Классификация преступления в Уголовном праве Республики Казахстан

Основная цель исследования состоит в том чтобы с позиции уголовного права рассмотреть целесообразность и обоснованность понятия классификации преступления тем самым установить значение в Уголовном праве Республики Казахстан. Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач...

2015-07-02

45.72 KB

21 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


ВВЕДЕНИЕ

На сегоднящний день в Республики Казахстан наблюдаются глубокие изменения, которые диктуют необходимость создания прочной основы государственной и общественной жизни в условиях становления суверенного, независимого государства. Немаловажная роль в данном процессе отводится такой отрасли права, как уголовное право, которая затрагивает судьбы практически всего общества, всех его граждан.

В Конституции Республики Казахстан закреплено, что высшими ценностями являются человек, его жизнь, права и свободы [1;с.4], что предполагает дифференциацию и индивидуализацию уголовной ответственности и наказании лиц, совершивших преступления. Это требует внесения соответствующих изменений в действующее уголовное законодательство. При этом необходимо неуклонное соблюдение принципов гуманизма, справедливости, приоритета общечеловеческих ценностей, обогащенных достижениями уголовно – правовой мысли, в том числе и тем положительным, что было выработано теорией советского уголовного права. Реализация этих задач невозможна без глубокого и теоретически обоснованного решения вопросов классификации преступлений в новом уголовном законодательстве Республики Казахстан.

Основная цель исследования состоит в том, чтобы с позиции уголовного права, рассмотреть целесообразность и обоснованность понятияи классификации преступления,тем самым установить значение в Уголовном праве Республики Казахстан.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1)исторический анализразвития понятия преступления; 

2)рассмотрения истории понятия преступления в казахском обычном праве;

3)исследование понятия преступления в действующем уголовном праве;

4)изучениеосновы классификации преступлений;

5)исследования категории небольшой, средней тяжести, а такжекатегории

тяжких и особо тяжких преступлений.

6)разграничение отличийпреступления от иных правонарушений;

7)разработатьвывод к проделанной работе.

Структурно курсовая работа состоит из введения, 4 глав, заключения и списка литературы.

1 История развития категории «преступление»

Почти все зарубежные Уголовные Кодексы знают статьи об ответственности привычных преступников независимо от совершения ими какого-либо конкретного деяния. Еще дальше идет практика зарубежной юстиции. Так, из десяти пунктов обвинительного заключения по делу 13 лидеров компартии США, осужденных в 1949 г. на основании закона Смита, девять пунктов вменяли американским коммунистам то, что они намеревались совершить те или иные действия. Отказ от обязательного признака преступления – деяния – в зарубежном законодательстве находит выражение и в том, что субъектом деяния признаются не физические, а юридические лица, организации, партии, которые никак не могут совершить «деяния». Так, закон Маккарена признает подрывными две группы объединений: «а) организации коммунистического действия и б) организации коммунистического фронта». Комиссия палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности причислила к «организациям коммунистического фронта» 622 организации, функционирующие на территории США. Ст. 129 Уголовного Кодекса ФРГ так и называется «Преступные организации», а новая, введенная боннским правительством ст. 129, кроме того, предусматривает уголовную ответственность за участие в запрещенной организации. Подрыв понятия преступления в признаке деяния производится в современном зарубежном праве и путем разрыва действия (бездействия) и преступного последствия и превращение преступного ущерба в лишенный юридического значения признак, часто оказывающийся за составом преступления. Социальное назначение такой формы разрушения прежней законности очевидно. Отсюда переход от прежней конструкции составов как причинение вреда к составам создания опасности. Отдаленные подготовительные действия превращаются в самостоятельные оконченные преступления (assault) с любой целью – убить, побить, ограбить, напугать. При наказуемости за нападение не имеет значения, было ли намерение в результате нападения достичь, какие-либо преступные цели, и направлено ли оно против конкретного лица.

Во всех зарубежных Уголовных Кодексах как самостоятельное оконченное преступление наказывается подстрекательство к преступлениям и самый сговор на их совершение. По поводу сговора английский криминалист Грюнхут пишет, что «сговор является источником неустойчивости и неопределенности в отграничении уголовно-наказуемого поведения от непреступного». Измененная ордонансом 4 июня 1960 г. ст. 104 Уголовного Кодекса Франции гласит: «Запрещается на общественных дорогах и в общественных местах: 1) всякое вооруженное сборище, 2) всякое невооруженное сборище, которое может вызвать нарушение общественного спокойствия». Благодаря конструкции составов по типу «особого рода» и «создания опасности» чрезмерно расширяется сфера уголовной ответственности, прежде всего за счет предварительной к таким преступлениям деятельности, фактически лишенной какой-либо опасности. Не разработанность понятия преступного последствия, незначительный интерес, который проявляется к нему в теории зарубежного права, весьма симптоматичны. Они свидетельствуют о нежелании раскрыть действительную социальную сущность преступления, и именно через вред, причиняемый общественными отношениям, только и можно это сделать. Вообще, по признанию Вильямса, анализу объективной стороны преступлений уголовно-правовые теории уделяют незначительное внимание. Главный интерес проявляется к проблеме вины и намерения. Такой перенос центра тяжести в научных исследованиях преступления также показателен. Особенно много потрудились для подрыва столь важного признака преступления как деяния, т. е. действия или бездействия, причиняющего ущерб, сторонники в Германии и официально признанной боннской юстицией «финальной теории действия». Отрицательную оценку финальной теории дают многие правоведы Германии. Так, А. Мерген пишет: «Финализм есть тенденция к уголовному праву деятеля, воли или настроения. Он исходит не из естественнонаучного базиса, а изустановленной «социальной этичности». Краус считает, что финалисты заменяют понятие действия неопределенным понятием «социально-этического поведения в собственном смысле». Галлас критикует финалистов за крайнюю нелогичность их теории. Они отрицают значение причинной связи и результата в умышленных преступлениях, но вынуждены, исходя из законодательства, признавать его в неосторожных преступлениях. В неосторожных же преступлениях, поскольку там нет целеустремленности поведения, финалисты не могут четко определить форму вины. Становится путаной их концепция и применительно к преступному бездействию. Хорн пишет, что если Лист видел содержание действия в изменении социального внешнего мира путем произвольного поведения, причем акцент делал не результат преступления, то финалисты, наоборот, не придают какого-либо уголовно-правового значения преступным последствиям. Они исходят из действующего субъекта. Для признания в его действиях преступления вполне достаточно доказать целенаправленность на вред преступного поведения. Хорн замечает, что при таком определении преступлений из числа выпадают неосторожные нарушения уголовного закона. Отказ от другого важнейшего признака преступления – противоправности выражается, прежде всего, в легальном определении в Уголовном Кодексе либо в фактическом применении аналогии. Аналогию знают некоторые буржуазные Уголовные Кодексы, принятые в 20 веке, например, Уголовный Кодекс Дании 1930 г. В Турции противоправность признается признаком преступления только последнее десятилетие. Аналогию ввели в Уголовный кодекс в 1935 г. немецкие юристы (р. 2 УК). Она была отменена лишь в 1945 г., что совсем не означает, что боннская юстиция ныне не применяет ее на практике. Сами западно-немецкие криминалисты признают факт широкого использования аналогии и приводят примеры из решений Верховного суда республики и земель с приговорами по аналогии. Протащить аналогию на практике даже при формальном определении преступления как деяния, прямо запрещенного законом, позволяет неопределенность и каучуковость конструкции составов преступлений. Именно такая конструкция составов характерна для боннского проекта Уголовного Кодекса.

Западногерманский криминалист Г. Грювальд критиковал проект Уголовного Кодекса Германии за неопределенность составов преступлений, «которая дает возможность существовать аналогии, особенно в составах бездействия, при которых решающим в наказуемости оказывается правовое чувство». Холл считает, что при устарелости большинства американских Уголовных Кодексах и неясности многих законодательных установлений, например понятия «собственность», свободная судейская интерпретация закона неизбежна. Поэтому фикцией, по его мнению, является предложение об отказе от аналогии. Дискуссия американских судей о разнице между «широким» и «узким» толкованием уголовного закона не мешает, а скорее способствует применению аналогии на практике. Аналогия зарубежной юстицией широко применяется на практике путем произвольного толкования норм, особенно в тех государствах, где Уголовные Кодексы устарели. Особое положение в этом отношении занимает Англия, не имеющая до сих пор систематизированного уголовного законодательства. Принцип «нет преступления без указания о том в законе» распространяется только на статутное право. Английские теоретики не могут включить признак противоправности в понятие преступления. У них преступление лишь сочетание внешнего акта поведения (actus reus) и вины (mens reus), причем, последняя,требуется не во всех преступлениях. Согласно заверениям американских юристов, изучение практики убедительно показывает, что в большинстве случаев по менее серьезным преступлениям судебные процессы осуществляются в США по общему праву или по статутному. Западногерманские «финалисты» подрывают понятие путем противоправности путем противопоставления соответствия деяния составу преступления как противоречия норме (normwidrig) и противоправности (rechtswidrigkeit), как противоречия правопорядку в целом. Наличие состава преступления в поведении лица, т.е. противоречие его деяния уголовно-правовой норме, по их учению, не означает противоправности поведения. Нужно еще особо доказать, что поведение противоречило всему правопорядку в целом. Согласно теории «материальной противоправности» суд должен связывать свои суждения о том, противоправно ли данное деяние с точки зрения уголовного закона не только с нормой Уголовного Кодекса, но и с правовой социологией, криминологией, карательной политикой и даже с историей права. Поборник этой теории Хорн приходит к выводу, что противоправность надо определять как антисоциальность. Последняя же, по его мнению, проистекает из «всеобщей справедливости» и «хороших нравов». Применению аналогии служит также концепция так называемого «экстенсивного толкования». Признак вины как родового понятия умысла и неосторожности не включен в общее понятие преступления ни одним Уголовным Кодексом США (Model Penal Code). В зарубежной теории уголовного права почти общепринято разделять вину на два понятия – вину как родовое понятие умысла и неосторожности, элемента субъективной стороны состава преступления, и вину как персонального упрека субъекту за то, что он, имея возможность воздержаться от преступления, и вину как персонального упрека субъекту за то, что он, имея возможность воздержаться от преступления, совершил его. Оценочная категория вины позволяет не наказывать виновное совершение преступления, если лицо действовало по оправдывающим его мотивам. Не признается наличие вины у лица, личные качества которого будут признаны «социально-адекватными» правопорядку.

Немаловажный интерес представляет определение понятия и признаков преступления предлагаемые советским уголовным законодательством, перешедшим по наследству уголовным законодательством стран Содружества независимых государстви применяемым на территории в настоящее время. Еще первые декреты советской власти своеобразно раскрывали материальное содержание преступления. Впервые сформулированное в Руководящих началах 1919 г. понятие преступления содержало такие признаки преступления: преступление – это не мысли, не опасная склонность, а действие или бездействие; это действие или бездействие опасно для интересов трудящихся масс (материально-классовый признак); преступным признается посягательство лишь на охраняемые уголовным правом общественные отношения (признак противоправности). Уголовный Кодекс РСФСР 1922 г. в ст. 6 признавал преступлением «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам Советского строя и правопорядку, установленному рабочее - крестьянскому властью на переходный к коммунистическому строю период времени» [3]. Признака противоправности это определение не содержало. Внутренняя и внешняя обстановка первого этапа развития социалистического государства, острейшая классовая борьба, отсутствие исторического опыта рабоче-крестьянского государства в борьбе с преступностью не позволили создать столь совершенный Уголовный Кодекс, который с исчерпывающей полнотойперечислял бы все возможные виды преступной деятельности. Поэтому законодатель вынужден ввести в Уголовный кодекс статью по аналогии (ст.10).Уголовный Кодекс РСФСР 1926 г., развивая материальный признак преступления, содержал в примечании к ст. 6 такое установление: «Не является преступлением действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи особенной части настоящего кодекса, но в силу малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено характера общественно опасного» [3]. Норма о малозначительном деянии вначале, с 1924 г., содержалась в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР. Поскольку социально-экономические и политические условия за четыре года, которые отделяли Уголовный Кодекс 1926 г. от уголовного Кодекса 1922 г., не изменялись, остались в силе и причины, вызвавшие необходимость нормы об аналогии.

Вследствие этого мы не находим в ст. 6 указаний,на признаки уголовной противоправности. Серьезное изменение претерпело определение преступления на втором этапе развития. Принятые в 1958 г. «Основы уголовного законодательства союза ССР и союзных республик» в ст. 7 устанавливали: «Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок, общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом». Еще более подчеркивая значение материального признака преступления, Основы уже не в примечании, а в самой норме о понятии преступления (ч. 2 ст. 7) говорят: «Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Республиканские, в том числе и казахстанский Уголовный Кодекс 1959-1961 гг. развили материальное понятие преступления классификацией преступлений на тяжкие, менее тяжкие, не представляющие большой общественной опасности и малозначительные.

Затем, в понятие преступления был введен такой признак, как уголовная противоправность, в связи,с чем исключена аналогия. Более широкий и точный перечень объектов преступных посягательств, а также характеристика особенностей причинения вреда этим объектом уточнили понятие общественной опасности. Удачным было и употребление для характеристики преступления термина «деяние», охватывающего как разные формы поведения – действие или бездействие, - так и причинение вреда.Во многих определениях преступления, даваемых советскими криминалистами, в том числе и авторами учебников, виновность также выделяется в отдельный признак преступления. По вопросу о значении законодательного определения общего понятия преступления в советской и зарубежнойлитературе высказывались различные мнения. Так, в свое время отдельные советские авторы считали, что норма об общем понятии преступления относится к числу декларативных норм, что общее понятие преступления дает лишь общую политическую характеристику преступления в отличие от состава, который содержит правовую характеристику деяния. Эта точка зрения совершенно обоснованно критиковалась в советской литературе. Вопросы о значении общего определения преступления в Уголовном Кодексе были предметом дискуссии среди криминалистов Германии. Мнение большинства немецких криминалистов оказалось не в пользу общего определения преступления в будущем Уголовного кодекса. Однако Уголовный Кодекс Германии, вступивший в силу 1 июля 1958 г., дает развернутое общее понятие уголовного деяния. Таковыми признаются «совершенные антиобщественные или общественно опасные деяния (действия или бездействия), которые в соответствии с законом подлежат уголовной ответственности как преступление или проступок».

Советское уголовное право исходит от признания преступлением только конкретного поведения человека в форме действия или бездействия, причиняющего вред общественным отношениям. Данный признак преступления – преступное деяние – носит принципиальный характер. Первый вывод, вытекающий из него, - это ненаказуемость в уголовном праве мыслей, убеждений, субъективных качеств человека, пусть даже самого отрицательного свойства. Только тогда, когда антиобщественные взгляды и привычки человека объективизируются в конкретном поведении человека, может идти речь о преступлении. С первых дней своего существования советское уголовное законодательство стремилось следовать известному положению Маркса о том, что «… никто не может быть заключен в тюрьму, либо же лишен своей собственности или другого юридического права на основании своего морального характера, на основании своих политических и религиозных убеждений». Ст. 7 Уголовного Кодекса РСФСР 1922 г. устанавливала: «Опасность лица обнаруживается совершением действий, вредных для общества или деятельности, свидетельствующей о серьезной угрозе общественному правопорядку». Следовательно, в основе ответственности любого лица лежали не его мысли и убеждения, а именно деятельность, вредная дляправопорядка.В ст. 49 Уголовного Кодекса 1922 г. говорилось: «Лица, признанные судом по своей преступной деятельности или по связи спреступнойсредой данной местности социально опасными, могут быть лишены по приговору суда права пребывания в определенных местностях на срок не свыше трех лет». Обращает на себя внимание крайняя нечеткость этой нормы. В первой половине ст. 49 говорится о преступной деятельности, что согласуется с понятием преступления. Понятие же «связи с преступной средой» совершенно неопределенно и вызывало справедливые нарекания со стороны криминалистов-практиков итеоретиков. Представляется, что если бы ст. 49 не помещалась в Уголовный Кодекс, а рассматривалась бы как административная норма, то в судебно-следственной практике и теории уголовного права не было бы тех недоразумений, которые вызывало ее применение. Спервых дней введения в действие Уголовного Кодекса 1922 г. практика более всего стала расценивать ст. 49 как норму, устанавливающую дополнительное наказание в виде высылки, присоединяемой к лишению свободы в отношении лиц, совершивших вполне конкретное предусмотренное Уголовным Кодексом преступление. В 1923 г. ст. 49 в чистом виде была применена к 835 чел. Или к 0,1% всех осужденных, а в 1924 г. – к 171 чел.При обсуждении проекта Уголовного Кодекса РСФСР 1926 г., который в первоначальной редакции полностью воспроизводил в ст. 36 положения ст. 22 основных начал, комиссия ВЦИК на 2 сессии 12 созыва, а затем и делегаты сессии высказывались за исключение из кодекса ст. 36. согласно директивному письму НКЮ и Верховного суда РСФСР от 15 января 1927 г. ст. 7 Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. нельзя толковать как разрешающую судам применять любые меры социальной защиты к тем или иным лицам не за совершенные преступления, а за их связь с преступной средой или за прошлую деятельность. В этих случаях возможно лишь вынесение предостережения, допускаемого и в отношении оправданных (ст. 43 Уголовного Кодекса РСФСР 1926 г.).

Таким образом, как показывает даже краткий обзор истории создания ст. 49 Уголовного Кодекса 1922 г., ст. 22 Основных начал и ст. 7 Уголовного Кодекса 1926 г., и в особенности практика их применения, эти нормы в целом не противоречили признаку преступления. Положение о том, что преступно и наказуемо лишь общественно опасное деяние, было четко закреплено в определении Уголовно-кассационной коллегии Верховного суда РСФСР (1925 г.): «…ни мысль, ни желание в уголовном порядке ненаказуемы, а лишь действия, непосредственно направленные к осуществлению преступного замысла».

Преступные последствия – это общественно вредные изменения в охраняемых уголовным законом объектах. Они представляют собой сложное понятие и характеризуются следующими признаками: 1) преступные последствия неоднородны по своей природе (материальный и нематериальный ущерб); 2) преступные последствия подразделяются на два вида в зависимости от степени реализации опасности деяния (реальный ущерб и создание угрозы его причинения); 3) одно действие или бездействие может породить несколько вредных последствий, как последующих за основным, так и сопутствующих ему (множественность последствий); 4) преступные последствия варьируют по величине их вредности, при этом критерии определения размера ущерба даже в однородных последствиях, например, материальных, могут быть неодинаковыми.Само законодательное понятие«деяние» включает в себя не только характеристикуформ поведения – действие или бездействие, - но и вредные последствия. Старославянское слово «деяние»означает «поступок», «дело», «действие». С точки зрения морфологии слово «деяние» является отглагольным существительным от глагола «делать» («девять») и означает уже совершенное событие, свершившийсяфакт, которому предшествовало какое-то действие. Во всех нормах особенной части Уголовного кодекса имеется в виду не процесс поведения, а свершившийся факт, оконченное преступление («хищение»,«убийство», «клевета» и т.п.). Преступление представляет собой диалектическое единство субъективных и объективных признаков поведения человека, достигшего 16- и реже – 14-летнего возраста. К субъективным признакам деяния относится воля, мотивированность и целенаправленность поведения. К объективным- действие или бездействие, посягающее на общественные отношения, т. е. причиняющееим тот или иной ущерб.

Преступлениями на территории постсоветского пространствапризнаются только такие деяния, которые общественно опасны. Общественная опасность – важнейший признак преступления. Общественная опасность означает, что деяние вредоносно для общества, иными словами общественная опасность деяния состоит в том, что оно причиняет или создает угрозу причинения определенного вреда социалистическим общественным отношениям. Примерный перечень общественных отношений, которым наносят вред преступления, содержит ст.7 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик- советский общественный или государственный строй, социалистическая система хозяйства, социалистическая собственность, личность, политические, трудовые и иные права граждан. Сторонники термина «общественная опасность» отмечали, что понятие общественной вредности не сможет охватить формальные преступления и преступления sui generic, где нет вреда. Понятие общественной вредности делает акцент на объективном признаке преступления – вреде, - не учитывая в полной мере субъекта и субъективные признаки деяния. Кроме того, надо анализировать преступление не только тогда, когда оно причинило вред, но и в момент его выполнения. Общественная опасность охватывает содержание преступления в целом, а следовательно не только объективную вредность преступного деяния, но и субъективную опасность его, т.е. виновность причинения, антиобщественностьмотивов и целенаправленности.

В большинстве теоретических определений понятия преступления вина также выделена в самостоятельный признак.Общественная опасность преступления – исторически изменчивая категория. Изменение ее, объективно обусловлено социально – экономическими процессами, происходящими в обществе. Подлинно общественная опасность преступления в социалистическом обществе имеет весьма важное значение для понимания,как сущности самого этого явления, так и всей борьбы с ним, ибо она обусловливает нетерпимость к преступлениям со стороны граждан, единство государственных и общественных усилий в борьбе с преступностью, высокую справедливость применяемых в этой борьбе мер наказания уголовных преступников. Следует отметить, два важных для понятия преступления в социалистическом обществе играли такие положения.

Во-первых, преступлением может считаться лишь конкретное общественно опасное действие или бездействие человека (деяние), предусмотренное в уголовном законе. Только действие или бездействие способно произвести какие-либо изменения во внешнем мире, вызвать те или иные последствия, в частности, причинить вред или создать опасность его преступления. Мысли, настроения, взгляды, пока они не проявились в поступках, действиях, не способны вызвать какие-либо вредные последствия, а следовательно, независимо от содержания, сами по себе они не обладают общественной опасностью и потому не могут считаться преступлением и влечь уголовную ответственность, такова принципиальная позиция уголовного права.

Во-вторых, поскольку общественно опасным является не только фактическое причинение вреда правоохраняемым интересам, но и создание его реальной угрозы, т.е. сам факт посягательства на подобные интересы, уголовное законодательство признает наказуемым как оконченное преступление, так и незавершенную помимо воли виновного преступную деятельность: приготовление к преступлению и покушение на преступление. Кроме того, в ряде случаев законодатель объявляет преступлением действие или бездействие, создающие лишь опасность правоохраняемому благу, независимо от наступления реального вреда. Таковы, например, неоказание помощи больному, лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, незаконное хранение или ношение оружия; незаконное врачевание и другие. Будучи свойством преступления, общественная опасность при этом отнюдь не едина и равнозначна. Она связана с различными признаками преступного деяния, которые обуславливают конкретное содержание общественной опасности, ее характер, степень и т.д. общественная опасность как качественная сущность преступления связана с конкретными объективными и субъективными признаками подобного деяния, а также с признаками, характеризующими самого преступника.Для исчерпывающего понятия преступленияуголовное право выделяет еще один признак – это уголовная противоправность (противозаконность) деяния, т.е. признание его преступлением в действующем уголовном законе. Противоправность называют иногда формальным признаком преступления, оттеняя тем самым материально – общественную опасность. Общественная опасность и уголовная противоправность – обязательные, взаимосвязанные между собой признаки преступления по советскому уголовному праву.

Преступление – это обязательно виновное деяние. Виновность полностью охватывается уголовной противоправностью, ибо закон предусматривает в качестве преступления лишь умышленное или неосторожное совершение общественно опасных действий. Вина не существует вне противоправности, а уголовно противоправные деяния не могут быть невиновными. Точно также наказуемость преступления неотделима от его противоправности, вытекает из нее, поскольку суть уголовной противоправности и состоит в том, что закон объявляет деяние преступным, устанавливая за его совершение уголовное наказание. При этом наказуемость не есть свойство, а тем более сущность самого преступления, это его правовое последствие. Не может быть уголовного наказания само по себе, еще не означает действительного наличия преступления, ибо возможны ведь и ошибки. В то же время преступление без наказания возможно, причем не только когда оно не раскрыто или не доказана виновность. Всякое преступление в социалистическом обществе аморально. Аморальностьпреступления заключается в том, что это общественно опасно деяние, совершенное виновно, вопреки требованию закона. При наличии общественной опасности и уголовной противоправности деяние не может не быть аморальным. Следовательно, аморальность не является признаком или свойством преступления, существующим самостоятельно, помимо или вне его общественной опасности и противоправности [5]. Из выше изложенного, следует отметить, что понятие и признаки преступления на территории постсоветского пространства имеют большую схожесть с современным понятиеми признаками преступления.

Что касается развития современного понятия и признаков преступления на территории Республики Казахстан, то еще в казахском обычном праве существовали свои определенные взгляды. Вместо термина «преступление» у казахов употреблялись слова «жаман iс» или «жаман қылық» (дурное дело, дурное поведение). От слова «қылық» происходило и слово «кылмыс», более соответствующее научному пониманию понятия преступления. В казахском обычном праве понятие преступления мало отличалось от понятия гражданского правонарушения. Потерпевший назывался истцом, а преступник ответчиком. Последствия, явившиеся результатом как преступных действий, так и гражданских правонарушений, назывались «зыян» (вред).

Когда мы говорим о понятии преступления по обычному праву казахов, о характере тех или иных преступных действий в прошлом среди казахского населения, о пережитках патриархально – феодальных отношений в условиях советского Казахстана, не следует абстрактно рассматривать эти явления без учета конкретных условий, при которых возникали и развивались. Не случайно Первый Учредительный Съезд Советов Казахской АССР в 1920 году в своей резолюции по организации советской юстиции указывал: «Всем судебным органам необходимо учесть, что в киргизской жизни сохранился ряд преступлений, тесно связанных с родовым бытом, со своеобразными условиями существования, возникающими на почве мести, родовой вражды, религиозныз возрений и т. д. , что понятие «преступление» (уголовный характер) киргизскими массами оценивается нередкотолько как нарушение имущественно правовых отношений без оценки роли государства, как органа, ограждающего интересы общественной безопасности» [6].

Из сказанного должно быть ясным то, что в казахском обычном праве не всегда ярко выступает отчетливо классовая природа преступных деяний, ибо она завуалирована видимостью нарушения интересов «целого рода». Правила предусматривающие обязанность близких родственников или родичей отвечать за преступления, совершенные членами «рода», обязанность членов «рода» совместными усилиями восстанавливать нарушенные интересы «рода» еще более затушевывают классовую природу преступлений и наказаний. Нельзя считать правилиным мнение некоторых буржуазных авторов о том, что якобы казахское обычное право вообще не различало преступных действий от непреступных. Так, например, Н. И. Гродеков писал: «Взгляд занга на преступление чрезвычайно прост: нет уголовных дел, разбирательство которых возбуждалось бы и продолжалось когда нет истца и когда истец взял назад свой иск» [7]. В записях обычного права казахов Младшего жуза, произведенных в первой половине 19 века д Андре, указывалось: «Всякое преступление совершенное ордынцем (исключая преступления против веры), может оставаться без наказания, если обиженное или пострадавшее лицо не изъявит на то притензии и не будет требовать удовлетворений» [8]. 

Формальное признание обычным правом преступлением причинение потерпевшему или его родственникам материального или морального ущерба отнюдь не зависело от воли отдельных личностей. Наоборот, оно исходило из общественных интересов и предусматривалось общими нормами обычного права. Не все дела возбуждались и заканчивались по инициативе потерпевшего или его родственников. Дела, затрагивавшие интересы целой кочевой общины (захваты пастбищных территорий, зимовок, угон скота в большом количестве, похищение женщины и др.) или личные и имущественные интересы более влиятельных и «почетных» лиц, возбуждались по усмотрению султанов, биев, аксакалов и т. д.

Рабы (кулы) вообще не имели права возбуждать уголовные дела. «Жалоба раба на господина нигде не приемлется», - гласило Уложение Тауке. Аналогичное правило содержалось в Сборнике казахского адата 1824 года. Не принимались жалобы туленгутов на своих султанов, жалобы пастухов на недостойное обращение нанимателя-хозяина с ними, жалобы жены на мужа, за исключением совершения последним в отношении жены тяжкого преступления, жалобы детей на родителей, совершивших преступления против них. По Уложению Тауке, дети не имели права даже доносить на родителей, совершивших воровство и другие тяжкие преступления. Таким образом, фактически во всех тяжбах феодально – родовая знать добивалась решения дел в свою пользу и выступала представителем господствующего класса. Следовательно, в казахском обычном праве под преступлением фактически подразумевались лишь те действия, которые причиняли материальный или моральный вред экономическим и политическим интересам класса феодалов и нарушали установленный им же правопорядок.

Преступлением признавалось лишь общественно – опасное с точки зрения господствующего класса действие.В Уложении Тауке и в последующих памятниках обячного права указывался перечень преступных деяний и устанавливалось за них определенное наказание; в частности за кражу – штраф в несколько раз выше стоимости украденного, в то время как за захваченный барымтой скот взыскивалась только его стоимость. Все, это подтверждает, что казахское обычное право, безусловно, различало общественно-опасные (наказуемые действия) от общественно-неопасных (ненаказуемых) действий. Различные объекты преступных посягательств, исходя из классовой природы данного объекта, оценивалась и защищались неодинаково.Наиболее тяжкимипреступлениями (оте жаман қылық) считались посягательства на личность, честь и достоинство ханов, султанов, биев и родовых старшин, также преступления, направленные против главы семьи. Понятие действий против главы семьи зачастую переплеталось с понятием действий, направленных против политической власти родовых старшин биев, что можно объяснить сохранившимися пережитками патриархально-родового быта у казахов. Ни в Уложении Тауке, ни в позднейших памятниках казахского обычного права не находятся нормы, предусматривающие ответственность за государственные или так называемые политические» преступления. Это, по нашему мнению, можно объяснить слабостью централизованной государственной власти и связанной с этим неразвитостью общего понятия «государственных преступлений». В условиях патриархально-феодальных отношений господствующий класс не стремился охватить в общих правовых нормах все наказуемые деяния, а старался устанавливать ответственность лишь за наиболее часто встречающиеся случаи. Такие виды государственных преступлений, как измена своей стране, дезертирство с поля сражения и т. п. действия, вероятно, имели место и в казахском феодальном обществе, они влекли за собой расправу над виновными по усмотрению ханов, султанов или всей общины. На это правильно обратил внимание С. В. Юшков, указав, что в «казахском праве не существовало понятия государственных или политических преступлений. Но хан Аблай стал наказывать ослушников его воли (некоторые ханы следовали его примеру). Некоторые виды государственных преступлений (например, убийство хана по политическим мотивам), по мнению господствующего класса как «недопустимые» и «невозможные» явления вообще, не нуждались в особой регламентации нормами обычного права. С точки зрения господствующего класса, такие действия рассматривались как тяжкое злодеяние (оте жаман қылық) и влекли за собой самое строгое наказание.

2 Основания классификации преступления

В основу классификации преступлений могут быть положены различные критерии.

1) Объект преступления. В зависимости от объекта преступления Особенная часть Уголовного кодекса подразделяется на главы, в каждой из которых сосредоточены те или иные группы норм, предусматривающих ответственность за совершение преступлений, посягающих на один и тот же родовой объект (преступления против личности, семьи и несовершеннолетних, конституционных и иных прав и свобод человека и гражданина и т.д.). Значение данной классификации заключается не только в том, что она облегчает правоприменителю пользование Кодексом, Но и дает возможность правильно определить социально – политическую сущность каждого конкретного деяния, а также помогает правильно квалифицировать содеянное. Например, статья 184 Уголовного кодекса, предусматривающая ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности, помещена в главу 6 «Преступления против собственности» Особенной части Уголовного кодекса, в то время как в Уголовном кодексе Российской Федерации статьи, предусматривающие ответственность за такие преступления, помещены в главу «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина».

2) Критерием классификации преступлений может выступать форма вины. Все преступные деяния подразделяются на умышленные и неосторожные.Отнесение преступления к умышленному или неосторожному влечет очень серьезные юридические последствия: влияет на определение характера и степени общественной опасности (неосторожные преступления не могут быть признаны тяжкими, рецидив признается только в отношении умышленных преступлений, только умышленная форма вины при приготовлении к преступлению и покушении на преступление), на наказание (умышленные преступления, как правило, наказываются более жестко), порядок его отбывания, освобождение от уголовной ответственности,наказания и другое. Иногда в основуклассификации кладется мотив преступления, например, корысть (конфискация имущества может быть назначена в случаях предусмотренных Уголовным кодексом, только за совершение корыстных преступлений).

3) Основу классификации преступлений могут составлять характер и степень общественной опасности деяния. Поскольку, если не считать умышленность или неосторожность деяния, единственным отличительным признаком каждой категории, то вполне закономерно возникает вопрос о том, можно ли считать его тождественным указанному законодателю основанию деления: характера и степени общественной опасности преступления? Ответ более чем очевиден по меньшей мере в трех отношениях: 1) характер и степень общественной опасности преступления есть то, что лишь познается законодателем, но никак не зависит от его воли и сознания, в то время как предусмотренное Уголовным кодексом наказание за совершенное преступление обусловлено не только объективными, но и субъективными факторами, в частности целями, которые законодатель стремится достигнуть применением наказания; 2) общественная опасность совершенного преступления ни в коей мере не зависит от тяжести предусматриваемого Кодексом наказания; последние же, напротив, не может более или менее точно не учитывать первое; 3) какое бы большое значение ни имела общественная опасность совершенного преступления, она не является и не может являться единственным критерием наказания, предусматриваемого законом.

Стало быть, не вступая в противоречие с логикой, необходимо заключить, что общественная опасность преступления и предусмотренное за него законом наказание могут рассматриваться как два самостоятельных основания классификации: первое позволяет выделить разные по тяжести виды(или категории) преступлений; второе – разные по тяжести уголовно-правовые санкции, зависящие не только от общественной опасности совершенного преступления. Именно на этом критерии построено деление преступлений на категории в статье 10 Уголовного кодекса. Все деяния, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса, подразделяются в зависимости от характера и степени общественной опасности на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает двух лет лишения свободы, а также неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, а также неосторожные деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пяти лет. Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом, не превышает двенадцати лет лишения свободы. Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых Уголовным кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двенадцати лет или смертной казни.

Деление преступлений на указанные категории позволяет обеспечить более дифференцированный подход к лицам, преступившим закон, при решении вопроса о привлечении их к уголовной ответственности, квалификации содеянного, назначении наказания и освобождении от уголовной ответственности и наказания.

Так, приготовление к преступлениям небольшой или средней тяжести не влечет уголовной ответственности. В уголовном порядке не преследуется покушение на преступление небольшой тяжести. Совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность и наказание. При назначении наказания по совокупности преступлений небольшой тяжести может применяться принцип поглощения менее строго наказания более строгим. В случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока преступления небольшой тяжести судом при назначении наказания решается вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения, в то время как совершение в подобных случаях преступления иной категории влечет обязательную отмену условного осуждения. При соответствующих условиях в случае совершения преступлений небольшой или средней тяжести лицо может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием; примирением с потерпевшим; невозможностью признать лицо общественно опасным в силу последующего его безупречного поведения; истечением двухгодичного (при совершении преступления небольшой тяжести) и пятилетнего (при совершении преступления средней тяжести) срока давности с момента совершения преступления или истечением соответственно трех и шести лет срока давности со дня вступления в законную силу обвинительного приговора суда. Условно – досрочное освобождение от отбывания наказания за совершение преступлений небольшой или средней тяжести может применяться по отбытию половины (одной трети для несовершеннолетних) назначенного срока наказания. Лицам, отбывающим лишение свободы за преступления небольшой или средней тяжести, суд может заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания. Погашение судимости в отношении лиц, осужденных за совершение указанных преступлений к лишению свободы, возможно по истечении трех лет после отбытия наказания, а применительно к несовершеннолетним одного года. Несовершеннолетние, впервые осужденные за совершение преступления небольшой или средней тяжести, могут быть освобождены от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Совершение тяжких преступлений влечет следующие правовые последствия: признание рецидива опасным или особо опасным; условно – досрочное освобождение от отбывания наказания по истечении не менее двух третей его срока (в отношении несовершеннолетних – не менее половины срока); освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением десятилетнего (в отношении несовершеннолетних – пятилетнего) срока давности с момента совершения преступления или со дня вступления обвинительного приговора в законную силу; погашение судимости в отношении лиц, осужденных к лишению свободы, по истечении шести лет (в отношении несовершеннолетних – трех лет) после отбытия наказания.

При совершении особо тяжких преступлений возможно признание в действиях лица особо опасного рецидива; применение смертной казни или пожизненного лишения свободы; отбытие части срока назначенного наказания в виде лишения свободы в тюрьме; условно – досрочное освобождение от отбывания наказания по истечении не менее трех четвертей его срока (в отношении несовершеннолетнего – двух третей); освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением пятнадцатилетнего давностного срока с момента совершения преступления или вступления в законную силу обвинительного приговора; погашение судимости в отношении лиц, осужденных к лишению свободы по истечении восьми лет после отбытия наказания, а применительно к несовершеннолетним – трех лет. Лица, осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, отбывают наказание в исправительных колониях строго режима.

При осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом личности виновного суд может лишать его почетного, воинского, специального или иного звания, классного чина, дипломатического ранга или квалификационного класса, а если эти звания, чины, ранги или классы присвоены Президентом Республики Казахстан, внести ему представление о их лишении. Наличие умысла на совершение особо тяжких преступлений является одним из обязательных признаков такой формы соучастия, как преступное сообщество (преступная организация).

В отдельных случаях законодатель принимает во внимание сразу несколько классификационных признаков преступления. Так, не может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, активно способствовавшие предотвращению, раскрытию или расследованию преступлений, совершенных организованной группой или преступным сообществом, если это лицо совершило тяжкое преступление против личности; не может применяться отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам,имеющим малолетних детей, если эти женщины осуждены на срок свыше пяти лет за тяжкие или особо тяжкие преступления против личности. Здесь, как видим, учитываются не только категория преступления, но и объект, на который это преступление посягает, а в последнем случае и срок назначенного наказания.

3 Преступление небольшой и средней тяжести

Преступления данной категорий небольшой и средней тяжести совершаются, как правило, необщеопасным и лишенным насилия способом при их совершении отсутствует низменные мотивы, они не требуют сурового социального осуждения и поэтому относятся к категории наименее опасных преступлений. Право признавать какое-либо уголовно-наказуемое деяние преступлением, не представляющим большой общественной опасности, в значительной мере принадлежит правоохранительным органам. По этой причине с преступлениями, не представляющими большой общественной опасности, оказались уравнены неравноценные по степени общественной опасности менее тяжкие преступления и другие антиобщественные деяния(административные правонарушения, гражданские деликты и дисциплинарные проступки). Данное обстоятельство приводит к ошибкам в правоприменительной практике, что подтвердили опрошенные 86 % научных сотрудников и 84,5 % практических работников.

Изложенное позволяет обосновать выделение в уголовном законе специальной нормы, предусматривающей классификацию преступлений в зависимости от степени общественной опасности с определением признаков каждой категории преступлений. Это подтвердило большинство опрошенных экспертов – 84 % научных сотрудников и 94,9 % практических работников. Основание предложенной классификации преступлений выступает степень общественной опасности, отраженная в санкции. С этим согласились 64 % научных сотрудников и 94,9 % практических работников [9] Проведенное исследование приводит к выводу о том, что о преступлениях небольшой тяжести следует говорить, как об уголовных проступках. Определение преступлений небольшой тяжести тесно связано с установлением его признаков. Некоторые из них используются в уголовном законодательстве при правовом регулировании различных форм освобождения от уголовной ответственности (ст.ст. 45-1, 45-3). Анализ деяний, предусмотренных нормами, показывает, что их группировка осуществляется по следующим критериям в зависимости от характера и размера санкции:

а) содержащей меры общественного воздействия;

б) лишение свободы на срок до одного года или иное более мягкое наказание;

Эти деяния, находящиеся почти на одном уровне с административными, гражданскими и иными деликтами, признаются преступлениями при наличии квалифицирующих обстоятельств. Криминализация неосторожных деяний связана с тем, что они влекут за собой наступление тяжких последствий или угрозу их наступления. Неосторожное наступление свидетельствует о меньшей степени общественной опасности, что и позволяет отнести их к разряду преступлений небольшой тяжести.

Обобщение судебно – следственной практики позволяет сделать вывод о том, что применение только лишения свободы в отношении лиц, совершивших преступления небольшой тяжести, не является адекватной и целесообразной мерой, способной решить проблемы наказания за данные преступления. Признание деяния преступлением небольшой тяжести предусматривает широкое применение наказаний, не связанных с лишением свободы (штрафа, исправительных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничения свободы, ареста). Многие ученные – юристы считают, что необходимо отказаться от ранее действующих видов освобождения от уголовной ответственности путем введения норм, предусматривающих их применение исключительно только судом как гарантом законности на основе положений Конституции Республики Казахстан и только за преступления небольшой и средней тяжести.

Преступления средней тяжести имеются во всех главах Особенной части Уголовного Кодекса Республики Казахстан. Во многих исследованиях ученых – юристов учитывают разную социально – юридическую природу умышленных и неосторожных преступлений. Преступные деяния, совершаемые по неосторожности, относятся только к категориям преступлений небольшой и средней тяжести. Уголовный Кодекс Российской Федерации в ст. 15 не учел эту проблему и часть преступлений, совершенных по неосторожности, попала в категорию тяжких. Данное положение было подвергнуто критике в российской уголовно- правовой литературе, тем самым была поддержана позиция казахстанского законодателя.

Основной, квалифицированный и особо квалифицированный составы одного вида преступления обладают различной типовой степенью общественной опасности при едином характере опасности. Если в целом взглянуть на проблему конструирования и применения уголовно – правовыхсанкций, то можно сделать вывод о том, что наличие в Уголовном Кодексе Республики Казахстан большого круга относительно–определенных санкций противоречит закрепленному в ст. 14 Конституции Республики Казахстан положению о равенстве всех перед законом и судом. Складывается также ситуация,когда размеры наказания в силу принципа его индивидуализации зависят только от закона, но в большей степени от судейского усмотрения. Преступления средней тяжести использованы при конструировании норм о рецидиве, стадиях совершения преступления, формах соучастия, прикосновенности к преступлению, видах наказаний назначении наказания и условного осуждения. Анализ нормы о рецидиве преступлений показывает, что при определении рецидива особую роль играет степень общественной опасности совершенного преступления. Так, совершение умышленного преступления средней тяжести с назначением наказания в виде лишения свободы, при наличии судимостей за несколько даже умышленных преступлений небольшой тяжести, не является основанием для признания особо опасного рецидива, а при назначении наказания, не связанного с лишением свободы, нет оснований говорить об опасном рецидиве. А при совершении неосторожных преступлений вопрос о рецидиве отпадает сам по себе.

Следующей нормой в разделе «Преступление» Уголовного Кодекса Республики Казахстан, сконструированной с учетом классификации преступлений, является ст. 24 «Приготовление к преступлению и покушение на преступление». В ней предусмотрена уголовная ответственность только за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению. Следует согласиться, что при совершении приготовительных действий создаются условия для совершения в будущем общественно опасных деяний, в связи с чем их надо рассматривать в непрерывной связи с конкретным преступлением, для совершения которого создаются условия. Характер и степень общественной опасности приготовления зависит от характера и степени общественной опасности готовящегося преступления. Поэтому создание условий для совершения преступления средней тяжести, представляет собой незначительную общественную опасность, нехарактерную для преступных посягательств. Уголовно наказуемо покушение только на преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое (ч. 4 ст. 24УК РК). О покушении не может быть и речи при неосторожных преступлениях, тем самым покушение не может распространяться на преступления средней тяжести, совершенные по неосторожности. В работе поддерживается мнение ученых – юристов о том, что покушение, являясь умышленной преступной деятельностью. Может совершаться только с прямым умыслом.

Следовательно, покушение не охватывает преступления средней тяжести при наличии косвенного умысла. Покушение невозможно при так называемых формальных преступлениях в случаях, когда они совершаются путем бездействия. Например, неоказание помощи больному лицом, обязанным его оказывать, по самому характеру деяния исключает возможность покушения на стадии в развитии этого преступления. В подобных преступлениях все поведение субъекта до момента, когда он не совершил того действия,которое обязан был исполнить, является в уголовно – правовой литературе отношением безразличным. Из изученных уголовных дел только в одном случаи присутствовало покушение на преступление. Это свидетельствует о характере рассматриваемой группе преступлений, их пониженной общественной опасности, возможности совершения покушения лишь в ограниченных случаях.

Анализ приведенных мнений, эмпирических данных приводит нас к выводу, что институт покушения на совершения преступления связан прежде всего с категорией преступления, на которое посягает лицо. При этом отчетливо проявляется характер действия или бездействия, направленность умысла, цель, мотив преступного посягательства, а также степень общественной опасности личности, совершившей преступное деяние. В ст. 31 Уголовного Кодекса Республики Казахстан перечислены формы соучастия: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация).

Из этих форм соучастия наиболее опасной и сложной является преступное сообщество, связанное с классификацией преступления. Преступное сообщество – это сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях (ч. 4 ст. 31).

Следовательно, не будет признана преступным сообщество организованная группа, отличающаяся высокой степенью сплоченностью, сложными организованно-иерархическими связями, но образованная для совершения преступлений средней тяжести 61% научных сотрудников и 75% практических работников согласились с дефиницией преступного сообщества, содержащейся в ч.4 ст. 31 Уголовного Кодекса Республики Казахстан.

Таким образом, законодатель устанавливает, что течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности прерывается, если до истечения указанных в законе сроков лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление, за исключением преступлений небольшой или средней тяжести, совершит умышленное преступление.

При конструировании нормы об освобождении от уголовной ответственности вследствие истечения сроков давности использование классификации преступлений нашло поддержку у 84% научных сотрудников и 88% практических работников, которые поддерживают необходимость увязывания сроков давности привлечения к уголовной ответственности с категорией совершенных преступлений. Принятие в УК РК различных институтов освобождения от уголовной ответственности оправданно. Практика показала, что в случае их правильного применения к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, задачи и цели уголовной ответственности достигаются, как правило, более эффективно, с меньшими затратами и без применения уголовного наказания.

Известно, что процесс сокращения (экономии) уголовной репрессии есть благо не только для преступника, но и для общества. Заключается этот процесс во введении в уголовный закон альтернативных лишению свободы мер уголовного и уголовно – правового воздействия. Только такой подход позволит последовательно реализовать в уголовном праве принципы гуманизма, дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Не только для освобождения от уголовной ответственности, но и для освобождения от наказания имеет значение тяжесть преступления (небольшой или средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое). Освобождение от наказания применяется тогда, когда личность виновного более не представляет опасности так невелика, что реальное исполнение или продолжение отбывания наказания целесообразно. В нормах об условно – досрочном освобождении от отбывания наказания и замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. ст. 70 и 71 УК РК) также используется классификация преступлений, что позволяет более дифференцированно подойти к применению условно – досрочного освобождения от отбывания наказания в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления. Это также позволяет избежать громоздкого перечисления преступлений и ссылок на другие статьи в соответствии с общими изменениями в уголовном законодательстве.
Новый вид освобождения от отбывания наказания, предусмотренный в ст. 74 УК РК, также связан с категоризацией преступлений. Лицо, осужденное за преступление небольшой или средней тяжести, может быть судом освобождено от наказания способно повлечь за собой особо тяжкие последствия для осужденного или его семьи вследствие пожара или стихийного бедствия, тяжкой болезни или смерти единственного трудоспособного члена семьиили других чрезвычайных обстоятельств). В отношении лица, осужденного к лишению свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление, суд может в силу чрезвычайных обстоятельств, указанных выше, отсрочить отбывание наказания на срок до трех месяцев.
Другая новелла предусмотрена в ст. 72 УКРК («Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам или женщинам, имеющим малолетних детей»). Осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, кроме осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие или особо тяжкие преступления против личности, суд может отсрочить отбывание наказания соответственно на срокдо одного года или до достижения ребенком восьмилетнего возраста. Это является еще одним свидетельством гуманизма и справедливости отечественного уголовного законодательства. Норма об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением срока давности обвинительного приговора (ст. 75 УК РК) сконструирована на основе классификации преступлений.
В части 1 ст.75 предусмотрено, что лицо, осужденное за преступление, освобождается от отбывания наказания, если обвинительный приговор не был приведен в исполнение в следующие сроки, считая со дня вступления его в законную силу: 1) три года при осуждении за преступления небольшой тяжести; 2) шесть лет при осуждении за преступления средней тяжести; 3) десять лет при осуждении за тяжкое преступление 4)пятнадцать лет при осуждении за особо тяжкое преступление.
Вопрос о применении срока давности к лицу, приговоренному к смертной казни или пожизненному лишению свободы, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить срок давности, смертная казнь заменяется пожизненным лишением свободы, а пожизненное лишение свободы заменяется лишением свободы на двадцать пять лет. К лицам, осужденным за совершение преступлений против мира и безопасности человечества, сроки давности не применяются. Законодатель, провозгласив принцип гуманизма, в ст. 76 УК РК предусмотрел освобождение от уголовной ответственности и наказания на основании акта амнистии или помилования. Стать 76 УК РК не связана с категоризацией преступлений, но законодательная власть, принимая закон об амнистии, учитывает тяжесть совершенного преступления.
В Законе Республики Казахстан «Об амнистии в связи с десятой годовщиной принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Казахстан» от 29 декабря 2000 года ряд статей сконструирован с учетом тяжести совершенного преступления, например, ст. 1 «Освободить от наказания осужденных за преступления небольшой и средней тяжести»; ст. 2 «Освободить от наказания лиц, не подпадающих под действие статьи 1 настоящего Закона, впервые осужденных к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести на срок до трех лет включительно»; ст. 8 «Сократить наполовину неотбытую часть наказания лицам, осужденным к лишению свободы, которые не подлежат освобождению от наказания на основании статей 1-7 настоящего Закона: 1) осужденных за преступления небольшой и средней тяжести; 2) осужденных за тяжкие преступления, если они отбыли не менее половины назначенного срока наказания; ст. 12 «Действие настоящего Закона не распространяется на лиц: 1) признанных по приговору суда особо опасными рецидивистами, а также совершивших рецидив преступлений, признанный опасным либо особо опасным; имеющих две и более судимости за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также на лиц, к которым ми рецидивистами, а также совершивших рецидив преступлений, признанный опасным либо особо опасным; имеющих две и более судимости за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также на лиц, к которым ранее применялись амнистии или помилование и вновь совершивших преступление».

В УК РК в норме о судимости (ст. 77) также использована законодательная градация преступлений. В соответствии с ч. 3 ст. 77 УК РК судимость погашается:

-в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней тяжести, - по истечении трех лет после отбытия наказания;

- в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, - по истечении шести лет после отбытия наказания;

-в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за особо тяжкие преступления, - по истечении восьми лет после отбытия наказания.

Впервые в УК РК вопросам уголовной ответственности несовершеннолетних посвящен самостоятельный раздел. Это обусловлено социально – психологическими особенностями несовершеннолетних, совершающих преступления. Данные особенности имеют объективно – субъективную основу и влияют не только на поведение несовершеннолетних, но и на восприятие ими требований уголовного закона. Выделением специального раздела осуществляется отграничение норм, регламентирующих общий порядок уголовной ответственности. Данная новелла в уголовном законодательстве позволит органам уголовного преследования и судам правильно разрешать вопросы, связанные с уголовной ответственности и наказанием несовершеннолетних, преступивших закон. Проведенный анализ уголовно-правового значения категории преступлений средней тяжести в нормах уголовного права об освобождении от уголовной ответственности и наказания и особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних показывает, что оно определяется прежде всего самой юридической природой преступлений средней тяжести, которое изначально предполагает необходимость установления и применения определенных «льгот» при решении вопросов об уголовной ответственности и наказании лиц, совершивших преступления средней тяжести.

4 Тяжкие и особо тяжкие преступления

В последние годыпрактически не снижаетсяколичество совершения тяжких и особо тяжких преступлений.В структуре тяжких преступлений преобладают квалифицированные составы кражи чужого имущества, грабежа, а также разбой и в значительной степени по состоянию борьбы с ними граждане воспринимают общую криминогенную ситуацию и оценивают результативность деятельности правоохранительных органов государства по защите их законных прав и интересов. Ежегодно растет количество осужденных лиц,в том числе осужденных за тяжкие преступления. Поэтому обеспечение неотвратимости уголовной ответственности наказания в немалой степени зависит от достоверного знания всех процессов, происходящих в таком сложном социальном явлении, как преступность, и от выработки на основе полученных знаний соответствующих стратегии и тактики борьбы с преступностью в общем, и с ее отдельными видами в частности.

Действующая система уголовно-правовой статистики имеет существенные недостатки. Так, в уголовно-правовой статистике законодательное определение подменяется понятием «тяжкие виды преступлений», что ведет к искажению статистических данных о состоянии преступности, негативно влияет на формирование уголовной политики, на принятие обоснованных управленческих решений и на рациональное использование сил и средств правоохранительных органов. В связи с этим остро встает проблема пересмотра имеющихся форм статистической отчетности, методов формирования банков статистической информации о преступности. Решение данной проблемы отвечает цели второго этапа правовой реформы в Республики Казахстан, а именно – совершенствованию всех элементов государственного механизма как в организационном, так и в функциональном направлениях.

Следует отметить, что с категорией тяжких преступлений связаны нормы важнейших отраслей права. В уголовно – исполнительном праве Республики Казахстан многие нормы построены на основе использования категории тяжких преступлений. К примеру, в ч. 1 ст. 18 УИК РК говорится, что суд контролирует исполнение наказаний при решении вопросов об условно – досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, об освобождении от наказания, об отсрочке отбывания наказания, а также об изменении вида исправительного учреждения.

При анализе тяжких преступлений возникает ряд вопросов, требующих безотлагательного разрешения. К ним следует отнести вопросы дальнейшего совершенствования санкций, предусмотренных за тяжкие преступления, как формального выражения характера и степени общественной опасности преступления, вопросы более глубокого обоснования отнесения конкретных составов преступлений к категории тяжких; вопросы определения социально – правовых последствий признания преступления тяжким. Исследование вышеперечисленных проблемных вопросов предполагает использование последних достижений правовой науки и данных практической деятельности правоохранительных органов.

Предметом особого изучения стало такое особо тяжкое преступление, как убийство. Нередко очень сложно разграничить убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека, относящееся к категории тяжких преступлений. Из анализа практической деятельности органов МВД Республики Казахстан известно, что одним из способов укрытия от учета убийств является его искусственный перевод в категорию тяжких преступлений путем заведомо неправильной квалификации как умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего. Подобная порочная практика, по нашему мнению, ослабляет борьбу с убийством.

В этом аспекте своевременным является принятие Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам борьбы с преступностью» от 5 мая 2000 года. Из положений этого Закона следует, что уголовная ответственность за хищение чужого имущества, принадлежащего на праве собственности физическим лицам, наступает всегда независимо от стоимости похищенного имущества. Практика свидетельствует, что ранее отдельные преступники, используя пробелы в законодательстве, специализировались на совершении мелких хищений чужого имущества, достоверно зная, что за мелкое хищение они понесут только административную ответственность. Предупреждению тяжких преступлений в значительной мере способствует своевременное выявление и раскрытие отдельных преступлений. Практика убедительно свидетельствует о том, что чем успешнее борьба с таким опасным видом преступлений, как незаконный оборот наркотических средств, тем меньше совершается кража чужого имущества.

Тяжкие преступления выделялись и в отдельных нормативных актах. Инструкция комиссиям по делам несовершеннолетних 1920 года относила к тяжким преступлениям посягательство на человеческую жизнь, причинение тяжких ран и увечий, изнасилование, разбой, грабеж, поджог, подделку денежных знаков и документов, взяточничество, крупные хищения, крупную спекуляцию. Дальнейшее развитие правовой системы Советского государства настоятельно требовало разграничения преступлений на тяжкие и другие категории преступлений. Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1972 году впервые в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик была включена ст. 7–1 «Понятие тяжкого преступления». В ней был предусмотрен их исчерпывающий перечень. Тяжкими преступлениями признавались умышленные деяния, представляющие повышенную общественную опасность. В немалой степени на определенную завершенность категории тяжких преступлений повлияла классификация тяжких преступлений исторически сложившаяся в уголовном законодательстве зарубежных государств.

Тяжкие преступления в зарубежном уголовном законодательстве выделяются на основе романо-германской правовой семьи и англо-американской правовой семьи. В уголовном праве Франции, Германии все преступные деяния в зависимости от их тяжести на определенные группы, но в них конкретно категория тяжких преступлений не выделяется, тогда как в УК Испании 1996 года они выделены, ими признаются правонарушения, за которые законом предусмотрена строгая мера наказания. В англо-американской правовой семье для обозначения тяжких преступлений против личности и собственности используется понятие «фелония». Фелонии подразделяются на более мелкие группы.

Исследование исторических аспектов тяжких преступлений, изучение зарубежного опыта решение проблем, связанных с категорией тяжких преступлений, показывают, что отнесение конкретных составов преступлений в разряд тяжких определялось внутренней сущностью этих преступных деяний, отраженной в предусмотренных законом видах и размерах уголовного наказания.

Категория тяжких преступлений используется в уголовном законодательстве республики Казахстан в нормах Общей и Особенной части уголовного права.Исследуя нормы о рецидиве преступлений отметим, что рецидив преступлений имеет место со стороны лиц, наиболее упорно противопоставляющих в орбиту преступных действий новых лиц. В структуре рецидивной преступности преобладает такие тяжкие преступления, как квалифицированные кражи (5,2%), грабеж (16,3%), а также умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (11,1%). Наиболее количество рецидива приходится на лиц в возрасте от 21 до 29 лет (29,8%). Значительная часть лиц, допустивших рецидив, утрачивает семьи, не имеет постоянного места жительства и работы. Так, из изученных нами 134 лиц, допустивших рецидив, 45,5% являлись безработными, 1,4 % - наемными рабочими.

Практика назначения наказания лицам, совершившим тяжкие преступления свидетельствует о том, что лишение свободы по-прежнему остается одним из основных и наиболее распространенных видов уголовных наказаний. Применение в подавляющем большинстве случаев только одного вида наказания – лишение свободы – на наш взгляд, не совсем отвечает принципамдифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Нельзя не считать и о том, что этот вид наказания имеет существенные недостатки: а) длительное пребывание в местах лишения свободы способствует тому, что после освобождения осужденные нуждаются в адаптации к нормальной жизни; б) пребывание в местах лишения свободы является одним из основных условий и причин рецидивной преступности. Положительно оценивая проведенный в Южно-Казахстанской области эксперимент по созданию Центра по реабилитации и адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы, можно считать, что подобные Центры прежде всего необходимы для лиц, отбывших длительные сроки лишения за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Указанная категория лиц освобождается из мест лишения свободы, имея свою специфическую субкультуру, разорванные социальные связи, и поэтому именно она более всего нуждается в адаптации к нормальной жизни.Не снижая ответственности опасных преступников, совершивших тяжкие преступления насильственного характера, необходимо шире применять к лицам, совершившим тяжкие должностные, экономические преступления, наказания, не связанные с лишением свободы (штрафы, лишение права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью), что позволит быстрее и в более полном объеме достичь целей уголовного наказания, оказать глубокое исправительное воздействие на осужденных. Вместе с тем, нередко осужденные не имеют средств, которые позволили бы им уплатить штраф. Сроки давности исполнения приговора, которым виновный осужден к штрафу, могут быть очень продолжительными, так как давность исполнения штрафа не зависит от назначения данного вида наказания, а определяется категорией преступления. В течение этого времени может ухудшиться материальное положение осужденного и появится реальная возможность неисполнения штрафа. Данная проблема усугубляется еще и тем, что в УК РК не предусмотрена замена штрафа другим наказанием в случае невозможности его уплаты осужденным. Поэтому вопросы применения штрафа, на наш взгляд, требуют дальнейшего углубленного изучения в науке уголовного права. Большие резервы кроются в таком виде наказания, как конфискация имущества, который применяется за преступления, совершенные из корыстных побуждений, и только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РК немало преступлений, которые совершаются из корыстных побуждений, а равно по найму либо сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; убийство с целью использования органов или тканей потерпевшего (зачастую для последующей продажи); умышленное причинение тяжкого вреда здоровью с целью использования органов или тканей потерпевшего, по найму; истязание, совершенное по найму, подмена ребенка, совершенная из корыстных целей или низменных побуждений.

К особо тяжким преступлениям следовало бы отнести организацию массовых беспорядков, сопровождающихся насилием, погромами, поджогами, разрушениями, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти (ч. 1 ст. 241 УК РК). Исследование категории тяжких преступлений при конструировании норм Особенной части свидетельствует, что необходимо провести четкое разграничение между конкретными составами тяжких преступлений. Это возможно при условии правильного определения общественной опасности каждого преступления, установления соразмерной ей санкции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, подводя итог к проделанной дипломной работе,отметим, что создание в Казахстане демократического, светского, правового и социального государства, о чем провозглашено в статьях Конституции Республики Казахстан, предопределяет признание, соблюдение и защиту неотъемлемых прав и свобод человека в Уголовном праве Республики Казахстан и связана,прежде всего,с дифференциацией и индивидуализацией, уголовной ответственности и наказания лиц, совершивших преступления. Основой для дифференциации и индивидуализации ответственности и наказания является уголовно - правовая норма о понятии и классификации преступления.

Рассмотренное нами развитиепонятия преступления свидетельствует о том, что оно сформировалось своеобразным образом, это определенными взглядами – в казахском обычном праве, в зарубежных, социалистических государствах. И в итоге выразилось в современное понятие преступления, под которым понимается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное Уголовным Кодексом под угрозой наказания. Это определение обладает материальным и формальным признаком. Формальный признак означает, что преступлением признается деяние, запрещенное законом, а под материальным признаком понимается его общественная опасность.

Следует отметить, что данная тема дипломной работы «Понятие преступления по Уголовному праву Республики Казахстан. Классификация преступлений»,была рассмотрена мною не случайно, посколькупонятие преступления является фундаментом, на котором основывается все законодательство Республики Казахстан.

Кроме того, данная тема считаетсяпроблемной во все периоды жизни, потому что преступление совершалось и совершается. При этом, показатели классификации преступления свидетельствуют, о том, что преступление является отражением степени общественной опасности криминогенной среды в Казахстане для законопослушных граждан.

В этой связи, всем правоохранительным органам республики необходимо принять конкретные, четко спланированные меры по усилению охраны общественного порядка и общественной безопасности, недопущения преступлений в патрулируемых пунктах, профилактике и борьбы, усилению аналитической работы на местах по выявлению и пресечению локальных причин совершения различных видов преступления. Это, в свою очередь,позволит уменьшить количество совершения преступлений, тем самым обеспечит безопасность для граждан Республики Казахстан.

СПИСОК СПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1 Конституция Республики Казахстан от 30.08.1995г.

2 Уголовный Кодекс Республики Казахстан от 16.07.1997г.

3 Уголовно-процессуальныйКодекс от 1997 г.

4 Н. Ф. Кузнецова «Преступление и преступность», Издательство Московского Университета 1969 г. 312 с.

5 М.Клайнерд,Криминологические исследования.«Социология сегодня. Проблемы и перспективы», перев. с англ. Москва «Прогресс», 1965 г. 273 с.

6 М. Д. Шаргородский «Современное буржуазное законодательство и право». Москва, Госюриздат, 1961 г. 491 с.

7 Т. М. Культеев «Уголовное обычное право казахов», Алматы Дәуір 2004г. 315 с.

8 Маулетов А. М. «Преступления, составляющие пережитки патриархально-родоого быта» под ред. С. Я. Булатова, Алматы 1963г. 297 с.

9 Н. И. Гродеков «Киргизы, кара-киргизы Сыр-Дарьинской области, т. 1, Ташкент, 1889г. 320 с.

10 Учебник Уголовное право общая часть Алматы«Жеті - Жарғы» 2003г.под ред. И. И. Рогова, Г. И. Баймурзина

PAGE  4



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
20826. Понятие оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств в уголовном праве Республики Казахстан 71.11 KB
  Незаконное приобретение передача сбыт хранение перевозка или ношение оружия боеприпасов взрывчатых веществ и взрывных устройств совершенные группой лиц по предварительному сговору или неоднократно. Понятие оружия боевых припасов взрывчатых веществ и взрывных устройств в уголовном праве Республики Казахстан. Понятие боевых припасов взрывчатых веществ взрывных устройств огнестрельного и холодного оружия и классификация...
3175. Специальный субъект преступления, его значение в уголовном праве 2.94 KB
  Специальный субъект преступления его значение в угол. Специальный субъект преступления это лицо ке кроме обязат. признаков субъекта преступления вменяемое физическое лиц достигшее возраста УО обладает еще дополнительными признаками указанными в диспозиции уг. части УК отражающие специфические свойства исполнителя преступления гражданство должностное положение отношение к воинской обязанности пол и т.
18084. Уголовная ответственность и состав преступления в уголовном праве 84.9 KB
  Общие положения о юридической ответственности. Понятие цели и функции принципы юридической ответственности. Виды юридической ответственности основания и порядок возложения юридической ответственности. Понятие и признаки административной ответственности её законодательные основы.
18592. Развитие института суда присяжных в уголовном процессе и перспективы его формирования в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан 94.71 KB
  Мировые системы судопроизводства с участием присяжных заседателей. Классическая модель суда присяжных на примере правовых систем США Англии Канады. Развитие института суда присяжных в уголовном процессе и перспективы его формирования в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан. Состояние и тенденции развития национального законодательства о судах присяжных.
18179. Категории преступлений в уголовном законодательстве Республики Казахстан 103.98 KB
  Теоретические основы классификации преступлений в уголовном законе. Общетеоретические вопросы классификации преступлений. Классификация преступлений в истории уголовного права стран Содружества Независимых Государств. Классификация преступлений в уголовном законодательстве зарубежных стран.
18297. Система юридических лиц в гражданском праве Республики Казахстан 75.17 KB
  В изменившихся социально-экономических условиях существенной трансформации подвергся институт юридического лица. Категория юридического лица стремительно развивается под влиянием достижений европейского континентального и англо-американского корпоративного права.1 Гражданского Кодекса Республики Казахстан участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане юридические лица государство а также административно-территориальные единицы[2]. Юридические лица являются важнейшими субъектами гражданско-правовых...
20313. Сущность средств доказывания в уголовном процессе Республики Казахстан 98.06 KB
  В послании Президента страны народу Казахстана в программе Казахстан-2030 Процветание безопасность и совершенствование благосостояния всех казахстанцев указывается что безопасность социума и отдельно всякого ее члена будет являться прерогативой в проводимой политике государства. Принятие в 1997 году в Республике Казахстан нового Уголовно-процессуального кодекса не обозначает что преобразования в данной ветви право удачны закончены. Вне всякого сомнения что всякое своевременно не выявленное не предупрежденное и нераскрытое...
19647. Общественные отношения регулирующие систему юридических лиц в гражданском праве Республики Казахстан 75.17 KB
  В изменившихся социально-экономических условиях существенной трансформации подвергся институт юридического лица. Категория юридического лица стремительно развивается под влиянием достижений европейского континентального и англо-американского корпоративного права. Гражданского Кодекса Республики Казахстан участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане юридические лица государство а также административно-территориальные единицы...
21414. Ошибки в уголовном праве и их причины 31.78 KB
  Понятие и содержание ошибки в уголовном праве России ее виды. Понятие и содержание ошибки в уголовном праве России. Ошибки в уголовном праве и их причины. Никто не застрахован от ошибки в своем поведении и лишь часть человеческих ошибок попадает в сферу их изучения уголовным правом.
17102. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ 39.79 KB
  Несмотря на принципиальное значение системы юридических фактов в механизме уголовно-правового регулирования, приходится констатировать, что в науке российского уголовного права после принятия нового УК РФ ей не было посвящено ни одного монографического и диссертационного исследования.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.