Характеристика уголовно-процессуального доказывания

Наиболее опасными формами противодействия расследованию являются понуждение следователя к противоправным действиям и решениям путем угроз, физического насилия, подкупа и т.п. Преодоление подобного противодействия требует наличия у следователя таких психических качеств, как мужество, принципиальность, решительность, требует умения просчитывать варианты последствий своих действий по преодолению негативных влияний.

2015-08-25

33.85 KB

11 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Контрольная работа

Общая характеристика уголовно-процессуального доказывания


Содержание

1.Понятие, сущность, структура и содержание уголовно-процессуального доказывания

2.Логические основы доказывания

3.Психологические основы доказывания

Литература


1 Понятие, сущность, структура и содержание уголовно-процессуального доказывания

Как было отмечено ранее, с точки зрения гносеологии сущность уголовно-процессуального доказывания заключается в познании, удостоверении и обосновании обстоятельств совершенного общественно опасного деяния, т.е. тех событий и явлений внешнего мира, которые согласно действующему в данном обществе законодательству представляют уголовно-процессуальный интерес.

В ст. 102 УПК доказывание определяется следующим образом: «Доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств, имеющих значение для законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела». Данную формулу трудно признать полной, отражающей сущность и гносеологическую природу доказывания как процесса. Положения не меняют и те уголовно-процессуальные нормы, которые раскрывают содержание элементов доказывания - собирания, проверки и оценки доказательств.

По рассматриваемой проблеме в юридической литературе высказывались различные точки зрения.

Ряд ученых под доказыванием понимают познание (непосредственное и опосредованное) события прошлого, осуществляемого следователем, прокурором, судом в особой процессуальной форме - путем собирания, проверки и оценки доказательств1. Правда, поставив между познанием и доказыванием в уголовном процессе знак равенства, одни из них уточняют, что о доказывании следует говорить в широком и узком смыслах, другие - в двух значениях. Так, М. С. Строгович под доказыванием в широком смысле понимает всю познавательную деятельность субъектов, которые ведут процесс, включая туда не только оценку, но и собирание и проверку доказательств, а в узком смысле - лишь как логическую деятельность по обоснованию выдвигаемого тезиса2. Такого же мнения придерживается И. Л. Петрухин3. В. М. Савицкий считает, что доказыванию в уголовно-процессуальной науке придают два значения. Согласно первому - это исследование или выяснение обстоятельств расследуемого преступления, осуществляемое познающим субъектом и заканчивающееся выработкой определенного вывода или тезиса, а второму - это обоснование тезиса, тех выводов, к которым пришел познающий субъект при исследовании обстоятельств уголовного дела4.

Однако немало авторов придерживается противоположной точки зрения. По их мнению, познание и доказывание в уголовном процессе - не совпадающие явления. Например, Р. Г. Домбровский пришел к выводу, что познание и доказывание не только различные, но и противоположные по своей направленности формы деятельности. Познание предшествует доказыванию и не совпадает с ним. Познание - это переход от чувственно-практической к мыслительной деятельности, а доказывание как противоположный познанию процесс - переход от мыслительной к чувственно-практической деятельности5.

Проводя соотношение между познанием и доказыванием в уголовном процессе, А. Р. Ратинов отметил между ними как сходство, так и различие. Он первым сделал вывод о том, что уголовно-процессуальное доказывание включает в себя не только познавательный, но и удостоверительный момент. Они определяются из различия познания «для себя» и познания «для других». Кроме того, уголовно-процессуальное познание может осуществляться не только при помощи доказательств, но и непроцессуальным путем (в ходе оперативно-розыскной деятельности, изучения сообщений в прессе и т.д.)6.

А. Н. Копьева считает, что «если познание обстоятельств уголовного преступления» может быть как непосредственным, так и опосредованным, то «доказывание - это именно опосредованное познание». «Удостоверительная деятельность,- пишет она,- будучи составной частью доказательственной, является ее формой. Познавательная деятельность по отношению к удостоверительной является определяющей. Познание и удостоверение соотносятся как содержание и форма. Именно познание дает сведения о событии, но без удостоверительной деятельности эти знания остаются как бы «вещью в себе»7.

По мнению Ю. К. Орлова, доказывание - это деятельность познавательная. Однако оно не сводится целиком к познанию, а включает в себя и другие виды деятельности. По этому признаку ученый выделяет в доказывании следующие его «аспекты» (уровни): а) доказывание - познание; б) доказывание - удостоверение; в) доказывание - обоснование. Под доказыванием — познанием им понимается деятельность, заключающаяся в получении информации об устанавливаемых фактах, из чего, однако, не следует, по его мнению, что эти понятия совпадают. С одной стороны, познание шире, чем доказывание, так как при производстве по делу познание каких-то фактов осуществляется не в процессуальной форме, а с другой - уже, поскольку «доказывание, помимо познания, включает в себя и другие виды деятельности - удостоверительную и обосновательную. Доказыванием-удостоверением Ю. К. Орлов считает, во-первых, фиксирование полученной информации и обстоятельств ее получения, во-вторых, заверение правильности этой фиксации (подписями, печатью). Доказыванием-обоснованием - деятельность по убеждению последующих возможных или обязательных адресатов доказывания в истинности передаваемых им знаний8.

Думается, что попытки придавать понятию «доказывание в уголовном процессе» несколько значений, рассматривать его в широком либо в узком смыслах не являются плодотворными. Это понятие можно и нужно рассматривать в динамике, как единый процесс, во-первых, формирования знаний о совершенном или готовящемся преступлении, а, во-вторых, - обоснования этих знаний на всех последующих этапах и стадиях разрешения уголовного дела.

Рядом авторов в уголовно-процессуальном доказывании вычленяются не познавательная и удостоверительные стороны, не практическая и (или) мыслительная деятельность, а информационная и логическая стороны (пути) познания.

При информационном пути знание об устанавливаемом факте приобретается непосредственно, оно содержится в самом информационном источнике. Здесь знания предстают как бы в «готовом виде». Однако получение такой информации обо всех обстоятельствах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, практически невозможно. «И тогда способом познания выступает логическое выведение знания из других, ранее установленных фактов. Полученное таким путем знание называется выводным». Оно является результатом построения умозаключений, логических операций. «В связи с этим правильность выводного знания,- справедливо пишет Ю. К. Орлов,- зависит не только от истинности посылок, но и от соблюдения правил логики, что должно учитываться при проверке и оценке достоверности этого знания»9.

Изложенное позволяет заключить, что доказывание в уголовном процессе нельзя рассматривать односторонне и упрощенно. Ошибочно игнорировать ту специфику, которая безусловно присутствует в доказывании по уголовным делам.

Можно условно обозначить три уровня доказывания: 1) информационно-накопительный; 2) фактосинтезирующий; 3) логико-аналитический.

Информационно-накопительный уровень включает в себя деятельность субъектов доказывания по обнаружению, закреплению, проверке и оценке информации о фактических обстоятельствах общественно опасного деяния. Он предполагает совершение следственных и иных процессуальных действий с целью получения и закрепления сведений об обстоятельствах, составляющих предмет доказывания. Нацеленность на обнаружение и закрепление все новой информации с целью ее накопления в необходимом объеме для воссоздания обстоятельств произошедшего события не исключает, а предполагает проверку и оценку уже полученной информации. Задача субъектов доказывания на этом уровне - собрать, «накопить» максимум информации об обстоятельствах дела с тем, чтобы использовать на более высоком уровне.

В процессе действий по проверке и оценке информации, содержащейся в отдельных источниках, производится ее обобщение - синтез. Из отдельных фрагментов информационного блока, отдельных сведений о фактах составляется (устанавливается) образ,  модель  произошедшего  события. Так же, как художник по описанию очевидцев составляет фоторобот лица, подозреваемого в совершении преступления, так и лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, суд, обобщая и анализируя имеющиеся фактические данные, формируют «фоторобот» общественно опасного деяния со всеми входящими в предмет доказывания элементами. Именно по такой схеме реализуется фактосинтезирующий уровень уголовно-процессуального доказывания.

На различных этапах уголовного процесса результаты деятельности, образующей названный уровень, могут существенно различаться. Например, на стадии возбуждения уголовного дела уголовно-процессуальный закон требует наличия такого объема информации, который достаточен для вывода о наличии признаков преступления. Для вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения требуется «наличие достаточных доказательств» (ст. 240 УПК). Таким образом, деятельность субъектов доказывания на втором уровне не исключает, а предполагает использование логических операций, выводных знаний, опирающихся на посылки, суждения и умозаключения, в основе которых лежат фактические данные.

Следовательно, на фактосинтезирующем уровне уголовно-процессуального доказывания деятельность его субъектов гармонично сочетает в себе, с одной стороны, синтез фактических данных, а с другой - мыслительный, логико-аналитический процесс.

Мыслительным, логико-аналитическим процессом целиком исчерпывается следующий, третий уровень доказывания.

Главной задачей субъектов доказывания на последнем уровне является формулирование обстоятельств совершения преступления и их обоснование имеющимися в деле доказательствами, подвергнутыми, в свою очередь, надлежащей оценке.

Вместе с тем понятие, сущность и содержание уголовно-процессуального доказывания не исчерпывается исследованием его сторон и (или) уровней. Как любой процесс, оно (доказывание) имеет свою структуру. Данный вопрос в науке и практике уголовного процесса решается неоднозначно.

Во-первых, среди ученых нет единого мнения по вопросу о том, из чего складывается процесс доказывания - из этапов (стадий) либо элементов. Представляется, не совсем правильным выделять в процессе доказывания этапы (стадии), а не элементы. С этимологических позиций эти термины имеют разное толкование. Этап рассматривается как промежуток во времени, имеет начало и конец, а элемент – как неразрывная часть одного целого. Общеизвестно, что процесс доказывания и является тем неразрывным процессом познания, в котором вышеперечисленные элементы повторяются, сменяя друг друга.

Однако более острые дискуссии ведутся по поводу того, из какого числа и каких именно элементов состоит структура уголовно-процессуального доказывания.

По мнению одних ученых, в структуре доказывания следует выделить три элемента: собирание, проверку и оценку. Другие полагают, что доказывание включает в себя 4 элемента, по мнению третьих — 5 элементов. Однако даже среди ученых, придерживающихся второй и третьей точки зрения, нет единства по составу элементов.

Например, Г. Ф. Горский, Л. Д. Кокорев, П. С. Элькинд считают, что доказывание заключается в «собирании, проверке, оценке доказательств, обосновании выводов по делу в целях установления истины и решения задач уголовного процесса»10. Н. П. Кузнецов пришел к выводу о том, что доказывание состоит из собирания, проверки, оценки доказательств и их использования при установлении обстоятельств, имеющих значение по делу, а также обоснования вытекающих из них выводов11. По мнению В. С. Балакшина, в структуре уголовно-процессуального доказывания следует выделить четыре элемента: собирание, закрепление, проверку и оценку доказательств12. Ф. Н. Фаткуллин, определяя процесс доказывания как комплекс процессуальных действий и отношений, при помощи которых достигается     его   цель,    вычленяет в нем 5 этапов: 1) построение и   динамичное  развитие   следственных   версий   по делу; 2) собирание доказательств и их источников; 3) проверку собранных доказательств и их источников; 4) оценку имеющихся средств доказывания по делу; 5) обоснование соответствующих выводов13. Аналогичной точки зрения придерживается 3. 3. Зинатуллин. Он считает, что «элементами уголовно-процессуального доказывания выступают: построение и динамичное развитие следственных (судебных) версий; собирание доказательств   и их источников по каждой из возможных версий; исследование (проверка) собранных доказательств и их источников; оценка имеющихся средств доказывания (доказательств, их источников и способов получения и использования); формирование и обоснование достоверных выводов и решений по делу. И вряд ли, - пишет ученый, - «есть необходимость низводить ее, как это следует из ст. 85 УПК РФ 2001 г., только до трех структурных элементов - собирания, проверки и оценки доказательств. При таком подходе собирание доказательств превращается в нечто всеобъемлющее, в какое-то аморфное явление, включающее в себя и мыслительные (логичные) операции по выдвижению, конструированию следственных версий, их просеиванию сквозь призму определенных практических действий и полученных от них результатов, и сложнейшую мыслительную и практическую работу, связанную с оперированием средствами уголовно-процессуального доказывания, получения из них доказательственной информации, анализом последствий и т.д.»14.

Рассматривая данную проблему, нужно, во-первых, исходить из того, что вычленить отдельные элементы в структуре доказывания можно с определенной степенью условности. Все действия и операции субъектов доказывания в процессе доказывания настолько неразрывны, настолько переплетаются и по времени и по содержанию мыслительных, логических и психологических процессов, настолько тесно сочетают «в себе информативные (получение знаний) и коммуникативные (обоснование достоверности знаний и их передача) элементы», что разграничить их при таком положении возможно только условно.

Во-вторых, следует вычленять столько и такие элементы доказывания, чтобы, с одной стороны, можно было достаточно полно охватить содержание всего процесса доказывания, а с другой - чтобы эти элементы не наслаивались друг на друга в той мере, которая позволила бы признакам одного элемента доказывания дублировать признаки другого. Хотя, конечно, полностью избежать этого просто нереально.

Исходя из обозначенных критериев, в структуре уголовно-процессуального доказывания, на наш взгляд, следует выделить четыре элемента:

  1.   собирание доказательств;
  2.   проверка доказательств;
  3.   оценка доказательств;
  4.   принятие на основе собирания, проверки и оценки доказательств определенных процессуальных решений и приведение аргументов для их обоснования (мотивации).

Собирание доказательств является понятием комплексным. Оно включает действия по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению доказательств.

Обнаружение доказательств - их отыскание, выявление, установление фактических данных, имеющих доказательственное значение. Фиксация доказательств представляет собой закрепление доказательств в установленном законом порядке. Изъятие доказательств преследует цель обеспечить возможность их использования для доказывания, приобщения к делу и также служит средством их сохранения для следствия и суда. Сохранение доказательств заключается в принятии мер по сохранности самих доказательств либо их доказательственных свойств, а также преследует цель обеспечить возможность использования их в любой нужный момент следователем и судом.

Собирание доказательств может быть осуществлено лишь законными способами. В соответствии со ст. 103 УПК, способами собирания доказательств являются:

- проведение следственных и судебных действий, предусмотренных УПК (основной способ);

- истребование от учреждений, предприятий, организаций, должностных лиц, и граждан, а также органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность предметов и документов, имеющих значение для дела, требование производства ревизий и проверок от уполномоченных на то органов и лиц и т.д.

- доказательства могут быть представлены подозреваемым, обвиняемым, защитником, обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями.

Проверка доказательств – это деятельность, направленная на подтверждение (опровержение) содержащейся в нем информации.

В соответствии со ст. 104 УПК «проверка доказательств состоит в их анализе, сопоставлении с другими доказательствами, имеющимися в материалах и уголовном деле, а также в установлении их источников, получении других доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство».

Оценка доказательств сопровождает всю процессуальную деятельность и является основой для вывода о доказанности (или недоказанности) обстоятельств, составляющих предмет доказывания по делу.

В соответствии со ст. 105 УПК каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а собранные доказательства в своей совокупности – с точки зрения достаточности для окончания предварительного расследования и разрешения уголовного дела в судебном разбирательстве.

Выделение в структуре доказывания такого элемента, как построение и развитие следственных (судебных) версий, является излишним. Доказывание по уголовному делу является уголовно-процессуальной деятельностью, детально регламентированной в законе. Поэтому реализация любого из входящих в его структуру элементов предполагает использование тех или иных норм. Построение же и развитие версий следует квалифицировать как деятельность криминалистическую, как составную часть криминалистической тактики и методики расследования преступлений, которая не сопровождается применением норм права.

В качестве самостоятельного элемента процесса доказывания вряд ли можно рассматривать процессуальное оформление (закрепление) доказательств, которое, по сути, образует компонент, составную часть этапа собирания доказательств. Этап собирания доказательств не может считаться завершенным без процессуального оформления полученного доказательства.

В то же время понятно, что процесс доказывания не может завершаться только оценкой доказательств и их процессуальных источников. Ведь оцениваются доказательства для того, чтобы принять на их основе определенные процессуальные решения, например, о привлечении в качестве обвиняемого, о прекращении производства по уголовному делу и т.п. Принятые решения должны быть законными, правильными, а значит – обоснованными имеющимися в деле доказательствами.

Нельзя не отметить, что законодательно сформулированное понятие доказывания не содержит ответа на вопрос о субъектном составе процесса доказывания.

Анализ ч. 1 ст. 102 УПК в отрыве от других норм свидетельствует о том, что познавательная деятельность как органа уголовного преследования, так и суда  есть доказывание. Однако такой вывод представляется явно ошибочным, если прибегнуть к системному толкованию указанной нормы.

Прежде всего следует обратиться к содержанию ч. 2  ст. 102 УПК, согласно которой обязанность доказывания наличия оснований уголовной ответственности, вины обвиняемого и других обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, лежит на органе уголовного преследования, а в судебном разбирательстве – на государственном или частном обвинителе, за исключением уголовных дел ускоренного производства, рассматриваемых без участия государственного обвинителя. Изолированно закрепленные в указанных частях ст. 102 УПК положения рассматриваться не могут, соответственно предметом доказывания по уголовному делу является виновность лица в совершении преступления. Причем невиновность обвиняемого не нуждается в доказывании — она презюмируется.

Согласно ч. 1 ст. 18 УПК, орган уголовного преследования обязан принять все предусмотренные законом меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела (т. е. установлению объективной истины, являющейся целью доказывания). В силу ч. 2 ст. 18 УПК, решение о виновности либо невиновности обвиняемого суд выносит лишь на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке (что означает установление судом юридической истины, являющейся целью правосудия).

Статья 24 УПК закрепляет, что функции обвинения, защиты и осуществления правосудия отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Обязанность доказывания в судебном разбирательстве предъявленного лицу обвинения возлагается на сторону обвинения.

Таким образом, различие между познавательной деятельностью органа уголовного преследования и суда очевидно. Наличие у них одинаковых полномочий по собиранию, проверке и оценке доказательств не является подтверждением однородности соответствующей деятельности. Суд не обязан доказывать ни вину, ни невиновность обвиняемого, он не является субъектом доказывания. Деятельность суда лишена того обосновывающего и обвинительного смысла, который заложен в понятии доказывания. Суд никого не должен убеждать, но сам должен быть убежден в правильности принимаемого решения.

В уголовно-процессуальном доказывании собирание, проверка и оценка доказательств являются элементами деятельности, направленной на доказывание обвинения. Совсем иную роль играют собирание, проверка и оценка доказательств в деятельности независимого и беспристрастного суда. Не направленная на обоснование какого-либо утверждения или вывода, эта познавательная деятельность необходима суду для ответа на вопрос о том, считает ли он обвинение доказанным. Убеждение суда в доказанности обвинения формируется под воздействием сторон, исследующих собранные ими доказательства и представляющих суду свои доводы. Поэтому задача суда состоит в том, чтобы обеспечить сторонам одинаковые возможности доказывать свои утверждения, представлять суду дополнительные доказательства и исследовать доказательства, представленные другой стороной. Не связанный ни с одной из сторон суд в то же время не вправе уклониться от проверки представляемых ими доказательств, ибо обвинительный приговор может быть основан только на достаточной совокупности доказательств, отвечающих требованиям достоверности и допустимости. Проверка доказательств, предшествующая их оценке, требует зачастую собирания других доказательств, поэтому собирание судом доказательств — лишь способ проверки обоснованности обвинения или доводов, приводимых стороной защиты.

Не превращает суд в субъект доказывания и необходимость мотивировать свои выводы в приговоре. Мотивируя приговор, суд обосновывает не виновность обвиняемого, а свой вывод о том, почему он признает обязанность доказывания прокурором обвинения выполненной и соглашается с его аргументами. Изложение в приговоре мотивов принятия судом решения является неотъемлемым атрибутом правосудия, облегчает понимание решения суда при рассмотрении дела вышестоящими инстанциями15.

С учетом сказанного можно предложить следующее понятие доказывания в уголовном процессе:  уголовно-процессуальное доказывание – это предусмотренная законом деятельность органа уголовного преследования по собиранию, проверке, оценке доказательств, принятию на этой основе определенных процессуальных решений и приведению аргументов для их обоснования (мотивации) в целях установления виновности обвиняемого и других обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу.

Необходимо особо подчеркнуть, что в ряде случаев в процессе доказывания приходится прибегать к обоснованию вывода о соответствующих обстоятельствах не только посредством получения доказательств, но и с помощью юридических фикций - презумпций и преюдиций, благодаря которым фактически непознанные или оставляющие сомнения обстоятельства условно принимаются за истину. Поэтому доказывание может состоять не только в фактическом установлении (познании) истины по делу, то есть обосновании с помощью доказательств достоверного знания относительно искомых обстоятельств, но и в юридическом установлении этих обстоятельств, когда: а) неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого (при презюмировании невиновности); б) они (обстоятельства) уже установлены доказательствами, на которых основан вступивший в законную силу приговор (при использовании преюдиций). Соответственно, в процессуальном доказывании обоснование выводов об обстоятельствах дела осуществляется как познавательными (гносеологическими), так и юридическими способами.

2 Логические основы доказывания

Мыслительная, логическая сторона доказывания состоит в получении знаний путем умозаключений. С точки зрения логики, знание об относимости, допустимости и достоверности каждого доказательства есть результат умозаключения об обладании доказательством этими свойствами, к которому субъект приходит путем совершения мыслительных операций анализа, синтеза, сравнения и пр.  Однако главная составляющая мыслительной стороны процесса доказывания по уголовному делу заключается в разрешении с помощью этих знаний проблемы виновности или невиновности подозреваемого, обвиняемого. Разрешения данной проблемы требует выявления внутренних (логических) связей между элементами исследуемого события преступления, что, в свою очередь, обусловливает построение обоснованных умозаключений.

В практике доказывания чаще всего обнаруживаются:

  1.  генетические связи – группа связей, характеризующих происхождение доказательств от события преступления. К ним относятся: а) причинно-следственная связь (например, связь ножевого ранения и телесных повреждений), б) связь условия с обусловленным (например, наличие определенных навыков, позволяющих совершить кражу), в) функциональная связь (например, зависимость тормозного пути и скорости движения), г) поссидентная связь. Поссидентную связь – связь по принадлежности вещей – можно условно относить к числу генетических ввиду того, что она отражает принадлежность объектов – вещественных доказательств – определенному лицу и таким образом указывает на их происхождение (например, принадлежность орудия преступления, обнаруженного на месте происшествия, обвиняемому);
  2.  хронологические связи – связи во времени. Их разновидностями являются: а) совпадение определенных событий во времени (например, пребывание лица на месте преступления в момент его совершения, совпадение времени хищения с периодом деятельности определенного лица), б) следование определенных событий в хронологической последовательности, в) относительная длительность сопоставляемых событий, явлений, когда в ходе расследования необходимо установить возможность совершения определенных действий в известный отрезок времени (например, пройти или проехать определенное расстояние, выполнить определенную работу);
  3.  локальные (пространственные) связи. Их разновидностями являются связи, которыми определяются: место совершения преступления либо иные участки пространства, установление которых важно для расследования, нахождение конкретных объектов в определенном месте, их взаимное расположение, протяженность, направление. Все они выступают обычно в единстве с хронологическими и генетическими связями;
  4.  связи соответствия (корреляционные связи). Их разновидностями являются: а) адекватное соответствие, которое имеет место между поверхностью объекта, оставившего след, и деталями микрорельефа этого следа (оно лежит в основе индивидуальной криминалистической идентификации), б) эквивалентное соответствие, которое проявляется в качественных параметрах объектов, находящихся в корреляционной связи (оно служит основанием для утверждения об однородности объектов, определения их групповой принадлежности), пропорциональное соответствие, которое имеется между количественными параметрами элементов корреляционного отношения. В таком соответствии находятся, например, количество продукции и емкость тары, необходимой для ее упаковки, хранения или транспортировки.

Указанный перечень связей, разумеется, не является исчерпывающим.

Доказывание на основе любой из названных связей есть построение обоснованных выводов от одного суждения к другому (умозаключение). Умозаключения делятся на дедуктивные и индуктивные.

Структура наиболее простых дедуктивных умозаключений, называемых элементарными актами доказывания, включает в себя: а) неизвестное обстоятельство, или доказываемый тезис; б) известное обстоятельство-доказательство, или аргумент (меньшая посылка); в) общее положение – суждение, связывающее известное с неизвестным (большая посылка).

В зависимости от типа используемого общего положения (связывающего суждения), дедуктивное умозаключение может быть условно-категорическим и разделительно-категорическим.  

Условно-категорическое умозаключение, например, выглядит так: чтобы оставить след пальца на предмете, надо подержать его в руке (это общее, не нуждающееся в доказывании положение). Обвиняемый оставил след пальца на пистолете (это аргумент), следовательно, он держал пистолет в руке (вывод, доказываемое положение).

Разделительно-категорическое умозаключение может выглядеть так: убийство могли совершить двое подозреваемых (доказанное положение, вытекающее из совокупности собранных доказательств). Один из них не совершал убийства (аргумент, установленный постановлением следователя о прекращении уголовного преследования). Следовательно, преступление совершил второй подозреваемый.

В таких умозаключениях вывод будет верен, если верными будут посылки, иначе не может быть сформулирован категорический, т. е. однозначный, единственно возможный вывод.

В практике доказывания гораздо более распространены дедуктивные умозаключения, позволяющие сформулировать лишь правдоподобный, вероятный вывод. Например, для того, чтобы совершить определенное преступление, нужно находиться в месте его совершения. Установлено, что некто был на месте преступления. Отсюда следует, что он мог совершить это преступление.

Доказывание любого обстоятельства, имеющего значение для дела, требует способности к логическому рассуждению, умения находить правильные связывающие суждения, отличать категорические выводы от вероятных. При этом следует помнить, что логическая стройность рассуждения не предопределяет достоверности вывода, которая зависит от доброкачественности взятой в качестве логического аргумента информации, т. е. от достоверности доказательства.

Система логических выводов, формулируемых в процессе доказывания, может быть представлена в виде пирамиды, в основании которой лежит множество элементарных актов доказывания (дедуктивных умозаключений), представляющих собой выводы, вытекающие из каждого отдельного доказательства, а ее вершиной является вывод о виновности лица в совершении преступления. Пространство между основанием и вершиной такой пирамиды занимают выводы, вытекающие из объединяемых в доказательственные комплексы умозаключений.

Принято выделять параллельные и вспомогательные (проверочные) комплексы доказательств, представляющие собой подсистемы в общей системе доказательств, обосновывающие тот или иной тезис.

Параллельный комплекс доказательств охватывает «независимые» друг от друга доказательства, обосновывающие один и тот же тезис (устанавливающие обстоятельства, имеющие значение для дела). Характерной особенностью такого комплекса доказательств является возможность сформулировать единый вывод из совокупности всех входящих в него независимых доказательств. При этом источники данных доказательств могут быть различными.

В зависимости от содержания составляющих доказательств параллельный комплекс подразделяется на линейный и альтернативный, а в зависимости от содержания доказываемого тезиса – на комплекс «рассеяния» и комплекс «накопления»16.

В линейном параллельном комплексе все составляющие его содержание единичные доказательства подтверждают существование доказываемого тезиса. Напротив, в альтернативном параллельном комплексе содержатся доказательства, опровергающие существование того или иного тезиса, и вывод, соответственно, строится путем исключения всех возможных версий произошедшего.

Комплекс доказательств, в котором с увеличением числа доказательств усиливается надежность доказываемого факта, называется «комплексом накопления», а параллельный комплекс, в котором с увеличением числа доказательств уменьшается надежность конечного вывода, - «комплексом рассеяния».

В отличие от параллельного комплекса структура вспомогательного комплекса включает в себя, наряду с основным доказательством, ряд вспомогательных, группирующихся вокруг основного, которые либо подтверждают, либо ставят под сомнение достоверность сведений, являющихся содержанием основного доказательства. По сути, назначением вспомогательного комплекса является проверка основного доказательства.

В числе вспомогательных комплексов доказательств можно выделить комплексы, усиливающие достоверность сведений, составляющих содержание основного доказательства, и комплексы доказательств, ослабевающие их.

Будучи включенным в состав того или иного вспомогательного комплекса, отдельно взятое доказательство не играет само по себе раз и навсегда отведенную ему роль основного или вспомогательного доказательства. Большинство доказательств может одновременно составлять содержание другого, например параллельного, комплекса доказательств по делу. Так, будучи включенными в параллельный комплекс, эти же доказательства могут устанавливать однородные обстоятельства по делу наряду с другими доказательствами, составляющими содержание этого параллельного комплекса.

Кроме того, вспомогательные доказательства, ранее составлявшие структуру вспомогательного комплекса, могут стать проверяемыми доказательствами в другом, построенном позже по этому делу вспомогательном комплексе доказательств.

Как ранее уже указывалось, наряду с дедуктивными в уголовно-процессуальном доказывании используются индуктивные умозаключения. Индуктивное умозаключение представляет собой вывод большей общности, основанный на совокупности посылок меньшей общности (отдельных доказательствах, представляющих единичные суждения). При этом заключение, вытекающее из посылок, носит преимущественно вероятностный характер. В форме индуктивного умозаключения протекает эмпирическое обобщение, когда на основе повторяющегося признака у отдельных явлений делается заключение о его принадлежности всем явлениям определенного класса. Здесь нет жесткой необходимости между истинными посылками и истинными заключениями; о том, что данные заключения получаются из данных посылок, можно говорить лишь с большей или меньшей вероятностью (посылки с той или иной степенью вероятности подтверждают заключения).

В зависимости от полноты исследования предметов какого-либо класса различают полную и неполную индукцию.

Полная индукция - такое умозаключение, в котором общий вывод о классе предметов делается на основании изучения всех предметов данного класса. Например, установление того, что каждый из документов, необходимых для оценки готовности уголовного дела для передачи в суд, имеется, позволяет с полным основанием сделать заключение, что «Все документы имеются» и дело следует передать в суд.

Некоторые логики склонны относить полную индукцию к дедуктивным умозаключениям, так как в полной индукции из истинных посылок может выводиться достоверное общее суждение. Полная индукция дает достоверные заключения при наличии следующих условий: а) когда класс предметов или явлений, подлежащих изучению, представляет собой небольшое число элементов - ограничен, поддается «регистрации»; б) когда точно известен признак, принадлежащий предметам данного класса.

Разновидностью полной индукции является умозаключение от отдельных частей к целому. Полная индукция может использоваться при расследовании уголовных дел, связанных с исчезновением материальных ценностей (оружия, боеприпасов, продуктов питания и т. д.), число которых можно подсчитать (тем самым выяснить недостающие ценности). Но чаще всего юристу приходится иметь дело с фактами, количество которых не может быть строго ограничено. В таких случаях может использоваться только неполная индукция.

Неполная индукция - такое умозаключение, в котором общий вывод делается на основании изучения некоторой части класса однородных предметов.

По способу отбора исходного материала и обоснования заключения неполная индукция делится на популярную (через простое перечисление при отсутствии противоречащих случаев) и научную, разновидностями которой являются индукция через отбор или индукция через установление причинной связи.

Популярная индукция имеет ограниченную сферу применения в уголовном процессе, используется в основном лишь для выдвижения версий на начальном этапе расследования, когда информация о расследуемом событии скудна и недостаточна для построения каких либо обоснованных выводов.

К сожалению, в практической деятельности органов уголовного преследования зачастую обобщения, сделанные на основе популярной индукции, применяются в качестве большей предпосылки. Например, среди следователей распространено мнение, преступления совершают лица, следы которых обнаружены на месте происшествия. Установив факт пребывания лица на месте происшествия в качестве меньшей предпосылки, следователь делает категорическое умозаключение – преступление совершило именно это лицо. В качестве большей предпосылки в таких случаях используется утверждение о том, что преступление совершено тем, кто был на месте происшествия. Вместе с тем данное утверждение носит лишь вероятный характер, построено оно на базе неполного обобщения.

Научная индукция является основным и незаменимым способом получения большей посылки в умозаключении и основой для построения достоверного вывода. Она возникает при систематическом преобразовании предметов, когда люди обозревают необходимые связи и необходимо существенные свойства вещей. При этом они могут обобщить свой опыт и сделать заключение от частного к общему: при каких условиях данный процесс может повториться всегда, с необходимостью, с достоверностью.

Рассматриваемая разновидность индукции строится на базе эксперимента и приводит к всеобщему выводу о самом существенном. Знания на основе научной индукции могут быть получены при соблюдении таких логических законов, как закон действия, абстрагирования, обобщения, практического применения.

Пренебрежение законами научной индукции может привести к серьезным ошибкам в процессе познания, поскольку общее правило (большая посылка), сформулированное без учета названных законов, не может отражать существенные признаки того или иного класса явлений и предметов и не способно служить основой для достоверного вывода.

Помимо источника большей посылки в структуре силлогизма индукция в познавательной деятельности играет роль синтезирующей основы, соединяющей выводы, следуемые из разрозненных косвенных доказательств, комплексов улик и устанавливающие с разной степенью вероятности те или иные стороны предмета доказывания.

Итак, индукция при производстве по уголовным делам воплощается в основном в следующем. Во-первых, правила индуктивной логики служат основой для формирования большей посылки в дедуктивном умозаключении. Во-вторых, при оценке доказательств перед принятием итоговых решений на основе индукции субъект доказывания соединяет воедино разрозненные доказательства, содержащие сведения, прямо не устанавливающие обстоятельства предмета доказывания, но раскрывающие те или иные стороны исследуемого события. По результатам такого синтеза может быть сделан вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Таким образом, в доказывании по уголовным делам обоснование того или иного тезиса протекает в виде индуктивного накопления доказательств, т. е. путем создания комплекса доказательств. Суммируя полученные доказательства не просто арифметически, но и содержательно (т. е. устанавливая, что полученные из совокупности доказательств выводы являются следствием одной причины), субъект доказывания достоверно устанавливает обстоятельства совершения преступления тем или иным лицом.

3.Психологические основы доказывания

Поскольку в ходе процессуального доказывания происходит сложное взаимодействие различных субъектов между собой и с внешним миром, осваивается многочисленная чувственная и словесная информация и на ее основе формируется внутреннее убеждение, велика здесь роль психологических факторов.

В этом плане следует, прежде всего, учесть, что доказывание имеет свою психологическую структуру с определенными компонентами, имеющими безусловное значение в достижении его цели. Социально-профессиональный компонент этой структуры предполагает наличие у следователя, прокурора и судей таких личных качеств, как преданность служебному долгу, убежденность в важности и реальности выполняемой задачи, принципиальность, теоретическая подготовленность, высокая нравственность и непримиримость к нарушениям закона. Профессионально-поисковый компонент в доказывании складывается из умения выявлять информацию об обстоятельствах дела, их глубокой внимательности, наблюдательности и проницательности, а равно из пытливости и настойчивости в достижении цели. Коммуникативный компонент этой деятельности выражается в навыках быстро войти в контакт с носителями информации и получить ее в наиболее полном и точном виде. Конструктивный компонент в психологической структуре процессуального доказывания — это способность воссоздать картину исследуемых обстоятельств дела, намечать возможные пути раскрытия преступления и изобличения виновных. Организационный компонент состоит из личной дисциплинированности, исполнительности и инициативности субъектов доказывания, из их умения планировать и налаживать работу. Наконец, удостоверительный компонент характеризуется качеством процессуального оформления конкретных актов доказывания, обнаруженных при этом доказательств и их источников и вытекающих из них выводов по делу. Отсутствие хотя бы одного из этих компонентов обедняет психологическую структуру процессуального доказывания, снижает его результативность.

Несомненна важная роль психологических методов и в исследовании тех обстоятельств дела, которые связаны с субъективной стороной состава преступления и с личностью виновного. Установление конкретной формы вины как проявления психического отношения лица к содеянному и к его последствиям, цели и мотивов совершения преступного деяния возможно лишь при строго индивидуально-психологическом подходе к анализу и оценке соответствующих обстоятельств дела, при умелом применении судебно-психологических методов изучения личности и проверки ее психических свойств.

Данные психологии являются отправным моментом также при исследовании многих судебных доказательств и их источников. Для правильной оценки, скажем, показаний свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого нужно хорошо знать психологические закономерности восприятия, запоминания и воспроизведения наблюдавшихся явлений внешнего мира, а также психологическую характеристику самих лиц, которые дали эти показания.

Во всех элементах процессуального доказывания находит свое выражение и такой психологический фактор, который называется эмоциональным состоянием. Положительные эмоции содействуют достижению цели доказывания, отрицательные — осложняют доказывание. Следователю, прокурору и судьям надлежит не только стремиться быть самим в надлежащем эмоциональном состоянии, но и изучать и учитывать эмоционально-волевой момент в поведении окружающих их лиц, оказывая противодействие отрицательным эмоциям и поддерживая положительные эмоции. В некоторых случаях полезным может оказаться эмоциональный эксперимент, рассчитанный на выявление изменений в эмоциональном состоянии тех или иных участников процесса с тем, чтобы использовать эти изменения для более глубокого исследования соответствующих обстоятельств дела.

В процессуальном доказывании первостепенное значение имеет и такое психологическое свойство личности, как способность отделять свое внутреннее от внешнего и соотносить их. Благодаря этому субъекты доказывания приобретают возможность оценивать собственные чувства, действия и суждения, регулировать их, отделять от них полученные по делу знания и соотносить свои выводы с конкретными фактами.

По существу, сюда же примыкает способность субъектов доказывания избирательно реагировать на собираемую информацию и выделять из нее то, что имеет отношение к делу. Без этого глубоко психологического свойства личности не представлялось бы возможным определить относимость доказательств и правильно наметить предмет и пределы процессуального доказывания.

Особого внимания заслуживает вопрос о деятельности следователя на первоначальном этапе расследования преступлений, характеризующегося ситуацией информационной неопределенности, поскольку большинство преступлений, особенно тяжких, совершается в условиях неочевидности. Именно на ситуацию информационной неопределенности рассчитаны типичные версии и разрабатываемые алгоритмы расследования. Одной из задач первоначального этапа расследования и является устранение или хотя бы существенное ослабление информационной неопределенности, накопление данных, позволяющих следователю составить более или менее полное представление о событии и его участниках.

Типичность ситуации информационной неопределенности обусловливает требования к наличию у следователя определенных психологических качеств: наблюдательности, внимательности, способности к детальному анализу обстановки, к творческому мышлению и, наконец, эмоциональной устойчивости. В совокупности со знанием закономерностей возникновения информации о преступлении и преступнике, способов совершения и сокрытия преступлений это дает ему возможность накопления сведений о механизме события и получения оснований для принятия необходимых организационных и тактических решений.

Информационная неопределенность, в условиях которой протекает процесс доказывания, делает весьма актуальным решение проблемы тактического риска. В общей форме под тактическим риском понимается допущение отрицательного результата предпринимаемых следователем действий в процессе доказывания. Естественно, что ситуация риска создает определенную психологическую напряженность, преодолеть которую, и то до известной степени, позволяет лишь профессиональная адаптация следователя к рискованным ситуациям.

В психологии под риском понимают ситуативную характеристику деятельности, состоящую в неопределенности ее исхода и возможных неблагоприятных последствиях в случае неуспеха. Это понятие имеет в психологии три взаимосвязанных значения:

1) риск как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности, определяемая сочетанием вероятности неуспеха и степени неблагоприятных последствий в этом случае;

2) риск как действие, в том или ином отношении грозящее субъекту потерей (проигрышем, травмой, ущербом);

3) риск как ситуация выбора между двумя возможными вариантами действия: менее привлекательным, зато более надежным, и более привлекательным, но менее надежным, исход которого проблематичен и связан с возможными неблагоприятными последствиями.

Обычно выделяют риск оправданный и неоправданный и различают две разновидности рискованных ситуаций:

а) где исход зависит от случая (шансовые ситуации);

б) где исход зависит от способностей субъекта (ситуации навыка).

Поскольку проблемная ситуация типична для следственной деятельности вообще, в том числе и при производстве отдельных следственных действий, возможность неблагоприятных последствий необходимо учитывать не только при выборе направления расследования (отдавая предпочтение наиболее вероятной версии), но при производстве предъявления для опознания, следственного эксперимента, обыска и т.п.

Отбор, исследование и оценка фактической информации завершаются формированием у следователя (прокурора, судей) внутреннего убеждения в доказанности или недоказанности определенных обстоятельств дела. Это — тоже важный психологический процесс, без знания которого трудно судить об истинности выводов, которые обосновываются в ходе доказывания.

С психологической точки зрения, убеждение - это уверенность, отсутствие сомнений в правильности вывода. Сомнение как сложное психическое состояние включает сознание недоказанности, неубедительности, переживание неудовлетворенности тем, что выдается за истину, за решение поставленной задачи. В процессе доказывания сомнения играют положительную роль, поскольку побуждают к поиску новых данных для их устранения.

Формирование внутреннего убеждения связано, в свою очередь, с мысленным моделированием, которое состоит в создании идеального образа (картины) тех событий, которые подлежат исследованию по делу. По мере накопления фактической информации такая модель проверяется, уточняется, пока не вырисовывается подлинная картина предмета. В основе этой работы тоже лежат определенные психологические методы познания внешнего мира.

Поскольку внешняя среда и внутреннее состояние личности отражаются в сознании субъекта доказывания не непосредственно, а сквозь призму опыта прошлого, в процессуальном доказывании может присутствовать и такая психологическая категория, как интуиция. Она подчинена   определенным   психологическим    закономерностям  и появляется благодаря длительному   творческому опыту человека   как  непосредственное отражение  новой обстановки на запасе прежних знаний, хранящихся в его сознании. «Бессознательность»    интуиции    состоит лишь в том, что здесь быстрое решение находится человеком без сознательного анализа  и синтеза новой информации, непосредственно при скрещивании этой информации с накопленным  запасом его знаний. Однако сама интуиция никогда не служит доказательством или аргументом. Она представляет собой лишь сокращенное вероятное умозаключение, нуждающееся во всестороннем исследовании субъектами доказывания. Интуитивное знание приобретает доказательственное значение только при условии, если оно стало достоверным, истинным.

Интуиция может сыграть существенную роль во многих случаях проявления психологических свойств личности субъекта доказывания, например при установлении психологического контакта с проходящими по делу лицами как одного из необходимых условий получения доказательств "от людей".

Под психологическим контактом принято понимать создание атмосферы доверия к следователю, мотивам и целям его действий, формирование у субъекта общения со следователем убеждения, что следователь в своих действиях и поведении руководствуется лишь желанием установить истину и свободен от всего личного.

Психологический контакт устанавливается в процессе общения следователя с участниками следственных действий. Подготовка к этому общению - важный элемент подготовки к проведению следственного действия. Установление психологического контакта требует от следователя проявления его коммуникативных свойств; умения привлекать к себе внимание, пробуждать интерес, доверие, подчас симпатию к личности следователя.

Помимо установления психологического контакта, подготовка следователя к общению с участниками следственных действий должна включать в себя и подготовку его к активному психическому воздействию на участников, и подготовку к возможному противодействию со стороны тех участников, которые заинтересованы в сокрытии истины по делу.

Воздействие следователя на участвующих в деле лиц с целью выполнения задач, поставленных перед ним законом, допустимо и правомерно только тогда, когда у субъекта, на которого оказывается воздействие, имеется свобода выбора линии своего поведения, свобода принятия того или иного решения в конкретной процессуально-тактической ситуации, связанной с расследованием преступления. Допустимое и правомерное воздействие следователя прежде всего должно побудить человека, на которого оно направлено, к сознательному изменению принятых решений, к тому, чтобы пересмотреть линию своего поведения, которая противоречит интересам общества и целям правосудия.

Психологическое воздействие следователя на участников расследования играет особенно важную роль при преодолении их противодействия установлению истины.

Характеризуясь в целом как противодействие следствию, тактика недобросовестных участников следственных действий может выражаться в пассивном и активном сопротивлении усилиям следователя установить истину по делу.

Формами пассивного сопротивления являются:

- отказ от дачи показаний;

- немотивируемое ("голое") отрицание фактов с целью выиграть время для построения системы их опровержения;

- умолчание о фактах;

- неявка по вызову следственных и судебных органов;

- несообщение запрашиваемых сведений и невыдача требуемых объектов (предметов, документов);

- неоказание помощи;

- невыполнение требуемых действий и отказ от участия в следственных действиях и/или подписания соответствующих протоколов.

Активное противодействие следствию проявляется в следующих формах:

- умышленная дезинформация следователя - дача ложных показаний, обман, создание лжедоказательств путем инсценировок, фальсификации предметов, документов и т.п.;

- сокрытие и уничтожение нужных предметов или документов;

- подстрекательство к даче ложных показаний и неповиновению следователю;

- склонение к отказу от данных правдивых показаний путем угроз, иного насилия, подкупа и т.п.;

- прямое сопротивление следователю;

- уничтожение доказательств при ознакомлении с материалами следствия.

Наиболее опасными формами противодействия расследованию являются понуждение следователя к противоправным действиям и решениям путем угроз, физического насилия, подкупа и т.п. Преодоление подобного противодействия требует наличия у следователя таких психических качеств, как мужество, принципиальность, решительность, требует умения просчитывать варианты последствий своих действий по преодолению негативных влияний.

Литература

1.Уголовный процесс. Учебник. Под ред. В.П. Божьева. - М., 2008.

2.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. - М., 2009.

3.Уголовный процесс: Учебник. Под ред. К.Ф.Гуценко.5-е изд.,перераб. И доп. – М., 2008.

4. Уголовный процесс России: Общая часть: Учебник / Под ред.В.З.Лукашевича. – СПб., 2014.

5. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: Учебное пособие.- М., 2008.

6. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. Ред. В.М.Лебедева. – М., 2009.

7. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И.Радченко. – М., 2009.

8. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. Изд. 2-е, перераб. и доп. Под ред. В.П. Божьева. М., 2012.

9.Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”: Научно- практический комментарий / Под ред. проф. В.В.Николюка. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2009.

10.Комментарий к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности”. С постатейным приложением нормативных актов и документов / Авт.-сост. А.Ю.Шумилов. М., 2009.

11.Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. – М., Норма, 2008.

12.Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М, 2013.

13.Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. – М.: Норма, 2007.

14.Зуева А.Л. Судебная экспертиза: понятия и система: Учебник – СПб., Инфо-Да, 2005.

15. Зуева А.Л. Методика расследования преступлений в сфере экономике. – Нальчик, 2007.

1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 149 – 155.

2 Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1971. С. 298-299.

3 Петрухин И. Л. Доказывание невиновности и позиция адвоката // Сов. Юстиция. 1972. № 10. С. 22.

4 Савицкий B. М. Государственное обвинение в суде. М., 1971. С. 156-157.

5 Домбровский Р. Г. Логика и теория судебных доказательств// Оптимизация расследования преступлений. Иркутск, 1982. С. 14.

6 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 288-290.

7 Копьева А. Н. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем суде. Иркутск, 1990. С. 12.

8 Орлов Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2009. С. 33.

9 Орлов Ю. К. Указ. соч. С.35.

10 Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Элькинд П. С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 208.

11 Кузнецов Н. П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного процесса России: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. Воронеж, 1998. С. 9.

12 Балакшин В. С. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания: Важнейшие проблемы в свете УПК Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09. -Екатеринбург, 2006. С. 110.

13 Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 8.

14 Зинатуллин З. З., Егорова Т. З., Зинатуллин Т. З. Уголовно-процессуальное доказывание. Концептуальные основы. Ижевск, 2002. С. 22-23.  

15 Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе: учеб.-практич. пособие. М., 2011. С. 51.

16 Эйсман А. А. Логика доказывания. М., 1971. С. 75-80.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
14146. Средства процессуального доказывания 113.62 KB
  Выявление и изучение тех или иных пусть даже очень важных для дела обстоятельств предпринимаемые какими-либо лицами помимо указанных в действующем законодательстве специальных средств не могут считаться процессуальным доказыванием в точном смысле слова. Сторонники данного взгляда так или иначе высказываются за то чтобы под этим понятием подразумевались одновременно две относительно самостоятельные категории доказательственного права а именно как сами судебные доказательства в целом так и все процессуальные...
12685. Соотношение уголовно-процессуального принуждения и прав человека 48.03 KB
  Уголовнопроцессуальное принуждение это государственное воздействие осуществляемое строго в соответствии с уголовнопроцессуальным законодательством направленное на преодоление препятствий возникающих в процессе производства по уголовному делу или на обеспечение применяемым порядком условий для успешного расследования и рассмотрения уголовного дела. Природа принуждения в уголовном процессе вытекает из разделенности бремени борьбы с преступностью между государством и личностью принимающей социальную необходимость участия в уголовном...
12631. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА И ВОПРОСЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ 39.12 KB
  Наличие предпосылок и оснований возникновения представительства орган ведущий уголовный процесс проверяет при вступлении представителя в судопроизводство. физическое или юридическое лицо должно иметь свой интерес в деле и субъективное право на его защиту; зависимость деятельности представителя от объекта защиты представляемого; желание представляемого воспользоваться помощью представителя и согласие последнего быть представляемым; соответствие личности представителя требованиям которые к ним предъявляются законом; 45 допустимость...
1518. Проблемы определения уголовно-процессуального статуса лиц, подвергаемых уголовному преследованию 54.64 KB
  Новый виток интереса к проекту как способу организации жизнедеятельности детей объясняется его потенциальной интегративностью соответствием технологии развивающего обучения обеспечением активности детей в учебном процессе. Использование метода проекта в дошкольном образовании как одного из методов интегрированного обучения дошкольников позволяет значительно повысить самостоятельную активность детей развить творческое мышление умение детей самостоятельно разными способами находить информацию об интересующем предмете или явлении и...
4159. Задержание по подозрению в совершении преступления как мера уголовно-процессуального принуждения 324.41 KB
  Острота данной меры уголовно-процессуального принуждения определяется, во-первых, тем, что она применяется органами дознания, прежде всего, конечно, полицией и следователями, вне предварительного судебного и прокурорского контроля
12682. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА НА РАЗЛИЧНЫХ СТАДИЯХ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ 51.45 KB
  Определенному праву потерпевшего соответствуют обязанности органа дознания следователя прокурора защитника представителя судьи или суда. Необходимо в интересах потерпевшего предусмотреть следующий порядок уведомления его о признании потерпевшим и разъяснения прав. После вынесения постановления следователь незамедлительно проводит ознакомление с ним потерпевшего разъясняет сущность этого решения а также содержание прав и обязанностей и порядок их реализации. Однако на примере сопоставления норм предусматривающих права потерпевшего и...
18137. Нормы уголовного и уголовно-процессуального права, регулирующие и предусматривающие вопросы применения принудительных мер медицинского характера 84.08 KB
  Поэтому и применение принудительных мер медицинского характера призвано служить не только наиболее полной реализации целей и задач уголовного судопроизводства но и эффективному обеспечению прав свобод и законных интересов граждан. Непременным условием развития казахстанского общества является ориентация на внутреннюю политику и в частности на гуманизацию мер государственного принуждения в том числе и в случаях применения принудительных мер медицинского характера. Так согласно Концепции правовой политики Республики Казахстан уголовная...
15096. Уголовно-правовая характеристика преступного сообщества 34.66 KB
  Более полное развитие этот институт получил в Уставе благочиния или Полицейском уставе... Устава Управа Благочиния в городе законом неутвержденное общество товарищество братство и иное подобное собрание под каким бы названием ни состояло не признает за действительное буде у таковых окажутся обязательства правила положения или постановления то ни во что не вменять: буде же такое общество товарищество братство или иное подобное собрание общему добру вред ущерб или убыток наносит либо бесполезно то подлежит уничтожению и...
8178. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 134.65 KB
  Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Общая характеристика преступлений против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
12556. Уголовно-правовая характеристика преступлений, совершенных в состоянии аффекта 34.11 KB
  Рассмотреть общественную опасность форм преступных посягательств в состоянии аффекта, находящихся под уголовно-правовым запретом, и дать характеристику социальной направленности этих деяний; отграничить убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта от преступных деяний со сходными объективными и субъективными признаками;
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.