Предмет, пределы и субъекты доказывания

Такой модельный перечень обстоятельств составляющих предмет доказывания конкретизируется в соответствии с уголовноправовой квалификацией преступления а также дополняется с учетом положений иных норм уголовнопроцессуального законодательства. Некоторые процессуалисты выделяют в предмете доказывания главный факт доказательственные промежуточные и вспомогательные факты. Представляется необходимым поддержать мнение тех ученых которые отрицают само понятие главного факта так как все обстоятельства включаемые в предмет доказывания...

2015-08-25

31.94 KB

2 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Контрольная работа

Предмет, пределы и субъекты доказывания


Содержание

1 Понятие и содержание предмета доказывания

2 Пределы доказывания

3 Субъекты доказывания

Литература


1 Понятие и содержание предмета доказывания

Предмет доказывания в теории обычно отождествляют с совокупностью перечисленных в правовой норме (ст. 89 УПК) обстоятельств, подлежащих установлению с помощью доказательств. Перечень этих обстоятельств позволяет утверждать, что все они имеют значение для правильного разрешения уголовного дела. По каждому делу должны быть установлены:

1) наличие общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения);

2) виновность обвиняемого в совершении преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого (обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, характеризующие личность обвиняемого);

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, подтверждающие, что имущество приобретено преступным путем или является доходом, полученным от использования этого имущества.

Такие обстоятельства объединяет то, что они имеют процессуальное (правовое) значение по уголовному делу, то есть либо влияют на квалификацию преступления, либо имеют значение для разрешения гражданского иска, либо могут учитываться при назначении меры наказания. Поэтому неустановление этих обстоятельств означает неполноту и односторонность расследования.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, в своей совокупности образуют органическое целое, они взаимосвязаны и в определенной мере обусловливают, дополняют друг друга. Поэтому установление одних из них имеет значение для более полного исследования других - связанных с ними обстоятельств.

Это тот минимум обстоятельств, установление которых является обязательным условием разрешения уголовного дела по существу. Такой модельный перечень обстоятельств, составляющих предмет доказывания, конкретизируется в соответствии с уголовно-правовой квалификацией преступления, а также дополняется с учетом положений иных норм уголовно-процессуального законодательства.

Некоторые процессуалисты выделяют в предмете доказывания главный факт, доказательственные (промежуточные) и вспомогательные факты. Доказательственные факты – это обстоятельства, на основе которых может быть сделан вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, перечисленных в ст. 89 УПК, ввиду их объективной связи межу собой. Примером промежуточного факта может служить факт обнаружения у подозреваемого похищенных вещей. Вспомогательные факты – обстоятельства, служащие средством обнаружения или проверки других обстоятельств. Примером вспомогательного факта может служить факт присутствия на месте преступления лица, свидетельствующего о наблюдаемых им обстоятельствах совершения данного преступления.

Однако среди авторов, разделяющих это мнение, не было достигнуто единства относительно того, какие же обстоятельства должны включаться в этот "главный факт". Так,  главный факт определяется ими, в частности, как состав преступления; или обстоятельства, названные в ст. 89 УПК; или состав преступления во всех его элементах либо факт отсутствия состава преступления; или событие преступления и виновность либо невиновность обвиняемого в его совершении; или факт совершения преступления определенным лицом и др.

Подобные суждения относительно содержания главного факта не способствуют единообразному использованию этого термина, что само по себе ставит под сомнение целесообразность его использования. Представляется необходимым поддержать мнение тех ученых, которые отрицают само понятие главного факта, так как все обстоятельства, включаемые в предмет доказывания, считаются "главными", т.е. в равной мере подлежащими доказыванию.

Включение же в предмет доказывания доказательственных и вспомогательных фактов, несмотря на необходимость их доказывания, также представляется нецелесообразным, так как следует отличать конечные тезисы, служащие целью доказывания и непосредственной базой для применения норм материального и процессуального права, от промежуточных тезисов, являющихся средством достижения данной цели. Факты константные, обязательно доказываемые по каждому делу, не могут находиться в одной плоскости и объединяться в одном понятии с фактами преходящими, обусловленными особенностями доказывания. Следовательно, границы предмета доказывания должны быть конкретно очерчены, а включение в предмет доказывания промежуточных фактов лишает его необходимой определённости и, как следствие, практического значения.

Анализируя сущность  предмета  доказывания,  необходимо  отметить, что общепринятым  в  уголовно-процессуальной  науке  является  мнение,  что предмет доказывания по всем уголовным делам является общим, единым для органов  дознания,  следствия,  прокуратуры  и  суда,  для  всех  стадий уголовного процесса с учетом задач каждой конкретной стадии.

Благодаря нормативному определению обстоятельства, подлежащие доказыванию,    носят  универсальный  характер.  В  них  отражается только  общее,  существенное,  без  связи  с  отдельным  преступлением.  Однако без наполнения  этого  понятия  конкретным  содержанием  невозможно  получить достоверное  знание  о  сущности  произошедшего.  Возникает  опасность сужения  субъектом  расследования  круга  обстоятельств,  подлежащих доказыванию  по  конкретному  уголовному  делу,  что  может  привести  к односторонности  и  неполноте  проводимого  расследования  и  принятию,  в конечном счете, незаконного решения.

В.А. Банин говорит о необходимости выделения общего и конкретного предмета доказывания. Причем последний понимается им как  установление круга  обстоятельств,  подлежащих  доказыванию  по  отдельному  уголовному делу1.

С.А. Шейфер считает, что существуют три различных уровня предмета доказывания.  Первый  выступает  как  его  обобщенная  нормативная  модель, структура  и  содержание  которой  обрисованы  в  ст.  73  УПК  РФ (ст. 89 УПК Республики Беларусь – Е. С.)  и  в  нормах Общей  части  уголовного  закона.  Здесь  круг  подлежащих  отражению обстоятельств  определен  в  виде  схемы,  доступной  детальному теоретическому  анализу,  но  свободной  от  признаков  конкретного преступления.  Второй  уровень  понятия  определяется  на  уровне  норм особенной  части  уголовного  закона,  в  которых  сформулированы юридические  признаки  конкретного  уголовно наказуемого  деяния, охватывающие  его  объективную  сторону,  объект, субъективную  сторону  и субъект.  Третий  уровень  понятия  определяется  путем  конкретизации  его  с учетом обстоятельств совершения отдельного преступления2.

Указанные  мнения  демонстрируют  диалектический  подход  к исследованию сущности предмета доказывания и в полной мере раскрывают необходимость его конкретизации применительно к расследуемой категории преступлений. В  данной  связи  возникает  необходимость  в  определении  понятия предмета доказывания по отдельной категории уголовных дел, поскольку оно является  базисным  для  исследования  особенностей  доказательственной деятельности по конкретному виду преступлений.

Указанная цель, по мнению многих ученых,  может быть достигнута при помощи научной категории  «модель».  Они отмечают,  что  применительно  к  предмету доказывания  речь  идет  об  определенном  типе  модели  – информационной. Действительно,  предмет  доказывания  представлен  в  виде  информации,  описывающей  существенные  для  целей уголовно-процессуального  познания  обстоятельства  преступления и характеризующей его существенные свойства и состояния.

В свете изложенного  предмет  доказывания  по  отдельным  категориям уголовных  дел может быть определен как информационная  модель обстоятельств  совершения преступления,  структура  которой  установлена  уголовно-процессуальным законодательством,  а  содержание  конкретизировано  нормами  уголовного  и иных отраслей права, в зависимости от вида расследуемого преступления.

Далее рассмотрим более подробно отдельные элементы предмета доказывания, перечисленные, как ранее указывалось, в ст. 89 УПК.

Доказывание наличия общественно опасного деяния предполагает полное и всестороннее выяснение всех  обстоятельств совершения преступления (обстоятельств, характеризующих объект и объективную сторону состава преступления).

Место и время совершения преступления подлежат установлению по каждому уголовному делу. Важнейшее уголовно-правовое значение фактор времени приобретает в тех случаях, когда от этого зависит решение вопроса о том, достиг ли обвиняемый к моменту совершения преступления возраста, с наступлением которого возможна уголовная ответственность, а также о том, какой уголовный закон подлежит применению по данному делу.

Способ совершения преступления иногда может иметь квалифицирующее значение (например, при убийстве способом, опасным для жизни многих людей), а также играть роль отягчающего вину обстоятельства.

Под другими обстоятельствами имеются в виду: последствия преступления, которые не охватываются понятием вреда; данные о потерпевшем, а иногда и характер его действий.

Рассматриваемые обстоятельства должны устанавливаться независимо от того, входят они в основание уголовной ответственности или находятся за его пределами. Это объясняется значением их для правильной оценки общественной опасности преступления и лица, его совершившего, а следовательно, для назначения справедливой меры уголовного наказания.

Доказывание виновности обвиняемого означает установление субъекта и субъективной стороны преступления.

Прежде всего необходимо с несомненностью установить данные, удостоверяющие личность обвиняемого (фамилию, имя и отчество, год и место рождения и др.). Важным элементом предмета доказывания служат обстоятельства, характеризующие обвиняемого как конкретного субъекта преступления (достижение возраста, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности, вменяемость обвиняемого, факт того, что он является должностным лицом или специальным субъектом преступления и т. п.).

Доказыванию подлежит наличие умысла или неосторожности в преступных действиях обвиняемого, а также конкретная форма умысла или неосторожности.

Признаком, характеризующим субъективную сторону преступления, служит мотив преступления. В ряде случаев он имеет значение для квалификации деяния, а также может служить обстоятельством, смягчающим или отягчающим ответственность обвиняемого. Однако безотносительно к такому значению мотива преступления он должен всегда входить в предмет доказывания, поскольку позволяет правильно решить вопрос о степени общественной опасности преступления и личности виновного.

Важное уголовно-правовое значение имеют цели преступления. Доказывание данного обстоятельства во многих случаях позволяет правильно определить субъективную сторону действий обвиняемого, служит важнейшим условием обоснованной квалификации и осуждения обвиняемого.

Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, образуют обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.

Обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, указаны в УК. Они могут характеризовать особенности преступления (объект, объективную сторону, субъекта или субъективную сторону) либо же его последствия. Большинство таких обстоятельств находится вне состава преступления.

Самостоятельное значение могут иметь иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого: социальная активность обвиняемого; его семейное положение; поведение в коллективе и в быту; отношение к труду и общественному долгу; наличие наград, почетных званий и т. п.

Рассматриваемые обстоятельства необходимы для реализации такого принципа уголовного права, как принцип справедливости.

Доказывание характера и размера вреда, причиненного общественно опасным деянием, обусловлено тем, что от этого в ряде случаев зависит решение уголовно-правовых вопросов (о квалификации преступления, о мере наказания), а также существованием институтов потерпевшего и гражданского иска в уголовном процессе.

Прежде всего, доказыванию подлежит характер вреда, который может быть физическим, имущественным или моральным. С учетом того, что в ст. 6 УПК под вредом понимается физический, имущественный или моральный вред, подлежащий денежному измерению (подчеркнуто нами – Е.С.), можно констатировать следующее: по делу подлежит установлению размер реального ущерба. Реальный ущерб – это расходы, которые пострадавший произвёл или должен будет произвести  для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества. К нему, в частности, относятся  так называемые сопутствующие убытки, возникающие в связи с тем, что потерпевший предпринимал определённые действия в целях сглаживания последствий вреда (например, это могут быть расходы на дополнительное питание, протезирование и т.д.). Таким образом,  речь идет об ущербе, связанном с причинением физического или имущественного вреда.

Размер компенсации морального вреда не входит в предмет доказывания, а определяется судом, если предъявлен соответствующий гражданский иск. Причем  на гражданском истце лежит бремя обоснования размера своих исковых требований.

По делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, подлежат установлению следующие обстоятельства (ст. 89 УПК):

1) наличие общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения);

2) виновность обвиняемого в совершении преступления;

3) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого (обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, характеризующие личность обвиняемого);

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением.

5) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения);

6) условия жизни и воспитания;

7) степень интеллектуального, волевого и психического развития;

8) наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников.

Возраст несовершеннолетнего, подлежащий обязательному установлению (ч. 2 ст. 89 УПК), должен быть подтвержден свидетельством о рождении или паспортом. Если же эти документы отсутствуют, то назначается судебно-медицинская экспертиза для установления возраста.

Для установления условий жизни и воспитания выясняются данные о родителях несовершеннолетнего (их образование, место работы, профессия, моральные качества, выполнение обязанностей по воспитанию своих детей), о материально-бытовых условиях семьи, о ближайшем бытовом окружении, связях, его занятиях и т. д.

Степень интеллектуального, волевого и психического развития обвиняемого подлежит всестороннему исследованию, что позволит установить несет ли он ответственность за содеянное или уровень его интеллекта не позволяет решать вопрос о привлечении его к ответственности (в таких случаях, как правило, назначается экспертиза).

По каждому делу проверяется версия о том, не было ли со стороны взрослых лиц подстрекательства или иной формы вовлечения в преступную  деятельность несовершеннолетнего.

По делам о предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших психической болезнью после совершения преступления при производстве предварительного следствия должны быть выяснены следующие обстоятельства (ст. 443 УПК):

время, место, способ и другие обстоятельства совершенного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом;

совершение лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом;

наличие у лица, совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом психического заболевания в прошлом, степень и характер психического заболевания в момент совершения общественно опасного деяния и ко времени производства по делу;

поведение лица, совершившего общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, как до его совершения, так и после;

характер и размер ущерба, причиненного общественно опасным деянием.

Из вышеизложенного следует, что по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, и делам о применении принудительных мер безопасности и лечения общее положение о  предмете доказывания и составляющих его элементах подвергается конкретизации и известному преобразованию. При этом возникает  вопрос: устанавливает ли закон в этих случаях отдельные, самостоятельные предметы доказывания?

Ответ вытекает из анализа ч. 2 ст. 89 и ч. 2 ст. 443 УПК в сопоставлении с положениями ч. 1 ст. 89 УПК. Обстоятельства, перечисленные в п. 1-3 ч. 2 ст. 89 УПК, не что иное, как конкретизация и детализация применительно к личности подростка общего требования об установлении обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (п. 3 ч. 1 ст. 89 УПК). А выявление влияния на  несовершеннолетних старших по возрасту лиц – уточнение требования об установлении виновности лица, формы его вины и мотивов (п. 2 ч. 1 ст. 89 УПК). Таким образом, в этих случаях определен  не  отдельный,  самостоятельный предмет доказывания, а лишь детализированные и конкретизированные требования "общего" предмета доказывания.

Такой же вывод следует из анализа ст. 443 УПК. Обстоятельства, указанные в п. 1, 2, 4, 5 ч. 2 данной статьи - это переобозначение соответствующих пунктов ч. 1 ст. 89 УПК (п. 1, 3, 4), связанное с тем, что общественно опасное деяние, совершенное психически больным лицом в состоянии невменяемости, не является  преступлением.  Наличие  же  у  лица  психического  расстройства (заболевания) -  это преобразование вопроса о виновности (п. 2 ч. 1 ст. 89 УПК). При этом в случае,  когда  деяние  совершено  лицом,  лишь  впоследствии  заболевшим  психическим  расстройством (заболеванием), никакого преобразования общего предмета доказывания не происходит - речь идет о преступлении, совершенном этим лицом, и о его виновности.

Можно поэтому утверждать, что вышеназванные нормы определяют не отдельные и самостоятельные предметы доказывания, а модификации общего предмета доказывания применительно к особенностям личности лица, совершившего деяние.

2 Пределы доказывания

В общем виде пределы доказывания – это границы исследования обстоятельств преступления, за которыми доказывание становится лишенным практического смысла. Тем не менее вопрос о пределах доказывания в науке уголовного процесса до сих пор решается неоднозначно.

Существует мнение о тождественности понятий «пределы доказывания» и «предмет доказывания» (См.: Миньковский Г. М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе. — М., 1956. С. 4; Строгович М. С. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. — М., 1968. С. 361). В учебнике 1968 г. «пределы доказывания характеризуются совокупностью обстоятельств, исследование которых может иметь значение для правильного разрешения дела, и всех тех источников доказательств, посредством которых выясняются эти обстоятельства» (Советский уголовный процесс: учебник / под ред. Д. С. Карева. — М., 1968. С. 361), а в учебнике, вышедшем в 1972 г., определение пределов доказывания ограничено необходимой и достаточной совокупностью доказательств, которая обеспечивает установление подлежащих доказыванию обстоятельств (См.: Уголовный процесс: учебник / под ред. Н. С. Алексеева, В. 3. Лукашевича, П. С. Элькинд. — М., 1972. С. 153). Авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе» определили связь предмета и пределов доказывания как связь цели и средств ее достижения (См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. С. 187.). Это мнение получило наиболее широкое распространение. «Совокупность доказательств, необходимых в конечном итоге для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и образует пределы исследования, или пределы доказывания», — пишет П. А. Лупинская. (Лупинская П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика. — М., 2006. С. 94). В то же время продолжает иметь место взгляд на пределы доказывания и как на глубину и точность исследования фактов, входящих в предмет доказывания, или степень их доказанности (См.: Карнеева Л. М. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству. — М., 1985. С. 18—19). Некоторыми авторами пределы доказывания видятся не только в необходимых для установления предмета доказывания доказательствах, но и в совокупности требуемых для их получения следственных действий (См.: Горский Г. Ф. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. С. 93—94).

Понимание вопроса о пределах доказывания затрудняется отсутствием законодательного определения этого понятия в силу его оценочного характера. Однако субъектам уголовного процесса чрезвычайно важно иметь в своей практической деятельности четкое представление о границах доказывания. Поэтому вопрос о пределах доказывания продолжает привлекать внимание ученых.

Представляется, что наиболее близко к пониманию сущности пределов доказывания подошли авторы, обнаружившие многогранность (многоаспектность) этого понятия (См.: Горский Г. Ф. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. С. 92; Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. — Тольятти, 1997. С. 25) и согласившиеся считать пределами доказывания «такие границы этой деятельности, которые выражают полноту проверяемых версий, глубину исследования подлежащих доказыванию фактов (обстоятельств), объем доказательств и их источников, обязательных для признания наличия или отсутствия этих фактов, и достаточность обоснования выводов по делу» (Фаткуллин Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. С. 70).

Многогранность понятия «пределы доказывания» обусловливает правомерность различных подходов к определению границ исследования обстоятельств дела. Попытаемся с этих позиций определить тот момент, когда органы, ведущие уголовный процесс, вправе считать цели доказывания достигнутыми.

  1.  Доказывание может быть признано достигшим своей цели, когда с необходимой степенью надежности установлены все подлежащие доказыванию обстоятельства. Следовательно, пределы доказывания определяются как широта (полнота) установления подлежащих доказыванию обстоятельств и глубина исследования каждого из них. В этом смысле пределы доказывания действительно сливаются, если не с предметом доказывания, то с совокупностью подлежащих доказыванию обстоятельств, ибо они определяют не только перечень обстоятельств, характеризующих предмет доказывания по конкретному уголовному делу, но и совокупность промежуточных и вспомогательных фактов, необходимых для установления каждого из них. Ошибки в определении круга подлежащих доказыванию обстоятельств, как и ошибки в определении требуемой глубины исследования того или иного обстоятельства, ведут к неполноте установления обстоятельств дела, что может обусловить необоснованное процессуальное решение, неправильную правовую квалификацию деяния. Во избежание ошибок доказывание осуществляется в двух направлениях — вширь, т.е. путем установления всех обстоятельств, имеющих значение для дела, и вглубь, т.е. путем установления каждого имеющего значение для дела обстоятельства с достаточной для целей доказывания степенью конкретизации и надежности.
  2.  Доказывание может быть признано достигшим своей цели, когда все указанные выше обстоятельства надежно подтверждены необходимой и достаточной для этого совокупностью доказательств. Понятие необходимой совокупности доказательств характеризует широту исследования обстоятельств дела и исключает пробелы в установлении фактических обстоятельств дела. Необходимыми являются все доказательства, содержание которых связано с подлежащими доказыванию обстоятельствами, т.е. все относимые доказательства. Понятие достаточной совокупности доказательств характеризует полноту и глубину исследования каждого подлежащего доказыванию факта и обеспечивает надежность вывода о доказанности каждого факта.

Достаточная совокупность доказательств в литературе рассматривается с двух сторон — количественной и качественной. Количественная сторона пределов доказывания не может быть выражена в цифровых показателях, поэтому она раскрывается через понятие «совокупность доказательств» и через сопоставление этой совокупности с предметом доказывания. Пределы доказывания, очевидно, не достигнуты, если:

а) в деле отсутствуют доказательства какого-либо имеющего значение для правильного разрешения дела обстоятельства;

б) имеющиеся доказательства не позволяют установить это обстоятельство с требуемой глубиной и полнотой;

в) доказанность этого обстоятельства вызывает сомнения.

Оценка количественной характеристики достаточности собранной по делу совокупности доказательств осуществляется по внутреннему убеждению субъекта доказывания с учетом требования закона об обоснованности процессуального решения и выработанных практикой стандартов доказывания. Пределы доказывания всегда содержат некоторое количество избыточной информации, собранной в целях обеспечения надежности вывода о достаточности собранной совокупности доказательств для обоснования выводов по уголовному делу. Такая избыточность доказательств считается оправданной.

Качественная сторона пределов доказывания проявляется во взаимосвязи и непротиворечивости имеющихся доказательств, позволяющих формировать выводы в одном направлении. Даже очень большое количество собранных органом расследования доказательств не является мерилом пределов доказывания, если эти доказательства позволяют обосновать взаимоисключающие выводы. Противоречивые доказательства означают и противоречия в установленных обстоятельствах дела, поэтому пока существенные противоречия не устранены, вывод о доказанности обстоятельств дела продолжает оставаться сомнительным, не достоверным, а значит, требуется продолжение доказывания.

Надежность совокупности доказательств означает ее способность сохранять свою силу в будущем. Надежные доказательства образуют такую систему, свойства которой сохраняются при выбывании одного или нескольких ее элементов (например, в случае смерти важного свидетеля, изменения показаний обвиняемым, утраты вещественного доказательства). Объединенные в систему доказательства взаимно дополняют и усиливают друг друга, укрепляя надежность вывода, вытекающего из каждого доказательства. Если все выводы органа уголовного преследования, как это часто бывает, группируются только вокруг показаний обвиняемого, признающего свою вину, отказ обвиняемого подтвердить эти показания в судебном заседании способен разрушить всю систему доказательств.

Оценка достаточности совокупности доказательств предполагает предварительную оценку каждого доказательства с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Доказательства, не отвечающие этим критериям, не могут использоваться для обоснования каких-либо выводов, следовательно, не учитываются при оценке совокупности доказательств в целом.

  1.  Наконец, доказывание может быть признано достигшим своей цели, когда органом расследования произведен тот объем работы, т.е. следственных и иных процессуальных действий, который позволяет сформировать необходимую и достаточную совокупность доказательств. Это означает, что следователем были выдвинуты и проверены все объективно возможные версии. В результате этой деятельности в уголовном деле образуется фактический объем доказательств, превышающий критерии необходимости и достаточности.

Фактический объем имеющихся в деле доказательств, таким образом, включает в себя не только те доказательства, которые признаны необходимыми и достаточными, но также те, которые были получены в процессе проверки не подтвердившихся впоследствии версий; доказательства, которые были получены в процессе поиска относимых доказательств; доказательства, исключенные из совокупности доказательств в силу того, что были получены с нарушением закона; доказательства сомнительные или недостоверные. Ошибочное отождествление фактического объема доказательств с необходимой и достаточной совокупностью доказательств, т.е. неправильное определение границ доказывания, может привести к «недобору» доказательственной информации. Вывод следователя, прокурора о достижении цели доказывания может быть поколеблен, если в судебном разбирательстве произойдет изменение оценки доказательств. Фактический объем доказательств остается прежним, однако он уже не образует достаточной и надежной совокупности доказательств. С учетом сказанного пределы процессуального доказывания могут быть правильно определены только на основе относимых, допустимых и достоверных доказательств, а поскольку оценка доказательств осуществляется на разных стадиях процесса разными субъектами, их оценка пределов доказывания может не совпасть.

Рассмотренные стороны понятия пределов доказывания имеют самостоятельное значение, не совпадающее полностью со значением других его сторон. Различна их не только качественная, но и количественная характеристика. Следственное действие позволяет получить не одно, а несколько доказательств, каждое из которых или все вместе могут устанавливать один или несколько фактов. Например, при осмотре места происшествия обнаружены следы крови, часть этих следов изъята в качестве вещественного доказательства для последующего исследования специалистами. Здесь же обнаружены следы обуви неизвестного лица, отпечатки пальцев руки, изготовлены их слепки и оттиски. С другой стороны, одно и то же обстоятельство может быть установлено несколькими доказательствами, полученными разными процессуальными способами.

В то же время все три стороны понятия пределов доказывания взаимосвязаны: глубина и полнота исследования обстоятельств дела обеспечиваются надежностью и достаточностью полученных при производстве необходимых процессуальных действий доказательств3.

Правильное установление пределов доказывания по делу играет огромную роль в практической деятельности субъектов уголовного процесса. Во-первых, оно способствует упорядочению собирания и следования доказательств в объеме, необходимом для формирования у представителей правоприменительных органов достоверных выводов относительно предмета доказывания. Во-вторых, оно способствует применению наиболее эффективных и в то же время экономичных средств собирания и использования доказательственной информации. В-третьих, правильное определение пределов доказывания – необходимое условие обеспечения достаточной глубины познания соответствующих обстоятельств, как и необходимой надежности и убедительности результатов такого познания4.

Неправильное установление пределов доказывания проявляется в их необоснованном расширении или сужении. Необоснованное расширение пределов доказывания может быть вызвано различными причинами. Так, могут доказываться обстоятельства, не имеющие значение для дела. Во избежание этого нужно исходить из того, что предмет и пределы доказывания всегда взаимосвязаны и зависят от состава преступления, вменяемого обвиняемому. При доказывании орган расследования обязаны выполнить требования уголовного закона, касающиеся пределов детализации конкретного состава преступления.

Причиной неоправданного расширения пределов доказывания может быть установление обстоятельств, уже достоверно доказанных. Такие ошибки наиболее вероятны на этапе проверки собранных по делу доказательств.

Необоснованное расширение пределов доказывания иногда связано также с выяснением обстоятельств, которые этого не требуют, либо обстоятельств, процесс доказывания которых является усеченным. К ним относятся общеизвестные, преюдициально установленные и законом презюмируемые факты.

Нарушение пределов доказывания в сторону их сужения может быть вызвано неправильным применением норм материального закона. Если, например, субъект доказывания совершенное обвиняемым деяние квалифицировал неверно, то существенные обстоятельства такого дела могут остаться не установленными или установленными не в полном объеме.

Сужение пределов доказывания может быть связано также с нарушением норм процессуального закона. Еще не изжиты случаи, когда субъект доказывания проявляет обвинительный уклон, когда признательные показания обвиняемого признаются «главным» доказательством по делу, игнорируются обстоятельства, противоречащие обвинению.

Несмотря на единый характер требований к полноте установления обстоятельств дела, предъявляемых на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, и к степени достоверности полученных знаний и сформулированных выводов, границы судебного доказывания (доказывания, осуществляемого в суде) могут существенно отличаться от пределов доказывания, установленных органом расследования. Пределы доказывания в стадии судебного разбирательства предопределены объемом предъявленного лицу обвинения (ст. 301 УПК), поэтому суд не вправе устанавливать факты и обстоятельства, выходящие за рамки обвинения. Однако, как представляется, это не распространяется на промежуточные и вспомогательные факты. Поэтому ошибка органа расследования в определении круга таких фактов может быть исправлена в суде путем допроса дополнительных свидетелей, исследования представленных сторонами дополнительных доказательств, назначения судебных экспертиз. Существенное влияние на расширение пределов доказывания в суде оказывает его состязательная форма, дающая возможность стороне защиты восполнить имеющиеся с ее точки зрения пробелы в доказательственном материале и установлении имеющих значение для защиты, но не установленных в досудебном производстве обстоятельств.

3 Субъекты доказывания

Действующий уголовно-процессуальный закон не употребляет специального понятия «субъекты доказывания». Раздел второй УПК «Государственные органы и другие участники уголовного процесса» содержит в себе перечень государственных органов, должностных и частных лиц, которые при производстве по материалам и уголовному делу в той или иной степени вступают в соответствующие правоотношения, выполняя при этом определенную функцию.

Никакой специальной дифференциации этих участников применительно к доказыванию в уголовном процессе законодатель не произвел. Между тем выяснение этого вопроса имеет значение как с теоретической, так и с практической точки зрения.

В юридической литературе отсутствует единство взглядов и представлений относительно того, кого и на каком основании следует относить к числу субъектов уголовно-процессуального доказывания.

Своего рода классическим можно считать определение субъектов доказывания, данное И. Л. Петрухиным: «Субъекты доказывания - это  органы и лица, играющие в доказывании не разовую или эпизодическую, а постоянную, длительную роль (хотя бы в пределах одной стадии процесса), то есть: а) осуществляющие доказывание (собирание, проверка, исследование, оценка доказательств) и ответственные за него, б) имеющие право на активное и продолжительное участие в процессе доказывания для отстаивания своих  или  представляемых  интересов,  охраняемых  законом.

Остальные субъекты процессуальных прав и обязанностей (не субъекты доказывания) могут играть в доказывании вспомогательную  или эпизодическую роль, не обладая при этом собственным процессуальным интересом»5.  

Таким образом, для определения субъектов доказывания необходимо наличие одного из двух критериев: ответственности за осуществление доказывания либо права на отстаивание своего или представляемого правового интереса. Кроме того, признаком субъекта доказывания является достаточно длительное участие в доказывании, определяемое пределами хотя бы одной стадии уголовного процесса. В соответствии с этими критериями, И.Л. Петрухин относит к субъектам доказывания органы предварительного расследования, прокурора и суд, с одной стороны, а также государственного обвинителя, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, защитника и представителей, - с другой. Все остальные включены им в группу иных субъектов, привлекаемых к доказыванию, но не являющихся субъектами доказывания.

По мнению О.В. Левченко, субъектов доказывания в уголовном процессе можно классифицировать на две группы: «при широком понимании субъектом доказывания выступает каждый участник уголовного процесса, который законом отнесен или к стороне обвинения, или к стороне защиты»6. Они на протяжении уголовно-процессуальной деятельности вступают между собой в различные правоотношения, особенностью которых является безусловное наличие одного из участников, наделенного обязанностью доказывания. Существует также еще одна группа субъектов доказывания, понимаемая в узком смысле. Она включает любого субъекта «уголовно-процессуального правоотношения, который уполномочен законом нести обязанность и обладает правом доказывания обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а также имеющий правовой интерес в установлении истины по делу. К таким субъектам относятся суд, прокурор, следователь, дознаватель, частный обвинитель»7.

В юридической литературе встречаются также другие суждения по данной проблеме. Например, Ц.М. Каз отмечает: «Выявление круга субъектов доказывания невозможно без рассмотрения вопроса о лицах, участвующих в деле в качестве субъектов процессуальной деятельности, и характера выполняемых ими функций»8. При этом под процессуальной функцией автор понимает целенаправленную деятельность субъектов уголовного процесса, способных выражать свое суждение по основным вопросам, составляющим сущность дела, и отстаивать его путем собирания, исследования и оценки доказательств. Определив таким образом содержание процессуальных функций, Ц. М. Каз делает вывод: «Это дает основание утверждать, что субъектами доказывания в… уголовном процессе являются участники процесса, осуществляющие процессуальные функции.

К таким субъектам доказывания относятся: суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, в том числе законные, общественные обвинители и защитники»9.

Л.Д. Кокорев определяет основания классификации субъектов доказывания с учетом наличия у участников процесса обязанности доказывания и личного интереса в исходе дела. В связи с этим он выделяет среди субъектов доказывания а) группу государственных органов и должностных лиц, б) заинтересованных в исходе дела участников процесса и их представителей, в) адвокатов (защитников обвиняемых или представителей потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков), г) общественных обвинителей и общественных защитников. Всех остальных участников правоотношений он не считал субъектами доказывания: «Так, например, доказыванию содействует процессуальная деятельность свидетелей, экспертов, понятых, специалистов и других лиц, но они не осуществляют доказывания в смысле собирания, проверки и оценки доказательств, поэтому и не относятся к субъектам доказывания»10.

А.Р. Белкин не согласен с подобным утверждением и считает, что правоприменительная практика уже давно фактически ставит вопрос о признании субъектами доказывания судебного эксперта и оперативного работника. По его мнению, эксперт не только исследует доказательства, в том числе и в судебном разбирательстве, но иногда вынужден и собирать их - при работе с микрообъектами, а также при получении образцов для сравнительного исследования при производстве трасологических, баллистических и некоторых иных экспертиз11.

Наиболее широко трактует вопрос о субъектах доказывания в уголовном судопроизводстве Ю.К. Орлов. По его мнению, под субъектами доказывания следует понимать «любые органы и лица, которые принимают какое-то участие в доказательственной деятельности и обладают определенными правами и обязанностями»12. Помимо публичных субъектов и участников процесса, имеющих по делу собственный или представляемый интерес, к этой категории он относит лиц, являющихся источниками доказательственной информации (свидетели, эксперты и специалисты), и лиц, выполняющих технические или вспомогательные функции (переводчик, секретарь судебного заседания, понятые и иные участники следственных действии)13.

Исходя из анализа уголовно-процессуального закона к субъектам доказывания относятся: органы дознания, начальник органа дознания, лицо, производящее дознание, следователь, начальник следственного подразделения, прокурор (государственный обвинитель), подозреваемый, обвиняемый, их защитник и законный представитель, частный обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, иные физические и юридические лица.

Некоторые из них осуществляют доказывание по материалам и уголовным делам в силу возложенной на них обязанности, а другие – в силу предоставленного им права.

Таким образом, субъекты доказывания - это участники уголовного процесса, которые в соответствии с УПК обязаны осуществлять доказывание по материалам и уголовным делам либо вправе принимать в нем участие.

В связи с этим субъекты доказывания могут быть классифицированы следующим образом:

1)  участники уголовного процесса, которые обязаны осуществлять доказывание;

2)  участники уголовного процесса, которые вправе принимать участие в доказывании.

К субъектам доказывания, которые обязаны осуществлять доказывание всех обстоятельств, указанных в ст. 89 УПК, относятся:

- орган уголовного преследования;

- государственный обвинитель;

- частный обвинитель.

В соответствии со ст. 18 УПК орган уголовного преследования обязан принять все предусмотренные законом меры по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств уголовного дела, собрать доказательства, как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, защиты прав и законных интересов участвующих в уголовном деле лиц. Решение о виновности либо невиновности обвиняемого суд выносит лишь на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке. Согласно ч. 2 ст. 102 УПК, обязанность доказывания наличия оснований уголовной ответственности, вины обвиняемого и других обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, лежит на органе уголовного преследования, а в судебном разбирательстве на государственном или частном обвинителе, за исключением уголовных дел ускоренного производства, рассматриваемых без участия государственного обвинителя. При этом, согласно ч. 2 ст. 16 УПК, орган уголовного преследования и суд не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого.

По делам о предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших психическим расстройством (заболеванием) после совершения преступления, обязанность доказывания обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 443 УПК, на стадии предварительного расследования лежит на органе уголовного преследования, а в судебном разбирательстве - на прокуроре, участвующем в судебном заседании.

На частном обвинителе обязанность доказывания наличия оснований уголовной ответственности, вины обвиняемого и других обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, возлагается при поддержании им обвинения в судебном заседании. Хотя частный обвинитель сохраняет за собой право в любой момент от обвинения отказаться, в судебном разбирательстве он должен представить все находящиеся в его распоряжении доказательства виновности обвиняемого, указать на другие известные ему доказательства и обосновать свои требования.

Субъектами доказывания, которые вправе принимать участие в доказывании, являются:

1) участники уголовного процесса; защищающие свои права и интересы: подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик;

2) участники уголовного процесса, защищающие представляемые права и интересы: защитник, законный представитель, представитель;

3) иные физические и юридические лица.

Участники уголовного процесса,  относящиеся к стороне обвинения и стороне защиты, согласно ч. 4 ст. 24 УПК, вправе участвовать в исследовании доказательств, представлять доказательства, заявлять ходатайства, направленные на получение новых доказательств, давать оценку имеющимся в деле доказательствам, участвовать в судебных прениях, где также оцениваются исследованные доказательства.

Участие в доказывании подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика – это не бремя, не обязанность доказывания, а реализация их соответствующего права.

Подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свои утверждения, подтверждающие или опровергающие подозрение или обвинение, а также отыскивать доказательства в их подтверждение. При отрицании вины они не должны указывать и представлять доказательства своей невиновности. Обнаружение такого рода доказательств - обязанность органов уголовного преследования и стороны обвинения в судебном заседании.

Потерпевший, обладая широкими правами в доказывании, не обязан ни представлять доказательства в обоснование обвинительного тезиса, ни убеждать орган уголовного преследования и суд в обоснованности обвинения.

В то же время он несет обязанность наравне со свидетелем по сообщению органу уголовного преследования и суду всей фактической информации, известной ему по делу. За отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний потерпевший несет уголовную ответственность, за исключением случаев отказа от дачи показаний в отношении самого себя, членов своей семьи и близких родственников (ст. 401 и 402 УК).

Гражданский истец вправе, но не обязан доказывать основания и размеры иска. Этим гражданский истец в уголовном процессе отличается от истца в гражданском судопроизводстве, где доказывание иска - забота истца, который рискует получить отказ в удовлетворении искового требования, если не докажет его. На гражданском истце при производстве по уголовному делу не лежит юридическая обязанность доказывания ни в смысле обязательного выдвижения тех или иных доводов, ни в смысле их обоснования, ни в смысле отыскания и представления доказательств, подтверждающих гражданский иск. Вместе с тем законом установлена обязанность гражданского истца по требованию органа, ведущего уголовный процесс, представлять имеющиеся у него предметы и документы, связанные с предъявленным иском (п. 3 ч. 2 ст. ст. 53 УПК). Однако это предписание закона не может рассматриваться как обязанность доказывания, возложенная на гражданского истца.

Тем не менее, несмотря на возложение бремени доказывания гражданского иска на орган уголовного преследования, с точки зрения практической реализации соответствующего требования УПК в большинстве случаев должно предполагаться не посильное участие гражданского истца в процессе доказывания, а активное и, в том числе, доминирующее. Так, при определении размера имущественного вреда по подавляющему большинству уголовных дел стоимость материальных ценностей устанавливается на основе показаний потерпевшего, подтверждённых имеющимися в наличии документами либо справками юридических лиц. Причём интересы уголовного дела (при решении вопроса о квалификации преступления и избрании меры наказания) предполагают определение только реального ущерба. Размер упущенной выгоды, в силу изложенного, не должен быть предметом исследования до тех пор, пока истец не заявит требование о полном возмещении убытков. Если соответствующее заявление поступит, то к нему должен быть приложен необходимый расчёт, подтверждающий реальность получения определённых доходов. И только тогда, когда у органа уголовного преследования возникнет сомнение в точности представленного истцом размера как прямого ущерба, так и упущенной выгоды, он (орган уголовного преследования) может прибегнуть к помощи специалистов. При этом подчеркнём, что такие же последствия наступают и в случае затруднения или невозможности оценки стоимости имущества, явившегося объектом преступного посягательства.

Возмещение вреда, причинённого жизни или здоровью гражданина, зависит только от волеизъявления потерпевшего или лиц, понесших ущерб в результате смерти кормильца. При наличии такового они должны предъявить справку о составе утраченного заработка (дохода); заключение МРЭК (судебно-медицинской экспертизы), на основе которого определяется степень утраты профессиональной или общей трудоспособности, нуждаемость в дополнительных расходах; документы, подтверждающие понесённые дополнительные расходы. Из всех перечисленных документов орган уголовного преследования по своей инициативе может истребовать только справку о доходах, поскольку остальные из них невозможно получить без содействия потерпевшего. Следовательно, собирание доказательств размера иска о возмещении физического вреда будет в основном сводиться либо к их предоставлению гражданским истцом, либо к их истребованию по ходатайству гражданского истца.

В то же время не должен подвергаться сомнению тезис об исключительной обязанности органа уголовного преследования доказывать основание гражданского иска ввиду того, что таковым является наличие субъективных и объективных элементов состава преступления.

Гражданский ответчик располагает процессуальными правами, позволяющими ему опровергать основания и размер предъявленного к нему иска. Однако в уголовном процессе на нем не лежит юридическая обязанность выдвигать возражения против гражданского иска и обосновывать эти возражения доказательствами. В этом отношении положение гражданского ответчика аналогично положению обвиняемого, который по большинству уголовных дел самостоятельно возмещает вред, причиненный им в ходе совершения преступления.

Гражданский ответчик может утверждать, что преступление, причинившее вред, было совершено не обвиняемым, а другими лицами, что между вредом и действиями обвиняемого нет причинной связи и т. д. Лицо, производящее дознание, следователь и суд не вправе обязать гражданского ответчика представить доказательства в подтверждение этих и других утверждений. Обязанность собирания соответствующих доказательств лежит на органе, ведущем уголовный процесс, и не может быть переложена на гражданского ответчика.

Однако гражданский ответчик обязан представить по требованию органа, ведущего уголовный процесс, имеющиеся у него предметы и документы (п. 2 ч. 2 ст. 55 УПК). Если гражданский ответчик отказывается добровольно выдать находящиеся у него доказательства, возможно проведение обыска и выемки. Вместе с тем требование лица, производящего дознание, следователя или суда выдать доказательства, обращенное к участнику процесса, не перелагает на него обязанность доказывания, а служит лишь способом осуществления этой обязанности органом, ведущим уголовный процесс.

Особую группу субъектов доказывания образуют участники процесса, принявшие на себя обязанность защищать подозреваемого, обвиняемого или представлять интересы потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика.

Защитники и представители выступают как самостоятельные субъекты доказывания. При этом они независимы при выборе методов и средств защиты или представительства и несут по отношению к своему подзащитному или представляемому лицу лишь общую обязанность защищать его интересы всеми допускаемыми законом средствами.

Во исполнение этой обязанности защитник и представитель не только могут, но и должны активно и целеустремленно использовать свои процессуальные права для выявления обстоятельств, устраняющих или смягчающих уголовную ответственность подозреваемого, обвиняемого, а в случае представительства - для выявления обстоятельств, наличие которых служит основанием для законных требований потерпевшего, гражданского истца или ответчика.

Вместе с тем защитник или представитель могут ограничиться указанием на обстоятельства, оправдывающие обвиняемого или подтверждающие интересы представляемого, и не привести достаточных доказательств их существования (например, ограничиться указанием на неисследованность версии об алиби и не представить всех необходимых доказательств, подтверждающих его). Следователь, суд сами обязаны обнаружить, истребовать и исследовать доказательства, на основании которых устанавливаются эти обстоятельства, если они действительно имеют значение для дела. Пока обстоятельства, оправдывающие обвиняемого, не опровергнуты, обвинение считается недоказанным.

Общая обязанность защищать интересы, например, подозреваемого, обвиняемого не совпадает с обязанностью доказывания, лежащей на органе уголовного преследования. Обязанность защищать может быть реализована и без доказывания каких-либо положительных фактов: иногда достаточно подвергнуть сомнению основания подозрения, обвинения. Поэтому можно говорить о наличии у защитника, представителя обязанности участвовать в доказывании, но не о переходе на него обязанности доказывания.

Защитник несет обязанность участвовать в доказывании в том смысле, что должен использовать все предоставленные ему законом возможности для установления обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность. Обязанность доказывания защитником ограничена определенной частью обстоятельств дела. В ч. 2 ст. 48 УПК указано, что защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выяснения обстоятельств, оправдывающих подозреваемого, обвиняемого, смягчающих ответственность обвиняемого, и оказывать им необходимую юридическую помощь. Но ненадлежащее исполнение защитником этой обязанности не должно повлечь за собой отрицательных процессуальных последствий.

В силу ч. 3 ст. 103 УПК, защитник вправе представлять доказательства и собирать сведения, необходимые для защиты прав подозреваемого, обвиняемого и оказания им юридической помощи, путем опроса физических лиц, а также запрашивать справки, характеристики и иные документы или их копии; запрашивать с согласия подозреваемого, обвиняемого мнения специалистов для разъяснения возникающих в связи с осуществлением защиты вопросов, требующих специальных знаний. При этом защитник не вправе оказывать незаконное воздействие на лиц при получении сведений в интересах защищаемого им лица.

Законный представитель обязан участвовать в уголовном процессе в целях защиты интересов представляемого лица. Он - самостоятельный участник процесса доказывания и не связан позицией представляемого лица и защитника. Участие защитника не освобождает законного представителя подозреваемого, обвиняемого от выполнения его функции по защите интересов представляемого лица. Для законного представителя характерно то, что он, участвуя в доказывании, в большинстве случаев совмещает эту процессуальную функцию с участием по делу в качестве свидетеля, гражданского ответчика. В таких случаях он одновременно пользуется правами и несет обязанности этих участников уголовно-процессуальной деятельности.

Законный представитель на предварительном следствии и дознании вправе заявлять ходатайства и представлять доказательства, участвовать по его ходатайству или ходатайству представляемого им лица в производимых органом уголовного преследования с участием представляемого им лица следственных или других процессуальных действиях, знакомиться с уголовным делом по окончании предварительного расследования.

В судебном разбирательстве законный представитель участвует в доказывании наравне с другими его участниками - защитником, потерпевшим и др. Он имеет право обжаловать приговор и участвовать в рассмотрении дела вышестоящим судом. Суд должен по своей инициативе выяснить мнение законного представителя по возникающим вопросам наряду с мнением других участников судебного разбирательства. Учитывая возможную юридическую неосведомленность законного представителя, суд в течение всего судебного следствия активно способствует использованию им своих прав на участие в доказывании.

Следует иметь в виду, что законный представитель - это лицо, заинтересованное в исходе дела, что обязывает суд критически относиться к его объяснениям и занятой позиции. Законный представитель, как и потерпевший, не удаляется из зала судебного заседания вместе со свидетелями и в течение всего судебного разбирательства является его участником.

Сказанное во многом относится и к представителю потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Также как и законный представитель, представители указанных лиц участвуют в процессе в целях защиты их интересов. Они в ходе производства по уголовному делу вправе заявлять ходатайства и представлять доказательства, участвовать в производимых органом уголовного преследования следственных или других процессуальных действиях, знакомиться с уголовным делом по окончании предварительного расследования и т.д. Представитель в судебном разбирательстве участвует в доказывании наравне с потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком. Он имеет право обжаловать приговор и участвовать в рассмотрении дела вышестоящим судом. Суд должен по своей инициативе выяснить мнение представителя по возникающим вопросам наряду с мнением других участников судебного разбирательства. Представитель, как и потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, не удаляется из зала судебного заседания вместе со свидетелями и в течение всего судебного разбирательства является его участником.

Согласно закону орган уголовного преследования и суд могут приобщить к делу доказательства, представленные любыми физическими и юридическими лицами (ч. 4 ст. 103 УПК). Доказательства представляются по собственной инициативе этих лиц. Изъятие предметов и документов, находящихся у граждан, юридических лиц, органами предварительного расследования в ходе обыска, выемки либо представленных по требованию суда понятием «представление доказательств» не охватывается. Представляя доказательства, граждане и должностные лица становятся участниками соответствующего действия по собиранию доказательств.


Литература

Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс): курс лекций под общ. ред. Г.И. Загорского Волтерс Клувер • 2010 год • 559 страниц

Уголовно-процессуальное право (Уголовный процесс): учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки «Юриспруденция» под ред. А.В. Ендольцевой, О.В. Химичевой, Е.Н. Клещиной Юнити-Дана; Закон и право • 2014 год • 727 страниц

Уголовный процесс: учебник под ред. А.П. Гуськовой, Ф.К. Зиннурова ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2012 год • 663 страницы

Уголовный процесс: учебник Вандышев В.В., Гельдибаев М.Х. ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2009 год • 719 страниц

Адвокат в уголовном процессе: учебное пособие Колоколов Н.А., Эриашвили Н.Д., под ред. Н.А. Колоколова, Ревина И.В., Рябинина Т.К., Чеботарева И.Н. ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2012 год • 375 страниц

Актуальные проблемы уголовно-процессуального права: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» под ред. О.В. Химичевой, О.В. Мичуриной Юнити-Дана; Закон и право • 2014 год • 287 страниц

Организационно-правовой механизм обеспечения допустимости доказательств в досудебном производстве: Учебное пособие Агутин А.В., Карамышев Д.А. Юркомпани • 2010 год • 172 страницы

Предварительное следствие в органах внутренних дел. Схемы: учебное пособие под ред. Н.В. Румянцева, Ф.К. Зиннурова ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2012 год • 127 страниц

Предварительное следствие: учебник под ред. М.В. Мешкова Юнити-Дана • 2012 год • 559 страниц

Судебный контроль в уголовном процессе: учебное пособие ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право • 2012 год • 847 страниц

1 Банин В. А. Предмет доказывания в советском уголовном процессе: гносеологическая и правовая природа. Саратов, 1981. С. 19.

2 Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. М., 2009. С. 42-43.

3 Лазарева В. А. Доказывание в уголовном процессе: учеб.-практич. пособие. М., 2011. С. 139-144.

4 Иванов А. П. Проблемы процессуального доказывания. Цивильск, 1997. С. 69.

5 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 494.

6 Левченко О.В. Система средств доказывания по уголовным делам. Астрахань, 2003. С.85.

7 Левченко О.В. Указ. соч. С.88.

8  Каз Ц. М. Субъекты доказывания в советском уголовном процессе (государственные органы). Саратов, 1968. С.26.

9  Каз Ц.М. Указ. соч. С.32-33.

10 Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элъкипд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С.222; Кокорев Л.Д., Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995. С. 229-230.

11 Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999. С.26-27.

12 Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М., 2000. С. 17.

13 Орлов Ю.К. Указ. соч. С.17, 22.



21677. Предмет доказывания 61.13 KB   Понятие и содержание предмета доказывания. Понятие и значение предмета доказывания. Содержание предмета доказывания. Характеристика обстоятельств входящих в предмет доказывания. 11401. УСЛОВИЯ И ПРЕДЕЛЫ ДЕЛИКТНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 32.42 KB   Положение усугубляет то обстоятельство, что на сегодняшний день нет какой-либо системной отчетности или других форм контроля, по которым можно было бы проследить, в какой мере государственные органы выполняют возложенные на них обязанности по данному виду защиты гражданских прав. 16554. Реализация права на образование: пределы законодательного обеспечения 10.88 KB   ru Реализация права на образование: пределы законодательного обеспечения Задача законодательства состоит в том числе в том чтобы нормативно обеспечить реализацию гарантированного гражданам Основным законом страны права на образование не допускать или по крайней мере минимизировать возможности его нарушения. Однако складывается ситуация что нередко в противовес сказанному законодательство испытывая на себе влияние обстоятельств экономического политического организационного и иного характера исходит не из приоритета права на... 3074. Основания и пределы ответственности соучастников. Эксцесс исполнителя 5.51 KB   Основание ответственности соучастников совершение деяния содержащего все признаки состава преступления предусмотренного УК ст. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления ч.33 УК за исключением случаев когда они одновременно являлись соисполнителями преступления ч. При совершении преступления специальным субъектом признаки которого указаны в норме Особенной части УК все остальные участники преступления не обладающие признаками... 2843. Новый утилитаризм Дж.Ст.Милля. Роль государства и пределы власти 7.84 KB   МИЛЛЬ Mill Джон Стюарт род. Милль наряду с Контом и Ардиго – наиболее значительный позитивист 19 в. Милль отвергает силлогизм Аристотеля. Милль различает науки о природе историческую науку он также стремится отнести к наукам о природе и науки о духе morl sciences – психология этология наука об обществе – и дает первую обстоятельную теорию экспериментальной науки о природе и описательного метода. 14146. Средства процессуального доказывания 113.62 KB   Выявление и изучение тех или иных пусть даже очень важных для дела обстоятельств предпринимаемые какими-либо лицами помимо указанных в действующем законодательстве специальных средств не могут считаться процессуальным доказыванием в точном смысле слова. Сторонники данного взгляда так или иначе высказываются за то чтобы под этим понятием подразумевались одновременно две относительно самостоятельные категории доказательственного права а именно как сами судебные доказательства в целом так и все процессуальные... 14177. Характеристика уголовно-процессуального доказывания 33.85 KB   Наиболее опасными формами противодействия расследованию являются понуждение следователя к противоправным действиям и решениям путем угроз, физического насилия, подкупа и т.п. Преодоление подобного противодействия требует наличия у следователя таких психических качеств, как мужество, принципиальность, решительность, требует умения просчитывать варианты последствий своих действий по преодолению негативных влияний. 12754. Институт неоконченного преступления, его содержание и особенности доказывания 103.16 KB   Понятие неоконченного преступления и его признаки. Понятие преступления является ключевой центральной категорией уголовного права. Правильное понимание преступления имеет значение не только для правоохранительных органов и судов но и граждан. 20313. Сущность средств доказывания в уголовном процессе Республики Казахстан 98.06 KB   В послании Президента страны народу Казахстана в программе Казахстан-2030 Процветание безопасность и совершенствование благосостояния всех казахстанцев указывается что безопасность социума и отдельно всякого ее члена будет являться прерогативой в проводимой политике государства. Принятие в 1997 году в Республике Казахстан нового Уголовно-процессуального кодекса не обозначает что преобразования в данной ветви право удачны закончены. Вне всякого сомнения что всякое своевременно не выявленное не предупрежденное и нераскрытое... 14148. Теоретико-правовые и методологические основы доказывания в уголовном процессе 38.66 KB   Уголовно-процессуальная форма доказывания. Гносеологическая природа доказывания. Истина как цель доказывания. Доказательственное право и теория доказательств Формирующаяся новая правовая реальность настоятельно требует отказа от догматических представлений об основных уголовно-процессуальных институтах препятствующих их эффективной реализации.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.