Г. Ф. Миллер, Н. М. Карамзин, М. В. Дашков и другие. Наиболее четко взгляды на тип издания выразил издатель «Московского телеграфа» Николай Полевой: «Журнал не принимает на себя обязанности извещать о дневных событиях, он исключительно посвящается тому, что должно оставить по себе прочные следы»8.

Позднее В. Г. Белинский подтверждает мысль Н. Полевого об аналитичности журнала, углубленном изучении действительности, связывая это с социально-историческими условиями развития общества, потребностью людей не только наблюдать, как раньше, в «созерцательную» эпоху, но «вникать», «судить», «переводить факт на идею». В. Г. Белинский подчеркивал необходимость для журнала определенного, четкого направления. Он писал: «Журнал должен иметь, прежде всего, физиономию, характер, альманачная безликость для него всего хуже. Физиономия и характер состоят в его направлении, мнении, господствующем учении, которого он должен быть органом»9.

Наиболее значительное влияние на формирование журнала как типа издания оказало развитие капитализма. Это влияние имеет два основных аспекта. Во-первых, разделение и обобществление труда, зарождение машинной индустрии вызвали бурное развитие различных отраслей техники и промышленности, что, в свою очередь, привело к быстрому росту числа учреждений и людей, занятых материальным производством. Общественная потребность в науке и технике вызвала появление потребности в научно-технической информации, которая появилась вначале в газетах, а затем, для осмысления и анализа, воплотилась в журнальную форму. В первую очередь стали развиваться специальные журналы, число которых росло вместе с ростом объема научной и специальной информации. В течение нескольких десятилетий журналы выявили оптимальную форму издания и продолжали формироваться под влиянием процессов дифференциации и интеграции накопляющегося знания.

Наибольшее социальное звучание приобрели литературные журналы, ставшие одновременно общественно-политическими. Зарождение и развитие капитализма, углубляя социальные противоречия, вызвали острую идеологическую борьбу между различными идейными течениями, выплеснувшуюся на страницы журналов. Наконец, массовые журналы других типов – научно-популярные, культурно-просветительские, искусствоведческие – также получили толчок благодаря развитию капитализма вследствие роста объема отражаемой информации, развития отраслей культуры, переходящих на коммерческую основу, потребностей широкой рекламы. Таким образом, журнал, независимо от тематики и целевого назначения, приобретает в период капитализма свою окончательную форму, утвердившись как тип периодического издания.

Есть, однако, и другой аспект капиталистического влияния. Он связан со структурой и характером публикуемых материалов, с особенностями основного жанра журнала – статьи. Первый век существования журнала статья носила компилятивный характер, содержала пересказ других книг и журналов. Сплав оригинального и компилятивного текстов был естественным явлением. Ссылки на первоисточники не были приняты, статьи, как правило, не подписывались или подписывались инициалами, вследствие чего установление авторства до сих пор затруднительно. С развитием предпринимательства возникла необходимость в закреплении приоритета на первичную научно-техническую информацию.

Примерно к середине (в России – к началу последней четверти) ХIХ века журнальная статья приобрела современную форму. Рассуждая о причинах возникновения такой формы статьи, где научный и профессиональный способ формирования фактов выдвигается на первый план, Д. Прайс утверждает: «Нет никакого сомнения, что основным мотивом было установление и сохранение интеллектуальной собственности. Статья была выражением прочувствованной ученым необходимости сделать заявку на новое знание, как на свою собственность…»10.

Когда же сама издательская деятельность стала отраслью предпринимательства, коммерческие интересы, проникнув в сферу литературных журналов, вызвали заметные изменения их внутренней структуры. Наиболее значительными разделами общественно-политических и литературных журналов становятся критико-библиографические. Статьи и обзоры приобретают социальный статус и, являясь отражением взглядов, мнений, общественно-политических и эстетических установок различных групп, партий, течений, превращаются в средство закрепления их социально-политического приоритета.

1.2. Журналистика в начале XX века

XIX век создал достаточно богатую, разветвленную систему печати. Но по-прежнему не был решен вопрос о свободе печати. Складывающиеся партии (социал-демократы, социал-революционеры, конституционные демократы и даже монархисты) не имели своих легальных изданий. Первые партийные органы формируются в эмиграции. Эсеры в 1900 г. организовали газету «Революционная Россия», социал-демократы – в 1901 г. «Искру», будущие кадеты группируются вокруг журнала «Освобождение» (1902).

Основные общественно-политические проблемы русской жизни не получали решения, положение рабочих и крестьян оставалось тяжелым. Конституции не было. Политических свобод также. Самодержавный произвол часто игнорировал законы.

Наступающий новый век, приближающееся 200-летие отечественной печати в 1903 г. порождали определенные ожидания в журналистских кругах. Однако до революции 1905 г. им не суждено было сбыться.

Редакция «Вестника Европы» во «Внутреннем обозрении» и «Общественной хронике» первого номера 1901 г., посвященного наступлению XX в., констатировала, что большинство цивилизованных стран живет в условиях торжества капитализма и буржуазной демократии, а в России дело реформ не было доведено до конца: слишком сильны оказались «охранители».

От имени либеральной общественности журнал перечисляет задачи, которые нужно решить России в XX в. Это – уничтожение сословного неравноправия, введение независимого от администрации суда, развитие самоуправления, юридическое облегчение положения печати, развитие частных обществ, свобода совести, введение всеобщего начального образования, упорядочение крестьянского, земского, судебного, промышленного, брачного и других законодательств. Впрочем, у журнала не было уверенности, что все это осуществится скоро.

Русско-японская война в 1904 г. обострила и без того сложное экономическое и политическое положение в стране.

Тем не менее, частнопредпринимательская деятельность в области журналистики расширялась и крепла. В значительной степени разделились функции издателя, т.е. собственника газет и журналов, и редакторов. Редакторы и публицисты становились подчас наемными работниками, которые зависели не только от цензуры, но и от владельца издания. Отдельные состоятельные люди – банкиры Поляков, Альберт, капиталисты Коншины, Рябушинские, Морозовы, банки (Волжско-Камский, Азово-Донской) все охотнее вкладывали деньги в периодическую печать.

Постепенно формируется качественная и массовая пресса. Старые направления: консервативное, либеральное и демократическое (социалистическое) в прессе сохраняются, хотя существуют издания, стоящие в стороне от главных партийных направлений, декларирующие свою независимость, например «Биржевые ведомости», «Русское слово».

Яркой звездой блеснула на русском журнальном небосклоне газета «Россия». Организованная в 1899 г. как либерально-буржуазное издание, «Россия», благодаря участию в ней известных фельетонистов В. М. Дорошевича и А. В. Амфитеатрова, приобрела большую популярность в начале века. Требование политических перемен в стране, реформ, критика действий некоторых правительственных чиновников высокого ранга, намеки и иносказания создавали ей славу смелой буржуазной газеты. Фельетон Амфитеатрова «Господа Обмановы», опубликованный 13 января 1902 г., был воспринят как дерзкая сатира на царя Николая II и его ближайших родственников. Газета тотчас была закрыта, а Амфитеатров сослан в Минусинск. (В 1905 г. под этим же названием организована была новая газета, но она уже носила чисто казенный монархический характер.)

Самой же распространенной газетой в России стало «Русское слово» Сытина, перешедшее в 1902 г. под редакторство Дорошевича. Король фельетонистов, как называли Дорошевича, поставил издание газеты на европейский лад, серьезно усилил информационную службу, отдел фельетона. Тираж газеты доходил до 100 тысяч экземпляров. Редактор постоянно уклонялся от партийных пристрастий и называл свой печатный орган «газетой здравого смысла».

В начале века приобрела популярность еженедельная газета «Право». Пропагандируя идеи твердого буржуазного правопорядка и расширения личных прав граждан, она являлась как бы легальным отделением эмигрантского журнала «Освобождение».

В первые годы XX в. появляются научно-образовательные журналы («Вестник знания»), усиливается роль журнала «Образование» как ежемесячника «старого» типа. Ширится земское движение, что получает отражение в печати.

Нерешенность общественно-политических задач, тяжелое положение трудящихся классов стимулировали распространение радикальной революционной печати. До 1905 г. она по-прежнему формируется за границей. Социал-демократы, разделившиеся в 1903 г. на две фракции – большевиков и меньшевиков, издают газету «Вперед», журнал «Заря», газеты «Красное знамя», «Социал-демократ»; эсеры – «Революционную Россию», журнал «Вестник русской революции». В России в нескольких провинциальных городах (Нижний Новгород, Тула, Тифлис, Архангельск и др.) возникают местные нелегальные социал-демократические газеты.

В 1905 г. откровенные сторонники монархии издают такие газеты, как «Московские ведомости», «Земщина», «Русское знамя», «Гроза» (партия под названием «Союз русского народа»); «Слово», «Голос Москвы» («Союз 17 октября», или партия октябристов). Партия конституционных демократов, кадеты (с 1906 г. партия «Народной свободы») издают газеты «Народная свобода», «Речь». «Товарищ», вечернюю газету «Дума», в Москве – «Народное дело», «Народный путь» и др.

Социал-демократы (большевики) организуют первую легальную газету «Новая жизнь», издают газету «Борьба» и др.; под руководством меньшевиков выходят «Начало» и «Московская газета».

Партия социал-революционеров (эсеры) сначала сосредоточилась в газете «Сын Отечества», а затем организовала новые печатные органы – «Голос», «Дело народа» и др.

Анархисты издавали газету «Анархия».

Были и другие, более мелкие партии, также издававшие свои газеты и журналы.

Правительство наладило в феврале 1906 г. печатание правительственной вечерней газеты «Русское государство». Однако газета просуществовала лишь до апреля 1906 г. Ее сменила газета «Россия», ставшая с лета 1906 г. правительственным официозом. Но следует подчеркнуть, что официальная пресса, как новые издания, так и старые («Правительственный вестник», «Сельский вестник»), не пользовалась популярностью. Издания октябристов (эту партию возглавляли крупные промышленники А. Гучков, братья Рябушинские) старались сплотить широкие слои населения вокруг самодержавия на базе Манифеста 17 октября. В них проводилась идея единения с конституционным монархом при народном представительстве (Дума). Гражданская свобода рассматривалась как условие, обеспечивающее свободу предпринимательства. Полное неприятие революционных взглядов дополняло содержание газет октябристов.

Консервативные, антиреволюционные (часто погромные) взгляды отстаивала печать «Союза русского народа» А. Дубровина и В. Пуришкевича.

Наибольшее влияние на общество приобрели кадетские издания, особенно ежедневная столичная газета «Речь», во главе которой стоял П. Н. Милюков. Она издавалась как политическая и литературная с февраля 1906 г. В газете сотрудничали И. В. Гессен, В. А. Маклаков, П. Б. Струве, М. М. Винавер, князь П. Д. Долгоруков, В. Д. Набоков и др.

Газета стояла за укрепление буржуазного строя, категорически отвергала революцию, революционную «романтику». Ее публицисты признавали только мирные конституционные методы политической борьбы, а революционное движение стремились направить в русло парламентской деятельности.

Газета постоянно ставила крестьянский вопрос, защищая требование увеличения земельных угодий крестьян за счет принудительного отчуждения части государственных земель и тех площадей, которые не обрабатывали помещики. И хотя издание доходило до радикального утверждения, что земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает, о ликвидации помещичьего землевладения речи в газете не шло. За добавленную землю крестьяне должны были, по мнению кадетов, платить выкуп.

Первым легальным изданием социал-демократов (большевиков) в 1905 г. явилась петербургская газета «Новая жизнь», официальным издателем которой был литератор Н. М. Минский.

Первый номер вышел 27 октября 1905 г. К нему в качестве приложения была отпечатана Программа партии, принятая на II съезде Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Тираж газеты составил 80 тысяч экземпляров.

В организации издания большое участие принял М. Горький, печатались К. Д. Бальмонт, Н. А. Теффи, А. С. Серафимович, Н. Г. Гарин-Михайловский, А. В. Луначарский и др. С девятого номера в редактировании «Новой жизни» участвовал В. Ленин. Его статья «Партийная организация и партийная литература» была прямым откликом на открывшуюся возможность легально излагать партийные взгляды, хотя идеи ее были приняты далеко не всеми литераторами.

Ровно через месяц после выхода «Новой жизни» стала издаваться в Москве легальная социал-демократическая газета «Борьба», посвященная целиком революционному движению рабочего класса, а затем газета «Вперед». Появились легальные социал-демократические издания в других городах России. Под влиянием большевиков оказались многие профсоюзные издания. Все они вели неуклонную пропаганду революционного свержения царского режима, безвозмездной передачи земли крестьянам, фабрик рабочим, защищали идею демократической диктатуры пролетариата и крестьянства.

Меньшевики в ноябре 1905 г. предприняли издание ежедневной газеты «Начало» (П. Б. Аксельрод, Л. Мартов, Плеханов и др.). Активно выступая против самодержавия, они не верили, однако, в победу социалистической революции, отказывались считать крестьян союзниками пролетариата, примыкали по своей идеологии к социал-демократическим оппортунистам западноевропейских стран (Каутский и др.). «Начало» было чисто политическим изданием, в котором не затрагивались, например, вопросы литературы, поскольку ее участники считали искусство стоящим вне политики. Издавали они и другие печатные органы.

Вся социал-демократическая, эсеровская, а иногда и кадетская печать преследовалась правительством, цензурой. Поэтому неудивительно, что на место одних запрещенных изданий часто приходилось создавать другие под новым заглавием. Этим объясняется то, что многие радикальные оппозиционные газеты и журналы были недолговечны, но зато представлены весьма большим числом названий.

Следует отметить, что лозунги социал-демократической печати все больше проникали в массы рабочих, крестьян и солдат, тем более что большевики развернули серьезную пропаганду среди военных частей («Голос солдата», «Жизнь солдата», «Казарма»).

Эпоха 1905 г. ознаменовалась еще одним заметным явлением в области печатного слова – появилось множество сатирических иллюстрированных изданий разной периодичности: «Пулемет», «Жало», «Топор», «Зритель», «Жупел», «Бич» и др. Общее число подобных изданий исчислялось сотнями. Эти журналы издавались в обеих столицах, городах Одессе, Тифлисе, Харькове, Киеве, Ярославле, Саратове и многих других. Все они были ультрарадикальными, но с разной политической платформой: от революционных, социалистических до умеренно конституционных и реакционных, погромных. Многие были недолговечны.

Первая русская революция открыла путь изданию газет на национальных языках народов, населявших Россию (чуваши, татары, узбеки и др.).

В 1905 г. появились первые эротические издания.

Дальнейшее развитие получили журналы искусств («Мир искусств» С. Дягилева, «Новый путь» Д. Мережковского, «Весы» В. Брюсова и др.), театральные и отраслевые издания.

Оживление русской политической печати после разгрома Московского вооруженного восстания в декабре 1905 г. и общего спада революционного движения в стране сменилось закрытием ряда газет и журналов, вытеснением революционных изданий из легального сектора.

Новый подъем в области русской журналистики падает на 1910-1912 гг. Уже в период правления П. Столыпина (1906-1911 гг.) резко обострилась ситуация в связи с преследованием рабочего движения, роспуском Государственной думы 1-го и 2-го созыва, жестокими мерами, которые правительство проводило в связи с земельной реформой Столыпина. Ставка делалась на упразднение сельской общины, чересполосицы и укрепления единоличных хозяйств «сильных мужиков». Непонимание, пассивное сопротивление крестьян реформе рассматривалось как преступление, в связи с чем в условиях усиленной и чрезвычайной охраны государства в практику военно-полевых судов вошли необоснованные смертные приговоры, бесчинства полиции и даже внесудебные казни.

В 1910 г. оживилось рабочее движение, обострилась борьба за укрепление партии большевиков против ликвидаторства и отзовизма, т.е. против свертывания участия работы в легальных общественных институтах.

Широко велась кампания по выборам в Государственную думу 4-го созыва. Руководила этой работой эмигрантская газета «Социал-демократ», а с конца 1910 г. была налажена в Петербурге легальная пролетарская газета «Звезда».

Учитывая опыт «Звезды», большевики с мая 1912 г. стали издавать массовую рабочую газету «Правда».

«Правда» постоянно вела полемику с «Речью» и другими буржуазными газетами. Депутаты Думы – большевики регулярно печатались в «Правде».

Цензура придирчиво наблюдала за газетой большевиков. Подвергались запрещению отдельные номера, арестовывались редакторы, налагались штрафы. Правительство несколько раз закрывало газету, но она возобновлялась и продолжала выходить под сходными названиями: «Рабочая правда», «Правда труда», «За правду» (1913), «Путь правды», «Трудовая правда» (1914) и др. Жизненность «Правды» во многом зависела от поддержки ее читателями-рабочими.

В канун империалистической войны летом 1914 г. «Правда» была все же закрыта, ее редакция разгромлена, многие сотрудники арестованы.

Оказать влияние на массы, привлечь их на свою сторону старались не только партийные издания, но и массовые газеты бульварного типа, так называемые газеты-копейки. Первая подобная ежедневная «Газета-копейка» вышла в Петербурге в 1908 г. под редакцией М. Б. Городецкого и В. А. Анзимирова. Она издавалась двумя выпусками – утром и вечером, имела несколько приложений: «Журнал-копейка», «Листок-копейка», «Веселый балагур», «Альбом "Копейки"» и др. Один номер стоил 1 копейку (против цены 5 копеек других газет).

Городские новости, скандальные истории, авантюрная беллетристика, неглубокий комментарий событий политической жизни – таково ее содержание. Среди читателей газеты были городские мещане, мелкие служащие, чиновники, рабочие, хотя многие передовые рабочие понимали ее развлекательный, оглупляющий характер.

Но, конечно, ведущее место по-прежнему в системе печати занимали общероссийские газеты «Речь», «Русские ведомости», «Русское слово», «Раннее утро», «Утро России».

Растет авторитет журналов «Просвещение», «Современный мир». Успешно продолжается «Вестник знания», созданный в 1902 г. Вокруг него организовался Союз подписчиков.

1913 г. – последний мирный год развития страны, журналистики. В это время весь спектр общественных интересов представлен в русской периодической печати. Более 3000 изданий выходило в стране – в столицах и на периферии.

Война 1914 г. внесла существенные коррективы в судьбы русской печати. Легальные большевистские издания были закрыты. Снова заграничная газета «Социал-демократ» стала руководящим органом революционных марксистов. Большевики считали войну величайшим бедствием для трудящихся, о чем заявили в Государственной думе. Они выдвигают лозунг поражения своего правительства. С развитием хода военных действий ряда неудач русской армии идея пораженчества проникает все шире в солдатские массы. Газеты сменяются листовками, устной пропагандой. Развивается мысль о превращении империалистической войны в войну гражданскую.

В сентябре 1915 г. всю русскую легальную печать («Утро России», «Речь», «Новое время», «Русские ведомости») обошло воззвание за подписью Плеханова, Дейча, Аксельрода и др., в котором путь национальной обороны, путь, ведущий к победе в войне, был признан путем к народной свободе.

С начала военных действий правительством была введена военная цензура, которая распространялась на все фронтовые и прифронтовые губернии. Строго регламентировалась деятельность военных корреспондентов. Количество журналистов при Ставке Верховного главнокомандующего ограничивалось 10 персонами.

Легальные социал-демократические, эсеровские издания в годы войны чаще возникали и выходили в провинции (Екатеринодар, Самара, Саратов, Рига), но были весьма недолговечны.


2. ГАЗЕТА И ЖУРНАЛ В СИСТЕМЕ ПРЕССЫ НАЧАЛА ХХ ВЕКА

В дооктябрьской журналистике России основными формами периодики были газета и журнал. Соотношение газет и журналов в системе прессы по количеству, их роль в каждый исторический период – эти данные как нельзя лучше иллюстрируют общее состояние прессы конкретного времени. Русская печать началась с газет, очень быстро они были вытеснены журналами, но к концу XIX в. на первое место снова выходят газеты. Они становятся объектом пристального внимания, русские журналисты пытаются определить основные отличия газеты от журнала, понять причины стремительного роста их влияния на читателей. В то же время журналистов волнует судьба толстого ежемесячника, так долго бывшего флагманом русской журналистики.

Соотношение газет и журналов в системе журналистики является одной из основных характеристик состояния периодики страны или региона в определенный исторический момент.

Россия прошла в этом смысле своеобразный путь развития: первыми периодическими изданиями, возникшими в начале XVIII в., были газеты, потом их практически на целый век вытеснили журналы – «толстое» литературно-публицистическое издание, тип которого, по мнению исследователей, был выработан чисто русскими условиями и запросами читательской аудитории11.

Газета и журнал – это не просто два вида периодики, это два способа воздействия на читателя, две разные формы подачи информации. Газета формирует общественное мнение ежедневно, информируя, агитируя читателей; журнал на основе созданного газетой общественного мнения вырабатывает жизненную ориентацию, определенное мировоззрение.

В современных исследованиях подчеркивается, что «предметом журналов выступают, прежде всего, устойчивые процессы в беспокойном содержании явлений, а газет – изменчивость в этих процессах»12.

Это определение при всей его обобщенности все же несколько сужает задачи журналов за всю историю русской журналистики. При недостаточной развитости газет, русские журналы долго вынуждены были описывать изменчивость в процессах. Но если газеты эту изменчивость фиксируют, то журналы пытаются определить самые глубинные причины подобных изменений.

Определяя главное отличие газет от журналов, П. П. Перцов – редактор «Нового пути» писал в 1903 г. в статье, открывающей этот журнал: «В Европе газет даже больше, чем у нас, но их обилие не мешает бытию журналов, имеющих свою специальную задачу обобщающего освещения, которая для газеты естественно невозможна»13.

Необходимость «обобщающего освещения», углубленного анализа событий жизни, науки, литературы, т.е. особая роль, диктует журналу свои условия: достаточно большой объем статей, серьезность анализа, широту аргументации, характер аудитории, к которой обращается журнал, требует своего специфического способа изложения и подачи материала, оформления текста на странице, наличия или отсутствия иллюстраций и так далее. Предпочтительный для русского толстого журнала жанр – большая научная или публицистическая статья-обозрение, развернутая комментированная хроника, литературные жанры.

Газета более проста в своих формах, хотя сложнее в верстке. На первый план выходят газетные жанры, компактные по объему, насыщенные злободневной информацией. Известный русский журналист А. В. Амфитеатров писал И. И. Ясинскому – писателю, сотруднику газеты «Биржевые ведомости»: «Журнал – пирожное, газета – вот хлеб, вот – обед», в форме афоризма определяя различия двух главных для русской журналистики видов периодики14.

В. М. Дорошевич – «король русского фельетона», согласившись редактировать газету «Русское слово», в одном из писем дал определение того, что такое газета в его понимании. «Газета… Утром вы садитесь за чай. И к вам приходит добрый знакомый. Он занимательный, он интересный человек… Он рассказывает вам, что нового на свете. Рассказывает интересно, рассказывает увлекательно… Но то, что он говорит, должно быть основательно, продуманно, веско… Вот, что такое газета. Газета… Вы сидите у себя дома. К вам приходит человек, для которого не существует расстояний. Он говорит вам: «Бросьте на минутку заниматься своей жизнью. Займемся чужой. Жизнью всего мира». Он берет вас за руку и ведет туда, где сейчас интересно… И, полчаса поживши мировой жизнью, остаетесь полный мыслей, волнений и чувств. Вот что такое газета»15.

О газетах и их особенностях писали в начале века не только газетные журналисты, но и сотрудники толстых журналов, известные публицисты, например, А. В. Пешехонов, С. Н. Кривенко, Л. З. Слонимский. Такое внимание к этому виду периодики вызвано было, как уже сказано выше, быстрым ростом количества газет, читать которые начинали все более широкие массы, в том числе и те, кто раньше периодикой совсем не интересовался.

Рост количества газет особенно интенсивно шел в 90-е – начале 900-х годов. В 1860 г. в России издавалось семь ежедневных газет и 98, выходивших от одного до трех раз в неделю. В 1913 г. ежедневных газет стало 417, из них 10 выходили два раза в день.

В конце 90-х годов тиражи отдельных газет достигали 50-70 тыс. экземпляров. «Русские ведомости» и «Новое время» имели тираж 25 тыс., «Свет» – 70 тыс., «Петербургская газета» – 30, «Одесский листок» – 10, «Киевское слово», «Киевлянин», «Южный край», «Волжский вестник» – от 2 до 5 тыс. экземпляров.

После революции 1905-1907 гг. тиражи газет значительно увеличились. «Русское слово» имело 250 тыс., второе издание «Биржевых ведомостей» и «Петербургский листок» – от 80 тыс., самая большая и дорогая газета «Новое время» – около 60 тыс., «Русские ведомости» – 50 тыс. и т.д. Наиболее крупные провинциальные газеты – «Киевская мысль», «Южный край», «Одесские новости», «Одесский листок», «Приазовский край» – от 12 до 40 тыс. в день. Рядовые губернские газеты – 1-3 тыс. Таким образом, по тиражам русская газета достигла уровня западноевропейской.

Деятели русской прессы пытались осмыслить такое стремительное развитие газет, это новое для России явление. Газета «стала приобретать иной облик, чем в былые времена, – писал известный журналист С. Мельгунов. – Ее задача удовлетворять вкусам публики, обслуживать переменчивые интересы толпы падкой на сенсации»16.

Известный публицист-народник С. Н. Кривенко в 1904 г. с горечью отмечал, что газеты «утрачивают общелитературный интерес, сами превращаются в скучную хронику скучной русской жизни». Кривенко оценивал газеты с точки зрения журналиста старой школы, привыкшего к большому серьезному органу периодики, который являлся фактором общественной, культурной и литературной жизни общества. Но несмотря на то что публицист-народник очень неодобрительно относился к возрастающей роли газет, его пугала появившаяся привычка не читать, а просматривать газетные полосы, он должен был признать тот факт, что «рост читателя несомненен и несомненно также, что газета становится все более и более предметом насущной необходимости не одних только богатых классов и интеллигенции, но и простого народа. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, с каким нетерпением и какою разнообразною публикою ждутся на железнодорожных станциях поезда с газетами и как эти газеты быстро расхватываются. То же самое происходит и около почтовых контор в глухих городках в стороне от железных дорог. Газеты сплошь и рядом выписываются в складчину и читаются по очереди или вслух целыми группами». Эти причины и диктовали необходимость внимательно проанализировать Деятельность газет и разнообразие их типов. Статья С. Н. Кривенко «Газетное дело и газетные люди» и была попыткой рассмотреть «эволюцию газетного дела», которая «во многих отношениях чрезвычайно интересна и заслуживала бы не такой небольшой статейки общего характера, какую я пишу, а более обстоятельного исследования. Тут представляют интерес: и читатель, приспосабливающийся к газетному чтению и начинающий требовать известного материала, и само издательство с его спешными процессами и значительным материальным риском, и газетные люди с их характерными особенностями и т.д.»17.

Очень интересно мнение о читателях газет такого парадоксального мыслителя, каким был В. В. Розанов, сам много сотрудничавший в газетах. В книге «Уединенное» он писал: «Газеты, я думаю, так же пройдут, как и «вечные войны» средних веков… и т.д. Их пока поддерживает «всеобщее обучение», которое собираются сделать даже «обязательным». Такому с «обязательным» обучением, конечно, интересно прочитать что-нибудь «из Испании». Начнется, я думаю, с отвычки от газет… Потом станут считать просто неприличием, малодушием… чтение газет»18.

Подобные оценки роли газеты и особенностей ее читательской аудитории явились следствием привычки внимательно и вдумчиво читать полученный номер периодического издания, приобретенной русской интеллигенцией в период преимущественного влияния толстых журналов, в которых отражался прогресс умственной и духовной жизни эпохи.

Эта привычка мешала восприятию газеты как поставщика сведений, фактов, информации, как периодического органа, рассчитанного на самые широкие круги населения, не всегда подготовленные к чтению серьезной периодики.

В. В. Розанов ошибся в своем прогнозе, что «газеты пройдут», но одно он заметил правильно. Именно распространение грамотности, «всеобщего обучения» стало одной из основных причин роста популярности газет. И именно влияние газеты на широкие массы только-только приобщившихся к общественной жизни слоев русского населения и заставляло публицистов оппозиционного толка (о газетах много писали народники) внимательно приглядеться к этому виду прессы.


3. ТОНКИЙ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК И ЕГО РОЛЬ В ЖУРНАЛИСТИКЕ НАЧАЛА XX В.

3.1. Общественно-политические еженедельники

К 1913 г. почти треть системы русской журналистики составляли тонкие еженедельники – компромиссный тип журнального издания, в наибольшей степени отвечавший задачам прессы в сложный период войн и революций. Тонкий еженедельный журнал соединял в себе черты ежедневной газеты и толстого ежемесячника. Еженедельный выход позволял быстрее, чем журнал «обычного русского типа», откликаться на события. В то же время гораздо больший, чем у газеты, объем и возможность дольше готовить и обдумывать материал давали еженедельнику то преимущество «обобщающего освещения», которым гордились толстые издания. Развитие технических возможностей позволило еженедельному журналу ввести в состав номера как обязательный компонент иллюстрации. Еженедельник как тип периодики издатели выбирали для самых разных целей: для семейного чтения, для самообразования, для популяризации пауки, для разных аудиторий, например женской и детской.

В мае 1906 г. журнал «Современная жизнь» писал: «Характер времени обусловил сильное развитие особого рода периодической печати мелких, преимущественно еженедельных журналов. Они явились как бы компромиссом между двумя прежними основными типами журналистики: ежедневной газетой и толстым ежемесячным журналом. С одной стороны, острый характер текущего общественного кризиса требовал от печати приближения к жизни, быстроты реакции на злобу дня, подвижной энергии газеты. С другой стороны, глубина и сложность задач, выдвинутых кризисом с его путаницей политических и социальных групповых интересов, требовали серьезного научного освещения вопросов, той основательности, какой обладали ежемесячники. В результате мы видим необычайное развитие этой промежуточной, «революционной» журнальной формы еженедельника»19. В статье под названием «Мелкие журналы», из которой и приведена цитата, было перечислено несколько десятков еженедельников, появившихся в конце 1905 г., т.е. в разгар революции.

Тип еженедельного журнала не был новым для системы русской прессы. Еженедельники существовали в XVIII в., расцвет их пришелся на 50-60-е годы XIX в. Но в 1900-1917 гг. «примерно треть выпускаемых периодических изданий приходилась на долю еженедельников»20.

В XIX в. отделения газеты от журнала еще не произошло, и общей особенностью еженедельников была только периодичность – раз в неделю. После революции 1905 г. еженедельники представляют только журналы.

Постепенно выработалась форма подобного издания: тонкий журнал в 50-60 страниц. Обязательными для него были: «…наличие иллюстраций в качестве самостоятельных материалов издания; обязательный беллетристический отдел; компилятивные обзоры публикаций за неделю по различным общественно-политическим вопросам»21.

Таким образом, от толстого издания остался отдел беллетристики, без романа или рассказа русский читатель журнал не воспринимал. Компилятивные обзоры событий утратили основательность журнальных обозрений, но и не превратились в простую газетную информацию. И наконец, иллюстрации стали самостоятельным содержательным компонентом журнала. Они постепенно выходили на журнальные страницы в виде рисунков и репродукций, а с развитием техники, когда в России научились делать клише с фотографий, вышли и на страницы газетные. В еженедельниках иллюстрации играли самостоятельную роль, не всегда подчиненную основному тексту. Для читательской аудитории подобного типа периодики важна была и его невысокая цена. Выход каждого еженедельника в «свой» день недели тоже был удобен читателям, создавался практически непрерывный журнальный поток, и человек в соответствии со своими интересами и свободным временем мог выбирать, какой журнал ему читать. Была занята почти вся неделя, нарушений срока выхода не допускалось. Появился даже термин – «понедельничная пресса» – почему-то журналы, выходившие в понедельник, считались беспринципными, пустыми, часто они были охранительного толка.

Значительную роль играли еженедельные журналы, появившиеся в конце XIX в., особенно такие, как «Нива», «Родина» и различные иллюстрированные и развлекательные издания.

Тип еженедельников, завоевавших русскую журналистику в революционный период, сначала отличался от классического типа подобных изданий. В первую очередь в 1906 г. получили распространение общественно-политические еженедельники, аналогов которым в прежние времена практически не было. Именно их журнал «Современная жизнь» и включил в свой перечень в упомянутой выше статье. Пионером среди подобных изданий стал издаваемый П. Б. Струве с декабря 1905 г. журнал «Полярная звезда», вокруг которого возникла партия кадетов. Его название указывало на преемственность от изданий К. Ф. Рылеева и А. И. Герцена, но тип, по заявлению редакции, был новым для России типом политического еженедельника, в котором использовался опыт западноевропейских политических изданий.

В списке журналов, приведенных «Современной жизнью», обращает на себя внимание одна особенность: тип еженедельника широко использовали левые партии – социал-демократы и эсеры. Возможность более быстрого, и в то же время более аргументированного разговора с читателем привлекала внимание левой оппозиции, которая стремилась заручиться поддержкой рабочих («Рабочая мысль», «Рабочий вестник», позже «Работница»), и представителей различных профессий («Вопросы страхования», «Голос булочника», «Печатник», «Нужды деревни» и т.д.).

Достаточно много еженедельников издавали кадеты. Они использовали этот тип периодики для выработки тактических, стратегических и даже философских программ. «Наша мысль», «Вестник жизни», «Истина», «Народный вестник», «Без заглавия», издаваемый известными деятелями кадетского лагеря Е. Д. Кусковой и С. Н. Прокоповичем, с разных точек зрения оценивали революционные события, пытались выработать политику общественных групп, рупором которых являлись. Одним из самых известных и, кстати, изученных впоследствии, был «Московский еженедельник», который редактировал философ-идеалист князь Е. Н. Трубецкой, собравший вокруг своего журнала много интересных представителей русской идеалистической философии.

Эти журналы по типу еще не были традиционными еженедельниками: в них отсутствовал отдел иллюстраций, но и время существования их было ограничено. Под ударами цензуры политические еженедельники довольно быстро исчезли.

3.2. Еженедельные издания для семейного чтения и самообразования

Все более заметную роль в системе русской журналистики начали играть издания для семейного чтения, научно-популярные, развлекательные, сатирические, спортивные, женские, детские, отраслевые, профессиональные и т.п.

Одним из самых известных еженедельников, оставшихся и в памяти потомков, стала знаменитая «НИВА». У журнала был самый высокий тираж, какой когда-либо имела журнальная периодика в России, – 250 тыс. экземпляров в 1901 г. В домашних библиотеках наших современников сохраняются полные собрания сочинений русских и зарубежных писателей, сборники стихов и рассказов, альбомы репродукций с картин, издававшиеся «Нивой» в качестве приложений.

«Нива» просуществовала около 50 лет (1870 – декабрь 1917). Издателем был А. Ф. Маркс – глава известной издательской фирмы. «Нива» была его главным и любимым детищем. Журнал создавался по типу немецкого Gartenlaube и предназначался для чтения в семейном кругу. Таким образом, это издание открыло целый ряд журналов «для семейного чтения».

В конце 1904 г., в номере, посвященном памяти умершего А. Ф. Маркса, один из сотрудников журнала З. Рогозин так определил тип семейного журнала: «Что такое собственно семейный журнал? В чем его задача? Задача несомненно воспитательная в самом широком смысле этого слова. В сущности ее даже можно бы назвать продолжением школы. Идеал, который преследует семейный журнал, сознающий все значение своей просветительской миссии, заключается в том, чтобы заурядная семья, более или менее поглощенная житейскими заботами и добыванием насущного хлеба и, следовательно, не имеющая возможности уделять много времени и средств на чисто культурные цели, выбрав себе один орган общения с отечественной и мировой жизнью, находила в нем настолько солидную пищу, чтобы не отощать, от современности не отстать и в то же время не терять и понимания вечных начал этики и красоты. В духовном бытии человека преобладают два элемента – любознательность и чувство или на простом языке – «ум и сердце». Семейный журнал должен с обоими ровно считаться, удовлетворять первую своим фактическим и научным содержанием, второе – хорошей беллетристикой… В семье каждый член, кроме общих интересов, общих фамильных черт, имеет свои особые занятия, задачи, вкусы. Хорош тот семейный журнал, в котором каждый находит «свое» и в то же время расширяет свой кругозор, область того, что возбуждает его любопытство и участие»22.

В задачи журнала входило, таким образом, предоставить пищу и «уму и сердцу», и пищу не только сиюминутную («не отощать, от современности не отстать»), но и духовную – воспитать в человеке «понимание вечных начал этики и красоты». Для «ума» – общественное и научное содержание, для «сердца» – беллетристика.

Своей программы журнал строго придерживался. Критерием отбора материалов для публикации служили интересы «заурядной семьи», у которой нет средств для покупки большого количества книг и журналов. А. П. Чехов называл такого читателя «пестрым». «Пестрый читатель»… если и не образован, то хочет и старается быть образованным, он серьезен, вдумчив и неглуп»23. Для такой аудитории «Нива» стремилась стать единственным журналом. Малоимущая семья «получает только «Ниву», читает только «Ниву», но читает ее всю – и не только прочитывает, но можно сказать, изучает». Эту задачу (заменить все остальные органы периодики) журнал старался выполнять постоянно, особую роль играли его разнохарактерные приложения.

За почти полвека редакторы часто менялись, имена их почти забыты: поэт и прозаик А. Луговой, писатель князь М. Н. Волконский, литературовед Р. И. Сементковский и др. Литературный отдел не блистал знаменитыми именами, хотя в нем появлялись произведения Н. С. Лескова, И. Потапенко, Д. В. Григоровича. Журнал специализировался на исторических романах с авантюрным сюжетом, авторами которых часто были князь М. Н. Волконский и графиня Е. А. Салиас.

С марта по декабрь 1899 г. «Нива» печатала роман Л. Н. Толстого «Воскресение». Некоторые современные исследователи относятся к этому факту с недоумением: почему свой последний роман, в котором он любил мысль о будущем России, великий русский писатель отдал в такой «несерьезный» журнал? Возможно, Л. Н. Толстого привлек именно тираж «Нивы», дававший возможность прочитать роман сотням тысяч обыкновенных, но «серьезных, вдумчивых и неглупых» людей.

Очень интересен был отдел биографий и характеристик выдающихся лиц современности и исторических деятелей. Только за первые 30 лет существования «Нива» поместила на своих страницах 2131 биографию: очерки о В. Г. Белинском, Т. Н. Грановском, И. А. Крылове, Л. Н. Толстом, М. Ю. Лермонтове, А. С. Пушкине, У. Шекспире.

В географическом и этнографическом отделах публиковались иллюстрированные статьи по археологии, естествознанию, астрономии, медицине. Существовали также отделы «Технические изобретения и открытия», «Политическое обозрение», традиционная для русских журналов «Смесь». Был в журнале и своеобразный раздел «К рисункам», где комментировались помещенные в номере репродукции с картин русских и европейских художников или иллюстрации к художественным произведениям, рассказывалось о биографиях художников, истории создания картин, объяснялось их содержание. По-видимому, А. Ф. Маркс был большим любителем живописи, потому что материалы об изобразительном искусстве занимали большое место и в самом журнале, и в его приложениях. Качество репродукций было для того времени неплохим. Осваивал журнал и фотоиллюстрации: «Нива» одной из первых в русской журналистике начала печатать фоторепортажи с театра военных действий во время русско-японской войны.

О появлении знаменитых литературных приложений к «Ниве» рассказал в своих воспоминаниях И. Д. Сытин. Он встретился с А. Ф. Марксом на выставке печатной продукции в 1883 г.

«Симпатичный, с дурным русским произношением немец-издатель очень мне понравился, и мы разговорились.

  •  Очень хороши ваши картины-премии, которые вы прилагаете к «Ниве», – сказал я. – Но, как иностранец, вы, мне кажется, делаете одну ошибку…
  •  Какую?
  •  Да ведь каждый год все картины и картины, эдак вы совсем перегрузите вашего подписчика. У него и стен не хватит, чтобы все ваши картины развесить…
  •  А что ему нужно?
  •  Книга ему нужна! Мы народ безграмотный, и картинами нас грамотными не сделаешь.
  •  А какая же книга ему нужна?
  •  Да мало ли книг-то. Вам разве не приходила в голову мысль, что при «Ниве» можно бы в виде приложения рассылать наших классиков? … Произведений наших классиков народ не знает, а ведь большое дело можно было бы сделать…»24.

Так это было или иначе, но именно литературные приложения – платные и бесплатные – снискали «Ниве» ее славу и подняли тираж.

Кроме полных собраний сочинений и различных литературных сборников, «Нива» выпускала с 1894 г. «Ежемесячные литературные и научно-популярные приложения», которые публиковали серьезные, квалифицированные статьи о литературе, модный журнал, иллюстрированный журнал, приложения для детей, настенные календари.

Многие, писавшие раньше и пишущие сейчас о «Ниве», ставят в вину журналу развлекательный характер, умеренно-монархическое направление. Однако «Нива» с ее публикацией и романа Л. Н. Толстого «Воскресение», и полного собрания его сочинений в качестве приложения вряд ли может считаться журналом монархическим, так как в конце XIX в. имя Толстого воспринималось как прямая противоположность монархии. «Два царя у нас, – писал А. С. Суворин в «Дневнике». – Кто из них сильнее? Николай II ничего не может сделать с Толстым, не может поколебать его троп, тогда как Толстой, несомненно, колеблет трон Николая и его династии»25. Эта запись сделана в мае 1901 г.

Журналы для семейного чтения были самыми популярными среди еженедельников, по типу «Нивы» были созданы «Родина», «Север» и др.

Большое внимание привлекали журналы научно-популярные и для самообразования, значительная часть которых выходила еженедельно. Одним из наиболее читаемых научно-популярных журналов был «ВОКРУГ СВЕТА» – первое периодическое издание, ставшее собственностью И. Д. Сытина. Издатель приобрел его в июне 1896 г. у братьев М. А. и Е. А. Вернеров, основавших журнал путешествий и приключений, который так и не смог завоевать популярность. Тираж журнала, когда его купил Сытин, составлял 4500 экземпляров. Сытин отдавал изданию много внимания, это было его любимое детище, он сам подбирал книги для публикации, читал все материалы, подыскивал сотрудников. Редактировать журнал он поручил Е. Н. Киселеву, потом его сменила Е. Н. Поливанова, 10 лет во главе журнала стоял В. А. Попов. В отдел беллетристики были приглашены В. И. Немирович-Данченко, К. М. Станюкович, писавший очень популярные романы и рассказы о море и моряках, Д. Н. Мамин-Сибиряк, произведения которого о Сибири хорошо вписывались в тематику журнала, и др. В 1897 г. тираж вырос до 12 тыс., в 1908 г. он составил 42 тыс. Причиной такого роста тиража редакция считала интересное содержание, аккуратный выход, умеренную цену и хорошо подобранные приложения. Стоил журнал 4 рубля в год. За эту цену подписчики получали 52 иллюстрированных номера и 12 книжек литературных приложений, в которых печатались произведения иностранных авторов, в основном путешествия и приключения. Позже, заплатив еще 1 рубль, можно было получить репродукции с картин известных художников. Росло количество литературных приложений – их стало 24, но до 1912 г. цена оставалась прежней – 4 рубля в год.

Редакторы «Вокруг света» точно определили основной профиль своего журнала: география, этнография, путешествия, приключения на суше и на море, описания экзотических стран и народов. Все это привлекало и молодого и зрелого читателя. Кроме беллетристики, журнал имел много других отделов: «Научные экспедиции и географические открытия», «Биографии знаменитых путешественников и исследователей», «Из великой книги природы», «Катастрофы в воздухе и драмы на море», «Люди науки, искусства и литературы», «Исторический калейдоскоп» (крупные исторические годовщины), «Современный спорт» и многое другое.

И хотя в самих номерах журнала печаталась масса интересного материала, «Вокруг света», подобно «Ниве», сохранился в памяти потомков благодаря своим приложениям. Виктор Гюго, Вальтер Скотт, Конан Дойл, Александр Дюма, Эдгар По, Редьярд Киплинг и другие европейские и американские писатели стали известны в России после публикаций в приложениях к журналу «Вокруг света». В 1914 г. журнал издал полное собрание сочинений Генрика Сенкевича в 36 книгах. Для этого редактор В. Попов специально ездил в Варшаву, чтобы получить разрешение автора на новый перевод и новое издание в качестве приложения к журналу.

В 1916 г. главным делом «Вокруг света» стала подготовка к выпуску полного иллюстрированного собрания романов Жюля Верна, чья популярность в России была чрезвычайно велика. На его произведениях выросло несколько поколений. Было задумано издать все 90 романов сериями по 30 в каждой. Но война не позволила осуществить этот замысел, вышло 6 томов в 32 выпусках. Печатал журнал и русскую классику: собрания сочинений Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина, В. А. Жуковского, иллюстрированные русскими художниками. В 1913 г. Сытин первым получил право на издание полного собрания сочинений Л. Н. Толстого. В качестве приложения к журналу «Вокруг света» было издано 36 томов за 12 рублей с пересылкой, цена по тем временам достаточно умеренная.

С 1911 г. как самостоятельное приложение начал выходить альманах «На суше и на море», где печатались приключения, путешествия и фантастика. Он издавался до недавнего времени.

«Вокруг света» издается и сейчас. Это практически единственное издание, которое начинает свою историю в XIX в., с выхода журнала братьев Вернеров. И в отличие от других журналов и газет, имеющих названия органов дооктябрьской периодики, современный «Вокруг света» хорошо знает свое прошлое.

Большую известность имел в свое время журнал «ПРИРОДА И ЛЮДИ», который основное внимание уделял пропаганде естественнонаучных знаний. Издавал журнал П. П. Сойкин. Так же, как и И. Д. Сытин, он вышел из крестьянской семьи, получил только среднее образование и начал свою издательскую деятельность буквально с нуля. «Не имея ни наследственных, ни благоприобретенных капиталов, – вспоминал П. П. Сойкин, – обладая лишь тремя заветными выигрышными билетами, полученными от родителей, я взял под них ссуду в 600 рублей да 200 рублей достал заимообразно у добрых людей. За эти деньги я приобрел в 1885 году, в рассрочку, за 2000 рублей, маленькую типографию без машин, инвентарь которой состоял из ручных станков и 30 пудов шрифта»26.

С 1889 г. в этой типографии и начал выходить журнал «Природа и люди». Первые номера разошлись так быстро, что пришлось выпустить второй и третий тиражи. Сначала в редакции работали всего два человека: сам Сойкин и студент-медик B. C. Груздев. Журнал состоял из пяти главных отделов: романы, повести и рассказы; историко-биографический; географо-этнографический; научный и отдел текущих событий.

Несмотря на то что подзаголовок гласил: «Журнал для семейного чтения», это было издание научно-популярное. Вокруг журнала сгруппировались известные русские ученые, которые любили и умели работать как популяризаторы. Журнал создал свою школу популяризаторов науки. С. П. Глазенап, Я. И. Перельман, A. M. Никольский, B. C. Груздев – активные сотрудники и авторы журнала на протяжении 25 лет его истории. Я. И. Перельман – автор известной «Занимательной физики» пришел в журнал в 1904 г., в 1907-м стал членом редколлегии, а затем ответственным секретарем редакции. Под разными псевдонимами он писал научно-популярные очерки по астрономии, математике, физике, естествознанию, а также научно-фантастические рассказы, хорошо иллюстрированные.

Журнал «Природа и люди» много сделал для пропаганды идей К. Э. Циолковского. Авторы ряда статей журнала защищали приоритет ученого, пропагандировали его идеи. В 1914 г. в 36-м номере был опубликован фантастический рассказ самого изобретателя «Без тяжести». П. П. Сойкин и Я. И. Перельман просили Циолковского отдать в журнал его фантастическую повесть «Вне Земли». Опубликована она была уже в 1918 г. Выпускал журнал «Природа и люди» и приложения: с 1910 г. – иллюстрированный ежемесячный «Мир приключений», в 1906-1907 гг. вышли в качестве приложений 88 книг сочинений Жюля Верна.

Деятельность П. П. Сойкина продолжалась и после октября 1917 г., в 1927 г. он возобновил издание своего старого журнала, но и периодичность, и содержание его было иным.

Сойкинское издательство, окрепшее и разросшееся, много делало для распространения знаний в русском обществе. В 1913 г. был создан журнал «Знание для всех», каждый номер которого представлял собой отдельную научно-популярную монографию. Это было издание для самообразования.

Журналы для самообразования на рубеже XIX и XX вв. появлялись в большом количестве. «Помощь самообразованию», «Вестник самообразования», «Путь к знанию», «Хочу все знать», «Учись сам», «Самоучка», «Деревенский самоучка» – перечень подобных изданий достаточно велик. Среди них были журналы-однодневки, созданные как дань моде, но существовали и серьезные, известные в своей области издания.

Одним из наиболее интересных среди журналов для самообразования стал «ВЕСТНИК ЗНАНИЯ», и хотя он не был еженедельником (первоначальный его подзаголовок: «Ежемесячный иллюстрированный и научно-популярный журнал с приложениями для самообразования»), все признаки еженедельника тут присутствовали: иллюстрации, приложения, научно-популярный характер публикаций. Это был журнал, как бы объединивший четыре недельные книжки в одну, выходившую раз в месяц. Его объем колебался от 140 до 300 страниц.

«Вестник знания» выходил с 1903 по 1918 г. Редактором и издателем был один человек – В. В. Битнер, отставной штабс-капитан, страстно увлеченный наукой. Опыт журнальной работы он получил в изданиях Сойкина, с 1890 г. постоянно сотрудничал в «Природе и людях», а с конца 1899 г. стал фактическим редактором журнала «Научное обозрение». Битнер вел в журнале отдел «Народный университет».

Идея народных университетов была распространена среди интеллигенции не только в России. Во время поездки по Германии в конце 80-х годов В. В. Битнер посетил заседание берлинского общества «Урания». Это произвело на него огромное впечатление. «В ней («Урании») соединяются музей, астрономическая обсерватория, физический кабинет, аквариумы, вивариумы и т.п., театр, чтение лекций из разных областей знаний, редакция довольно хорошего научно-популярного журнала… и серьезное научное учреждение для самостоятельных исследований в области естествознания, – рассказывал Битнер. – Почему же в нашей убогой России, где народ так нуждается в образовании, не устроить чего-либо подобного «Урании»? Эта мысль явилась для меня тем исходным началом, которое легло в основу первого периода моей популяризаторской деятельности»27.

Тип своего журнала сам Битнер определял как «народный университет со статьями, лекциями и беседами, дающими определенную сумму знаний по всем отраслям науки». В объявлении, которое периодически публиковалось на обложке журнала, он был назван «не специальным, а общелитературным, но единственным толстым иллюстрированным журналом подобного рода». «Стремление к знанию в широком смысле слова, отражение жизни и духовных запросов общества, всестороннее освещение вопросов действительности – составляют задачи «Вестника знания». Сам Битнер считал, что он реформирует тип толстого журнала, оставляя в нем только энциклопедию и политическую газету и добавив иллюстрации, но получилось у него нечто переходное, где периодичность и наличие общественно-политической проблематики шли от толстого издания, а преимущественное внимание к науке и образовательным целям приближало «Вестник знания» к научно-популярной периодике. От толстого журнала осталось и стремление выдерживать направление, в «Вестнике знания» оно было преимущественно демократическим. В 1905 г. цензор даже причислил журнал к социал-демократическим органам, обвинив его в пропаганде революционных идей.

Демократические симпатии диктовала журналу его аудитория. Самообразованием занимались в те годы передовые рабочие, грамотные крестьяне, сельская интеллигенция. Своего читателя журнал хорошо знал. Подводя итоги двухлетней работы, редакция писала: «Благодаря созданному нами типу журнала, подобного которому не было даже за границей, у нас получился очень широкий круг читателей: наряду с высшей интеллигенцией (профессора, студенты, врачи), мы имеем подписчиков среди простых рабочих и едва грамотных, но мыслящих крестьян, обращающихся к нам с вопросами»28.

Ответы на вопросы давались постоянно и весьма своеобразно. Отдел «Ответы» появился с первого дня существования журнала, но очень скоро редакция поняла, что ответить на все вопросы квалифицированно постоянные сотрудники не могут, так как иногда пояснения должен дать специалист. В редакцию пришло несколько писем с предложением организовать переписку между читателями. С 7-го номера за 1904 г. появился отдел «Взаимопомощь читателей «Вестника знания». В нем публиковались самые разнообразные письма. В одних задавали вопросы, в других просили прислать необходимые книги или списки литературы по интересующим темам. Ответить на них помогали читатели. Много писем было с просьбой о материальной помощи.

Вокруг «Вестника знания» образовался свой круг – писатели, ученые, педагоги. Постоянными авторами выступали преподаватели «Высшей русской школы общественных наук» в Париже. Авторы журнала были высокообразованными специалистами, прекрасно знавшими свой предмет, но для подобного издания нужна была особая форма подачи научного материала. Журнал публиковал статьи, посвященные сложным вопросам, очень продуманно. В каждом номере чередовались статьи сложные, ориентированные на подготовленного читателя, и популярные, доступные и не слишком образованным людям. Статьи располагаются «таким образом, чтобы за более серьезными следовали относительно легкие, и при том соблюдается известное чередование самих предметов», – объяснял журнал структуру своих номеров.

Постоянными в «Вестнике знания» были три отдела: «Литература и жизнь», который потом получил название «Летопись современной литературы и искусства»; «Научное обозрение» с подотделами «Научные беседы», «Научные новости», «Ответы»; позже были введены «Библиография», «Вопросы народного образования», «Справочный отдел по народному образованию». С 1907 г. возник раздел, посвященный молодежи. «Вестник знания» все больше внимания уделял проблемам образования и самообразования, все дальше отходил от толстых журналов, к которым себя причислял.

Как и было обещано, журнал Битнера давал приложения, в основном бесплатные. Наиболее значительными были три, впоследствии преобразованные в самостоятельные издания: «Общедоступный университет», «Энциклопедическая библиотека для самообразования» и «Читальня «Вестника знания». Первое приложение представляло из себя систематический курс природоведения с цветными и черно-белыми иллюстрациями, «Энциклопедическая библиотека» давала ряд самостоятельных научных сочинений, «Читальня» предлагала материал для легкого самообразовательного чтения. Приложения реализовывали самообразовательные задачи журнала.

Цензура внимательно следила за «Вестником знания», особое волнение доставляла ей организаторская деятельность журнала. Она была достаточно необычной для русского периодического издания. При журнале был создан Союз подписчиков «Вестника знания». Проект подобного Союза долго и подробно обсуждался на журнальных страницах, публиковались письма с предложениями, затем состоялось его организационное оформление. Членами Союза могли стать как отдельные лица, так и целые организации. Ежегодный взнос зависел от материального состояния участника, но был не менее 2 рублей в год. Союз подписчиков состоял из центрального отдела и местных кружков. Местные собрания проводились не менее одного раза в год. Союз организовывал профессиональные и образовательные курсы, чтение лекций, экскурсии, открывал музеи, библиотеки, лаборатории, книжные склады, издавал книги, брошюры, различные таблицы и т.д. Мечта Битнера о русской «Урании» получила свое воплощение. Денежный фонд, необходимый для такой деятельности, составлялся из взносов, благотворительных пожертвований, доходов от устраиваемых в пользу Союза выставок, концертов, спектаклей. Для членов Союза был учрежден особый значок, конкурс на который провел журнал. К ноябрю 1905 г. проект значка был утвержден.

Вся эта деятельность особенно активно развивалась в период первой русской революции, когда всевозможные союзы были очень многочисленны и проводили свои съезды. Летом 1905 г. в Минской губернии состоялся и съезд Союза подписчиков «Вестника знания». Затем был организован Первый всероссийский съезд в Петербурге. Битнер внимательно следил за тем, чтобы на него могли приехать не только обеспеченные люди. Для тех, кто не имел средств для поездки в Петербург, редакция выделила определенные суммы из фонда журнала. В столице приехавших делегатов расселяли в своих квартирах местные члены Союза, они устраивали экскурсии по городу и окрестностям для приехавших впервые29.

После Всероссийского съезда стали созываться съезды на местах, организовывая их, Битнер много ездил по стране. Для проведения занятий и собраний предоставлялись большие квартиры подписчиков, адреса которых печатались в журнале. Союз проводил массовые общественные чтения, воскресные лекции, с участием известных профессоров и педагогов. Такие мероприятия собирали много народа, поэтому за ними следила полиция, подчас собрания закрывали и разгоняли. Союз помогал читателям выписывать книги, члены Союза при покупке книг, выпускаемых журналом, пользовались льготами, им предоставлялась скидка или давалась рассрочка, а иногда рассылались и бесплатные экземпляры для неимущих подписчиков. Члены Союза собирали прочитанные журналы и газеты и, отобрав самые интересные номера, снабжали ими крестьян дальних деревень.

27 декабря 1913 г. в Петербурге в Спортинг-Паласе широко праздновалось 10-летие «Вестника знания». Собралось более 15 тыс. человек. Это свидетельствовало о том, что у журнала было много друзей и почитателей. Отчет «Десять лет работы «Вестника знания» рассылался читателям в качестве приложения к газете «Неделя», которая издавалась Битнером в 1913 г.

Союз подписчиков «Вестника знания» в определенной мере можно считать прообразом общества «Знание», которое в первые послереволюционные годы проводило большую просветительскую работу. К сожалению, впоследствии его роль резко упала, и оно превратилось в бюрократическую структуру.

Исследование любого русского журнала, не самого известного и недолго живущего, может преподнести интереснейшие сюрпризы, показать своеобразные формы работы с читателем. История Союза подписчиков «Вестника знания» красноречивый тому пример.

Журналом для самообразования являлся «Вестник и библиотека для самообразования», который выходил еженедельно с 1903 по 1905 г. Журнал выпускала издательская фирма Брокгауз и Ефрон, которая в это время закончила работу над знаменитым Энциклопедическим словарем. Авторский коллектив, сложившийся за долгие годы работы над словарем, решил издавать журнал, где можно было опубликовать статьи, не вошедшие в Словарь. Редактором «Вестника…» стал профессор П. И. Броунов. В подзаголовке журнала значилось: «Научно-популярный журнал по всем отраслям знаний», т.е. издание было энциклопедическим.

В обращении к читателям «От редакции» говорилось: «Вестник и библиотека для самообразования в своих статьях и отдельных книжках приложений дает в систематической последовательности и общедоступном изложении материал для чтения одновременно по всем основным группам знаний, по наукам физико-математическим, биологическим и гуманитарным, равно как и по философии, стремящейся к объединению всех наук».

Журнал большого формата с иллюстрациями печатал статьи и популярные курсы, которые писали Д. И. Менделеев, Н. И. Кареев, О. Д. Хвольсон, С. М. Глазенап и др. В отделе «Библиографический листок» публиковались программы для систематического чтения по разным отраслям наук. Журнал помещал научную хронику, обзоры научной печати, в отделе «Фельетон» появлялись научно-популярные рассказы и романы, такие, например, как «Аэростатический роман» Мо Декса, «Через Сахару и Судан на воздушном шаре». Непосредственное общение с читателями осуществлялось в отделе «Почтовый ящик».

В «Вестнике…» сотрудничали не только известные ученые-естествоиспытатели, но и литературоведы. Например, П. Щеголев, работавший в это время над книгой о А. С. Пушкине, публиковал в журнале отрывки из этой работы. Его перу принадлежала и очень интересная статья «Первая русская газета», приуроченная к 200-летию русской печати. Встречались в журнале имена известных журналистов: Н. Ашешов, Л. Гуревич, Е. Колтоновская.

В качестве приложений читатели получали либо монографии и сборники статей типа «Введение в философию» профессора В. Вундта, либо репродукции с картин, объединенные в тематические альбомы. Как особое приложение в 1903 г. предлагалась «Галерея русских деятелей» в 12 частях, первая – деятели освобождения крестьян под редакцией Венгерова с 15 портретами. Журнал обещал давать ежегодно 52 номера – 2000 страниц с 500 иллюстрациями и 12 номеров приложений – 4000 страниц и 900 иллюстраций.

Несмотря на свою недолговечность (он закрылся в 1905 г.) «Вестник и библиотека для самообразования» и поныне представляет интерес.

3.3. Сатирические журналы в годы первой русской революции

Первая русская революция вызвала огромный количественный рост еще одного типа еженедельника, существовавшего и прежде, но в 1905-1907 гг. буквально заполонившего прессу. Это сатирическая журналистика. Обличительная стихия, многократно увеличившаяся в революционные дни, не могла обойтись без традиционного для русской литературы оружия – смеха. Сатирические песенки, стихи, карикатуры стали непременным атрибутом русских сатирических журналов этого времени.

Около четырех сотен тонких, разрисованных злыми и смешными карикатурами журналов и журнальчиков выплеснулись на улицы больших русских городов. «Пулемет» Н. Г. Шебуева, «Сигнал» К. И. Чуковского, «Жупел» З. Гржебина, «Маски» С. Чехонина и многие другие оказывались в центре политических скандалов, слухов и разговоров, вызванных острой карикатурой, фельетоном или броским названием.

Аркадий Аверченко вспоминал: «Как будто кроваво-красная ракета взвилась в 1905 г. Взвилась, лопнула и рассыпалась сотнями кроваво-красных сатирических журналов, таких неожиданных, пугавших своей необычностью и жуткой смелостью. Все ходили, задрав восхищено головы и подмигивая друг другу на эту яркую ракету. – Вот она где, свобода-то!»30.

Всю Россию обошел первый номер журнала Н. Г. Шебуева «Пулемет», вышедший 13 ноября 1905 г. На последней странице обложки был изображен кровавый отпечаток ладони на тексте Манифеста 17 октября. Подпись под рисунком гласила: «К сему листу свиты его величества генерал-майор Тренов руку приложил». Тренов заслужил особую славу своими действиями по усмирению Петербурга.

Н. Г. Шебуев – потомственный дворянин, журналист. Сотрудничал в целом ряде газет и журналов, в том числе в «Русском слове» и юмористическом журнале «Будильник». В 1905 г. работал в газете А. А. Суворина-сына «Русь», прославившейся своими обличительными материалами.

«Пулемет», просуществовавший около двух месяцев, делали два человека: текст и темы для рисунков давал Шебуев, а рисунки выполнял И. М. Грабовский, который имел опыт газетной оформительской работы. Вот что рассказала Т. С. Родионова в статье о «Пулемете», опубликованной в 1985 г.: «13 ноября в день выхода первого номера за вечерним чаем великий князь Кирилл подал царю журнал. Обложка нового журнала заставила царя поморщиться. Но вот открыта первая страница, вторая… Дойдя до «Марсельезы» (статьи о «Марсельезе»), царь вспыхнул, схватил карандаш и стал отчеркивать самые ненавистные места… Позже этот номер, сильно помятый (по-видимому, царь скомкал его и швырнул на пол), был представлен на следствии. Царский гнев оставил красноречивые следы»31. За издание «Пулемета» Н. Шебуев был заключен в крепость.

В сатирических журналах «Жало», «Жупел» участвовали известные писатели – A. M. Горький, И. А. Бунин, А. И. Куприн, К. Д. Бальмонт и др. Оформляли их художники из группы «Мир искусства» – Е. Лансере, В. Перов, И. Билибин.

В сатирических журналах 1905-1907 гг. на первый план выходила карикатура, рисунок. Очень часто живописная часть формировала журнал, текст только дополнял рисунки. Поэтому участие хороших художников создавало успех журналу.

После подавления революции, «когда наступило северное утро, на том месте, где взвилась ракета, нашли только полуобгоревшую бумажную трубку, привязанную к палке – яркому символу всякого русского шага», – так заканчивал свои воспоминания о сатирических журналах 1905 г. А. Аверченко32.

Сам он – один из талантливейших русских юмористов – тоже отдал дань революционной сатирической журналистике. В 1905 г. в Харькове он редактировал «Журнал сатирической литературы и юмористики с рисунками «Штык» и его продолжение «Меч». «Лихорадочно писал я, рисовал карикатуры, редактировал и корректировал, и на девятом номере дорисовался до того, что генерал-губернатор Пешков оштрафовал меня на 500 рублей, мечтая, что немедленно заплачу их из карманных денег… я уехал, успев все-таки до отъезда выпустить три номера журнала «Меч»33.

С именем А. Аверченко связана история двух сатирических журналов, существовавших достаточно долго и сыгравших особую роль в русской жизни, – «САТИРИКОНА» и «НОВОГО САТИРИКОНА».

Планы создания сатирического журнала после подавления революции возникли в редакции известного Петербургского юмористического журнала «Стрекоза», который в это время не пользовался популярностью. Издатель журнала М. Г. Корнфельд, после смерти отца получивший журнал в наследство, молодые художники Ре-Ми (Н. В. Ремизов-Васильев), А. А. Радаков и только что приехавший из Харькова А. Аверченко решили превратить юмористический журнал в сатирический. Журналу дали название «Сатирикон», заимствованное из древнеримской литературы. Роман Гая Петрония «Сатирикон» высмеивал эпоху Нерона, в нем переплетались жизненные реалии с гротескными образами.

Новый журнал вышел 3 апреля 1908 г. в самый мрачный период реакции. Учитывая характер времени, он, по замыслу редакции, должен был соединять олимпийское спокойствие, жизнестойкость, ясность и здравый смысл с критическим изображением современных событий и общественных нравов.

Кроме Аверченко, в журнале активно работали поэты-«сатириконцы», самым известным из которых стал Саша Черный, печатались Н. А. Тэффи, П. П. Потемкин, иногда Л. Н. Андреев, А. И. Куприн, А. Н. Толстой. Особо прославили журнал его художники, кроме постоянных карикатуристов Н. В. Ремизова, А. А. Радакова, А. Яковлева и А. Юнгера, в оформлении принимали участие А. Бенуа, Б. Кустодиев, К. Коровин, М. Добужинский, Л. Бакст.

Издание приобрело такое влияние, которого даже не ожидали его создатели и участники. Материалы журнала цитировали с трибуны Государственной думы, читатели горячо обсуждали напечатанное. «Сатирикон» стал значительным явлением не только в истории русской журналистики, но и общественно-политической и культурной жизни страны.

Журнал часто использовал своеобразный прием – выпускал тематические номера, которые сам озаглавливал. Так, после убийства П. А. Столыпина, к деятельности которого журнал относился резко отрицательно, был выпущен «провокаторский» номер. Еще были «военный», «еврейский», «полицейский», «экзаменационный» номера.

Роли текста и рисунка в номере были многообразны. Иногда текст и рисунок тесно увязывались между собой, в других случаях рисунок дополнял текст, часто изобразительный материал существовал самостоятельно, занимая целые страницы. Использовался прием рассказа в рисунках, где подписи поясняли карикатуры. При всей осторожности и умеренности журнал умел придать политическую окрашенность самым нейтральным материалам.

Как и все еженедельники, «Сатирикон» давал приложения – сборники юмористических рассказов самого А. Аверченко и других русских и зарубежных писателей-юмористов.

К 1911 г. политическая острота журнала ослабела, он потерял свою радикальность. Общественный подъем ставил перед редакцией новые задачи. По мнению Аверченко, «Сатирикон» должен был угодить той части общества, которая чувствовала необходимость стряхнуть с души давящий кошмар столыпинщины, свободно вздохнуть, весело засмеяться. Журнал предлагал смех как спасительное средство от тоски и уныния.

С этим мнением Аверченко были согласны не все авторы «Сатирикона» и члены редакции. В 1911 г. ушел один из самых заметных авторов «Сатирикона» – Саша Черный, заявив, что не разделяет его направления.

В 1913 г. внутри редакции произошел раскол: вместе с Аверченко и Радаковым журнал покинули Ремизов, Потемкин и Тэффи. На кооперативных началах они начали издавать «Новый Сатирикон», постоянно подчеркивая, что, по сути, он является старым «Сатириконом». В новом журнале были сохранены самые острые отделы прежнего: «Волчьи ягоды» – сатира на злобу дня, «Перья из хвоста» – полемика с инакомыслящими и «Почтовый ящик». Наряду с редакционным ядром старого журнала появились новые авторы: А. Бухов, А. Грин, С. Маршак, В. Маяковский. Фигура последнего, печатавшего в журнале свои «Сатирические гимны», надолго заслонила всех остальных авторов журнала. «Новый Сатирикон» вспоминали только в связи с участием там Маяковского. Но журнал интересен и сам по себе, хотя, вероятно, более спорен, чем его предшественник. Его отношение к Первой мировой войне и особенно к Октябрьской революции не вписывалось, по советским стандартам, в приемлемые рамки прогрессивного направления. Февральскую революцию сатириконцы приняли, но быстро почувствовали слабость и нерешительность Временного правительства и начали пропагандировать идеи сильного государства и порядка. В фельетоне «Как мы это понимаем», опубликованном в июне 1917 г., Аверченко писал:

«Мы, сатириконцы, заслужили право говорить с любым правительством резким прямым языком, заслужили тем, что до революции с заткнутым ртом и связанными руками все-таки кричали девять лет о русских безобразиях и не боялись ни конфискаций, ни арестов, ни лишения нас свободы.

Так неужели мы теперь побоимся исполнить свой гражданский долг и бросить в лицо Временному правительству и Исполнительному Комитету С. Р. и С. Депутатов простые человеческие слова?

Стыдитесь! Вам народ вручил власть – но во что вы ее превратили! Всякий хам, всякий мерзавец топчет ногами русское достоинство и русскую честь – что вы делаете для того, чтобы прекратить это?! Вы боитесь, как черт ладана, насилия над врагами порядка, над чертовой анархией, так знайте, что эта анархия не боится насилия над вами, и она сама пожрет вас»34.

Октябрьскую революцию Аверченко и другие сотрудники восприняли как торжество анархии и насилия и начали борьбу с новыми порядками. Они выпускали специальные номера: «траурный», «исторический», «пролеткультовский», «марксистский» и специальное приложение «Эшафот» под редакцией П. Пильского. Летом 1918 г. журнал был закрыт.

Впоследствии Аверченко сотрудничал в белогвардейской газете «Юг России», вместе с армией Врангеля эмигрировал в Константинополь, потом переехал в Прагу. В 1921 г. вышла его книга «Дюжина ножей в спину революции», которую В. И. Ленин называл талантливой. Аверченко много писал о правах эмиграции, его книги и сборники выходили до самой его смерти в 1925 г.

По-разному сложились судьбы остальных сатириконцев. Саша Черный, Тэффи, А. Бухов эмигрировали. Именно Тэффи в одном из своих рассказов задала знаменитый среди русских эмигрантов вопрос: «Ке фер? Фер-то ке?» – так звучал на смеси «французского с нижегородским» знаменитый русский вопрос «Что делать?» в устах одного из героев. А. Бухов вернулся в Россию и долго работал в «Крокодиле». Некоторые из бывших сатириконцев остались и сотрудничали в большевистских газетах и журналах.

Несмотря на то что сатирические издания начала века достаточно изучены35, в их исследовании существует еще много пробелов. Сосредоточив внимание только на направлении изданий, специалисты оставили в стороне проблемы типа, формы подачи материалов, соотношения текста и иллюстраций и многое другое.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В начале XX века Россия вступила в новый, многообещающий, но в то же время крайне противоречивый этап своего развития. С одной стороны, страна демонстрировала рекордные для Европы темпы экономического роста, с другой, – в обществе усиливались социальные противоречия, нарастала поляризация общества. На этом фоне шло формирование политических партий, системы партийной печати. По своему содержанию журналистика становилась все более тесно связанной с общественно-политической жизнью, она превращалась в действенное орудие политической борьбы. Существенно увеличилось количество издаваемых газет и журналов. Только во время революции 1905-1907 годов в России было основано около 1500 общественно-политических органов.

Кроме этого, в связи с ростом культурно-образовательного уровня населения менялось отношение аудитории к газетам и журналам: читатель становился более взыскательным и требовательным к печатным материалам. В условиях быстрого промышленного развития пресса превратилась в объект выгодного приложения капитала. Крупный бизнес становился собственником газет и журналов, а работа редактора и журналиста все больше определялась потребностями хозяина.

Таким образом, новыми факторами функционирования русской печати были потребности партийно-политической деятельности и интересы крупного бизнеса. Традиционно большую роль в работе журналистов играла полиция и цензоры.

Таким образом, в конце XIX – начале XX в. Россия вступила на путь капиталистического развития. Перестройка всей экономики захватила и прессу. Все активнее вторгался в издательское дело капитал, пугая русских журналистов и общественных деятелей, все большее число издательских фирм, акционерных обществ занимались периодикой, наживаясь на таком священном для русского общества «товаре», как книга, журнал и газета. Этот процесс шел трудно, лучшие русские предприниматели становились первооткрывателями на опасном пути капитализации сохранявшего сильные феодальные пережитки русского общества.

Рубеж XX и XXI вв., при коренном различии внутренних процессов и уровня развития экономики и общества, повторяет внешним рисунком событий, иногда чисто психологически, мироощущение людей начала XX в., их опасения, непонимание происходящего. Особенно ярко это отражается на перестройке журналистики, начавшейся в 90-х гг. XX в. Современным предпринимателям, работающим с прессой, самим журналистам приходится зачастую решать проблемы, уже разрешенные их предшественниками столетие назад. Недаром говорят, что новое – это хорошо забытое старое. Опыт журналистики начала XX в. может оказать неоценимую помощь веку XXI.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Аверченко А. Избранные рассказы. М., 1985.
  2.  Акопов А. И. Общий курс издательского дела. Учебное пособие для студентов-журналистов. Под ред. проф. В. В. Тулупова. – Факультет журналистики ВГУ. – Воронеж, 2004. – 218 с.
  3.  Аркадий Аверченко в «Новом Сатириконе» 1917-1918 гг. М., 1994. 
  4.  Белинский В. Г. Собр. соч. — Т. I. — М., 1948.
  5.  Белов С. В., Толстяков Л. П. Русские издатели конца XIX начала XX века. Л., 1976.
  6.  Бендерский В. В., Хмылёв В. Л. История отечественных средств массовой информации: Учебное пособие. – Томск: Изд-во ТПУ, 2006. – 150 с.
  7.  Беспалова А. Г., Корнилов Е. А., Короченский А. П. История мировой журналистики. – Москва – Ростов-на-Дону: Издательский центр «МарТ», 2003. – 432 с.
  8.  Боцяновский В., Геллербах Э. Русская сатира первой революции. – Л., 1925.
  9.  БСЭ, 3/е изд. – Т. 9. – М., 1972.
  10.  Воронкевич А. С. Русский еженедельник в начале XX века / Из истории русской журналистики начала XX в. М., 1984.
  11.  Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. Том I. – М., 1981.
  12.  Евстигнеева Л. А. Журнал «Сатирикон и поэты-сатириконцы». – М., 1968.
  13.  Евстигнеева Л. А. Сатирические и юмористические журналы. Русская литература и журналистика начала XX в. / Буржуазно-либеральные и модернистские издания. – М., 1977.
  14.  Есин Б. И. История русской журналистики (1703-1917) Учебно-методичекий комплект (Учебное пособие; Хрестоматия; Темы курсовых работ) – М: Флинта: Наука, 2000.
  15.  Есин Б. И., Махонина С. Я. Избранные страницы русской журналистики начала XX века. – М.: «ЧеРо», 2001. – 224 с.
  16.  Жизнь для книги. – М., 1985.
  17.  Журналистика в политической структуре общества. – М., 1983.
  18.  Из истории русской журналистики начала XX века. М., 1984.
  19.  История русской журналистики начала XX века: Учебно-методический комплект (Учебное пособие, Хрестоматия) / С. Я. Махонина. – М.: Флинта: Наука, 2004. – 368 с.
  20.  Козлова М. М. История отечественных средств массовой информации. – Изд-во Ульяновского государственного технического ун-та, 2000.
  21.  Кудрявцева Л. А. Журнал для самообразования и его контакты с читателем / Из истории русской журналистики начала XX века. М., 1984.
  22.  Малая Советская Энциклопедия. – 3/е изд. – Т. 3. – М., 1958-1960.
  23.  Мельгунов С. О современных литературных нравах. – М, 1916.
  24.  Наука о науке, «Прогресс». – М., 1966.
  25.  Ожегов С. И. Словарь русского языка. – Изд. 4/е. – М., 1961.
  26.  Прайс Д. Малая наука, большая наука // Наука о науке. – М., 1966.
  27.  Родионова Т. С. О «Пулемете». – Журналист, 1985. № 12.
  28.  Розанов В. В. Опавшие листья. М., 1992.
  29.  Словарь русского языка. – М., 1957. – Т. I.
  30.  Словарь современного русского литературного языка. – М.-Л., 1955. – Т. IV.
  31.  Суворин А. С. Дневник. М., 2000.
  32.  Швецова Л. К. Массовые еженедельники для «пестрого» читателя. Литературный процесс и русская журналистика конца XIX начала XX века / Либерально-буржуазные и модернистские издания. М., 1982.

1 В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Том I. – М., 1981. – С. 548.

2 МСЭ, 3/е изд. – Т. 3. – С. 348.

3 Словарь русского языка. – М., 1957. – Т. I. – С. 668 и С. И. Ожегов. Словарь русского языка. Изд. 4/е. – М., 1961. – С. 190.

4 Словарь современного русского литературного языка. – М.-Л., 1955. – Т. IV. – С. 191.

5 БСЭ, 3/е изд. – Т. 9. – М., 1972. – С. 246.

6 А. И. Акопов. Общий курс издательского дела. – Воронеж, 2004. – С. 20.

7 Наука о науке, «Прогресс». – М., 1966. – С. 337.

8 А. И. Акопов. Общий курс издательского дела. – Воронеж, 2004. – С. 22.

9 В.Г. Белинский. Собр. соч. – Т. I. – М., 1948. – С. 219.

10 Д. Прайс. Малая наука, большая наука//Наука о науке. – М., 1966.

11 С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

12 Журналистика в политической структуре общества. –  М., 1983. – С. 70.

13 С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

14 С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

15 Жизнь для книги. – М., 1985. С. 208-209.

16 С. Мельгунов. О современных литературных нравах. – С. 20.

17 С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

18 В. В. Розанов. Опавшие листья. – М., 1992. – С. 23.

19 С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

20 А. С. Воронкевич А.С. Русский еженедельник в начале XX века. – М., 1984. – С. 140.

21 Из истории русской журналистики. – М., 1984. – С. 146.

22 С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

23 Л. К. Швецова. Массовые еженедельники для «пестрого» читателя. – М., 1982. – С. 275-276.

24 Жизнь для книги. – М., 1985. – С. 275.

25 А.С. Суворин. Дневник; – М., 2000. – С. 417.

26 С.В. Белов, Л.П. Толстяков. Русские издатели конца XIX — начала XX века. – Л., 1976. – С. 92.

27 Л. А. Кудрявцева. Журнал для самообразования и его контакты с читателем – М., 1984. – С. 126.

28 С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

29 Из истории русской журналистики начала XX века. – М., 1984. – С. 137.

30 Л. А. Евстигнеева. Журнал Сатирикон и поэты-сатириконцы. – М., 1969. – С. 9.

31 Журналист, 1985. – № 12. – С. 76.

32 Л. А. Евстигнеева. Журнал Сатирикон и поэты-сатириконцы. – М., 1969. – С. 9.

33 А. Аверченко. Избранные рассказы. – М., 1985. – С. 7-9.

34 Аркадий Аверченко в «Новом Сатириконе» 1917-1918 гг. – М., 1994. – С. 11.

35 В. Боцяновский, Э. Геллербах. Русская сатира первой революции. – Л., 1925; Л. А. Евстигнеева. Сатирические и юмористические журналы. Русская литература и журналистика начала XX в. / Буржуазно-либеральные и модернистские издания. – С. 295-320; С. Я. Махонина. История русской журналистики начала XX века. – М., 2004.

PAGE   \* MERGEFORMAT 2



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
14208. Средства массовой информации в политической системе общества 20.7 KB
  Изучение появления и развития полиции на разных исторических этапах; Выявление особенностей функционирования современной полиции, ее функций и структуры, а также назначение деятельности полиции; Рассмотрение особенностей реформы МВД и основных причин принятия данной реформы; Исследование места и роли современной полиции в системе правоохранительных органов.
18176. Влияние средств массовой информации на формирование личности детей и подростков 105.34 KB
  Они настолько прочно основались в нашей повседневности что мы даже представить себе не можем своего существования без них. В переходную эпоху развития общества отдельные структуры СМИ обретают иные темпы жизни они могут развиваться вне функционирования друг с другом и обществом в целом что проявляется в выражении идей и интересов иногда далеких от общественных потребностей. С началом кардинальной трансформации казахстанского общества в конце прошлого столетия СМИ становятся важным фактором в процессе реформирования других социальных...
19236. Тенденции развития печатных и электронных средств массовой информации и доверия им населения г. Тюмени 127.19 KB
  Население о средствах массовой информации: проблемы восприятия и доверия. Уровень доверия к средствам массовой информации. Тенденции развития печатных и электронных средств массовой информации и доверия им населения г. Тюмени к печатным и электронным средствам массовой информации.
21275. Анализ политической обстановки во Франции в конце XVIII начале XIX века и выявить политические достижения Наполеона Бонапарта 33.05 KB
  После вступления войск антифранцузской коалиции в Париж в 1814 году Наполеон I отрекся от престола и был сослан на остров Эльба. В марте 1815 года он вновь занял французский престол, но после поражения при Ватерлоо, в июне этого же года отрекся вторично. Последние годы жизни провел как пленник англичан на острове Святой Елены. Состояние его здоровья неуклонно ухудшалось, и 5 мая 1821 года Наполеон умер. Есть версия, что он был отравлен. Несмотря на то, что империя Наполеона оказалась непрочной, трагическая судьба императора дала обильную пищу романтизму
16498. МИРОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ПОЗИЦИИ РОССИИ И США В НАЧАЛЕ ХХ1 ВЕКА 12.53 KB
  Начало ХХ1 века характеризуется динамичными изменениями в мировой экономике и мирохозяйственных связях: нарастают процессы глобализации и регионализации усиливают свое влияние ТНК налицо укрепление позиций таких стран как Китай Индия Бразилия обостряются мировые финансовые и энергетические проблемы не утрачивают своей актуальности уже известные глобальные вызовы – демографические продовольственные экологические и другие. Каково в...
19411. Государство и право России в начале XX века 50.48 KB
  Лекция Тема № 8 Государство и право России в начале XX в. Кризис империи и предпосылки революции Эти и ряд других подобных правительственных мероприятий вызывали недовольство у народов России. Средняя Азия превращалась в хлопковую базу текстильной промышленности Европейской России.
10828. Россия в начале ХХ века: проблема исторического выбора 44.59 KB
  История России Россия в мировой цивилизации: Курс лекций Сост. Проблема экономического роста и индустриальной модернизации России. Политические партии в России: их генезис классификация программа и тактика Изменения в политической системе. Неудачи России в Первой мировой войне и обстановка внутри страны.
3034. Общественно – политическое развитие России в начале XX века 22.58 KB
  Территория и население. В начале XX в. Россия оставалась аграрно-индустриальной страной. Ее население составляло 130 млн человек, из которых около 75 % проживало в сельской местности. Петербург и Москва имели более 1 млн жителей. Россия была разделена на 97 губерний. На территории империи проживало более ста народов, которые отличались духовными традициями, исповедуемой религией, уровнем просвещения.
3516. Развитие системы образования на Кубани в XIX – начале XX века 136.39 KB
  Указанный метод сочетается с историко-сравнительным, так как без сравнения не обходится ни одно научное исследование. Он дает возможность вскрывать сущность изучаемых явлений, а также проводить сравнение в пространстве и времени, позволяет раскрыть сущность исследуемых явлений в тех случаях, когда она неочевидна, на основе имеющихся фактов, выявлять необходимое и закономерное
14070. Фотография в средствах массовой информации 35.75 KB
  Именно благодаря фотографии начались процессы которые привели к тому что современные СМИ без картинки уже просто невозможны . Для того чтобы начать разбираться и осваивать жанры журналистской фотографии мне хотелось для начала разобраться непосредственно термине фотожурналистика. Интернет ресурсы и книжный источники информации предлагают достаточно большое и разнообразное количество определений на тему Что же такое фотожурналистика. А фотограф Владимир Вяткин считает что Фотожурналистика не просто профессия это образ жизни...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.