Безэквивалентная лексика в процессе преподавания иностранному языку (на материале реалий татарского и английских культур)

Изучить способы перевода безэквивалентной лексики; рассмотреть классификацию лексических и лексико-семантических трансформаций при переводе безэквивалентной лексики; рассмотреть классификацию грамматических трансформаций при переводе безэквивалентной лексики.

2015-07-13

94.32 KB

19 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Институт филологии и межкультурной коммуникации им. Льва Толстого

Отделение татарской филологии и культур им. Г.Тукая

Кафедра языковой и межкультурной коммуникации

Выпускная квалификационная работа

Безэквивалентная лексика в процессе преподавания иностранному языку (на материале реалий татарского и английских культур)

направление 050302.65 – Педагогическое образование: Родной язык и литература, иностранный (английский) язык

Казань

2015

Содержание

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………..

3

Глава I. БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА КАК ПРЕДМЕТ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ…………………………...

1.1. Безэквивалентная лексика в трудах отечественных и зарубежных лингвистов…………………………………………………...

6

1.2. Особенности безэквивалентной лексики…………………………

23

1.3. Ассоциативный эксперимент как способ выявления национальной лексики……………………………………………………

29

Глава II. БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА В ПРОЦЕССЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ НА СТАРШИХ СТУПЕНЯХ В СОШ………………………………………………………

2.1. Татарская безэквивалетнтная лексика на фоне английских эквивалентов……………………………………………………………….

34

2.2.Безеэквивалентная лексика в сопоставлении языков...............

51

2.2.1. Безэквивалентная лексика в татарском языке.......................

56

2.2.2. Безэквивалентная лексика в английском языке....................

61

2.3. Физиологические и психологические особенности учащихся старших ступеней при обучении иностранному языку..........

66

2.4. Методические рекомендации при обучении безэквивалентной лексике английского языка........................................

70

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………

77

Список использованных источников и литературы…………………….

79

Приложение 1……………………………………………………………

86


Введение

Межнациональное и международное общение с давних времен ограничивалось проблемой языка. Этим объясняется стремление создать универсальный международный язык, знание которого позволило бы беспрепятственно общаться. На сегодняшний день позицию универсального международного языка занимает английский язык. Английский язык является естественным, из-за этого появилась новая проблема международного общения – безэквивалентная лексика.

Между изучаемыми языками существуют отличия и они обусловлены разнообразием культур. Более всего они заметны в лексике и фразеологии, так как внеязыковая действительность связана с номинативными средствами языка. В любом языке и в диалекте есть слова, не имеющие однословного перевода в других языках. Это называется безэквивалентной лексикой, обычно она обозначается специфическим явлением местных культур.

Культурный компонент близок, прежде всего, к так называемой «безэквивалентной лексике», которая выявляется при сопоставлении языков, обслуживающих различные культуры. Безэквивалентная лексика как лексическая единица, не имеет словарные эквиваленты в одном из сравниваемых языков или это отсутствие в лексиконе пользователей должных реалий, или отсутствие лексических единиц, которые обозначают соответствующие понятия. Исходя из этого, к первому ряду можно отнести географические наименования, названия учреждений, личные имена, организаций, газет, а также имена нарицательные; ко второй группе относятся те слова татарского языка, которые не имеют соответствующие лексические единицы в английском языке, обозначающие данные понятия.

Актуальность выбранной нами темы определена культурологической значимостью проблемы соотношения языка и культуры, а также необходимостью обобщения опыта использования современной безэквивалентной лексики и сопоставления татарского языка и культуры с английским языком.

Объектом исследования является безэквивалентная лексика татарского языка, отражающая специфику языковой картины мира.

Предметом исследования являются лексико-грамматические трансформации, используемые при переводе безэквивалентной лексики с татарского языка на английский язык.

Проблема исследования – проблема перевода татарских эквивалентов и реалий на английский язык.

Цель исследования – анализ и систематизация способов перевода безэквивалентной лексики современного татарского языка на английский язык.

Цель исследования обусловила постановку следующих задач:

раскрыть содержание понятия «безэквивалентная лексика»;

– изучить способы перевода безэквивалентной лексики;

– рассмотреть классификацию лексических и лексико-семантических трансформаций при переводе безэквивалентной лексики;

– рассмотреть классификацию грамматических трансформаций при переводе безэквивалентной лексики.

Апробация работы и внедрение результатов исследования. Результаты исследования докладывались, обсуждались и получили одобрение на студенческих научно-практических конференциях Института филологии и межкультурной коммуникации КФУ (2013, 2014, 2015 гг.), отдельные положения работы были представлены в виде докладов на международных и всероссийских научных конференциях в г. Казани: IV Всероссийская научно-практическая конференция учащихся, студентов и аспиратнов «Татарская лингвокультурология: проблемы и перспективы» (21 февраля 2013 года, 22 февраля 2014 года, 20 февраля 2015 год).

Практическая значимость исследования дает возможность использовать полученные результаты на занятиях по практике и теории перевода, также полученные данные можно использовать для создания словарей по безэквивалентной лексике.

Методами исследования послужили сопоставительный, компонентный анализы и элементы интерпретационного анализа.

Материалом исследования явились интернет-источники татарских и английских СМИ, данные словарей и справочников, анкеты.

Список используемой литературы насчитывает 80 источников, в который включены словари и справочная литература.


ГЛАВА I.

БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА КАК ПРЕДМЕТ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. Безэквивалентная лексика в трудах отечественных и зарубежных лингвистов

Безэквивалентная лексика – это лексическая единица одного выбранного исходного языка или диалекта, не имеющая регулярных (полных или частичных) словарных аналогов в языке перевода. Например, Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров определяли безэквивалентную лексику как «слова, план содержания которых невозможно сопоставить с какими-либо иноязычными лексическими понятиями» [Верещагин, Костомаров, 1983].

Безэквивалентная лексика – это, прежде всего разряд слов, которые обозначают предметы и явления специфического характера в жизни данного культурно-языкового сообщества.

Можно определить следующие широко распространенные способы передачи групп безэквивалентных слов в переводных текстах, в словарях, в разговорной речи: транскрипция, транслитерация; гипо-гиперонимический перевод, устанавливающий эквивалентность между единицами, находящимися в видо-родовых отношениях; поиск ближайшего по смыслу неполного эквивалента; разновидности перифрастического перевода – описательного, экспликативного, дескриптивного; калькирование [Виноградов, 2001].

Изучение татарского языка обычно начинается с тем, что учащиеся знакомятся с татарской культурой, которая, конечно же, находит свои отблески в лексическом составе данного языка. Как нам известно, что безэквивалентная лексика отражает наибольшую степень реалий национальной лингвокультуры. Из-за этого она представляет не малую трудность для переводчиков и преподавателей татарского языка как иностранного.

Основная проблема заключается в том, что у переводчика возникают затруднения, когда он передает референциальные значения, которые выражены в исходном тексте. Данные несовместимости значений, свойственны единицам исходного языка и переводящего языка. В иных ситуациях, когда тождественность одной или другой лексической единице иного языка в словарном составе второго языка абсолютно отсутствует, принято говорить о безэквивалентной лексике. Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров внедрили этот термин.

Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров описывают безэквивалентную лексику такими словами, которые служат для высказывания понятий, отсутствующих в другой культуре и в другом языке, также слова, которые относятся к частным культурным элементам, т.е. элементы характерные не только для культуры, но и отсутствующим в культуре, и снова те слова, которые не имеют перевода на второй язык, одним словом, не имеющие эквивалентов за рамками языка, к которому они принадлежат.

Нужно отметить, что характерной чертой безэквивалентных слов является их неизъяснимость на другие языки с помощью неизменяемого соответствия, их несоотнесенность со многими словами чужого языка. Однако это не дает право говорить о том, что они совсем непереводимы.

Из-за того, что большинство национальных реалий относится к безэквивалентной лексике, то возникают некоторые трудности при чтении и изучении иностранными учащимися, изучающими татарский язык.

Г.Д. Томахин, Е.М. Верещагин, Г.В. Чернов также использовали термин «безэквивалентная лексика», однако, раскрывают его по-разному. Например, как реалия, как слова, которые отсутствуют в другой культуре и в другом языке, и как слова непереводимые на другой язык.

В.Г. Костомаров, В.Н. Комиссаров, Е.М.  Верещагин, Л.С.  Бархударов, С. Влахов, С. Флорин, Я.И. Рецкер, А.Д. Швейцер и др. занимались проблемами языка и перевода и термин «безэквивалентная лексика» часто встречается у этих авторов. К примеру, А.Д. Швейцер безэквивалентную лексику относит к лексическим единицам, которые служат для определения реалий культурного характера, которые не имеют точных соответствий в другой культуре. В.Н. Комиссаров считает безэквивалентными такие единицы исходного языка, не имеющие регулярные соответствия в языке перевода. Болгарские лингвисты С. Влахов и С. Флорин отмечают, что безэквивалентная лексика – это лексические единицы, у которых нет переводческих эквивалентов в языке перевода.

С. Влахов и С. Флорин говорили о том, что следует отграничить безэквивалентную лексику от реалий. По их мнению, безэквивалентная лексика по своему содержанию, является обширным понятием. В свою очередь, реалии вливаются в конструкцию безэквивалентной лексики, как самостоятельная структура слов или круг слов. Стоит обратить внимание на то, что они покрывают круг реалий и могут выходить за пределы терминов безэквивалентной лексики, междометия и звукоподражания, экзотизмы, аббревиатуры, обращения, отступления от литературной нормы; с реалиями соприкасаются имена собственные. Значительное место в этих же границах безэквивалентной лексики занимают слова, которые можно назвать безэквивалентной лексикой или безэквивалентная лексика – единицы, которые не имеют лексических соответствий в языке перевода.

А.В. Федоров говорит о них, что это слова, которые обозначают национально-специфические реалии. Я.И. Рецкер сравнивает безэквивалентную лексику с реалиями и, прежде всего, характерные для другой страны и другого языка и иной действительности. Его мнением полностью поддерживает А.Д. Швейцер.

Л.С. Бархударов дает следующее понятие безэквивалентной лексике, это слова, которые обозначают предметы, понятия и ситуации, которые не существуют в практическом опыте людей, говорящих на другом языке.

Безэквивалентную лексику Комиссаров В.Н. определил как специфические обозначения для другой культуры явлений, являющиеся итоговой функцией языка и рассматривающиеся как хранилища знаний, иными словами, такие знания, имеющиеся в подсознании говорящих.

Анализ безэквивалентной лексики показывает, что ее иную и определенную часть мы можем классифицировать как безэквивалентная, потому что содержание в этих словах, а если точнее, национально-культурное, показывают ядро их значения, и они обозначают не имеющие аналогов понятия, которые находятся в нашей действительности. Данные слова особенно интересны в лингвострановедческом и социокультурном аспектах, потому что в этих словах в полной мере отражены национальные особенности культуры другой страны и не только.

Мы уже сказали ранее, что безэквивалентность лексической единицы исходного языка можно выявить то, что она не имеет личного понятия в лексической системе переводящего языка или «созревшего» слова, устойчивого словосочетания, которое может войти вместо нее в контексте конкретного перевода.

А.О. Иванов выявил причины безэквивалентности и по ним классифицировал типы безэквивалентности:

– не существует предмет, явление в жизни народа переводящего языка (вещественная безэквивалентность);

– не существует в переводящем языке подходящего понятия (лексико-семантическая безэквивалентность);

– лексико-семантическая характеристика разнообразна (стилистическая безэквиваленость).

По мнению А.О. Иванова, между вещественным и лексико-семантическим видами безэквивалентной лексики существуют различия, но их нельзя считать существенными. С точки видения перевода отсутствие подходящего понятия в переводящем языке не так важно, потому что отсутствует вещь, либо оно не существует потому, что проблема в языковом мышлении и это является следствием различного деления объективного мира, когда понятия в переводящем и исходном языках сравниваются, то не совпадают. Еще с точки зрения перевода, модернистским признаком эквивалентности является совпадение значений, так как когда переводим, нас привлекает не понятие, которое стоит за словом, а его значение в определенном контексте. Потому что при близости к понятию значение очень многих слов нельзя полностью аутентифицировать с понятием.

Л.К. Латышев говорит, что есть несколько причин возникновения лексической безэквивалентности и первая причина из них, когда в исходном языке лексическая единица подразумевает явление, которое известно его носителям и укоренилась в лексической системе исходного языка, но оно еще неизвестно или мало известно носителям переводящего языка. Поэтому, конечно же, не отражается в их лексической системе. Можно сказать, что это реалии-явления характерны для материального и духовного бытия только этого народа и отсутствует у других. На определенном временном отрезке безэквивалентными также могут оказаться одни или другие научно-технические термины. С течением времени, по мере изобретения, обозначаемая безэквивалентными терминами информация о научно-технических новшествах обретает эквиваленты или кальки в других языках.

Второй причиной возникновения лексической безэквивалентности является, по мнению Л.К. Латышева, обусловленность совсем иным представлением мира разными культурными и этническими сообществами. В частности, это отражается в том, что переводящий язык не всегда закрепляет в понятиях и значениях свои лексические единицы, а то, что уже закреплено в исходном языке. Конечное явилось отделенным из кучи однообразных слово – названий и отдаленными специальными признаками. Первые такими  не являются, и их происхождение осуществляется по степени надобности с помощью речевых средств. Например, обыкновенное слово из английского языка tea образует различные словосочетания, которые из-за несхожести национальных традиций довольно нелегко отыскать приемлемые эквиваленты в татарском языке. Например; afternoon tea, high tea, meat tea переводятся описательно: туклыклы кичке аш чәй белән (плотный ужин с чаем), но между всеми тремя английскими словосочетаниями существуют различия, которые отражают социальные пристрастия.

У Л.К. Латышева есть пособие по технологии перевода и в нем он отмечает то, что, причиной безэквивалентности и причиной переводческой перемены будет явная разница коммуникативных компетенций между языками, носителями исходного и носителями переводящего языка в тех или иных компонентах и необходимость уравнить их, чтоб достичь равноценности регулятивного взаимовоздействия, исходящего и переводящего текстов. Автор раскрывает понятие о том, что время от времени трансформации являются необходимостью. Надо пользоваться тем, что, нередко имеется возможность перевести «слово в слово».

Приемлемым для описания безэквивалентности будет семиотическая классификация значений. В ее основу, как рассматриваем, взято отношение знака к чему-либо, лежащего отдаленно от него. По семиотической классификации мы имеем дело со значениями, которые в каждом высказывании на каждом языке, делятся на три типа:

1. Референциальное, которые выражают отношения среди знаков и их референтов, то говорим об отношениях к понятиям, об отношения к предметам.

2. Прагматическое, которое выражает отношения среди знаков и людей или языковых коллективов, пользующихся ими.

3. Внутриязыковое, которое выражает отношения среди знаков и или элементов структур этой знаковой системы, у нас это язык.

Исходный язык и его референциальное значение обычного знака всегда уместно при переводе, так как для того, чтобы преподнести в тексте переводящего языка понятие, необходимо в полной мере вникнуть в взаимотношения среди слов и понятий исходного языка.

Это соответствует и к прагматическому значению всех знаков исходного языка.

В простом знаке исходного языка или слова есть внутриязыковое значение, которое включает фонемную составную и грамматическое значение, не так важный по отношению для переводящего языка по определению. Только в пределах своей собственной родной системы - языка оригинала они имеют значение.

Основу безэквивалентности составляет разница значений в соответствующих единицах исходного и переводящего языков и в то же время ее причину можно не учитывать, потому что расхождения во внутриязыковых значениях единиц исходного и переводящего языков рассматриваются безэквивалентностью, то есть, как расхождением референциального или прагматического значения обычных языковых знаков.

Безэквивалентная лексическая единица не редко обозначается «лакуной». Д.У. Хашимова когда определяет термин «лакуна», то основывается на труды многих знаменитых лингвистов: например, Л.С. Бархударов привел объяснение лакунам: лакуны - это единицы словаря одного из языков, которым по каким-то причинам (не всегда понятным) нет соответствия в лексическом составе (в виде слов и словосочетаний) другого языка [Хашимов, 2004].

По утверждениям И.Ю. Марковина, лакуны в самом общем понятии фиксируют то, что есть в одной лингвокультурной общности, и что нет в другой, это сигналы специфики той или иной лингвокультурной общности в сравнении с некоторой другой общностью [Марковин, 1982].

Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров говорят о лакунах как словах, которые служат для выражения понятий, отсутствующих в иноязычной культуре и ином языке, слова, которые относятся к частным культурным элементам, характерные только для культуры А и отсутствующие в культуре Б, они не имеют эквивалентов за пределами языка, к которому они принадлежат [Верещагин, Костомаров, 1990].

С. Флорин и С. Влахов понимают лакуны как лингвистические и экстралингвистические факты, присущие конкретному языку и определенной культуре в их сопоставлении с другими языками и культурами [Флорин, Влахов, 1980].

По мнению С. Волкова центр лакун определяют слова-реалии. С. Волков определил слова-реалии как особенная категория лексики любого языка, которая отображает национально-специфические характеристики культуры народа-носителя этого языка и является главной частью безэквивалентных слов, план содержания которых нельзя сравнить с какими-либо иноязычными лексическими единицами.

Практической реалией считается все то, что для своего реального описания просит либо справки энциклопедического характера, либо повествования неких жизненных (события известные носителям языка, но не известных иностранцам и т.д.) сведений.

Реалии особого вида, маркируемые безэквивалентной лексикой, содержат в себе фоновую информацию, которую можно назвать ассоциативной. Эти реалии взаимосвязаны с разными историко-культурными национальными явлениями. Ассоциативные реалии не имеют личного отблеска в специальных словах, в безэквивалентной лексике, а закоренились в обычных словах. Они находят свое материализованное выражение в компонентах значений слов, в оттенках слов, в эмоционально-экспрессивных обертонах, во внутренний словесной форме и т.п., обнаруживая информационные несовпадения понятийно-сходных слов в сравниваемых языках [Латышев, 2003].

Л.К. Латышев делит безэквивалентную лексику на несколько типов:

  1.  Слова-реалии;
  2.  Временно-безэквивалентные термины;
  3.  Случайные безэквиваленты;
  4.  Структурные экзотизмы;
  5.  И говорит о причине лексической безэквивалентности.

Причина безэквивалентности слов-реалий является отсутствие в практическом опыте перевода предметов или явлений у носителей языка, а также понятия, обозначенные этими словами.

По своей сущности временно-безэквивалентные термины похожи на слова-реалии. В неравноправном распределении достижений в области науки и в социальной сфере обусловлена ее безэквивалентность, в результате чего, новшество, которое присутствует в практическом опыте носителей исходного языка через время может быть совсем неизведанным для носителей переводящего языка. В дальнейшем, как положено, это неравноправие приводит к исходному знаменателю, и соответствующий термин через транслитерацию появляется в переводящем языке. Сравним: компьютер (англ. computer), грейпфрут (англ. Grape-fruit).

Случайные безэквиваленты позиционируют предметы и явления. Они находятся в практическом опыте носителей иностранного языка и носителей переводного языка, но в последнем они не приняли своего наименования.

Также следующее объяснение случайной лексической безэквивалентности служит направление на глубоко известную теорию лингвистической относительности, в соответствии с которой разные языки иначе образуют мировоззрение разговаривающих на них людей. Но при этом случае, некоторые языки могут упустить какие-либо стороны действительности и оставить их без объяснения, внимания. В отдельных примерах каждый из этих случаев явного трактования не имеет.

Случайные безэквиваленты, в лингвистической литературе, не редко называются «случайными лакунами». Нужно подметить, по рассуждениям Л.К. Латышева, этот термин некорректен, потому что он является семантическим абсурдом. Если говорим о безэквивалентной лексике, то имеем в виду лексику исходного языка, но лакуны (пустоты) не имеют места в исходном языке, только в переводящем языке. [Латышев, 1981].

В своей выпускной квалификационной работе мы также опирались на предложенную А.О. Ивановым классификацию. Эквивалентность – безэквивалентность лексических единиц для него как совпадение-расхождение значений. При описании безэквивалентной лексики и ее типов А.О. Иванов опирается на семиотическую классификацию значений, он предполагает выделение трех типов значений, которые основаны на отношение знаков к чему-либо и лежащие за его пределами:

  1.  Референциального (или денотативного, предметно-логического), выражающие отношения знака и его референта;
  2.   Прагматического (или коннотативного, эмотивного), выражающие отношения знака и человека или языкового коллектива, которые пользуются им.
  3.   Внутрилингвистического (внутриязыкового), выражающие отношения знака и других знаков или элементов структуры данной языковой системы, а в нашем случае  языка.

Но стоить заметить, внутрилингвистическое значение не может напрямую соединиться с безэквивалентностью, иначе говоря, рассматриваться как ее непосредственная причина, потому что, если передаем только отношения среди данных знаков и другими знаками в данной структуре, оно по своей воле не сможет быть уместным для знаков другой системы, что помогает нам не вбирать расхождения внутрилингвистических значений единиц исходного и переводящего языков и разглядывать безэквивалентность только как отсутсвие единства референциального и прагматического значений. А.О. Иванов опирается на это и подразделил безэквивалентную лексику на три группы:

  1.  Референциально-безэквивалентная, она включила такие термины как индивидуальные (авторские) неологизмы, семантические лакуны, слова широкой семантики, сложные слова;
  2.   Прагматически-безэквивалентную, она объединила противоестественности от общеязыковой нормы, иноязычные вкрапления, сокращения (аббревиатуры), слова с суффиксами субъективной оценки, междометия, звукоподражание и ассоциативные лакуны;
  3.  Альтернативно-безэквивалентную лексику, она объединила в себе имена собственные, обращения, реалии и фразеологизмы.

Референциально - безэквивалентная лексика.

Когда производится перевод, то обычно, референциальное значение не изменяется, но иногда соответствующие лексическим единицам исходного и переводящего языков расхождения в референциальных значениях довольно часто встречаются в практике перевода. Это привело к тому, что расхождения разделились на два типа:

1. В переводящем языке отсутствует лексическая единица, имеющая одинаковое референциальное значение, как и исходная единица исходного языка;

2. В единицах исходного и переводящего языков есть неполные совпадения референциальных значений.

Например, посмотрев в переводящем языке словарь, то увидим  отсутствие слова, и будет понятно, что референциальное значение предполагает отсутствие в переводящем языке понятия, которое в исходном языке обозначалось при помощи исходного слова, как правило, возникнет до возникновения слова. Переводчик видит отсутствия в переводящем языке установленного понятия и после этого, в переводах таких типов безэквивалентной лексики как термины, индивидуальные (авторские) неологизмы и семантические лакуны.

Термин лакуна – это как обозначение пробела или пропуска. Если говорить о семантических лакунах, то мы предполагаем несуществование в переводящем языке определенного, конкретного понятия, которое обозначается в исходном языке предложенной лексической единицей, словом или словосочетанием. Все же наша речь идет не только о невозможности выражения данного понятия средствами переводящего языка, а только всего об отсутствие в переводящем языке единицы аналогичного уровня для обозначения этого понятия. С другой стороны, при этом степень содержания выражения может и не соответствовать в исходном и переводящем языках. Наличие данных семантических лакун в конкретных группах языков, четко предоставляет тезис о не состыковках мироощущения в различных языках. Показателем этих слов в татарском языке – это обозначающее понятие, в полной мере отсутствие в английском языке и требующее многословного описания для передачи их значения при переводе.

В татарском языке примерами данных лакун служат слова, противопоставленные английскому языку: яшьтәш (ровесник), туган көн (именины), тәүлек (сутки) и т.д.

Бывает так, что отсутствие эквивалентов этого рода лексики в каком либо из языков cможет разыскать себе культурно-исторические и социальные объяснения.

Нужно подметить, что основной способ перевода семантических лакун является описательный перевод.

Тип лексических единиц, которые были рассмотрены выше, можно объяснить отклоненнием референциального значения гармонирующих единиц исходного и переводящего языков. Однако, менее однозначным в этой системе будут иные типы расхождений референциального значения - небольшое сходство референциального значения лексических единиц начального типа и переводящего языков или же, слов обширной семантики: англ. iron - тат. тимер/чуен; тат. кул - англ. arm/hand, тат. эш - англ. affair/business.

Слово исходного языка, как видим в большинстве случаев, имеет возможность выражаться в более развернутом и широком значении, тем и трактуется его соответствие в переводящем языке, в других случаях, когда контекст и экстралингвистическая ситуация не включают показаний относящиеся уместности одного или второго из его приведенных эквивалентов, оно станнет безэквивалентным.

Л.С. Бархударов говорит о словах такого типа, как рука, которые он называет словами недифференцированного значения: «Если нельзя найти соответствующих указаний в широком контексте, то правильный выбор требуемого соответствия при переводе возможен только при условии выхода за переделы языкового контекста и знания самой реальной обстановки или ситуации». [Бархударов, 1975].

Конкретизация – основной способ, чтоб перевести слово широкой семантики.

Непростые слова, как известно, не предоставляют завершенных эквивалентов в переводящем языке.

Зачастую, значение слов-фраз на английском и в татарском языках передается с помощью развернутого описательного перевода или различными трансформациями на уровне целых предложений.

Прагматически-безэквивалентная лексика. Разветвления референциального значения в языке попадаются не так часто, чем разветвления прагматики лексической единицы исходного языка и ее соответствия в переводящем языке. По ассоциированию с любым другим в каждом языке можно разыскать слова, приближенных по референциальному значению, но разные по стилистике, по регистру или  по эмоциональной окраске, иначе говоря, включение в прагматического значения лексической единицы.

Наибольший уровень прагматически – безэквивалентной лексики, включающая в себя довольно большое количество типов и который представляет собой неисправности от общеязыковой нормы. Можно соотнести, в первую очередь, диалектизмы как территориального, так и социального характера, локализмы, жаргонизмы, вульгаризмы, слэнгизмы, общеязыковой нормы, не имеющие прагматически адекватного эквивалента в английском языке. Отступление от общеязыковой нормы – «вольность в устной речи». В английском языке примерами таких слов могут быть: борын тыгучы - buttinsky – человек, который сует свой нос, куда не надо (анг. to butt in – встревать).

В системе прагматически-безэквивалентной лексики есть и иностранные включения – слова и выражения незнакомые для оригинала морфологических или синтаксических исправлений, приведенные автором, чтоб придать тексту аутентичность, для воссоздания многозначности, атмосферы или впечатления образованности, иногда для ироничности. Но слова вышесказанного рода и не включены в словарный состав исходного языка, однако, они употребляются в тексте вместе со словом исходного языка для того, чтоб создать определенное прагматическое значение, передающиеся во время перевода вместе с референциальным значением определенных слов, что чаще всего не может быть возможным. Если определяющий фактор будет иноязычное вкрапление в тексте, также использующиеся для воссоздания местного колорита или передающие национальную принадлежность говорящего, то оно вводится в текст перевода в исходном виде, если внятно и без перевода, то есть возможность обходиться без сноски.

Сокращения (аббревиатуры), часто связываются с научной, военной технической и подобной специальной лексикой, которая в последнее время немало входят в обыденный разговорный язык, а также туда включены и художественная литература, язык радио и телевидения, язык публицистики. Если даже они не содержат личное понятийное значение, то они будут как «уменьшенное отражение исходной единицы», вдобавок к известному референциальному значению они имеют дополнительное прагматическое значение:

  1.  Принадлежность к определенной функциональной стилистике (научно-технической, разговорной, к профессиональному жаргону);
  2.  Принадлежность к конкретному перечню речи (фамильярности).

Не имеет смысла сомневаться в том, что это прагматические значения очень важны в функциональности текста. Случается так, что зачастую труднее передать какое-либо понятие, стоящее за одним или другим сокращением. Примером прагматически безэквивалентных аббревиатур английского языка могут быть: vet (veteran)  ветеран, specs (spectacles)  очки, gents (gentlemen)  господа; CAD (Computer  Aided Design) - САПР (система автоматизированного проектирования). При переводе таких родов аббревиатур на помощь может придти только развернутое объяснение на ступени обширного контекста.

Безэквивалентность слов с суффиксами субъективной оценки более характерна для перевода с русского на английский чем с татарского на английский, поскольку русский язык гораздо богаче суффиксами этого типа, чем английский, имеющий всего четыре уменьшительно-ласкательных суффикса: – let (booklet), – ling (weakling), – kin (Peterkin), – y (Piggy). Исходя из этого можно сказать, что перевод английских существительных с суффиксами субъективной оценки на русский язык не представляет больших проблем.

Междометия  это класс, представляющий собой неизменяемое слово, лишенное специального грамматического показателя и которое обладает особенной экспрессивно-семантической функцией, заключающаяся в выявлении другого ощущения и чувств, следовательно, непонятно характеризуемой в словарях двух языков, также будут не малой личноми прагматически безэквивалентными. Чаще всего междометия переводящего языка и их сходства в исходном языке не подходят по размеру значения. Отсюда скажем, что адекватная передача значений междометий требует конкретизации этих значений.

Фонологические системы расходятся и в какой-то мере из-за объединенных расхождений в представлении об эвфонии в исходном и переводящем языках, звукоподражание, которые  понимаются условными словесными имитациями звуков живой и неживой природы и мира вещей, временеми не имеющие эквивалентов в переводящем языке или представляются в его словарях описательно. Например: clop – стук копыт–  тояк тавышы, plonk – звук шлепка –  чалт тавышы.

Из-за того, что они громоздкие, данные эквиваленты не всегда используются в переводе с одного языка на другой. Такой тип описательного перевода лишен одного из важнейшего элемента прагматического значения исходного слова: это образность и непосредственная акустическая характеристика, являющаяся важнейшим компонентом структуры художественного текста, составляющая одну главную стилистическую установку автора.

Прагматически безэквивалентная лексика преподносится как ассоциативная лакуна, под ними понимаются отсутствия в соответствиях переводящих языков добавочных ассоциаций или сравнений, которые связаны с исходным словом исходного языка в подсознании его коллектива, и расхождения данных ассоциаций при совпадениях референциального значения. К примеру, символом весны для татар служит черемуха, береза – символизируется со скромной природой, журавли ассоциируются с осенью, но английские слова bird-cherry, birch-tree и cranes лишаются от таких ассоциаций.

Альтернативно-безэквивалентная лексика. Альтернативно-безэквивалентная лексика это выбранная в зависимости от перевода лексика, которая, будет или референциально-безэквивалентной (иначе говоря, отстраниться с соответствующей единицей переводящего языка в референциальном значении), или прагматически-безэквивалентной (по-другому, отстраниться с ней в прагматическом значении). Внутри данной группы включены имена собственные, обращения, реалии, фразеологизмы.

В группе имен собственных самыми главными являются имена собственные. Это личные имена и прозвища, географические и фирменные названия, а также названия учреждений, газет, журналов, пароходов и многое другое. Они представлены одной видимой безэквивалентной лексикой. Рассмотрим в развернутом виде:

  1.  Обыкновенные личные имена и географические названия – разнообразные чужие личные имена исходного языка, которые не имеют эквивалента в переводящем языке;
  2.  Имена исторического (традиционного) характера – James будет Яков, а не Джеймс;
  3.  Имена и географические названия – при переводе должны учитываться нормы языка в произносительной части;
  4.  Названия фирменного характера – возможно упущения фирменных названий (имен собственных, определяющих присущность к какому-нибудь заведению), если оно не столь важно для осмысления содержания;
  5.  Имена с выраженными внутренними формами – разнообразные «кричащие» имена. Временами, значения имен нужно трактовать для полного улавливания контекста;
  6.  Имена собственные, обладающие культурной коннотацией;
  7.  Название книг и фильмов.

Характерным для групп слов имен собственных являются такие, которые чаще всего попадаются в ряд безэквивалентной лексики и становятся обращением. В основном, имена собственные, в роли обращения, имеют эквивалент в другом языке.

Реалия – это слово или словосочетание, которые называют объект характерным для жизни, быта, культуры, социального и исторического развития другого народа и чуждые следующему и являясь носителем национального и/или исторического колорита, не имеющие точного соответствия в иных языках.

Фразеологизмы представляются как словосочетание, в котором семантическая монолитность приподнимается выше структурной раздельности составляющего элемента, которое обладает необыкновенным фразеологическим значением, которое является итогом пересматривания вошедших в них единиц, также будут безэквивалентными.

1.2. Особенности безэквивалентной лексики

Во многих германских и романских языках, так и в английском языке, невозможно найти соответствий лексемам и фразеологизмам татарского языка такого типа: кош теле, күгәрчен сөте эчертү, назлы кияү булу и др. Так и в татарском языке нет соответствующих лексем, это только прямой перевод, в котором могут измениться лишь окончания. Однако, во многих языках, народы бывших социалистических стран, являющиеся носителями языка, имеют лакуны для таких английских фразеологизмов, которые отображают другие условия труда, чем при социализме. Рассмотрим: англ. yellow dog (буквально желтая собака, на татарском языке - сары эт) – обязательство о невступлении в профсоюз, неучастии в стачке, согласии на удлинение рабочего дня и т.п., навязываемое рабочему при поступлении на работу.

Когда лакунарные единицы раскрывают специфику, уникальность, контрастивность одного языка по отношению к другому, то они в конечном итоге они будут самыми контрастными компонентами в сопоставляемых языках.

Сопоставительные признаки языков, выделение признаков связано с выявлением языковых универсалий, когда мы сопоставляем языки:

– дистинктивный признак – этот признак, который достаточно четким отличием одного языка от другого или групп языков от других групп языков. Идеальным дистинктивным признаком является признак, встречающийся во всех диалектах одного языка и не встречающийся в других языках.

– контрастивный признак  этот признак, по которому сравниваются или сопоставляются два и более языка. Из состава контрастивных признаков выделяют дифференциальные признаки, а именно те признаки, которые различают языки, также интегральные признаки, по-другому те признаки, которые для рассматриваемых языков являются общими.

– конфронтационный признак – этот признак, по которому языки противопоставляются друг-другу (род, категория состояния и т.д.).

Существуют различные подходы к определению эквивалента и эквивалентности. Это относится к современному переводоведению. К примеру, в лингвистическом словаре понятие эквивалент определяется единицей речи, которая по функции совпадает с другой речью. Она способна выполнить такую же функцию, как и иная единица речи.

Эквивалентность перевода – это такое понятие, которое определяется общностью содержания (смысловой близости) оригинала и перевода.

В.Н. Комиссаров считает, что эквивалент – это постоянные равнозначные соответствия, которые не зависят от контекста. [Комиссаров, 1998]

С. Влахов говорит о том, что эквиваленты предполагают полные тождества среди соответствующих единицах двух языков в плане содержания (семантика, коннотация, фон). [Влахов, 1980]

А.О. Иванов под эквивалентом подразумевает функциональные соответствия в языке перевода, которые передают на таком же уровне плана выражения (слова, словосочетания) все уместные в рамках этого контекста компоненты значений или одного из вариантов значений исходной единицы языка – источника. [Иванов, 2006]

Определяя условия переводческой эквивалентности, Дж. Кэтфорд пишет: «Для того чтобы существовала переводческая эквивалентность, необходимо, чтобы как исходный, так и конечный тексты были бы соотносимы с функционально релевантными признаками данной ситуации» [Кэтфорд, 1965]. Под функционально релевантными признаками ситуации подразумеваются признаки, существенные с точки зрения коммуникативной функции текста в данной ситуации. Функциональная релевантность не может быть точно определена и устанавливается чисто интуитивно на основе широкого экстралингвистического контекста или «контекста» в терминологии Дж. Кэтфорда.

После рассмотрения определения перевода у Кэтфорда, мы отметили, что главным элементом данного определения будет отображение в переводе предметного (референциального) обстоятельства. Эта самая соматическая направленность нашлась и в похожем для данного автора осмысление эквивалентности. Но, как автор правдиво отметил обзор переводоведческой работы по эквивалентности и адекватности Р. Левицкий, так как ситуативное свойство не подлежит научному описанию, теории перевода предлагается работать только межъязыковыми закономерностями, прослеживающиеся от пути оригинальности к переводу. Данная обстановка сталкивает, в частности, к нововведению понятия «restricted translation» — перевод на единственном, выбранном уровне языка.

Ю. Найдой выдвигает концепцию переводческой эквивалентности и этому дает определение Г. Йегер. Он говорит об этом так, что отношения между текстами, существуют в этитх ситуациях, когда два текста одинаковы по своей коммуникативной ценности, или же, иными словами, вызывающие одинаковые коммуникативные эффекты.

В.Г. Гак и Ю.И. Львин различили эквивалентность на три вида:

1. Формальная;

2. Смысловая;

3. Ситуационная.

Формальная эквивалентность это общее значение в двух языках, выражающаяся аналогичной языковой формой. При смысловой эквивалентности предполагается выражение того и иного значения различным способом. В итоге, особенность ситуационной эквивалентности будет такая же ситуация, описываемая с помощью различной формы (также как смысловая эквивалентность), с помощью различных элементарных значений (сем) выражаемых этими формами. [Гак, Львин, 1962]

Формальная эквивалентность выражает подобие слова и формы при подобии значения. Различные средства выражения выявляются только в обобщенных структурных различиях двух языков.

Смысловая эквивалентность является совокупностью сем, составляющие общий замысел одной и другой фазы, он являются одинаковыми. Варьируются только выражения их языковых форм.

При ситуационной эквивалентности в наборе сем есть различия, которые описываются одинаковая ситуация, проявляется в том, что в русских высказываниях существуют семы удаления.

Ведущая задача переводчика основывается на максимально полную передачу содержания в оригинале, как правило, это является фактической общностью содержания оригинала и перевод весьма значителен.

Стоит понять мыслимо достигаемую эквивалентность, которая понимается  как максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, в которых допускаются различия языков, на основе которых образованы эти тексты. Переводческая эквивалентность – реальная смысловая приближенность текста оригинала и перевода, достигаемая переводчиком в процессе перевода. Предел переводческой эквивалентности – это максимально возможный (иначе говоря, лингвистический) уровень сбережения оригинальности в содержании во время перевода, но каждый отдельный перевод приводит к смысловой близости оригинала на разном уровне и разным способом становится все выше.

Основа переводческой эквивалентности это как на сохранения, так соответственно и на утрате различных элементов смысла, которые содержатся в оригинале. Имеет значение то, какая часть содержания предоставляется в переводе для снабжения его эквивалентности, также различаются степени и типы эквивалентности. Межъязыковая коммуникация обеспечивается, на каком угодно уровне эквивалентности.

Во-вторых, обретает оценочный характер понятие «эквивалентность»: это как «хороший» или «правильный» перевод и это касается только эквивалентного перевода.

В-третьих, так как эквивалентность, будучи условием перевода, его цель состоит в том, чтобы определить это условие, указывая на то, где заключена переводческая эквивалентность, это должно быть обязательным сохранением при переводе.

Если мы ищем ответ на последний вопрос в современном переводоведении, то можем найти три главных подхода в определении понятия «эквивалент».

Л.С. Бархударов говорит о неизменности как о возможности говорить только в относительном смысле, что при переводе неизбежным является потеря, т. е. есть место к неполной передаче значения, выражаемые текстом оригинала. Из этого Л.С. Бархударов осуществляет закономерный вывод, что тексты переводов никогда не могут быть полными и абсолютными эквивалентами текстов оригинала, но все еще не ясно, как это соединить с тем, что неизменности планов содержаний были указаны в качестве единственных определяющих признаков перевода. [Бархударов, 1975]

К появлению так называемой теории непереводимости дал основу подход к переводу, согласно которой перевод вообще невозможен. Бесспорно, уникальный словарный состав и грамматический строй каждого языка, не будем уже говорить о разнообразии культур, позволит дать констатирование о том, что сходства текста оригинала и перевода в принципе нереально. Если утверждать о том, что нереален и этот перевод, то это ведет к спорам и разногласиям.

Вторым подходом для решения проблемы переводческой эквивалентности заключена попытка отыскать в содержаниях оригиналов любую инвариантную часть, которую нужно сохранить и достичь эквивалентности перевода. Не редко на место такого инварианта предоставляется или функции текстов подлинника, или описываемая в этом тексте ситуация. Другими вариантами, когда перевод выполняет одинаковую функцию или описывает одинаковую реальность, то он эквивалентен. Но, если в качестве основы для достижения эквивалентности избирается какая-либо часть содержания оригинала, то всегда всплывают много реально выполненные и обеспечивающие межъязыковую коммуникацию переводы, там эта часть исходной информации не сохраняется. Можно иначе, есть переводы, где она сохраняется, но, они не могут выполнить свою функцию в качестве эквивалентных оригиналу. Из-за этого мы стоим лицом к лицу с неприятными выборами: или отказаться от подобных переводов быть переводами, или признаться в том, что инвариантности этой части содержания не будут обязательными признаками перевода.

Третьим подходом для определения переводческой эквивалентности стоит отметить эмпирической, он представляется в работах В.Н. Комиссарова. Его смысл основывается на то, чтоб не пытаться решить, какой стоит быть общность перевода и оригинала, а  также соотнести многие числа реально выполненного перевода с их подлинниками и обнаружить, на чем основана их эквивалентность. В.Н. Комиссаров проделал такой эксперимент и сделал выводы о том, что степени смысловых близостей к подлиннику у различных переводов разнообразна, и их эквивалентность основана на сохранения различной части содержаний подлинника.

По теории В.Н. Комиссарова, эквивалентность перевода заключен в максимальную идентичность различных уровней содержания текстов оригинала и перевода. [Комиссаров, 2000].


1.3. Ассоциативный эксперимент как способ выявления

национальной лексики в сопоставительном аспекте

Безэквивалентные слова имеют свойство заимствоваться в чужие языки, так как любому языку необходима основа лексических единиц, обозначающая реалии чужой культуры. Нужные слова ассоциируются в других языках.

Сравнения (ассоциации) очень важны для того, чтобы познать окружающий нас мир. Сравнивая одну вещь с другой, мы расширяем свой кругозор и видим общие стороны между ними. Но через сравнения мы не только видим сходства, но и их уникальные стороны. Сравнения, как средство для описания. С.Ш. Поварисов в своей работе «Тел - күңелнең көзгесе» отдает им значимую роль. С помощью сравнений предметов выявляется их сходства и отличия. Многие сравниваемые предметы и вещи основаны на сходства, но дается возможность показать из различия. [Поварисов, 1982]

Сравнения активно используются в художественной литературе. В том числе и в устном народном творчестве. Большинство названий, имен произошли от сравнений.

Человек часто сравнивает все то, что происходит в окружающем мире и, исходя из этого, получается ассоциативная связь. Для того чтобы изучить национальные особенности сравнений, мы провели ассоциативный эксперимент среди студентов. Этот эксперимент позволяет узнать ассоциативную сторону, когда человек видит сравнения. Мы выбрали только те слова, которые одного типа и одного значения. Варианты с одним ответом в анализ не были включены. Эксперимент основан на описании внешности человека.

Любое слово преподносит в современную семантику информацию своего пользования, свой контекст и свою особую роль в мировосприятии и культуре народа – носителя данного языка. Следуя этому, наименование эмоции в различных языках обладает специфической семантикой и коннотацией. Не содержит полного эквивалента в европейских языках татарское слово сагыш (тоска): например, каждые английские наименования и сходные психологические состояния только ориентировочно передают его смысл и культурный фон.

Важной проблемой представляется в первую очередь, переводимость фразеологии, разряд идиом, поскольку в их образной семантике сосредоточена своя культурная специфика, особенность мировидения и ценностная ориентация носителей языка.

Безэквивалентная лексика – это такие слова, не семантизированные при помощи перевода, не имеющие устойчивые соответствия в иных языках и не имеющие смысловое соответствие в системах содержаний, свойственных другому языку, то есть слова, содержания которой нельзя противопоставить с разными иноязычными лексическими понятиями. Исходя из этого, понятие «безэквивалентная лексика» включила в себя не только отсутствия эквивалентов, но и причины таких отсутствий – «отражения словами специфических материальных и духовных культур».

Семантически гетерогенные макрокомпоненты являются национально-культурными компонентами безэквивалентной лексики, которые находят свои выражения в семантических структурах слов с помощью облигаторного выражения, то локальности, этнической принадлежности и факультативного выражения исторической отнесенности, общественно-политической деятельности, социокультурное сведение, конфессиональная принадлежность.

Национально-культурные компоненты во многом обусловлены следующими факторами: тематическая отнесенность, степень близости исходного и производного значения, направление и сущность развития семантического процесса и семантического переноса, а также экстралингвистического параметра.

Ориентация к удалению национально-культурной содержащей семантики безэквивалентной лексической единицы особенно рассматривается при распространении значений и метафорических переносов, антиномичние тенденциям сбережения и, в неких ситуациях, ее возникновение, индуцирование в денотативном макрокомпоненте значения при переходе из коннотативного периферийного компонента, случается при специализациях значениий и метонимических переносах.

Изменения оценочных компонентов обычно свидетельствуют о динамике национально-культурного компонента, но обратная сторона не верная, потому что динамика национально-культурных компонентов не всегда вызывают изменения оценочных компонентов, но оценка основана на родное значение безэквивалентной единицы и семантические освоения заключены в смену оценочных знаков и, конечно же, в удалении национально-культурных компонентов.

Если мы говорим о безэквивалентной лексике, то мы подразумеваем ее абсолютную непереводимость. Все идет к тому, как преподнести эту лексику на иной язык.

Процесс глобализации и укрепление международного отношения способствуют возрастанию интереса общественности к изучению неизведанных и новых языков. Наше внимание привлекает элементы структуры языка, исследование которых помогает совладать языком и вникнуть в национальную особенность языкового познания коммуниканта-представителя различной лингвокультурной общности.

Осуществив сопоставительный подход, мы обратились к лингвострановедению и на страноведческий материал. Своей задачей мы ставили изучение языковых единиц, в которых наиболее ярко отображалась национальная особенность культуры народа – носителя языка и места его обитания. Учебники и учебные пособия нового поколения, данные СМИ, словарей включают в себя аутентичные тексты, страноведческие слова. Кажется, что такие примеры, во-первых, мотивируют, во-вторых, сформировывают познавательное влечение и, этим, вводят людей разных возрастов в иноязычную культуру.

Обучающиеся при работе с аутентичными текстами сталкиваются с проблемами, которые кроются в том, что ученики в полной мере не понимают многих значений слов и поэтому не могут использовать их в своей речи. Затруднения испытывают не только учащиеся, но и их преподаватели. Это происходит при передаче и во время закрепления экстралингвистических материалов. Стоит отметить, остается недостаточно разработанной методика работы над лингвострановедческой лексикой.

1) По лингвострановедческой теории слова (В.Г. Костомаров, Е.М. Верещагин), предмет лингвострановедения это отобранная языковая структура, которая отображает культуру страны изучаемого языка. Это безэквивалентная фоновая и коннотативная лексическая единица, а также невербальный язык жестов, мимика, поведение. Можем привести кое-какие прототипы приемов семантизации лингвострановедческой лексики, использованные в процессе конструирования и реализации учебного материала: отбор и семантизация безэквивалентной лексики. Прежде всего, это слова, которые служат для выражения понятия,  которое отсутствует в родном языке. Но необходимы переводы и комментария, паспортизация (тематическая запись слов с комментариями), наглядная семантизация;

2) Лексическая семантизация несет фоновую информацию и имеет схожести в родном языке. Осуществление объяснения особенности функционирования формы, предмета, предназначение предмета. Выполняются специальные упражнения на извлечение фоновой лексики, создается условие для понимания малейших семантических отблесков, как иноязычных слов, так и слов родного языка. Продуктивный прием – компарация.

3) Когда работаем с коннотативной лексикой (слово, совпадающее по основному значению, которое различается по культурно-историческим ассоциациям), мы не сможем придти ни к переводу, ни к наглядной семантизации. Основной прием – лингвострановедческие комментарии, толкование ключевого слова по темам;

4) Особое внимание требует культура невербального общения (жесты, мимика, поведение), потому что это национальный феномен, как и вербальная коммуникация.

Изучая иностранные языки, мы опираемся на свой родной язык, и он остается носителем культуры родного языка, однако лингвострановедческий материал обогащает его фоновые знания, он познает элементы иноязычной культуры.

Изучая любой иностранный язык, учащиеся также вбирают в себя новые национальные культуры. Язык показывает общее мировоззрение, представление всех говорящих о том, как устроен мир. Полученное представление будет лишь одной возможной картиной мира, и в различных языках они различаются заметно и в зависимости от того, насколько совпадают культура, обычаи, традиции разных народов. Мы считаем, что все языки отображают личную картину мира и это помогает людям понять друг друга, но воссоздает привлекательные языковые явления, временами и трудности.

Получается то, что носителям различных языков по-своему  делится окружающий мир на части и фрагменты, получающие самостоятельную оценку, своеобразное название. Такое деление не редко подчиняется тому, как важен данный фрагмент для этого народа, роль в хозяйственной, общественной, да и просто в повседневной жизни. Например, лакуны татарского и английского языков.

ГЛАВА II.

БЕЗЭКВИВАЛЕНТНАЯ ЛЕКСИКА В ПРОЦЕССЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ

НА СТАРШИХ СТУПЕНЯХ В СОШ

2.1. Татарская безэквивалентная лексика на фоне английских эквивалентов.

В татарском языке определенная часть безэквивалентной лексики мы можем репрезентовать как «временно безэквивалентный термин». Временно безэквивалентный термин – слово, которое похоже на слово-реалию. Безэквивалентность лексики данного типа основывается на то, что в социальной сфере неравномерно распределены достижения науки и техники. Результатом чего стало новшество, которое присутствует в практическом опыте носителя иностранного языка и она возможно практически неизвестна представителю другого лингвокультурного общества.

На сегодняшний день, на условиях глобализации, перед нами ясно встает вопрос сохранения национальных языков и изучение проблемы их витальности. В своей работе «Введение в социолингвистику» (Iroucg Socolguscs) М. Мейергоф пишет, что основное влияние на языковую витальность делают три фактора: статус говорящих на языке, демографическая ситуация и государственная поддержка. [Мейергоф, 2009] В данное время татарский язык является государственным языком в Татарстане и на нем говорит половина населения, которое проживает на территории республики. Несмотря на это, положение татарского языка в мировом масштабе выглядит по-другому. Республика Татарстан считается в числе лидеров среди регионов России по привлекательности зарубежных инвесторов, также возникает проблема изучения мировой общественности с культурой и литературой татарского народа. Если говорить о статусе международного языка, то английский язык имеет одну из главных функций, который он выполняет. Он служить средством общения между различными народами мира. Исходя из этого, возникает проблема изучения на фоне английских соответствий с татарскими реалиями и различные способы их передачи татарского языка на английский язык.

В нашей квалификационной работе мы предоставили тематическую классификацию татарских реалий на фоне их английских взаимосоответствий.

Материалом исследования послужил ассоциативный эксперимент, который был проведен среди людей разных возрастов и профессий. Суть выбора материала объясняется тем, что в сравнениях, как в сознании, отражается культура, быт, традиции и история любого народа. Ассоциативный язык включает в себя огромное скопление культурно-маркированных языковых единиц, к которым отнесены реалии, которые являются предметом нашего исследования.

В описании внешности, портрета, внутреннего мира человека главными объектами являются глаза, брови. Также мы выбрали характер и ум человека. Исходя из этого, мы включили их в вопросник.

Для описания глаз были использованы ниже предложенные слова:

1) Сравнения с природными объектами: глаза синие, как – небо, воздух, море; глаза карие, как – киви, сосна, пуговица, камень, слива, кора дерева; глаза красивые, как – море, растение, цветок, звезда, луна, драгоценный камень; глаза светлые, как – солнце, свет, луна, костер, свеча, лучи солнца; глаза со смыслом, как – книга;

2) Сравнения с животными: глаза красивые, как – у кошки; глаза умные, как - пчела, у собаки;

3) Сравнения со словами определяющие время: глаза светлые, как – день, рассвет;

4) Сравнения с людьми разных возрастов: глаза светлые, как – у много повидавшего человека, у взрослого, у пожилого; глаза со смыслом, как – у мудреца, у задумчивого человека;

5) Сравнения с людьми определенной профессии: глаза со смыслом, как – у ученого, у преподавателя.

Для описания бровей были использованы ниже предложенные слова:

1) Сравнения с природными объектами: густые брови, как – елка, лес, поле, ива; тонкие брови, как – ручей, береза, спички, линия, перышко; брови черный, как – уголь, черемуха, смола, ночное небо;

2) Сравнения с растениями: густые брови, как – трава, глухая чаща;

3) Сравнения с животными: черные брови, как – ворона, ежь, волк;

4) Сравнения со словами определяющие время: черные брови, как – ночь, пасмурный день;

5) С историческими деятелями, людьми: брови густые, как – у Брежнева, у Шамкая.

Для описания внешности и характера человека были использованы ниже предложенные слова:

Сравнения с большими предметами и явлениями как – титан, небо, слон, памятник, шар, мир, город, айсберг, медведь, земля, скала, пеликан, мозг, шкаф, елка, глыба, гора, дом.

Сравнения с глупыми животными, птицами, предметами и явлениями как – дурак, коробка, кот, осел, баран, пенек, пень, пробка, олень, козел, ребенок, дуб, дубина, обезьяна, дерево, свинья, мужик, Емеля, овца, индюк, курица, утка, гусь, валенок, башмак, кролик, головешка, мартышка.

Сравнения с горячими предметами и явлениями, даже людьми, как – чай, утюг, кофе, вулкан, огонь, парень, пламя, солнце, пирожок, кровь, испанец, сердце.

Сравнения с гостеприимными людьми, как – хозяин, баба, товарищ, русский, татарин, кролик, китаец, мама, американец, грузин, кавказцы, природа, самовар, бабушка, японец, горец, дедушка.

Сравнения с грациозными животными, людьми, предметами и явлениями, как – пантера, лань, кот, олень, фламинго, лебедь, тигр, нимфа, пава, павлин, Алина Кабаева, Лейсан Утяшева, балерина, береза, кипарис, кошка, кинозвезда, газель, девушка, журавль, статуя.

Сравнения с толстыми животными, предметами, как – масло, свинья, поросенок, кабан.

Сравнения с красивыми людьми, историческими персонажами, растениями, животными, предметами и явлениями, как – цветок, павлин, роза, Бог, парень, лебедь, ласточка, фотомодель, Афродита, красавица, кошка, картинка, закат, ночь, мама, котенок, Бред Питт, Мисс Вселенная, платье, юноша, монах, женщина, небо, верблюд, пантера, мир, рыба, Мальвина, скульптура, природа, аполлон, петух, херувим.

Сравнения с предметами и явлениями, даже людьми красного цвета, как – Матрена, Дед Мороз, блин, красна девка, солнышко, пончик, помидор, закат, заря, матрешка.

Сравнения с мягкими предметами, как – подушка, диван, пустота, облако, кожа, перина, пух, вата, «Зева» (туалетная бумага), варежка, ластик, бархат, пластилин, шелк, воск, крем-брюле, перышко.

Сравнения с пугливыми животными, также явлениями, как – волк, заяц, кролик, кот, мышь, собака, пингвин, лань, муха, сумрак, страус, ишак, тень, страх, таракан, паук, крыса, козлик, теленок, котенок.

Сравнение с пунктуальными людьми, предметами и явлениями,  как – часы, немец, хоббит, англичанин, стрелка часов, солнце, король, швейцарец, начальник, учительница, учитель, педагог, преподаватель.

Сравнения с румяными предметами и явлениями, как – щечки, пирожок, пирог, яблоко, заря.

Сравнения с сильными людьми, животными, предметами,  как – мужчина, зверь, Геракл, слон, лев, тяжелоатлет, штангист, бык, медведь, дух, дуб, Кин-Конг, филин, тигр, гигант, великан, спортсмен, Тарзан, муравей, воин, батыр, борец, папа.

Сравнение со слабыми людьми, животными и предметами, как – человек, ребенок, малыш, новорожденный, волк, стебелек, тростинка, комар, обезьяна, таракан, птенец, хиляк, старик, больной человек, женщина, березка, мышь, девушка.

Сравнения со смелыми историческими персонажами, животными и людьми, как – лев, орел, воин, медведь, герой, мальчик, петух, тигр, Викинг, Робин Гуд, Геракл, рыцарь.

Сравнения со смешными людьми, животными и явлениями, как: юморист, шутка, Петросян, жизнь, поступок, клоун, Галкин, анекдот, обезьяна, ленивец, пингвин, белка.

Сравнения с твердыми предметами и явлениями, как – камень, дерево, лоб, сталь, дуб, стена, бетон, скала, кашель, железо, лед, металл, гранит.

Сравнения с терпеливыми людьми, предметами и животными, как – мама, бабушка, крокодил, учитель, преподаватель, лектор, слон, жираф, воин, мужчина, танк, родитель, сова, матрос, верблюд, дуб, бык, сапер, удав, русский, мул, святой, монах, ишак, муравей, бог.

Сравнение с трусливыми животными и людьми, как – заяц, мышь, человек, вор, шакал, пескарь, кот, воробей, птица, паук.

Сранение с умными людьми и животными, как – Путин, папа, Сократ, человек, энциклопедия, черт, Ньютон, черепаха, лис, сова, собака, Эйнштейн, молодчик, профессор, кот, Ломоносов, лев, филин, коршун, пес, педагог, утка, индюк, ученый, бог, учитель.

Сравнение с упрямыми животными и людьми, как – осел, баран, бык, ишак, эстонец, палка, козел, странник, дурак, брат.

Сравнение с хитрыми животными и людьми, как – лиса, волк, Одиссей, змея, шпион, тетя.

Сравнение с холодными предметами и сказочными персонажами, как – мороженое, снег, лед, айсберг, вода, Снежная королева, камень, холодильник, морозильник, холодец.

Сравнение с храбрыми людьми, историческими персонажами, животными, как – лев, герой, волк, сокол, воин, заяц, тигр, Геракл, мужчина, рыцарь, Робин Гуд, Питер Пен, солдат, пират, орел, петух, зверь. 

Сравнение с чистыми предметами, явлениями и людьми, как – лист, лицо, стекло, небо, кошка, дитя, белье, стеклышко, слеза, снег, вода, врач, монах, совесть, родник, лебедь, родник, ручей.

Сравнение с элегантными людьми и предметами, как – женщина, модель, красотка, цапля, лебедь, Леди Ди, рояль, аристократ, князь, княгиня, принцесса, королева, король, джентльмен, президент, посол.

Проанализировав направленный ассоциативный эксперимент, мы можем сказать, что результаты показывают на то, что течение времени возрождает новый стереотип устойчивого сравнения, разрушает и заставляет забыть старые. С нашей точки зрения, этот процесс обусловлен тем, что СМИ, телевидение, кинематограф и реклама влияют на нас. Появляются знаменитости, которые становятся новым эталоном красоты, грациозности. Рождаются новые литературные герои, пропагандируются новые предметы быта. К определенным прилагательным информантам дается следующий образ – эталон, который не зафиксирован словарями:

Сравнение с грациозными людьми, как – Лейсан Утяшева, Алина Кабаева, фотомодель, кинозвезда.

Сравнение с трусливыми людьми, как – Вицин.

Сравнение с красивыми людьми, как – Бред Питт, Мисс Вселенная.

Сравнение с мягким и широко рекламируемым предметом, как – туалетная бумага «Зева плюс».

Сравнение с сильными персонажами из кино, как – Кинг Конг.

Сравнение с умными людьми, как – Путин.

Сравнение с храбрыми персонажами из кино, как – Питер Пен.

Привлекает внимание то, что в словарях сравнений русского и татарского языков вообще отсутствуют примеры устойчивых компаративных сочетаний с прилагательными смешные. Мы преподнесли это прилагательное специально и извлекли такие образы-эталоны данного качества человека:

Сравнение со смешными людьми, как – юморист, Галкин, Петросян.

Еще можем привести такие примеры, что для характеристики внешнего вида и физического состояния человека предложены тематические группы слов-стимулов:

1. Разные характеристики фигуры, тела и его частей: большие или маленькие (руки, глаза), черные (брови, волосы), карие (глаза) и др.;

2. Эстетическая оценка голоса и некоторых частей лица: приятный (голос), грязные (волосы), красивые (глаза, лицо) и др.;

3. Все ответы на вопросы о внешности человека, полученные в результате опроса, приведены в анкетах;

4. Динамические характеристики облика: неуклюжий, быстрый, резвый;

5. Анатомические и физические характеристики человека: стройный, толстый, сильный, высокий, низкорослый;

6. Физические и физиологические состояния: голодный и усталый.

Было установлено, что внешность человека сравнивается со следующими группами реалий (мы показали их в убывающем порядке):

1. Природные объекты (море, луна, небо, горы, река и т.д.);

2. Природные явления (закат, ветер, теплый воздух);

3. Животный мир (кошка, лиса, червяк, сова, акула, медуза и т.д);

4. Hастения и их части (роза, сосна, листья клена, рисинки, бобы и т.д.);

5. Люди определенных национальностей, профессий и возрастов;

6. Предметы и объекты;

7. Религозно-культурные явления.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что какое-то уничтожение стойкости и стереотипов в области компаративного сочетания, обоснованная другим информационным полем, которое соответствует современному времени, влиянию современного культурного пространства.

Подводя итоги по вопросам анкеты, мы можем сказать, что среди татарских студентов часто используется сравнения с природными явлениями, животными, растениями, известными людьми. Активные сравнения мы сможем заметить в каждом из характеристик. Увеличение числа опрашиваемых людей, приводит к множеству сравнений.

Исходя из данных ассоциативного эксперимента, использованных материалов из СМИ, данных словарей и справочников мы можем проанализировать и сравнить татарские реалии, эквиваленты на английском языке. Это и послужило нам опорой в написании данной работы.

Следует сказать, что множество слов, которые не относятся к разряду реалии и историзма, не имеют полных эквивалентов в других языках. Это происходит из-за того, что есть расхождения в денотативной или коннотативной семантике. Например, отличаются объемом значений татарские существительные бала, бәби, нәни, сабый, с одной стороны, и их английское соответствие child – с другой.

В структуре каждого языка бывают слова с лексическими значениями, которые не имеют эквивалентов в ином языке. Эти лексические единицы называются безэквивалентна лексика. Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров дают следующее определение безэквивалентной лексики: «Слова, план содержания которых невозможно представить с какими-либо иноязычным понятиями, называются безэквивалентными» [Верещагин, Костомаров, 1990]. Опираясь на приведенные этими лингвистами данным, безэквивалентная лексика, составил небольшую долю от общего лексического состава языка, но определенно она будет одним источником заимствования. Они еще делают вывод о том, что можно ли судить определенное слово, назвать безэквивалентным и стоит ли допускать только по отношению к какому-либо языку. Не так часто, но случается так, что слово, которое является безэквивалентным по коннотации с лексикой первого языка, является полностью применяемым эквивалентом ко второму языку.

Безэквивалентная лексика – это как предмет исследования науки, как и компаративная лингвистика, теория перевода, теория межкультурной коммуникации, этнопсихология, фольклористика. В дальнейшем создаются различная классификация этой лексики. По нашему мнению, есть хорошая и лаконичная система, которая была изобретена Л.С. Бархударовым, она разделяет безэквивалентную лексику на три типа:

  1.  Имена собственные и географические названия;
  2.  Названия учреждений, газет, не имеющих эквивалента в другом языке.
  3.  Реалии, то есть слова, которые обозначают предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке. Сюда можно отнести слова, которые обозначают различный род предмета материальных и духовных культур, которые свойственны только этому народу.

Автор выделяет лексические единицы, и называет их случайными лакунами. По мнению Л.С. Бархударова, лексические единицы,  не имеющие эквивалентов в другом языке по необъяснимым причинам.

Нами было проведено исследование татарских слов и словосочетаний, которые были взяты из материалов ассоциативного эксперимента, чтоб выделить лексику, не имеющую эквивалентов в английском языке, и отражает национальную привязанность культуры и быта татарского народа. Недоступность эквивалентов той или иной лексической единицы в английском языке показывает отличия географического и исторического условия, в котором проживал татарский и английский народ, еще отличия в созерцании культурной картины мира.

Отбор проходил по критериям и согласно методике, которая была разработана лингвистами, стало отсутствие эквивалентов в словарях или их наличия, представленные словарные толкования на татарском и английском языках, выраженные некоторыми единицами, которые объясняют значения слов. Перевод произведений с татарского языка на английский сократилось, это говорит о том, как мало освоена татарская действительность английской лингвокультурой. Сложившуюся ситуацию пришлось исследовать с помощью татарских реалий на фоне английских соответствий. На сегодняшний день есть такой процесс, и он предоставляется с татарскими реалиями, относящиеся к английским соответствиям. В качестве вспомогательного языка был выбран русский язык, имеющий статус государственного языка на территории Татарстана. К примеру: на татарском – җәйләү, на русском – летняя стоянка кочевников, на английском нет. Нами также были исследованы электронные словари русско-английского, англо-русского языка, электронный словарь татарско-русского и русско-татарского языка, толковые словари английского и татарского языков и англо-татарский словарь.

Л.С. Бархударов, Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, С. Влахов и С. Флорин считают, что реалия –  это только номинативная единица (имена существительные), реже всего – имена прилагательные, которые образованы от соответствующих реалий. В таком случае, мы исследовали лексическую единицу татарского языка, которая представлена в ассоциативном эксперименте, проведенном на татарском языке, которые подходят к категории имен существительных (реже – имен прилагательных), не имеющих прямых эквивалентов в словарном составе английского языка.

По мнению Н.А. Фененко первым этапом изучения реалий стоит распределение их к определенной тематической области с дальнейшим разветвлением более мелких лексико-грамматических групп (ЛСГ). Различия в вербализации явлений и предметов среды обитания становятся очевидными при сопоставлении любых одинаковых ЛСГ двух и более языков [Фененко, 2006]. Следуя этому, первый этап исследования станет планирование тематических классификаций татарских реалий.

Основываясь на методику анализа лексической системы, которая представлена в работах Т. А. Амировой [Амирова, 2006], нами были составлены следующие тематические классификации татарских реалий, которые выбраны из структуры предложений, словосочетаний ассоциативного эксперимента:

1. Термины родства, статус человека и его окружение;

2. Религиозная лексика;

3. Названия животных;

4. Реалии, связанные с этнографией;

5. Названия быта;

6. Название ландшафтных мест и природных явлений;

7. Меры измерения и денежные эквиваленты;

8. Герои сказок и артефакты;

9. Люди, которые вошли в историю;

10. Случайные лакуны (это лексические единицы, (согласно определению Л.С. Бархударова) не имеющие эквивалентов в английском языке, и определение их принадлежности к любой указанной тематической группе трудно).

Термины родства. Проанализировав данную тематическую группу, мы увидим, что существует более детальная иерархия родственного отношения у татарской нации по сравнению с английской нацией. Это показало следующие единицы, как бикәч – молодая жена; кәрдәш – родственник, как обращение; бертуган – родственник по крови; сеңел – младшая сестренка; кодагый – это родственница со стороны невестки или жениха, которая относится к родителям и родственникам жениха или невесты; баҗай – муж сестры жены; эне – младший братишка, который относится к старшему брату и сестре; каенэне – младший братишка жены; бабалар – отец и мать жены; җиңгә – жена старшего брата или старшего родственника. Кроме этого, в татарском языке еще различаются младшие и старшие братья и сестры: апа, тутәй – старшая сестра; сеңел младшая сестра; абый – старший бра; эне – младший брат. У татарского народа, в знак подчтения, принято к любому человеку старшего возраста обращаться абый или апа (так еще обращаются к старшему брату и к старшей сестре). Это родственное отношение в английском языке объясняется с помощью описательного образа, это дает подтверждение мнения многих ученых – лингвистов, что отсутствующие лексические единицы только представляет имеющиеся факты, что народ не делит их и это не так важно. Весьма узко дается круг близких родственников в английском языке, чем в татарском. Разделения среди старших и младших родственников наглядно приведено в татарском языке и не предоставляется в английском языке.

Анализ подгруппы статус человека и его окружение выявил отсутствие следующих соответствий в английском языке: абыстай – супруга муллы; кәрлә – человек маленького роста с бородой; кәләшлек – быть невестой, положение невесты; хатынлык – положение жены; аксак – хромой, морза – мурза; мулла – мулла и другие. Данные лексемы выявили не такие глобальные явления не присущие английского народу, их быту и культуре, все они требуют специального толкования.

Вторая тематическая группа – лексические единицы, которые относятся в круг религии. Тут показываем различие термина от реалии. Многие исследователи говорят, отличия между границами весьма неопределенны, но болгарские исследователи С. Влахов и С. Флорин в своей работе «Непереводимое в переводе» показывают, что отличительной чертой термина является стиль текста и его место, где он употребляется. Они пишут, что термины встречаются в научных текстах и имеют определенный эквивалент, но в текстах других стилей они выполняют иную функцию [Влахов, Флорин, 1986]. Религиозные термины, использующиеся в разговорной лексике или в письменности, показывают принадлежность татарского народа к исламу. Например, религиозные книги можно соотнести к литературно-художественной функциональной стилистике, а не научной. Та единица, которая относится к теме «религия», теряет статус «термин» и становится «реалией». Большинство из них знакомо представителям иных конфессий, представленные в словарях транскрибированным или транслитерированным инвариантом такой реалии, но они являются национальной спецификой. Тут мы привели те лексические единицы, которые не так уж и знакомы представителям чужой культуры и требуют объяснения. Данная лексика представляется такими единицами: намазлык – на этом молитвенном коврике совершается намаз; тәсбих – многократная хвала Аллахау с помощью перебирания четок; мәкан урын – место, где читают коран; мәкам – стиль при чтении корана; тораташ – каменная статуя; корбан – животное, которое пожертвуется; гөнаһ шомлыгы – посланная Аллахом беда; никах – мусульманский религиозный вид бракосочетания; комган – сосуд, которым пользуются при умывании и религиозных омовениях; Ходай – Аллах, бог, всевышний; рәхмәт яугыры – пусть снизойдет милость Аллаха; кыйбла – во время молитвы мусульмане обращаются взорами в эту сторону; тәһәрәт – ритуальное омовение у мусульман, происходит чтоб потом совершить намаз; хәләл – то,что принадлежит к исламу (явления или предмет), не харам; гарасат – судный день; икенде вакыт – послеполуденное, в это время совершается третий намаз, и другие.

Третья тематическая группа – животные. Приведенная группа лексических единиц весьма значительна, она представлена следующими единицами: тай – трехлетний жеребенок; колын – жеребенок, которому нет и года; байтал – не жеребившаяся молодая кобылица; киек, җәнлекләр, җанварлар – дикие звери; мал – домашний скот; аргамак – аргамак; асыл кош – любая певчая птица. Сделаем вывод, что в татарский язык и культура выявляет группу дикие (киек, җәнлекләр, җанварлар) и домашние животные (мал), любая птичка обозначена отдельными словосочетаниями, а лошадь была как для работы, так и для употребления в пищу, можем увидеть в названиях некоторых национальных блюд. Также в татарском языке представлены возраст приведенных выше животных, это зависит от того, какое они применялись, в английском языке это не отмечается.

Четвертая тематическая группа – реалии, связанные с этнографией. Это большое количество единиц и их подразделяем на мелкие подгруппы: еда, названия ландшафтных мест, названия бытовой утвари. Отсутствуют объяснения эквивалентам, это говорит о разных природных условиях существования английского и татарского народа. Большинство из них представляются в татарско-русском словаре, но в словарях английского языка они отсутствуют, либо представляются с транскрибированным и транслитерированным инвариантом. Они завораживают англоязычного читателя:

Еда: казылык – мясо лошади; кош теле – хворост, кумыс (кымыз) – квашеное кобылье молоко, киптерелгән җимеш – сухофрукт; кабартма – лепешка; бәлеш – бэлеш; сумса – пирожки с луком и яйцом; чәк-чәк – чак – чак; пәрәмәч – перемяч; пәхләвә – пахлава; лукум – лукум; калҗа – блюдо из мяса, которое нарезается кусочками; катык – кисломолочный продукт; әйрән – разбавленный холодной водой катык.

Одежда: шәл – шаль, вид платка, только из шерсти животных; чабата – лапти; чулпы – вид сережек; читек – женкие сапоги;  итек – сапоги; камзул – камзул, верхняя одежда; кәләпүш – мужской головной убор; пәрәнҗәпаранджа, одежда у мусльман, которое покрывает все тело; калфак – женский головной убор; чикмән – чекмень, старинная верхняя мужская одежда; бишмәт – бешмет.

Бытовая лексика: зиндан тюрьма в виде ямы, прикрытой решеткой; җәйләү – летняя стоянка кочевников; сәке - лежанка; тустаган (дустыган)  деревянный ковш; мунча – баня; сук’а – соха. Эту тематическую группу можно отнести к устаревшой и фольклорной, потому что она содержит лексические единицы, которые могут встречатся только в сказках.

Название ландшафтного места и природного явления: далалар – степи; аланлык – открытая ровная местность; сахра – открытое поле, простор; басулык – обрабатываемое поле; аланлык – поляна среди участков леса, перелесье; дәрья – большая река; тугай – заливной луг; баткак – топкое место; уйсулык – низменность.

Как видим, лексика данной группы, практически не имеющая эквивалентов, это происходит из-за того, что отсутствует такой предмет и явление у английского народа из-за разного природного условия проживания.

Меры измерения и денежные эквиваленты. У любого народа,имеющего или имевшего свою государственность, также у татарского народа, были и есть свои меры измерения. Татарский народ проживает на территории Российской Федерации, из-за этого большинство единиц заимствованы из русского языка. Еще мы привели устаревшие примеры русских единиц, не имеющие эквивалентов в английском языке: сум – рубль; чакрым - верста (1,5 км) расстояние слышимого голоса; колач – единица измерения дров; пот – единица измерения веса, дустыган – имзмерение жидкости; карыш – старинное русское измерение длины: пяди, вершки; чирек – четвертинка; арши – аршин; тиен – копейка; сажин – сажень.

Герои сказок и артефакеты: у каждого народа существуют сказочные герои, не имеющие эквивалентов в иных культурах. Например, русские народные сказки: Баба Яга, Кощей Бессмертный, в татарских сказках – такие персонажи, как шүрале, су анасы, дию, убырлы карчык, хан; английские народне сказки: dwarf, goblin, giant и др. Передать имя cказочного персонажа на английский язык очень непростая задача, так как образ сказочного героя образуют свои ассоциации у каждого народа.

Определение Шүрәле в татарско-русском словаре  дается как леший, а в русско-английском словаре он предоставляется как wood goblin, но эти варианты не открывают полное представление сказочного героя. В интернете дано определение этому сказочному персонажу: «Описано как низкорослым, горбатым существом, имеющая с длинные тонкие пальцы, длинные ноги, бороду и небольшой рог на лбу. С помощью  щекотки убивает людей. Разгоняет лошадей и скачет на них, загоняет лошадь. Смазав спину лошади смолой могут поймать Шурале. Он боится воды, от Шурале можно спастись, если перепрыгнешь речку или ручей».

Дию пәрие (дию) – в татарской мифологии описываются как существа, вредившие людям. В сказках они и драконы, которые каждый день забирали девушек, что съесть их. Так же этот персонаж есть в иранских, азербайджанских, индийских сказках, однако у каждого своя особенность. В использованных нами словарях, эта лексема отсутствует, встречается в толковом словаре татарского языка, в русско-татарском словаре, в русско-английском словаре лексема не дана.

Убыр карчык или убырлы – не имеются эквиваленты в русском и английском языках, поэтому передается при помощи лексемы ведьма  на русском языке, witch на английском языке. Убыр – кровожадное демоническое существо, которое управляет ими при жизни. У казанских татар  существуют поверья, что убырлы карчык угрожает беременным женщинам, потому что крадет детей из материнской утробы и скрывает их. В ночное время убырлы покидает собственное тело ведьмы через отверствие под мышкой. В итоге, убыр в образе светящего шара, огненного круга, собачки, кота, поросенка, иногда – человека, который не имеет сзади плоть. Данный персонаж, как правило, представлен образом пожилой женщины. В других сказаках убырлы карчык представлена как вампир.

Представлены и иные персонажи, артефакты, которые не имеют экивалентов в английском языке. Например: каф тавы – несущесвующая возвышенность; дию пәрие сущность похожая на прекрасную женщину; җан иясе или ия – дух-покровитель. Это невидимое существо, которое живет  в лесу, в доме или в хлеву; юха елан – женщина-оборотень, дракон, которому тысяча лет и он превращается в змею; су иясе, су анасы – водяной, но русалки исключаются, представлен образе женщины старшего возраста или юной девушки; сәмруг кош – сказочная птица; и другие.

Маленькая, но важная группа - люди, которые вошли в историю. Сюда мы можем включить таких людей, как Сөембикә – Сююмбике, Кол Шәриф – Кул Шариф, Чыңгызхан – Чингисхан, Явыз Иван – Иван Грозный, Мамай – Мамай и т.д.

Последняя группа – случайные лакуны: сөенеч или сөенче – радостное известие; чытырман  непроходимое место; ия (иялек) – хозяйкое право иположение; хәшәрәт – гад, змея, насекомое; юлдаш – попутчик; тәпи – лапа, детские ножки; мескен – бедняжка; аулак (аулак өй) – место уединения; өмә моң – напевная мелодия и др. Лексические единицы приведенной группы нельзя отнести к какой-либо тематической группе, поэтому не существуют эквивалены ни в русском, ни в английском языках.

Этнографические реалиии – самая большая тематическая группа, которая была представлена. Объяснение природным и историческим условием и развитием английского и татарского народа. Также большая группа лексем обозначающие родство, которые показывают даже самые дальние родственные отношения, говорит о том, что татары больше, чем англичане углублены в этом.

Исходя из этого, мы выделили из корпуса татарских предложений, словосочетаний ассоциативного эксперимента десять тематических групп татарской безэквивалентой лексике на фоне их английских эквивалентов и группу случайных лакун. Вся лексическая единица не имеют эквивалентов в английском языке и особенного истолкования или полного, развернутого описания. Они могут быть положены в основу для создания татарско-английского словаря безэквивалентной лексики.

2.2. Безэквивалентная лексика в сопоставлении языков

Важнейшой проблемой в теории перевода является проблема эквивалентности. Многие ученые-переводоведы пытались дать ответ на вопрос: возможны ли объективные критерии эквивалентности? Особенно часто этот вопрос поднимался в работах отечественных переводоведов: проблему эквивалентности изучали В. Н. Комиссаров, Я. И. Рецкер, А.Д. Швейцер, Л.С. Бархударов и многие другие. Также огромным значением обладают работы зарубежных исследователей: французского языковеда Жоржа Мунена, английского переводоведа Джона Кэтфорда, болгарских исследователей Сергея Влахова и Сидера Флорина.

Однако до сих пор формальный критерий эквивалентности выработан не был. Проблема заключается в высоком уровне субъективности материи, а в силу того, что теория перевода является наукой, она признает лишь объективные знания и доводы. По нашему мнению, наиболее обоснованным и четким является подход к дихотомии эквивалентности безэквивалентности, выдвинутый российским переводоведом А.О. Ивановым, обобщающий наработки других исследователей по этой теме. Иванов определяет основной критерий разделения лексики на эквивалентную и безэквивалентную так: «Эквивалентом можно назвать единицу переводящего языка, при помощи которой можно передать на аналогичном уровне плана выражения переводящего языка все релевантные в пределах данного контекста компоненты значения или одного из вариантов значения исходной лексической единицы исходного языка».

Перевод начинается с установления эквивалентности на уровне слов и словосочетаний. Следовательно, все проблемы перевода начинаются с проблем, с которыми переводчик сталкивается именно на уровне слова или связанного словосочетания. Проблемы перевода таких единиц обычно связываются с безэквивалентными лексическими единицами, то есть словами, не имеющими в переводящем языке прямых эквивалентов. Термин «безэквивалентная лексика» по-разному определяется исследователями: одни считают безэквивалентную лексику понятием, сходным с понятием «реалия», другие словами, отсутствующими в иной культуре и в ином языке, третьи словами, непереводимыми на другой язык. Однако такие подходы не характеризуют весь комплекс различных типов лексических единиц, входящих в категорию безэквивалентной лексики. Болгарские исследователи С.Влахов и С. Флорин относят к безэквивалентной лексике реалии, термины, междометия, звукоподражания, экзотизмы, аббревиатуры, обращения, отступления от литературной нормы, имена собственные и фразеологизмы – то есть огромный пласт лексических единиц, которые с точки зрения перевода являются безэквивалентными. Однако наиболее комплексным, по нашему мнению, является подход А.О. Иванова, который предлагает не учитывать расхождения во внутриязыковых значениях единиц двух языков и рассматривать безэквивалентность только как расхождение референциального или прагматического значения простых языковых знаков. Соответственно, двумя основными типами безэквивалентной лексики являются референциально-безэквивалентная (термины, авторские неологизмы, сложные слова) и прагматически-безэквивалентная лексика (аббревиатуры, междометия, звукоподражания, отклонения от общеязыковой нормы). Однако также есть случаи, когда переводчик выбирает из двух вариантов: сохранить референциальное значение и отказаться от прагматического или же наоборот? В подобных случаях можно говорить о третьем типе безэквивалентной лексики – альтернативно-безэквивалентной, к которой Иванов относит имена собственные, обращения, реалии и фразеологизмы.

Перевод безэквивалентной лексики требует гораздо больше знаний, творческих усилий и умения применять различные типы трансформаций, чем перевод «обыкновенных» слов языка, соответствия которым переводчик легко может подобрать в словаре. Поэтому перевод безэквивалентных лексических единиц можно назвать одной из самых сложных и в то же время одной из самых интересных частей переводческого процесса.

Имена собственные (личные имена и прозвища, апеллятивные имена и названия) представляют собой один из наиболее очевидно безэквивалентных разрядов лексики. Важное место среди имен собственных занимают именования людей – антропонимы, являющиеся к тому же одним из наиболее показательных пластов безэквивалентной лексики. Часто при их передаче переводчики пользуются транскрибированием или транслитерированием, не учитывая функции художественно-эстетического воздействия, которую они нередко выполняют в оригинале и которая теряется в переводе. Нередки также случаи, когда переводчики делают выбор в пользу покомпонентного перевода, который, однако, не доводится до полного графического и грамматического соответствия. В этом и заключается сложность перевода антропонимов, обладающих ярко выраженной внутренней формой, поскольку для передачи их смысловой структуры недостаточно передачи их звуковой оболочки.

Самым простым с точки зрения перевода классом антропонимов являются обычные личные имена, не имеющие никакого референциального значения. Фактически все антропонимы являются безэквивалентной лексикой. Однако в большинстве случаев эта безэквивалентность остается незамеченной, поскольку самым главным при переводе имени собственного является его соотнесенность с объектом, который оно обозначает. Достаточно лишь указания на то, что перед нами имя или прозвище (а эту функцию в письменном тексте берет на себя прописная буква в начале слова). Представленные имена не относятся к числу трудных для перевода: фактически их перевод заключается в передаче звуковой оболочки выбранным переводчиком способом. Однако и здесь стоит соблюдать осторожность – среди антропонимов есть так называемые исторические, традиционные имена, то есть те имена собственные, передача которых была произведена давно и укоренилась в языке. Сегодня наблюдается отход от этих незыблемых традиций, и во многих случаях при переводе антропонимов, принадлежащих актуальным персоналиям, вместо транслитерации прибегают к более популярной сейчас транскрипции.

Несомненно, самой сложной для перевода группой имен собственных являются антропонимы, имеющие ярко выраженную внутреннюю форму. Богатый лексический запас, фоновые знания, любая информация о тексте – все это потребуется переводчику для передачи таких имен на язык перевода.

Переводчик должен в каждом конкретном случае эти элементы выявлять и стараться донести их до реципиента.

Вышесказанное подвигает нас к следующим выводам:

Во-первых, поскольку большая часть антропонимов имеет полную смысловую структуру, простой передачи их звуковой оболочки недостаточно для того, чтобы перевод мог считаться адекватным.

Во-вторых, основным классом полнозначных имен собственных являются так называемые единичные имена собственные, не имеющие сопроводительного уточняющего контекста по причине того, что их персонифицирующие значения не связаны и не зависят от данной речевой ситуации или речевого окружения.

В-третьих, немаловажной особенностью единичных имен собственных является то, что они могут выступать в качестве предикатных слов, выражающих категорию двуплановости значения: они указывают определенный индивидуальный объект и через его черты уподобляют ему другие объекты. При этом иногда имена собственные могут обретать несвойственные им синтаксические функции. В подобных случаях от переводчика требуются максимальная внима-тельность и подготовленность.

В-четвертых, оттенки смысла единичных антропонимов можно передать следующими способами: 1) поиском эквивалента в переводящемязыке; 2) транскрипцией с примечанием; 3) транскрипцией с эксплицитной передачей компонентов смысловой структуры (поясняющий перевод); 4) уходом от передачи формы в сторону передачи содержания иными способами (описательный перевод).

  1.  Безэквивалентная лексика в татарском языке

Хочется немного сказать об семантическом поле безэквивалентной лексики. История развития термина «поле» начинается с двадцатых годов XX столетия и связана с именем немецкого лингвлста Иоста Трира, у которого возникла сама идея «поля», а термин был введен Гюнтеором Ипсеном в 1924 году. Семантические поля Ипсена состоят из лексических единиц, которые близки друг другу по значению и по формальному признаку. Заслугой Трира является то, что он разделил понятия «лексическое» и «понятийное» поле, выделил само понятие поля как целостной единицы содержательного плана языка и противопоставил его формальному и ономасиологическому принципам исследования языковых значений, изучив поле в историческом развитии.

После Трира Лео Майсгербер представил более глубокую теоретическую интерпретацию понятия «поле», разграничивая социологический, психологический и философские моменты в исследовании языка. В.Порциг выделял «элементарные семантические поля», йдром которых являются либо глагол, либо прилагательное. Он также исследовал смысловые связи слов в семантических сочетаниях и анализировал синтагматические поля [Ангелова, 2006].

Надо отметить, что полевую теорию разрабатывали не только иностранные лингвисты, значительный вклад в развитие данной теории внесли и отечественные языковеды: А.Р. Антомонов, А.В. Бондарко, З.Н. Вердиева, В.А. Звегинцев, Л.М. Васильев, С.Д. Кандельсон, Ю.Н. Караулов, А.А. Уфимцева и многие другие. З.Н. Вердиева трактует поле как «совокупность слов различных частей речи, объединенных общностью) выражения одного понятия» [Вердиева, 1986].

Согласно концепции лингвокультурологического поля, разработанной В.В. Воробьевым, лингвокультурологическое поле - «иерархическая система единиц, обладающая общим языковым значением и отражающая в себе систему соответствующих понятий культуры» [Воробьев, 1997]. Лингвокультурологическое поле образуется. множеством концептов (в терминах В.Воробьева — лингвокультурем), это совокупность языковых и культурологических единиц, описывающих, представляющих, выражающих по-разному, не только синонимически, один и тот же внеязыковой феномен. Лингвокультурологическое поле одного концепта может пересекаться с лингвокультурологическими полями других концептов, участвующих в реконструкции того или иного фрагмента языковой картины мира.

Принципы построения поля, изложенные в работах вышеперечисленных лингвистов, являются общепринятыми в языкознании. Отличительными признаками полей признаны: 1) семантическая общность элементов группы; 2) наличие однородных и разнородных элементов (капример, слов различных частей речи; лексем; фразеологизмов; номинативной и метафорической лексики и т.д.); 3) системные отношения элементов поля: парадигматические (синонимические, антонимические) и синтагматические связи; 4) разделение на микрополя; 5) динамичность поля, проявляющаяся в изменении членения поля и образования частных пересечений. Характернбй чертой поля, отличающей его от других разновидностей языковой системы, является наличие внутриполевого и межполевого взаимодействия; 6) наличие ядра и периферии, где ядром служит соответствующая языковая категория, члены оппозиции которой выступают как ядра конституирующих поля микрополеи. В ядре поля выделяется доминанта, то есть ведущий компонент, вокруг которого группируются конституанты, наиболее тесно с ними связанные. Вместе с доминантой они составляют ядро поля и образуют так называемую «околоядерн ю зону»; 7) незамкнутость, поля, то есть потенциальная возможность участия одного и того же многозначного слова в различных семантических полях. Другими словами, конституанты поля могут принадлежать к ядру одного поля и периферии другого поля [Ангелова, 2006].

В полевой модели язык представлен как система подсистем, между которыми происходит взаимодействие и взаимопроникновение. И можем сказать, что помимо семантического в языковой системе лингвисты выделяют следующие поля: морфосемантическое, функционально-семантическое, идеографическое, орнаментальное поле текста, лингвокультурологическое поле и другие.

Национальную специфичность поля, в первую очередь, определяют входящие в его состав языковые реалии. Так, например, мы можем согласиться с Н.А. Шамраевым, который выдвигает гипотезу о возможности классификации реалий по их принадлежности к парадигматическим, ассоциативным, словообразовательным лексическим полям, детерминирующим национально-культурную специфику. В таких случаях реалии объединяются на основе общего экстралингвистического признака пренадлежности к общей предметно-тематической группе или на основе общности выполняемой ими функции [Шамраев, 1997]. Полевой подход к изучению лексико-семантической системы языка характеризуется рядом преимуществ. Он позволяет не только рассматривать лексические микросистемы как; поля с определенной структурой и характерными свойствами, но и выявить г весь комплекс системных отношений между лексическими единицами языка. И мы можем сделать вывод, что .семантическое поле в современном языкознании становится одной из важнейших категорий, в которой системно и синтетически рассматриваются однородные по своему содержанию языковые единицы, объединенные либо, по семантическому, либо по функциональному принципу, либо на основе комбинации двух признаков. Мы разделяем мнение М.М. Ангеловой о том, что для семантического поля характерно наличие общего семантического признака, выражаемого лексемой с обобщенным значением, и наличие частных дифференциальных признаков, по которым единицы поля отличаются друг от друга [Ангелова, 2006]. Термин «семантическое поле» нам важен при изучении термина «лингвокультурологическое поле». Рассмотрение лингвокультурологического поля представляет для нас особый интерес как важный фактор изучения и сравнения лексико-семантических особенностей единиц языка и культуры в целом.

Важнейшими структурно-семантическими компонентами (составляющими) лингвокультурологического поля являются: смысл (интенсионал имени и поля); классы (группы) лингвокультурем как единиц единств собственно языкового и внеязыкового содержания: центр и периферия; категориальные отношения лингвокультурем в поле; парадигматика лингвокультурем; синтагматика лингвокультурем [Воробьев, 1994].

Лексические и фразеологические единицы использованы с учетом стилистической и национальной специфики для создания колорита, картины быта татарского народа, его национального своеобразия. Изобразительные средства языка являются трансляторами национальной культуры и образного видения. Среди лексических и фразеологических единиц преобладают лексические тропы (включая эмоционально-экспрессивные слова и имена собственные). Татарские и английские лексические и фразеологические единицы в основных своих концептуализациях имеют много общего. Языковая специфика выражается в образном наполнении этих единиц и связана с культурными и национальными особенностями носителей исследуемых языков.

Способы перевода лексических и фразеологических единиц сводятся к трем основным принципам сохранения семантической адекватности перевода: 1) полное соответствие; 2) частичное соответствие; 3) отсутствие соответствия. Основными приемами перевода анализируемых единиц с татарского на английский язык являются: эквивалентный перевод, описание, лексико-семантические замены, опущение.

Сопоставительное изучение лексических и фразеологических средств языка на основе перевода раскрывает общие и специфические явления в двух разноструктурных языках. Наши исследования принципов семантической идентификации доказывают, что перевод может быть создан путем творческого применения реалистического метода отражения художественной действительности оригинала и должен происходить не простой подбор соответствий, а подбор наилучших языковых средств для воспроизведения художественных элементов подлинника. Подводя итог, мы считаем, что перевод, который исчерпывающе передает замысел в целом, все смысловые оттенки оригинала и обеспечивает полноценное формальное и стилистическое соответствие ему, является подлинно адекватным.

При переводе с татарского на английский язык, как показал анализ, часть материала не воссоздается; часть материала дается в виде разного рода замен, эквивалентов, а также привносится такой материал, которого нет в подлиннике. Поэтому лучшие переводы могут содержать условные изменения по сравнению с оригиналом - и эти изменения совершенно необходимы, если целью является создание аналогичного оригиналу единства формы и содержания на материале другого языка, однако от объема этих изменений зависит точность перевода.


  1.  Безэквивалентая лексика в английском языке

Исходя из того, что наша выпускная квалификационная работа связана с преподованием иностранного языка, то мы решили остановиться на способе перевода безэквивалентной лексики, входящей в семантическое поле Образование.

Расширение связей между странами в области образования и науки требует адекватного понимания используемых соответствующих терминов. Возникает необходимость в правильной их передаче с исходного языка (ИЯ) на язык перевода (далее – ПЯ). Рассмотрим способы перевода безэквивалентной лексики, входящей в семантическое поле Образование, с точки зрения различных переводоведов. Согласно концепции Л.К.Латышева, существуют следующие способы передачи безэквивалентной лексики: транслитерация, калькирование, приближенный перевод, описательный перевод, перераспределение значения безэквивалентной лексической единицы. [Латышев, 2000]

Заимствование иностранного слова аналогичен с приемом транслитерация. Переводческим эквивалентом безэквивалентной единицы ИЯ применяется ее графическо-фонетическое, которое обозначает воспроизводимое в письменном переводе, а в устном переводе произносимое согласно фонетическим правилам. Например, progressivism – прогрессивизм.

Достоинство транслитерации – перевод безэквивалентной лексики, являющийся надежным в том плане, что транслитерует неизведанное и обычно малопонятное слово. Переводчик служит для того, чтобы преподносить графическую или фонетическую оболочку слова. Содержательную сторону слов раскрывают только через контекст. Этим переводчик сможет избежать толкования нового понятия и связанного с этим риска неверной его интерпретации. У приема транслитерации как и у всех других есть недостатки во время перевода. Этот недостаток из-за того, что транслитерация является способом механической передачи безэквивалентной лексической единицы и для получателя перевода это редкая возможность раскрытия содержания нового понятия, которое для него может остаться или вообще непонятным, или понятным только приблизительно из контекста. Приведенный недостаток транслитерации можно компенсировать примечанием переводчика, которое дается в скобках или сносках.

Суть следующего приема, которым является калькирование, заключена в составных частях безэквивалентных лексических единиц (морфем безэквивалентных слов или лексем безэквивалентных устойчивых сочетаниий), которые заменяются их буквальным соответствием на языке перевода. Таким образом был введен в русский обиход термин «детский сад» (калька немецкого «Kindergarten»). Характеристикой калькирования является высокая степень «механистичности». Степень раскрытия описываемых явлений с помощью этого приема зависит от того, насколько «конструкция» самой безэквивалентной лексической единицы, которая в лингвистике именуется внутренней формой, отражением того, что она обозначает. Бывает так, что внутренняя форма затмевает значение и приводит неопытного переводчика в заблуждение. Например, если переводить лексическую единицу public school как государственная школа, то мы рискуем сделать ошибку, потому что. данный термин означает закрытое частное привилегированное среднее учебное заведение, преимущественно для мальчиков, которое готовит к поступлению в университет в Великобритании, а в США и Шотландии он имеет значение бесплатная средняя школа.

Приближенный перевод  это способ передачи иноязычной информации без иностранной реалии и переводчик использует реалию переводящего языка, определение которой обладает свойственной ей национальной спецификой, но в то же время имеет много общего с реалией иностранного языка. К примеру, понятия Abitur и экзамен на аттестат зрелости нельзя считать идентичными, но видимо, что в определенных контекстах они взаимозаменяемы. Достоинством приближенного перевода является его понятность для получателя, которому в качестве переводческого эквивалента предлагается «родное» понятие. Однако пользоваться этим методом следует осторожно, помня, что в самой его основе заложена определенная неточность. Приближенный перевод, прежде всего, чреват недопустимой национально-культурной ассимиляцией. Так, несмотря на близость двух понятий, нельзя переводить английскую межъязыковую немотивированную лакуну, согласно классификации И.А. Стернина, «teenager», референтом которого является «человек от 13 до 19 лет », словом «подросток». Последнее не является точным эквивалентом данного термина, т.к. оно означает человека от 11-12 до 15-16 лет, и его следует переводить словом «adolescent» (подросток).

Прием описательного перевода заключается в передаче значения безэквивалентной лексической единицы с помощью развернутого описания.

Достоинство описательного перевода  способность в полной мере раскрыть суть явлений, обозначенных безэквивалентнми лексическими единицами. Некоторые авторы именуют этот вид перевода как разъяснительный. Недостаток описательного перевода – это громоздкость, которая определенным отрицательным образом может сказываться на качестве перевода.

Суть приема перераспределения значений безэквивалентных лексических единиц в том, что значения безэквивалентных лексических единиц перераспределяются на другие единицы переводного текста, причем сами безэквивалентные лексические единицы как бы растворяются в переводе. К слову: описательный способ в тексте перевода может выделить словосочетания, значения которых соответствуют значениям безэквивалентных лексических единиц переводящего языка, то при перераспределении значений это сделать трудно и просто невозможно.

Недостаток данного способа: возможны переводческие потери.

Советский лингвист А.Д. Швейцер вводит понятие функциональной эквивалентности, согласно которому, переводя исходное сообщение на другой язык, переводчик соразмеряет внеязыковую реакцию на переведенное сообщение со стороны его получателя с реакцией на исходное сообщение получателя, воспринимающего его на исходном языке [Швейцер, 1973]. Соответственно данный ученый выдвигает способ функционального аналога, которым он «называет элементы конечных высказываний, вызывающих сходные реакции у читателя». Приведенный способ перевода реалий позволяет создать у читателя определенные качественные представления при передаче реалий-мер: столько-то ли – очень далеко, сто пудов – очень тяжелый, ни копейки – ничего, никаких денег, пара фунтов – немного. Функциональным аналогом оценки A level является оценка «5 (отлично)», а оценки F level – оценка «2 (неудовлетворительно)».

Болгарские переводоведы С. Влахов и С. Флорин предлагают принцип родовидовой замены, который помогает передать приблизительные содержания реалий единицами с более широким (очень редко – более узким) значениями, которые подставляют родовое понятие вместо видового. Если заменим вид родом, более частное общим, то переводчик основывается к известному в теории перевода приему генерализации [Влахов, Флорин,1980]. Процесс воспитания присутствует в образовательной системе как англоязычных стран, так и России, однако слово воспитание в том значении, которое вкладывает в него педагогическая наука, не имеет эквивалента в английском языке. Английское слово education имеет значение «образование». Поэтому при переводе слова воспитание на английский язык пользуются словом education, которое является родовым понятием по отношению к понятию воспитание, т.к. образование включает обучение и воспитание.

На основании вышеизложенного мы приходим к следующим выводам:

1. При передаче безэквивалентных лексических единиц, входящих в семантическое поле Образование,переводчики используют следующие способы: транслитерацию, калькирование, приближенный перевод, описательный перевод, перераспределение значения безэквивалентной лексической единицы, способ функционального аналога, генерализацию.

2. Каждый из способов передачи значения безэквивалентной лексики имеет свои преимущества и недостатки. Задача переводчика состоит в том, чтобы правильно выбрать тот или иной прием в зависимости от контекста.

2.3. Физиологические и психологические особенности учащихся старших ступеней при обучении иностранному языку

Методика обучения иностранному языку (ИЯ) не является изолированным, она связывается с рядом других наук (философией, физиологией, психологией, языкознанием, педагогикой и др.) попирается на установленные ими закономерности. В нашей выпускной квалификационной работе мы стараемся показать отражение психологических закономерностей в методике преподавания ИЯ, потому что «ни в одной другой методике», – как отмечает Г.Е. Ведель, – «нет так много спорного и противоречивого как в методике преподавания второго языка» [Ведель, 1976]. В качестве примера Г.Е. Ведель указывает следующие проблемы:

– механизмы мышления в первом и втором языках, их возникновение и их функционирование, и роль перевода при этом;

– возрастающий уровень овладения вторым языком: от знаний до способностей   умений  навыков;

– роль механической памяти и возрастных особенностей в усвоении второго языка;

– обучение буквенному и образно-словесному чтению, а также чтению с пониманием И чтению с последующим переводом;

– обучение грамматике по правилам и по моделям предложений, последовательное рассмотрение грамматических явлений на занятиях.

По мнению Г.Е. Веделя, методика самостоятельно должна решить данные и следующие подобные им проблемы. Однако среди вышеуказанных и неназванных проблем есть такие, которые методика может решить лишь совместно с психологией и физиологией, или же опираясь на психологические и физиологические закономерности.

Изучая вопрос о психологических особенностях усвоения второго языка, очень важно иметь ввиду, с одной стороны, психологические закономерное и с другой стороны, не психологические, а общественные требования и задачи в изучении второго языка. Абсурдно изучать психологические закономерности усвоения системы языка путем анализа процесса овладения ИЯ пли раскрывать психологические правила практического овладения ПЯ путем анализа теоретического овладения системой данного языка.

В ходе обучения ИЯ учитывается разница в подходе, мы выделили основные значения процесса обучения ИЯ, которые приобретают особую актуальность на современном этапе развития нашего общества. Во-первых, общеобразовательное значение, которое заключается в том, что «изучающие ИЯ сталкиваются с закономерностями в плане звукового, морфологического и синтаксического строя. Такое наблюдение осуществляется как на базе уже известных им знаний о своем родном языке» [Ведель, 1979], так и на фоне расширяющихся контактов. Данное значение включает хорошую культуроведческую ориентацию, обеспечивает в процессе обучения «диалог культур», «открывающий более широкие возможности для научно-технического прогресса, содействующий увеличению вклада каждого в развитие взаимопонимания между народами» [Фурманова, 1993]. Немаловажную роль играет и воспитательное значение ИЯ, заключающееся непосредственно в том, что учебный материал, подобранный учителем, воспитывает сам по себе.

Овладение иностранным языком это умение мыслить на данном языке. Это справедливое утверждение, сформулированное Берлицем М.Д., предполагает совместный поиск способов преодоления «нарушения экстрапсихрлогическими факторами психологических закономерностей» [Артемов, 1969] овладения и усвоения ИЯ.

В XIX веке психология внесла новшества в методике преподавания ИЯ. В качестве примера можно назвать взгляды Вильгельма Вундта на психологию речи и чувств. Позднее в психологии был накоплен обширный теоретический материал, и были установлены закономерности, которые проявляютс себя как при усвоении и овладении ИЯ, так и при изучении любого предмета. Приведем в качестве примера закономерности, выделяемые Г.Е. Веделем:

– теория единства сознания и деятельности;

– теория поэтапного формирования умственных процессов;

– теория установки;

– концепция открытого и скрытого способа обучения; теория степени интенсивности состояния возбуждения учеников в процессе обучения;

– концепция внутренней речи и латентной артикуляции, основного механизма как словесного, так и образного мышления;

– теория латентной вербализации, управляющая нейродинамикой умственных процессов и многим другим.

Попытаемся проследить, как теоретический принцип единства сознания и деятельности реализуется в процессе усвоения фонетики второго языка.

Известно, что восприятие звуков языка образуется речевым аппаратом человека и в системе данного языка является сигналом предметов и явлений реальной действительности. С помощью отражений звуков в сознании человека, мы можем через воспринимаемые звуки различать значения слов. В работе В.А. Артемова «Экспериментальная фонетика» описывается проведенный опыт на восприятие звуков никогда не изучавшегося испытуемыми иностранного языка с последующим воспроизведением этих звуков. В начальном этапе экспериментатор находился за ширмой, во второй раз учащиеся воспроизводили звуки путем слухо-зрительной имитации, то есть видя лицо экспериментатора. В конечном этапе звуки воспринимались и воспроизводились на основе их аналитического объяснения и непосредственного впечатления. Результаты третьего случая превышали уровень ответов первого и второго случаев.

Исследование позволило установить, что восприятие звуков, своеобразие которых заключается в их акустическом отношении, зависит от артикуляционных укладов учащихся и, соответственно, от впечатлений правильного произнесения их учителем, т. е. «от сочетания двигательных впечатлений со слуховыми от услышанных звуков и со зрительными от схематически изображенных положений органов артикуляции ири произнесении отдельных звуков» [Артемов, 1956].

Таким образом, путем осознанного сравнения возможна выработка динамических стереотипов, позволяющих устранять ошибки учащихся в восприятии и произнесении фонем иностранного языка, весьма типичных в зависимости от звукового состава родного языка.

Следовательно, процесс обучения есть процесс взаимодействия между учителем и учащимися, так как учение по своей психологической природе представляет собой процесс совместной деятельности учителя и учащихся. Задача учителя сводится при этом к управлению познавательной деятельностью учащихся: «именно познавательная деятельность учащихся реализуется в процессе обучения, выступает в качестве предмета управления со стороны учителя» [Есипович, 1988]. В учебном процессе речь идет, прежде всего, об учебно-познавательной деятельности, включающей в себя предметную деятельность, направленную на развития взаимоотношения с людьми и обществом и на усвоение всего, что накоплено человеком. Активизации учебно-познавательной деятельности способствуют, в первую очередь, познавательные интересы учащихся, которые можно определить как "отношение личности к объекту, вызванное сознанием его жизненного значения и его эмоциональной привлекательностью" [Ковалев, 1966]. В соответствии с этим важно побуждать учащегося к овладению сущностью изучаемого.

Обобщение всего вышесказанного приводит к выводу, что ведущее место в структуре профессионального мышления учителя занимает психологическое мышление, т.к. содержание процесса обучения «всегда остается ориентированным на личность, отражает психологические законы и механизмы ее развития и социального бытия» [Романов, 1994].

2.4. Методические рекомендации при обучении

безэквивалентной лексике английского языка

Изучающие иностранный язык обычно стремятся, в первую очередь, овладеть определенным минимумом знаний, который позволил бы им участвовать в коммуникации. Однако когда усвоение языка достигает полноты, человек одновременно получает огромное духовное богатство, хранимое языком, проникает в новую национальную культуру. Этот аспект обучения иностранному языку целенаправленно рассматривается лингвострановедением.

Как правило, участники коммуникативного акта с самого начала стараются определить общий для них объем знаний и затем интуитивно учитывают его, это отражается обычно и на форме речи, и на ее содержании. Наличие определенных фоновых знаний является непременным условием общения. В структуре фоновых знаний можно выделить следующие компоненты: 1) вербальный; 2) вербально-этикетный; 3) ритуально-этикетный. В первом случае носителем культуроведческой информации является слово, во втором – высказывание как определенная речевая модель, в третьем – стереотипы поведения.

В нашей работе будет рассмотрен лишь вербальный компонент фоновых знаний, а именно его частное проявление в реалиях, отражающих национальный характер. Эти единицы раскрывают специфику жизни народа, общественных и культурных явлений.

В реалиях наиболее наглядно проявляется близость между языком и культурой: появление новых реалий в материальной и духовной жизни общества ведет к возникновению реалий в языке.

Связь между языком и культурой говорящего на нем народа широко известна. Когда же мы обращаемся к безэквивалнтной лексике, то, прежде всего, бросается в глаза особенность этих знаков: они рождаются в результате осмысления необходимости найти знаковое выражение для определенных событий, ощущении и ситуаций, которые тесно связаны с самим человеком, с поведением людей в обществе, с отношениями между людьми. Таким образом, реалия отражает когнитивную деятельность членов языкового коллектива, основанную на наивном представлении об этом мире.

Итак, если реалии напрямую связаны с мировоззрением и культурой определенного народа, то они, несомненно, отражают и национальный характер данного народа.

Они отражают характер нации, который, в свою очередь, является неотъемлемой частью культуры народа, то они, соответственно, могут служить хорошим материалом для развития социокультурной компетенции учащихся при обучении иностранному языку.

Методика работы с подобной лексикой должна включать следующие компоненты:

1. Текст, содержащий слова-реалии, безэквивалентную лексику. В качестве текстов могут быть использованы как аутентичные, так и специально составленные для этих целей образцы.

2. До – и после текстовые упражнения, направленные на формирование речевых лексических навыков по использованию данной лексики. То есть, переводим с татарского языка на английский язык и наоборот. С помощью них потом составляем предложения и тексты.

Ознакомление учащихся с реалиями должно быть непосредственно связано с работой по развитию выразительности речи учащихся, с развитием у них языкового вкуса. Рассмотрим некоторые приемы по использованию реалий в обучении АЯ, служащих развитию социокультурной компетенции.

Предлагаются следующие виды работы:

1. Учитель дает реалию на татарском языке, а учащиеся – ее английский эквивалент (или наоборот).

2. Учитель меняет части реалии местами, а ученикам нужно восстановить правильный вариант.

3. Учитель просит найти соответствие между реалиями и их значениями.

4. Учитель просит составить из готовых карточек безэквивалентной лексики, посвященные определенной теме. Разумеется, подобное задание подразумевает, что учащиеся с данными эквивалентами уже знакомы. (См. Приложение).

Последние три задания выполняются в рамках веселого состязания, учащиеся делятся на команды.

Безэквивалентная лексика активно используется для развития интереса к изучению иностранного языка, а также при обучении английской разговорной речи.

Возможны виды и этапы работы:

– заполнение пропусков и подстановочных таблиц;

– объяснение эквивалентов;

– перевод их с татарского языка на английский язык (и наоборот);

– использование изученных выражений в монологических высказываниях и диалогах.

Успех обучения иностранному языку в значительной степени определяется благоприятным психологическим климатом на уроке, наличием мотивации у учащихся. Увлекательность игрового процесса, новизна игровой ситуации, дух соревнования не оставляют учащихся равнодушными, создают эмоциональный настрой, мотивацию иноязычного говорения. Их новизна, неожиданность и яркость образов, используемых в них, несоответствие, а очень часто, контрастность образов в английских и татарских реалиях удивляют и привлекают учащихся.

Будучи яркими, образными выражениями, безэквивалнтная лексика может быть использована в качестве вербальных опор, которые подскажут учащимся, о чем и как говорить.

Главное – творческий подход. Каждый преподаватель АЯ может найти богатый материал и использовать его в своей деятельности. При этом данные эквиваленты можно употреблять в речи. Это позволит наилучшим образом усвоить их, а значит, обогатить словарный запас учащихся, установить межъязыковую, межкультурную связь и сформировать определенный тип мировоззрения.

Наблюдения за процессом работы над текстами, включающими достаточное количество лингвострановедческих реалий, помогли продемонстрировать ряд отрицательных моментов в практике их использования: некоторые учащиеся, после тщательной работы над текстом, не всегда могут в полной мере понять его, следующие говорят о трудностях и больших объемов и затрачиваемого времени на самостоятельную работу. После этого богатый учебный материал может встать в роли тормоза при формировании положительного отношения к учебному процессу в целом.

Затруднения испытывают не только учащиеся, но и учителя, так как процессуальная сторона их деятельности все еще не усовершенствована до конца. Многие учителя, когда знакомятся с экстралингвистическими данными, то их закрепления и контроль усвоения пользуются такими приемами, на которые опираются при работе с обычными текстами. Стоит отметить, что здесь нужна специальная система приемов, упражнений, учитывающих специфику предлагаемого материала.

Богатый опыт, который заслуживает внимание и изучение, имеет место в методике преподавания татарского языка как иностранного. Представляется возможным применить некоторые рекомендации в преподавании иностранных языков.

Начало методики работы: учащиеся выписывают в первую колонку лексику по теме, во вторую помещают единицы информации, звездочками отмечая лингвострановедческие реалии, в третью колонку под руководством учителя вносят словосочетания, которые встречаются в рассматриваемых предложениях, абзацах. В дальнейшем такая работа может осуществляться без участия учителя.

Хотим сказать, что приведенный вид работы оказывает влияние на формирование познавательной активности школьника в процессе речевой деятельности, а также на способствование развития их лингвистических, исследовательских навыков. В то же время не следует забывать о страноведческой направленности такого приема.

Можно сказать учащимся, чтоб они ответили на вопросы по тексту. При контроле усвоения страноведческой информации задание можно сформулировать примерно так: Дайте объяснения словам, отмеченным звездочками, используя текст; скажите, что нового вы узнали о том или другом и т.д.

Действенный прием работы  методика компаративного анализа. Использование методики лингвострановедческой корпорации в работе может получить многоликий характер. Одним из возможных вариантов является то, что учащиеся знакомятся с текстом, который содержит информацию о реалиях иноязычной культуры, а затем самостоятельно составляют аналогичный текст, который описывает сходные явления и реалии своей страны. Для большей наглядности будет уместным записывание текста об отечественной действительности рядом с текстом о реалиях иноязычной культуры: для этого нужно разделить страницу пополам.

Методика компаративного анализа также используется в процессе работы над разными темами. Такие задания даются на дом, после того, как учитель в классе объяснит методику работы с такой таблицей. Основная часть заданий страноведческого характера должна предназначаться для самостоятельной работы дома.

При работе над лексикой, предоставляющей реалии англоговорящих стран, большую помощь оказывают тексты лингвострановедческого характера. Так, например, богатым материалом на содержание реалий является тема, где рассматриваются обычаи проведения праздников в англоговорящих странах и в Татарстане. Изучение данного материала, конечно же, проходит с помощью чтения текстов об этом. На после текстовом этапе с целью закрепления реалий учащимся могут предлагаться такие задания. (См. Приложение).

Бесспорно, решение проблем не основывается на использование в учебном процессе одного или двух новых приемов. Самое главное – установление соответствий между содержательной и процессуальной стороной учебных заданий. Решение этой проблемы заключается в более целенаправленной и последовательной разработке методических указаний для учителя с подробным разъяснением приемов работы над лингвострановедческим материалом, а так же серий упражнений с учетом специфики данного материала. С другими упражнениями и приемами введения слов-реалий и их отработки можно познакомиться в приложении.

Все эти сложности обосновываются фактами как языкового, так и экстралингвистического характера. Последние – недостаточные знания в области истории Татарстана, национальных особенностей, природных условий, общественно-политической жизни в целом, национальной культуры – в целом они дают, как результат, неверную рецепцию всего в целом.

Если мы хотим, чтобы иностранный учащийся смог все просмотреть, осознать и почувствовать в художественном произведении или же при общении, ему необходима определенная подготовка в области страноведения. Он обязан вмещать в себя запас соответствующих фоновых знаний, содержащихся в языковых единицах, например, об общественной жизни народа; о времени, в котором он живет, о политических, этических, философских проблемах и многое другое.

Воплощение национальной специфики культуры наиболее ярко выражается в татарской безэквивалентной лексике, которая очевидно связана с предметами и явлениями материальной и духовной культуры, с историей общества, и служит не только потребностям языкового общения, но образует своеобразную форму закрепления и передачи общественно-познавательного опыта.

В то самое время и к языку, и к культуре причисляется безэквивалентная лексика, то есть единовременно отражает особенности определенного языка и специфику данной культуры.


Заключение

В ходе нашего исследования мы пришли к следующим заключениям: к безэквивалентной лексике относятся слова и словосочетания, которые отражают специфику национальной культуры народа, иначе говоря, лексические понятия присущи своеобразным специфически культурным компонентам, их существование объясняется расхождениями двух культур.

Если безошибочно передавать безэквивалентную лексику и понятия, то предполагается соединение фоновых знаний. Находят свое применение разнообразные способы передачи безэквивалентной лексики. Для того, чтобы передать татарскую безэквивалентную лексику на английский язык используются следующие основные приемы: описательный перевод, трансформационный перевод и приближенный перевод. Есть возможность их сочетаний в зависимости от особенностей обозначаемых данными словоми предметов или явлений.

За прошедшие десятилетия заметно модифицировались условия функционирования языка. Они выражаны в изменениях значений ранее известных слов и устойчивых словосочетаний, так и во введении новых в активное употребление. Прежде всего, это касается языка СМИ.

На англоязычных печатных изданиях не редко можно встретить слова интересные своей новизной и заимствованные из разговорной речи, что свидетельствует о сближении разговорной речи и публицистики. Можем наблюдать систематическую фразеологизацию сочетаний слов, которые раньше не были устойчивыми выражениями, а также проникновение в тексты англоязычной прессы идиоматических оборотов.

Проведенная нами работа включает в себя предмет специального описания безэквивалентной лексики татарского и английского языков, национальной специфики, которая заключается в самом лексическом, предметно-понятийном значении слова. Безэквивалентная лексика была рассмотрена на уровне реалий.

Безэквивалентная лексика стала преградой тогда, когда она обозначила предметы и явления, которые не знакомы иноязычному представителю и поэтому не являются частью его картины мира. Данные наименования хорошо подчеркнуты с национально-культурной точки зрения.

Мы хотим без проблем транспортировать национальную культуру значимого слова, для этого переводчик должен иметь определенное знание, связанное с нормой речевого поведения и с экстралингвистическим знанием различного характера: пресуппозитивными, энциклопедическими, фоновыми. Слово, обозначающее чужеродную культурную реалию, не воссоздаст никаких ассоциаций в сознании человека, никогда не видевшего соответствующего объекта.

Поводя итог, мы можем сказать, что для правильного перевода безэквивалентной лексики того или иного языка нужно быть ознакомленным с традициями, культурным наследием данной страны.

Именно человек, проживающий в определенной стране и непосредственно знакомый с реалиями ее жизни, сможет дать более подробный лингвокультурологический комментарий. Переводчик раскрывает смысл, в котором данные слова или словосочетания употреблены в настоящем времени с учетом национально-культурного компонента. Он пытается превозмочь лингвоэтнический барьер, когда передает фоновое знание о предметах и старается понять суть тех или иных явлений.

Список использованных источников и литературы:

  1.  Айбиндер, М.И. Англо-русский словарь-справочник.  СПб., 2009.  96 с.
  2.  Алексеева И.С. Введение в переводоведение.  СПбГУ, 2004.  352 с.
  3.  Алефиренко Н.Ф. Когнитивно-прагматическая фразеология как лингвистическая проблема. Zagreb: Knjigra, 2007  296 с.
  4.  Артемов В. А. Экспериментальная фонетика.  М., Изд-во литер на ин. яз., 1956  228 с.
  5.  Артемов В. А. Психология обучения иностранным языкам.  М.: Просвещение, 1969.  279 с.
  6.  Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека.  М.: Языки русской культуры, 1999.  896 с.
  7.  Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. 2-е изд.  М.: Советская энциклопедия, 1969  608 с.
  8.  Бархударов Л.С. Язык и перевод: вопросы общей и частной теории перевода.  М.: Международные отношения, 1975.  237 с.
  9.  Бурак, А.Л., Берди, М., Елистратов, В.С. Дополнение к русско-английским словарям.  М.: Астрель АСТ, 2001.  96 с.
  10.  Ведель Г. Е. Из истории методов преподавания иностранных языков.  Воронеж, Изд-во Воронеж, ун-та, 1979.  56 с.
  11.  Ведель Г. Е. Очерк методики преподавания немецкого языка.  Воронеж, Изд-во ун-та, 1976  218 с.
  12.  Вежбицкая А. Язык. Культура. – М.: Русские словари, 1996. – 416 с.
  13.  Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 4-е изд. М.: Русский язык, 1990. – 248 с.
  14.  Виноградов B.C. Лексические вопросы перевода художественной прозы.  М.: Изд-во МГУ, 1978. 178 с.
  15.  Виноградов В.С. Введение в переводоведение: Общие и лексические вопросы.  М., 2001 – 224 с.;
  16.  Виноградов, В.С. Перевод: общие и лексические вопросы.  М.: Книжный дом, 2006.  240 с.
  17.  Виссон Л. Синхронный перевод с русского на английский. Пер. с англ.  М., 1998  276 с.
  18.  Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе.  М.: Междунар. отношения, 1980 – 176 с.
  19.  Волков, А.А. Общее языкознание.  М.: "ВАКО", 2002.  206 с.
  20.  Волович М. Англо-русский словарь в помощь христианскому переводчику.  М.: Духовное возрождение, 1997 – 392 с.
  21.  Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки / Е. М. Вольф. - изд. 2-е, доп.  М.: Едиториал ЧРСС, 2002. – 280 с.
  22.  Гак В.Г., Львин Ю.Д. Курс перевода.  М., 1962  435 c.
  23.  Гатилова А.К. К проблеме безэквивалентности в переводе // Актуальные проблемы преподавания филологии в рамках системы "вуз - гимназия - прогимназия". – Мичуринск, 1995. – Ч. 2.
  24.  Глушкова Э. К проблеме семантизации безэквивалентной лексики // Рус. яз. за рубежом. – 1987. – № 1. – С. 47-49.
  25.  Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию.  М.: Прогресс, 1984 – 400 с.
  26.  Денмухаметова Э.Н., Набиуллина Г.А. Вопросы герменевтики в татарских переводных текстах // Альманах современной науки и образования.  Тамбов, 2009. – № 11 – 2. – С. 135-136.
  27.  Есипович К. Б. Управление познавательной деятельностью учащихся при изучении иностранных языков в средней школе.  М: Просвещение, 1988  190 с.
  28.  Иванов А. О. Безэквивалентная лексика : учеб. пособие / А.О. Иванов ; Филол. фак.  С.-Петерб. гос. ун-та. – СПб., 2006. – 192 с. – (Перевод. Язык. Культура). – Библиогр.
  29.  Кабакчи, В.В. Практика англоязычной межкультурной коммуникации.  СПб.: СОЮЗ, 2007.  256 с.
  30.  Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография.  М.: Наука, 1976  356 с.
  31.  Ковалев А. Г. Личность и ее направленность//Психология.  М., Изд-во «Просвещение», 1966 – С. 331-366.
  32.  Коллер, В. Einfuhrung in die Ubersetzungswissenschaft.  Heidelberg-Wiesbaden, 1979  210 с.
  33.  Колшанский Г.В. Контекстная семантика.  М.: Наука, 1980  154 с.
  34.  Комиссаров, В.Н. Теория перевода.  М.: Прогресс, 2000.  253 с.
  35.  Комиссаров В. Н. Общая теория перевода: проблемы переводоведения в освещении зарубежных ученых. – М., 1999 – 134 с.
  36.  Комиссаров В. Н. Слово о переводе.  М., 1973 – 216 с.
  37.  Комиссаров В.Н. Лингвистика перевода.  М., 1980 – 166 с.
  38.  Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. – М., 2004 – 424 с.
  39.  Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). – М., 1990 – 253 с.
  40.  Копанев П.И. Теория и практика письменного перевода.  М.: 1986 – 152 с.
  41.  Латышев Л.К. Курс перевода: эквивалентность перевода и способы ее достижения.  М., 1981 – 248 с.
  42.  Латышев. Л.К. Перевод: проблемы теории, практики и методики преподавания. – М., 1988 – 198 с.
  43.  Львовская З.Д. Теоретические проблемы перевода.  М.: Наука, 1985 – 232 с.
  44.  Латышев, Л.К. Технология перевода.  М.: Академия, 2005.  320 с.
  45.  Левый, И.П. Искусство перевода.  М.: Прогресс, 1974.  396 с.
  46.  Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений.  М.: Издательский центр «Академия», 2001  183 с.
  47.  Марковина, И.Ю. Влияние лингвистических и экстралингвистических факторов на понимание текста: автореф. дис. на соискание ученой степени кандидата филологических наук.  М., 1982.  21 с.
  48.  Мечковская, Н.Б. Социальная лингвистика.  М.: Аспект Пресс, 2006.  206 с.
  49.  Микулина Л.Т. Заметки о переводе с русского языка на английский // Тетради переводчика. – М.: Межд. Отнош., 1973. – 240 с.
  50.  Мокиенко В. М. Словарь сравнений русского языка / В. М. Мокиенко.  СПб.: Норинт, 2003. – 608 с.
  51.  Мугтасимова Г.Р., Юсупова А.Ш. Проблемы переводческой эквивалентности на материале русских народных сказок // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6 – 11 с.
  52.  Мюллер В.К. Новый англо-русский словарь.  М.: Русский Язык Медиа, 2002 – 880 с.
  53.  Набиуллина Г.А., Сабирова Р.Р. К вопросу о синтаксических трансформациях при переводе информационных текстов // Альманах современной науки и образования [Тамбов].  2014. – № 5–6.  С. 99-101.
  54.  Найда Ю.А. Анализ значения и составление словарей. "Новое в лингвистике", 1962, вып.2, С. 45-71.
  55.  Народные русские сказки А.Н. Афанасьева: В 5 т. / Сост. А.Буслаев. – М.: Терра, 1999. – Т. 1. – 319 с.; Т. 2. – 319 с.; Т. 3. – 303 с.
  56.  Ониани, А.Н. Вопросы сравнительной грамматики картвельских языков (именная морфология).  Тбилиси, 1989.  217 с.
  57.  Пеньковский, Л.М. В саду души. Стихи.  Харьков: "Печатник", 1970.  81 с.
  58.  Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика.  М., 1974  216 с.
  59.  Романов К. М. Формирование психологического мышления учителя.  Саранск, Изд-во Мордов. ун-та, 1994  108 с.
  60.  Рыбакин, А.И. Словарь личных английских имен.  М., 1973  650 с.
  61.  Семенов А.Л., Латышев Л.К. Перевод: Теория, практика и методика преподавания. – М., 2000 – 198 с.
  62.  Серебренников Б.А. Как происходит отражение картины мира в языке.  М.: Наука, 1988C. 87-107.
  63.  Скороходько Э.Ф. Вопросы перевода английской технической литературы. – Киев, 1963  91 с.
  64.  Степанов Ю.С. Константы: словарь русской культуры.  М.: Академический проект, 1997 – 824 с.
  65.  Телия В.Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокулътурологический аспекты.  М., 1996 – 477 с.
  66.  Терехова Г.В. Теория и практика перевода. Учебное пособие. –

Оренбург: ГОУ ОГУ, 2004. – 103 с.

  1.  Тюленев, С.В. Теория перевода.  М.: Гардарики, 2004.  334 с.
  2.  Федоров А. В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы).  М., 1983.  308 с.
  3.  Федуленкова Т.Н. Генетический прототип – основа национально-культурной специфики фразеологических единиц // Россия и Запад: диалог культур: М-лы 3-й международ. конф.  М.: МГУ, 1997.  Вып. 4. С. 81-88.
  4.  Федуленкова Т.Н. Фразеология языка – зеркало истории и культуры его носителя // Современные образовательные стратегии и духовное развитие личности. Ч. II: Язык в социально-культурном пространстве: Материалы Всероссийской науч. конф. Томск: Томский гос. пед. ун-т, 1996. С. 95-100.
  5.  Fedulenkova T. Idioms as an Effective Means in Intercultural Approach // Approaches to Teaching English in an Intercultural Context / Meta Grosman (ed.).  Ljubljana: University of Ljubljana, Faculty of Arts, 1997.  P. 67-74.
  6.  Фурманова В. П. Межкультурная коммуникация и лингвокультурове-дение в теории и практике обучения иностранным языкам.  Саранск, Изд-во Мордов. ун-та, 1993  124 с.
  7.  Хаймс Д.Х. Этнография речи.  М., 1975 – 216 с.
  8.  Хайруллина Р.Х. Фразеологическая картина мира: от мировидения к миропониманию.  Уфа: Башк. гос. пед. ун-т, 2000  283 с.
  9.  Харисов Ф.Ф. Лингвокультурологический аспект содержанияобучения татарскому языку в школах с русским языком обучения[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://philology-and-culture.kpfu.ru/свободный.
  10.  Хашимова, Д.У. Лакуны как совокупность слов или словосочетаний, маркированных наличием национально-культурного содержательного компонента // Вопросы филологических наук, 2004  №6.  C. 96-98.
  11.  Чернов, Г.В. К вопросу о передаче безэквивалентной лексики при переводе советской публицистики на английский язык // Чернов Г.В. Ученые записки 1-го МГПИИЯ: Т.4.  М., 1958.  223 с.
  12.  Швейцер А.Д. Очерк современного английского языка в США.  М., «Высшая школа», 1963 – 215с.
  13.  Швейцер А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты.  М., 1988  215 с.
  14.  Штайер Е.М. Безэквивалентные лексические единицы и двуязычная коммуникация : [на материале пер. с рус. яз. на фр.] // Иностр. яз. в шк. – 1987. – № 3. – С. 76-80.
  15.  Юсупова А. Ш. Роль татарско-русских и русско-татарских словарей XIX века межкультурной коммуникации и принципы перевода слов в данных словарях // Филология и культура [Казань].  2013.  № 1 (13).  C. 133–135.
  16.  Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия).  М.: Гнозис, 1994  344 с.
  17.  Большой энциклопедический словарь [Электронный ресурс] – Режимдоступа: http://www.slovopedia.com/ свободный.
  18.  Петушок  золотой гребешок: русские народные сказки. Әтәчкәй – алтын кикриккәй: рус халык әкиятләре.  Казань: Магариф, 2007. – 47 с.
  19.  Реалии как объект перевода [Электронный ресурс] – Режим доступа:http://study-english.info/article075.php/ свободный.
  20.  Татарская кухня. Из истории татарской кухни. Режим доступа: http://supercook.ru/tatar/tatar-01.html.
  21.  <http://slovarozhegova.ru/letter>.
  22.  http://www.dict. t-mm.ru/ushakov/ http://www.dict.t-mm.ru/ushakov/
  23.  http://www.onlinedics.ru/slovar/efr.html
  24.  http://slovardalja.net/
  25.  http://bse. sci-lib.com/diletter0623.html
  26.  http://bse.sci-lib.com/diletter0623.html
  27.  http://dictionary. cambridge.org/ http://dictionary.cambridge.org/
  28.  http://slovari. yandex.ru http://slovari.yandex.ru
  29.  http://lingvo. yandex.ru http://lingvo.yandex.ru
  30.  http://inosmi.ru
  31.  http://www.russian. slavica.org/article3665.html
  32.  http://www.inopressa.ru/article/26Jan2011/ft/abbas.html
  33.  http://www.starpomlom.com/230/
  34.  http://enlsite. narod.ru/c-3. htm
  35.  http://www.perevod4ik.com/aticles/article3-2. php
  36.  http://www.slowo.ru/stat2_5.html

Приложение 1

Упражнения и приемы работы с реалиями

1. При работе с текстом лингвострановедческие реалии записываються учащимися. Например, при работе с текстом “London Streets and Their Names” дается задание

Read the text and write in your “Linguistic and Cultural Passport” the information about:

Piccadilly Circus

Charing Cross

Charing Cross Railway Station

Soho

London Streets and Their Names

Names of streets and districts are often connected with the history of the country and the city.

But very often names of streets are so old and so changed that only few people know how this or that street got its name.

People, who read books by English writers, listen to the radio, see English films, can’t help knowing such names as Trafalgar Square, Soho, Piccadilly, Charing Cross, etc.

Let’s begin with Piccadilly Circus. It is a fine square which has seen much history over the centuries. For generations Piccadilly has been the heart of London. Nowadays it is such a focal place that on special occasions, such as the Coronation or on New Year’s Eve, as many as 50,000 people gather actually.

Actually it immortalized a man who is now forgotten. The man was a tailor who grew rich by making high collars called “piccadillies”. He build a grand house which he called the Piccadilla Hall, and the name, slightly changed, has lived on.  

Charing Cross is one of the oldest spots in London. Once there was a small village in that place. The villagers were charing wood, making charcoal of it. That is why the village was named Charing. Centuries ago, an English Queen died outside London. Her husband wanted her body to be taken to Westminster Abbey and buried there. At every place where the funeral procession stopped, a wooden cross was erected. The last place was at Charing and since then the place has been called Charing Cross.

A reproduction of that last cross can be seen at the entrance to Charing Cross Railway Station. Nowadays Charing Cross is known by its book-shops where one can buy books in different languages and of new and old editions.

No one, however, can explain “Soho” convincingly. The legend goes that in the old days there used to be green fields there and people around went foxhunting a great deal. When a hunter saw a fox, he called to the dogs “So-Ho”, “So-Ho”! Now Soho is the district where one can see people of different types and hear them speak the different languages. It is famous for its different restaurants.

There are some short streets in Soho in which six or seven restaurants of different ethnic cuisine stand one after another in a line. One can have breakfast in a Greek restaurant, dinner in an Italian and supper in an American. These are only a few examples, but all London’s long past history can be told by its streets and names.

(Из книги: A.A. Ionina, A.S. Saakyan How Articles Work in English. – М.:

«Менеджер», 2002. – 304 с.)

What is it?

Vocabulary

What can we say about it?

Square in London

Piccadilly Circus*

Piccadilly Circus has seen much history over the centuries. For generations Piccadilly has been the heart of London.

Place in London

Charing Cross*

Charing Cross is one of the oldest spots in London. Charing Cross is known by its book-shops.

Railway station in London

Charing Cross Railway Station*

Charing Cross Railway Station is situated in Charing Cross.

District in London

Soho*

In Soho one can see people of different types and hear them speak the different languages. Soho is famous for its different restaurants.

2. На уроке проводится работа с текстом “Easter in Australia”.

Easter in Australia

There are people from many different cultures in Australia so Easter is celebrated in a variety of ways. The main day of celebration of families of AngloIrish backgrounds is Easter Sunday. Some people go to church and have hot cross buns for breakfast. These are a sweet fruit bun, which may have a cross on top. Children exchange Easter eggs, which are usually made of chocolate. Some are now made from sugar and have little toys inside. The chocolate eggs are available in an egg shape, from tiny little ones to giant ones, some chocolate eggs are also in the shape of cheeky looking rabbits. In recent years Easter bilbys have also been made. The bilby is a native animal in Australia, which is an endangered species. Chocolate manufacturers decided to make Easter bilbys and give some of their profits to help protect these animals from extinction. Children don’t worry about the shape. They just love the chocolate! Many families have an Easter hunt in their homes or gardens to see who can find the most eggs on Easter Sunday morning. They then share a meal with their relatives. Traditionally this has consisted of roast lamb, beef or chicken with roasted vegetables like potatoes, carrots, pumpkin and beans, peas, or broccoli. There is a huge variation in the sorts of foods people may eat from seafood or lasagna, to salads and barbecues.One dessert that is popular at family celebrations in Australia is the Pavlova. It is made out of egg whites and sugar.

Easter is a time when a lot of Australian families go away on holidays, as it is late summer or early autumn. Some go to the beach others to the mountains. Some people camp in tents others stay in their holiday houses or rent one, or stay in hotels or motels. Most shops are closed from Good Friday to Easter Monday except those in holiday towns.

После чтения текста предлагаются следующие задания:

Look at the text again and match the names and the descriptions (описания).

1. Easter Sunday

a. Some chocolate eggs may be in the shape of it.

2. cross bun

b. The popular dessert in Australia which is madeof egg whites and sugar.

3. Easter eggs

c. They are usually made of chocolate.

4. cheeky looking rabbit

d. Many shops on Easter celebration are closed from this day.

5. bilby

e. Many families have it on Easter Sunday morning in order to see who can find the most eggs.

6. Easter hunt

f. The native animal in Australia, which is an endangered species.

7. lasagna and barbecue

g. Some people may eat this food on Easter.

8. the Pavlova

h. A sweet fruit bun, which may have a cross on top.

9. Good Friday

i. The main day of Easter celebration.

Key: 1i, 2h, 3c, 4a, 5f, 6e, 7g, 8b, 9d.

Fill in the gaps with the words and complete the information.

cheeky looking rabbit, the Pavlova, Easter eggs, lasagna, barbecue, cross buns, Easter hunt, Easter Sunday, Easter bilbys, Good Friday, Easter Monday.

The main day of celebration of families of Anglo-Irish backgrounds is …. Some people go to church and have … for breakfast. Children exchange…, which are usually made of chocolate. The chocolate eggs are available in an egg shape, from tiny little ones to giant ones, some chocolate eggs are also in the shape of …. In recent years … have also been made. Many families have an … in their homes or gardens to see who can find the most eggs on Easter Sunday morning. There is a huge variation in the sorts of foods people may eat from seafood or …, to salads and…. One dessert that is popular at family celebrations in Australia is…. Most shops are closed from … to … except those in holiday towns.

3. В продолжение работы над темой “Holidays” учащимся предлагается текст “Halloween” и следующее упражнение для закрепления реалий, приведенных в нем.

Halloween

Halloween is a festival that takes place on October 31. In the United States children wear costumes and masks and go trick-or treating. Many of them carve jack-o’-lanterns out of pumpkins. Fortunetelling and storytelling about ghosts and witches are popular activities.

Halloween developed from New Year festivals and festivals of the dead.

Christian church established a festival on November 1 called All Saints’ Day so that people could continue to celebrate their festivals. The Mass said on All

Saints’ Day was called Allhallowmass. The day before All Saints’ Day was known all hallows’ Eve or All Hallow e’en.

The main Halloween activity for children is trick-or-treating. Children dress in costumes and masks and go from door to door saying “trick or treat”. The neighbors give children such treats as candy, fruit and pennies so that children do not play tricks on them.

Jack-o’-lanterns are hallowed-out pumpkins with face carved into one side. Most jack-o’-lanterns contain a candle inside. An Irish legend says that jack-o’lanterns are named after the man called Jack. He could not enter heaven because he was a miser, and he could not enter hell because he had played jokes on devil. As a result, Jack has to walk on the earth with his lantern until Judgment Day.   Fortunetelling is an important part of Halloween. For example, a coin, a ring, and a thimble were baked into a cake. It was believed that the person who found the coin would become wealthy. The one who found the ring would marry soon. And the person who found the thimble would never get married. Today people practice cardreading or palmistry.

People once believed that there were many ghosts and witches on the Earth and that they met on October 31 to worship the devil. Today, people do not believe in ghosts and witches but they like to tell stories about them on Halloween.

What is the English for:

 Канун Дня всех святых; Хэллоуин

Выпрашивать угощение

«угощайте, а не то подшутим»

Фонарь

Гадание

День всех святых

Тыквы, пустые внутри

Судный день

4. При работе над темой “School and Schooling” для активизации и закрепления реалий по этой теме предлагаются следующие задания.

1) Match the kinds of schools to the definitions.

1. nursery

a. a school for advanced education, especially in a particular profession

2. kindergarten

b. a school in the US and Canada for  children or 14 or 15 to 18 years old

3. primary

c. a school for children aged two to five

4. secondary

d. a school for children who are between  three and five years old

5. junior high

e. a school for children between the ages of 11 and 16 or 18

6. high school

f. a school for children between five  and 11 years old in England  

7. elementary

g. a school in the US and Canada for children aged between 12 and 14 or 15

8. college

h. a school in the US for the first six years of a child’s education

  

Key: 1d, 2c, 3f, 4e, 5g, 6b, 7h, 8a.

2) Match the jobs with their meanings.

1. teacher

a. the teacher who is in charge of a school

2. tutor

b. a teacher at a university or college

3. lecturer

c. someone who gives private lessons to one student or a small group

4. professor

d. someone who teaches a sport or practical skill

5. instructor

e. someone whose job is to teach, especially in a school

6. coach

f. someone who gives lectures, especially in a university

7. trainer

g. someone who trains a person or team in a sport

8. head teacher

h. someone who trains people or animals for sport or work

Key: 1e, 2c, 3f, 4b, 5d, 6g, 7h, 8a.

3) Match the words with their meanings.

1. student

a. a student in their last year of high school or university

2. pupil

b. a student who is in the second year of  study at a college or high school

3. freshman

c. a student in the first year of high school or university

4. sophomore

d. someone who is studying at a university, school

5. junior

e. someone who is being taught, especially a child

6. senior

f. a student in the year before the final year  of high school or college

7. graduate

g. someone who is studying at a university to get a master’s degree

8. postgraduate

h. someone who has completed a university degree

 Key: 1d, 2e, 3c, 4b, 5f, 6a, 7h, 8g.

4) Write the words teacher, coach, trainer, referee, instructor in the sentences.

1. The ____________ made the athlete train for five hours.

2. The ____________ blew his whistle to start the match.

3. Her brother works as a racehorse ____________.

4. One of the players was sent off for arguing with the ___________.

5. Svetlana’s the ___________ of the volleyball team.

6. Do you want to be a professional teacher ___________?

7. She worked as a fitness __________ in Australia.

8. Her dream was to become a primary ___________.

Key: 1. coach; 2. referee; 3. trainer; 4. referee; 5. coach; 6. trainer; 7. instructor; 8. teacher.

5. На уроке “The British Way of Life” вводятся такие реалии, как: The Union Jack, M.P., public school, New Scotland Yard, zebra crossing, Tory, Building Society, G.C.S.E., Trade Union, public convenience.

После отработки данной лексики в ряде упражнений предлагается тест на проверку и закрепление данного материала.

What do British mean when they talk about the following? Circle the correct answer.

For example:

1) The Union Jack is…

a. the central chamber of the Houses of Parliament

b. the flag of Great Britain and Northern Ireland

c. the most valuable prize in a game

2) An M.P. is …

a. a Member of the Police

b. a Master of Political Science

c. a Member of Parliament

3) A public school is …

a. a state school

b. a private school

c. a religious school

4) New Scotland Yard is …

a. the material used to make bagpipes

b. the headquarters of the police in London

c. a measurement of length

5) A zebra crossing is …

a. a place to cross the road safely

b. a television screen for black and white reception

c. a design of two bones used on flags

6. A Tory is …

a. a numbered ticket in a lottery

b. a coin worth £2

c. a supporter of the Conservative Party

7. A Building Society is …

a. an organization that preserves historic buildings

b. a business which lends money to buy a house or flat

c. a house joined to the house next door

8. G.C.S.E. is …

a. a system of examinations for school children

b. the national gas and electricity boards

c. the highest award given by the Queen for bravery

9. A Trade Union is…

a. an import export agreement

b. an exhibition of commercial products

c. an organization of workers

10. A public convenience is…

a. a charity

b. a public toilet

c. a pub

Key: 1b, 2c, 3b, 4b, 5a, 6c, 7b, 8a, 9c, 10b.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17569. Обучение безэквивалентной лексике в процессе преподавания иностранному языку. Особенности перевода безэквивалентной лексики 77.57 KB
  Безэквивалентная лексика как предмет лингвистического исследования. Ассоциативный эксперимент как способ выявления национальной лексики в сопоставительном аспекте. Они заметны в лексике и фразеологии так как номинативные средства языка наиболее связаны с внеязыковой действительностью. Безэквивалентная лексика как лексическая...
16056. Особенности использования метода проектов в педагогическом процессе обучения иностранному языку 61.78 KB
  Развитие учебного процесса в современной школе показывает, что в обучении востребованы такие методы, которые не просто формируют умения, а компетенции, то есть умения, непосредственно сопряженные с практической деятельностью.
20667. Технология обучения иностранному языку на раннем этапе 33.96 KB
  Все чаще и чаще в наших газетах появляются объявления желающих найти для своих детей домашнего учителя репетитора гувернера со знанием иностранного языка. У детей очень крепкая долгосрочная память: им требуется многократное предъявление материала для того чтобы он перешел в долгосрочную память. При этом их непроизвольное внимание гораздо менее ограничено: дети часами могут заниматься тем что интересно что имеет для них смысл например игра. Раннее обучение иностранным языкам: -стимулирует речевое и общее развитие детей и как...
6399. Содержание обучения иностранному языку как процесса межкультурной коммуникации 65.3 KB
  Цели и задачи организации обучения иностранному языку как процесса межкультурной коммуникации. История развития обучения межкультурной коммуникации. Цели и задачи обучения иностранному языку как процесса межкультурной коммуникации. Формирование межкультурной компетенции при обучении иностранному языку.
13220. Презентация грамматических явлений на средней ступени обучения иностранному языку на основе игр 50.46 KB
  Представить общую характеристику видов речевой деятельности. Рассмотреть сущность игры как психологического явления. Показать особенности получения грамматических навыков на уроках иностранного языка. Проанализировать возможности использования игр в процессе обучения иностранному языку.
19322. Обучение безэквивалентной лексике в процессе преподования иностранному яыку 92.9 KB
  Безэквивалентная лексика как предмет лингвистического исследования 1. Ассоциативный эксперимент как способ выявления национальной лексики в сопоставительном аспекте Глава II. Они заметны в лексике и фразеологии так как номинативные средства языка наиболее связаны с внеязыковой действительностью. Безэквивалентная лексика как лексическая...
18567. Инновационные технологические приемы в процессе преподавания физической культуры в школе 107.83 KB
  В нынешних условиях развития рынка образовательных услуг в Казахстане и требований эпохи информационных технологий преподавание должно сочетать в себе выработанные практикой директивную и современную носящую инновационный характер интерактивную модели обучения. Многие методические инновации связаны сегодня с применением интерактивных методов обучения. На сегодняшний день внедрение новых технологий и технологических приемов процессе обучения – одна из наиболее актуальных тем. Цель нашей работы охарактеризовать основные интерактивные...
10873. Лексические особенности профессионального русского языка. Терминологическая лексика. Профессиональная лексика (профессионализмы, профессионально-жаргонные слова) 10.41 KB
  Термины и профессионализмы даются в толковых словарях с пометой специальное иногда указывается сфера употребления того или иного термина: физ. В отличие от терминов – официальных научных наименований специальных понятий профессионализмы функционируют преимущественно в устной речи как полуофициальные слова не имеющие строго научного характера.
3580. Готовые домашние задания к английскому языку. Методические указания К УЧЕБНОМУ ПОСОБИЮ ПО АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ 212.44 KB
  Настоящее учебное пособие предназначено для преподавателей и студентов, работающих по учебнику «Английский язык» авторов: Голубев Анатолий Павлович, Балюк Наталия Владимировна, Смирнова Ирина Борисовна для студентов средних профессиональных учебных заведений, издательский центр «Академия», 2011 год.
21678. История предпринимательства в период монголо-татарского ига 30.98 KB
  Предпринимательство как одна из конкретных форм проявления общественных отношений способствует повышению материального и духовного потенциала общества создает благоприятную почву для практической реализации способностей и талантов каждого индивида ведет к единению нации сохранению ее национального духа и национальной гордости. Предпринимательская культура в период феодальной раздробленности Отношение в древнерусском обществе было весьма противоречивым: оно колебалось от поддержки князьями гостей на внешних рынках и использования их...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.