Средства процессуального доказывания

Выявление и изучение тех или иных пусть даже очень важных для дела обстоятельств предпринимаемые какими-либо лицами помимо указанных в действующем законодательстве специальных средств не могут считаться процессуальным доказыванием в точном смысле слова. Сторонники данного взгляда так или иначе высказываются за то чтобы под этим понятием подразумевались одновременно две относительно самостоятельные категории доказательственного права а именно как сами судебные доказательства в целом так и все процессуальные...

2015-08-25

113.62 KB

6 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Контрольная работа

Средства процессуального доказывания


Содержание

1 Понятие и виды процессуальных средств доказывания

2 Понятие, сущность и свойства доказательств

3 Источники доказательств и их допустимость

4 Способы получения и использования доказательств

5 Классификация средств процессуального доказывания

6 Особенности доказывания на отдельных стадиях уголовного процесса

Литература


1 Понятие и виды процессуальных средств доказывания

Поскольку процессуальное доказывание всегда представляет собой опосредствованное познание реальной действительности, постольку оно осуществляется только при помощи соответствующих средств доказывания. Выявление и изучение тех или иных, пусть даже очень важных для дела обстоятельств, предпринимаемые какими-либо лицами помимо указанных в действующем законодательстве специальных средств, не могут считаться процессуальным доказыванием в точном смысле слова. Всякое процессуальное доказывание неотделимо от строго определенных средств, составляющих единственный путь установления исследуемых обстоятельств дела, достижения по нему объективной истины.

Многие авторы сводят все средства доказывания к источникам сведений об исследуемых по делу фактах, считая, в свою очередь, эти источники составной частью понятия доказательств.

Известна другая, по существу, противоположная точка зрения, сторонники которой средством доказывания признают лишь доказательственные факты, усматривая в последних тоже один из элементов понятия судебных доказательств.

Третья группа процессуалистов полностью отождествляет средства доказывания и судебные доказательства, имя при этом в виду как сами фактические данные, так и их источники.

По мнению ряда авторов, под средствами доказывания следует подразумевать только источники доказательств, которые сами по себе в понятие доказательства не входят.

Наконец, в отдельных работах  встречается, хотя  и значительно реже, мнение о необходимости более широкой трактовки понятия средств процессуального доказывания. Сторонники данного взгляда так или иначе высказываются за то, чтобы под этим понятием подразумевались одновременно две  относительно   самостоятельные категории    доказательственного   права,    а именно — как сами судебные доказательства  в целом, так и все процессуальные  (в том числе, разумеется, и следственные)   способы их  получения.

Как следует из вышеизложенного, одни процессуалисты в качестве средств доказывания расценивают ту или иную часть конструируемого ими понятия доказательств, другие — ставят знак полного равенства между средствами доказывания и доказательствами в целом, третьи, наоборот, решительно противопоставляют их, а четвертые—средствами доказывания именуют и сами доказательства и способы их получения.

Конечно, все те категории доказательственного права, которые только что были названы при обзоре взглядов различных авторов, так или иначе относятся к разряду средств доказывания. Всякое противопоставление последних доказательствам или их источникам лишено устойчивого основания, ибо при том опосредствованном познании, каким выступает процессуальное доказывание, средствами установления объективной истины по делу становятся в первую очередь определенные фактические данные и их источники.

Но вместе с тем представляется неправильным сводить все средства доказывания либо к доказательственным фактам, либо к сведениям об этих фактах, либо к источникам таких сведений, либо к какой-нибудь другой отдельно взятой категории доказательственного права, так как это ведет к подмене общего отдельным, целого частью, структуры элементом.

Термин «средства процессуального доказывания» должен применяться для обозначения многогранного понятия. В полном соответствии с этимологическим смыслом данного выражения средством доказывания являются как фактические данные, используемые в ходе этой деятельности, так и те формы и способы, при помощи которых эти данные становятся достоянием суда, прокурора и органов предварительного расследования. Средства процессуального доказывания одновременно указывают на вопросы: что, откуда и каким путем. Общая конструкция этого многозначного понятия должна охватывать: во-первых, «средства», которые в виде определенных фактических данных кладутся в основу выводов об искомых обстоятельствах дела, во-вторых, «средства», выполняющие роль источника таких данных; в-третьих, «средства», которые используются в качестве,  способа получения и проверки этих фактических данных, обоснования ими соответствующих выводов по делу. Только все это вместе взятое может дать надлежащее представление о средствах процессуального доказывания, способствовать правильному уяснению содержания каждого вида этих средств1.

Таким образом, под средствами процессуального доказывания следует понимать конкретные фактические данные, посредством которых устанавливаются  значимые обстоятельства дела, источники этих данных и способы их получения и использования в ходе доказывания.

Такое определение средств процессуального доказывания отражает взаимосвязь, взаимозависимость различных средств доказывания, исключаются отрыв их друг от друга и какое бы то ни было их противопоставление. В то же время открывается возможность подразделения их на отдельные, относительно самостоятельные виды, четко разграничить эти виды, детально исследовать их содержание и соотношение.

При определении отдельных видов средств процессуального доказывания нужно исходить из их существа и назначения.

Одна группа средств доказывания имеет своим назначением быть доказательственной основой тех или иных выводов, представляет собой фактическую информацию об искомых по делу обстоятельствах. Это — конкретные фактические данные, составляющие первый вид средств процессуального доказывания, а именно — доказательства.

Другие средства доказывания предназначены служить своего рода «средством сохранения и передачи» этой фактической информации, могут характеризоваться в качестве носителя и соответствующей формы передачи такой информации. Это — документы, показания свидетелей, протоколы следственных действий и другие указанные в законе средства, образующие второй вид средств процессуального доказывания — источники доказательств.

Наконец, остальные средства процессуального доказывания служат «средством» собирания, проверки, оценки фактических данных и их источников, а также обоснования вытекающих из них выводов по делу. Они находят свое выражение в предусмотренных законом действиях органов, ведущих уголовный процесс, и иных участников производства по материалам и уголовному делу. Это — следственные и некоторые другие процессуальные действия, из совокупности которых образуется третий вид средств доказывания, а конкретно — способы получения доказательств и оперирования ими.

Все отдельные виды средств процессуального доказывания теснейшим образом связаны между собой. Доказательства, как конкретные фактические данные, должны содержаться в определенных источниках, а эти источники, равно как и содержащиеся в них фактические данные, в свою очередь могут быть получены упомянутыми органами исключительно способами, точно указанными в законе.

Сердцевину всех средств процессуального доказывания всегда составляют доказательства, являющиеся по любому делу единственным фактическим основанием выводов об обстоятельствах дела. Это вполне понятно, поскольку те или иные источники и способы получения (оперирования) доказательств нужны только потому, что необходимо собирать, проверять и оценивать доказательства, обосновывать вытекающие из них истинные выводы.

2 Понятие и сущность доказательств

Специфика уголовно-процессуальной деятельности не могла не отразиться на выработке понятия «доказательство» в уголовном процессе. Если, например, в логике с помощью доказательств (системы умозаключений) выводится новое положение, подтверждается либо опровергается выдвинутый тезис, то в уголовном процессе доказательство — это средство установления и доказывания обстоятельств совершенного деяния, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела. Это особое положение доказательства в уголовном процессе не упростило, а во многом осложнило формирование его научно обоснованного понятия.

Ю. К. Орлов выделяет пять моделей или концепций понятия «доказательство»: 1) донаучную (архаическую) концепцию доказательства; 2) «двойственную» концепцию доказательства; 3) логическую модель; 4) информационную концепцию; 5) смешанную или синтезированную концепцию доказательства2.

Донаучная (архаическая) концепция понятия доказательства. Известный юрист XVIII-XIX столетий Бентам определял доказательство как общее название, даваемое каждому факту, когда он представляется на рассмотрение судьи с целью вызвать в последнем убеждение в существовании факта, долженствующего послужить основанием для судебного приговора. Русский дореволюционный юрист Л. В. Владимиров также считал доказательством всякий факт, имеющий назначением вызвать в суде убеждение о существовании или не существовании какого-либо обстоятельства, составляющего предмет судебного исследования.  Похожую позицию занимал А. Я. Вышинский.

Сторонники рассматриваемой концепции не придавали значения такому атрибуту судебного доказательства, как процессуальная форма. Не акцентировали они внимания и на том, что может вызвать у судьи убеждение в существовании факта, который ляжет в обоснование судебного решения, -фактические данные об обстоятельствах содеянного либо удачно сформулированное стороной умозаключение об этих обстоятельствах.

«Двойственная» концепция понятия доказательства. Эта концепция возникла в 30-е гг. прошлого столетия и, сформировавшись, длительное время являлась приоритетной в нашей стране. По ней понятие доказательства имеет два значения: 1) факты, на основе которых устанавливается наличие преступления или его отсутствие, виновность либо невиновность лица в совершении деяния, иные обстоятельства дела; 2) источники (по терминологии отдельных авторов - средства доказывания) из которых органы расследования и суд такие факты получают, - показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, заключения экспертов и др. Названную концепцию сформулировал и развил известный ученый в области уголовного процесса и права М. С. Строгович. Аналогичной    позиции длительное      время придерживались М. А. Чельцов, М. М. Гродзинский, Р. Д. Рахунов, Л. Якуб. Отметим, что во многом их подход был обусловлен позицией законодателя, ибо в ст. 58 УПК РСФСР 1923 г. доказательствами назывались как фактические данные, так и показания свидетелей, заключения экспертов, другие источники. Между тем двойственность значения понятия «доказательство» существенно осложняла исследование данной и других проблем теории доказывания, порождала неоднозначность использования доказательств на практике. В литературе неоднократно справедливо отмечалось, что во многих случаях приходилось домысливать, в каком значении (первом или втором) автор соответствующей работы употребил анализируемый термин. Поэтому в ст. 16 Основ уголовного судопроизводства 1958 г. появилась новая формула (хотя в проекте Основ, опубликованном в июне 1957 г. для широкого обсуждения, сохранялось старое положение). В статье было предусмотрено, что доказательствами являются «любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела». Эту норму восприняли УПК ряда республик Союза ССР (ст. 69 УПК РСФСР), что и положило начало формированию логической модели доказательств.

Логическая модель понятия доказательства. По мнению С. А. Голунского, с принятием Основ уголовного судопроизводства 1958 г. двойственное значение понятия доказательства было устранено. Он считал, что уголовно-судебные доказательства - это фактические данные; источники же таких данных доказательствами не являются. В связи с изменением законодательства многие ученые пересмотрели свою позицию по указанной проблеме. М.М. Гродзинский стал последовательно придерживаться      точки зрения С.А. Голунского. М. А. Чельцов занял более жесткую позицию, предложив понимать под доказательствами только факты, а не сведения о них. По его мнению, неверны по сути даже выражения «сомнительные доказательства», «противоречивые доказательства», так как обозначаемые ими объекты не могут быть отнесены к доказательствам. Факты же не могут быть сомнительными или недоброкачественными: они либо существуют, либо не существуют. По сути, доказывание здесь сводится к логическому процессу - оперированию фактами-доказательствами. Однако если доказательствами являются только факты, то как и откуда они берутся в уголовном деле? Сами по себе, в готовом виде они в уголовном процессе не существуют, а значит, их необходимо устанавливать с помощью фактической информации, содержащейся в соответствующих источниках. Образно говоря, эти доказательства нужно доказать при помощи других доказательств. Между тем в уголовно-процессуальном доказывании подобной неопределенности быть не должно. Далее: каким образом органы расследования, прокурор, суд должны выявлять, закреплять, истребовать такие факты? Есть ли смысл проводить их проверку и оценку, если это достоверно установленные факты-доказательства?

Указанные и некоторые другие возражения стали причиной того, что теория М. А. Чельцова не получила дальнейшего развития. В качестве альтернативы была предложена новая концепция, получившая название информационной.

Информационная концепция понятия доказательства. Как отмечал Ю. К. Орлов, она появилась под влиянием кибернетических идей и теорий, в самый разгар «кибернетического бума» и явилась мощным толчком для интенсивной     разработки     информационного     аспекта     доказывания, максимального использования достижений кибернетики в теории доказательств. Ее создателем был В. Я. Дорохов. Центральная идея концепции - утверждение о том, что доказательство есть единство сведений (информации) и их источника (материального носителя). Иначе говоря, в понятие доказательств включаются не сами факты, а сведения о них в совокупности с источниками. В основу понятия положена материя, которая может быть выявлена, обнаружена, собрана, проверена, оценена. Концепция, таким образом, отвечает требованию, согласно которому никакое доказательство не имеет заранее установленной силы и должно оцениваться по внутреннему убеждению соответствующего должностного лица или органа. Концепция получила признание, используемое в ней понятие доказательства стало широко распространенным. Споры, однако, возникли вокруг понятия «источник доказательств». Большинство авторов высказалось против точки зрения В. Я. Дорохова, который посчитал, что таким источником всегда выступает человек - субъект, занимающий определенное процессуальное положение.

Смешанная или синтезированная концепция понятия доказательства. Сторонники ее признают доказательствами: во-первых, факты, во-вторых, сведения о фактах, в-третьих, источники этих фактов. При этом они разделились на две группы. Представители первой группы считают доказательствами «единство сведений (информации) и источника, если речь идет об информационном пути доказывания, и факты-аргументы, если имеется в виду       логический     путь       доказывания.      Представители второй - Ф. Н. Фаткуллин, И. И. Мухин,   Г. Ф. Горский, Л. Д. Кокорев, П. С. Элькинд - к ним относят и факты, и сведения о них, если они содержатся в предусмотренном законом источнике.

Дальнейшее развитие учения о доказательствах побудило В. С. Балакшина выделить еще две модели (концепции) понятия доказательства, а именно: 1) прагматическую, в силу которой доказательствами являются только процессуально оформленные сообщения, а также документы или другие предметы, которые правомерно использовать в судопроизводстве для установления фактов, учитываемых при вынесении процессуальных решений; и 2) системную, в которой доказательство есть не что иное, как трехэлементная информационная система, включающая в себя: а) фактические данные, б) источники, в которых эти фактические данные содержатся и в) способы и порядок собирания, закрепления и проверки фактических данных и их источников.

Решение вопроса о понятии и сущности доказательства в уголовном процессе должно основываться на следующих положениях.

1. Методологической базой теории доказывания выступает материалистическая диалектика, в частности два центральных ее раздела - гносеология и теория отражения, из которых следует: а) мир материален; б) мир первичен; в) мир отражаем и познаваем.

2. Понятие «доказательство» в уголовном процессе нетождественно этому понятию в формальной и математической логике. В уголовно-процессуальном смысле не могут признаваться доказательствами факты-аргументы. Они не отвечают предъявляемым к уголовно-процессуальному доказательству требованиям хотя бы потому, что не облечены в ту процессуальную форму, которая предусмотрена уголовно-процессуальным законом для доказательств.

3. В уголовном процессе понятие «доказательство» должно трактоваться, во-первых, единообразно, а, во-вторых, не как формально-логическая, а как уголовно-процессуальная категория.

4. По своей гносеологической и юридической природе «доказательство» как уголовно-процессуальная категория представляет собой фактическую информацию (фактические данные) об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу, и служит объективной основой для промежуточных и итоговых выводов по нему.

5. Будучи процессуальной категорией, «доказательство» должно отвечать ряду требований, совокупность которых позволяла бы гарантировать его достоверность, соблюдение прав и свобод личности в уголовном процессе, а в конечном счете - установление обстоятельств общественно опасного деяния в том виде, который имел место в действительности.

6. В уголовном процессе недопустимо смешение понятий «доказательство» и «доказывание», ибо в таком случае уголовно-процессуальное будет формально-логическим, а обвинение будет строиться на логических умозаключениях, а не на сведениях о фактах. Факты-аргументы лежат в основе логических приемов, способов выведения знаний из других знаний. Однако в основу знаний об обстоятельствах совершенного общественно опасного деяния должны быть положены фактические данные, полученные в установленном законом порядке и закрепленные с помощью языковых знаков-символов и других средств фиксации в соответствующих источниках.

7. Посредством доказательств в уголовном процессе не «реставрируется» событие преступления (общественно опасного деяния), а ретроспективно восстанавливаются его фактические обстоятельства. В этом аспекте фактические обстоятельства происшествия представляют собой юридический факт - не факт реальной жизни, а факт-знание.

Ключевым для уяснения сущности и определения понятия «доказательство» в уголовном процессе является вопрос о сущности и толковании понятия «факт».

В юридической науке и практике выделяются два вида фактов: факты-явления действительности и факты - форма человеческого знания.

Вполне очевидно, что субъекты, на которых лежит обязанность доказывания, никогда не имеют дела с событием преступления как фактом реальной жизни. Если такое происходит, то это лицо не вправе участвовать в уголовном процессе. Вместе с тем непосредственное созерцание и восприятие следователем, прокурором и судом «следов преступления» в широком смысле не меняет положения, ибо они наблюдают уже другие события, другие факты реальной жизни, хотя и находящиеся, допустим, в причинно-следственной связи с первым. Стало быть, в процессе уголовно-процессуального доказывания не «реставрируется» событие преступления (общественно опасное деяние) как реальный факт жизни, а при помощи средств доказывания восстанавливается образ данного события как факт-знание. Происходит это опосредствованным путем, в процессе собирания, проверки и оценки доказательств в качестве первоосновы, первоисточника знаний об отдельных либо всех обстоятельствах содеянного. Такой первоосновой могут и должны признаваться лишь фактические данные, или сведения о фактах, зафиксированные в предусмотренных законом источниках, а не сами факты реальной жизни. Полученные сведения обязательно фиксируются в языковой и факультативно - в других формах. Несоблюдение данного требования означает отсутствие доказательства как такового. Именно этим «доказательство» как уголовно-процессуальная категория также принципиально отличается от логического доказательства и доказывания3.

Легальное определение доказательств содержится в ч. 1 ст. 88 УПК, согласно которой доказательствами признаются любые фактические данные, полученные в предусмотренном законом порядке, на основе которых орган, ведущий уголовный процесс, устанавливает наличие или отсутствие общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, виновность лица, совершившего это деяние, либо его невиновность и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела.

Термин «фактические» (данные) означает «отражающие действительное состояние чего-нибудь, соответствующие фактам»4.

Соответственно, фактические данные – это сведения, отражающие действительное состояние события, явления, но применительно к уголовному процессу. Иными словами, это сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу.

Таким образом, содержанием доказательств охватываются фактические данные, то есть любые достоверные сведения информационного характера об обстоятельствах, подлежащих установлению и доказыванию по уголовному делу с целью его правильного разрешения.

В ч. 2 ст. 88 УПК определен перечень источников доказательств: показания подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, заключения экспертов, вещественные доказательства и т. д. Тем самым законодатель разграничивает понятия доказательств и их источников, т. е. источники доказательств понятием доказательств не охватываются. Однако нужно учитывать, что «нельзя ни отрывать фактические данные от их источников, ни противопоставлять их друг  другу. Они органически связаны  между собой, находятся в тесном взаимодействии. Но это   диалектическая  взаимосвязь, не исключающая  самостоятельности каждой из  упомянутых категорий... При всей своей взаимообусловленности они являются  различными видами  средств процессуального доказывания,  каждый из которых имеет своеобразное назначение и специфическую доказательственную природу»5.

Кроме того, следует иметь в виду, что сведения об одном факте могут быть получены из нескольких источников; из одного источника могут быть получены сведения о нескольких фактах. Также источник может не содержать сведений о фактах, относящихся к уголовному делу.

Исходя из понятия доказательства, можно выделить такие его свойства (признаки), как достоверность и относимость, служащие также и критериями его оценки.

Прежде чем раскрыть указанные свойства доказательства, следует отметить, что установление обстоятельств, подлежащих  доказыванию, закон понимает, в первую очередь, как процесс, а не как результат. Это означает, что все действия лица (органа), в производстве  которого находится дело, направленные на получение доказательств,  соответствующим образом фиксируются и находятся в материалах дела.  Например, показания лица, допрошенного в качестве свидетеля, отражаются  в протоколе этого следственного действия, независимо от того, имеют ли сообщенные им сведения значение для установления искомых фактов и являются ли они достоверными.

Наличие в материалах дела информации обо всех совершенных процессуальных действиях и их содержании, во-первых, позволяет контролировать законность реализации властных полномочий должностными лицами, осуществляющими производство по делу; во-вторых, помогает реконструировать ход расследования и оценить качество его проведения; в третьих, дает возможность без необходимости не повторять  пройденный путь и сохранить все добытые сведения. Законодательная  формулировка понятия доказательства содержит указание на те его свойства, наличие которых необходимо для того, чтобы оно могло быть использовано в процессе принятия решения и служило бы элементом фактической основы последнего.

В соответствии с ч. 6 ст. 105 УПК, достоверными признаются доказательства, если они соответствуют действительности.

Закон не случайно в ч. 1 ст. 88 УПК использует термин «устанавливают» применительно к процессу доказывания имеющих значение по делу обстоятельств (суждений еще неизвестных) с помощью доказательств (известных, уже доказанных суждений). В сущности «доказательства» и именуются таковыми по причине способности устанавливать, доказывать требуемый тезис либо обстоятельство. Отсюда, по логике законодателя, для того, чтобы добиться достоверного установления обстоятельств уголовного дела, необходимо иметь в своем распоряжении доказательства, соответствующие действительности, то есть достоверные доказательства.

Исследования процессуалистов показывают, что при производстве по материалам и уголовному делу вполне достижимо содержательно-достоверное знание, основанное на практической невероятности случайного совпадения сложных сочетаний фактов. Основываясь на особенностях перехода от индуктивных к дедуктивным формам умозаключений, отметим, что правила логического механизма формирования вывода приложимы и к определению соответствия действительности аргумента (доказательства), то есть к определению достоверности отдельно взятого доказательства.

Признание доказательств достоверными не означает их трактовку в качестве таковых в силу своей объективной природы и независимо от познавательной деятельности человека. Достоверность уголовно-процессуальных доказательств необходимо рассматривать как гносеологическую категорию. Это означает, что вывод кого-либо из субъектов, ведущих процесс, о достоверности определенного доказательства не исключает иной оценки тех же сведений другим субъектом на том же этапе доказательственной деятельности. Данным обстоятельством и объясняется то, что в уголовном деле нередко имеются противоречащие друг другу (противоречивые) доказательства, которые ни в какой своей части и ни при каких условиях не должны устраняться из доказательственного материала и противоречия между которыми должны быть объяснены, мотивированы субъектом, принимающим решение по делу. Наличие противоречивых выводов в части оценки достоверности конкретного доказательства свидетельствует лишь о том, что какие-то из них являются неверными, поскольку не были достоверным отражением реально существующих явлений.

Этим, однако, ни в какой мере не подрывается объективный характер доказательств и практическая возможность констатации их достоверности. Однако решение вопроса об оценке достоверности полученных сведений представляет собой наиболее сложную часть процесса доказывания. Следователь, прокурор, суд используют доказательства, которые априори не расцениваются как достоверные с момента их получения, а соответствующая оценка дается лишь в результате их тщательной проверки, прежде всего, путем выяснения обстоятельств, позволяющих судить об этом качестве. Например, для подтверждения достоверности показаний свидетеля такими обстоятельствами могут быть: незаинтересованность данного лица в деле, отсутствие враждебных отношений с обвиняемым, способность к правильному восприятию и запоминанию и т.п. Подобным образом решается вопрос о достоверности сведений, содержащихся в иных источниках, разумеется, с учетом их специфики.

Доказывание по материалам и уголовному делу, как и всякий познавательный процесс, есть постепенное движение от незнания к знанию, от неизвестного к известному. На определенном этапе процесса доказывания накопление доказательственной информации по конкретному делу приводит к такому состоянию, когда появляется возможность сделать обоснованный вывод о достоверности собранных отдельных фактических данных через призму их анализа в совокупности с другими доказательствами. Причем все большее развитие доказательственной деятельности по делу создает и все большие возможности для объективной оценки сведений в связи с постоянным увеличением их объема.

По сути, достоверность доказательства может рассматриваться и как его несомненность (бесспорность), опосредованная результатами проверки.

В рамках проведения проверочных действий выясняется внутренняя согласованность и непротиворечивость содержания доказательства, его соответствие иным доказательствам, устанавливаются и исследуются новые источники доказательств.

Достоверность доказательства определяется двумя факторами: объективным (выражающимся в эмпирической и рациональной проверке) и субъективным (бесспорностью, несомненностью доказательства), полностью обусловленным первым фактором, что ограждает оценку достоверности доказательства от необъективности следователя и суда, предоставляя возможность последующей проверки обоснованности их выводов.

Именно процессуальная проверка содержания взаимосвязанных доказательств, объективно независящих от сознания субъекта доказывания, подводит под несомненность сведений объективную основу. Субъективный фактор достоверности нужно понимать как психологическую убежденность, чувство уверенности субъекта доказывания в правильности собранных им доказательствах.

Нужно особо отметить, что логика является цементирующей основой объективного и субъективного факторов достоверности доказательств. Рациональное начало, будучи субъективным по форме, но объективным по содержанию, позволяет субъекту доказывания сделать однозначные выводы о доказательствах, убедиться в их правильности.

Представляется, что достоверность является категоричным свойством, не допускающим различных своих степеней. Известно, что доказательства оцениваются на основе внутреннего убеждения, являющегося методом и результатом данного процесса. Если субъект доказывания имеет сомнения по поводу содержания оцениваемых сведений, то последние не являются достоверными уликами. Убеждение в несомненности любого доказательства может быть только однозначным – оно достоверно или нет. Таким образом, достоверность сведений определяется именно их несомненностью, расположенной в плоскости внутреннего убеждения субъекта доказывания.

С учетом того, что достоверность доказательства устанавливается в процессе доказывания, то есть рациональной и эмпирической деятельности соответствующих субъектов, а также с учетом субъективно-объективной природы рассматриваемого свойства, можно говорить о наличии двух его критериев: практики и внутреннего убеждения.

Следует указать, что определение достоверности содержит элемент  формализации. Формальной основой достоверности доказательств является строго регламентированный УПК порядок их собирания, проверки и оценки. Соблюдение уголовно-процессуальной формы – необходимый формальный фундамент оценки достоверности доказательств, ибо данная оценка должна осуществляться с учетом требований закона. Кроме того, мыслительные операции с доказательственной информацией непременно должны соответствовать законам формальной логики и диалектического мышления. Отсюда следует, что доказательство оценивается как достоверное в силу его внутренних, объективных свойств, установленных формальным путем.

Современный уголовный процесс воспринял теорию свободной оценки доказательств, в связи с чем критерием достоверности доказательств является внутреннее убеждение (субъективное), основанное на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств (объективное), которое сформировалось с учетом закона (формальное).

Доказательства могут быть признаны достоверными, по мнению одних авторов, с момента принятия решения об окончании предварительного расследования, а, по мнению других, - и того позднее, лишь с момента вынесения приговоров. Так, С.А. Зайцева, Н.А. Громов, В.А. Пономаренко пишут, что оценка достоверности представляет собой длящийся процесс, который завершается лишь в момент формулирования окончательных выводов по делу на основе всей совокупности собранных доказательств6

Вместе с тем решение вопроса о достоверности полученных сведений не может быть отнесено исключительно на конечный этап производства по делу.

Если признание достоверности доказательств связывать с такими этапами уголовного процесса, как окончание предварительного расследования (тем более постановление приговора), то получается, что вся предшествующая доказательственная деятельность по установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, происходит с помощью доказательств, не отвечающих требованию достоверности, а потому здесь вполне допустимы вероятные выводы. Сказанное относится к доказыванию обстоятельств, необходимых для принятия таких принципиально важных решений, как привлечение в качестве обвиняемого, а иногда (когда появление достоверных доказательств относят к моменту постановления приговора) и решения об окончании предварительного расследования во всех его формах.

Фактически же необходимость в признании достоверными фактических данных возникает далеко до окончания процесса доказывания. Потребность в доказательствах как в доброкачественной, надежной основе выводов появляется при установлении обстоятельств, имеющих материально-правовое значение, то есть входящих в предмет доказывания. Следовательно, не имеет значения этап доказывания, на котором приходится устанавливать обстоятельства, предусмотренные ст. 89 УПК. Поэтому вполне оправданным видится требование в части достоверности доказательств, подтверждающих виновность лица, совершившего преступление, при привлечении его в качестве обвиняемого, а тем более при окончании предварительного расследования, когда в основе вывода о доказанности всех указанных в ст. 89 УПК обстоятельств должны лежать достоверные и достаточные в своей совокупности доказательства.

В целом, вынесение любых решений по уголовному делу, детерминированных установлением  обстоятельств, имеющих материально-правовое значение, должно опираться на доказательства как фактические данные.

Каждое из выносимых по делу решений должно базироваться на достоверном выводном знании, получаемом (формируемом) посредством использования совокупности доказательств. Лишь опираясь на несомненные, проверенные сведения (фактические данные) органы, ведущие уголовный процесс, способны правильно восстановить картину происшедшего события, выяснить все релевантные для разрешения уголовного дела обстоятельства и сделать соответствующие выводы из познанного. При этом нужно иметь в виду, что достоверные знания проистекают из вероятных знаний7, наличие которых ярко проявляется на первоначальных этапах расследования преступлений.

Особо подчеркнем, что, в силу свободной оценки доказательств, выводы органов уголовного преследования судом должны изначально оцениваться как вероятные, а их достоверность подлежит проверке в ходе судебного следствия. Это же правило характерно и для пересмотра приговора судами вышестоящих инстанций. Данное обстоятельство продиктовано стадийной структурой уголовного процесса. Именно возможность многократной проверки и оценки доброкачественности доказательств, выводов следствия и суда обеспечивает их достоверность.

Достоверное знание обладает следующими признаками:

- обоснованность достаточной совокупностью доказательств. Только в совокупности, образующей стройную систему, отдельные сведения достоверно свидетельствуют о доказанности искомых обстоятельств;

- логическая последовательность выводов из собранных доказательств и установленных промежуточных фактов;

- полнота. Она предполагает установление всех обстоятельств, входящих в предмет доказывания;

- согласованность и непротиворечивость оснований знания (доказательств и промежуточных фактов);

- однозначность выводов. Достоверное знание не допускает двусмысленности образующих его выводов, несмотря на то, что многие доказательства находятся в многозначных отношениях с предметом доказывания;

- устойчивость. Данное свойство проявляется в неизменности достоверного знания в случае возникновения сомнений по поводу одного из его оснований, например, установленного промежуточного факта или отдельного доказательства;

- инвариантность, то есть постоянство содержания знания независимо от его дальнейшего обоснования;

- убедительность. Субъекты доказывания обязательно должны осознать правильность результата своей познавательной деятельности, убедиться в установлении обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и придти к убеждению в несомненности полученного ими выводного знания.

Метод получения достоверного выводного знания о познаваемом преступлении также должен быть достоверным, что обеспечивается уголовно-процессуальной формой, логикой и диалектикой мышления.

Достоверность выводов можно рассматривать в различных аспектах. В гносеологическом аспекте она означает приобретение субъектом доказывания знания о преступлении, правильность которого подтверждается достаточной совокупностью достоверных доказательств. Названный аспект обусловливает следующий – психологический, выражающийся в несомненности полученного знания, продиктованного также и логическим аспекте. Достоверность знания субъекта доказывания, с позиции формальной логики, есть его однозначность, невозможность двойственной смысловой трактовки, что обусловлено правильными умозаключениями из достоверных посылок (доказательств).

Заслуживает внимания и информационный аспект, который теснейшим образом связан с логическим и выражается в постепенном накоплении информации (сведений) о преступлении, приводящем к полному устранению энтропии, то есть неопределенности относительно обстоятельств уголовного дела.

Суммируя вышеизложенное, можно дать следующее определение уголовно-процессуальной достоверности. Уголовно-процессуальная достоверность - это система соответствующих действительности знаний об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, полученных в ходе собирания, проверки и оценки доказательств и основанных на законах логического мышления, формирующая в конечном итоге убежденность субъекта доказывания в их несомненности.

Вторым свойством доказательства является, как указывалось ранее, относимость. Согласно ч. 2 ст. 105 УПК, относящимися к уголовному делу признаются доказательства, посредством которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для данного дела. Не являются относящимися к делу доказательства, которые не способны устанавливать или опровергать подлежащие доказыванию обстоятельства.

Относимость доказательства означает его пригодность устанавливать  факты, являющиеся предметом доказывания, поскольку существует логическая связь между сведениями, которые составляют содержание  доказательства, и тем, что нужно установить, чтобы правильно разрешить уголовно-правовой конфликт. Свойство относимости отражает познавательный  аспект  процесса доказывания: установление неизвестных фактов на основе известных.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает общий для всех уголовных дел и для всех стадий процесса критерий относимости  доказательств.  Уголовный  закон  конкретизирует  этот  критерий  применительно  к  составу преступления,  в  связи  с  предполагаемым  или  действительным  совершением  которого  ведется производство  по  делу,  а  также  содержит  ряд  положений, раскрывающих  перечень  подлежащих  доказыванию  обстоятельств  (обстоятельства,  смягчающие  либо отягчающие наказание, и т.п.).

Указанный критерий в  принципе является формализованным. Вместе с тем степень этой  формализации различна применительно к той или иной категории  обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так, если событие преступления, виновность лица в его совершении в достаточной мере конкретизированы в соответствующих нормах закона, то обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, могут быть  основанием для признания относимыми как лишь узкого круга  демографических, социальных и криминологических данных, так и широкого  спектра сведений психологического характера. Открытый перечень  смягчающих наказание обстоятельств также свидетельствует о неполной формализации критерия относимости.

В литературе обращено внимание на то, что для оценки относимости доказательства требуется положительный ответ на два вопроса:

подлежит ли доказыванию то обстоятельство, которое подтверждается данным доказательством;

имеется ли связь между доказательством и обстоятельством.

Для признания доказательства относящимся к делу не имеет значения, с каким из подлежащих доказыванию обстоятельств оно связано. Этим свойством обладают все доказательства, которые так или иначе способны подтвердить или опровергнуть любой из элементов состава преступления, а также другие обстоятельства, необходимость доказывания которых может возникнуть по конкретному делу.

Круг относимых доказательств чрезвычайно широк. Относимыми являются доказательства:

- устанавливающие обстоятельства, характеризующие событие преступления (место, время, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

- устанавливающие виновность лица, его совершившего, формы вину и мотивы;

- характеризующие личность обвиняемого;

- свидетельствующие о наличии обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание;

- характеризующие причиненный преступлением вред и его размер;

- способствующие установлению условий совершения преступления.

Говоря о последней группе доказательств, нужно подчеркнуть, что, согласно ст. 90 УПК, обстоятельства,  способствующие совершению преступления, "подлежат  выявлению". Такая  формулировка закона, как отмечает И.Л. Петрухин, вызывает некоторое  сомнение, поскольку в уголовном процессе "выявлять какие-либо  обстоятельства можно не иначе, как доказывая"8. Однако, как  представляется, законодатель имел основания для терминологического  обособления процесса установления криминологических по своей сути обстоятельств, которые могут и не находиться в какой-либо логической  связи с инкриминируемым деянием. Это означает, что вывод об  обстоятельствах, способствующих совершению преступления, делается на основе фактов, установленных в рамках других элементов предмета доказывания. Например, если по делу о краже будет доказано, что проникновение в помещение (склад или иное хранилище) стало возможным в силу отсутствия  надлежащей охраны, то это будет расценено как обстоятельство, способствующее совершению преступления, но критерием относимости соответствующих доказательств будет выступать п. 1 ч. 1 ст. 89 УПК (место, время, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Относимостью обладают не только доказательства, указывающие на новые факты, но и те, которые подтверждают факты, уже установленные другими доказательствами. Их собирают в целях проверки, усиления и подкрепления имеющейся совокупности доказательств.

Рассматриваемое свойство присуще также доказательствам:

- указывающим на наличие других доказательств, обеспечивающие поиск и расширение совокупности доказательств;

- характеризующим условия и порядок производства того или иного следственного действия и способствующим тем самым проверке ранее собранных доказательств (например, доказательства, подтверждающие способность видеть с того места, где находился свидетель, условия наблюдения, характер взаимоотношений с обвиняемым, соблюдение процедуры допроса и пр.);

- устанавливающим факты, противоречащие исследуемой версии;

- опровергающим уже установленные обстоятельства;

- устанавливающим, так называемые, негативные, т.е. отсутствующие, но естественные при обычном ходе события обстоятельства;

- свидетельствующим об отсутствии смежного состава преступления (например, об отсутствии угрозы применения насилия при завладении имуществом) или отягчающих обстоятельств.

Призмой, сквозь которую доказательства рассматриваются на предмет оценки их относимости, выступает версия, то есть предположение о характере обстоятельств, подлежащих доказыванию.  Только определив, какие именно факты необходимо выяснить, можно  решить вопрос об относимости тех или иных сведений. Это подчеркивает исключительную важность выдвижения в процессе расследования дела всех реально возможных  версий,  тщательной  проверки  объяснений исследуемого  события,  предлагаемого  стороной защиты.

Относимость к делу сведений о тех фактах, которые имеют прямое материально-правовое значение, всегда очевидна, и поэтому решение вопроса в данной части практически не встречает серьезных затруднений. Остальные же фактические данные по своему содержанию таковы, что наличие и характер их связи с исследуемыми обстоятельствами дела менее определенны. Их связи с делом могут быть довольно сложными, многостепенными. В этих случаях органам следствия и суда приходится выяснять, а порою специально обосновывать связь конкретных сведений, содержащихся в том или ином процессуальном источнике, и устанавливаемого доказательственного факта, связь между отдельными, нередко разрозненными доказательственными фактами, связь последних с материально-правовыми обстоятельствами дела и т. д. К тому же, формы этих связей тоже бывают самые различные, так как относимость таких фактических данных к делу обусловливается не только их причинной связью с одним из материально-правовых обстоятельств дела, но и их связью во времени, связью в пространстве и иными формами всеобщей связи явлений в природе и обществе. Поэтому установление относимоcти к делу доказательственных фактов и сведений о них, равно как и восстановление по ним реальной картины совершенного деяния, подчас представляет значительную трудность.

Относимость фактических данных такого рода вначале определяется чаще всего только предположительно, с учетом допустимости многозначного их истолкования, их возможной объективной связи с одной из следственных версий по делу. Орган предварительного расследования должен признать полученные им сведения о побочных явлениях, материальные следы и другие доказательственные факты относящимися к делу, если вероятна их существенная связь с содеянным, возможна их способность быть определенной информацией о значимых по делу фактах и обстоятельствах. В ходе дальнейшего доказывания наличие или отсутствие такой связи выясняется достоверно. Если обнаруживается, что в объективной действительности ее не было, то соответствующие фактические данные могут оказаться не относящимися к делу. В остальных случаях, когда подтверждается объективно существующая причинно-следственная, пространственно-временная, непосредственная, опосредствованная или любая другая необходимая форма связи между доказательством и материально-правовыми обстоятельствами дела, эти фактические данные признаются относимыми, оцениваются по существу и кладутся в основу соответствующих процессуальных выводов и решений по делу.

Поскольку различные субъекты доказывания могут исходить из  различных предположений о фактах прошлого, то есть отстаиваемые ими  версии могут не совпадать, то и решение вопроса об относимости  доказательства может быть прямо противоположным. Другими словами,  решение вопроса об относимости доказательств опирается, с одной  стороны,  на обобщенные законодательные характеристики обстоятельств,  подлежащих установлению, а с другой - на субъективные представления лица (органа), в чьем производстве находится уголовное дело, о логической  связи сведений, составляющих содержание доказательства, с указанными обстоятельствами.

Этот субъективный элемент критерия относимости определяет изменение оценки этого свойства доказательства, его зависимость от круга расследуемых версий.

Ввиду того, что обстоятельства, подлежащие установлению, формализованы, т.е. закреплены в законе лишь в общей форме,  применительно к любому уголовному делу, то субъективная сторона оценки относимости сведений приобретает особое значение.

Относимость  не  является  специфическим  свойством  информации,  составляющей содержание доказательства. Этим свойством могут обладать  данные, полученные и в результате оперативно-розыскных мероприятий, и посредством опроса  адвокатом возможных свидетелей, а также иные сведения, не облеченные в  требуемую законом форму.

Относимость сведений, полученных как процессуальным, так и  непроцессуальным путем, дополняется идентичностью носителей  идеальных  (человек) и материальных (предмет) следов исследуемого события.  Относимость как общее свойство процессуальной и непроцессуальной информации является одной (хотя и не самой главной) побудительной  причиной стремления расширить круг источников сведений, которые  проливают свет на факты, подлежащие доказыванию. Исходная посылка такого стремления - представление об истине как высшей  цели уголовного процесса, а следовательно, необходимости устранения каких-либо формальных препятствий на пути ее достижения.

3.Источники доказательств и их допустимость

3.1Понятие источников доказывания и их допустимость

Доказательства по материалам и уголовному делу содержатся в их источниках.

Источники доказательств – это полученные в предусмотренном УПК порядке носители доказательственной информации. Источниками доказательств, согласно ч. 2 ст. 88 УПК, являются:

- показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля;

- заключения эксперта;

- вещественные доказательства;

- протоколы следственных действий, судебного заседания и оперативно-розыскных мероприятий;

-  иные документы;

-  другие носители информации.

Названные источники доказательств представляют собой не фактическую информацию непосредственно, а только известные средства сохранения и передачи такой информации. Любой из этих источников есть прежде всего определенная процессуальная форма, посредством которой соответствующие фактические данные, признаваемые доказательствами, вступают в орбиту процессуального доказывания. Именно в зависимости от процессуальной формы конкретные сведения о том или ином факте, получаемые по делу от одного и того же человека, могут быть связаны с различными видами источников доказательств. Если, скажем, гражданин, на которого совершено разбойное нападение, сообщает в органы следствия данные об этом преступном деянии сначала в форме письменного заявления, а затем в форме показания во время допроса, то налицо два специфических источника — документ и показания потерпевшего.

Однако содержание рассматриваемого понятия этим не исчерпывается. Одна и та же процессуальная форма может быть свойственна нескольким видам источников доказательств, и она еще недостаточна для четкой характеристики наиболее существенных их признаков. Например, в форме показания органам следствия и суда сообщают известные им сведения об искомых фактах свидетели, подозреваемые, обвиняемые и потерпевшие. Соответственно тому различают показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого. Здесь для определения вида источника доказательств очень важен другой существенный признак данного понятия, а именно тот субстрат (лицо, предмет), от которого исходит фактическая информация, используемая в процессуальном доказывании.

Включение субстрата в состав источника доказательств необходимо и для того, чтобы в теории и практике процессуального доказывания не обезличивать фактические данные, фигурирующие в качестве доказательств, а, наоборот, надлежащим образом оттенять конкретного их обладателя и при применении, проверке и оценке каждого отдельного источника в максимальной мере учитывать его индивидуальные особенности. Иначе конструкция этого понятия была бы неполной, а его оценка – односторонней.

Кроме того, в отдельных случаях УПК предъявляет особые требования именно к лицам, от которых может быть получена (или не получена) фактическая информация (например, такие требования предъявляются к эксперту, свидетелю, в частности, в ст. 60 УПК определяется круг лиц, которые не подлежат допросу в качестве свидетеля).

Из вышеизложенного вытекает, что под источником доказательств понимаются процессуальная форма, посредством которой фактические данные, признаваемые доказательствами, вовлекаются в сферу процессуального доказывания, и физический носитель этой фактической информации. Соответственно, понятием «источник доказательств» будет охватываться процессуальный источник фактических данных и физический носитель этих данных. В свою очередь, физическими носителями фактических данных являются физические лица и материальные объекты (например, предметы, служившие орудием совершения преступления, предметы, сохранившие на себе следы содеянного; предметы, бывшие объектом преступного посягательства; иные предметы).

Ни один из указанных компонентов сам по себе, взятый в отдельности, не в состоянии дать достаточное представление о рассматриваемом понятии. Лишь в своем единстве они составляют существо источника доказательств.

Все виды источников доказательств по своему значению равнозначны, и содержащиеся в них доказательства имеют одинаковую силу при доказывании обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела.

Источники доказательств должны обладать таким свойством, как допустимость.

В юридической литературе допустимость, подобно относимости фактических данных, рассматривается нередко как одно из внутренних свойств самих доказательств. Такое мнение, однако, представляется ошибочным. Являясь одним из результатов неоправданного смешения доказательств и их источников, оно ведет к искажению существа и служебного назначения данного понятия.

Доказательства могут быть относимыми или неотносимыми, достоверными или недостоверными, и это действительно определяется только их свойствами. Но они не могут считаться недопустимыми, если почерпнуты из предусмотренных в законе источников.

Допустимость является характеристикой не конкретных сведений о фактах, не самих доказательств, а их источников. Она связана прежде всего с теми или иными свойствами носителя фактической информации и форм их получения. Учитывая определенные свойства элементов возможных источников доказательств, законодатель точно устанавливает, какие из них могут использоваться в процессуальном доказывании и какие не могут.

Причем, если относимость доказательств зависит от их объективной необходимой связи хотя бы с одним из искомых фактов, то определение допустимости источников доказательств предполагает учет ряда факторов: на него влияют не только свойства непосредственно самих возможных источников, но и природа, принципы, цели доказывания и ряд других моментов, принимаемых во внимание законодателем. Поэтому под допустимостью источника доказательств следует понимать признанную законодателем пригодность (приемлемость) данного источника служить средством процессуального доказывания.

Фактические данные могут использоваться для установления релевантных обстоятельств уголовного дела, если они получены органом, ведущим уголовный процесс, в установленном УПК порядке и из вышеперечисленных источников (ч. 3 ст. 105 УПК).

Таким образом, допустимость доказательств представляет собой признак доказательства, характеризующий его с точки зрения законности источника сведений о фактах, а также способов получения и закрепления указанных сведений в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, то есть управомоченным на то лицом или органом в результате проведения им процессуального действия при строгом соблюдении уголовно-процессуального закона, определяющего формы данного действия.

Итак, можно выделить три критерия допустимости источника доказательств (или элементы их процессуальной формы):

- надлежащий субъект, правомочный его получать;

- закрепленность конкретного источника фактических данных в нормах УПК;

- надлежащая правовая процедура его получения (надлежащий процессуальный порядок, включающий, в том числе, надлежащее процессуальное действие).

В соответствии с ч. 4 ст. 105 УПК, доказательство9 признается недопустимым, если оно получено с нарушениями конституционных прав и свобод гражданина или требований УПК, связанными с лишением или ограничением прав участников уголовного процесса или нарушением иных правил уголовного процесса.

По сути, о недопустимости источников доказательств будет свидетельствовать несоблюдение любого из указанных выше критериев.

Первый критерий допустимости источников доказательств связан с требованиями закона о надлежащих субъектах, правомочных проводить процессуальные действия, направленные на получение доказательств.

В основу действующего УПК заложена концепция, согласно которой субъектами собирания доказательств являются органы, ведущие уголовный процесс. Собирание доказательств производится органами уголовного преследования и судом путем проведения следственных и иных процессуальных действий.

Правомочия органов, ведущих уголовный процесс, на производство следственных и иных процессуальных действий законодатель определяет: а) применительно к отдельным стадиям процесса; б) применительно к подследственности либо подсудности дела соответствующему органу; в) в связи с принятием дела к производству; г) в связи с получением в установленном порядке поручения.

Лицо, производящее дознание, признается ненадлежащим субъектом при проведении следственных и иных процессуальных действий в следующих случаях:

- при выполнении тех следственных и иных процессуальных действий, которые оно не правомочно проводить после возбуждения уголовного дела и до его передачи следователю;

- при проведении следственных и иных процессуальных действий после истечения установленного законом срока дознания;

- при производстве следственных и розыскных действий после передачи дела следователю без письменного поручения на то следователя;

- при проведении следственных и иных процессуальных действий при наличии оснований к отводу;

- при производстве следственных и иных процессуальных действий наряду с осуществлением по данному делу оперативно-розыскных мероприятий;

Следователь признается ненадлежащим субъектом собирания доказательств, если:

а) дело не принято им к производству;

б) следователь не включен в группу следователей;

в) нарушены требования закона о подследственности;

г) проведены следственные и иные процессуальные действия после истечения установленного в законе срока;

д) следственные и иные процессуальные действия производились им при наличии оснований к отводу.  

Прокурор признается ненадлежащим субъектом проведения следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств, при наличии оснований для его отвода, а также, если он не осуществляет надзор по данному уголовному делу.

Ненадлежащим субъектом собирания доказательств суд (судья) является в том случае, если есть основания для его отвода и (или) не соблюдены правила о подсудности.

Второе правило допустимости источников доказательств означает, что к таковым могут относиться только те, которые закреплены в ч. 2 ст. 88 УПК.

Показания подозреваемого (обвиняемого) являются допустимым доказательством при соблюдении следующих условий.

Во-первых, указанный вид доказательства должен представлять собой сведения, сообщенные подозреваемым (обвиняемым) на допросе, а также при производстве иных следственных действий с его участием в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями УПК.

Во-вторых, сведения, которые сообщены подозреваемым (обвиняемых), должны быть зафиксированы в протоколах допросов подозреваемых (обвиняемых) и иных следственных действий с его участием.

Показания потерпевшего, свидетеля являются допустимым доказательством при соблюдении вышеназванных условий, а также ряда других. Так, показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также те их показания, в которых они не могут указать источник своей осведомленности, относятся к недопустимым доказательствам. Недопустимыми в качестве доказательств показания свидетелей и потерпевших должны признаваться, если данные лица в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. В ст. 60 УПК указан перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетеля.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) подозреваемый;

2) лица, которые в силу возраста, физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, и давать о них показания. Для разрешения вопроса о способности лица правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания может назначаться и производиться амбулаторная экспертиза;

3) адвокаты, их стажеры, помощники, иные работники адвокатских образований, юридических консультаций – для получения каких-либо сведений, которые могут быть им известны в связи с оказанием юридической помощи при производстве по уголовному делу;

4) лица, которым сведения, относящиеся к данному уголовному делу, стали известны в связи с их участием в производстве по уголовному делу в качестве защитника, представителя, гражданского истца, гражданского ответчика. Участие в деле законных представителей подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей по другим обстоятельствам, имеющим значение для дела;

5) прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, секретарь судебного заседания (секретарь судебного заседания – помощник судьи) – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а судья – в связи с обсуждением в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения;

6) священнослужитель – об обстоятельствах, известных ему из исповеди;

7) врач – без согласия лица, обратившегося за оказанием медицинской помощи, по обстоятельствам, составляющим предмет врачебной тайны;

8) лица, оказавшие конфиденциальную помощь в раскрытии преступления, – без их согласия и согласия соответствующего органа уголовного преследования.

Не исключена возможность допроса в качестве свидетелей специалистов, принимавших участие в производстве следственных действий; оперативных работников, получивших сведения об обстоятельствах, относящихся к делу, из гласного источника в ходе служебной деятельности; ревизоров, собравших соответствующую информацию при выполнении возложенных на них обязанностей; должностных лиц, выявивших те или иные данные при осуществлении контрольных функций, при ведомственном расследовании и т. д.

Для допустимости источника доказательства, полученного в результате экспертного исследования, обязательны компетентность, незаинтересованностъ эксперта, отсутствие оснований для его отвода, самостоятельность эксперта в выборе форм и методов исследования. Заключение эксперта является недопустимым источником доказательств, если в нем отсутствуют установленные законом реквизиты, если эксперт: подлежит отводу, в том числе ввиду обнаружившейся некомпетентности; вышел за пределы своих специальных познаний. Недопустимым будет заключение эксперта и в случаях, если он самостоятельно собрал материалы для экспертного исследования и опирался на них в своих выводах.  

О допустимости вещественного доказательства можно говорить лишь в том случае, если: 1) предмет или след приобщен к делу в естественном виде или в виде производного доказательства; 2) составлен протокол следственного действия, в процессе которого обнаружен этот предмет или след, или протокол допроса лица, его представившего. Основным качеством, признаком такого процессуального документа должна являться возможность установления происхождения предмета или следа; 3) составлен протокол самостоятельного осмотра предмета или следа. В случае подробного описания в протоколе следственного действия, в ходе которого они обнаружены, отдельный осмотр является необязательным; 4) вынесено постановление (определение) о приобщении вещественного доказательства к уголовному делу.

Следующий вид доказательств - протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК.

Необходимо учитывать, что протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний являются доказательствами по уголовному делу, если: 1) они получены и составлены непосредственно во время или после производства только следственных действий или в ходе судебного заседания; 2) ими устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела. В этой связи нельзя смешивать данные протоколы с теми, которые составляются не в процессе производства следственных или судебных действий и не связаны с собиранием доказательств (например, протокол принятия устного заявления о преступлении, протокол об ознакомлении с материалами уголовного дела). Названные материалы, в случаи их доказательственного значения, могут являться допустимыми доказательствами в форме отдельных от протоколов следственных и судебных действий протоколов процессуальных действий.

В протоколах следственных и судебных действий должны содержаться все реквизиты, предусмотренные УПК, а ход и результаты данных действий фиксироваться в той последовательности, в какой они проводились.

Документ допустим как доказательство при наличии: 1) данных, указывающих на то, каким образом он попал в уголовное дело (копия запроса, сопроводительное письмо, протокол и т.д.); 2) установленных реквизитов служебных документов или данных о гражданине, от которого документ исходит; 3) указаний на источник осведомленности составителя (ссылки на название нормативного акта, номер и дата архивного документа, лиц, от которого получены данные, и т.д.). При отсутствии таких данных его составитель может быть допрошен в качестве свидетеля.

Документ признается недопустимым, если: а) в материалах дела не отражен способ его получения; б) отсутствуют обязательные реквизиты; в) плохо различим текст; г) нет надлежащего заверения.

Действующее законодательство не предусматривает особой процедуры приобщения и представления документов в качестве доказательств к материалам уголовного дела в досудебном производстве. В судебном производстве по уголовным делам документы, представленные в судебное заседание сторонами или истребованные судом, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела.

Третий критерий допустимости источников доказательств заключается в соблюдении правовой процедуры их получения.

Получение источника доказательств должно осуществляться при проведении только тех следственных и иных процессуальных действий, которые предусмотрены УПК.

Анализ процессуальной литературы показывает, что все способы собирания (получения) доказательств объединяются понятием «процессуальные действие». Так, процессуальные действия, направленные на собирание доказательств, включают в себя:

а) следственные (судебные) действия;

б) истребование предметов и документов;

в) требование о проведении документальных проверок или ревизий;

г) представление доказательств участниками процесса, гражданами и организациями.

Таким образом, недопустимыми источниками доказательств по уголовному делу являются те из них, которые получены путем проведения действий, не относящихся к числу процессуальных (следственных и иных процессуальных).

Подлежат исключению как недопустимые протоколы, в которых происходит подмена одного следственного действия другим, либо действием, не предусмотренным законом. Например, протокол изъятия составлен вместо протокола обыска, протокол добровольной выдачи – вместо протокола выемки. Под видом осмотра помещения иногда проводят фактически обыск.

В процессе производства по материалам и уголовному делу должно быть обеспечено соблюдение порядка проведения следственного или судебного действия и его закрепления в протоколе. Конкретно это выражается в следующем:

- предварительное вынесение постановления о проведении следственного действия, его санкционирование прокурором (предусмотрено для отдельных видов следственных действий);

- производство предварительного следствия только после возбуждения уголовного дел и до его окончания или приостановления, производство судебных действий только в пределах судебного следствия;

- соблюдение установленной УПК последовательности проведения отдельных следственных действий или обязательное использование указанного в УПК конкретного следственного действия (в частности, очная ставка проводится только между двумя ранее допрошенными лицами, установление причин смерти, характера и степени тяжести телесных повреждений может иметь место только на основании заключения эксперта);

- обеспечение конституционных прав и свобод участников уголовного процесса, права подозреваемого и обвиняемого на защиту, включающее разъяснение соответствующих прав;

- обеспечение обязательного участия в производстве следственных и судебных действий лиц, указанных в УПК, и разъяснение им их прав и обязанностей;

- наличие всех реквизитов, предусмотренных УПК, в протоколах следственных и судебных действий и фиксирование в них хода и результатов данных действий в той последовательности, в какой они проводились.

Ненадлежащая правовая процедура получения источников доказывания может быть представлена тремя группами нарушений:

  1.  нарушения, связанные с неправильным, неточным или неполным соблюдением норм УПК при проведении следственных и судебных действий (например, предварительное следствие производилось без возбуждения уголовного дела, следственные действия производились после прекращения производства по уголовному делу; опознающие предварительно не допрашивались об обстоятельствах, при которых они наблюдали соответствующее лицо, и о его приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание; при производстве следственных действий нарушались правила участия понятых);
  2.  нарушение прав лиц, в отношении или по поводу которых проводятся следственные или судебные действия (например, не разъяснялось право не свидетельствовать против себя и близких родственников; было предъявлено неконкретное обвинение, когда, в частности, обвиняемому вменяется совершение нескольких преступлений, подпадающих под действие разных статей уголовного закона, однако в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указано, какие конкретные действия вменяются обвиняемому по каждой из статей уголовного закона либо не разграничены действия участников преступления; допрос подозреваемого и обвиняемого осуществлялся без защитника);
  3.  нарушения, связанные с оформлением источника доказательств (например, в протоколе следственного действия отсутствуют: подписи кого-либо из участников либо составителя протокола; указания на время, место и установочные данные участника следственного действия, а так же сведений о лице, производившем это действие; сведения о способе упаковки вещественных доказательств, изъятых на месте происшествия или направленных на экспертизу).

Доказательства, полученные с нарушением порядка, установленного УПК, не имеют юридической силы и не могут являться основанием для привлечения в качестве обвиняемого и постановления приговора, а также использоваться для доказывания любого обстоятельства, указанного в ст. 89 УПК (ст. 27 Конституции, ч. 3 ст. 8 и ч. 5 ст. 105 УПК).

Как видим, Конституция и УПК устанавливают категорический запрет использования доказательств, полученных с нарушением закона, и не предусматривают каких-либо исключений из данного правила. В то же время в юридической литературе и правоприменительной практике вопрос о том, любое ли нарушение закона неизбежно влечет невозможность использования соответствующих доказательств, решается неоднозначно.

Некоторые ученые полагают, что любое нарушение процессуальной формы, независимо от его характера, должно влечь исключение доказательства (Мухин И.И., Савицкий В.М.). Указанный подход реализуется в рамках концепции «беспощадного исключения доказательств», возводящей в абсолют положения названных выше норм Конституции и УПК.

Другая группа ученых занимает более взвешенную позицию, отвергает однозначную существенность, невосполнимость нарушений закона и выступает за возможность сохранения, реабилитации или восстановления доказательств (Кипнис Н.М., Орлов Ю.К.). При этом подходе процессуальные нарушения делятся на существенные и несущественные, восполняемые и невосполнимые. Необходимо подчеркнуть, что его сторонники солидарны в следующем: подобная дифференциация применима только тогда, когда речь идет о дефектах способа получения доказательств и процессуального оформления или только процессуального оформления.

На наш взгляд, именно второй поход должен возобладать в деятельности органов уголовной юстиции. Концепция «беспощадного исключения доказательств» имеет весьма существенный недостаток, несопоставимый по своим последствиям ни с одним из присущих ей достоинств. Он состоит в том, что процессуальная форма превращается в самоцель, неминуемо умаляя значение содержания доказательства. Тем самым назначение процессуальной формы оказывается разбалансированным.

Представляется, что можно выделить три группы нарушений процессуальной формы, опосредующих решение вопроса о допустимости и недопустимости источника доказательств: существенные, несущественные и иные.

Существенные нарушения – это нарушения, которые однозначно влекут признание источника доказательств недопустимыми. К несущественным относятся нарушения, которые не детерминируют признание источника доказательств таковыми.

К первой группе нужно относить: 1) нарушения, связанные с ограничением конституционных прав и свобод гражданина, а также прав участников уголовного процесса; 2) получение доказательства ненадлежащим субъектом; 3) получение доказательства из незаконного источника; 5) получение доказательства на основе иных доказательств, признанных недопустимыми (концепция «плодов отравленного дерева»); 4) нарушения прямых запретов УПК, относящихся к получению доказательств, или прямых указаний УПК по использованию конкретных видов доказательств. В частности, не могут служить  доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности, а также если ему задавались наводящие вопросы. Недопустимыми будут признаны данные, полученные при одновременной проверке показаний на месте нескольких лиц. Причина смерти, характер и степень тяжести телесных повреждений могут устанавливаться только посредством производства экспертиз; 5) процедурные нарушения, влияющие на процесс формирования доказательства и влекущие (могущие повлечь) утрату или искажение собираемой информации (например, в производстве следственного действия участвовал специалист, не обладающий специальной квалификацией).

Ко второй группе нужно относить процедурные нарушения, не затрагивающие самого познавательного процесса. Так, если свидетель был надлежащим образом допрошен, его показания были правильно закреплены в протоколе допроса, для оценки их допустимости не имеет никакого значения, была ли соблюдена процедура вызова свидетеля на допрос, хотя эта процедура достаточно чётко урегулирована законом. Другой пример: нарушение, выразившееся в присутствии лица в возрасте до 16 лет в зале, где проводится  судебное следствие, является несущественным для получения доказательств и не приводит к признанию протокола судебного  заседания недопустимым.

Иная интерпретация существенных и несущественных процессуальных нарушений, допускающая более общий критерий данной классификации – возможность влияния на достоверность получаемой информации, вряд ли уместна, поскольку в подобном случае неизбежно оперирование оценочными категориями, которые вызовут еще большую полемику.

Третья группа охватывает условно равнозначные, в одинаковой степени влияющие на допустимость источника доказательств нарушения, которые потенциально могут быть устранены («нейтрализованы», восполнены). Таким образом, существует реальная перспектива восстановления соответствующих «ущербных» доказательств. Однако, в силу объективных причин, положительный результат не всегда достижим.

В качестве примера устранения нарушения процессуальной формы можно привести допрос лица, участвовавшего в следственном действии в качестве понятого, направленный на выяснение причины отсутствия его подписи в протоколе данного следственного действия. Тем не менее в ряде случаев могут возникнуть непреодолимые препятствия для проведения указанного допроса (например, не удалось установить местонахождение понятого).

Необходимо отметить, что следует подвергнуть критике такой способ устранения допущенного нарушения, как повторное проведение следственного (процессуального) действия. Этим способом дефектное доказательство не восстанавливается, его источник по-прежнему остается недопустимым. В то же время повторное следственное (процессуальное) действие вполне может сохранить объем доказательственной базы, но, повторимся, не устранить допущенное нарушение.

3.2Характеристика отдельных видов источников доказательств

Показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля. Показания - это сведения, сообщенные подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетелем в устной или письменной форме в предусмотренном УПК порядке при производстве по уголовному делу  на допросе, а также при проведении иных следственных действий с их участием.

Показания подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей имеют свой предмет – это обстоятельства, подлежащие установлению при проведении допросов, очных ставок и других следственных действий.

Предмет показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля установлен в ст. 91- 94 УПК.

Показания подозреваемого и обвиняемого. Предметом показаний подозреваемого и обвиняемого являются:

1) имеющееся подозрение против подозреваемого и предъявленное обвиняемому обвинение;

2) иные известные им обстоятельства, имеющие значение по уголовному делу;

3) имеющиеся в деле доказательства.

Подозреваемый допрашивается об обстоятельствах, послуживших основанием для его задержания, применения к нему меры пресечения, возбуждения в отношении его уголовного дела либо признания его подозреваемым. Получение показаний подозреваемого направлено на проверку правильности выдвинутого подозрения, выяснение обстоятельств совершенного преступления и определение в этом роли подозреваемого.

Предметом допроса обвиняемого являются в первую очередь инкриминируемые ему деяния. В своих показаниях он дает объяснение по существу предъявленного обвинения. В этих объяснениях обвиняемый выражает согласие или несогласие с предъявленным обвинением, оспаривает его, при водит доводы в подтверждение своей невиновности.

Подозреваемый и обвиняемый допрашиваются также по поводу иных известных им обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу. В своих показаниях подозреваемый, обвиняемый могут не только изложить обстоятельства, при которых они совершили преступление, но и привести данные о своем предшествующем и последующем поведении, мотивах и целях деяния, о соучастниках совершенного преступления, смягчающих обстоятельствах, причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, других известных им преступлениях, действиях других лиц, характеризующих другого подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, взаимоотношениях с ними и' между ними, об обстоятельствах, необходимых для выяснения личности подозреваемого и обвиняемого, и т.д.

Подозреваемый и обвиняемый вправе также дать показания по поводу имеющихся в деле доказательств, дать им оценку и высказать свое мнение относительно их значения для уголовного дела.

Подозреваемый и обвиняемый обладают наиболее полными сведениями об обстоятельствах совершенного преступления. Принимая во внимание, что они заинтересованы в исходе уголовного дела, их показания подлежат тщательной проверке, так как они могут оказаться ложными, не соответствующими действительности. Причины этому могут быть разные: признание подозреваемым своей причастности к совершению, а обвиняемым своей вины в совершении менее тяжкого преступления с целью избежать ответственности за совершение более тяжкого преступления; стремление предотвратить квалификацию содеянного в совершении деяния группой лиц; самооговор с целью увести от уголовной ответственности другое лицо; желание получить вознаграждение от заинтересованных лиц; оказание воздействия на него со стороны действительных преступников и т.д.

Подозреваемый и обвиняемый при даче показаний могут добросовестно заблуждаться относительно излагаемых ими обстоятельств совершенного преступления. Поэтому при оценке их показаний следует учитывать как объективные, так и субъективные факторы восприятия, запоминания и воспроизведения событий, имевших место во время совершения преступления.

Поскольку подозреваемый и обвиняемый являются непосредственными участниками преступления, сведения, которые они сообщают при даче показаний, имеют значение первоначальных и прямых доказательств, прямо указывавших на обстоятельства совершенного преступления.

Доказательства, приведенные в их показаниях, могут быть как обвинительными, так и оправдательными, в зависимости от того, признают ли они свою причастность к совершенному преступлению или нет.

В показаниях обвиняемого, признающего себя виновным, обычно содержатся конкретные сведения о содеянном и о его существенных обстоятельствах. Именно эти фактические данные, а не просто психическое отношение обвиняемого к предъявленному обвинению служат доказательством по делу.

Признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его совокупностью других достоверных доказательств, собранных по делу. В случае изменения обвиняемым в ходе судебного разбирательства своих показаний, данных во время дознания или предварительного следствия, суд должен тщательно проверить его показания, выяснить причины их изменения и в результате исследования в совокупности с другими доказательствами дать им надлежащую оценку.

Сведения, изложенные  подозреваемым и обвиняемым в своих показаниях, могут быть производными и косвенными, если они не относятся к их собственным действиям, а получены ими от других лиц или из иного источника.

Показания подозреваемого, обвиняемого имеют двоякую природу. С одной стороны, они являются важнейшим средством их защиты. В уголовном процессе подозреваемый, обвиняемый наделены широкими процессуальными правами для отстаивания своих законных интересов, обусловленные их правом на защиту. В своих показаниях подозреваемый, обвиняемый дают свое объяснение фактам, составляющим предмет исследования по уголовному делу, ссылаются на другие источники доказательств, высказываются по поводу предъявленных им доказательств. В то же время их показания являются источником, из которого органы предварительного расследования и суд получают сведения об обстоятельствах дела.

В соответствии с п. 9 ч. 1 ст. 41 и п. 8 ч. 1 ст. 43 УПК дача показаний - это право, а не обязанность подозреваемого и обвиняемого, и поэтому они вправе отказаться от дачи показаний и ответственности за отказ либо уклонение от их дачи не несут. Вместе с тем отказ подозреваемого и обвиняемого от дачи показаний не может быть обращен против них и свидетельствовать об их причастности к совершению преступления и виновности в содеянном. Поскольку показания подозреваемого и обвиняемого - это не только источник доказательств, но и средство зашиты, подозреваемый, обвиняемый в случае дачи ими ложных показаний не несут за это ответственности.

Показания подозреваемого, обвиняемого могут быть получены в ходе допроса, очной ставки, других следственных действий, проводимых с их участием. Перед началом проведения следственных действий следователь, дознаватель обязаны, наряду с другими правами, разъяснить подозреваемому, обвиняемому право давать показания и отказаться от дачи показаний в отношении его самого, членов его семьи и близких родственников (ч. 2 ст. 217 УПК).

Показания подозреваемого, обвиняемого имеют важное значение для изобличения их в совершении преступления, определения дальнейшего направления расследования уголовного дела, формулировки наиболее правильной версии совершения преступления, доказывания виновности обвиняемого в совершении преступления в случае изменения им показаний после предъявления обвинения или отказа от дачи показаний.

Показания потерпевшего и свидетеля. Предметом показаний потерпевшего являются:

1) любые обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу;

2) его взаимоотношения с подозреваемым и обвиняемым.

Предметом показаний свидетеля являются:

1) любые относящиеся к делу обстоятельства, в том числе о личности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего;

2) его взаимоотношения с подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и другими свидетелями.

Основой показаний потерпевшего и свидетеля-очевидца является личное восприятие ими обстоятельств совершенного преступления. Иногда потерпевший, не являясь очевидцем совершенного преступления, например, при краже у него из квартиры личного имущества, может сообщить сведения о том, какие вещи у него похищены, их признаки, какая была обстановка в квартире на момент совершения кражи и о других обстоятельствах, имеющих значение для дела. Потерпевший и свидетель могут дать показания и об обстоятельствах совершенного преступления, которые им стали известны от других лиц и иных источников. В этих случаях они должны указать источник своей осведомленности, иначе такие сведения не могут быть признаны доказательствами. Это связано с необходимостью проверки достоверности показаний.

Показания потерпевшего являются не только источником доказательств, но и средством защиты интересов самого потерпевшего. Поэтому в соответствии со ст. 50 УПК давать показания - это не только его обязанность, но и его право. В основном потерпевший использует свои показания в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, обоснования предъявленного им гражданского иска, восстановления своих нарушенных прав. Как правило, для достижения этих целей потерпевший дает правдивые показания об обстоятельствах, имеющих отношение к уголовному делу. Однако потерпевшие могут давать и заведомо ложные показания в связи с воздействием на них заинтересованных в исходе уголовного дела лиц, неприязненным отношением к подозреваемому, обвиняемому, желанием скрыть свое неблаговидное поведение, увести от ответственности своих родственников, обвиняемых в совершении преступления, и т.д. Потерпевший может изменить свои показания в судебном разбирательстве после ознакомления с уголовным делом на стадии предварительного расследования. Потерпевший может дать показания, не соответствующие действительности, добросовестно заблуждаясь, под воздействием страха, имевшего место во время совершения преступления, информации, полученной из других источников, и других обстоятельств. Поэтому с учетом указанных обстоятельств показания потерпевшего подлежат тщательной проверке.

Свидетельские показания - наиболее распространенный источник доказательств, из которого органы предварительно расследования и суд получают фактические данные об обстоятельствах совершенного преступления. Показания свидетелей как источник доказательств имеются в каждом уголовном деле.

Свидетельские показания - это сообщения свидетеля о фактах, имеющих значение для уголовного дела, сделанные им органу дознания, следователю или суду в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. Свидетель, давая показания, может на основе сообщаемых им фактических данных делать свои выводы, высказывать оценочные суждения, предположения (например, вывод о неприязненных отношениях между обвиняемым и потерпевшим на основании того, что между ними накануне совершения преступления произошла ссора). Однако такие предположения свидетеля доказательствами не являются. Высказываемые свидетелем мнения и умозаключения могут быть использованы для получения от него сведений о фактах, которые послужили основанием для таких суждений. Свидетельские показания также дают возможность обнаружить новые источники доказательств, проверить имеющиеся в деле доказательства.

Полнота и достоверность показаний потерпевшего и свидетеля во многом зависит от продолжительности времени, прошедшего с момента восприятия лицом какого-либо факта, относящегося к совершенному преступлению, либо получения им каких-либо сведений об обстоятельствах совершенного преступления из других источников до момента дачи им показаний. Чем короче этот промежуток времени, тем полнее сведения, относящиеся к уголовному делу, которыми располагают потерпевший, свидетель. Это обстоятельство обязательно должно учитываться органом, ведущим уголовный процесс.

Показания потерпевших и свидетелей подлежат тщательной проверке, так как они могут быть правдивыми и соответствовать действительности либо быть ложными. При оценке показаний потерпевшего следует учитывать ряд психологических особенностей, обусловленных особыми условиями, в которых происходит восприятие им событий, например, чувство страха при внезапном нападении.

Иногда потерпевшие, свидетели полагают, что они сообщают органу, ведущему уголовный процесс, правдивую информацию, однако в итоге она оказывается не соответствующей действительности. Причинами этого могут быть неправильное или неполное восприятие потерпевшим, свидетелем увиденного или услышанного, их особенности (наблюдательность, состояние органов зрения и слуха и т.п.), состояние потерпевшего, свидетеля на момент восприятия информации (испуг, болезненное состояние, опьянение и т.п.), погодные условия, время суток, освещенность, расстояние до наблюдаемого объекта, длительность наблюдения и т. д. Эти обстоятельства могут отразиться на правильности показаний в целом.

При проверке свидетельских показаний должны быть выяснены обстоятельства, указывающие на заинтересованность или незаинтересованность свидетеля в исходе дела. Часто и потерпевший бывает заинтересован в исходе дела. Установление обстоятельств, указывающих на заинтересованность потерпевшего, свидетеля в исходе дела, еще не означает, что их показания являются ложными. Достоверность показаний потерпевшего и свидетеля может быть установлена только в ходе их тщательной проверки.

Формирование показаний потерпевшего, свидетеля происходит в три этапа:

- восприятие потерпевшим, свидетелем определенного факта;

- запоминание воспринятого факта;

- воспроизведение этого факта на допросе или при проведении другого следственного действия.

На каждом из этих этапов возможны какие-либо ошибки, которые могут отразиться на правильности показаний в целом.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 50 и п. 2 ч. 4 ст. 60 УПК дача показаний является обязанностью потерпевшего и свидетеля, поэтому за отказ либо уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний они подлежат уголовной ответственности, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ч. 3 ст. 60 УПК, в соответствии с которым потерпевший и свидетель имеют право не свидетельствовать против себя самого, членов своей семьи и близких родственников. Потерпевший и свидетель не несут уголовной ответственности в случае отказа от дачи показаний в отношении их самих, членов их семьи и близких родственников. Однако при согласии дать показания они подлежат уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Любое лицо может обратиться к органу, ведущему уголовный процесс, с предложением дать показания об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, находящегося в его производстве. При заявлении потерпевшего о желании дать показания орган уголовного преследования в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 50 УПК всегда обязан допросить его. Допрос свидетеля производится по усмотрению органа, ведущего уголовный процесс, которое зависит от тех сведений, которыми обладает свидетель.

Показания могут быть даны потерпевшим и свидетелем в устной или письменной форме, они записываются в протоколе допроса или другого следственного действия от первого лица и по возможности дословно (ч. 1 ст. 218 УПК). В устной форме потерпевший и свидетель дают показания в виде свободного рассказа об известных им обстоятельствах совершенного преступления (ч. 3 ст. 217 УПК).

Показания в письменной форме выражаются в собственноручной записи потерпевшим, свидетелем своих показаний в протоколе допроса или других следственных действий после свободного рассказа ими об известных им обстоятельствах совершенного преступления. По смыслу ч. 4 ст. 218 УПК письменные показания даются не вместо устных показаний, а в дополнение к ним. В судебном заседании показания потерпевший и свидетель дают в устной форме. Эти показания записываются в протокол судебного заседания. После собственноручного изложения показаний и их подписания допрашиваемым следователь, лицо, производящее дознание могут задать вопросы, направленные на уточнение и дополнение показаний (ч. 4 ст. 218 УПК).

В зависимости от способа формирования показаний сведения, сообщаемые потерпевшим и свидетелем, могут иметь значение как первоначальных, так и производных доказательств, как прямых, так и косвенных. По отношению к подозрению, обвинению показания потерпевшего и свидетеля могут содержать сведения, как уличающие подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления, так и оправдывающие их, указывать на обстоятельства, как отягчающие, так и смягчающие ответственность.

Таким образом, показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего являются самостоятельными источниками доказательств, имеющими важное значение для получения фактических данных об обстоятельствах преступления и лице, его совершившем.

Заключение эксперта. В соответствии со ст. 95 УПК, заключение эксперта - это процессуальный документ, удостоверяющий факт и ход исследования экспертом материалов, представленных органом, ведущим уголовный процесс, и содержащий выводы по поставленным перед экспертом вопросам, основанные на специальных знаниях эксперта в области науки, техники, искусства, ремесла и иных сферах деятельности. Источником доказательств заключение эксперта является в связи с тем, что сведения, которые в нем содержатся, позволяют устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Объектами исследований экспертов в большинстве случаев являются вещественные доказательства и документы. Также экспертному исследованию могут быть подвергнуты физические лица, например, при проведении судебно-психиатрической, судебно-психологической, судебно-медицинской экспертиз. В заключении эксперт должен удостоверить факт и ход исследования материалов, представленных органом, ведущим уголовный процесс, какие материалы были использованы и какие произведены исследования.

Предметом экспертного исследования могут быть только вопросы, относящиеся к специальным знаниям эксперта. В п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О судебной экспертизе по уголовным делам» отмечено, что вопросы, поставленные перед экспертом, должны быть конкретными, ясными, не допускающими возможности их двоякого толкования, взаимосвязанными и логически последовательными. Обращается внимание на то, что вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение по ним не могут выходить за пределы специальных знаний лица, которому поручено проведение экспертизы. Недопустима постановка перед экспертом правовых вопросов, как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т. п.). Это требование относится и к органам уголовного преследования при осуществлении ими производства по материалам и уголовному делу. Например, на разрешение эксперта не могут быть поставлены вопросы о виновности обвиняемого, о совершении преступления умышленно или по неосторожности, о том, совершено ли убийство с особой жестокостью, причинены ли телесные повреждения способом, носящим характер мучения или истязания, и т.д.

Заключение дается экспертом только в письменной форме. Если экспертиза проводилась в судебном разбирательстве, то, согласно ч. 6 ст. 334 УПК, эксперт свое письменное заключение оглашает в судебном заседании.

Содержание заключения эксперта определено в ст. 236 УПК и состоит из трех частей:

- вводной, в которой указывается когда, где, кем (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы по специальности, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), на каком основании проведена экспертиза; отметка, удостоверенная подписью эксперта, о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за отказ или уклонение от исполнения без уважительных причин возложенных на него обязанностей или за дачу заведомо ложного заключения; кто присутствовал при проведении экспертизы; какие материалы использовал эксперт; поставленные ему вопросы;

- описательной (исследовательской), в которой излагается, какие исследования произвел эксперт, какие пояснения давали присутствовавшие при проведении экспертизы  лица;

- заключительной, в которой экспертом делаются выводы, то есть даются мотивированные им ответы, и ставится его подпись. Эксперт может по своей инициативе дать ответ и на те вопросы, которые не были поставлены ему следователем, лицом, производящим дознание, или судом.

В п. 38-46 Инструкции о порядке производства судебных экспертиз лицами, имеющими специальные разрешения (лицензии) на осуществление деятельности по оказанию юридических услуг с указанием составляющей лицензируемый вид деятельности услуги - судебно-экспертная деятельность, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 6 августа 2007 г. № 50), установлены требования к составлению судебными экспертами заключений. Отсутствие хотя бы одной из трех частей заключения лишает его доказательственного значения.

Выводы эксперта в заключении могут быть вероятными и категорическими. Вероятное заключение может быть дано в тех случаях, когда возможности данной отрасли знания, характер исследуемых объектов, недостаточность материала для исследования не позволяют эксперту дать категорический ответ. Доказательственное значение по уголовному делу имеют категорические выводы эксперта (например, вывод эксперта о том, что телесные повреждения потерпевшему причинены представленным на исследование ножом). Вероятные выводы (например, вывод эксперта о том, что телесные повреждения причинены потерпевшему острорежущим предметом, возможно и представленным на исследование ножом) доказательственного значения не имеют и не могут быть положены в основу приговора, но могут быть использованы следователем, лицом, производящим дознание, при выдвижении версий, планировании расследования, разработке тактики проведения отдельных следственных действий.

Эксперт дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность. В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 61 УПК, эксперт обязан дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Если поставленные перед экспертом вопросы выходят за пределы его специальных знаний или представленные ему материалы недостаточны для ответа на эти вопросы, он обязан отказаться от дачи заключения, а также отказаться от дальнейшего проведения экспертизы, если он придет к выводу о невозможности дачи заключения, о чем уведомляет лицо, поручившее ему производство экспертизы, с обоснованием этого отказа. В соответствии со ст. 401 УК эксперт несет ответственность за дачу заведомо ложного заключения.

Заключение должно быть подписано экспертом. В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 232 УПК, при проведении комиссионной экспертизы эксперты, придя к единому мнению (выводу), составляют и подписывают единое заключение или акт о невозможности дать заключение. При проведении комплексной экспертизы, в соответствии с требованиями ч. 2 и 3 ст. 233 УПК, каждый эксперт подписывает ту часть заключения, в которой содержатся его исследования и выводы. Общий вывод (выводы) делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов. Если основанием для окончательного вывода комиссии или его части являются факты, установленные одним из экспертов (отдельными экспертами), то об этом должно быть указано в заключении. В соответствии с ч. 3 ст. 232 и ч. 3 ст. 233 УПК, в случае разногласия между экспертами, каждый из них или часть экспертов дают отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 236 УПК, к заключению должны быть приложены оставшиеся после исследования вещественные доказательства, образцы, полученные экспериментальным путем и используемые для сравнения, а также фотографии, схемы, графики, таблицы и другие дополнительные материалы, подтверждающие выводы эксперта. Приложение к заключению также подписывается экспертом.

Экспертное исследование может быть проведено только лицом, назначенным в качестве эксперта в установленном законом порядке. В п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О судебной экспертизе по уголовным делам» указано, что не может служить основанием к отказу в назначении экспертизы наличие в деле заключений ведомственных инспекций (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т.п.), актов ревизий, консультаций специалистов, хотя и полученных по запросу органов предварительного расследования и суда. Эти документы не могут подменять экспертных заключений.

После дачи заключения эксперт может быть допрошен либо от него может быть получено объяснение до возбуждения уголовного дела для разъяснения или уточнения заключения. Получение объяснения либо допрос эксперта до представления им заключения, в соответствии с требованиями ст. 237 и 335 УПК, не допускаются. От эксперта требуется сообщение сведений не об обстоятельствах совершенного преступления, а по вопросам проведения экспертизы. Поэтому его уточнения и разъяснения являются дополнением к данному им заключению. Если эксперт, отвечая на вопросы в ходе дачи объяснения или допроса, изменит свои выводы, необходимо установить причины этого. Разъяснения эксперта могут послужить основанием для назначения дополнительной или повторной экспертизы.

Оценивая заключение эксперта, нужно учитывать субъективный характер его содержания, определяемый тем, что: 1) это личное мнение эксперта (экспертов) и поэтому может быть различным; 2) источником этого мнения может выступать любое лицо, обладающее определенным объемом специальных знаний; 3) оно возникает только после проведения исследования и на основании его результатов; 4) эксперт самостоятельно формирует содержание заключения, то есть выбирает методики исследования, проводит само исследование, в том числе выделяет свойства (качества, признаки) объектов исследования, сам излагает в заключении процесс исследования и выводы; 5) при получении этого доказательства большое значение имеет «человеческий фактор», то есть отношение эксперта к выполнению своих процессуальных обязанностей.

Оценка достоверности заключения эксперта представляет значительную сложность для субъектов расследования, поскольку она включает, наряду с формальной стороной, изучение его научной обоснованности, под которой понимают научность (надежность) примененной экспертной методики, полноту проведенного исследования, обоснованность выводов. Оценить научную составляющую экспертного исследования субъектам расследования по существу невозможно, поскольку они и назначают экспертизу потому, что не обладают необходимыми специальными знаниями в данной области.

Оценка достоверности заключения эксперта может в полной мере проводиться следователем и судом по формальным признакам: полнота, всесторонность экспертного исследования, логическая обоснованность хода и результатов исследования, подлинность и достаточность материалов экспертного исследования, соответствие выводов эксперта другим доказательствам.

Полнота и всесторонность экспертного исследования оценивается по следующим основаниям: исследованы ли все объекты и материалы, представленные на экспертизу; все ли рекомендованные наукой и экспертной практикой методы были использованы, в достаточном ли количестве проведены необходимые эксперименты, на все ли поставленные вопросы даны ответы. Неполнота проведенного экспертного исследования ставит под сомнение достоверность заключения эксперта.

Логическая обоснованность хода и результатов экспертного исследования проверяется путем анализа логической последовательности стадий экспертного исследования, определением, является ли вывод логическим следствием проведенного исследования и насколько он обоснован. Рассматривают логичность умозаключений эксперта, соответствие выводов промежуточным результатам и проведенному исследованию в целом, их логическую непротиворечивость.

Отсутствие необходимой аргументации выводов эксперта, как правило, не влечет за собой признания недостоверным заключения эксперта. Данный недостаток может быть устранен путем допроса эксперта.

Подлинность и достаточность материалов экспертного исследования является одним из условий достоверности заключения эксперта.

Исходные данные - это такие сведения, которые эксперт получает от следователя или суда в качестве готовых посылок для вывода. Если данные не соответствуют действительности, то и заключение эксперта будет недостоверным, даже если при исследовании не будет допущено никаких ошибок.

Пригодность и достаточность материалов экспертного исследования определяется используемой экспертной методикой.

Оценка научной обоснованности заключения эксперта включает в себя научную обоснованность применяемых методов, средств методик исследования; правильность и правомерность использования последних; правильность выявленных экспертом признаков и, как результат, обоснованность сделанных им выводов.

В соответствии с законом следователь и судья могут делать вывод о достоверности заключения эксперта по внутреннему убеждению. Однако такое убеждение должно основываться на конкретных знаниях, которыми данные субъекты не обладают. Поэтому без привлечения субъекта, обладающего специальными знаниями, такая оценка некорректна. Если возникает сомнение в научной обоснованности заключения эксперта, использование специальных знаний возможно в следующих формах: допрос эксперта, проводившего экспертизу в процессе предварительного расследования; допрос специалиста в области используемых в экспертном исследовании знаний; назначение повторной экспертизы.

В соответствии с ч. 2 ст. 95 УПК заключение эксперта не является обязательным для органов уголовного преследования и суда, однако несогласие их с заключением должно быть ими мотивировано. Мотивы несогласия излагаются органом уголовного преследования и судом при принятии процессуальных решений по уголовному делу.

Мотивы несогласия с заключением эксперта могут быть различными: несоответствие выводов эксперта установленным в ходе расследования обстоятельствам, вследствие чего выводы эксперта неубедительны; наличие противоречий между выводами эксперта и другими достоверно установленными доказательствами (в этих случаях должны быть проверены и выводы эксперта, и другие доказательства; некомпетентность эксперта или недостаточная его квалификация; недостаточный уровень развития данной отрасли знаний; другие мотивы.

При несогласии с заключением эксперта орган уголовного преследования или суд вправе назначить дополнительную или повторную экспертизу в случаях, предусмотренных ст. 239 УПК. Дополнительная экспертиза может быть назначена при недостаточной ясности или неполноте заключения, а также в случае возникновения новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств, а повторная экспертиза назначается в случае необоснованности заключения эксперта, наличия сомнений в его правильности.

Заключение эксперта является источником доказательств в связи с тем, что сведения, которые в нем содержатся, позволяют устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Вещественные доказательства.  Вещественными доказательствами являются материальные объекты, содержащие доказательственную информацию, полученные и приобщенные к материалу или уголовному делу в установленном УПК порядке.

Вещественным доказательством может быть любой предмет, если он в связи с определенными обстоятельствами является носителем информации, относящейся к предмету доказывания по уголовному делу, и оформлен в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Уголовно-процессуальным законом предусмотрены следующие виды вещественных доказательств (ст. 96 УПК):

- предметы, которые служили орудиями преступления;

- предметы, которые сохранили на себе следы преступления;

- предметы, которые были объектами преступных действий;

- деньги и иные ценности, добытые преступным путем;

- все другие предметы и документы, которые могут служить средствами по обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств уголовного дела, выявлению виновных либо опровержению обвинения или смягчению ответственности обвиняемого.

Различные предметы могут быть орудиями преступления, сохранить на себе следы преступления, быть объектами преступных действий либо, не являясь таковыми, иметь значение для уголовного дела. Один и тот же предмет может быть одновременно объектом преступных действий, орудием преступления и сохранить на себе следы преступления (например, при хранении огнестрельного оружия, его применении при разбойном нападении и на котором остались отпечатки пальцев и другие следы).

Вещественное доказательство незаменимо, и в случае его утраты, повреждения, уничтожения вместо него нельзя создать другое. Это связано с тем, что вещественное доказательство возникает во время подготовки или совершения данного конкретного преступления, сокрытия преступной деятельности после его совершения и несет на себе материальное отображение какого-либо события, которое обычно доступно непосредственному восприятию следователя, лица, производящего дознание, суда. По истечении времени вещественное доказательство может быть видоизменено либо утрачено в связи с невозможностью его длительного хранения вследствие того, что оно подвергается быстрой порче, либо во время экспертного исследования вещественного доказательства.

В случаях, когда вещество следа со всеми его свойствами отделено от предмета и перенесено на другой предмет, то этот предмет вместе с перенесенным следом вещественным доказательством не становится. Вещественным доказательством является предмет со следом или следами на нем, обнаруженный в ходе осмотра места происшествия, проведения другого следственного действия либо представленный участником процесса или иным лицом. Если же след перенесен на другой предмет ввиду того, что изъятие предмета, на котором он находился, невозможно, то в этом случае вещественным доказательством является не новый предмет, а слепок со следа, отображенный на этом предмете. Такое вещественное доказательство признается производным.

К производным вещественным доказательствам следует относить материальные физические модели первоначальных вещественных доказательств, непосредственно воспроизводящие существенные признаки последних и служащие для их замены в процессе доказывания. Они передают информацию о первоначальном вещественном доказательстве и выступают в процессе доказывания как самостоятельные источники доказательств. Производные вещественные доказательства по методу получения можно разделить на следующие виды: 1) фото- и видеоизображения первоначальных вещественных доказательств; 2) модели; 3) производные вещественные доказательства, полученные путем контактного взаимодействия: а) отпечатки и модели слабовидимых и поверхностных следов; в) слепки объемных следов.

При доказывании по уголовным делам могут использоваться предметы, сходные с предметами, являющимися вещественными доказательствами, например, используемый при следственном эксперименте замок той же системы, что и взломанный. Однако вещественным доказательством он не может быть признан, так как его происхождение в уголовном деле не связано с событиями, относящимися к совершенному преступлению. Такой предмет лишь сходен с вещественным доказательством и используется в тех случаях, когда вещественное доказательство утрачено либо его нельзя подвергать опасности уничтожения либо повреждения.

Деньги и иные ценности, добытые преступным путем, являются вещественными доказательствами в тех случаях, когда они приобретены непосредственно путем совершения преступления (например, при краже) или в связи с реализацией ценностей, добытых при совершении преступления (продаже похищенных предметов), либо при покупке вещей на деньги, добытые преступным путем или путем использования похищенного документа, дающего право на получение денег и материальных ценностей (например, чека на предъявителя).

Вещественными доказательствами могут быть документы, если они являлись орудиями преступления (например, при вымогательстве, клевете) или объектами преступных действий (например, передача документа, содержащего сведения, составляющие государственную тайну, иностранному государству, иностранной организации или их представителям) или сохранили на себе следы преступления (например, при подделке удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей) и все другие документы, которые могут служить средствами к установлению обстоятельств, имеющих значение для· уголовного дела (например, документы как средства сокрытия преступных действий, обнаруженные на месте происшествия и имеющие значение для установления личности преступника, потерпевшего, и др.).

Фотографические снимки могут быть не только производными вещественными доказательствами, но и иметь самостоятельное значение вещественных доказательств, когда они сделаны в процессе совершения преступления либо само изготовление фотографических снимков является преступным (например, порнографического характера), или обнаружение фотографии в данном месте или у данного лица имеет значение для дела (например, обнаружение у задержанного фотографии, находившейся в похищенном кошельке), или фотографический снимок являлся орудием преступления (например, при вымогательстве), или сохранил на себе следы преступления, или был объектом преступных действий.

Ко всем другим предметам, которые могут являться вещественными доказательствами, могут быть отнесены любые предметы (например, оброненные преступником на месте совершения преступления либо являющиеся результатом преступной деятельности и т.д.), служащие средством по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

В большинстве своем вещественные доказательства являются косвенными доказательствами. Например, обнаружение у лица похищенного имущества не может свидетельствовать о том, что оно совершило кражу, так как обнаруженные предметы могли быть им куплены, найдены, ему подарены или подброшены. Однако в отдельных случаях вещественные доказательства могут быть прямыми, например, при обнаружении у лица пистолета по уголовному делу о незаконном хранении огнестрельного оружия.

Вещественные доказательства могут быть как обвинительные, так и оправдательные. Например, изъятый при задержании лица пистолет является обвинительным вещественным доказательством, а по другому делу обнаруженный у подозреваемого документ может свидетельствовать о его непричастности к совершению преступления.

Согласно ст. 97 УПК, вещественные доказательства должны быть подробно описаны в протоколах осмотра и других следственных действий, по возможности сфотографированы и приобщены к уголовному делу постановлением (определением) органа, ведущего уголовный процесс.

Некоторые вещественные доказательства ввиду их громоздкости, хрупкости, неотделимости от окружающей среды и по другим обстоятельствам не могут быть приобщены к уголовному делу. Поэтому в соответствии со ст. 97 и 193 УПК в ходе проведения следственных действий могут быть сделаны слепки, оттиски, фотографические снимки, которые являются производными вещественными доказательствами, так как в них отображаются признаки и свойства вещественного доказательства, а само вещественное доказательство - первоначальным доказательством. По смыслу ст. 337 УПК, представленные в ходе судебного следствия производные вещественные доказательства должны быть осмотрены судом и предъявлены сторонам. Согласно ч. 2 этой же статьи, в случае необходимости может быть произведен осмотр первоначальных вещественных доказательств по месту их нахождения. Не могут быть признаны производными вещественными доказательствами чертежи, схемы, планы, рисунки, так как в основе их формирования лежит лишь субъективное восприятие моделируемого объекта следователем, лицом, производящим дознание. Производными вещественными доказательствами являются лишь те модели, в которых содержится материальное отображение моделируемого объекта. Чертежи, схемы, планы, рисунки являются лишь приложениями к протоколам следственных действий.

Не являются вещественными доказательствами образцы для сравнительного исследования, так как они образуются не в связи с совершенным преступлением, а могут быть получены у подозреваемого, обвиняемого для идентификации с вещественными доказательствами, обнаруженными в ходе проведения следственных действий. У потерпевшего, а также у свидетеля с его согласия, в силу ч. 2 ст. 234 УПК, образцы для сравнительного исследования могут быть получены, когда возникла необходимость проверить, не оставлены ли ими следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах.

Вещественные доказательства могут быть обнаружены при производстве следственных действий, а также истребованы из организаций, от должностных лиц и граждан либо представлены участниками уголовного процесса, любыми физическими и юридическими лицами.

Предмет может быть использован в качестве вещественного доказательства только в том случае, если он будет процессуально закреплен в предусмотренном УПК порядке. Прежде всего предмет должен быть подробно описан в протоколе следственного действия, в ходе которого он обнаружен. Следы преступления, обнаруженные судом в судебном заседании при проведении освидетельствования, осмотра местности или помещения, описываются в протоколе судебного заседания. Если предмет истребован или представлен органу уголовного преследования или суду участником уголовного процесса или иным лицом, то на стадии предварительного расследования предмет описывается в протоколе осмотра предмета, а в судебном разбирательстве - в протоколе судебного заседания.

В протоколах следственных действий и судебного заседания должны быть указаны: где, когда, у кого, при каких обстоятельствах данный предмет обнаружен или кем представлен, материал, форма, размер, цвет предмета, сорт и качество изделия, год изготовления, реквизиты документа и другие признаки, позволяющие выделить этот предмет из числа ему подобных.

В соответствии с ч. 1 ст. 204 УПК, осмотр осуществляется на месте производства следственного действия. Если для проведения осмотра потребуется продолжительное время или осмотр на месте обнаружения следов преступления и иных материальных объектов значительно затруднен, объекты должны быть изъяты, упакованы, опечатаны и без повреждений доставлены в другое удобное для осмотра место.

В необходимых случаях обнаружение, осмотр и изъятие предметов, ценностей и документов фиксируется с помощью фото- и киносъемки, видеозаписи. Для обнаружения, закрепления и изъятия объектов, особенно когда обращение с ними требует наличия определенных навыков, а также для точной фиксации их качественных характеристик, индивидуальных признаков и определения стоимости привлекаются соответствующие специалисты. Результаты осмотра предмета, документа и иного материального объекта отражаются в протоколе того следственного действия, в ходе которого они были обнаружены.

Подробное описание обнаруженного предмета, документа или иного объекта и его фиксация путем применения фото- и киносъемки или видеозаписи позволяют предотвратить возможность подмены или смешения их с другими предметами, а в случае утраты либо их порчи использовать протоколы следственных действий, фотографические снимки и негативы, киноленты, кассеты видеозаписи как источники доказательств.

В случае представления участником уголовного процесса или иным лицом предметов, документов, денег, ценностей или иных материальных объектов, которые могут иметь значение вещественных доказательств, орган уголовного преследования должен допросить лицо, представившее эти объекты, о времени, месте и других обстоятельствах их обнаружения, приобретения и хранения.

После описания в протоколе следственного действия обнаруженные или представленные органу уголовного преследования объекты должны быть изъяты, а представленные суду осмотрены в судебном заседании и приобщены к уголовному делу.

Изъятые объекты, в том числе слепки и оттиски, упаковываются, опечатываются за подписью следователя, лица, производящего дознание, и лиц, участвующих в следственном действии, о чем в протоколе должна быть сделана отметка. Упаковка должна исключать возможность повреждения помещенных в нее объектов и обеспечить сохранность имеющихся на них следов (микрообъектов).

Изъятые или представленные предметы, документы, деньги, ценности и иные объекты приобретают значение вещественного доказательства только в том случае, если они приобщены к уголовному делу постановлением (определением) органа, ведущего уголовный процесс. При этом не имеет значения, находится ли объект при уголовном деле или в другом месте, определяемом органом, ведущим уголовный процесс.

В некоторых случаях уже в ходе проведения следственного действия и на момент изъятия или представления объекта орган уголовного преследования и суд уверены, что изымаемый или представленный объект является вещественным доказательством (например, в случае задержания лиц с поличным при даче взятки, обнаружения у лица огнестрельного оружия при его задержании, представления обвиняемым в судебном заседании похищенного предмета). Однако во многих случаях орган, ведущий уголовный процесс, на момент изъятия или представления объекта предположительно считает, что, возможно, он имеет отношение к делу и является вещественным доказательством. Например, при осмотре места происшествия изымаются все обнаруженные отпечатки пальцев, но только при экспериментальном исследовании можно выяснить, оставлены они подозреваемым, потерпевшим или случайными лицами. При задержании лица могут быть обнаружены предметы, по приметам сходные с предметами, похищенными из квартиры. Однако только после их опознания потерпевшим как принадлежащих ему определяется, что они имеют значение для уголовного дела как вещественные доказательства. Поэтому постановление (определение) о приобщении объекта к уголовному делу может быть вынесено только в том случае, когда у органа, ведущего уголовный процесс, появляется уверенность в том, что данный объект является вещественным доказательством. При ошибочном приобщении объекта к уголовному делу должно быть вынесено постановление (определение) об исключении его из дела как не являющегося вещественным доказательством.

До вынесения постановления (определения) о приобщении вещественного доказательства к уголовному делу все объекты, изъятые при проведении следственных действий, могут быть лишь использованы при проведении экспертных исследований, опознаний и т.д. Только после вынесения постановления (определения) эти материалы уголовного дела приобретают значение вещественных доказательств и на их основе могут быть приняты процессуальные решения.

В постановлении (определении) о приобщении вещественного доказательства к уголовному делу указываются: время и место его составления, кем составлено, где, когда, кем и в каком порядке предмет изъят или представлен со ссылкой на соответствующий протокол, основные признаки предмета, обстоятельства, о которых данный предмет свидетельствует, решение о приобщении предмета к уголовному делу.

Приобщенные к уголовному делу вещественные доказательства после окончания предварительного расследования и направлении дела в суд, а также при передаче дела в другой орган для дальнейшего расследования или из одного суда в другой суд передаются одновременно с уголовным делом, за исключением случаев, когда вещественные доказательства хранятся отдельно от уголовного дела или к моменту передачи дела возвращены их владельцам либо сданы в соответствующие учреждения для использования по назначению. В справке, прилагаемой к постановлению о передаче уголовного дела прокурору для направления в суд, составляемой в порядке ст. 261 УПК, указывается, имеются ли по делу вещественные доказательства и даются ссылки на листы дела, имеющие к ним отношение.

Предметы, денежные средства, не признанные вещественными доказательствами, поступившие в суд вместе с уголовным делом, судами не принимаются. Об их возвращении составляется акт, который подписывается председателем суда (судьей) или лицом, им уполномоченным, секретарем суда и лицом, доставившим дело в суд. Первый экземпляр акта помещается в дело, а второй вместе с предметами, денежными средствами возвращается органу уголовного преследования.

В соответствии со ст. 97 УПК, вещественные доказательства:

1) хранятся при уголовном деле и передаются вместе с ним. При передаче уголовного дела из одного органа предварительного расследования в другой, при направлении дела прокурору или в суд, при передаче дела из одного суда в другой, из суда прокурору, при направлении дела прокурором нижестоящему прокурору, следователю, органу дознания вещественные доказательства препровождаются вместе с делом, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2, 4 и 5 этой статьи;

2) хранятся в месте, указанном органом, ведущим уголовный процесс, если предметы в силу их громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле. При этом они должны быть сфотографированы и по возможности опечатаны. К делу может быть приобщен образец вещественного доказательства. О месте нахождения вещественного доказательства в деле должна быть соответствующая справка, в которой указывается: где хранятся вещественные доказательства, их наименование, количество, когда и кому сданы на хранение, ссылка на документы, подтверждающие сдачу на хранение. Такая справка составляется по любому уголовному делу, к которому приобщены вещественные доказательства, в том числе по тем делам, которые приостановлены или прекращены производством, направляются в другой орган предварительного расследования, передаются прокурору для направления в суд или в другой суд.

Основанием для помещения вещественных доказательств на хранение является постановление (определение) органа, ведущего уголовный процесс, о приобщении предметов, ценностей, документов и иных материальных объектов к уголовному делу в качестве вещественных доказательств и передаче их на хранение. К постановлению (определению) следует прилагать копию протокола следственного действия или судебного заседания, в котором отражены состояние и индивидуальные признаки объекта при осмотре.

Как правило, вещественные доказательства принимаются на хранение в упакованном, опечатанном виде с описью содержимого в упаковке. При хранении вещественных доказательств принимаются меры, обеспечивающие сохранность объектов, их признаков и свойств, а также имеющихся на них следов. Ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к уголовному делу и хранящихся при нем, является лицо, в производстве которого находится уголовное дело, а в суде - председательствующий по делу или председатель суда. Ответственным за хранение вещественных доказательств, хранящихся отдельно от уголовного дела и помещенных в хранилище, является лицо, назначаемое приказом руководителя органа уголовного преследования или председателя суда, не связанное с расследованием уголовных дел или рассмотрением их в суде. В случае, если вещественные доказательства отдаются на хранение государственным органам, организациям (например, транспортные средства, рабочий и домашний скот), ответственными за их хранение являются лица, которым они отданы на хранение, о чем у них отбирается расписка.

Условия и порядок хранения вещественных доказательств определены  Инструкцией о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, денежных средств, ценностей, наград, документов и иного имущества по уголовным делам и зависят от категорий объектов, которые передаются на хранение;

3) могут быть возвращены их владельцам, если это возможно без ущерба для производства по уголовному делу, например: награды и документы к ним, транспортные средства, рабочий и домашний скот и другие объекты, необходимые для личных нужд и осуществления хозяйственной деятельности. При этом владельца возвращаемого объекта следует предупреждать о необходимости сохранить его до окончания производства по делу;

4) сдаются в соответствующее учреждение для использования по назначению при невозможности возвращения их владельцу в случаях, если вещественные доказательства подвергаются, быстрой порче. Например, если скоропортящиеся продовольственные товары не могут быть по каким-либо обстоятельствам возвращены владельцу, то после проверки их качества органами санитарного надзора или государственной инспекции по качеству товаров сдаются для реализации специально выделенным магазинам либо сдаются в соответствующие учреждения для использования по назначению, например в организации общественного питания. При этом в случаях, когда необходимо провести экспертное исследование указанных предметов, предварительно выделяются их пробы или образцы, в том числе пробы или образцы, которые в опечатанном виде приобщаются к делу для обеспечения возможности повторного исследования. Впоследствии владельцам использованные предметы возмещаются предметами того же рода и качества или выплачивается их стоимость по ценам, существовавшим на день их реализации. Право выбора вида компенсации за реализованные предметы принадлежит владельцу.

Согласно ст. 97 УПК, вещественные доказательства хранятся до вступления приговора в законную силу или до истечения срока на обжалование постановления, определения о прекращении производства по уголовному делу, но не более трех лет. В течение этого времени, который, в соответствии со ст. 197 ГК, является сроком исковой давности, заинтересованными лицами могут быть заявлены требования в порядке гражданского судопроизводства на предметы, которые были признаны по делу вещественными доказательствами. В случаях, когда спор о праве на предмет подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественные доказательства хранятся до вступления в законную силу решения суда.

В соответствии со ст. 98 УПК вопрос о вещественных доказательствах должен быть решен судом в приговоре, а также в постановлении (определении) суда и в постановлении органа уголовного преследования о прекращении производства по уголовному делу в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 251, ч. 2 ст. 279, ч. 3 ст. 303, п. 2 ст. З64 УПК. После того, как приговор вступил в законную силу или истекли сроки на обжалование постановления или определения о прекращении производства по уголовному делу, орган, ведущий уголовный процесс, должен принять меры в отношении вещественных доказательств. До этого они должны храниться в тех местах, которые указаны в справке об их местонахождении.

При решении вопроса о вещественных доказательствах:

- орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации или уничтожаются;

- предметы, запрещенные к обращению, подлежат конфискации или уничтожаются;

- предметы, не представляющие ценности и не могущие быть использованными, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;

- деньги и иные ценности, приобретенные преступным путем, по приговору суда обращаются на возмещение вреда от преступления потерпевшему, иному лицу или подлежат конфискации. Другие вещественные доказательства выдаются законным владельцам, а при неустановлении последних подлежат конфискации. В случае спора об их принадлежности он подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства;

- документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока его хранения либо передаются заинтересованным лицам или учреждениям.

Объекты, подлежащие конфискации или уничтожению как орудия преступления или запрещенные к обращению, должны быть указаны в приговоре, определении или постановлении о прекращении производства по уголовному делу Вопрос о конфискации орудий преступления, предметов, запрещенных к обращению, в приговоре решается отдельно от вопросов конфискации имущества как меры дополнительного наказания.

Конфискуются только те орудия преступления, которые принадлежат обвиняемым (осужденным). В соответствии с ч. 6 ст. 61 УК, подлежат конфискации орудия и средства совершения преступления, принадлежащие осужденному, независимо от категории преступления и вида назначенного наказания. Конфискуемые объекты безвозмездно изымаются в собственность государства. По смыслу уголовного и уголовно-процессуального закона, не могут быть конфискованы как орудия преступления объекты, принадлежащие другим лицам, хотя и использовавшиеся обвиняемым, но на момент совершения преступления не находившиеся в правомерном владении этих лиц. Судьба таких объектов должна разрешаться в соответствии с п. 4 ст. 98 УПК. Например, не может быть конфисковано транспортное средство, если оно выбыло из обладания владельца в результате противоправных действий лица, совершившего преступление (в частности, было угнано), а также в случаях, когда использовалось по доверенности или на основании права аренды. В таких случаях транспортное средство возвращается владельцу.

Орудия преступления и предметы, запрещенные к обращению, не имеющие ценности, уничтожаются в установленном порядке.

Предметы, запрещенные к обращению, являются вещественными доказательствами, если они обладают признаками, предусмотренными ст. 96 УПК. Пунктом 2 ст. 98 УПК охватываются все вещественные доказательства, являющиеся предметами, запрещенными к обращению, кроме тех, которые использовались в качестве орудий преступления и принадлежат обвиняемому.

К предметам, запрещенным к обращению, относятся оружие, взрывчатые и радиоактивные вещества, яды, наркотические средства и другие предметы, которые могут приобретаться и храниться только по специальным разрешениям. Какие предметы относятся к запрещенным к обращению, определяется законодательными актами.

Предметы, запрещенные к обращению, обнаруженные в ходе производства следственных действий, не являющиеся вещественными доказательствами, к уголовному делу не приобщаются и реализуются в установленном законодательными актами порядке.

К предметам, не представляющим ценности и не могущим быть использованными, могут быть отнесены предметы одежды, обуви, домашнего обихода и т.д., принадлежащие подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и иным лицам, а также организациям, которые приведены в непригодное для использования состояние в связи с имеющимися на них следами преступления (например, следами крови, порезами, иными повреждениями). Перед принятием решения об уничтожении таких предметов орган, ведущий уголовный процесс, обязан выяснить у их владельца, желает ли он получить эти предметы обратно как их собственник или распорядиться ими иным образом. Невыполнение этих требований влечет отмену приговора в части разрешения судьбы вещественных доказательств ввиду нарушения прав владельца.

Деньги и ценности, приобретенные преступным путем при краже, грабеже, разбое, вымогательстве возвращаются по решению суда их владельцам или по их доверенности другим лицам. Деньги и ценности, приобретенные в связи с реализацией похищенных предметов или иным способом, по приговору суда обращаются на возмещение вреда от преступления потерпевшему, иному лицу или подлежат конфискации при неустановлении лица, которому может быть возмещен вред.

В случае смерти обвиняемого до постановления приговора деньги и ценности, приобретенные преступным путем, подлежат обращению на возмещение вреда от преступления, а при неизвестности лица, понесшего вред, обращаются в доход государства в порядке гражданского судопроизводства. Иск рассматривается по правилам, установленным нормами ст. 971-978 ГК об обязательствах вследствие неосновательного обогащения. Другие вещественные доказательства выдаются органом, ведущим уголовный процесс, их законным владельцам в натуре. При их утрате, порче или реализации применяются правила, установленные ч. 5 ст. 97 УПК, определяющие, что вещественные доказательства возмещаются предметами того же рода и качества или владельцу выплачивается их стоимость. При неустановлении владельцев вещественные доказательства подлежат конфискации.

В случае постановления оправдательного приговора, прекращения предварительного расследования по уголовному делу за отсутствием общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, отсутствием в деянии состава преступления или недоказанностью участия обвиняемого или лица, в отношении которого решался вопрос о применении принудительных мер безопасности и лечения, в совершении преступления или предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния вещественные доказательства возвращаются реабилитированным лицам или иным законным владельцам.

Если деньги и иные ценности не приобщались к уголовному делу в качестве вещественных доказательств и не были исследованы в судебном заседании в качестве таковых, их судьба не может быть разрешена по приговору суда. В данном случае вопрос об их судьбе разрешается в порядке гражданского судопроизводства.

В порядке гражданского судопроизводства также разрешается судьба вещественных доказательств в случае спора об их принадлежности, а также когда лицо, заявляющее свои права на них, не может представить достаточные доказательства, что оно является их законным владельцем.

Вопрос о возврате заинтересованным лицам и учреждениям документов, являющихся вещественными доказательствами, решается в зависимости от их характера и значения. Документы, сохранившие на себе следы преступления, имеющие значение при рассмотрении уголовного дела по жалобам или протестам в вышестоящих судебных инстанциях, целесообразно хранить при уголовном деле.

Документы, являющиеся вещественными доказательствами, в отличие от других вещественных доказательств, для которых срок хранения установлен ч. 3 ст. 97 УПК, остаются при уголовном деле в течение всего срока его хранения.

Таким образом, вещественные доказательства являются одним из важнейших источников фактических данных о преступлении и лице, его совершившем. В совокупности с другими доказательствами они нередко играют роль неопровержимых улик, достоверно устанавливающих лицо, совершившее преступление, и обстоятельства его совершения.

Протоколы следственных действий, судебного заседания и оперативно-розыскных мероприятий. Протоколы следственных действий, судебного заседания и оперативно-розыскных мероприятий - это процессуальные документы, в которых соответственно органом уголовного преследования, судом и органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, зафиксированы ход и результаты следственных действий, а также оперативно - розыскных мероприятий по прослушиванию и записи переговоров, проводимых с использованием технических средств связи, и иных переговоров.

Протоколы следственных действий отличаются от других процессуальных документов, являющихся источниками доказательств, тем, что в них закреплена доказательственная информация, непосредственно воспринятая органом уголовного преследования. В иных документах содержатся сведения об обстоятельствах и фактах, воспринятых другими лицами. В связи с этим не рассматриваются как источники доказательств протоколы допросов и очных ставок, хотя они и являются протоколами следственных действий. В этом случае источниками доказательств будут показания подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, изложенные в этих протоколах, об обстоятельствах и фактах, непосредственно воспринятых этими участниками уголовного процесса. Протоколы данных следственных действий выступают лишь средством фиксации показаний.

Протоколы следственных действий могут стать источниками доказательств только в том случае, если они составлены в порядке, предусмотренном УПК. Требования к составлению протоколов следственных действий изложены с ст. 193, 194, 212, ч. 4 ст. 213, ч. 6 ст. 214, ч. 11 ст. 224, ч. 7 ст. 225 УПК. Нарушение требований закона к составлению протокола может привести к утрате им значения источника доказательств (например, в случае отсутствия подписи следователя или других участников следственного действия, оговорок относительно замечаний и дополнений, внесенных в протокол, что может вызвать сомнения в достоверности данных, изложенных в протоколе).

Источниками доказательств являются протоколы следственных действий, удостоверяющие обстоятельства и факты, установленные при проведении осмотра, освидетельствования, выемки, обыска, предъявления для опознания, проверки показаний на месте, следственного эксперимента, эксгумации, наложения ареста на почтово-телеграфные и иные отправления, их осмотра и выемки, прослушивания и записи переговоров.  Доказательственное  значение  в  протоколах осмотра, освидетельствования, обыска, выемки, других следственных действий имеют только те сведения, которые были ·установлены и непосредственно восприняты лицом, производящим дознание, следователем, другими участниками следственного действия и удостоверены ими. Мнения, предположения специалистов, понятых, других участвующих в следственном действии лиц, зафиксированные в протоколе, относительно воспринятых ими обстоятельств и фактов, доказательственного значения не имеют (например, мнение специалиста о причинах пожара, несчастного случая и т.д.). Поэтому они не подлежат занесению в протокол следственного действия. Такие мнения, предположения могут иметь значение для выдвижения версий, планирования расследования, разработки тактики проведения других следственных действий.

Выполненные при производстве следственного действия фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, видеограммы, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов являются приложениями к протоколу следственного действия и имеют доказательственное значение лишь в совокупности с протоколом.

Протоколы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий о прослушивании и записи переговоров, осуществляемых с использованием технических средств связи, и иных переговоров выделены в ст. 99 УПК отдельно как источники доказательств. Такое выделение произведено для того, чтобы подчеркнуть равное значение этих протоколов в уголовном процессе. Указанные протоколы имеют значение источников доказательств в тех случаях, когда они составлены в установленном законом порядке и к ним приложена соответствующая запись прослушивания.

Кроме того, протоколы оперативно-розыскных мероприятий являются процессуальными документами в тех случаях, когда они приобщены к уголовному делу в порядке, установленном УПК.

Протокол оперативно-розыскных мероприятий о прослушивании и записи переговоров приравнивается по значимости к протоколу следственных действий в связи с тем, что законом Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной деятельности» установлен такой порядок осуществления прослушивания и записи переговоров, который практически совпадает с процессуальным режимом осуществления прослушивания и записи переговоров в ходе производства по уголовному делу как следственного действия. Прослушивание и запись переговоров на основании мотивированного постановления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и с санкции прокурора или его заместителя обеспечивает такую же реализацию конституционных прав граждан на защиту от посягательства на тайну их телефонных и иных сообщений, как и при производстве следственного действия.

Отступление от установленного ст. 13 закона «Об оперативно-розыскной деятельности» порядка прослушивания телефонных и иных переговоров лишает полученные сведения значения доказательственной информации.

Протокол судебного заседания является источником доказательств потому, что в нем фиксируется ход судебных действий и их результаты.

В протоколе судебного заседания отражаются сведения об обстоятельствах совершенного преступления и имеющие значение для уголовного дела, непосредственно воспринятые судом при производстве в судебном заседании осмотра, следственного эксперимента, предъявления для опознания, освидетельствования, а также информация об обстоятельствах и фактах, воспринятых непосредственно другими лицами (обвиняемым, потерпевшим, свидетелем, экспертом). Поэтому протокол судебного заседания сам по себе является источником доказательств относительно тех обстоятельств и фактов совершенного преступления, которые были восприняты непосредственно судом. Что касается информации об обстоятельствах совершенного преступления, излагаемой суду в судебном заседании другими лицами, то в данном случае источником доказательств будут показания обвиняемых, потерпевших, свидетелей, заключения экспертов, которые отражаются в протоколе судебного заседания. Такой вывод следует из содержания ч. 2 ст. 88, ст. 92-95 УПК.

Если в ходе судебного заседания применялись стенографирование, звуко- или видеозапись, то к протоколу судебного заседания прилагаются стенограмма, фонограмма или видеозапись, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Эти приложения также являются источниками доказательственной информации и могут быть исследованы вышестоящими судебными инстанциями в совокупности с протоколом судебного заседания при рассмотрении уголовных дел по жалобам или протестам.

Протокол судебного заседания является источником доказательств в случае, если составлен в порядке, установленном ст. 308 УПК. Протокол судебного заседания является единственным документом, отражающим ход судебного заседания, поэтому полная запись показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, других участников судебного разбирательства, хода исследования документов, протоколов, заключений экспертов, вещественных доказательств и т.п., правильное отражение заявленных ходатайств, порядка их разрешения, выносимых без удаления в совещательную комнату постановлений, определений имеет важное значение для постановления законного и обоснованного приговора. Небрежное составление протокола судебного заседания, лишающее вышестоящий суд возможности использовать его как источник доказательств и проверить правильность и обоснованность приговора, влечет за собой отмену приговора.

Иные документы и другие носители информации. Иные документы - это любые документы, кроме протоколов следственных действий, судебного заседания и оперативно-розыскных мероприятий, в которых содержится информация, имеющая значение для материала и уголовного дела.

Иные документы, в отличие от документов, указанных в ст. 99 УПК, могут быть источниками доказательств независимо от того, составлены ли они во время производства по материалам и уголовным делам или задолго до их производства. Любой документ может стать источником доказательств, если обстоятельства и факты, которые в них изложены, имеют значение для данного материала или уголовного дела.

Документы могут стать источниками доказательств только в том случае, если они оформлены в установленном нормативными правовыми актами порядке (наличие подписи, при необходимости печати, отметки об утверждении, компетентность лица, от которого исходит документ и правомочно ли оно его подписывать), соответствует ли содержание документа тем обстоятельствам, которые имели место в действительности, а если были представлены их копии, соответствуют ли они подлинникам. Документ должен быть подписан лицом, от которого он исходит. Исключение составляют случаи, указанные в ст. 67 УПК, когда в целях обеспечения безопасности участника уголовного процесса, членов его семьи и близких ставится иная подпись, образец которой используется в документах защищаемого лица. Документы должны быть составлены по форме, устанавливаемой законодательством Республики Беларусь, уставами и положениями министерств, госкомитетов, ведомств, организаций.

Документы, исходящие от граждан, как правило, составляются в произвольной форме, за исключением случаев, прямо установленных законодательством. В частности, ч. 2 ст. 426 УПК предусматривает требования, которым должно соответствовать заявление о совершении преступлений, преследуемых в порядке частного обвинения. Если заявление не отвечает этим требованиям, суд возвращает его заявителю для устранения недостатков.

К иным документам, являющимся источниками доказательств, относятся документы, составленные: органом уголовного преследования и судом (протокол устного заявления о преступлении; протокол явки с повинной; протокол задержания; приговор по другому уголовному делу, решение суда по гражданскому делу, вступившие в законную силу, по которым решения судов об обстоятельствах, имеющих значение для дела, являются обязательными для органа, ведущего уголовный процесс, в объеме, предусмотренном ст. 106 УПК и др.; должностными лицами организаций (сообщение о преступлении, акт ревизии, характеристика, справка о судимости и т.д.); гражданами (заявление о совершении преступления, о повинной, письма и др.).

Любой документ, содержащий доказательственную информацию, становится источником доказательств, если он приобщен к материалу или уголовному делу. Представленные суду документы в соответствии со ст. 331 и 338 УПК оглашаются в судебном заседании и приобщаются к уголовному делу определением (постановлением) суда. На досудебных стадиях уголовно-процессуальным законом не предусмотрено вынесение органом уголовного преследования отдельного постановления о приобщении документа к материалу или уголовному делу. Документы, содержащие сведения, имеющие значение для материала или уголовного дела, могут быть обнаружены в ходе проведения осмотра места происшествия, местности, помещения, обыска, выемки. В этих случаях документы должны быть осмотрены, изъяты и приобщены к уголовному делу, о чем указывается в протоколах этих следственных действий.

Об источнике происхождения иных документов, имеющихся в материале или уголовном деле, могут свидетельствовать приобщенные к материалу или уголовному делу письма-запросы органа, ведущего уголовный процесс, о представлении документов, сопроводительные письма о направлении органу, ведущему уголовный процесс, документов, регистрационно-контрольные карточки на поступившие документы, протоколы осмотра документов, проводимого в необходимых случаях, протоколы допросов лиц, представивших документы об обстоятельствах обнаружения, составления, представления документа и о его содержании. К материалу или уголовному делу может быть приобщен подлинник документа либо его копия. В целях проверки достоверности копии документа следует при возможности сверить ее с подлинником, а в случае утраты, уничтожения подлинника допрашиваются лица, снявшие и представившие копию.

Другие носители информации – это материальные объекты, содержащие в себе доказательственную информацию, имеющую значение для уголовного дела.

К другим носителям информации относятся материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, предусмотренном ст. 103 УПК. Исчерпывающего перечня других носителей информации в ч. 2 ст. 100 УПК не содержится.

Другие носители информации могут быть признаны самостоятельными источниками доказательств, если в них содержатся сведения, имеющие значение для дела. Материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи и иные носители информации относятся к другим носителям информации как самостоятельным источникам доказательств в том случае, если они получены не в связи с производством следственных действий, а изготовлены и представлены органу, ведущему уголовный процесс, другими физическими или юридическими лицами (например, во время свадьбы сделана видеозапись, на которой запечатлена драка между гостями и момент нанесения ножевого ранения потерпевшему). Если указанные в ч. 2 ст. 100 УПК носители информации выполнены при производстве следственных действий, то в этом случае они являются приложениями к протоколам следственных действий, обеспечивающими их полноту.

Истребованные органом, ведущим уголовный процесс, от организаций, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, должностных лиц и граждан либо представленные ему физическими и юридическими лицами материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи и иные носители информации должны быть осмотрены, при необходимости с участием специалиста, понятых, о чем орган уголовного преследования составляет протокол с соблюдением требований ст. 193 и 194 УПК, а в судебном заседании результаты осмотра заносятся в протокол судебного заседания. Лица, представившие эти носители информации, как правило, допрашиваются о месте, времени и обстоятельствах, при которых они были обнаружены или выполнены.

Иные документы и другие носители информации приобщаются к уголовному делу и остаются при нем в течение всего срока его хранения. В случае, когда изъятые и приобщенные к делу иные документы и другие носители информации требуются для текущего учета, отчетности и иных правомерных целей, они могут быть возвращены законному владельцу или предоставлены во временное пользование, если это возможно без ущерба для уголовного дела, либо могут быть переданы их копии.

В случаях, когда иные документы и другие носители информации обладают признаками, указанными в ст. 96 УПК, они являются вещественными доказательствами (ч. 4 ст. 100 УПК).

Разграничения документов – вещественных доказательств и документов как отдельного вида доказательств  должно  проводиться  по  следующему  признаку. Доказательственное значение документа определяется его содержанием (имеющая доказательственное значение информация запечатлена на этих объектах в знаковой форме, в форме письменной речи), а доказательственное значение  вещественного  доказательства – его  физическими признаками  (или  местом  нахождения).  Поэтому,  например, паспорт, согласно которому обвиняемому на момент совершения преступления не исполнилось 18 лет, будет документом, а паспорт потерпевшего,  обнаруженный  при  обыске  у  обвиняемого, - вещественным доказательством,  как  и  любая  другая  похищенная вещь.  Содержание  же  его  будет  лишь  индивидуализирующим признаком.  Доказательственное  значение  паспорта  в  данном случае определяется не им, а местом его обнаружения. Или письмо обвиняемого  соучастнику,  в  котором  он  просит  перепрятать похищенные вещи, является документом независимо от того, где оно было изъято, а письмо нейтрального содержания, оброненное им на месте преступления, - вещественным доказательством, так как  здесь  определяющее  значение  имеет  не  текст,  а  место  его обнаружения.

Материалы, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности. Под  материалами,  полученными в ходе  оперативно-розыскной деятельности, понимаются    собранные, подтвержденные  и  документально  оформленные  фактические   данные, полученные  гласно и негласно сотрудниками оперативных подразделений в порядке, установленном Законом Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной  деятельности»  и  УПК,  в  процессе  оперативно-розыскной деятельности  по  защите жизни, здоровья, прав,  свобод  и  законных интересов граждан, собственности, обеспечения безопасности  общества и государства от преступных посягательств (инструкция о порядке оформления и предоставления оперативными подразделениями органов внутренних дел материалов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, для их использования в уголовном процессе, утвержденная постановлением МВД 29.09.2005 г.).

Материалы, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности, не являются источниками доказательств до тех пор, пока сведения, содержащиеся в них, не будут легализованы, т.е. введены в материалы или уголовные дела, находящиеся в производстве органа уголовного преследования или суда, посредством проведения следственных и иных процессуальных действий. Исключение составляют лишь протоколы оперативно-розыскных мероприятий о прослушивании и записи переговоров.

Результаты оперативно- розыскной деятельности, в соответствии с требованиями ст. 16 закона «Об оперативно - розыскной деятельности», могут представляться в орган уголовного преследования или суд, в производстве которых находится уголовное дело. Их допустимо использовать для подготовки и осуществления следственных и судебных действий. В соответствии с ч. 2 ст. 103 УПК, органом, ведущим уголовный процесс, могут быть истребованы акты, рапорты, справки, другие оперативно-служебные документы, а также материалы видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, которые имеют значение других носителей информации.

Полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности материалы могут содержать сведения об обстоятельствах преступления, о лицах, их совершивших, о месте нахождения орудий преступления, денег и ценностей, приобретенных преступным путем, других вещественных доказательств, источниках сведений о совершенном преступлении и других обстоятельствах, имеющих значение для материалов или уголовного дела.

Документальное оформление фактических данных, установленных в  ходе  оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), осуществляется путем составления протокола оперативно-розыскного  мероприятия.

В   протоколе  оперативно-розыскного  мероприятия  должны  быть отражены  последовательность и результаты ОРМ,  которые  могут  быть признаны в качестве источников доказательств, а также осмотренные  и упакованные   в   установленном  порядке  приложенные   предметы и документы, полученные в ходе ОРМ.

Протоколы оперативно-розыскного мероприятия предоставляются для приобщения к материалам уголовного дела.

При проведении в рамках оперативно-розыскной деятельности ОРМ с использованием   оперативно-технических  сил   их результаты   фиксируются   на  материальных   носителях   информации (фонограммах,  видеограммах, кинолентах,  фотопленках,  фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, дискетах, цифровых носителях информации, пленках  и  других)  и прилагаются к протоколу ОРМ  или  оперативно-технических мероприятий. Фиксация результатов оперативно-технических мероприятий  должна производиться таким образом,  чтобы  сохранялась возможность  экспертным  путем установить подлинность  произведенных записей,  а  также  принадлежность записанных голосов  и  портретных изображений конкретным лицам.

Названные  материалы сопровождаются   информацией  о  времени,  месте  и  обстоятельствах получения видео- и аудиозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков, а также описанием их индивидуальных признаков.

Порядок легализации материалов ОРД в уголовном процессе условно можно разделить на следующие этапы:

представление (передачу) материалов ОРД органу дознания, следователю или суду;

проверка законности ОРМ, в результате проведения которых получены представленные материалы;

введение представленных материалов ОРД в уголовный процесс в качестве источника доказательств.

Предоставление материалов включает в себя:

   - вынесение постановления о передаче материалов органу,  ведущему уголовный  процесс,  в  котором должны быть перечислены  оперативно-служебные  документы и полученные при осуществлении ОРМ  предметы  и документы,  могущие  являться источниками  доказательств;

   - оформление  сопроводительного документа и фактическую  передачу материалов:  пересылку  по  почте,  передачу  нарочным   либо   иным способом.

В соответствующем постановлении должно быть отражено следующее: 1) точное наименование ОРМ, в  результате которого  получены  представляемые  материалы; 2) какие именно данные получены в ходе ОРМ; 3) кто проводил ОРМ и кто в нем участвовал (сотрудник оперативного подразделения, а также лица, оказывающие ему содействие); 4) при каких обстоятельствах проведено ОРМ; 5) сам факт представления предмета или документа (его содержание, определяющее относимость к делу); 6) точное указание характеристик технических средств, если последние применялись в ходе проведения ОРМ (это нужно, прежде всего, в тех случаях, когда предстоит прослушивание либо просмотр аудио- или видеокассет, осуществляемые в процессе следственного осмотра и необходимо использовать аппаратуру с аналогичными техническими данными); 7) предложение о том, каким образом использовать представленные материалы в уголовном процессе (использования в качестве поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, подготовки и осуществления следственных и иных процессуальных действий, использования в доказывании по уголовным делам); 8) информация о возможности использования конкретных лиц, принимавших участие в ОРМ, в проведении следственных действий (указать каких именно), а также информация о предусмотренных мерах защиты (конспирации) этих лиц; 9) предложение о приобщении представляемых материалов к уголовному делу.

На втором этапе легализации материалов ОРД в уголовный процесс осуществляется деятельность по проверке представленных материалов. При этом речь идет не об осуществлении конкретных процессуальных действий, а о проверке их соответствия закону об ОРД. При проверке законности осуществления ОРМ необходимо убедиться в том, что они осуществлены в соответствии с законодательством, регулирующим ОРД.

В процессе осуществления такой проверки необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства:

а) предусмотрены ли Законом об ОРД мероприятия, в результате проведения которых получены представленные материалы (ст. 11 Закона об ОРД). В рамках ОРД могут осуществляться только те оперативно-розыскные мероприятия, перечень которых предусмотрен ст. 11 Закона об ОРД;

б) проведено ли ОРМ уполномоченным на осуществление ОРД подразделением государственного органа. В ст. 7 Закона об ОРД содержится исчерпывающий перечень органов, имеющих право на осуществление оперативно-розыскной деятельности;

в) проведено ли ОРМ в тех целях и для решения тех задач, которые изложены ст.ст. 1 и 3 Закона об ОРД. Не допускается ОРД для решения задач, не предусмотренных Законом об ОРД (ч. 1 ст. 6);

г) имелись ли основания для производства ОРМ, предусмотренные ст. 12 Закона об ОРД;

д) соблюдены ли дополнительные условия, предусмотренные Законом об ОРД для проведения некоторых ОРМ. Эти условия перечислены ст. 13 закона об ОРД. Например, проведение оперативного эксперимента допускается только в целях предупреждения, выявления, пресечения и раскрытия менее тяжкого преступления против собственности, порядка осуществления экономической деятельности, общественной безопасности и здоровья населения, тяжкого, особо тяжкого преступления или преступления, могущего принести вред национальной безопасности, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, и только с санкции прокурора или его заместителя (ч. 6 ст. 13 Закона об ОРД);

е) имеется ли в предусмотренных Законом об ОРД случаях санкция прокурора на проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан. Оценивая законность проведения ОРМ, ограничивающих права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи (контроль почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, неприкосновенность жилища), слуховой контроль, выясняется, было ли утверждено мотивированное постановление одним из руководителей органов, осуществляющих ОРД, имелись ли основания к его проведению;

ж) соблюдены ли условия проведения ОРМ в отношении лиц, занимающих некоторые государственные должности. К числу таких лиц относятся депутаты Национального собрания Республики Беларусь, судьи и др.

Нарушение вышеперечисленных требований делает материалы ОРД ничтожными, а также препятствует использованию их в доказывании.

По итогам проверки законности получения материалов ОРД выносится постановление об отказе в приобщении материалов ОРД к уголовному делу, если они не относятся к делу или не удовлетворяют требованиям допустимости (например, при неизвестности происхождения тех или иных данных).

Положительный результат указанной выше проверки (не процессуальной по своему содержанию) позволяет принять решение о возможности использования материалов ОРД в уголовном процессе в качестве источника доказательств. В этом случае выносится постановление о приобщении материалов ОРД к уголовному делу и осуществляется переход к этапу введения материалов ОРД в уголовный процесс.

Данный этап, включающий процессуальные действия, состоит из следующих элементов:

- процессуальное закрепление полученных материалов ОРД;

- проверка материалов ОРД с помощью процессуальных средств и способов;

- признание доказательственного значения материалов ОРД.

Например, если следователю переданы полученные оперативным путем звуко- или видеозаписи, то необходимо осуществить следующие действия:

1) произвести осмотр звуко- или видеокассеты с их прослушиванием (просмотром) в соответствии с нормами УПК;

2) допросить лиц, производивших аудио-, видеозапись в качестве свидетелей по поводу обстоятельств записи;

3) составить протокол о приобщении аудио- или видеокассеты в качестве вещественного доказательства по уголовному делу.

Во всех вышеуказанных документах, составленных оперативными работниками и следователем, в обязательном порядке указываются все реквизиты использованных технических средств и упаковочные данные.

Истребованные или представленные результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы органом уголовного преследования или судом в доказывании по уголовным делам в соответствии с правилами, установленными УПК.

4.Способы получения и использования доказательств

Для того, чтобы разнообразная фактическая информация, связанная с обстоятельствами конкретного дела, а равно ее носители вступили в сферу уголовного процесса и фигурировали в качестве доказательств и их источников, необходим еще один вид средств доказывания — нужны определенные способы их получения, проверки и использования.

Под  способами  получения  и использования   доказательств   подразумеваются  те предусмотренные законом  действия,    посредством   которых   органы  уголовного преследования   собирают,    проверяют и оценивают    фактические данные  и их источники, а  также  обосновывают  выводы  по  делу.

В роли способов получения и использования доказательств в уголовном процессе выступает довольно широкий круг разнообразных следственных и иных процессуальных действий, которые в своей совокупности достаточны для достижения цели процессуального доказывания.

Решение вопроса, какие из этих действий и в какой последовательности производить по каждому конкретному делу, предоставляется на усмотрение органов уголовного преследования, а это усмотрение, в свою очередь, обусловливается индивидуальными особенностями дела и интересами достижения по нему объективной истины.

Следственные действия – это предусмотренные УПК и производимые в соответствии с его положениями действия органов уголовного преследования по собиранию и проверке доказательств, совершаемые в ходе производства по материалам и уголовному делу.

Значение следственных действий состоит в том, что они являются основным способом собирания доказательств, а значит, и основным средством установления истины по уголовному делу.

Направленность следственных действий на собирание и проверку доказательств позволяет разграничивать их с иными процессуальными действиями.

В то же время содержание любого следственного действия определяется не его целью (получением доказательств), которая присуща каждому из них, а методом познания, присутствующим в обязательном порядке в его производстве. Разумеется, при производстве подавляющего большинства следственных действий применяется несколько методов познания. В этом случае их сущность заключатся в основном, определяющем методе познания.

Система следственных действий установлена в главах 23-26 УПК и включает: осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, обыск, выемку, наложение ареста на почтово-телеграфные и иные отправления, прослушивание и запись переговоров, допрос, очную ставку, предъявление для опознания, проверку показаний на месте, назначение и проведение экспертизы.

Процессуальная форма следственных действий охватывает три группы норм, регламентирующих: 1) условия проведения следственных действий; 2) процедуру проведения следственных действий; 3) меры, гарантирующие производство следственных действий.

1. Первый элемент процессуальной формы следственных действий -  это условия их производства. Они складываются из условий общего и специального характера.

К общим условиям производства следственных действий относятся: а) наличие возбужденного уголовного дела (за исключением, предусмотренным ч. 2 ст. 173 УПК); б) надлежащий субъект проведения следственного действия; в) надлежащие место и время производства следственного действия; г) недопустимость применения насилия, угроз и иных незаконных мер; д) недопустимость создания опасности для жизни и здоровья участников следственного действия и иных лиц; е) запрет действий, унижающих честь и достоинство; ж) применение технических средств и способов обнаружения и изъятия следов преступления и вещественных доказательств.

К числу специальных условий относятся материальные и процессуальные основания для производства следственных действий. Материальные основания – это наличие конкретных данных о том, что могут быть получены доказательства определенного вида с помощью именно этих действий. Неправильное их определение ведет к незаконной подмене одних следственных действий другими.

Поскольку ряд следственных действий затрагивает конституционные права граждан и интересы третьих лиц, процессуальные основания для проведения следственных действий могут требовать специальной процессуальной формы. В зависимости от формы принятия решения о производстве следственных действий последние условно можно разделить на три группы:

а) не требующие процессуальных решений - осмотр (за исключением осмотра жилища без согласия проживающих в нем лиц), допрос, очная ставка, предъявление для опознания, следственный эксперимент, проверка показаний на месте;

б) требующие специального решения следователя в форме постановления – осмотр жилища, освидетельствование, эксгумация, обыск,  выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные и иные отправления, прослушивание и запись переговоров, назначение и проведение экспертизы;

в) требующие постановления следователя, санкционированного прокурором, - обыск, осмотр жилища, выемка в жилище, наложение ареста на почтово-телеграфные и иные отправления и их выемка, выемка документов, содержащих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну, прослушивание и запись переговоров, ведущихся по техническим каналам связи, и иных переговоров; извлечение трупа из места захоронения (эксгумация), назначение и проведение судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы с помещением подозреваемого или обвиняемого, не содержащихся под стражей, в государственную организацию здравоохранения.

К специальным условиям проведения следственного действия относятся также требования, предъявляемые к кругу его участников и их правовому статусу (правам и обязанностям).

2. Второй элемент процессуальной формы следственных действий -  это их процедура, т. е. последовательность и приемы проведения следственного действия. Последовательность проведения следственного действия складывается из нескольких этапов. Первый этап — подготовительный. На нем принимается и оформляется решение о проведении следственного действия. Второй этап связан с удостоверением в личности участников процесса, разъяснением им прав и обязанностей, задач и порядка проведения следственного действия. Третий этап составляет осуществление познавательных приемов и операций, а на четвертом - фиксируются ход и результаты следственного действия в соответствующем протоколе.

3. Третий элемент процессуальной формы следственных действий -  это меры их обеспечения. Нарушения процессуальных норм об основаниях, условиях и правилах производства следственных действий влекут негативные последствия. Для участников процесса это могут быть меры принуждения, уголовная ответственность. Для органов предварительного расследования в качестве основной санкции выступает утрата доказательственного значения результатов следственного действия.

Ниже приводится характеристика отдельных следственных действий.

Осмотр - это осуществляемое следователем, лицом, производящим дознание, обследование (непосредственное восприятие и исследование) различных  объектов в целях обнаружения следов преступления, уяснения обстановки происшествия и установления других обстоятельств, имеющих значение для дела.

 Осмотр - самостоятельное следственное действие, охватывающее различные виды осмотра:

- осмотр места происшествия. Место происшествия – это участок местности, техническое сооружение или помещение, на (в) котором обнаружены предметы и следы, указывающие на возможное совершение преступления. Место происшествия не всегда совпадает с местом преступления;

- осмотр  трупа. Осмотр трупа может быть элементом осмотра места происшествия, но если труп удален с него по тем или иным причинам (требовалось срочно провести в морге вскрытие трупа для определения причин смерти и т.п.) осмотр трупа становится самостоятельной разновидностью данного следственного действия, проводимого там, куда он перемещен;

- осмотр местности. Таковым является обследование определенной территории или водного пространства, не являющихся местом происшествия;

- осмотр помещения. Под помещениями подразумеваются такие помещения, которые не являются ни местом происшествия, ни жилищем, но каким-либо образом связаны с обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу. Таким помещением может быть, например, склад, который подлежит осмотру с  целью выяснения условий хранения материальных ценностей;

- осмотр жилища и иного законного владения;

- осмотр предметов и документов. Он производится непосредственно в ходе осмотра места происшествия, местности, помещений. Вместе с тем, если окажется затруднительным осуществить осмотр на месте, то он приобретает самостоятельный характер.

Основанием для проведения осмотра является наличие достаточных данных полагать, что в ходе его могут быть обнаружены следы преступления и иные материальные объекты, выяснены другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Осмотр осуществляется на месте производства следственного действия. Если для проведения осмотра потребуется продолжительное время или осмотр на месте обнаружения следов преступления и иных материальных объектов значительно затруднен, объекты должны быть изъяты, упакованы, опечатаны и без повреждений доставлены в другое удобное для осмотра место.

К участию в осмотре следователь, лицо, производящее дознание, вправе привлечь подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, а также специалиста.

Изъятию подлежат только те объекты, которые могут иметь отношение к уголовному делу. При возможности изымаются сами следы вместе с предметом или его частью. Изъятые объекты упаковываются, опечатываются за подписью следователя, лица, производящего дознание и лиц, участвующих в осмотре. Все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено участникам осмотра.

 Лица, участвующие в осмотре, вправе обращать внимание следователя, дознавателя на все, что, по их мнению, может способствовать выяснению обстоятельств уголовного дела.

Осмотр жилища и иного законного владения проводится только с согласия собственника или проживающих в нем совершеннолетних лиц, а при отсутствии такого согласия - по постановлению следователя, органа дознания с санкции прокурора, которое должно быть предъявлено до начала осмотра, и с участием понятых. Если жилище или иное законное владение являются местом происшествия либо хранения предметов со следами преступления, а также веществ и предметов, за хранение которых предусмотрена уголовная ответственность, и их осмотр не терпит отлагательства, то он может быть проведен без санкции прокурора с последующим направлением ему в течение 24 часов сообщения об этом.

При осмотре жилища и иного законного владения должно быть обеспечено присутствие проживающего в нем совершеннолетнего лица. В случае невозможности его присутствия приглашаются представители организации, осуществляющей эксплуатацию жилищного фонда, или местного исполнительного и распорядительного органа. При невозможности обеспечить присутствие указанных лиц при проведении осмотра жилища или иного законного владения, которые являются местом происшествия либо хранения орудий преступления, других предметов со следами преступления, допускается проведение осмотра без участия указанных лиц.

 Осмотр в помещениях организаций проводится в присутствии представителей администрации, а в местах, где хранятся материальные ценности, – в присутствии материально ответственного лица.

 Осмотр в помещениях, занимаемых дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями, а также зарубежными представительствами и учреждениями, пользующимися дипломатическим иммунитетом, а равно в помещениях, в которых их сотрудники с членами семьи проживают, может проводиться лишь по просьбе или с согласия главы соответствующего представительства или учреждения и в его присутствии. Такое согласие испрашивается через Министерство иностранных дел Республики Беларусь. При проведении осмотра обязательно присутствие прокурора и представителя Министерства иностранных дел Республики Беларусь.

Наружный осмотр трупа на месте его обнаружения проводится, как правило, с участием врача – специалиста в области судебной медицины. Для осмотра трупа могут привлекаться также другие специалисты. При этом неопознанные трупы подлежат обязательному фотографированию и дактилоскопированию.

При необходимости извлечения трупа из места захоронения (эксгумации) для осмотра Председатели СК и КГБ, а также следователь, лицо, производящее дознание, выносят постановление. Постановление следователя, лица, производящего дознание, должно быть санкционировано прокурором или его заместителем. Данный процессуальный акт обязателен для администрации места захоронения, членов семьи и родственников умершего.

Эксгумация обладает рядом признаков следственного действия (например, выемки): о ее производстве выносится постановление, присутствует врач-специалист, составляется протокол эксгумации. Но она не может считаться следственным действием, т.к. не обладает его главным признаком – получением доказательственной информации. Такая информация может быть выявлена при осмотре эксгумированного трупа (либо при его опознании, экспертном исследовании, получении образцов). По этой причине эксгумацию следует рассматривать как необходимую предпосылку осмотра либо другого следственного действия.

Освидетельствование – это следственное действие, заключающееся в осмотре тела человека в целях обнаружения особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется проведения экспертизы.

Исходя из своего содержания, освидетельствование, по сути, представляет собой разновидность осмотра. Принципиальное отличие  освидетельствования от осмотра состоит в том, что объектом освидетельствования является живой человек.

Основанием для проведения освидетельствования является наличие достаточных данных полагать, что в его ходе могут быть обнаружены особые приметы, следы преступления, телесные повреждения, выявлены состояние опьянения, иные свойства и признаки, имеющие значение для дела.

Может быть проведено освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего в случае совершения в отношении его тяжкого или особо тяжкого преступления.

О проведении освидетельствования следователь, лицо, производящее дознание, выносят постановление, которое обязательно для подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего. В случае отказа они могут быть освидетельствованы принудительно.

Необходимо отметить, что состояние опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для дела, простым наблюдением следователь установить не может,  поэтому необходимо направление освидетельствуемого в соответствующее медицинское учреждение (например, в наркологический  диспансер).

 Освидетельствование проводится следователем, лицом, производящим дознание, а при необходимости – с участием врача или иного специалиста. Следователь, лицо, производящее дознание, не присутствуют при освидетельствовании лица другого пола, если освидетельствование сопровождается обнажением тела этого лица. В этом случае освидетельствование проводится врачом в присутствии понятых одного пола с освидетельствуемым.

Следственный эксперимент – это следственное действие, заключающееся в воспроизведении действия, обстановки или иных обстоятельств определенного события в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела.

Основанием для проведения следственного эксперимента является необходимость проверки и уточнения полученных при производстве предварительного расследования данных, имеющих значение для дела.

При проведении следственного эксперимента воспроизводятся действия, обстановка или иные обстоятельства  определенного события с тем, чтобы проверить возможность восприятия каких-либо фактов (например, слышать какие-либо звуки), совершения определенных действий (например, преодолеть расстояние за определенный период времени), наступления какого-либо события (например, пригодность ключа для открывания определенного замка), а также выявить последовательность произошедшего события (например, «технологический процесс» изготовления наркотических средств, поддельных денег)  и механизм образования следов. Таким образом, при производстве следственного эксперимента применяется экспериментальный метод познания, содержанием которого являются опытные действия.

 В случае необходимости к участию в следственном эксперименте могут привлекаться подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, специалист, эксперт и лица, проводящие опытные действия с их согласия. Участникам следственного эксперимента разъясняются его цели и порядок проведения.

Следственный эксперимент в жилище и ином законном владении проводится только с согласия собственника или проживающих в нем совершеннолетних лиц либо по постановлению следователя, органа дознания с санкции прокурора или его заместителя, которое должно быть предъявлено до начала следственного эксперимента, и с участием понятых.

Нужно иметь в виду, что результаты следственного эксперимента могут свидетельствовать лишь о возможности или невозможности  проверяемого события или действия и не означают того, что в действительности проверяемое событие или действие имело место.

Обыск - это следственное действие, состоящее в отыскании и изъятии орудий преступления, предметов, документов и ценностей, которые могут иметь значение для уголовного дела, а также обнаружении разыскиваемых лиц и трупов, осуществляемых в ходе принудительного обследования помещений, иных мест, физических лиц.

УПК предусмотрены следующие виды обыска:

-  обыск в жилище и ином законном владении;

-  обыск в помещениях организаций;

- обыск в помещениях, занимаемых дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями, а также представительствами и учреждениями иностранных государств и международных организаций, пользующихся дипломатическим иммунитетом, а также в помещениях, в которых проживают сотрудники представительств и учреждений и их семьи;

- личный обыск, заключающийся в отыскании и изъятии предметов и документов, осуществляемых в ходе принудительного обследования физических лиц.

Основанием для проведения обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо помещении или ином месте либо у какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, а также могут быть обнаружены разыскиваемые лица и трупы.

Обыск следует разграничивать со сходным с ним осмотром. Во-первых, основу обыска составляют действия розыскного характера, направленные, во-первых, на установление местонахождения предметов и документов; во-вторых, на выявление их действительной связи с  уголовным делом; в-третьих, на исключение возможности уничтожения либо избавления от них, то есть придания им обезличенного характера.  Основу осмотра составляют обозрение и наблюдение определенного объекта, выявление предметов, могущих иметь доказательственное значение по делу,  в пространственных рамках именно этого объекта.  Осмотр не предполагает поиск посредством выхода за пределы осматриваемого объекта и вторжения (проникновения) в сферы, недоступные обычному наблюдению. Он может только создавать основания и порождать необходимость этого, и тогда соответствующее должностное лицо производит обыск. В данном случае следственные действия проводятся в связке: осмотр - обыск.

Во-вторых, осмотр имеет более широкие цели, включая детальное исследование и фиксацию обстановки места происшествия, местности, жилища, следов преступления. В то же время перед осмотром не ставится цель обнаружения разыскиваемых лиц и трупов. В-третьих, обыск по общему правилу производится в месте или помещении, которое находится в законном (титульном) владении  определенного физического, юридического лица, в то время как осмотр может проводиться как в титульном владении (например, в жилище), так и в месте, у которого нет конкретного владельца (например, на улице населенного пункта). В-четвертых, в качестве объекта осмотра не может выступать живой человек.

О проведении обыска следователем, органом дознания выносится постановление. Постановление о проведении обыска должно быть санкционировано прокурором, за исключением случаев их проведения по постановлению Председателей СК и КГБ. В исключительных случаях, когда имеется реальное опасение, что разыскиваемый и подлежащий изъятию объект может быть из-за промедления с его обнаружением утрачен, поврежден или использован в преступных целях либо разыскиваемое лицо может скрыться, обыск может быть проведен без санкции прокурора с последующим направлением ему в течение 24 часов сообщения о проведенном обыске.

До начала проведения обыска следователь, лицо, производящее дознание, обязаны предъявить постановление об его проведении.  Приступая к обыску, следователь, лицо, производящее дознание, предлагают выдать добровольно подлежащие изъятию орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться сокрытия подлежащих изъятию орудий преступления, предметов, документов и ценностей, следователь, дознаватель вправе не проводить дальнейших поисков.

При проведении обыска могут вскрываться запертые помещения и хранилища, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должны допускаться не вызываемые необходимостью повреждения запоров дверей и других предметов.

Следователь, лицо, производящее дознание, вправе запретить лицам, находящимся в помещении или месте, где проводятся обыск, и лицам, приходящим в это помещение или место, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

Следователь, лицо, производящее дознание, обязаны принимать меры для того, чтобы не были оглашены выявленные при обыске обстоятельства частной жизни лица, занимающего данное помещение, или других лиц.

Обыск проводится с участием понятых, за исключением проведения личного обыска в случаях, указанных в ч. 2 ст. 211 УПК. В необходимых случаях при обыске участвует специалист. Обыск в жилище и ином законном владении, в помещениях организаций, в помещениях, занимаемых обладающими дипломатическим иммунитетом представительствами и учреждениями, сотрудниками этих представительств и учреждений и их семьями, проводится по правилам осмотра в указанных местах.

При проведении обыска следователь, лицо, производящее дознание, обязаны ограничиваться изъятием предметов и документов, которые могут иметь отношение к делу. Предметы, документы и ценности, запрещенные к обращению, подлежат изъятию независимо от их отношения к делу. Изымаемые орудия преступления, предметы, документы и ценности предъявляются участвующим при этом лицам, упаковываются и опечатываются на месте обыска за подписями следователя, дознавателя и других участвующих лиц.

При наличии оснований, предусмотренных ст. 208 УПК, и с соблюдением требований ст. 210 УПК следователь, лицо, производящее дознание, должностное лицо органа предварительного расследования вправе провести личный обыск подозреваемого или обвиняемого в целях обнаружения и изъятия орудий преступления, предметов, документов и ценностей, находящихся на их теле, в одежде и имеющихся при них вещах. Под должностными лицами органа предварительного расследования следует понимать начальников следственных подразделений, указанных в п. 15 ст. 6 УПК, должностных лиц органов дознания, перечисленных в ч. 1 ст. 37 УПК.

Объект личного обыска обладает характерным признаком - наличием очевидной пространственной связи с лицом, подвергаемым личному обыску. Эта связь выражается в том,  что объектом обыска являются: сам человек, находящиеся непосредственно на нем и при нем вещи и предметы. Вещи и предметы, принадлежность которых обыскиваемому лицу предполагается на основании неочевидной связи (чемодан, стоящий на земле рядом с местонахождением подозреваемого или находящийся в камере хранения и т.д.), не могут входить в объект личного обыска. Они изымаются и осматриваются в процессе других действий: осмотра, выемки либо обыска.

Личный обыск может быть проведен без вынесения постановления и без санкции прокурора, а также без участия понятых, если он проводится при задержании лица или заключении его под стражу, а также при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором проводится обыск, скрывает при себе орудие преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Проведение личного обыска допускается только лицом того же пола, что и обыскиваемый, с участием специалистов и понятых того же пола.

Лицом, проводящим обыск, составляется протокол с соблюдением требований ст. 193 и 194 УПК. В протоколе должно быть также указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы и ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы должны быть перечислены в протоколе с точным указанием количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

 Если при проведении обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать предметы, документы и ценности, подлежащие изъятию, это должно быть отражено в протоколе с указанием принятых мер.

 Копия протокола обыска вручается под расписку лицу, у которого он был проведен, либо совершеннолетнему члену его семьи, а при их отсутствии - представителю организации, осуществляющей эксплуатацию жилищного фонда, или местного исполнительного и распорядительного органа. Если обыск проводился в организации, копия протокола вручается под расписку ее представителю.

Выемка – это следственное действие, заключающееся в изъятии индивидуально определенных предметов и документов, если точно известно, где и у кого они находятся.

Основанием для проведения выемки являются достаточные данные о наличии определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, если точно известно, где и у кого они находятся.

Выделим отличия выемки от обыска:

  1.  При обыске подлежащие изъятию объекты, как правило, известны ориентировочно. Задача выемки - изъять вполне определенные предметы или документы;

2. При выемке, как правило, точно известно, где и у кого находятся предметы и документы, подлежащие изъятию; при обыске их необходимо отыскать;

3. Обыск всегда связан с принуждением, а выемка вполне может быть осуществлена и в порядке добровольной выдачи.

УПК предусматривает следующие виды выемки:

  •  выемка в жилище и ином законном владении;
  •  выемка в помещениях организаций;
  •  выемка в помещениях, занимаемых дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями, а также представительствами и учреждениями иностранных государств и международных организаций, пользующихся дипломатическим иммунитетом, а также в помещениях, в которых проживают сотрудники представительств и учреждений и их семьи.

Следователь, орган дознания о проведении выемки выносят постановление. Постановление о проведении выемки документов, содержащих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну, должно быть санкционировано прокурором, за исключением случаев их проведения по постановлению Председателей СК и КГБ. При этом важно учитывать, что документы, в которых имеются сведения, составляющие предмет адвокатской тайны, не могут быть получены от адвоката и использованы в качестве доказательств (ст. 16 закона об адвокатуре и адвокатской деятельности).

До начала проведения выемки следователь, лицо, производящее дознание, обязаны предъявить постановление об ее проведении. Следователь, лицо, производящее дознание, при осуществлении выемки предлагают выдать предметы и документы, подлежащие изъятию. В случае отказа в этом выемка проводится принудительно. По смыслу ст. 210 УПК, в ходе выемки, как и в ходе обыска, могут вскрываться запертые помещения и хранилища, если владелец отказывается добровольно их открыть, при этом не должны допускаться не вызываемые необходимостью повреждения запоров дверей и  других предметов. В необходимых случаях при выемке участвует специалист.

Следователь, лицо, производящее дознание, вправе запретить лицам, находящимся в помещении или месте, где проводится выемка, и лицам, приходящим в это помещение или место, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания выемки.

Следователь, лицо, производящее дознание, обязаны принимать меры для того, чтобы не были оглашены выявленные при выемке обстоятельства частной жизни лица, занимающего данное помещение, или других лиц.

При проведении выемки следователь, лицо, производящее дознание, обязаны ограничиваться изъятием предметов и документов, которые могут иметь отношение к делу. Предметы, документы и ценности, запрещенные к обращению, подлежат изъятию независимо от их отношения к делу. Изымаемые орудия преступления, предметы, документы и ценности предъявляются участвующим при этом лицам, упаковываются и опечатываются на месте обыска или выемки за подписями следователя, дознавателя и других участвующих лиц.

Выемка в жилище и ином законном владении, в помещениях организаций, в помещениях, занимаемых обладающими дипломатическим иммунитетом представительствами и учреждениями, сотрудниками этих представительств и учреждений и их семьями, проводится по правилам осмотра в указанных местах.

Следует отметить, что при проведении выемки в помещениях организаций представители администрации данных организаций вправе в присутствии лица, производящего выемку, изготовить копии с изъятых документов и иных носителей информации. Об изготовлении копий и соответствии их изымаемым подлинникам производится отметка в протоколе выемки. Копии, не соответствующие изъятым подлинникам, являются недействительными.

По результатам выемки составляется протокол, содержание которого аналогично содержанию протокола обыска.

Наложение ареста на почтово-телеграфные и иные отправления – это следственное действие, представляющее собой комплекс трех процессуальных действий: 1) ареста почтово-телеграфных отправлений, 2) их осмотра и 3) выемки. Первое из них – не следственное, а организационно-распорядительное действие, а осмотр и выемка – два самостоятельных следственных действия, производимые одно за другим. В некоторых случаях, когда в отправлении не содержится искомой информации, указанный комплекс ограничивается арестом и осмотром корреспонденции, без ее выемки.

Данное следственное действие заключается в:

1) задержании почтово-телеграфных отправлений;

2) незамедлительном уведомлении следователя, дознавателя об их поступлении;

3) осмотре - непосредственном восприятии и исследовании полученной информации;

4) изъятии отправлений, если они имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения уголовного дела.

Основанием для наложения ареста на почтово-телеграфные и иные отправления является наличие достаточных оснований полагать, что письма, телеграммы, радиограммы, бандероли, посылки и другие почтово-телеграфные и иные отправления могут содержать сведения, документы и предметы, имеющие значение для уголовного дела.

Закон не определяет, почтово-телеграфные отправления каких лиц подлежат аресту, осмотру и выемке. В первую очередь это подозреваемые и обвиняемые. Но контроль отправлений может осуществляться и в отношении свидетелей, потерпевших и иных лиц, если имеются данные о том, что они обмениваются информацией, имеющей значение для дела.

Наложение ареста на почтово-телеграфные и иные отправления, осмотр и выемка их в почтово-телеграфных учреждениях проводятся по постановлению Председателей СК и КГБ либо по постановлению следователя, органа дознания с санкции прокурора.

В постановлении указываются:

- фамилия, имя, отчество лица, почтово-телеграфные и иные отправления которого должны задерживаться, точный адрес этого лица;

- основания для наложения ареста и проведения выемки;

- виды почтово-телеграфных и иных отправлений, подлежащих аресту;

- срок действия ареста;

- наименование учреждения связи, на которое возлагается обязанность задерживать почтово-телеграфные и иные отправления и немедленно сообщать об этом следователю, органу дознания.

Данное постановление направляется следователем, органом дознания в соответствующее учреждение связи, которому предлагается задерживать почтово-телеграфные и иные отправления и немедленно сообщать об этом следователю, органу дознания.

Осмотр, выемка и снятие копий с задержанных почтово-телеграфных и иных отправлений проводятся следователем, лицом, производящим дознание, в учреждении связи с участием представителя данного учреждения. В необходимых случаях для участия в проведении осмотра и выемки почтово-телеграфных и иных отправлений следователь, дознаватель вправе вызвать соответствующего специалиста, а также переводчика. В каждом случае осмотра почтово-телеграфных и иных отправлений составляется протокол с соблюдением требований ст. 193 и 194 УПК, в котором указывается, кем и какие почтово-телеграфные и иные отправления были подвергнуты осмотру, скопированы и отправлены адресату или изъяты.

Наложение ареста на почтово-телеграфные и иные отправления отменяется постановлением следователя, органа дознания. В любом случае данная мера не может осуществляться свыше срока предварительного расследования по уголовному делу.

Прослушивание и запись переговоров – это комплекс мероприятий, состоящий из негласного прослушивания и записи соответствующими учреждениями переговоров, осуществляемых с использованием технических средств связи, иных переговоров подозреваемого, обвиняемого, других лиц и последующего осмотра и прослушивания полученных фонограмм  следователем, дознавателем.

Данное следственное действие может иметь место только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

Под другими лицами понимаются любые лица, так или иначе связанные с подозреваемым, обвиняемым. Под иными переговорами нужно понимать устную речь, передаваемую без помощи технических средств связи. Прослушивание и фиксация такой речи могут осуществляться с помощью акустической аппаратуры, в том числе сопряженной с записью видеоизображения.

Основанием для проведения прослушивания и записи переговоров является наличие достаточных данных полагать, что переговоры с использованием технических средств связи и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для дела.

Проведение прослушивания и записи переговоров допускается только с санкции прокурора или по постановлению Председателей СК и КГБ.

О необходимости осуществления прослушивания переговоров и их записи следователь, орган дознания выносят мотивированное постановление, в котором указываются:

- уголовное дело и основания, по которым должно производиться данное следственное действие;

- фамилия, имя, отчество лиц, чьи переговоры подлежат прослушиванию и записи и в течение какого срока;

- учреждение, которому поручается техническое осуществление прослушивания и записи переговоров.

Данное постановление направляется следователем, органом дознания в соответствующее учреждение для исполнения.

Прослушивание и запись переговоров в любом случае не могут осуществляться свыше срока предварительного расследования уголовного дела и отменяются постановлением следователя, органа дознания. Следователь, лицо, производящее дознание, в течение всего установленного срока вправе в любое время истребовать фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю, лицу, производящее дознание, в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны время начала и окончания записи переговоров и необходимые технические характеристики использованных средств.

Осмотр и прослушивание фонограммы проводятся следователем, лицом, производящим дознание, при необходимости с участием специалиста, о чем составляется протокол с соблюдением требований ст. 193 и 194 УПК, в котором должна быть дословно воспроизведена часть фонограммы переговоров, имеющая отношение к уголовному делу. Фонограмма приобщается к протоколу, при этом ее часть, не имеющая отношения к делу, после окончания производства по уголовному делу уничтожается.

Допрос – это следственное действие, заключающееся в общении в виде беседы следователя, лица, производящего дознание, с допрашиваемым в целях получения сведений об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.

Основаниями для производства допроса являются достаточные данные, указывающие на то, что соответствующее лицо обладает информацией, имеющей значение для уголовного дела. Кроме того, в УПК содержится требование о допросе подозреваемого и обвиняемого по обстоятельствам задержания или по предъявленному обвинению.

Допрос проводится по месту производства предварительного расследования или, по усмотрению следователя, лица, производящего дознание, - по месту нахождения допрашиваемого.

 Допрос не может длиться непрерывно более четырех часов. Продолжение допроса допускается после часового перерыва, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов. В случае медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача, работающего в государственной организации здравоохранения.

Потерпевший, свидетель, а также находящиеся на свободе подозреваемый, обвиняемый вызываются на допрос повесткой, которая вручается вызываемому лицу под расписку, а при его отсутствии -  кому-либо из совершеннолетних членов его семьи либо администрации по месту его работы, которые обязаны передать повестку вызываемому на допрос. Допрашиваемый может быть вызван с использованием и других средств связи.

Указанные лица обязаны явиться по вызову на допрос. В случае их неявки без уважительных причин они могут быть подвергнуты приводу. Лица, содержащиеся под стражей, вызываются на допрос через администрацию места заключения. Вызов на допрос в качестве потерпевшего или свидетеля лица, не достигшего шестнадцати лет, проводится через его родителей или иных законных представителей.

Перед допросом следователь, лицо, производящее дознание, должны выяснить данные о личности допрашиваемого. Если возникают сомнения, владеет ли допрашиваемый языком, на котором ведется производство по уголовному делу, выясняется, на каком языке он желает давать показания.

Лицу, вызванному на допрос, сообщается, в качестве кого, по какому уголовному делу оно будет допрошено, разъясняются права и обязанности, предусмотренные статьями 41, 43, 50 и 60 УПК, в том числе и право отказаться от дачи показаний в отношении его самого, членов его семьи и близких родственников, о чем делается отметка в протоколе. Лицо, вызванное на допрос в качестве потерпевшего или свидетеля, предупреждается об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

 Допрос начинается с предложения рассказать об известных допрашиваемому лицу обстоятельствах уголовного дела. По окончании свободного рассказа допрашиваемому могут быть заданы вопросы, направленные на уточнение и дополнение показаний (за исключением наводящих). Допрашиваемый вправе пользоваться документами и записями, которые по его ходатайству или с его согласия могут быть приобщены к протоколу допроса. В ходе допроса следователь, лицо, производящее дознание, могут предъявить допрашиваемому вещественные доказательства и документы, а по окончании свободного рассказа огласить показания, имеющиеся в уголовном деле, воспроизвести звуко- и видеозапись или киносъемку.

Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, в котором, показания записываются от первого лица и по возможности дословно, вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место при допросе. В протоколе должны найти отражение и те вопросы участвующих в допросе лиц, которые были отведены следователем, лицом, производящим дознание, или на которые отказался отвечать допрашиваемый, с указанием мотивов отвода или отказа.

 Предъявление вещественных доказательств и документов, оглашение протоколов и воспроизведение звуко- и видеозаписи, киносъемки следственных действий, а также показаний допрашиваемого подлежат обязательному отражению в протоколе.

 После свободного рассказа допрашиваемый вправе записать свои показания собственноручно. После собственноручного изложения показаний и их подписания допрашиваемым следователь, лицо, производящее дознание, могут задать вопросы, направленные на уточнение и дополнение показаний.

По окончании допроса протокол предъявляется для прочтения допрашиваемому либо оглашается по его просьбе. Требования допрашиваемого внести в протокол дополнения и уточнения подлежат обязательному исполнению.

Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи удостоверяются допрашиваемым своей подписью в конце протокола. Допрашиваемым подписывается также каждая страница протокола. Если в допросе участвовал переводчик, то он также подписывает каждую страницу и протокол в целом, а также перевод собственноручно записанных показаний допрашиваемого. В протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе, и каждый из них должен подписать протокол.

Если применялась звуко- и видеозапись, то в ней должны отражаться сведения, указанные в ст. 218 УПК, и весь ход допроса. По окончании допроса звуко- и видеозапись полностью воспроизводится, после чего у допрашиваемого выясняется, имеет ли он дополнения или уточнения к сказанному им, удостоверяет ли правильность записи. Заявлением допрашиваемого о таком удостоверении заканчивается звуко- и видеозапись. Фонограмма и видеограмма хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного расследования опечатываются.

Потерпевшие и свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствие других потерпевших и свидетелей. Следователь, лицо, производящее дознание, принимают меры к тому, чтобы потерпевшие и свидетели по одному делу до допроса не могли общаться между собой.

Перед допросом следователь, лицо, производящее дознание, удостоверяются в личности потерпевшего, свидетеля и выясняют их отношение к подозреваемому или обвиняемому, разъясняют им процессуальные права и обязанности, предусмотренные ст. 50 и 60 УПК, предупреждают об уголовной ответственности за отказ либо уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При этом следователь, лицо, производящее дознание, обязаны разъяснить, что потерпевший или свидетель вправе отказаться от дачи показаний, уличающих в совершении преступлений их самих, членов их семей и близких родственников. Потерпевший или свидетель, не воспользовавшиеся этим правом, предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. О разъяснении прав и обязанностей, предупреждении об уголовной ответственности делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью допрашиваемого лица.

При допросе несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля в возрасте до четырнадцати лет педагог или психолог участвуют обязательно, а от четырнадцати до шестнадцати лет – по усмотрению следователя, дознавателя. При допросе несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля могут участвовать их родители или другие законные представители.

 Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, им лишь указывается на необходимость говорить только правду.

 Участвующим при допросе педагогу или психологу, законным представителям несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля разъясняется право делать подлежащие занесению в протокол замечания о нарушении прав и законных интересов допрашиваемых, а также с разрешения следователя, дознавателя задавать вопросы допрашиваемому. Следователь, лицо, производящее дознание, вправе отвести вопрос, но должны занести его в протокол и указать причину отвода.

Очная ставка – это следственное действие, состоящее в одновременном допросе двух ранее допрошенных лиц в целях устранения существенных противоречий, имеющихся в их показаниях относительно одних и тех же обстоятельств дела.

Основаниями для проведения очной ставки являются наличие в показаниях ранее допрошенных лиц существенных противоречий и достаточных данных о возможности их преодоления в рамках рассматриваемого следственного действия. Если имеющиеся противоречия можно исследовать иным более простым путем (например, дополнительным допросом лиц, дающих противоречивые показания), необходимость в очной ставке отсутствует.

Перед началом очной ставки следователь, лицо, производящее дознание, разъясняют ее участникам их права и обязанности, предусмотренные УПК, а также порядок производства этого следственного действия. Если очная ставка проводится с участием потерпевшего и свидетеля, то они предупреждаются об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе.

Поскольку очная ставка является разновидностью допроса, то при участии в ней несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого должно быть обеспечено также участие защитника, педагога или психолога и законного представителя. Кроме того, должно быть обеспечено участие педагога или психолога в очной ставке с участием несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля.

 Следователь, лицо, производящее дознание, выясняют у лиц, между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Участникам очной ставки поочередно задаются вопросы по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка. Лица, между которыми проводится очная ставка, могут с разрешения следователя, дознавателя задавать вопросы друг другу, о чем делается отметка в протоколе.

 При проведении очной ставки следователь, лицо, производящее дознание, вправе предъявить приобщенные к уголовному делу вещественные доказательства и документы. Оглашение показаний участников очной ставки, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, а также воспроизведение звуко- и видеозаписи этих показаний допускается лишь после дачи ими показаний на очной ставке и занесения их в протокол.

 В протоколе очной ставки показания допрашиваемых лиц записываются в той очередности, в какой они давались. Каждый участник очной ставки подписывает свои показания и каждую страницу протокола в отдельности.

Предъявление для опознания – это следственное действие, заключающееся в демонстрации следователем, лицом, производящим дознание, свидетелю, потерпевшему, подозреваемому, обвиняемому лица или объекта с целью установления тождества или различия с ранее наблюдавшимся лицом или объектом.

Для предъявления для опознания могут быть предъявлены физические лица, фотографии лица, предметы, трупы, животные. Не исключено и опознание местности и строений.

Основанием для предъявления для опознания является наличие достаточных данных о том, что подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель могут опознать лицо или объект по приметам и особенностям, которыми они обладают.

С психологической точки зрения акт опознания представляет собой мысленную идентификацию опознающим двух объектов – реально предъявляемого ему, и идеального, сохранившегося в памяти.

Опознающий предварительно допрашивается об обстоятельствах, при которых он наблюдал опознаваемое лицо или объект, о приметах и особенностях, по которым он может их опознать. Здесь имеются в виду особенности речи, голоса, походки и т. д.

Лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности сходными по внешности с опознаваемым. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех.

Перед началом предъявления для опознания опознаваемому предлагается в отсутствие опознающего занять любое место среди предъявленных для опознания лиц, о чем делается отметка в протоколе.

 При невозможности предъявления лица для опознания может быть проведено опознание по его фотографии, предъявленной одновременно с фотографиями других лиц, по возможности сходных по внешности с опознаваемым, в количестве не менее трех. Следует, однако, иметь в виду, что предъявление лица в натуре после того, как оно опознано по фотографии, ставит результаты опознания под сомнение, т.к. первое опознание в отношении второго по существу играет роль наводящего вопроса.

 Предмет предъявляется в группе однородных предметов в количестве не менее трех. Труп (в том числе фрагменты трупа) и животное предъявляются для опознания в единственном числе.

Если опознающим являются потерпевший или свидетель, они перед опознанием предупреждаются об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе.

 Опознающему предлагается указать на лицо или предмет, о которых он дал показания. Наводящие вопросы не допускаются. Если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или на один из предметов, ему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он узнал данное лицо или предмет. Опознание проводится с участием понятых.

 В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. В этих случаях понятые должны находиться в месте нахождения опознающего. Понятым и опознающему должна быть обеспечена возможность визуального наблюдения лиц, предъявленных для опознания.

 О предъявлении для опознания составляется протокол с соблюдением требований ст. 193 и 194 УПК. В протоколе указываются условия, ход, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего. Если предъявление лица для опознания проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, об этом также делается отметка в протоколе.

Проверка показаний на месте – это следственное действие, состоящее в проверке и уточнении ранее данных показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля на месте, связанном с исследуемым событием, в следующих целях:

1) установление новых фактических данных;

2) уточнение маршрута и места, где совершались проверяемые действия;

3) выявление достоверности показаний путем их сопоставления с обстановкой события.

Данное следственное действие отличается от допроса на местности и от опознания объектов на местности тем, что включает воспроизведение действий. Оно отличается также от осмотра с участием лица и следственного эксперимента тем, что включает дачу показаний.

Основаниями для проведения проверки показаний на месте являются достаточные данные полагать, что могут быть установлены новые фактические данные, уточнены маршрут и место, где совершались проверяемые действия, выявлена достоверность ранее данных показаний.

Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события; отыскивает и указывает предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела; демонстрирует определенные действия; показывает, какую роль в исследуемом событии играли те или иные предметы; обращает внимание на изменения в обстановке места события; конкретизирует и уточняет свои прежние показания. Какое-либо постороннее вмешательство в эти действия и наводящие вопросы недопустимы.

Проверка показаний на месте проводится с участием понятых, а в необходимых случаях – с участием специалиста. Не допускается одновременная проверка показаний на месте нескольких лиц.

Проверка показаний на месте начинается с предложения лицу указать маршрут и место, где его показания будут проверяться. После свободного рассказа и демонстрации действий лицу, показания которого проверяются, могут быть заданы вопросы. Это лицо, а также другие участники уголовного процесса вправе требовать дополнительного допроса их в связи с проводимым следственным действием.

В необходимых случаях при проведении проверки показаний на месте проводятся измерения, фотографирование, звуко- и видеозапись, киносъемка, составляются планы и схемы, изымаются предметы, документы, следы и иные объекты, имеющие значение для уголовного дела.

Назначение и проведение экспертизы – это следственное действие, заключающееся в принятии следователем, лицом, производящим дознание, решения о проведении экспертизы и непосредственном производстве экспертного исследования специалистами, обладающими знаниями в науке, технике, искусстве или ремесле.

Основаниями назначения экспертизы является необходимость использования для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, а также требование УПК об обязательном назначении и проведении отдельных экспертиз.

Признав необходимым назначение экспертизы, следователь, лицо, производящее дознание, выносят об этом постановление, в котором указываются основания назначения экспертизы; фамилия эксперта или наименование организации, в которой должна быть проведена экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта. Постановление следователя, лица, производящего дознание, о назначении экспертизы обязательно к исполнению лицами, организациями, которым оно адресовано и в компетенцию которых это входит.

Экспертиза проводится специалистами экспертных учреждений, иных государственных или негосударственных организаций либо другими сведущими лицами, назначенными следователем, лицом, производящим дознание.

До направления постановления для исполнения следователь, лицо, производящее дознание, обязаны ознакомить с ним подозреваемого, обвиняемого, за исключением случаев, когда обвиняемый находится в розыске, их законных представителей, а также подвергаемых экспертизе потерпевшего и свидетеля и разъяснить им права, установленные ст. 229 УПК. Об этом составляется протокол, который подписывается следователем, лицом, производящим дознание, и лицом, ознакомленным с постановлением. Постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы и заключение экспертов не объявляются лицам, если их психическое состояние делает это невозможным.

При назначении и проведении экспертизы подозреваемый, обвиняемый, их законные представители и защитник, а также потерпевший и свидетель, подвергаемые экспертизе, имеют право:

1) знакомиться с постановлением о назначении экспертизы;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать об отстранении экспертного учреждения от проведения экспертизы в случае установления обстоятельств, ставящих под сомнение незаинтересованность в исходе уголовного дела руководителя экспертного учреждения, в котором работает сведущее лицо;

3) просить о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц или специалистов конкретных судебно-экспертных учреждений;

4) представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта;

5) присутствовать с разрешения следователя, лица, производящего дознание, при проведении экспертизы, давать объяснения эксперту;

6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение и выписывать из них необходимые сведения.

Экспертиза свидетелей проводится только с их согласия, которое дается ими письменно. Если эти лица не достигли совершеннолетия, письменное согласие на проведение экспертизы дается их родителями, усыновителями, опекунами или попечителями. Письменное согласие может быть отражено в протоколе ознакомления с постановлением о назначении экспертизы либо в самом постановлении о назначении экспертизы, о чем должна быть сделана соответствующая отметка.

Требования ст. 229 УПК распространяются также и на случаи назначения и проведения экспертиз до возбуждения уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 173 и 226 УПК.

Вышеперечисленные права подозреваемый и обвиняемый имеют при назначении экспертиз, касающихся установления обстоятельств, имеющих значение для выдвинутого в отношении их подозрения или обвинения. Данное положение распространяется также на законных представителей и защитников подозреваемых и обвиняемых.

В случае удовлетворения ходатайства, заявленного подозреваемым, обвиняемым, их законными представителями и защитником,  потерпевшим, свидетелем, следователь, лицо, производящее дознание, соответственно изменяют или дополняют свое постановление о назначении экспертизы. В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства следователь, лицо, производящее дознание, выносят мотивированное постановление, которое объявляется под расписку лицу, заявившему это ходатайство.

Заключения ведомственных инспекций, акты ревизий, консультации специалистов, имеющиеся в уголовном деле, не исключают возможности назначения экспертизы по тем же вопросам.

Следователь, лицо, производящее дознание, вправе присутствовать при проведении экспертизы.

Назначение и проведение экспертизы обязательно, если необходимо установить:

1) причину смерти, характер и степень тяжести телесных повреждений;

2) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы о возрасте отсутствуют или вызывают сомнение;

3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение по поводу их вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе;

4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания.

При проведении экспертизы в экспертном учреждении следователь, лицо, производящее дознание, направляют руководителю этого учреждения свое постановление и необходимые материалы. Руководитель экспертного учреждения поручает проведение экспертизы одному или нескольким экспертам и разъясняет экспертам их права и обязанности, предусмотренные ст. 61 УПК, предупреждает об ответственности, установленной законодательными актами, а также об уголовной ответственности за отказ либо уклонение без уважительных причин от исполнения возложенных на них обязанностей или за дачу заведомо ложного заключения, о чем берет у них подписку, которая вместе с заключением эксперта направляется следователю, дознавателю. Согласно п. 8 ч. 4 ст. 61 УПК, руководителю экспертного учреждения может быть также дано следователем, лицом, производящим дознание, поручение предупредить эксперта об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования без их разрешения.

Если экспертиза проводится вне экспертного учреждения, следователь, лицо, производящее дознание, до вынесения постановления о назначении экспертизы должны удостовериться в личности лица, которому они намерены поручить проведение экспертизы, его компетентности, выяснить его отношения с подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим и лицом, подвергаемым экспертизе, и проверить, нет ли оснований для отвода эксперта.

Выяснив необходимые сведения, следователь, лицо, производящее дознание, выносят постановление о назначении экспертизы, вручают его эксперту, разъясняют ему права и обязанности, предусмотренные ст. 61 УПК, и предупреждают об ответственности, установленной законодательными актами, а также об уголовной ответственности за отказ либо уклонение без уважительных причин от исполнения возложенных на него обязанностей или за дачу заведомо ложного заключения. О выполнении этих действий следователь, лицо, производящее дознание, делают отметку в постановлении о назначении экспертизы, которая удостоверяется подписью эксперта.

При производстве по уголовным делам могут назначаться и проводиться комиссионные, комплексные, дополнительные и повторные экспертизы.

Комиссионная экспертиза проводится несколькими экспертами одной специальности (профиля) в случае необходимости проведения сложных экспертных исследований. При проведении комиссионной экспертизы эксперты совместно анализируют полученные результаты и, придя к единому мнению (выводу), составляют и подписывают единое заключение или акт о невозможности дать заключение. В случае разногласия между экспертами каждый из них или часть экспертов дают отдельное заключение либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно.

Комплексная экспертиза проводится экспертами различных специальностей в пределах своей компетенции в случаях, когда для производства исследований необходимы познания в разных отраслях знаний. В заключении комплексной экспертизы должно быть указано, какие исследования, в каком объеме провел каждый эксперт и к каким выводам пришел. Каждый эксперт подписывает ту часть заключения, в которой содержатся его исследования и выводы. Общий вывод (выводы) делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов. Если основанием для окончательного вывода комиссии или его части являются факты, установленные одним из экспертов (отдельными экспертами), то об этом должно быть указано в заключении. В случае разногласия экспертов каждый из них или часть экспертов дает отдельное заключение, либо эксперт, мнение которого расходится с выводами большинства, формулирует его в заключении отдельно. Если проведение экспертизы поручено экспертному учреждению, то организация комплексных исследований возлагается на его руководителя.

При недостаточной ясности или неполноте заключения, а также в случае возникновения новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств может быть назначена дополнительная экспертиза, проведение которой поручается тому же или другому эксперту (экспертам).

 В случае необоснованности заключения эксперта, наличия сомнений в его правильности может быть назначена повторная экспертиза, проведение которой поручается другому эксперту (экспертам).

Следователь, лицо, производящее дознание, вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого или обвиняемого, у потерпевшего, а также у свидетеля с его согласия в случаях, когда возникла необходимость проверить, не оставлены ли ими следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах.

При получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство.

 О получении образцов для сравнительного исследования следователь, лицо, производящее дознание, выносят постановление.

Получение образцов проводится в необходимых случаях с участием специалистов, о чем составляется протокол.  Если получение образцов для сравнительного исследования является частью экспертного исследования, оно проводится экспертом. В таком случае сведения об этом действии эксперт отражает в своем заключении.

При производстве по уголовному делу может возникнуть необходимость в стационарном наблюдении за подозреваемым или обвиняемым в случае назначения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы.

Помещение в государственную организацию здравоохранения для проведения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы подозреваемого или обвиняемого, не содержащихся под стражей, производится по постановлению следователя, органа дознания с санкции прокурора или его заместителя в порядке, предусмотренном ст. 227-229 УПК.

Время нахождения подозреваемого или обвиняемого в государственной организации здравоохранения включается в срок содержания под стражей.

При помещении подозреваемого в государственную организацию здравоохранения для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы срок, в течение которого ему должно быть предъявлено обвинение, прерывается до получения заключения врачебно-консультационной комиссии врачей-специалистов в области оказания психиатрической помощи о психическом состоянии подозреваемого.

После проведения исследования с учетом его результатов эксперт (эксперты) от своего имени составляет заключение, в котором должно быть указано:

- когда, где, кем (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы по специальности, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), на каком основании проведена экспертиза;

- отметка, удостоверенная подписью эксперта, о том, что он предупрежден об ответственности, установленной законодательными актами, а также об уголовной ответственности за отказ или уклонение от исполнения без уважительных причин возложенных на него обязанностей или за дачу заведомо ложного заключения;

- кто присутствовал при проведении экспертизы и какие давал пояснения;

- какие материалы использовал эксперт и какие произвел исследования;

- поставленные эксперту вопросы и его мотивированные ответы.

Если при проведении экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

Заключение дается в письменной форме и подписывается экспертом (экспертами). К нему должны быть приложены оставшиеся после исследования вещественные доказательства, образцы, полученные экспериментальным путем и используемые для сравнения, а также фотографии, схемы, графики, таблицы и другие дополнительные материалы, подтверждающие выводы эксперта. Приложение к заключению также подписывается экспертом. 

Если эксперт убеждается, что поставленные вопросы выходят за пределы его специальных знаний или предоставленные ему материалы непригодны или недостаточны для дачи заключения и не могут быть восполнены, либо если состояние науки и экспертной практики не позволяет ответить на поставленные вопросы, он составляет мотивированное сообщение о невозможности дачи заключения и направляет его в орган, ведущий уголовный процесс и назначивший экспертизу.

Следователь, лицо, производящее дознание, вправе получить объяснение от эксперта в случае проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела или допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Эксперт может изложить свои ответы собственноручно. Получение объяснения либо допрос эксперта до представления им заключения не допускаются.

Заключение эксперта или его сообщение о невозможности дачи заключения, а также объяснение или протокол допроса эксперта до окончания предварительного расследования предъявляются подозреваемому, обвиняемому, защитнику, а также по их просьбе потерпевшему и свидетелю, подвергшимся экспертизе, которые вправе давать свои объяснения и заявлять ходатайства по выводам эксперта. В случае полного или частичного отказа в удовлетворении ходатайства следователь, дознаватель выносят мотивированное постановление, которое под расписку объявляется лицу, заявившему ходатайство.

Об ознакомлении с заключением эксперта, объяснением либо протоколом его допроса составляется протокол, в котором отражаются сделанные заявления или ходатайства.

Указанные правила предъявления заключения эксперта применяются и в случаях, когда экспертиза была проведена до привлечения лица в качестве обвиняемого либо признания его подозреваемым или потерпевшим, а также в случаях, когда экспертиза проведена до возбуждения уголовного дела.

В соответствии со ст. 103 УПК, собирание доказательств осуществляется как путем проведения следственных действий, так и путем:

  1.  истребования от организаций, должностных лиц и граждан, а также органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела. Истребование предметов и документов осуществляется путем направления адресату соответствующего письменного запроса, в котором указывается, какой именно предмет или документ истребуется; какие данные и за какой период необходимо представить и т. п.

В случае признания истребованных или представленных предмета и документа вещественным доказательством орган, ведущий уголовный процесс, выносят постановление (определение) о приобщении их к уголовному делу. При необходимости лицо, представившее лично предмет или документ, может быть допрошено об обстоятельствах, при которых они у него оказались. Если истребованы или представлены предмет или документ, имеющие значение вещественного доказательства, то они приобщаются к уголовному делу после их осмотра, о чем органом уголовного преследования составляется протокол, а в судебном разбирательстве описываются в протоколе судебного заседания;

2) требования производства ревизий и проверок от соответствующих органов и должностных лиц. При рассмотрении заявлений и сообщений о некоторых преступлениях и в ходе расследования уголовных дел иногда возникает необходимость требовать от соответствующих органов и должностных лиц производства ревизий и проверок. От их результатов может зависеть решение вопроса о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении, установление обстоятельств уголовного дела. В подобных случаях орган, ведущий уголовный процесс, вправе, в соответствии с ч. 2 ст. 103 УПК, требовать производства ревизии или проверки.

Проведение ревизии не ограничивается только бухгалтерской ревизией. Это действие должно охватывать и другие формы обследования производственной и финансово-хозяйственной деятельности организаций, в частности проверку экономической обоснованности действий администрации, соблюдение технологической дисциплины, выяснение других вопросов, возникающих при расследовании хозяйственных преступлений, нарушений правил техники безопасности и т. п. Необходимость в выборочном обревизовании тех или иных участков хозяйственной, финансовой и производственной часто обусловлена тем, что следователь, лицо, производящее дознание, выявив отдельные факты злоупотреблений, имеют основания полагать, что они носили массовый характер. Не всегда их фактический объем можно определить с помощью экспертизы. Решение этой задачи потребует от ревизора выполнения таких операций, которые эксперт применять не вправе, а именно: инвентаризации материальных ценностей; обследования непосредственно на месте соблюдения технологического процесса, правил техники безопасности; изъятия и опечатывания документов; получения необходимых материалов от ревизуемой организации; истребования объяснений от должностных лиц и т.д. Кроме того, не совсем совпадают и объекты исследования: эксперт исследует документы и материальные объекты, представленные ему следователем, лицом, производящим дознание, ревизор же сам производит розыск материалов, содержащих нужную ему информацию, и приобщает их к акту ревизии (обследования, проверки). Поэтому ревизия иногда предшествует экспертизе: последняя назначается в случаях, когда выявленные ревизией факты требуют дальнейшего исследования на основе специальных знаний.

Между органом, ведущим уголовный процесс, и ревизором не существует непосредственных правовых отношений. Орган уголовного преследования или суд в соответствии с требованиями ст. 103 УПК обращаются с требованием о проведении ревизии или проверки к руководителю, осуществляющему контроль за хозяйственной деятельностью организации. Последующие контакты органа, ведущего уголовный процесс, с ревизорами в ходе проведения ревизии или проверки не являются правоотношениями между ними. В то же время основанные на законе требования ргана уголовного преследования и суда о производстве ревизии или проверки порождают определенные процессуальные отношения между ними и руководителем соответствующего органа: последний обязан распорядиться о проведении ревизии или проверки и представить ее результаты органу, ведущему уголовный процесс.

Акт или иной документ, которым оформлен результат ревизии или проверки, становится источником доказательств по делу. Отсюда вытекает, что требование органа уголовного преследования и суда о проведении ревизии или проверки является одним из способов собирания доказательств.

Кроме того, доказательства могут быть получены путем истребования объяснения от определенных лиц, предусматривается такой способ исследования доказательств и их источников, как оглашение их в суде. Доказательства в виде предметов и документов могут быть представлены государственным обвинителем, частным обвинителем, подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком, представителями, а также любыми физическими и юридическими лицами. В стадии возбуждения уголовного дела они закрепляются в протоколе устного заявления либо объяснения, в ходе предварительного расследования - в протоколе допроса или иного следственного действия, а в судебном разбирательстве - в протоколе судебного заседания.

Содержание  представления  доказательств  как  познавательного приёма  исчерпывается доставлением  объекта (предмета  или  документа) без  предварительного  требования  об  этом.  Поэтому  представление  доказательств  включает  в  себя,  кроме  непосредственного  представления  объекта, и  ходатайство  о  приобщении  его  к  делу  в  качестве  такового.  Лица  же,  не являющиеся  участниками  процесса,  не  имеют  права  заявлять  ходатайства, а могут лишь ставить вопрос о приобщении объекта путем подачи соответствующего  заявления.  Без  рассмотрения  заявленного  лицом,  доставившим данный  объект,  ходатайства  или  заявления  и  принятия  по  нему  решения, указанный приём теряет свою доказательственную значимость.

Закон определяет процессуальные способы собирания доказательств. Фактические данные, полученные способом, не предусмотренным законом, не имеют доказательственной силы. Тактические приемы проведения действий, используемые при этом технические средства, направленные на повышение эффективности, обеспечение полноты собирания доказательственного материала, предусмотрены криминалистикой. Закон не может регламентировать многочисленные технические средства и тактические приемы проведения процессуальных действий, направленные на обеспечение полноты собирания доказательственного материала. Однако эти средства и приемы по своему содержанию не должны противоречить закону.

5.Классификация средств процессуального доказывания

В целях надлежащей систематизации средства процессуального доказывания могут классифицироваться по определенным, объективно им присущим признакам. Это предполагает деление их на отдельные группы, имеющие относительную самостоятельность.

Представляется, что необходимо классифицировать все виды средств процессуального доказывания, причем по нескольким признакам, характеризующим в одних случаях одновременно и доказательства и их источники, в других – только доказательства, в третьих – лишь способы их получения и использования. В таком плане наиболее значимым представляется деление:

- доказательств и их источников: а) на личные и вещественные; б) на первоначальные и производные;

- самих доказательств: а) на обвинительные и оправдательные; б) на прямые и косвенные;

- способов получения и использования доказательств: на следственные и иные процессуальные.

Рассмотрим каждое из этих делений в отдельности.

Классификация доказательств и их источников на личные и вещественные может производиться по такому признаку, как различие их субстрата и механизма формирования. Личными являются доказательства и источники, при которых носителем соответствующей фактической информации выступают те или иные лица, а сама эта информация передается непременно в языковой форме — через устную или письменную речь. Сюда относятся все сообщения о фактах, исходящие от людей: показания, документы, заключения экспертов и протоколы следственных действий. Общим, объединяющим для них служит то, что все эти источники содержат сведения о тех явлениях реального мира, которые идеально отражены в сознании человека. Вещественными могут называться доказательства и источники, при которых носителем фактической информации являются материальные объекты, а сама эта информация передается вне языковой формы. Таковы орудия и продукты преступной деятельности, вещи со следами общественно опасного деяния, нажитые преступным путем ценности и т. д. Здесь соответствующая информация об обстоятельствах, имеющих значение по делу, сохраняется и передается в виде материальных следов.

Как видим, при классификации по данному признаку все доказательства и источники, исходящие от физических лиц и связанные с их сознанием, объединяются в одну общую группу, остальные — в другую. Научный и практический смысл указанной классификации заключается в том, чтобы при систематизации доказательств и их источников, оттенить различие их субстрата и механизма формирования и, сгруппировав их на этой основе, облегчить разработку тактики и методики собирания, проверки и оценки соответствующих средств процессуального доказывания.

Классификация доказательств и их источников на первоначальные и производные основывается на таком, признаке, как степень опосредствования между подлежащим установлению по делу фактом (обстоятельством) и той информацией, которая является его отражением. Первоначальными следует признать доказательства и источники, при которых исследуемый факт либо непосредственно воспринимается в виде следа содеянного или иного явления реального мира, либо подтверждается (отрицается) информацией, являющейся его непосредственным отражением без каких-либо промежуточных передаточных звеньев. Сюда относятся:

- показания и объяснения тех или иных лиц о своих действиях или бездействии, а равно об обстоятельствах, участниками или свидетелями которых они были;

- заключения экспертов, где содержатся выводы, основанные на исследованных лично этими специалистами объективных данных, либо изложены выявленные непосредственно ими обстоятельства;

- подлинные документы, в которых содержатся сведения о конкретных фактах или обстоятельствах, непосредственно воспринятых составителями документа, или на их основе делаются выводы о новых фактах (например, в акте ревизии вывод об общей сумме недостачи);

- материальные «следы» содеянного, приобщенные к делу как вещественные источники доказательств;

- протоколы следственных действий, удостоверяющие обстоятельства, которые непосредственно воспринимались подписавшими их лицами.

Общее для всех таких доказательств и источников состоит в том, что между ними и фактами, которые ими отражаются, нет ни одного промежуточного, опосредствующего звена. Здесь и сама фактическая информация и ее источник первоначальны, они непосредственно связаны с устанавливаемыми при помощи их обстоятельствами дела, а носитель этой информации воспринял ее непосредственно от объективной действительности.

В отличие от этого производными следует считать доказательства и источники, при которых носитель фактической информации непосредственно не воспринимал соответствующих обстоятельств реального мира, а воспроизводит только то, что воспринято им от другого источника. Такой характер носят: показания и объяснения, в которых приводятся сведения, полученные от других лиц или из какого-либо материала (скажем, из справки, акта); документы, которые являются копией подлинника или содержат лишь сведения, известные их составителям от других лиц; слепки и другие отображения материальных «следов» содеянного, изготовленные при следственных осмотрах; заключения экспертов, в основу которых положены специальные исследования, произведенные при производстве предыдущих экспертиз и т. п. Во всех подобных случаях между источниками доказательств и устанавливаемыми при помощи их фактами внешнего мира лежат промежуточные звенья, получаемые из таких источников сведения отражают эти факты не непосредственно, а через другие, промежуточные средства сохранения и передачи информации. Поэтому здесь производны и доказательства и их источники.

Степень производности доказательства и источника может быть различной. Однако всех условиях требуется, чтобы был точно известен первоисточник. Не являются доказательством сведения, сообщаемые в показаниях или в документах, если соответствующие лица не в состоянии указать источник своей осведомленности.

Деление доказательств и их источников на первоначальные и производные имеет существенное значение. Органы следствия и суда должны стремиться найти первоначальные доказательства и источники, имея в виду, что каждая очередная степень производности может быть связана с искажением или частичной утратой информации. Но это не означает, что производные доказательства и источники нужны лишь для отыскания первоисточников. Они нередко помогают проверять подлинные свойства первоначальных сведений и источников, а порою неизбежно заменяют их, если первоисточник к моменту расследования и судебного рассмотрения дела уже не существует (допустим, потерпевший умер, подлинник документа уничтожен). Только разумное сочетание первоначальных доказательств и источников с производными, основанное на полном учете конкретных особенностей каждой из этих групп, может обеспечить успешное осуществление доказывания по уголовному делу.

Классификация доказательств на обвинительные и оправдательные базируется на таком их признаке, как отношение к обвинению по делу. Обвинительным и считаются фактические данные, при помощи которых устанавливаются обстоятельства (факты), входящие в структуру обвинения, а равно отягчающие ответственность обвиняемого. Сюда относятся доказательства, подтверждающие преступное деяние, вину его совершителя и т. д. Оправдательными называются доказательства, которые полностью или частично опровергают обвинение, ставят его под сомнение, а также указывают на обстоятельства, смягчающие степень вины и ответственности обвиняемого. Таковы фактические данные, свидетельствующие об отсутствии общественно опасного деяния, о непричастности к нему обвиняемого, о его невиновности и т. п. Разновидностью оправдательных доказательств служит алиби, т. е. нахождение обвиняемого в каком-либо другом месте как раз в то время, когда совершено данное деяние. Достоверный факт алиби исключает обвинение лица как исполнителя преступления.

Классификация доказательств на прямые и косвенные основывается на таком объективном признаке, как их отношение к устанавливаемым по делу фактам. Прямым называют такое доказательство, которое непосредственно устанавливает доказываемое обстоятельство, а косвенным – такое, которое устанавливает это обстоятельство через «промежуточный факт».

Прямым доказательством следует считать такое доказательство, которое прямо (т.е. одноступенчато) устанавливает предмет доказывания по делу или один из его элементов, указанных в законе. Так, показания обвиняемого, признающего свою вину, и объясняющего, по каким мотивам, когда, где и при каких обстоятельствах он совершил преступление, или показания свидетеля о том, как обвиняемый наносил удары потерпевшему, являются прямым доказательством. При использовании прямых доказательств задача состоит только в установлении их достоверности (т.е. надо установить, говорит ли обвиняемый, свидетель правду), т.к. значение сообщенных сведений для установления предмета доказывания здесь очевидно.

Косвенное доказательство – такое доказательство, которое в результате многоступенчатой процедуры сначала обосновывает существование промежуточного факта, а затем, через него, - предмета доказывания или его элемента. Так, при расследовании дела об убийстве на основании косвенных доказательств (принадлежность обвиняемому ножа, которым совершено убийство, обнаружение на месте преступления следов обуви обвиняемого, установление неприязненных отношений обвиняемого и потерпевшего и других фактических данных) формируется вывод следователя, суда о совершении обвиняемым данного преступления.

В уголовном процессе прямые доказательства по своей силе не имеют превосходства перед косвенными. Значение данной классификации заключается лишь в том, чтобы, во-первых, оттенить различие в круге и характере фактов, непосредственно устанавливаемых прямыми или косвенными доказательствами, и, во-вторых, учесть специфику в методах и приемах пользования этими доказательствами.

В то же время различие между прямыми и косвенными доказательствами обусловливает соблюдение правил пользования косвенными доказательствами:

1) они могут быть положены в основу вывода о доказанности соответствующих фактов лишь при условии, если представлены в виде определенной совокупности;

2) косвенные доказательства должны находиться в органической взаимосвязи, они должны представлять собой определенную систему;

3) каждое косвенное доказательство должно находиться не в случайной, а в причинной связи с доказываемым фактом;

4) из системы косвенных доказательств должен вытекать только один вывод – о доказанности того или иного факта, входящего в предмет доказывания.

Названные выше виды классификации доказательств и их источников действуют одновременно. Любой источник доказательств может быть личным или вещественным, первоначальным или производным. Всякое доказательство может являться личным или вещественным, первоначальным или производным, обвинительным или оправдательным, прямым или косвенным.

Классификация способов получения и использования доказательств на следственные и иные процессуальные производится в зависимости от характера образующих их действий. Следственными способами служат активные следственные действия, предпринимаемые во время предварительного расследования и судебного следствия. Остальные способы (представление доказательств, истребование документов, получение объяснений, назначение ревизии и др.) относятся к числу иных процессуальных.

6.Особенности доказывания на отдельных стадиях уголовного процесса

 

На каждой стадии уголовного процесса некоторые элементы процесса
доказывания имеют свои особенности, что обусловлено в основном задачами той или иной стадии.

Основной задачей стадии возбуждения уголовного дела является проверка заявлений и сообщений о преступлениях с целью установления наличия или отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также предусмотренных в законе обстоятельств, которые исключают возбуждение уголовного дела и принятие на этой основе решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

На стадии возбуждения уголовного дела запрещается производство следственных действий (кроме  осмотра места происшествия, трупа, местности, предметов, документов, освидетельствования, экспертизы, задержания и личного обыска при задержании), но предусматривается возможность достаточно широкого применения  других процессуальных действий, с помощью которых можно процессуально закрепить и проверить заявление или сообщение о преступлении. К таким процессуальным действиям относятся:

- составление протокола устного заявления или явки с повинной;

- принятие письменных заявлений и сообщений о совершенных преступлениях;

- получение объяснений;

- получение образцов для сравнительного исследования;

- истребование от организаций, должностных лиц и граждан предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела;

- принятие от организаций, должностных лиц и граждан предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела;

- требование производства ревизий и проверок от соответствующих органов и должностных лиц;

- проведение извлечения трупа из места захоронения (эксгумации).

Все перечисленные процессуальные действия являются способами собирания и проверки документов и предметов в качестве источников доказательств, а сведений, в них содержащихся, - в качестве доказательств, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие признаков преступления. Они могут быть использованы и на других стадиях уголовного процесса. Оценка собранных доказательств и их источников на стадии возбуждения уголовного дела  проводится по общим правилам. Субъектами являются только органы дознания, следователь, прокурор, то есть государственные органы и должностные лица, имеющие право возбудить уголовное дело или отказать в этом, выполняя функцию рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях. Таким образом, на стадии возбуждения уголовного дела осуществляется уголовно-процессуальное доказывание, в котором имеются с определенными, иногда значительными, особенностями все его элементы.

На стадии предварительного расследования проводится развернутое уголовно-процессуальное доказывание, в котором реализуются все его элементы, широко применяются научно-технические средства для собирания и проверки доказательств и их источников. Некоторые следственные и другие процессуальные действия по собиранию доказательств проводятся только или преимущественно на этой стадии (обыск, выемка, задержание лица в качестве подозреваемого,  осмотр места происшествия, освидетельствование, опознание).

На стадии судебного разбирательства суд, как правило, не собирает новых или дополнительных доказательств и их источников, хотя при необходимости он может воспользоваться таким правом.
Так, суд первой инстанции вправе по своей инициативе или по ходатайству участников судебного разбирательства собирать новые доказательства и с этой целью вызывать в судебное заседание новых свидетелей, назначать экспертизу, истребовать другие доказательства. Важность этого элемента процесса доказывания в суде становится более значительным по тем делам, по которым не проводилось предварительное расследование.

Суд имеет право и обязан закреплять доказательства и их источники в протоколе судебного заседания, а также с помощью вынесения определений (постановлений). Однако на стадии судебного разбирательства основное внимание уделяется проверке и оценке доказательств и их источников, собранных органами предварительного расследования. Это объясняется и тем, что рассмотрение дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, которое им было предъявлено. Проверка доказательств и их источников осуществляется судом с помощью таких судебных действий, как допросы обвиняемых, потерпевших, свидетелей, производство экспертизы, допрос эксперта, осмотр вещественных доказательств, местности или помещения, оглашение показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, заключения экспертов, протоколов следственных действий и документов, проведение следственного эксперимента, предъявление для опознания, освидетельствование, истребование и приобщение к делу документов и предметов в качестве вещественных доказательств. Все эти судебные действия аналогичны следственным, но условия и порядок их осуществления существенно отличаются. Кроме того, осмотр места происшествия и предъявление для опознания в суде проводятся очень редко, а возможность обыска, выемки, наложение ареста на почтово-телеграфные и иные отправления, прослушивания и записи переговоров, проверки показаний на месте УПК не предусматривает ввиду нереальности или неэффективности проведения их судом.

При необходимости суд вправе по собственной инициативе изменить ранее принятый порядок  исследования доказательств.
Только после рассмотрения всех доказательств, как имеющихся в деле, так и представленных в судебном заседании участниками судебного разбирательства, председательствующий должен опросить данных лиц, желают ли они дополнить судебное следствие и чем именно. Дополнение судебного следствия может заключаться, в частности, в постановке дополнительных вопросов обвиняемому, потерпевшему, свидетелям, представлении и оглашении документов, которых не было в деле, и выполнении других предусмотренных законом судебно-следственных действий.

На стадии кассационного производства в соответствии с задачами этой стадии проводится, в основном, проверка и оценка доказательств и их источников. Относительно права истребования кассационной инстанцией новых материалов можно указать, что оно основано на общих правилах о собирании доказательств. Необходимо отметить также право суда кассационной инстанции назначить судебно-психиатрическую экспертизу, назначить повторную или дополнительную экспертизу, если ее проведение возможно по имеющимся в деле или дополнительно представленным материалам.

Поскольку при рассмотрении дела в кассационном порядке суд, как правило, проверяет законность и обоснованность приговора и других судебных решений по тем доказательствам, которые уже существуют в деле, и дополнительным материалам, то объектом проверки и оценки при этом являются как существующие в деле, так и дополнительные доказательства и их источники. Первые проверяются путем анализа каждого из них отдельно, сопоставления с другими, имеющимися в деле и представленными в суд дополнительными материалами, а также путем истребования судом таких материалов. Вторые проверяются путем их анализа, сопоставления с теми, которые уже существуют в деле и другими новыми материалами, а также путем истребования других новых материалов. При этом проверка дополнительных материалов должна осуществляться самим судом, а не поручаться другим органам или лицам.

Литература

Уголовно-процессуальное право в структурно-логических схемах: учебное пособие для студентов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» под ред. Ф.К. Зиннурова Юнити-Дана; Закон и право • 2013 год • 231 страница

Уголовный процесс: учебное пособие под ред. И.И. Сыдорука, А.В. Ендольцевой ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2012 год • 447 страниц

Досудебное производство в уголовном процессе: научно-практическое пособие Гаврилов Б.Я., Ильюхов А.А., Новиков А.М., Османова Н.В. ЮНИТИ-ДАНА • 2015 год • 224 страницы

Образцы процессуальных документов органов дознания: учебно-практическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» под ред. Ф.К. Зиннурова Юнити-Дана; Закон и право • 2013 год • 399 страниц

Образцы процессуальных документов предварительного следствия: учебно-практическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» под ред. Ф.К. Зиннурова Юнити-Дана; Закон и право • 2013 год • 367 страниц

Уголовно-процессуальное право. Практикум: учебное пособие под ред. Н.А. Колоколова ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2010 год • 583 страницы

Уголовный процесс. Практикум: учебное пособие под ред. Ф.К. Зиннурова, Л.Д. Калинкиной ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2012 год • 311 страниц

Имущественные вопросы в уголовном процессе России: монография Селедникова О.Н. Палеотип • 2012 год • 96 страниц

Компромисс как способ разрешения уголовно-правовых конфликтов в России: монография Кувалдина Ю.В. Русайнс • 2014 год • 252 страницы

Концепция реабилитации и организационно-правовые механизмы её реализации в российском уголовном процессе Орлова А.А. Юнити-Дана; Закон и право • 2014 год • 286 страниц

1 Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976. С. 87-91.

2 Орлов Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2009. С. 58-63.

3 Балакшин В. С. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания: Важнейшие проблемы в свете УПК Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09. -Екатеринбург, 2006. С. 153-170.

4 Царева Н. П. Документы  - доказательства в уголовном судопроизводстве. М, 2003. С. 9.

5 Фаткуллин Ф. Н.Указ. соч. С. 96.

6 Зайцева, С. А.  Достоверность и вероятность доказательств // Следователь. 1999. N 7. С. 13.

7 Под вероятностью мы понимаем такую характеристику знания, которая задается предположением, выражающим степень обоснованности этого знания. Вероятный вывод – это предположение в той или иной степени уже обоснованное, подтвержденное.

8 Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Часть 1. М., 2004. С. 153.

9 В данном контексте следует говорить не о доказательствах, а об источниках доказательств, обоснование чего приводилось ранее.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
14177. Характеристика уголовно-процессуального доказывания 33.85 KB
  Наиболее опасными формами противодействия расследованию являются понуждение следователя к противоправным действиям и решениям путем угроз, физического насилия, подкупа и т.п. Преодоление подобного противодействия требует наличия у следователя таких психических качеств, как мужество, принципиальность, решительность, требует умения просчитывать варианты последствий своих действий по преодолению негативных влияний.
15588. Предмет доказывания 35.89 KB
  Понятие предмета доказывания. Классификация фактов составляющих предмет доказывания. А для того чтобы правильно собрать доказательства по делу нужно правильно определить предмет доказывания.
14163. Предмет, пределы и субъекты доказывания 31.94 KB
  Такой модельный перечень обстоятельств составляющих предмет доказывания конкретизируется в соответствии с уголовноправовой квалификацией преступления а также дополняется с учетом положений иных норм уголовнопроцессуального законодательства. Некоторые процессуалисты выделяют в предмете доказывания главный факт доказательственные промежуточные и вспомогательные факты. Представляется необходимым поддержать мнение тех ученых которые отрицают само понятие главного факта так как все обстоятельства включаемые в предмет доказывания...
12754. Институт неоконченного преступления, его содержание и особенности доказывания 103.16 KB
  Понятие неоконченного преступления и его признаки. Понятие преступления является ключевой центральной категорией уголовного права. Правильное понимание преступления имеет значение не только для правоохранительных органов и судов но и граждан.
14148. Теоретико-правовые и методологические основы доказывания в уголовном процессе 38.66 KB
  Уголовно-процессуальная форма доказывания. Гносеологическая природа доказывания. Истина как цель доказывания. Доказательственное право и теория доказательств Формирующаяся новая правовая реальность настоятельно требует отказа от догматических представлений об основных уголовно-процессуальных институтах препятствующих их эффективной реализации.
20313. Сущность средств доказывания в уголовном процессе Республики Казахстан 98.06 KB
  В послании Президента страны народу Казахстана в программе Казахстан-2030 Процветание безопасность и совершенствование благосостояния всех казахстанцев указывается что безопасность социума и отдельно всякого ее члена будет являться прерогативой в проводимой политике государства. Принятие в 1997 году в Республике Казахстан нового Уголовно-процессуального кодекса не обозначает что преобразования в данной ветви право удачны закончены. Вне всякого сомнения что всякое своевременно не выявленное не предупрежденное и нераскрытое...
9661. Психотропные средства. Нейролептики. Анксиолитики. Седативные средства 19.6 KB
  Нейролептики (определение, классификация, механизм действия, основные эффекты и применение в различных областях медицины). Побочные эффекты нейролептиков и механизм их развития. Сравнительная характеристика препаратов. Анксиолитики (транквилизаторы): определение, классификация, фармакодинамика, применение, побочные эффекты. Отличие транквилизаторов от нейролептиков.
10888. Меры процессуального принуждения 26.65 KB
  Основные направления научных исследований в области правового регулирования мер принуждения в уголовном процессе Российской Федерации состоят прежде всего в том, чтобы обосновать главные вопросы, связанные с формированием в нашей стране правового государства, проведением судебно –правовой реформы
3949. Понятие и система гражданского процессуального права 17.19 KB
  Гражданский процесс – это порядок осуществления правосудия судами общей юрисдикции по гражданским делам, а также иным категориям дел, отнесенным к федеральным законам.
20631. Система принципов гражданско-процессуального права 84.09 KB
  Тенденции становления и развития принципов гражданско-процессуального права. Особенности становления и развития гражданско-процессуального права в римском праве. Особенности становления отечественного гражданско-процессуального права. Система принципов гражданско-процессуального права.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.