Практика и проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений

Понятие содержание и субъекты противодействия расследованию преступлений. Общая характеристика противодействия расследованию преступлений. Методика преодоления противодействия расследованию преступлений. Практика и проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений.

2015-07-13

175.07 KB

55 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE   \* MERGEFORMAT 2

Оглавление

С.

Введение………………………………………………………………………...3

1. Понятие, содержание и субъекты противодействия расследованию преступлений

1.1. Общая характеристика противодействия расследованию преступлений…………………………………………………………….……..6

  1.  . Внутреннее противодействие расследованию…………………. ……..18

1.3. Внешнее противодействие расследованию…………………………….28

2. Методика преодоления противодействия расследованию преступлений…………………………………………………………………36

3. Практика и проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений

3.1. Практика преодоления противодействия расследованию преступлений………………………………………………………………….48

3.2. Проблемы и меры по преодолению противодействия расследованию преступлений………………………………………………………………….53

Заключение…………………………………………………………………….60

Библиографический список…………………………………………………..63

Приложения…………………………………………………………………...70

Введение

Активность противодействия расследованию вместе с его системностью и многообразием стали явно заметными с конца 80-х годов ХХ века, когда в связи с изменением социально-экономического строя страны, ослаблением государственных институтов власти и другими кризисными факторами криминал начал легальное и нелегальное наступление на все сферы жизни. В свою очередь, правоохранительные органы, следствие, и суд оказались не готовыми противостоять такому объему вала правонарушений и преступлений, включая как зарегистрированные, так и латентные, когда последние также во многом стали результатом целевой направленности противодействующих факторов. Сегодня следует констатировать, что противодействие расследованию стало практически неотъемлемым атрибутом большего числа уголовных дел [10, с. 49].

Противодействие раскрытию и расследованию преступлений во все времена было и остается на сегодняшний день актуальной проблемой. Рост преступности, сопровождается такими факторами, как улучшение вооружения, расширение процесса противодействия. Низкая результативность борьбы с этими проблемами, влечет за собой высокий уровень латентности преступлений. В настоящее время, противодействие вышло за рамки простого сокрытия следов преступления, переросло в противодействие работе правоохранительных органов в целом. Особую актуальность, данная проблема приобрела с началом реформирования правоохранительных органов и как следствие с повышением интереса к работе, со стороны СМИ и общественности.

Расследование преступлений почти всегда испытывало противодействие со стороны преступников, их родственников, друзей и знакомых. Лишь в редких, исключительных случаях такого противодействия не было. Поэтому, к сожалению, на данный момент необходимо констатировать, что преодоление такого противодействия – это одна из основных задач, которые стоят перед правоохранительными органами и их должностными лицами. [46, с. 42 – 44]. Из чего следует, что тема моей дипломной работы актуальна и требует изучения.  

Степень изученности данной темы не велика. Многие учёные, такие как Р.С. Белкин, И. М. Лузгин, А.И. Гуров, Г.Г. Зуйков, П.Г. Великородный, М.К. Каминский, Л.Я. Драпкин, А.Ф. Лубин, в своих работах затрагивали термин «противодействие раскрытию преступления», но ограничивались, понятиями «способ совершения преступления» и «способ сокрытия преступления». Более конкретно, разрабатывая меры преодоления противодействия расследованию преступлений, к данному вопросу подошли лишь немногие: С.И. Медведев, В.П. Бахин, В.С. Кузмичев, В. А.Овечкин, В.Н. Карагодин. Именно поэтому, мы можем говорить, что вопрос с системой мер по преодолению противодействия, на сегодняшний день остаётся открытым и требует более глубокого изучения.

Объектом работы являются общественные отношения, связанные с противодействием расследованию преступлений, а предметом – методика и проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений.

Целью квалификационной работы является: выявление мер по преодолению противодействия, путём полного отражения характеристики особенностей противодействия расследованию преступлений, изучения практики и проблем, связанных с противодействием.

Исходя из цели, можно определить задачи:

– представить общую характеристику противодействия расследованию преступлений;

– охарактеризовать внешнее и внутреннее противодействие расследованию преступлений;

– исследовать методику преодоления противодействия расследованию преступлений;

– изучить имеющуюся практику, по рассматриваемой теме;

– предложить пути решения проблем, в борьбе с противодействием расследованию преступлений.

В нашей работе мы будем опираться на труды, выше уже перечисленных учёных, собранную на преддипломной практике информацию, а также на статистические данные и публицистические материалы.

Нами использованы методы анализа, обобщения практики и изученной информации. Диалектический метод научного познания составит собой методологическую основу нашей работы.

Тема дипломной работы прошла апробацию на научной конференции в ЧИЭП им. М. В. Ладошина, была представлена в виде статьи, отражающей содержание работы: «Проблемы противодействия расследования преступлений». (см. приложение №1)

Структура нашей работы избрана в соответствии с целью и задачами.  В первой главе мы охарактеризуем понятие «противодействие расследованию» и разберём его виды. Вторая глава посвящена методике преодоления противодействия расследованию преступлений. И завершает дипломную работу глава, которая направлена на рассмотрение проблем и практики преодоления противодействия расследованию преступлений. По завершению работы, необходимо подвести общие итоги, по всей проделанной работе, которые будут отображены в заключении, приложении. Источники, использованные в работе, отражены в библиографическом списке.

1. Понятие, содержание и субъекты противодействия расследованию

1.1. Общая характеристика противодействия расследованию

 Написание первой главы, считаем необходимым начать с того, что отдельные аспекты противодействия расследованию, рассматривал в своём научном труде, ещё Ганс Гросс, который и считается основоположником научной криминалистики. Стоит отметить, тот факт, что, несмотря на то, что его книга «Руководство для судебных следователей как система криминалистики», была написана еще в XIX веке, некоторые рекомендации по расследованию преступлений, могут быть применены и в современной действительности. В его работе упоминалось притворство, изображение недугов, дача ложных показаний, как самим обвиняемым, так и свидетелями. Позднее многие ученые, также изучали тему противодействия расследованию. Некоторые из них, вывели своё собственное понятие «противодействие расследованию».  Анализ некоторых из понятий, позволил понять, что единство взглядов в этом вопросе на данный момент отсутствует. Так, В. Н. Карагодин в своей монографии раскрывает смысл понятия в том, что это «умышленные действия (или система действий), направленные на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу» [28, с. 18].

О. Л. Стулин, в свою очередь, утверждает, что противодействие расследованию это целая система «умышленных действий или бездействии виновных и содействующих им лиц, совершаемых в целях уклонения от уголовной ответствен ности или необоснованного ее смягчения» [45, с. 5].

По мнению А.Ю. Головина, противодействие расследованию – «это умышленная деятельность преступников и связанных с ними лиц, препятствующая работе правоохранительных органов по раскрытию и расследованию конкретных преступлений» [23, с. 158].

Р. С. Белкин, считает, что противодействие расследованию это не что иное, как «…умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и, в конечном счете, установлению истины по делу» [13, с. 32]. А к примеру, В. О. Москвин, считает, что «противодействие можно представить в качестве способа деятельности, направленной не только на воспрепятствование вовлечению следов преступления в сферу расследования, но и на создание следов ложного преступления, инсценировки преступного события. В таких случаях лицо, противодействуя расследованию, стремится «вовлечь» следы ложного преступления, инсценированного событии в сферу уголовного процесса и желает, чтобы они в последующем были оценены как доказательства» [11, с. 137 145].

Немного по-иному, представляет в своей работе понятие «противодействие расследованию преступлений» А. М. Кустов [31, с. 54 55]. С его точки зрения — это «система противоправных действий, детерминированных объективными и субъективными факторами, направленных на дезорганизации работы по раскрытию преступления, воспрепятствование достижению объективной истины по уголовному делу и осуществлению правосудия различными лицами, заинтересованными в уклонении от ответственности виновного»

Л. В. Лившиц в свою очередь, рассматривает противодействие расследованию как действие (бездействие), систему действий (деятельность), поведение лица (группы лиц), направленные на воспрепятствование или препятствующие установлению объективной истины по уголовному делу…» [33, с. 18].

Можно отыскать ещё много видений того, что же на самом деле подразумевает под собой «противодействие расследованию», но наиболее точным, нам представляется определение данного понятия, приведённого в рамках своей монографии, В. В. Трухачёвым [47, с. 33].  По мнению Вадима Викторовича, противодействие расследованию это «способ (форма) воспрепятствования реальному или потенциальному расследованию, заключающийся в разработке и реализации деяний, направленных на упреждение и нейтрализацию расследования на основе моделирования и (или) анализа действий лиц, его осуществляющих».

Как представляется, вышеперечисленные определения являются не бесспорными. Во-первых, противодействие – это не всегда противоправные действия, многие способы противодействия не наказуемы законом. Так, отказ от дачи показаний подозреваемым и обвиняемым очень мешает предварительному расследованию, однако это их право, которое закреплено УПК РФ, Конституцией, также, как и право свидетелей не давать показания против себя, своего супруга и близких родственников. Во-вторых, противодействие не всегда осуществляется только заинтересованными лицами, связанными с преступником; это могут быть любые участники процесса, а также любые другие лица, в той или иной степени заинтересованные в исходе уголовного дела. В-третьих, противодействие — это не всегда система действий, оно может проявляться и в самостоятельных поведенческих актах, не связанных общим замыслом. Так противодействие не всегда принимает активную форму поведения субъектов и может выражаться в бездействии. В-четвёртых, нет точного определения в криминалистической литературе целей актов противодействия. Большинство авторов предлагают такие цели как «уклонение от уголовной ответственности или необоснованное ее смягчение» или «смягчение и (или) уклонения виновных от уголовной ответственности и наказания за совершенное общественно опасное деяние», «воспрепятствование решению задач по делу», противодействие не всегда имеет цель дезорганизовать всю работу по делу, нередко цели его более локального характера: например, вывести из дела одного из подозреваемых (обвиняемых), скрыть какие-то отдельные обстоятельства преступления и тем самым облегчить участь преступника и т. п. [4, с. 20].

Представляется важным показать ряд принципиальных моментов рассматриваемого понятия. Во-первых, деятельность по противодействию раскрытию и расследованию носит всегда умышленный характер, может иметь как противоправный характер (например, свидетель дает ложные показания), так и не быть таковой (отказывается давать показания обвиняемый по поводу своего участия в преступлении). Во-вторых, потребности практики диктуют новые подходы в борьбе с преступностью, а именно: если преступники противодействуют организованно и непрерывно на всех стадиях уголовного судопроизводства, то задачей правоохранительных органов должно стать также системное (комплексное) проведение мероприятий по упреждению и преодолению противодействия на всех стадиях.

Важно показать сущность данного социально-правового явления. «Практически, ни один случай выявления, раскрытия и судебного рассмотрения преступлений не обходится без преодоления подчас весьма серьёзного противодействия со стороны преступников», отмечают Е. П. Ищенко и В. А. Образцов в своём учебнике по криминалистике [27, с. 49]. Юридическая сущность противодействия расследованию заключается в том, что противодействие существенно затрудняет достижение задач уголовного процесса по уголовному делу. Социальная сущность противодействия раскрывает не менее опасные его последствия. В современных условиях, когда следственные и оперативные аппараты нередко уступают в противостоянии с криминальной средой, принцип неотвратимости ответственности по существу превратился в фикцию. Население России с каждым годом все больше теряет веру в способность правоохранительных органов раскрыть преступление, в соответствии с законом наказать преступников и возместить причиняемый преступлениями ущерб [21].

Для того, чтобы разобраться в проблемах противодействия раскрытию преступлений, нам понадобится изучить классификацию способов противодействия. Рассмотрим наиболее распространённые способы, а именно сокрытие преступления, воздействие на лиц, и уклонение от участия в уголовном процессе. Сокрытие преступления, есть важнейшая составная часть противодействия. Сокрытие определяется как деятельность (элемент преступной деятельности), направленная на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника и их носителей (данную классификацию способов сокрытия преступления по их содержательной стороне в 1979 г. предложил Р.С.Белкин) В последние годы большую опасность для объективного расследования уголовных дел стали представлять приемы воздействия на физических лиц, особенно при расследовании организованной преступной деятельности. Среди способов воздействия на участников уголовного процесса следует выделить: физическое насилие, вплоть до лишения жизни; угрозы убийством, физическим насилием, уничтожением имущества как в отношении участника уголовного процесса, так и его близких; шантаж, провокации; подкуп; уговоры, просьбы, стремление к примирению сторон и др.

Самостоятельную группу приемов противодействия образует уклонение от участия в уголовном процессе:

– путем неявки по вызову следователя, смены места жительства без уведомления о том следователя, побега задержанных или арестованных из мест содержания и т. п. (при отсутствии элементов непосредственного сокрытия преступления);

– путем симуляции – изображения несуществующей болезни или отдельных ее симптомов;

– путем затягивания процесса ознакомления с материалами уголовного дела.

Глубокого исследования требуют более сложные формы противодействия, получившие значительное распространение в последние годы: сговор, дискредитация процедуры получения и объективности содержания доказательственной информации.

Также известны другие основания для классификации способов противодействия:

– по степени сложности своей структуры: одноэлементные (например, только дача ложных показаний), и комплексные, состоящие из совокупности двух и более приемов, как правило, связанных между собой единым замыслом;

– по степени очевидности самого факта противодействия: на явные, скрытые и смешанные (например, изменение грабителем своей внешности перед совершением нападения в сочетании с угрозой убийством потерпевшему);

 по длительности противодействия: рассчитанные на постоянное утаивание от расследования обстоятельств и «временные» рассчитанные лишь на получение преступником некоторого выигрыша во времени.

Субъекты противодействия сознательно маскируют свою деятельность, всячески препятствуют её отражению в объективной действительности. Тем не менее, познание сущности противодействия преступников расследованию возможно через изучение его признаков. Поэтому процесс преодоления противодействия следователь должен начинать с исследования признаков противодействия.

Приведем наиболее известные в науке и практике признаки противодействия.

Первый признак — это негативные обстоятельства обстановки на месте происшествия. О  негативных обстоятельствах свидетельствуют следующие данные:

– отсутствие на месте происшествия следов, которые должны были появиться в процессе инсценируемого события (например, отсутствие металлических опилок при наличии замка с перепиленной дужкой, признаков отравления угарным газом при обнаружении в очаге пожара обгоревшего трупа или воды в легких утопленника);

– обнаруженные следы, которых не должно быть, если бы используемое событие было не мнимым, а реальным (например, установление факта образования странгуляционной борозды после наступления смерти).

Далее следует такой признак, как улики поведения. Данный признак противодействия проявляется через поведение очевидцев, потерпевших и иных лиц на месте происшествия или проведения следственного действия (например, несвоевременное обращение одного из супругов в органы полиции по поводу исчезновения другого, бурная реакция с демонстрацией эмоционального потрясения по поводу смерти одного из них при наличии неприязненных отношений и др.).

Рассмотрим признаки противодействия, вытекающие из факта уклонения свидетелей, потерпевших и иных лиц от контактов с правоохранительными органами в связи с раскрытием и расследованием преступления (например, уклонение от проведения процессуальных действий, нежелание потерпевшего, свидетеля фиксировать показания с помощью технических средств и т.п.).

Следующие признаки противодействия, признаки, проявляемые во время дачи участниками уголовного процесса показаний (пояснений) по обстоятельствам дела (например, сокрытие обстоятельств, касающихся преступника, которых свидетели или потерпевшие не могут не знать).

Также существуют признаки противодействия, проявляемые в деяниях заинтересованных лиц, направленные на торможение или разрушение механизма осуществления уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу (например, действия заинтересованных лиц, направленные на установление контактов со свидетелем, потерпевшим, навязывание им каких-либо услуг личного плана или в связи с проводимым расследованием и т.п.).

Следующий признак – «Явка с повинной» или «чистосердечное признание» неоднократно судимых лиц нередко могут свидетельствовать о возможном противодействии (особенно в случаях, когда данные ими показания являются единственным прямым доказательством их вины).

Сведения о выявленных признаках противодействия необходимо использовать в качестве оснований для построения версий о применении субъектом конкретных приемов воспрепятствованию истине и предусмотреть проверку этих версий в плане расследования по делу.

В деятельности по упреждению и преодолению противодействия применимы почти все средства и методы, используемые для раскрытия и расследования преступлений. Прежде всего, должны учитываться общие положения планирования расследования. В планах должны отражаться предложения о субъектах и приемах противодействия; планируемые меры по нейтрализации как отдельных приемов, так и всего противодействия по делу в целом; конкретные исполнители и сроки исполнения планируемых мероприятий. В плане могут быть предусмотрены и меры упреждения противодействия.

Любые следственные действия, направленные на обнаружение, собирание и исследование доказательств и потому изучаемые криминалистикой, могут быть полезны в деятельности по выявлению и преодолению противодействия расследованию.

Например, обнаружение негативных обстоятельств в процессе осмотра места происшествия служит важным средством разоблачения инсценировки. При производстве осмотра документов выявляются не только следы фальсификации, подделки документа, но и ухищрения, связанные с изменением места хранения документа, его использованием в преступных целях и т.д.

В тактику следственного эксперимента входит система специфических тактических приемов (соблюдение принципа подобия, неоднократность, многовариантность опытов), позволяющих своевременно выявлять и эффективно преодолевать противодействие раскрытию и расследованию преступлений. Очная ставка позволяет изобличить лжеца, в ходе обыска выявляются различные улики и т.д. Основная задача допроса в аспекте рассматриваемой проблемы – изобличение допрашиваемого во лжи, в попытках утаить, скрыть или исказить истину. В целях решения этой задачи используются многие приемы, разработанные в криминалистике: приемы предъявления уличающих доказательств, демонстрация возможностей судебной экспертизы, использование фактора внезапности, допущение легенды, пресечение лжи, отвлечение внимания. Все эти приемы подробно описаны во всех учебниках по криминалистике [21].

Так за примером противодействия, мы можем обратиться в сферу наркопреступлений. По мере усиления борьбы с наркопреступлениями лица, их совершающие, принимают дополнительные меры по сокрытию своих преступных деяний. Ими оказывается противодействие правоохранительным органам в различных формах, особенно если это связано с фактами незаконного оборота наркотиков организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

Противодействие на этапе предварительного расследования по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотиков, осуществляется как в рамках процессуальной деятельности ее участников, так и выходит за рамки уголовного процесса, но всегда практически носит ярко выраженный криминальный характер.

В случае совершения тяжких, особо тяжких наркопреступлений (незаконный оборот наркотиков в крупном или особо крупном размерах, в т.ч. перевозка, сбыт и др.) после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела сразу же возникает необходимость задержания лица в качестве подозреваемого и его последующий в течение 24 часов допрос, в том числе в присутствии защитника (ст. 46 УПК РФ). В этой связи, как свидетельствуют результаты опроса следователей, проведённого Р.Г. Ушановым, в 63% случаев с целью противодействия данному этапу расследования подозреваемые выбирали тех адвокатов, которые в данный момент не могут участвовать в следственных действиях в силу объективных причин (болезнь, загруженность работой, отсутствие в месте производства расследования и т.д.). При неявке приглашенного подозреваемым защитника, назначенного следователем в порядке ст. 50 УПК РФ, другого защитника задержанные лица в 45% случаев требовали для производства следственных действий с их участием переводчика, заявляя, что не владеют языком, на котором ведется уголовное судопроизводство [50, с. 41 – 42].

Как правило, в это время оставшиеся на свободе соучастники осуществляли поиск именно того адвоката (защитника), который не только являлся высококвалифицированным специалистом, знающим методику расследования преступлений о незаконном обороте наркотиков, но и располагал "лояльным отношением" к себе со стороны следователя, расследующего данное уголовное дело. Кроме того, практически всегда подозреваемые (обвиняемые) в совершении тяжких и особо тяжких наркопреступлений как на первоначальном, так и на последующем этапах расследования использовали в качестве одной из форм противодействия следствию положения ст. 51 Конституции РФ. Ее положения позволяют не только лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, не свидетельствовать против себя самого, но и это право активно используется на первоначальном этапе расследования также супругом (супругой) и близкими родственниками (родителями, детьми, усыновленными), родными братьями и сестрами, дедушками, бабушками, внуками тех лиц, которые привлекаются к уголовной ответственности за наркопреступления. В большинстве случаев они, как правило, были достаточно подробно осведомлены о преступной деятельности задержанного. Подобная ситуация характерна при задержании за наркопреступления лиц, которые входят в состав преступных этнических группировок, основанных на клановом (родовом) принципе. В данной ситуации их расчет обусловлен тем, что бремя доказывания лежит на следователе, а существующие сомнения в виновности таких лиц, которые не могут быть устранены как в досудебном, так и на судебной стадии, толкуются в пользу обвиняемого (подсудимого).

Даже после задержания с поличным лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков, их соучастники, как правило, лица из ближнего окружения, перепрятывали или уничтожали весы, упаковочный материал, остатки наркотика, полученные за его реализацию деньги и иное имущество, другие материальные следы преступлений до начала производства осмотра или обыска помещения, где они хранились [50, с. 41 – 42].

Так, на стадии предварительного расследования, по данным исследования, проведенного Московским институтом МВД России, наиболее часто применяются следующие способы противодействия:

– подкуп, запугивание потерпевших и свидетелей (76 %);

– установление нелегальных каналов связи с арестованными членами организованных групп для согласования линии поведения (72%);

– наем на общие средства высококвалифицированных адвокатов (60%);

– укрывательство подозреваемого за пределами России (64 %);

– сокрытие, уничтожение следов преступления, оружия и средств преступной деятельности (44 %);

– симуляция заболевания (44 %);

– оказание давления через средства массовой информации посредством использования ошибок, допущенных сотрудниками ОРВД и уголовно-процессуальной деятельности (35 %);

– целенаправленная дискредитация оперативных сотрудников и следователей (32 %), в том числе посредством клеветнических жалоб и заявлений (52 %);

– попытка вербовки сотрудников органов внутренних дел под угрозой использования против них компрометирующих материалов (12%);

– попытка подкупа следователей, оперативных сотрудников, прокуроров и судебных служащих (23 %) [6, с. 30].

А. Н. Халиков отмечает: «Способы противодействия, с одной стороны, весьма разнообразны и изобретательны, но с другой стороны, при изучении многих уголовных дел они начинают повторяться и становятся вполне предсказуемы». С этим утверждением, нельзя не согласиться. Действительно, чем больше случаев противодействия будет зафиксировано, тем более понятны будут способы устранения этого противодействия, вероятно, ещё на уровне профилактических мер. Учёный описывает этапность противодействия на различных стадиях досудебного производства для достижения определённых целей.  Первая стадия, стадия выявления преступления и возбуждения уголовного дела. Целью является не допустить возбуждения уголовного дела, приложить максимум усилий для принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Далее на стадии первоначальных следственных действий, возникают такие цели как: ограничить обнаружение доказательств преступления, не допустить свидетелей для дачи показаний. Также необходимо, чтобы было выявлено наименьшее число участников преступления. На стадии раскрытия преступления и предъявления обвинения главная задача – исключение предъявления обвинения или отсрочки путём «заболевания» виновного лица, его скрытия или обращения к влиятельным связям в правоохранительных органах и в органах власти. Следующая стадия – стадия расследования уголовного дела. Здесь повторяются все предыдущие цели и добавляются новые. В числе которых препятствие по установлению новых фактов, продолжается давление на участников уголовного судопроизводства. И наконец, стадия окончания расследования уголовного дела. Целью является подготовка противодействия для этапа последующего судебного рассмотрения [52, с. 361].

Таким образом, мы можем видеть, что противодействие расследованию не стоит на месте, а обретает всё более чёткую структуру, этапность. И для того чтобы эффективно бороться с противодействием, необходимо разрабатывать систематизированный подход, отдельно к каждой стадии производства.

1.2 Внутреннее противодействие расследованию

В криминалистике различают два вида противодействия – внутреннее и внешнее. Для того, чтобы быть компетентным в вопросах противодействия расследованию преступлений, нужно знать и терминологию, связанную с данной темой. Так, внутреннее противодействие подразумевает под собой не что иное, как противодействие, оказываемое теми или иными лицами, в любой форме причастными к расследованию: подозреваемыми и обвиняемыми, свидетелями и потерпевшими, специалистами и экспертами, случайными лицами, оказавшимися на месте происшествия, и др. Для них всех характерно обладание какой-то информацией о событии и стремление скрыть, изменить или уничтожить эту информацию и (или) ее носителей [25].

Субъектами внутреннего противодействия могут выступать как подозреваемый, обвиняемый, так и потерпевший, адвокат, свидетели, очевидцы и даже специалисты и эксперты. Внутреннее противодействие, как правило, выражается в форме искажения, уничтожения, сокрытия информации и вещественных улик, проходящих по делу.

Подробнее бы хотелось остановиться на таком субъекте противодействия, как адвокат. А. А Павлов в своей научной статье выделяет четыре модели противодействия расследованию адвоката.

Рассмотрим первую модель механизма противодействия расследованию – правомерного по содержанию, но не процессуального по форме. В рамках первого этапа возможны поиск и получение информации о процессе раскрытия и расследования преступления через коррумпированных сотрудников правоохранительных органов либо в результате непосредственного наблюдения и анализа действий сотрудников правоохранительных органов; анализа выступлений сотрудников правоохранительных органов в СМИ; провоцирования субъекта расследования на неосторожное разглашение криминалистически значимых сведений. Кроме того, может быть использована возможность получения информации через родных и близких сотрудников правоохранительных органов либо от иных лиц, участвующих в производстве по делу.

Последующие этапы противодействия могут характеризоваться прежде всего попытками оказания психического воздействия на лиц, осуществляющих расследование по делу, в неформальной обстановке; провоцированием совершения субъектом расследования действий, содержащих в себе признаки правонарушения или проступка;

Для второй модели механизма противодействия расследованию, процессуального по форме, но противоправного по содержанию, типичным является совершение защитником-адвокатом актов противодействия в связи с реализацией своих процессуальных прав и обязанностей, которые тем не менее нарушают нормы права или иные нормативные предписания. Противодействие расследованию может быть осуществлено при проведении следственных и иных процессуальных действий. Примером могут служить следующие ситуации: во время проведения следственного действия защитник демонстративно указывает опознающему на своего подзащитного и поясняет, что тот задержан по подозрению в совершении данного преступления; защитник уклоняется от явки к следователю для проведения следственных и иных процессуальных действий с последующим объяснением занятостью по другим делам; защитник предлагает следователю ввиду ограниченности во времени не заполнять процессуальный документ, а перейти непосредственно к проведению следственного действия, чтобы в последующем оперировать этим фактом, и т.п. Среди действий, составляющих содержание рассматриваемой модели, на подготовительном этапе противодействия расследованию можно отметить следующие: уничтожение следов преступления, орудий, средств совершения преступления; фальсификацию материальных следов и объектов; угрозы субъектам расследования, свидетелям, попытки их подкупа и т.п.; Третья модель характеризуется противодействием расследованию, противоправным и по содержанию, и по форме. Среди действий, составляющих содержание рассматриваемой модели, на подготовительном этапе противодействия расследованию можно отметить следующие: уничтожение следов преступления, орудий, средств совершения преступления; фальсификацию материальных следов и объектов; угрозы субъектам расследования, свидетелям, попытки их подкупа и т.п.; уничтожение людей - носителей криминалистически значимой информации; всяческое способствование явному утаиванию запрашиваемой субъектом расследования информации и непредоставлению запрашиваемых сведений, материалов, а также невыполнению предписанных субъектом расследования действий; сокрытие криминалистически значимой информации и др.

Четвертая модель механизма противодействия расследованию, правового (процессуального) по содержанию и по форме, характеризуется деятельностью, составляющей содержание профессиональной защиты по уголовным делам в связи с реализацией принципа состязательности. Основными приемами противодействия со стороны защитника будут: заявление ходатайств (как в рамках проведения отдельных следственных действий, так и по всему уголовному делу в целом) и жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих функцию уголовного преследования [9, с. 3 – 4].

Кроме того, со стороны защитника может осуществляться активный поиск доказательств, свидетельствующих о непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию либо о меньшей общественной опасности его личности или совершенного им деяния. Несмотря на то что деятельность защитника, как и ранее, направлена на противодействие расследованию, существующий конфликт процессуальных интересов будет проявляться не столь остро, как в иных обозначенных моделях. Как представляется, данная модель в наибольшей степени соответствует представлениям об идеальном процессе уголовного судопроизводства с участием защитника в условиях действия принципа состязательности [39, с. 13 – 17].

Е. В. Твердова, также рассмотрела в своей работе противодействие адвокатов. На одной из разновидностей противодействия расследованию следует остановиться особо. Речь идет о целенаправленном воздействии со стороны адвоката на потерпевших и свидетелей с тем, чтобы те давали "удобные" для обвиняемого показания. К сожалению, условия для подобного рода действий в настоящее время созданы самим УПК РФ. Так, в ч. 3 ст. 86 УПК РФ сказано: "Защитник вправе собирать доказательства" - и перечислены способы, применяя которые он может это делать. Само по себе это право, безусловно, является очень важным для обеспечения реализации наиболее важных принципов уголовного процесса, таких как принцип состязательности и обеспечения обвиняемому права на защиту. Но у него есть и оборотная сторона. Благодаря этому праву у защитника появилась возможность беспрепятственно встречаться с потерпевшим и свидетелями. Конечно же, "защитник ни в коем случае не должен злоупотреблять предоставленным ему правом на собирание доказательств: не должен использовать ложь, введение в заблуждение лица, обладающего определенными сведениями, принуждение последнего к беседе, а тем более принуждение к даче ложных сведений. Однако есть ли гарантия от того, что недобросовестный адвокат воспользуется этим правом не на пользу, а во вред, то есть для воздействия на конкретных лиц (потерпевших, свидетелей)? Такой гарантии нет. В законе отсутствует указание на какой-либо процедурный порядок получения адвокатом доказательств. А ведь именно это могло бы выступать в качестве такой гарантии [40, с. 34 – 35].

Субъекты, желающие противодействовать расследованию, используют различные способы противодействия. Можно выделить такие способы как: утаивание, уничтожение, маскировка, фальсификация, инсценировка. Разберём каждый из способов, более подробно. Утаивание подразумевает под собой оставление в неведении следователя (дознавателя), касаемо какой-либо важной для следствия информации. Утаивание можно также подразделить на активное и пассивное. Активным утаивание можно считать, когда субъект скрывает что-либо важное для расследования, будь то информация по делу или к примеру, вещественные доказательства, также уклонение от явки в орган, занимающийся расследование конкретного дела. Тогда как к пассивным способам отнесём отказ от дачи показаний, умолчание, недонесение, несообщение запрашиваемых сведений, невыполнение требуемых действий. К уничтожению, отнесём как уничтожение следов преступления, так и уничтожение свидетелей или других носителей информации, имеющей значение для расследования.

Далее следует инсценировка, которая представлена в большинстве своём, как смешанный способ противодействия. При инсценировке используются сразу несколько способов противодействия, её модель зависит от осведомленности, изобретательности и преступного опыта субъекта. Рассмотрим данное понятие более подробно. В юридической литературе сущность криминальных инсценировок рассматривается с различных позиций – и как способ сокрытия преступления, и как событие, свидетельствующее о наличии конфликтной следственной ситуации со строгим соперничеством, и как способ общения субъекта, совершившего общественно опасное деяние, со следователем, и как система фикций, и как способ криминального дезинформирования, и как симуляция.

Вместе с тем в последние годы ряд ученых и практиков особое внимание обращают на то, что криминальные инсценировки являются также средством подготовки и совершения преступлений, способом достижения преступного результата. Такой подход может принципиально изменить представление о криминальной инсценировке, ее субъектах, целях, способах и средствах их достижения [22, с. 16 – 18].

Так, например, В.А. Образцов и А.А. Протасевич отмечают, что криминальная инсценировка как средство подготовки и совершения преступления пока не стала предметом "глубокого теоретического и методико-криминалистического анализа... оставаясь по-прежнему "белым пятном" в криминалистическом учении об инсценировке" Для ликвидации этого пробела отдельный параграф своей монографии они посвящают "криминальной инсценировке как средству достижения преступного результата" рассматривая там, в частности, различные способы введения в заблуждение потенциальных потерпевших [38, с. 69].

Аналогичных взглядов придерживается С. В. Андреев, посвящая вторую главу своего исследования "Дезинформация и инсценировка как объекты криминалистических исследований" особенностям "отдельных видов инсценировки как средства достижения преступного результата" [7, с. 23], в рамках которой рассматривает инсценировку как средство подготовки и совершения преступления [22, с. 16 – 18].

Инсценировка преступления – это создание преступником обстановки, не соответствующей произошедшему в ней событию. Для инсценировки характерно наличие так называемых негативных обстоятельств, то есть противоречащих представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации. Речь идет о несоответствии обстановки места происшествия представлению о событии и его механизме.

Цели, которые преследуют преступники при создании инсценировки, могут быть следующими:

– преступник создает видимость совершения преступления в определенном месте, пытаясь скрыть при этом настоящее место преступления;

– создание видимости произошедшего на данном месте события, не имеющего криминального характера;

– преступник хочет скрыть свои проступки, не имеющие криминального характера;

– преступник пытается создать ложное представление у следствия об отдельных обстоятельствах и фактах, имеющих непосредственное отношение к расследуемому событию.

Основной мотив, который заставляет преступника использовать инсценировку, это желание избежать ответственности. Ни один преступник не желает привлекаться к уголовной ответственности за содеянное преступление из-за страха перед наказанием. В других случаях преступники после совершения одного преступления идут на совершение другого, они стремятся скрыть следы своей преступной деятельности, прибегая к инсценировке. Мотивы скрытия не самим виновным, а другими лицами могут быть различными. Нередко встречаются ситуации, когда сам потерпевший пытается скрыть преступление. Это происходит, когда преступление в отношении данного лица имеет позорящий характер и его раскрытие может выявить отрицательные стороны потерпевшего. При расследовании насильственных преступлений против личности потерпевший стыдится, что при расследовании все сведения получат широкую огласку. Это может нанести ущерб его репутации, поэтому он пытается скрыть отдельные обстоятельства дела или сам факт преступления. Возможна и другая ситуация, когда потерпевший боится раскрытия преступления из-за того, что существует вероятность его привлечения к уголовной ответственности, например, при расследовании дела о даче взятки.

В криминалистике различают следующие виды инсценировок в зависимости от оснований:

– по субъекту: инсценировка, совершаемая самим преступником, и инсценировка, совершаемая иными лицами;

– по объекту: инсценировка преступления, инсценировка некриминального события, инсценировка отдельных обстоятельств дела;

– по времени: до совершения преступления, после совершения преступления и некриминального события, в момент совершения преступления;

– по целям: инсценировка, осуществляемая для сокрытия преступления, и инсценировка, направленная на сокрытие некриминального события;

– по длительности воздействия: инсценировка, рассчитанная на получение дополнительного времени для реализации своих замыслов, инсценировка, рассчитанная на то, что преступление не будет раскрыто [41, с. 23].

Признание криминальной инсценировки способом совершения преступления с неизбежностью влечет за собой констатацию того факта, что ее целью не является ни введение следователя в заблуждение, ни затруднение установления подлинных обстоятельств расследуемого события, а направлена она исключительно на облегчение достижения преступного результата, является его важным условием и в качестве дезориентируемого адресата имеет не должностных лиц, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность, а исключительно потерпевших и других очевидцев события преступления. Более того, в этой ситуации субъектом криминальной инсценировки может быть только лицо (лица), совершившее преступление, а не кто-нибудь иной. Очевидно, что такое положение вещей не соответствует ни теоретическим воззрениям на сущность криминальной инсценировки как разновидности противодействия расследованию, ни сложившейся правоприменительной практике. Являясь видом противодействия расследованию и в большинстве случаев – способом сокрытия преступления, криминальная инсценировка не может рассматриваться, на наш взгляд, ни в качестве способа подготовки и совершения преступления, ни в качестве средства достижения преступного результата, имея совсем иную целевую направленность [22, с. 16 – 18].

Следующий способ противодействия – маскировка. Маскировка может производиться как перемещением объектов, изменением их внешнего вида, так и создание видимости использования каких-то объектов, сокрытие каких-либо действий. Совершается для того чтобы расследующий дело, был сбит с верного пути и пошёл далее в расследовании по ложному.

И наконец, фальсификация. Обычно, когда мы слышим слово «фальсификация», тут же в голову приходит словосочетание «подделка документов». Верно то, что в фальсификацию входит подделка документов, но кроме этого есть ещё переделка, уничтожение объектов, создание ложных следов, заведомо ложные показания и ложное алиби. Хотелось бы подробнее остановиться на таком виде фальсификации, как ложное алиби. По мнению А. С Андреева, ложное алиби, есть прием противодействие раскрытию и расследованию преступлений, представляет собой совокупность противоправных, либо не противоречащих закону действий обвиняемого и иных лиц по обоснованию, выдвижению и отстаиванию ложной информации о месте нахождения лица, совершившего преступное деяние, в момент совершения преступления и тем самым направленных на воспрепятствование установлению объективной истины по делу.

Ложное алиби как прием противодействия расследованию имеет важное криминалистическое значение, которое заключается в следующем:

– деятельность по обоснованию ложного алиби представляет собой элемент как преступной, так и непреступной деятельности (но связанной с преступлением) и является объектом изучения криминалистической науки;

– деятельность по реализации ложного алиби тесно связана с закономерностями возникновения, собирания и исследования (исчезновения) доказательств, поэтому входит в предмет науки криминалистики;

– ложное алиби связано с такими категориями и понятиями, как криминалистическая характеристика преступлений, способ преступления, следственная ситуация и т. д.

– проверка и разоблачение ложного алиби является важным звеном и доказывании виновности лица, совершившего преступление;

– в связи с ростом организованной преступности такой прием противодействия, как ложное алиби, является не только элементом криминалистической характеристики конкретного вида преступления, но и элементом криминалистической характеристики деятельности преступной группы, организации, сообщества, поскольку служит средством от разоблачения участников организованного преступного формирования.

Деятельность по планированию проверки версии о ложности алиби имеет некоторые особенности, которые обусловлены следующими факторами:

– обязанностью органа дознания, следователя, прокурора, суда проверить алиби подозреваемого, обвиняемою, подсудимого;

– содержанием и результатом анализа материалов уголовного дела и прежде всего – относящихся к возможному или заявленному алиби;

– комплексностью принимаемых мер по проверке и разоблачению ложного алиби.

В диссертации А. С. Андреева, рекомендуется в деятельности по разоблачению ложного алиби использовать комплекс следственных действий, оперативно-розыскных и организационно-подготовительных мероприятий в рамках тактической комбинации (операции).

Проверка и разоблачение ложного алиби, по сути, и представляет собой тактическую комбинацию (операцию), состоящую из совокупности тактических приемов или комплекса согласованных и взаимосвязанных следственных действий, организационно-подготовительных, оперативно-розыскных мероприятий, проводимых в соответствии с отраженной в плане тактической линией следователя и направленных на установление местонахождения заподозренного (подозреваемого, обвиняемого) в момент совершения преступления и решения задач расследования применительно к сложившейся конфликтной следственной ситуации [8, с. 19 – 62].

Внутреннее противодействие отличается от внешнего не только субъектами, но и способами его совершения. Какой бы из способов ни был бы выбран субъектом внутреннего противодействия, каждый из них имеет свои особенности. Будь то утаивание, уничтожение, маскировка, фальсификация или же инсценировка.

Таким образом, внутреннее противодействие это противоположное внешнему. Иными словами, противодействие, оказываемое лицами, так или иначе причастными к расследованию. Выражается этот вид противодействия в различных формах: утаивание, уничтожение, маскировка, фальсификация, инсценировка. Этот вид противодействия достаточно часто встречается, поэтому не нужно упускать его из внимания. При борьбе с противодействием раскрытию преступлений, каждый вид противодействия является препятствием в работе правоохранительных органов.

1.3.Внешнее противодействие расследованию

Направленность "внешнего" противодействия расследованию может быть различной. Она зависит от субъектов, их возможностей и целей противодействия. Не последнюю роль играет и мотив противодействия, информированность субъекта об обстоятельствах дела.

УК РФ содержит специальную — 294-ю статью "Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования". УК признает преступной любую форму вмешательства в целях воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному расследованию дела. Субъектами "внешнего" противодействия расследованию выступают должностные лица учреждений, предприятий и организаций (независимо от форм собственности), где было совершено преступление, коррумпированные представители властных структур и правоохранительных органов. Особо следует выделить их действия под влиянием добросовестного заблуждения, ставшего результатом обмана со стороны заинтересованных в деле лиц или гуманных побуждений. Таким образом, субъектов подобного воспрепятствования можно разделить на две группы, исходя из мотивов их действий и преследуемых целей:

– преследующие личные корыстные и иные цели, сознающие противоправность своих действий;

– действующие под влиянием добросовестного заблуждения по поводу обстоятельств преступления, личности виновного, действий органа расследования и не преследующие личных целей.

Если субъекты "внутреннего" противодействия реализуют свои замыслы преимущественно путем сокрытия преступления, субъекты "внешнего" — влиянием, давлением на следователя, созданием условий для совершения им незаконных действий, должностного проступка или преступления и т. п. Субъекты этого вида противодействия — должностные лица предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудники органов исполнительной власти и представительных органов, контрольных и ревизионных и — что особенно опасно — правоохранительных органов. Достаточно распространены акты противодействия, оказываемого представителям партий, профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов, отдельных групп населения. Наконец, противодействие может быть оказано со стороны родственников, друзей и иных близких виновного [15, с. 211].

Во внешнем противодействии можно также выделить формы и способы осуществления противодействия расследованию преступлений. К формам относится понуждение следователя к незаконным действиям (изменение меры пресечения, переквалификация уголовного дела, прекращение), способами здесь буду являться подкуп, дача ложных показаний, авторитет начальника. Также можно выделить такую форму внешнего противодействия, как неправомерные насилия, выражающиеся через следующие способы: угроза жизни и здоровья, угроза дисквалификации, воспрепятствование службе, огласка аморального поведения (как выдуманного, так и реального). К формам можно отнести и воздействие на свидетелей, потерпевших, экспертов с помощью шантажа, подкупа, угроз.

Также Р.С. Белкин выделяет, таких субъектов противодействия, которые не преследуют личных и противозаконных интересов. Ими могут руководить чувства гуманности, жалости и сочувствия виновному, неверного понимания товарищества, корпоративной общности и т. п. Их действия при этом выражаются обычно в: направлении жалоб и ходатайств в правоохранительные и властные органы, средства массовой информации, стремлении различными путями создать у следователя, свидетелей, потерпевших благоприятное мнение о виновном, а иногда — отрицательное мнение о потерпевшем или свидетелях; неквалифицированных и предвзятых оценках поведения и действий следователя и т. п. [13, с. 32].

Пожалуй,   самым эффективным противодействием расследованию, можно считать противодействие сотрудников правоохранительных органов. Кому, как не сотрудникам, работающим в данной сфере, имеющим специальные познания, знать все пробелы и пути обхода закона.  Хотелось бы подробнее рассмотреть этот вид внешнего противодействия.

Характерными приёмами противодействия расследованию по уголовным делам в отношении должностных лиц правоохранительных органов могут быть следующие:

– увольнение из правоохранительных органов датой до совершения должностного преступления («задним числом»);

– намёки на прямые угрозы заявителю и свидетелям о неблагоприятных правовых последствиях для него и его родственников при настаивании на расследовании уголовного дела. При этом криминальное психологическое воздействие может осуществляться спонтанно либо иметь фоновый характер, а также быть дополнением к физическому воздействию;

– возбуждение административного производства в отношении заявителей или свидетелей по выдуманным или реальным основаниям;

– подбрасывание заявителю, свидетелям или их близким наркотических веществ, оружия, иных запрещённых предметов и их изъятие с решением вопроса о возбуждении уголовного дела;

– создание общественного мнения на работе или по месту жительства (особенно в мелких населённых пунктах) против заявителя или свидетелей;

– применение различных форм воздействия на следователя, начиная с совместного распития спиртных напитков вплоть до завуалированного или его прямого подкупа;

– различные методы воздействия на судью. При этом речь может и не идти о подкупе судьи, достаточно его знакомства с работниками правоохранительного ведомства либо с самим обвиняемым для его положительного отношения;

– незаконное прослушивание телефонных переговоров следователя либо прослушивание или видеосъёмка его кабинета во время проведения основных следственных действий и их планирования;

– давление на оперативных работников, экспертов, специалистов по делу через общих знакомых с целью принятия благоприятного для преступника решения или заключения [52, с. 372]. 

Весьма интересным нам представился материал из научной статьи Л.Ю. Кирюшиной «Проблемы преодоления противодействия, по делах о преступлениях, совершаемых женщинами». При расследовании преступлений, совершаемых женщинами, следователю необходимо учитывать мотивы и способы противодействия не только женщины, но и иных лиц. Зачастую потерпевшими и свидетелями насильственных преступлений, совершаемых женщинами, становятся их дети, родители и мужья. Л. Ю. Кирюшина выделяет среди наиболее распространённых способов противодействия расследованию среди этих категорий граждан следующие: отказ давать показания, оговор иных лиц, неявка на допрос и иные следственные действия, дача заведомо ложных показаний, добросовестное заблуждение, забывание.

Ведущими мотивами здесь являются недопущение возбуждения уголовного недопущение возбуждения уголовного дела, стремление добиться его прекращения, желание способствовать смягчению уголовного наказания, помощь в избежании уголовной ответственности. При этом не менее значимыми мотивами является любовь и близкие отношения, которые существуют между лицом, оказывающим противодействие предварительному расследованию, и подозреваемой (обвиняемой). Способность женщин производить на свет потомство обусловливает особые эмоциональные связи, которые возникают между матерью и ребенком. Эти функции женщины-матери отходят на второй план после того, как мать совершает преступление. Следует учитывать и то обстоятельство, что в результате семейной ссоры между родителями ребенок лишился одного из них, а второму угрожает длительное тюремное заключение. Поэтому преодоление противодействия данной категории свидетелей должно строиться с учетом сложного эмоционального состояния ребенка: 1) необходимо допросить ребенка до того, как родственники, знакомые или сама женщина успеют научить ребенка «нужной версии»; 2) пока ребенок не забыл информацию, которая может иметь значение для расследования преступления [30, с. 121].

Также более подробно хотелось бы рассмотреть внешнее противодействие со стороны родителей несовершеннолетних, в той или иной степени относящихся к расследованию уголовного дела. Когда к совершению преступления так или иначе относятся несовершеннолетние, будь они свидетелями, потерпевшими или обвиняемыми, несомненно, в большинстве случаев будет прослеживаться противодействие со стороны их законных представителей. Право несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на защиту может быть реализовано только при участии в деле как защитника, так и законного представителя. Как справедливо отмечает Е.А. Ухарева, "законный представитель играет важную роль в поддержании режима законности при производстве следственных действий" [49, с. 5 – 8].

Однако роль законного представителя несовершеннолетнего при производстве по уголовному делу зачастую занижается.

Вместе с тем умаление значения законного представителя в уголовном процессе приводит к нарушению прав несовершеннолетних на всестороннюю защиту. И.О. Воскобойник отмечает, что "права и законные интересы несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых нарушаются ничуть не реже, чем у лиц, вовлеченных в сферу уголовного процесса в зрелом возрасте"[19, с. 127].

Родители, будучи самыми близкими родственниками, могут оказывать несовершеннолетнему моральную поддержку, а могут и негативное психологическое воздействие, в том числе психическое насилие. Как верно отметила И.А. Макаренко, под психическим насилием понимается "любое противозаконное и безнравственное воздействие на психику несовершеннолетнего обвиняемого, которое влечет за собой состояние сильной эмоциональной и психической напряженности, затрудняя выбор желаемого для подростка варианта поведения" [34, с. 11].

На практике могут возникнуть следующие негативные аспекты участия родителей в качестве законных представителей.

В первую очередь хочется отметить то обстоятельство, что законный представитель в уголовном процессе в силу своего процессуального положения выполняет двойную функцию: во-первых, отстаивает права и законные интересы несовершеннолетнего правонарушителя, во-вторых, защищает собственные интересы.

Родитель, стараясь защитить собственные интересы и доказать, что ущерб, причиненный преступлением, возник не в силу неисполнения им обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, может забыть о главной своей функции – защитника несовершеннолетнего и свести уровень защиты до минимума или даже содействовать стороне обвинения, дабы избежать гражданской ответственности и уклониться от возмещения ущерба потерпевшей стороне.

В данном случае создается коллизия интересов законного представителя и несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, в результате чего родитель может нанести вред интересам несовершеннолетнему.

Следующим негативным аспектом участия родителя в качестве законного представителя является желание уберечь ребенка от уголовной ответственности. Как справедливо отметил А. Ю. Головин, родители подозреваемого (обвиняемого) и другие близкие им люди выступают в числе наиболее активных субъектов противодействия расследованию. Так, по уголовному делу по обвинению несовершеннолетних Л. и З. в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 161, п. "г" ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 115 УК РФ, в ходе предварительного расследования законный представитель – мать Л. давала показания в защиту своего сына, причем данные показания не всегда были правдивыми. Она напористо и агрессивно старалась оградить несовершеннолетнего Л. от уголовной ответственности. В ходе судебного следствия ее тактика изменилась и стала более спокойной, и она своими показаниями старалась повлиять на суд с целью назначения минимального наказания [53, с. 42 – 45].

Защита собственного ребёнка – естественная реакция родителей, поэтому, этого следует ожидать и продумывать тактику на несколько шагов вперёд.

Таким образом, внешнее противодействие также, как и внутреннее, имеет свои субъекты и способы, хотя и несколько отличающиеся, но цель общая уменьшить наказание или избежать его совсем. Особое внимание, при борьбе с противодействием раскрытию преступлений, следует уделять именно этому виду противодействия. Ведь данное противодействие, по нашему мнению, считается наиболее эффективным. Делая вывод по главе в целом, нужно сказать, что преодоления всяческих способов противодействия, должно быть неотъемлемой частью расследования преступлений. Для быстрого, успешного раскрытия, необходимо свести наличие препятствий к минимуму или устранить, если предоставляется такая возможность. Но мы пришли к выводу, при написании работы, что самым действенным способом, является предотвращение противодействия, выражающееся через меры по предупреждению, пресечению подобных случаев.

2.Методика преодоления противодействия расследованию преступлений

Существующие в следственной практике и разработанные криминалистикой и теорией оперативно-розыскной деятельности средства и методы преодоления противодействия расследованию можно разделить на две группы:

– средства и методы преодоления попыток сокрытия преступлений;

– средства и методы преодоления иных форм противодействия расследованию.

Средствами и методами преодоления попыток сокрытия преступлений, которыми располагает следователь, служат следственные и розыскные действия, обращение к помощи населения и средствам массовой информации. Рассмотрим наиболее значимые из них подробнее, к примеру, следственный осмотр. Общие требования к правилам осмотра места происшествия, проводимого в условиях противодействия, в основном сходны с теми, которые применяются при производстве осмотров в обычных условиях. К ним относятся: неотложность, объективность и полнота, методичность и последовательность осмотра, использование при этом научно-технических средств и помощи специалистов, соблюдение разработанных криминалистами правил обращения с вещественными доказательствами, единое руководство осмотром [14, с. 145].

Значение этого следственного действия во всех его разновидностях для целей преодоления противодействия расследованию трудно переоценить. Особенно большую роль играет осмотр места происшествия. При возникновении версии об инсценировке путем осмотра места происшествия выявляются так называемые негативные обстоятельства, т.е. обстоятельства, противоречащие представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации. Эти обстоятельства могут заключаться в наличии или отсутствии на месте происшествия того, что необходимо, должно было бы быть, если бы имело место предполагаемое событие. Речь идет о количественном или качественном несоответствии обстановки места происшествия или ее деталей представлению о событии и его механизме, например отсутствие признаков отравления угарным газом при обнаружении в очаге пожара обгоревшего трупа или воды в легких у утопленника и т.п. Иногда такими негативными обстоятельствами служат не вызывавшиеся необходимостью повреждения запирающих устройств, явно неоправданный беспорядок в торговом или складском помещении и т.д. Обнаружение негативных обстоятельств служит решающим средством разоблачения инсценировок [5].

В обстановке противодействия, в окружении отрицательно настроенных к его деятельности граждан, следователь должен широко использовать приемы эмоционального воздействия. Сначала нужно попытаться повлиять на самого виновного в совершении преступления, а также на лиц, которые активно ему помогают. Последним следует разъяснить противоправность их действий и тяжесть последствий такого поведения прежде всего для них самих. При этом следователь должен демонстрировать готовность объективно разобраться в свершенном событии. Осмотр места происшествия, если позволяют условия, лучше всего проводить неожиданно для противоборствующих лиц и вовремя, неудобное для них. Осуществление осмотра в возможно короткий промежуток времени позволит избежать скопления людей и сохранить обстановку на месте происшествия в большей неприкосновенности. Осмотр места происшествия в обстановке конфликта в большинстве случаев надо проводить концентрическим способом. Это объясняется тем, что окружающие постепенно могут сузить круг около места происшествия, проникая на участки, еще не осмотренные следователем. Если же следователь будет продвигаться от периферии к центру, то сможет предотвратить порчу следов, исключить некачественный осмотр отдельных участков места происшествия. При осмотре важно обращать внимание на так называемые негативные обстоятельства, т.е. «обстоятельства, противоречащие представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации. Эти обстоятельства могут заключаться в наличии или отсутствии на месте происшествия того, что необходимо должно быть, если бы имело место предполагаемое событие. Речь идет о качественном или количественном несоответствии обстановки места происшествия или ее деталей представлению о событии и его механизме» [48, с. 37].

Не менее важные результаты могут быть получены при производстве иных видов следственного осмотра — вещественных доказательств, транспортных средств и особенно документов [5].

Также можно выделить и допрос, который является важной составной частью расследования уголовных дел. Совершенствование производства отдельных следственных действий с учетом специфики по данным видам преступлений – является немаловажным условием повышения эффективности всего расследования в целом, а также будет способствовать повышению уровня защиты интересов участников судопроизводства. Допрос является самым распространенным следственным действием по всем категориям преступлений [16, с. 12]. 

Основная задача этого следственного действия в аспекте рассматриваемой проблемы — изобличение допрашиваемого во лжи, в попытках утаить, скрыть или исказить истину. В целях решения этой задачи криминалистикой разработан ряд тактических приемов, которые могут применяться комплексно, в качестве простой тактической комбинации, или порознь. Такие приемы могут носить логический, психологический, тактический или комплексный характер.

Среди приемов логического характера наиболее распространенным является предъявление уличающих доказательств. В качестве таковых могут быть использованы показания соучастников, свидетелей, потерпевших, документы, заключения экспертов, данные криминалистических учетов и т. п. Сила воздействующих на допрашиваемого уличающих показаний увеличится при демонстрации видеозаписи допроса этих лиц, звукозаписи их допросов. Прием в этом случае носит комплексный — логический и психологический — характер.

Действенным приемом логического характера является демонстрация возможностей судебной экспертизы при исследовании вещественных доказательств по делу. Допрашиваемому объясняется, какие уличающие его обстоятельства могут быть установлены экспертным путем, почему их нельзя будет опровергнуть, как результаты экспертного исследования будут использованы для опровержения избранной им позиции и как они необходимо повлияют на изменение линии его поведения и по отношению к соучастникам, и в целом по отношению к исходу дела.

Из числа приемов психологического характера следует указать, на убеждение в необходимости для допрашиваемого изменить свою позицию по делу, дать правдивые показания. Для того чтобы добиться в этом успеха, следует разъяснить допрашиваемому значение для смягчения его участи раскаяния в содеянном, добросердечного признания, при групповом преступлении – значение факта признания первым из соучастников. Признанию может способствовать и указание на незначительность его роли в преступной деятельности сообщества по сравнению с ролями соучастников и т.п.

Значительное психологическое воздействие могут оказывать и некоторые варианты использования фактора внезапности. Это передача допрашиваемому информации о неожиданных для него обстоятельствах, например, сообщение о существовании лица, которое, по его мнению, никак не могло быть известно следователю, о потерпевшем, которого он считал убитым или погибшим, который может дать изобличающие допрашиваемого показания, о предметах, обнаружение и использование которых следователем допрашиваемый не считал возможным или о которых он вообще не знал, и т.п.

На психологическое воздействие рассчитана и очная ставка, проведение которой, правда, сопряжено с риском, поскольку лицо, дающее, по мнению следователя, правдивые показания, под влиянием другого ее участника может их изменить в отрицательную для следствия сторону. Такая же опасность может возникнуть и при предъявлении для опознания, но сам факт предъявления для опознания лицу, реальность не существования, которого у опознаваемого не вызывала сомнений, оказывает на него весьма сильное психологическое воздействие.

Внезапность – этим обобщенным термином обозначается ряд тактических приемов допроса, основанных на использовании фактора внезапности: неожиданное сообщение допрашиваемому о намерении провести после допроса то или иное следственное действие, которое, по мнению допрашиваемого, провести невозможно вследствие неосведомленности следователя о соответствующих обстоятельствах (например, о проведении обыска в таком месте, о котором следователь не должен был знать); постановка неожиданных для допрашиваемого вопросов.

Допущение легенды — допрашиваемому предоставляется возможность беспрепятственно излагать свою ложную легенду в целях последующего детального ее опровержения. Этот прием комбинационно сочетается с приемом пресечения лжи, когда изложение легенды прерывается следователем в самом ее уязвимом месте и начинается процесс опровержения путем предъявления доказательств или с использованием фактора внезапности.

Повторность — требование следователя повторить ту или иную часть показаний с целью обнаружения противоречий, различий. Этот прием может быть реализован и путем самостоятельного следственного действия — повторного допроса, который проводится с максимальной детализацией показаний в расчете на то, что вымышленные детали запоминаются плохо и при повторении показаний могут быть изменены или упущены допрашиваемым.

Отвлечение внимания или косвенный допрос. Суть этого приема заключается в том, что следователь, заведомо зная, что не получит правильного ответа на основной интересующий его вопрос, задает ряд других вопросов, менее «опасных» с позиции допрашиваемого, но в ответах, на которые могут содержаться сведения, относящиеся к основному вопросу. Этот тактический прием комбинационно может сочетаться с приемами, именуемыми форсирование темпа допроса и инерция. Под последним понимают незаметный перевод допроса из одной сферы в другую в расчете на то, что допрашиваемый «по инерции» проговорится.

Проговорка — прием реализуется не только путем использования «инерции», но при ускорении темпа допроса, при постановке неожиданных вопросов. При этом следует различать случайную оговорку от проговорки об обстоятельствах, как правило, известных только лицу, причастному к преступлению, что как раз и важно для следователя.

Выжидание — заключается в том, что в допросе делается перерыв для того, чтобы в психическом состоянии допрашиваемого произошли изменения под влиянием оказанного воздействия.

Создание заполненности — подчеркивание следователем невыясненных мест в деле, вызывающее у допрашиваемого стремление «заполнить» пробелы в соответствии с логикой его показаний, что может привести к не учитываемым допрашиваемым противоречиям в объяснении обстоятельств дела.

Вызов — побуждение допрашиваемого к объяснению логическим путем с позиции своей линии поведения обстоятельств, обеспеченных доказательствами.

Помимо этих тактических приемов изобличения во лжи, тем же целям может служить такое следственное действие, как следственный эксперимент, а также не регламентированная пока законом проверка и уточнение показаний на месте.

Наконец, весьма существенная роль в преодолении противодействия расследованию отводится судебной экспертизе, с помощью которой устанавливаются подлинные обстоятельства дела, разоблачаются инсценировки и добываются аргументы, изобличающие виновных и иных лиц во лжи. Когда идет речь о противодействии в форме сокрытия преступления, значительная роль в его преодолении отводится оперативно-розыскным мероприятиям, проводимым по поручению следователя. Они предпринимаются в рамках следственного задания по усмотрению оперативного работника, могут проводиться независимо от следственных действий, а могут сочетаться с ними в оперативно-тактической комбинации. Особенно эффективны такие мероприятия, как опрос граждан, наведение справок, наблюдение, обследование различных объектов, прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи [5].

С внешним противодействием также необходимо бороться. Здесь средствами борьбы может выступать выяснение оперативным путём причин, степени причастности, мотивов, целей противодействия. Здесь уместны такие методы преодоления противодействия как должностное расследование, возбуждение уголовного дела, разъяснение ошибочности противодействия следствию, выступления в трудовых коллективах, в средствах массовой информации.

Средства и методы преодоления противодействия расследованию со стороны «внешних» субъектов, создающих противоправность своих действий, в основном, носят оперативно-розыскной характер или на начальном этапе характер ведомственного расследования. Именно оперативным путем выясняются причины противодействия, степень причастности противодействующих лиц к событию преступления, мотивы и цели противодействия. Если речь идет о вмешательстве в деятельность следователя непосредственно, изучаются законность требований, обоснованность даваемых ему указаний и т.п.

При непосредственном давлении на следователя, понуждении его к совершению незаконных или необоснованных действий со стороны его непосредственного руководства или вышестоящих должностных лиц должностное расследование может закончиться возбуждением уголовного дела. При явно противоправных посягательствах на следователя условиями их пресечения являются добровольное и полное информирование об этих посягательствах следователем компетентных инстанций, принятие оперативных мер по обеспечению безопасности следователя и его близких от преступных посягательств и при наличии достаточных оснований — возбуждение уголовного дела по признакам покушения на взяточничество, угрозы убийством и других преступлений (ст. 295, 296, 298 УК РФ).

Если субъекты противодействия добросовестно заблуждаются в отношении обстоятельств дела, личности виновного, действий органа расследования и при этом не совершают противоправных поступков и не преследуют личных целей, то средством преодоления такого противодействия служит разъяснение им следователем или — предпочтительнее — руководителем следственного подразделения ошибочности, занятой ими позиции, сложившегося у них мнения. Помимо официального письменного ответа на поступившие от таких лиц жалобы и заявления, целесообразна официальная беседа с ними с целью убеждения в необоснованности опасений и претензий. В этих же целях могут практиковаться выступления следователя и иных должностных лиц в трудовых коллективах, в средствах массовой информации и т.п. Наконец, в исключительных случаях допустимо по усмотрению следователя и при условии сохранения в должной степени следственной тайны ознакомление этих субъектов с отдельными обстоятельствами и материалами дела для выхода из сложившейся конфликтной ситуации [5].

Также существенное значение в расследуемых делах имеют субъекты, которые не заблуждаются в обстоятельствах, а преднамеренно дают ложные показания.

За дачу ложных показаний Уголовным кодексом РФ предусмотрена ответственность. Статья 307 УК РФ предусматривает ответственность за дачу лицом заведомо ложных показаний в суде либо на предварительном следствии. Ложность данных показаний может заключаться в сообщении органам правосудия неверных сведений о фактах и обстоятельствах, относящихся к преступлению и личности преступника по уголовному делу, либо в отрицании таких обстоятельств и фактов [2].

По результатам исследования, проведённого главным информационно-аналитическим центром Министерства внутренних дел Российской Федерации, наиболее характерным субъектом заведомо ложных показаний является лицо, практически в равной степени как мужского, так и женского пола (52 и 48%, соответственно), в возрасте, преимущественно, от 16 до 45 лет (83,3%), не имеющее высшего или неполного высшего образования (94,6%), в половине случаев без постоянного места работы (около 58%), ранее не судимое (90,9%), характеризующееся положительно по месту работы и жительства и наделенное процессуальным статусом потерпевшего или свидетеля по уголовному делу [43].

Ложные показания формируются с влиянием таких факторов, как особенности личности допрашиваемого, условия её формирования, социальную среду в которой находится допрашиваемый и возникшая следственная ситуация.

Процесс формирования заведомо ложных показаний предполагает последовательное прохождение следующих стадий:

– восприятие истинного события;

– запоминание и осмысление этого события;

– осознание цели сообщения ложных сведений и последствий данного акта;

– переработка воспринятого и создание мысленной модели задуманного лжесвидетельства;

– удержание в памяти модели ложных показаний, построение модели процесса их сообщения на допросе;

– воспроизведение ложных показаний на допросе.

А. А. Закатов и другие криминалисты считают, что ложные показания можно выявить по определенным признакам:

– неопределенность сведений, содержащихся в показаниях;

– противоречие высказываний другим собранным по делу доказательствам, а также противоречия внутри самих показаний;

– проговорки, указывающие на значительно большую осведомленность допрашиваемого;

– описание событий, фактов с чрезмерной точностью, что может быть вызвано заучиванием заранее подготовленных показаний;

– сокрытие фактов, которые, по сведениям следователя, хорошо известны допрашиваемому, или забывчивость относительно событий, значение которых существенно для допрашиваемого;

– различное объяснение одних и тех же событий на разных допросах;

– бледность эмоционального  фона  показаний;

– наличие в показаниях словесных конструкций, фраз, не соответствующих уровню интеллектуального развития, допрашиваемого;

– совпадение в мельчайших деталях показаний нескольких допрашиваемых;

– настойчивое, неоднократное повторение допрашиваемым по собственной инициативе каких-либо утверждений;

– подчеркивание допрашиваемым своей добропорядочности и незаинтересованности в деле;

– уклонение от ответов на прямые вопросы;

– психофизиологические реакции, свидетельствующие о проявлении внутреннего душевного волнения: замешательство, неожиданное смущение, суетливость, изменение цвета лица, тремор рук и др. [18].

Одной из мер по стимулированию к даче правдивых показаний является возможность своевременно прекратить действия по даче заведомо ложных показаний. Примечание к статье 307 УК РФ гласит: «Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе».

Так, вовремя предварительного расследования по факту кражи автомашины из гаража свидетель в ходе дополнительного допроса в своих показаниях сообщил, что ранее им данные показания являются заведомо ложными, т.к. его за материальное вознаграждение попросил дать их потерпевший. В результате последний был привлечен к уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ) и заведомо ложные показания (ст. 307 УК РФ), а свидетель, давший такие показания в ходе первоначального допроса, был освобожден от уголовной ответственности в соответствии с примечанием к ст. 307 УК РФ, ввиду деятельного раскаяния [43].

С. А. Новиков отмечает, что результатом слишком мягкой санкции нормы, запрещающей дачу неправдивых показаний, является, с одной стороны, снижение общей превенции, так как потенциальные лжесвидетели готовы в случае своего разоблачения претерпеть сравнительно лёгкие негативные последствия своего преступления (особенно когда, к примеру, преступник сразу заявляет потенциальному лжесвидетелю о своей готовности в случае чего с лихвой покрыть все расходы по уплате штрафа за выгодные ему неправдивые показания). С другой стороны, сотрудники правоохранительных органов порой менее активно и настойчиво выявляют факты лжесвидетельства и доказывают вину лиц, давших заведомо ложные показания, понимая, что итогом их значительных усилий явится, как правило, только небольшой штраф [36, с. 10 – 12].

По мнению Малышева Я. В. проблема борьбы с лжесвидетельством должна решаться комплексно, и некоторые меры можно взять из зарубежного опыта. Например, принесение судебной присяги, которая должна иметь юридическую силу. Поскольку на данный момент свидетель лишь расписывается в том, что ему разъяснено положение закона о даче ложных показаний. Присяга же, в отличие от предупреждения, представляет обещание и может стимулировать свидетелей на дачу правдивых показаний [35, с. 2 – 3].

Таким образом, мы можем судить о том, что методика преодоления противодействия расследованию преступлений различается не только в зависимости от статуса субъекта противодействия (внешние или внутренние), но и подразделяется по видам следственных действий. Качественно отработанная методика, преодоления противодействия может влиять не только на конечный результат расследуемого дела, но и уровень раскрываемости преступлений в целом, а как следствие и на снижение преступности.

3.Практика и проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений

3.1.Практика преодоления противодействия расследованию преступлений

Практика испытывает особую потребность в рекомендациях по сбору и фиксации доказательств в ситуациях, когда следственные действия приходится проводить в неблагоприятных условиях, в обстановке противоборства и конфликтов. Для повышения эффективности усилий, направленных на выявление, предупреждение и преодоление противодействия расследованию, важное значение имеет знание способов противоправного влияния на процесс расследования, в первую очередь таких, как утаивание информации об обстоятельствах преступления, сокрытие или уничтожение такой информации или ее носителей, сокрытие преступления путем маскировки или фальсификации информации о нем, вступление определенных лиц в конфликт со следователем и др. Активное противодействие подозреваемые, обвиняемые и другие заинтересованные лица оказывают и при осуществлении следователями конкретных следственных действий, особенно при допросах, очных ставках, обысках.

Предпринимаемое на практике противодействие уголовному судопроизводству обычно подразделяют на два вида: «традиционное, свойственное преимущественно “одиночным” преступникам, и организованное, взятое на вооружение организованными группами и преступными сообществами». Однако нельзя не отметить условность такого деления, поскольку «одиночные преступники иной раз могут оказывать достаточно организованное и весьма эффективное противодействие и вместе с тем организованные группы не гнушаются никакими методами, используя при этом и традиционные». В последние годы неоднократно вносились изменения и дополнения в уголовно-процессуальное законодательство в части расширения прав обвиняемого. Его процессуальное положение приводилось в соответствие с международными стандартами, однако для улучшения процессуального положения потерпевшего и свидетеля практически никаких мер не принималось. И хотя новый УПК значительно расширил права потерпевших и свидетелей, они пока не могут в достаточной степени обеспечить их процессуальное равенство с обвиняемыми. Между тем международная практика защиты жертв преступлений более развита. Меры защиты потерпевших от преступлений отражены в Международном пакте о гражданских и политических правах, Декларации ООН «Основные принципы правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью». С 12 октября 1982 г. в США действует публичный «Закон о защите жертв и свидетелей преступлений», а с 1990 г. — «Закон о правах потерпевших и реституции». Подобные законы имеются и в других цивилизованных странах. Несомненно, что и в нашей стране назрела необходимость в повороте следственно-судебной системы лицом к проблемам свидетелей и потерпевших. Защита их прав должна стать частью государственной политики. Одно из основных условий успешной борьбы с преступностью — совершенствование качества работы органов расследования с тем, чтобы ни одно преступление не оставалось нераскрытым. Между тем значительная часть преступлений пока не раскрывается, а преступники остаются ненаказанными; многие из них — из-за активного противодействия органам расследования, которое в последнее время проявляет устойчивую тенденцию к возрастанию. Такое положение обусловливается несколькими обстоятельствами: а) все возрастающим правовым нигилизмом граждан, значительная часть которых к правонарушителям относится сдержанно, равнодушно, а иногда и доброжелательно; б) невысоким профессионализмом сотрудников правоохранительных органов [29, с. 50] в) недоверием населения к органам расследования; г) коррумпированностью отдельных сотрудников; д) отсутствием правовой базы для организации действенных мер по преодолению криминального противодействия. Актуальность исследования форм и методов преодоления противодействия следствию в значительной мере обусловливается уже тем, что с каждым годом увеличивается количество уголовных дел, по которым субъекты прибегают к наиболее опасным способам воздействия на следствие, применяя психическое и физическое насилие, подкуп свидетелей и потерпевших. Характерно, что свидетели и потерпевшие поддаются воздействию преступников, совершая конкретные действия в пользу виновных, изменяя правдивые показания на ложные или скрывая негативную для преступников информацию. Почти во всех случаях лжесвидетельство существенно влияет на ход расследования, виновные лица избегают наказания, а производство по таким делам приостанавливается. В суде это часто приводит к необоснованному возврату уголовных дел на дополнительное расследование либо к их прекращению. В лучшем случае деяния виновных лиц переквалифицируются в сторону смягчения наказания. Практика свидетельствует, что зачастую уже при подготовке к совершению преступления субъект планирует свои действия по его сокрытию (такие действия установлены по 78 % изученных дел А. Ф. Галушкиным). Для этого он привлекает соучастников, друзей, родственников; сам же занимает позицию непризнания вины, оспаривания полученных следствием доказательств, воздействует на участвующих в деле лиц. Проблема противодействия расследованию не нова. Преступность при рассмотрении ее с позиций нелегитимного характера сосуществования и противоправной деятельности как социальное явление без противодействия властным структурам и обществу в природе не существует. В этой связи противодействие со стороны преступных структур следует рассматривать не иначе как реакцию криминальной среды на охранную деятельность государства с широким использованием различных механизмов, обеспечивающих безопасность этих структур от правосудия. Импульс самозащиты в криминальной среде ввиду неизбежности применения уголовных санкций в случае изобличения является доминирующим по отношению ко всем ее действиям. Лица, совершившие преступления, всячески противодействуют органам расследования в их изобличении, причем противодействие может быть оказано по – любому преступлению, совершенному как умышленно, так и неосторожно [55, с. 42].

В процессе прохождения преддипломной практики, нам удалось получить от дознавателей необходимую для написания диплома информацию, в частности, примеры из практики, ситуации, связанные, так или иначе, с противодействием расследованию преступлений, непосредственно произошедшие, в деятельности дознавателей, их собственную оценку данных ситуаций. Примером полученных данных, которые могут быть внесены в данный параграф нашей работы, является социологический опрос, сотрудников Южно – Уральского линейного отдела дознания МВД России на транспорте. Так, десять из десяти опрошенных нами сотрудников дознания сталкивались с противодействием расследованию. И это объяснимо, ведь редко встречается преступник, желающий разоблачения. Что касается, внутреннего и внешнего противодействия, как наиболее часто встречающееся, 90% опрошенных, отметили внутреннее. Что является подтверждением того, что субъекты внутреннего противодействия зачастую более активны и заинтересованы в исходе дела. Ведь субъектами внутреннего противодействия могут выступать подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, адвокат, свидетели, очевидцы, специалисты и эксперты. Внутреннее противодействие, как правило, выражается в форме искажения, уничтожения, сокрытия информации и вещественных улик, проходящих по делу. Среди встречаемых ими противодействий, наиболее популярным оказалось утаивание, девять из десяти сотрудников отметили, как частое противодействие, именно этот способ. Далее следует уничтожение информации, вещественных доказательств, всего того, что может повлиять на сложившуюся ситуацию. Почётное третье место занимает фальсификация. Что касается субъектов внутреннего противодействия преступлению, самыми активными являются подозреваемые\обвиняемые, на втором месте потерпевшие, также имеющие заинтересованность в исходе дел, завершает тройку – адвокат, стремящийся защитить интересы своего клиента любыми способами.

Касаемо внешнего противодействия, как уже отмечалось ранее, это — родственники, друзья, должностные лица предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудники органов исполнительной власти и представительных органов, представители партий, профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов, отдельных групп населения, контрольных и ревизионных и — что особенно опасно — правоохранительных органов. Наиболее часто сотрудникам линейного отдела дознания на транспорте приходилось сталкиваться с противодействием родственников, друзей, должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление (перечислено в порядке от более популярного). Что касается того, как данные субъекты чаще всего осуществляют противодействие то на первом месте это дача ложных показании, далее уничтожение информации, которая может оказаться полезной для следствия и наконец, оказание воздействия на свидетелей, потерпевших, экспертов. Из чего мы можем сделать вывод, что чаще встречается внутреннее противодействие, которое оказывается непосредственно подозреваемым\обвиняемым, а самый распространенный способ его осуществления утаивание. Утаивание, как уже отмечалось ранее, подразумевает под собой оставление в неведении дознавателя (следователя), касаемо какой-либо важной для расследования информации. (см. приложение 2)

Также нами были получены сведения, которые мы считаем нужным отразить в следующем параграфе данной главы – сведения о том, какие пути решения проблем, связанных с преодолением противодействия расследованию преступления, видят дознаватели, в условиях Российской действительности.

3.2 Проблемы и меры по преодолению противодействия расследованию преступлений

В данном параграфе предлагается рассмотреть проблемы и меры по преодолению противодействия расследованию преступлений. Проблемами в данной сфере, на наш взгляд являются недостаточное изучение института противодействия, невысокий уровень защиты участников судопроизводства, непрофессионализм работников правоохранительных органов или же недостаток опыта в борьбе с противодействием, невысокий уровень профилактики по преодолению противодействия, отсутствие обобщённых практических материалов, рекомендаций, которые впоследствии могли бы использоваться, как надёжная опора в борьбе с противодействием.

Одной из причин устойчивости противодействия раскрытию преступлений мы видим невысокий уровень защиты участников судопроизводства, влекущий за собой сомнение в выборе верных действий, при даче показаний. Для успешной борьбы с противодействием расследованию следует, прежде всего выявлять причины, побудившие участника уголовного процесса занять позицию, идущую вразрез с требованиями закона. В этих целях необходимо выяснять истоки конфликта, а значит обращаться к базовым потребностям человека, в частности к таким как безопасность, самоуважение, обострённое чувство справедливости, любовь к близким и прочие. Вполне естественно стремление любого здравомыслящего человека к обеспечению собственной безопасности тех, кто ему дорог. Недостаточная защищенность от противоправных посягательств побуждает уклоняться от выполнения уголовно-процессуальных обязанностей. Это показывают результаты изучения общественного мнения, проведённого Е. И. Замылиным. Так 79% потерпевших и свидетелей из числа опрошенных, заявили, что подоплекой противодействия расследованию являются угрозы, исходящие от заинтересованных лиц, сомнение в том, что правоохранительные органы могут осуществить их действенную защиту. Доминирующим для данной категории участников уголовно – процессуальных отношений является не исполнение гражданского долга в деле борьбы с преступностью, а проявление заботы о собственной безопасности [26, с.43].

Также можно привести результаты исследований, выявленных другими авторами. А. А Юнусов, указывает на то, что среди 260 опрошенных потерпевших и свидетелей около 90% в случае угрозы жизни или здоровью откажутся от дачи показаний или же дадут ложные показания [54, с. 29]. В работе С.И. Гирько мы видим, что 85 % респондентов указали в целях безопасности, несмотря на наказуемость деяния, поступить подобным образом [21]. По данным, которые предоставили В. Е. Новичков и М. И. Логвинов 83 % из 15 тысяч опрошенных ответили, что ни при каких обстоятельствах не будут выступать в качестве свидетелей, если возникнут обстоятельства, требующие их специальной защиты [37, с. 228].

Мы также провели опрос для того, чтобы узнать мнение общественности в наши дни. Опрос проводился в апреле 2015 года, в социальных сетях. Суть опроса состояла в выявлении общественного мнения на заданную тему. Аудитории была предложена ситуация «Представьте: если от дачи показаний зависит ваша безопасность или ваших близких (угрозы со стороны того, против кого даёте показания), то как вы поступите». В опросе приняли участие 100 человек, лишь 17.5% отметили, что дадут правдивые показания, потому как боятся ответственности за дачу ложных. Далее, 32.5% ответили, что будут честны в своих показаниях, потому что это их гражданская позиция. И целых 50 % с уверенностью заявили, что переступят через закон, дадут ложные показания или откажутся от дачи показаний вообще, для того чтобы защитить себя и своих близких. Из чего можно сделать вывод о том, что общество по-прежнему не уверено в состоянии государства защитить своих граждан от негативного воздействия лиц с асоциальным поведением, и считает более надёжным выходом самостоятельно оградить себя и своих близких, пусть даже путём нарушения закона. (см. приложение 3)

Необходимо учитывать, что посягательство на участников уголовного судопроизводства и иных лиц осуществляется с целью воспрепятствовать началу содействия правосудия, принудить к прекращению содействия и (или) отомстить за оказанное содействие [26, с. 43].

При планировании преодоления и предотвращения противодействия расследованию необходимо учитывать закономерности оказания противодействия расследованию его субъектами в разные периоды расследования и при предварительной проверке сообщений о преступлении. Обобщение следственной и оперативной практики позволяет рекомендовать оптимальный комплекс следственных действий, процессуальных решений, оперативно-розыскных и иных мероприятий по преодолению рассматриваемого противодействия. Изменение характера противодействия на разных этапах расследования требует корректировки версий о противодействии и комплекса действий и мероприятий по его преодолению в соответствующие периоды [42, с. 110]. Интересную мысль, на наш взгляд высказал в своей монографии Фёдор Валентинович Балаевских – «При наличии у допрашиваемого опыта оказания противодействия не следует ограничиваться только изучением материалов уголовных дел. Желательно также побеседовать с лицами, участвовавшими в расследовании названных дел, чтобы установить, каким образом преодолевалось противодействие, ранее оказывавшееся допрашиваемым, какие для этого реализовались приемы, использовались ли при оказании воздействия на допрашиваемого сведения о свойствах его личности и мотивах», действительно, зная информацию о  прошлом противодействии, будет легче бороться с будущим. Очень высока вероятность того, что противодействие будет сходно, что позволит предугадать действия лица, пытающегося его совершить [12, с. 56].

Что же позволит нам говорить о снижении противодействия расследованию преступлений? В первую очередь, слаженная работа оперативных органов, путём повышения уровня их взаимодействия. Также можно говорить об увеличении уровня профессионализма сотрудников, работающих в данной сфере. Ведь недостаточно эффективное преодоление противодействия расследованию – одна из главных причин качественного и количественного ухудшения показателей деятельности правоохранительных органов, демонстрирующая недостаточную профессиональную подготовленность сотрудников правоохранительной системы. Этим же можно объяснить и высокий уровень латентной преступности в стране.

В связи с вышеуказанным в глубоком и всестороннем изучении нуждаются причины и условия допущения тактических ошибок следователями, которые могут способствовать успешному противодействию расследованию со стороны лиц, заинтересованных в сокрытии преступления. Такое исследование имеет не только теоретическую, но и ярко выраженную практическую значимость. Как свидетельствует правоприменительная практика, противодействие установлению истины по уголовному делу в той или иной форме в разной степени имеет место при расследовании большинства уголовных дел. При таких условиях тактически грамотное выявление и преодоление противодействия следствию становится одной из основных задач следователя.

Лицо, не желающее нести ответственность за совершенное им преступление, стоит перед необходимостью решения одной из следующих задач: скрыть сам факт совершения преступления, либо скрыть свою причастность к совершению преступления, не скрывая при этом факт преступления [39, с. 13 – 17].

Следует заметить, что фундаментальные познания института преодоления противодействия расследованию преступлений, необходимы всем участникам уголовного судопроизводства. Прежде всего, этим инструментом умело должны пользоваться следователи (дознаватели) и оперативные работники. Ведь как известно, снижение уровня профессиональной подготовки, значительная текучесть кадров следователей приводит к тому, что в ряде случаев преодолеть противодействие, оказываемое допрашиваемыми, не представляется возможным. Некоторые следователи, не обладая достаточными профессиональными качествами, необходимыми для пресечения противодействия, применяют меры, противоречащие нормам морали и права. Такое положение отмечалось в частности на одном из заседаний коллегии Генеральной Прокуратуры РФ «Не единичны случаи грубых процессуальных и иных нарушений при сборе и закреплении доказательств, их проверке и оценке» [24, с. 13]. Подобное положение в известной степени обусловлено тем, что в теоретических исследованиях не всегда полностью учитываются потребности судебно-следственной практики в разработке новых и совершенствовании известных рекомендаций по преодолению противодействия расследованию [12, с. 56].

В ряде вузов в учебный процесс внедрен спецкурс по проблемам преодоления противодействия раскрытию и расследованию преступлений, который носит междисциплинарный характер. В частности, один из разделов посвящен изучению института преодоления противодействия. Причем спецкурс изучается на последнем курсе, когда студенты уже имеют определенные знания и навыки по таким важным предметам специализации, как уголовное и уголовно-процессуальное право, криминалистика, теория ОРД, криминология и др. В частности, курсанты изучают архивные уголовные дела, сборники образцов документов по уголовному процессу и на их основе составляют проекты процессуальных актов. Лекционный материал, практические занятия, а также подготовка докладов и выступлений позволяют обучаемому достичь такого уровня знаний и практических навыков, который наиболее оптимально соответствует требованиям современной практики. Представляется, в данном вопросе необходимо перейти к так называемому “всеобучу” для следователей и оперативных работников.

Наряду с твердым овладением указанными правовыми знаниями, данный институт может стать серьезным фактором, направленным на консолидацию научной мысли, сил и средств в борьбе с преступностью [42, с. 156].

В статье Е. И. Поповой обращается внимание на возможность преодоления противодействия уголовному преследованию посредством реализации тактической операции "Использование норм об особом порядке в рамках предварительного расследования". которую следует определить как систему следственных, иных процессуальных действий, тактических приемов и средств, которые осуществляет, строго соблюдая режим законности, следователь в целях преодоления имеющегося и прогнозируемого противодействия и достижения компромисса со стороной защиты по вопросу о возможности рассмотрения уголовного дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, а также для согласования с потерпевшим вопроса о возможности дать свое согласие на ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке [39, с. 13 – 17].

В рамках тактической операции действия следователя должны быть направлены, прежде всего, на минимизацию противодействия расследованию со стороны подозреваемого, обвиняемого, его защитника.

Как отмечают Н.П. Яблоков и С.С. Маевский, установление психологического контакта необходимо начинать именно с защитника, поскольку в подавляющем большинстве случаев допросу подозреваемых, обвиняемых предшествуют их свидания со своим защитником, в ходе которых обычно оговаривается общая линия (тактика) поведения на допросе [55, с. 42].

Следователю необходимо: убедить защитника в том, что для его подзащитного в конкретной ситуации, быть может, более выгодно отказаться от противодействия; предложить адвокату доходчиво разъяснить подзащитному выгоды добровольного содействия во время предварительного расследования. Это связано с тем, что доводы следователя о том, что подозреваемому, обвиняемому имеет смысл отказаться от противодействия, безусловно, могут быть приняты им во внимание, однако мнение защитника, как правило, куда более весомо.

Следует выработать четкие рекомендации по преодолению противодействия расследованию; при разработке криминалистической характеристики отдельных видов преступлений следует выделять способы их сокрытия, формулировать рекомендации по их распознаванию и преодолению.

Кроме этого, следует вести учет способов и лиц, осуществляющих противодействие расследованию, так как данная информация может в последующем положительно повлиять на процесс расследования преступлений. Подводя итоги, нужно отметить, что лишь систематизированный подход к решению данных проблем, может привести к положительному результату, как в борьбе с противодействием раскрытию преступлений, так и с преступностью в целом.

Заключение

В завершение нашей работы, считаем необходимым подвести итоги. Противодействие успешному расследованию есть разновидность ненормативного поведения участников уголовного процесса. Оно выражается в умышленной деятельности по воспрепятствованию работы органов уголовной юстиции по выявлению, закреплению, проверке, оценке и использованию доказательств в целях изобличения лица в совершении преступления на всем протяжении уголовно-следственного процесса. Если раньше под противодействием расследованию понимали преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений, то сегодня противодействие расследованию может быть определено уже как умышленная деятельность с целью ее воспрепятствования и, в конечном счете, установлению истины по уголовному делу. Нужно учесть: не всегда так опасно, что противодействующие субъекты могут обладать какой-то информацией о событии и стремятся ее скрыть, изменить или уничтожить. Гораздо опасней, что с целью противодействия расследованию совершаются все более тяжкие преступления – чаще преступники, желая избежать ответственности за содеянное, не останавливаются перед физическим уничтожением людей как носителей доказательной информации.

Не только российская, ни и мировая тенденция сейчас такова, что в целом правоохранительные системы государств заметно отстают от темпов развития преступности, от степени ее проникновения во все сферы общественно-политических систем. Думается, связано это с тем, что в демократических государствах изменение форм и методов работы правоохранительных органов неизбежно увязывается с общими принципами соблюдения законности, соблюдения прав личности, прав человека. Не говоря уже о том, что любой принимаемый с этой целью законодательный или подзаконный акт должен в первую очередь соответствовать сути главного закона страны – Конституции РФ. На пути же роста преступности таких преград нет. Опыт показал, что она с легкостью перешагивает любые границы, способна образовывать устойчивые международные преступные группы [51].

Целью нашей квалификационной работы являлось: выявление мер по преодолению противодействия, путём полного отражения характеристики особенностей противодействия расследованию преступлений, изучения практики и проблем, связанных с противодействием. Исходя из цели, были поставлены задачи, которые были выполнены, в процессе написания работы.

Путём изучения общей характеристики, стало известно, что противодействие расследованию не стоит на месте, а обретает всё более чёткую структуру, этапность. И для того чтобы эффективно бороться с противодействием, необходимо разрабатывать систематизированный подход, отдельно к каждой стадии производство.

Методика преодоления противодействия расследованию преступлений различается не только в зависимости от статуса субъекта противодействия (внешние или внутренние), но и подразделяется по видам следственных действий. Качественно отработанная методика, преодоления противодействия может влиять не только на конечный результат расследуемого дела, но и уровень раскрываемости преступлений в целом, а как следствие и на снижение преступности.

Изучив практику и существующие меры по преодолению противодействия, мы пришли к выводу, что следует выработать более чёткие рекомендации по преодолению противодействия расследованию; при разработке криминалистической характеристики отдельных видов преступлений следует выделять способы их сокрытия, формулировать рекомендации по их распознаванию и преодолению.

Кроме этого, следует вести учет способов и лиц, осуществляющих противодействие расследованию, так как данная информация может в последующем положительно повлиять на процесс расследования преступлений. Подводя итоги, нужно отметить: лишь систематизированный подход к решению данных проблем, может привести к положительному результату, как в борьбе с противодействием раскрытию преступлений, так и с преступностью в целом.

Библиографический список

  1.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993, с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6–ФКЗ, от 30.12.2008 № 7–ФКЗ, от 05.02.2014 № 2–ФКЗ, от 21.07.2014 № 11–ФКЗ) // СПС Консультант Плюс. 
  2.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 № 63-ФЗ (действующая редакция от 30.03.2015) // СПС Гарант.
  3.  Уголовно-процессуальный от 18.12.2001 № 174–ФЗ (действующая редакция от 30.03.2015) // СПС Консультант Плюс.
  4.  Абраменкова, В. С. Противодействие при расследовании: Понятие, формы и способы // Сибирский Юридический Вестник.  2005. – № 3. – С. 20.
  5.  Аверьянова, Т. В. Криминалистика. Учебник для вузов [Электронный ресурс]. URL: httр://vuzirоssii.ru/indеx/glаvа_43_1_роnjаtiе_sоdеrzhаniе_i_subеkty_рrоtivоdеjstvijа_rаsslеdоvаniju/0-173. (Дата обращения 17.04.2015).
  6.   Азарова, Е. С. Проблемы борьбы с организованным противодействием раскрытию и расследованию преступлений: Автореф. дис….  канд. юрид. наук – Волгоград 2006. – 30 с.
  7.  Андреев, А. С. Ложное алиби и криминалистические методы его разоблачении: Автореф. дис.  канд. юрид. наук – М., 2001. – 23 с.
  8.  Андреев, С.В. Дезинформация и инсценировка как объекты криминалистических исследований. Иркутск: Репроцентр А1, 2005.  – 152 с.
  9.  Артамонов, А. Н. Обжалование действий и решений органов расследования в досудебных стадиях российского уголовного процесса: Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Омск, 2003. – 22 с.
  10.  Бабаева, Э. У. Основы криминалистической теории преодоления противодействия уголовному преследованию: диссертация... докт. юрид. наук. – Москва, 2006. – 370 с.
  11.  Баев, О. Я. Противодействие предварительному расследовании: понятие и классификация // Воронежские криминалистические чтения. – Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2002. – 170 с. 
  12.  Балеевских, Ф. В. Тактико-психологические основы преодоления противодействия, допрашиваемого. Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2008. – 209 с.
  13.  Белкин, Р. С. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами, и методами. – М., 1997. – 990 с.
  14.  Белкин, Р. С. Избранные труды. – М.: Норма, 2010. – 768 с.
  15.  Белкин, Р. С. Криминалистика. – М.: Норма, 2000. – 990 с.
  16.  Бойцов, Ю. М. Допрос и его виды. [Электронный ресурс]. 2010. URLhttр://www.асаdеmy-skrf.ru/sсiеnсе/fоrums/23.05.13-%D1%87.2.рdf. (Дата обращения 16.04.2015).
  17.  Бугаев, К. В. Противодействие расследованию и пути его преодоления. [Электронный ресурс]. URL: //httр://kbugаеv.nаrоd.ru/indеx.html. (Дата обращения 13.04.2015).
  18.  Волынский, А. Ф. Криминалистика [Электронный ресурс]. URL: // httр://wwwdhdроrtаl.соm/bооk_1415.html. (Дата обращения 03.04.2015).
  19.  Воскобойник, И. О. Институт представительства в уголовном судопроизводстве России. – Калининград, 2007. – 232 с.
  20.  Галушкин, А.Ф. Способы преодоления противодействия расследованию работниками правоохранительных органов. [Электронный ресурс]. URLhttр://wwwdhdроrtаl.соm/bооk_1707_сhарtеr_17__3._Рrоtivоdеjjstviе_kriminаlnо_оrgаnizоvаnnоjj_srеdy_rаsslеdоvаnijuрrеstuрlеnijj_i_sроsоbygо_рrеоdоlеnijа_rаbоtnikаmi_ореrаtivnо-rоzysknykhrgаnоv.html. (Дата обращения 10.04.2015).
  21.  Гирько, С. И. Дискуссионные вопросы обеспечения безопасности лиц, подлежащих государственной защите // Проблемы государственной защиты участников уголовного судопроизводства: мат. Межведомств. научн. Практич конф. – М.: ВНИИ МВД России, URL: httр://rеfеrаtwоrk.ru/rеfs/sоurсе/rеf-26897.html. (Дата обращения 30.03.2015).
  22.  Глотов, Д. А. Всероссийский журнал научных публикаций // Юридическая психология. 2013. – № 3. – С. 16 –18.
  23.  Головин, А. Ю. Теория и практика классификационных исследований в криминалистической науке. – Тула, 2000. – 228 с.
  24.  Доклад заместителя Генерального прокурора Российской Федерации В. Гриня на заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ, 2008. – 13 с.
  25.  Дубинин, Л. Г. Методика расследования заведомо ложных показаний свидетеля и потерпевшего. [Электронный ресурс] // httр://www.dissеrсаt.соm/соntеnt/mеtоdikа-rаsslеdоvаniyа-zаvеdоmо-lоzhnykh-роkаzаnii-svidеtеlyа-i-роtеrреvshеgо#ixzz3аUа2еYJm (Дата обращения 20.04.2015).
  26.  Замылин, Е. И. Критерии разграничения (классификация) жертв посткриминального воздействия // Вестник Воронежского института МВД России, 2013. – С. 43.
  27.  Ищенко, Е. П. и Образцов, В. А. Криминалистика: учебник, 417 с.
  28.  Карагодин, В. Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. – Свердловск, 1992. – С. 18.
  29.  Карнеева, Л. М. Укрепление законности и процессуальная самостоятельность следователя // Социалистическая законность. 1988. – № 5. – С. 50.
  30.  Кирюшина, Л. Ю. Журнал теоретических и прикладных исследований Известия // Проблемы преодоления противодействия, по делах о преступлениях, совершаемых женщинами, 2010. – С. 121.
  31.  Кустов, А. М. Механизм деятельности по противодействию расследованию // Актуальные проблемы криминалистического обеспечения расследования преступлений: Труды Академии МВД РФ. – М., 1996. – С. 54 – 55.
  32.  Лавров, В. П. Криминалистика. Краткий курс (конспект). [Электронный ресурс] // httр://gigаbаzа.ru/dос/48437-р3.html (Дата обращения 31.03.2015).
  33.  Лившиц, Л. В. Проблемы преодоления противодействия расследованию преступлений несовершеннолетних. – Уфа 2001. – 26 с.
  34.  Макаренко, И. А. Криминалистическое учение о личности несовершеннолетнего обвиняемого: Автореф. дис. д.ю.н. – Саратов, 2007. – 42 с.
  35.  Малышев, Я. В. Основные направления совершенствования уголовной ответственности за заведомо ложные показания свидетеля и потерпевшего // Вестник Томского государственного университета, 2012. – № 360. – С. 2 – 3.
  36.  Новиков, С. А. Наказание за лжесвидетельство: дискуссионные вопросы// Российский следователь. – М. 2006. – № 5. – С. 10 – 12
  37.   Новичков, В. Е., Логвинов, М. И. «Чёрные дыры» в обеспечении уголовно – правовой защиты от разглашения сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса// «Чёрные дыры» в российском законодательстве. 2008. – №1. – С. 228.
  38.  Образцов, В. А., Протасевич, А. А. Криминалистическое учение об уголовно–релевантной инсценировке. – Иркутск: БГУЭП, 2008. – 182 с.
  39.  Павлов, А. А. О криминалистической модели механизма противодействия расследованию со стороны защитника – адвоката // Адвокатская практика.  2006. – № 5. – С. 13 – 17.
  40.  Попова, Е. И. Основы тактической операции. Использование норм об особом порядке в рамках предварительного расследования. // Российский следователь. 2012. – № 24. – С. 34 – 35.
  41.  Приводнова, Е. В. Шпаргалка по криминалистике. [Электронный ресурс]. // httр://сriminаlistiсsеd.ru/indеx.рhр?rеquеst=full&id=1093. (Дата обращения 08.04.2015).
  42.  Рахматуллин, Р. Р. Противодействие раскрытию и расследованию преступлений в сфере сельского хозяйства и методы его преодоления: монография. – М.: Юрлитинформ, 2013. –  134 с.
  43.  Рубцов, В. Г. Противодействие расследованию деятельности преступных формирований, организованных на этнической основе, и криминалистические методы его преодоления [Электронный ресурс] // httр://www.dissеrсаt.соm/соntеnt/рrоtivоdеistviе-rаsslеdоvаniyu-dеyаtеlnоsti-рrеstuрnykh-fоrmirоvаnii-оrgаnizоvаnnykh-nа-еtni#ixzz3Wbz4TА9v. (Дата обращения 07.04.2015).
  44.  Садыков, А. У. Противодействие расследованию: ошибки следователя как способствующий фактор // «Общество и право», 2011, № 2. С. 127.
  45.  Стулин, О. Л. Тактические основы преодоления умышленного противодействия расследованию преступлений – СПб., 1999. – 23 с.
  46.  Твердова, Е. В. Незаконное противодействие расследованию со стороны отдельных адвокатов // «Российский следователь», 2007.  № 9. – С. 42 44.
  47.  Трухачев, В. В. Криминалистический анализ сокрытия преступной деятельности. – Воронеж, 2000. – 224 с.
  48.  Тагиев, А. Д. Психология осмотра места происшествия // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2010. – № 1. – С. 37.
  49.  Ухарева, Е. А. Участие законного представителя подозреваемого, обвиняемого в производстве обыска в жилище // Российский следователь, 2010. – № 20. – С. 5 – 8.
  50.  Ушанов, Р. Г. Противодействие предварительному расследованию по наркопреступлениям // Российский следователь. 2010. – №16. – С. 41 – 42.
  51.  Федорова, Э. С. Методические рекомендации. Ложные показания и методы их разоблачения [Электронный ресурс] httр://kriminаlisty.ru/stаti/mеtоdiсhеskiе-rеkоmеndасii/lоzhnyе-роkаzаnijа-i-mеtоdy-ро-ih-rаzоbl.html. (Дата обращения 11.04.2015).
  52.  Халиков, А. Н. Должностные насильственные преступления, совершаемые в правоохранительной. – М.: Волтерс Крувер, 2011. – 544 с.
  53.  Шлипкина, А. Б. Участие родителей несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых в качестве законных представителей // Адвокатская практика. 2013. – №5. – С. 42 – 45.
  54.  Юнусов, А. А. Обережение участников уголовного процесса и их ближних: диссертация, к.ю.н. – Н Новгород 1998. – 168 с.
  55.  Яблоков, Н. П. Общетактические основы взаимодействия следователей с защитниками при проведении следственных действий в различных ситуациях // Вестник Московского университета. Серия 11. Право, 2010. – № 2. – С. 42.

Приложения

Приложение 2

Анкета - опрос сотрудника Южно – Уральского линейного отдела дознания МВД России на транспорте.

Добрый день, уважаемый респондент, мы просим Вас ответить на несколько ниже поставленных вопросов по теме «Преодоление противодействию раскрытию преступления», на основе собственного опыта и полученной Вами за время работы в МВД, информации.

1)Встречались ли Вы, когда-либо в своей профессиональной деятельности с противодействием раскрытию преступления?

1)да

2) нет

2)Какое из противодействий встречается чаще?

1)внутреннее

2)внешнее

3)Чаще всего субъектами внутреннего противодействия является:

  1.  подозреваемый/обвиняемый
  2.   потерпевший
  3.  адвокат
  4.  свидетели
  5.  очевидцы
  6.   специалисты и эксперты

4)Расположите виды внутреннего противодействия в порядке от самого часто встречающегося, к наименее популярному способу

  1.  утаивание
  2.   уничтожение
  3.  маскировка
  4.  фальсификация
  5.   инсценировка

5)Чаще всего субъектами внешнего противодействия является:

  1.  родственники
  2.  друзья
  3.  должностные лица предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление
  4.  сотрудники органов исполнительной власти и представительных органов
  5.  представители партий, профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов
  6.  правоохранительных органов.

6)Расположите виды внешнего противодействия в порядке от самого часто встречающегося, к наименее популярному способу:

1)дача ложных показаний,

2) оказание  воздействия на свидетелей, потерпевших, экспертов,

3)уничтожение информации, которая может оказаться полезной для следствия

7)Скажите, пожалуйста, какие меры по преодолению противодействия Вы видите наиболее  эффективными в условиях Российской действительности ________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Уважаемый респондент, благодарим Вас за ответы! Данные опроса будут использованы нами в написании дипломной работы.

Приложение 3

Опрос в социльных сетях.

Представьте: Если от дачи показаний зависит ваша безопасность или ваших близких (угрозы со стороны того, против кого даёте показания):

Всё равно дам правдивые показания, ведь за дачу ложных предусмотрена ответственность

21

17.5%

Дам правдивые показания, потому что считаю это правильным, это моя гражданская позиция.

32

32.5%

Дам ложные показания или откажусь от дачи показаний.

47

50%

Проголосовало 100 человек.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
7684. РОССИЯ В СИСТЕМЕ ВТО: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ 2.29 MB
  Оценка последствий вступления РФ в ВТО с учетом зарубежного опыта Рекомендации по усилению положительного эффекта от вступления России в ВТО и по смягчению его отрицательных последствий Заключение Введение. Исходя из поставленной цели имеют место быть следующие направленные на её достижение задачи: мониторинг современного состояния внешнеэкономических связей России; изучение проблем и перспектив развития внешнеэкономических связей; анализ особенностей членства России во Всемирной торговой организации;...
716. Проблемы финансирования муниципальных образований и пути их преодоления «Город Краснокаменск и Краснокаменский район» 63.33 KB
  Анализ социальноэкономических составляющих финансирования муниципального образования г.1 Характеристика бюджета и бюджетного процесса муниципального образования г. Пути преодоления проблем финансирования муниципального образования г.1 Проблемы формирования бюджета и пути преодоления дефицита бюджета муниципального образования г.
11529. Проблемы и практика исполнения наказания без изоляции от общества 98.3 KB
  Институт реального лишения свободы требует реформирования. Так, через 5 лет человек выходит из исправительного учреждения абсолютно другим - лишенным социальной базы (родные умерли или бросили его, квартиры нет, на работу не берут) и абсолютно дезориентированным
21601. Правовое регулирование рекламной деятельность: практика и проблемы становления законодательства 45.18 KB
  Основные понятия в сфере рекламной деятельности и ее правового регулирования Правовое регулирование рекламной деятельности представляет собой совокупность правовых норм регулирующих отношения в сфере производства и распространения рекламы. Эти нормы регулирующие отношения в сфере рекламы входят в состав самых разных отраслей права большая часть из них приходится на гражданское административное и конституционное право. Административное право регулирует формы и методы государственного контроля полномочия антимонопольных органов...
673. Психологическая теория и психологическая практика: проблемы расхождения и взаимовлияния 28.54 KB
  Современные менеджмент маркетинг реклама спорт политика и конечно педагогика медицина без психологии просто немыслимы. Начало превращения психологии в самостоятельную науку связывают с именем немецкого ученого Христиана Вольфа 1679-1754 опубликовавшего книги Рациональная психология и Экспериментальная психология в которых использовал термин психология. Он создал и первую в мире экспериментальную психологическую лабораторию при Лейпцигском университете на базе которой впоследствии был создан Институт...
1799. Совершение несовершеннолетними тяжких преступлений, специфика расследования данной категории преступлений 81.4 KB
  Наряду с достаточным количеством научных трудов посвященных тем или иным аспектам расследования преступлений различной тяжести в т. а также наряду с наличием ряда работ систематизирующих данные исследования и вырабатывающих новую парадигму существует непропорционально мало научных трудов рассматривающих проблемные вопросы методики расследования тяжких преступлений совершенных именно несовершеннолетними. Хотя как показывает практика количество зарегистрированных фактов совершения преступлений данной категории тяжести совершенных...
18572. Задачи противодействия торговле людьми в Республике Казахстан 106.48 KB
  Понятие и общая опасность торговли людьми. Особенности уголовно-правовой борьбы торговли людьми. Уголовно-правовая характеристика преступления торговля людьми по законодательству Республики Казахстан. Особенности объективных признаков торговли людьми.
18354. Международный опыт противодействия деятельности финансовых пирамид 119.52 KB
  Теоретико-правовые аспекты определения финансовой пирамиды. Финансовые пирамиды наносят существенный ущерб правам граждан создают очаги социальной напряженности подрывают доверие населения к государству финансовым и инвестиционным институтам. Однако до сих пор в Казахстане отсутствует четкое законодательное определение финансовой пирамиды а также не закреплена ответственность за их организацию содействие и деятельность. С учетом актуальности проблематики анализа разработанности отдельных вопросов в данном научном исследовании...
10114. Организованная преступность и состояние противодействия организованной преступности на современном этапе 46.34 KB
  Проблемы противодействия организованной преступности стоят в настоящее время настолько остро что несмотря на наличие научных исследований и концептуальных подходов основное внимание обращается как правило на решение задач сегодняшнего дня. Маховик организованной преступности и коррупции уже набрал обороты и продолжает раскручиваться. Поэтому разработка эффективных мер борьбы с организованной преступностью должна опираться на такие научные концепции которые учитывали бы фундаментальные противоречия развития общества и проявление этих...
20805. Правовые меры и задачи противодействия торговли людьми в зарубежных странах 106.48 KB
  Понятие и общая опасность торговли людьми. Особенности уголовно-правовой борьбы торговли людьми. Уголовно-правовая характеристика преступления торговля людьми по законодательству Республики Казахстан. Особенности объективных признаков торговли людьми.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.