Сравнение политической и правовой демагогии

Правосознание также является одной из форм общественного сознания, формой осознания и изменения правовой действительности. Поскольку право определяет общественно полезные и общественно опасные формы поведения, постольку оно не может не порождать к себе определенного отношения

2014-06-18

28.51 KB

1 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Оглавление

[1]
Введение

[2]
Глава 1. Общая характеристика правовой антикультуры

[3] Глава 2. Правовая демагогия

[3.1] 2.1 Понятие и признаки «правовой демагогии»

[3.2] 2.2 Формы правовой демагогии

[4] Глава 3. Сравнение политической и правовой демагогии

[4.1] 3.1 Сущность политической демагогии

[4.2] 3.2 Связь политической и правовой демагогии

[5]
Заключение

[6]

[7] Список использованных источников:


Введение

Общество в отличии от природы, представляет продукт взаимодействия людей, наделенных волей и сознанием. На основе сознания, то есть представлений, идей, переживаний, люди вступают в общественные отношения. Однако сознание личности, группы, общества не только отражает, познает окружающий мир, но и активно преобразует его. Именно общественное и индивидуальное сознание формирует ценностное отношение человека к действительности.

Формами общественного сознания являются мораль, религия, искусство, наука, идеология и т. д. Каждая из этих форм общественного сознания специфически познает окружающую действительность и формируют определенное отношение к ней. Так, например, религия представляет собой особую форму общественного сознания, которая отличается тем, что отражаемые ею отношения между людьми в обществе и отношение людей к природе приобретают фантастический вид. Представления о мирив которые дает религия, проявляются в человеческом сознании в виде иллюзии и веры в наличие сверхъестественного существа или сверхъестественных начал, господствующих как в природе, так и в обществе.

Правосознание также является одной из форм общественного сознания, формой осознания и изменения правовой действительности. Поскольку право определяет общественно полезные и общественно опасные формы поведения, постольку оно не может не порождать к себе определенного отношения Это отношение может быть положительным и выражаться в том, что личность понимает ценность права в жизни общества И стремится следовать его требованиям Но оно может и отрицательным, когда человек считает право ненужным, бесполезным.

Необходимость детального изучения конституционного правосознания обусловлена, прежде всего, практической значимостью соответствующей проблемы, что в особой степени проявилось в новых, современных условиях конституционного развития российской государственности. Конституция РФ 1993 года возвела на высший нормативный уровень новые правовые идеи, принципы, задачи и цели государственного и общественного развития; она знаменовала собой признание общедемократических ценностей современного конституционализма и на этой основе внесла принципиальные изменения как в конституционные институты правового положения личности, так и в систему организации государственной власти. Все это естественным образом предполагает изменение, обновление под воздействием Конституции государственно-правовых идей, принципов, образующих в своей совокупности своего рода идеологический субстрат конституционного правосознания как важный показатель достигнутого уровня правовой и демократической культуры российского общества.

Актуальность темы усиливается еще и тем, что принципиально новые для российского общества конституционные ценности утверждаются в режиме политического и идеологического плюрализма, что гарантировано самой Конституцией (ст. 13). Это способствует росту политической активности российских граждан, многообразию политических партий, движений, развитию самоуправленческих начал в обществе. Однако стремлению граждан управлять делами в различных сферах общественной и государственной жизни противостоит низкий уровень их конституционного правосознания, отсутствие необходимых правовых знаний.

В данной работе, для полного раскрытия темы, будут включены следующие вопросы: понятие и структура правовой культуры общества и личности, роль правосознания и правовой культуры в механизме правового регулирования, понятие правового нигилизма и правового идеализма.

Важное значение для осмысления различных аспектов конституционного правосознания, его роли в становлении правовой российской государственности и формировании в России развитого гражданского общества имеют труды ученых-теоретиков: С.С. Алексеев, В.М. Баранов, Н.Н. Вопленко, В.Н. Кудрявцев, Д.А. Керимов, С.А. Комаров, В.В. Лазарев, В.В. Лапаева, Р.З. Лившиц, В.Я. Любашиц, А.В. Малько, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, B.C. Нерсесянц, Т.Н. Радько, Ю.С. Решетов, Ю.А. Тихомиров, Н.В. Щербакова, Л.С. Явич и др.), мыслителей прошлого (Аристотель, Т. Гоббс, Д. Локк, Ж.Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс, Ф. Энгельс и др.






Глава 1. Общая характеристика правовой антикультуры

Как явление духовной жизни, право принадлежит к сфере общественного и индивидуального сознания. Нормы права, нормативные акты, правоприменительные решения и другие юридические феномены могут рассматриваться как своеобразные теоретические и практические проекции культуры, для обозначения которой в этом качестве науке необходимо специальное понятие. Таким понятием, отражающим особое измерение правовой реальности, выступает категория правовая антикультура.

Необходимым шагом в познании правовой антикультуры выступает изучение ее диалектической связи с правовой культурой 1. При этом стоит обратить внимание на то, что связывает данные правовые явления не только конфликт и их противоположность, но и единство.

Правовая антикультура – это правовая неразвитость субъектов права, наличие серьезных дефектов в их правовых знаниях, убеждениях и в итоге в их правовом поведении.

Рассматривая взаимоотношения правовой культуры и правовой антикультуры, нужно понимать, что правовая культура – это сложный многомерный феномен, понятие которого может характеризировать целую правовую систему в её конкретный исторический период, а также правовая культура может выступать в качестве индикатора правовых явлений.

При первоначальном рассмотрении правовая антикультура выступает явлением, сугубо противоположным правовой культуре. Их противопоставление оправданно и обоснованно. Правовая культура характеризует уровень и качество развития правовой системы. Вместе с тем понять причины, механизм, направленность ее развития становится возможным только в результате анализа взаимодействия правовой культуры и правовой антикультуры. Эти феномены неразрывны и находятся в состоянии диалектической взаимосвязи. 

Правовая культура выступает как форма освоения и преобразования окружающего мира. Диалектический характер взаимосвязи правовой культуры и правовой антикультуры отражает также закон «перехода количественных изменений в качественные». Наглядно можно проследить действие этого закона в таком элементе правовой культуры как правотворчество, в частности, в ситуациях, когда частые изменения, вносимые в нормативный акт, в результате приводят к диалектическому скачку – вследствие множественных изменений правовой акт теряет регулирующий потенциал и возникает необходимость принятия принципиально нового акта (например, история и практика принятия Трудового, Уголовно-процессуального кодексов РФ). 

Правовая антикультура есть только "живое" человеческое явление. Она живет только в дефектном правовом сознании и неправомерном поведении субъектов права, действующих именно в данное время. Живет именно до тех пор, пока действуют неправомерно субъекты права - носители правовой антикультуры. Правовая антикультура имеет две стороны, неразрывно связанные между собой, обусловливающие друг друга: внешнюю (видимую) и внутреннюю (невидимую). Внешняя (видимая) сторона правовой антикультуры предстает перед нами в виде неправомерного поведения субъектов права, а невидимая находится внутри их правосознания в форме несформированных правовых знаний, правовых предубеждений, мотивирующих и направляющих их неправомерную деятельность. Невидимая, находящаяся в правосознании субъектов права, часть правовой антикультуры непосредственно не оказывает влияния на окружающих именно вследствие невидимости окружающим как наличия правовых знаний, так и их отсутствия или неполноты, как правовой убежденности, так и правовой предубежденности субъектов права. И только через свою внешнюю, видимую окружающим сторону правовая антикультура через неправомерное поведение обнаруживает себя, делается доступной для непосредственного восприятия окружающих, их оценки и соответствующего реагирования. Правовая антикультура субъектов права через их неправомерное поведение, разрастаясь через подражание ей людей с низким уровнем правовых знаний и умений, недостаточно сформированной правовой убежденностью, несет в общество правовую десоциализацию 2.

Правовая антикультура, как и правовая культура, субъектов права может быть также материализована (опредмечена) и выражена в тех или иных предметах правовой антикультуры. Так, к примеру, правовая антикультура законодателя материализуется в не правовых законах либо не правовых прецедентных судебных решениях и т.д. Правовая антикультура ученого-юриста может быть опредмечена и выражена в форме научной статьи, монографии, пропагандирующих правовой нигилизм, или в виде проекта нормативного правового акта противозаконного характера и т.п. Правовая антикультура граждан может быть материализована в письменных неправомерных договорах, в письмах депутатам законодательных собраний с предложениями принятия такого-то нового "популистского" правового нормативного акта и т.п. 

Правовая антикультура субъектов права имеет двухуровневую структуру, которая определяется, как и их правовая культура, двусторонностью действующего права - права объективного и права субъективного. Право объективное, как давно установлено наукой о праве, с одной стороны, не может существовать без права субъективного, как и наоборот, - они пронизывают друг друга, а с другой - каждое из них имеет свою особую природу и назначение в правовом регулировании общественной жизни людей. И так как антиправовая культура субъектов права, как и их правовая культура, "живет" в обеих сторонах действующего права, то содержание ее объективно делится на две основные части. Первая часть правовой антикультуры - это общая её часть, которая "живет" в антиправовой деятельности субъектов права в сфере объективного права, а вторая - личностная (ролевая) часть антиправовой культуры проявляется в образе антиправовой деятельности субъектов права в процессе реализации ими своих статусно-ролевых субъективных юридических прав и обязанностей. Каждая из указанных частей правовой антикультуры имеет свое непростое содержание.

1.Структура общей части правовой антикультуры субъектов права состоит из трех элементов:

а) незнания субъектом объективного права либо дефектности этих знаний;

б) его правовой предубежденности;

в) его социально– антиправовой пассивности либо активности.

2.Структура ролевой (личностной) части правовой антикультуры субъектов права носит двусторонний характер в силу двусторонности личностных правоотношений. Субъект права, оказавшись в той или иной статусной роли, наделяется субъективными юридическими правами и обязанностями, которые нормативно установлены законодателем для данного социального статуса, роль в котором занял данный субъект права. Ролевая часть антикультуры субъектов права выражается в разнообразных дефектах при реализации ими правомочий своих субъективных прав.

Существующие в настоящее время научные представления о понятии «правовая антикультура» лишь в общих чертах определяют его. В этой связи важной научно-исследовательской задачей является их уточнение.

По мнению А.С.Бондарева 3 правовая антикультура представляет собой «специфический энтропийный срез правовой действительности, которая охватывает широкий круг разнородных правовых явлений, общность которых отражается в их способности усиливать меру хаоса и беспорядка в правовой системе».

В то же время антикультура может характеризовать не только какое-либо явление целиком, но и его определенное качественное состояние. Например, правосознание как часть правовой культуры может отличаться недостаточным уровнем правовых знаний, их неточностью, искаженным представлением об основополагающих ценностях.

Состояние как форма проявления правовой антикультуры характеризует не только правосознание, но и ряд иных явлений, в частности, процесс правового регулирования. Так, существование пробела означает не что иное, как состояние неурегулированности определенной области общественных отношений. К проявлениям антикультуры как состояния относятся также неконституционность закона и формирующаяся до момента его отмены юридическая практика.

Самостоятельной формой антикультуры являются тенденции развития правовых явлений. Они представляют значительную опасность, поскольку характеризуются наибольшей масштабностью. Примером такой тенденции выступает коррупция. Многочисленные факты совершения должностными лицами преступлений коррупционной направленности убедительно свидетельствуют о коррупции как характерной черте и тенденции функционирования государственного аппарата, борьба с которой в настоящее время приобрела характер общегосударственной проблемы. 

Изучение форм правовой антикультуры является объективно необходимым шагом на пути познания природы этого феномена. 

По способу функционирования различаются активные и пассивные формы правовой антикультуры. Активные формы характеризуют действия субъектов права (к примеру, злоупотребление правом). Пассивная форма не связана с конкретными изменениями в правовой действительности и отражает бездействие субъектов права (ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному»).

В зависимости от способа объективации правовая антикультура может приобретать как материальные, так и идеальные формы. К материальным формам правовой антикультуры относятся поведение и его результаты (в частности, гражданские деликты, преступления, причиненный имущественный ущерб и т. д.). Идеальные формы лишены «материальной оболочки» и характеризуют состояния явлений и процессов (например, такие деформации правового сознания, как правовой инфантилизм, правовой дилетантизм, правовая демагогия, правовой идеализм (фетишизм), а также пробелы, коллизии в правовом регулировании).

Правовой инфантилизм характеризуется неполнотой требуемых правовых знаний, несформированностью твердых положительных правовых установок при личной уверенности субъекта права в обладании глубокими правовыми познаниями. Правовой дилетантизм - небрежное отношение к праву, правовым ценностям, вызванное не умыслом достижения противоправных целей, а отсутствием достаточных правовых знаний. Правовая демагогия есть разновидность социальной демагогии с общественно опасным противоправным обманным намерением субъекта права эффективно воздействовать на правовые чувства, знания людей посредством ложного одностороннего либо грубо извращенного представления правовой действительности для достижения собственных порочных корыстных целей, обычно скрываемых под видом пользы народу и благосостояния государства. Правовой идеализм (фетишизм) заключается в незнании природы и сущности права, вследствие чего преувеличиваются его регулятивные возможности, всесилие в жизни общества. Правовой нигилизм - наиболее опасный и широко распространенный в современном правовом пространстве феномен. Принято считать, что термин "нигилизм" происходит от латинского слова "nihil", которое переводится как "ничто", "ничего". Он (нигилизм) означает крайне негативное отношение к любым общепринятым социально необходимым ценностям; решительно отрицая эти ценности, нигилизм не выдвигает никаких позитивных программ. В зависимости от содержания отрицаемых ценностей различают нигилизм нравственный, политический, правовой и т.д. Н.И. Матузов 4 обратил внимание на то, что «при анализе нигилизма следует иметь в виду: не всякое отрицание чего-либо в обществе есть нигилизм. Нигилистическое и диалектическое отрицания - разные вещи, последнее шире первого (нигилистического)».

Сопоставление отрицания нигилистического и диалектического принципиально важно, так как позволяет дать более глубокое понимание нигилизма. Диалектическое отрицание призвано устранить устаревшее, отжившее, сохранив и развив все положительное в общественной жизни, а нигилистическое отрицание не признает объективно и абсолютно необходимые в данных условиях социальные ценности. К примеру, анархисты отрицают государство и право в социально противоречивом, неоднородном обществе, без которых оно нежизненно. Будучи разновидностью социального нигилизма, правовой нигилизм отрицает исторически необходимое данному обществу право, не признает его социальной ценности и проявляется в негативно-отрицательном, неуважительном отношении ко всему правовому - праву, законности, правопорядку и т.д. Он не сопряжен с позитивной программой совершенствования какой-либо сферы общества, следовательно, несет лишь разрушительное начало. Таким образом, правовой нигилизм принципиально отличается от конструктивной правовой критической оценки несовершенных сторон функционирующих правовых систем.


Глава 2. Правовая демагогия

2.1 Понятие и признаки «правовой демагогии»

Правовая демагогия, как особый вид социальной демагогии, представляет собой юридически значимое воздействие на чувства, знания и действия людей (греч. dеmagogia, от demos – народ и ago – веду). Она связана с обманом в определённых целях, “с активным влиянием” на сознание, разум и деятельность лиц, представляющих интерес для демагога. Правовая демагогия – это особый вид социальной демагогии, состоящей в общественно-опасном, намеренном, обманном, конфликтном внешне эффектном воздействии лица либо различных объединений на чувства, действия людей путём различных форм ложного одностороннего либо грубо извращённого представления правовой деятельности для достижения собственных порочных коростных целей, обычно скрываемых под видом пользы народу и благосостояния государству.

Субъектами правовой демагогии являются отдельные лица или их организации (объедения), участвующие в политико-правовой деятельности.

Объектом правовой демагогии (предметом) выступает только юридическое явление.

Существуют особые формы проявления правовой демагогии, например: требование, принять нормативно-правовой акт по предмету, который не может быть объектом юридической регуляции; предложение отменить научно обоснованный и эффективный нормативно-правовой акт, который является обременительным для определённой части граждан, но в целом необходим отдельному государству или всему мировому сообществу; сугубо эмоциональная критика конституции и иных законов государства; обвинение того или иного известного деятеля, должностного лица, влиятельной организации в совершении тяжкого преступления без предоставления достаточных реальных доказательств; предложение о необходимости “сотрудничества” власти и мафии и мн. др.

По мнению В.М.Баранова5, юридическая демагогия является самостоятельной, хотя и малоразработанной категорией юридической науки. В.М. Баранов выделил следующие признаки юридической демагогии: 

1) является юридически значимым видом социальной демагогии;

2) основана на намеренном обмане (часто в синтезе с правдой);

3) круг ее субъектов неограничен (в тоталитарном государстве к ним относится только господствующий класс);

4) связана с оперированием специальными недоброкачественными приемами (дробление юридической информации, умолчание, заведомо ложный комментарий, ложная аналогия и др.);

5) преследует морально порочные, корыстные цели;

6) рассчитана на доверие и одобрение народа;

7) имеет особые формы проявления (требование принять закон, который невозможно принять, или отменить необходимый; искусственное противопоставление нормативных актов; обнаружение мнимых пробелов в праве; неосновательная критика Конституции и др.);

8) носит социально вредный характер

2.2 Формы правовой демагогии

По мнению В.Н.Карташова 6 «к формам проявления юридической демагогии необходимо относить следующие разновидности деятельности:

а) разнообразные манипуляции с нормативными правовыми актами (необоснованное требование принять объективно ненужный в настоящее время закон или отменить эффективно действующий нормативный правовой акт, выявление «мнимых» пробелов и противоречий в праве и т.д.);

б) надуманные обвинения судей и сотрудников правоохранительных органов (следователей, прокуроров, адвокатов и др.) в излишнем гуманизме либо в суровости принимаемых ими к правонарушителям мер;

в) попытки в любых юридических решениях увидеть ограничения прав и свобод человека, нарушения международных стандартов, общепризнанных принципов и норм;

г) огульная7 критика либо полное отрицание позитивного юридического наследия и преувеличение юридических ценностей так называемых «цивилизованных» стран;

д) призывы расправы с помощью неправовых средств, способов и методов над отдельными государственными и политическими деятелями, олигархами, преступниками и иными правонарушителями;

е) стремление представить себя в качестве жертв различного рода репрессий и /или борцов за справедливость».


Глава 3. Сравнение политической и правовой демагогии

Правовая демагогия тесно взаимосвязана с другими видами социальной демагогии, такими как: политическая, экономическая, религиозная, нравственная и иными видами. По мнению В.Н.Карташова «анализ указанных связей и взаимодействий позволяет более глубоко и всесторонне раскрыть сущность юридической демагогии и её место и роль в общей и юридической антикультуре».

Несомненно самая тесная связь прослеживается между правовой и политической демагогией, т.к. право и политика - два института, которые постоянно взаимодействуют.

3.1 Сущность политической демагогии

 В  политическом  смысле  демагогия  выступает в качестве оценки выступлений, речей, заявлений политиков, не содержащих конструктивных идей и предложений, либо запутывающих ту или иную проблему и отвлекающих внимание от насущных вопросов.  Демагогия  способствует внедрению в общественное сознание ложных представлений о действительном положении дел в обществе, убеждающих массы в позитивном движении без реального на то основания. Демагогами называют таких политических деятелей, которые создают себе популярность, добиваются собственных целей лживыми обещаниями, извращением фактов, обманом, лестью, манипулированием сознанием людей, спекулируя на чувствах и стремлениях масс, вводя их в заблуждение. Основными и наиболее очевидными демагогическими уловками служат скрытие истинного положения вещей, недомолвки, отказ от рациональной аргументации. Демагогические приёмы заканчиваются разочарованием и скептицизмом масс.  Демагогия  по своей сути представляет собой не что иное, как искажение истины. Поэтому разоблачить её может только истина, доведённая до народа.

3.2 Связь политической и правовой демагогии

Рассматривая связь политической и правовой демагогии важно отметить, что в жизни эти два понятия настолько смежные, что могут перетекать в одну политико-правовую демагогию. К примеру, политик проводит агитацию в свою пользу, обещая гражданам принять важный и нужный им закон. Разбирая по частям данный пример, можно сказать, что агитация- это уже непосредственно политическая демагогия, а обещание принять закон - правовая демагогия, т.к. политик заведомо обещает то, что возможно и не сделает. В современном мире политика не обходится без демагогии, так же как и по большей части право.


Заключение

Конституционное правосознание является высшей формой правового сознания, отражающего отношение индивида, коллектива, общества в целом как к положениям Основного Закона и других действующих конституционно- правовых актов, так и к практике их реализации, а также к желаемым изменениям конституционно-правовых институтов, равно как и к самим по себе современным конституционным ценностям. В этом качестве конституционное правосознание составляет основу для формирования и проявления всех других отраслевых форм правового сознания.

Формирование и развитие конституционно-правовой идеологии как важного структурного элемента конституционного правосознания происходит в соответствии с основополагающими принципами конституционного строя Российской Федерации, включая принцип политического и идеологического многообразия (ст. 13 Конституции РФ). В этой связи, конституционно-правовая идеология представляется наиболее подвижной, динамичной частью конституционного правосознания, претерпевшей в течение последнего десятилетия радикальные изменения. В тесном единстве и взаимодействии с конституционно-правовой идеологией находится конституционно-правовая психология, представляющая собой более устойчивый, консервативный компонент конституционного правосознания.

Декларативный характер ряда положений современной российской Конституции порождает двойные стандарты, поскольку они изначально невыполнимы. В связи с этим часто происходит подмена предписаний Конституции политической и практической целесообразностью. Конституция не в состоянии гарантировать те права, которые сама же и провозгласила. Независимой судебной власти, призванной защищать права человека до сих пор нет. Отрицательное отношение к суду со стороны обывателей, которые видят в суде лишь учреждение, где лишают свободы так и не преодолено.

Государство и общество заинтересованы в повышении уровня правовой культуры населения, в распространении юридических знаний, в формировании у граждан убеждений в необходимости исполнения требований права. Одним из основных средств формирования должного уровня правовой культуры является правовое просвещение. Среди форм правового просвещение. Среди форм правового просвещения следует выделить прежде всего правовое обучение (имеется в виду преподавание и усвоение правовых знаний в средних, средних специальных, высших, иных учебных заведениях как юридического, так и иного профиля) и правовую пропаганду (распространение юридических знаний в средствах массовой информации).

Правовая культура выступает системообразующим пространством. В ее рамках правовое образование представляет собой комплексную систему институтов образовательной деятельности, контролируемых государством, где выделяются относительно самостоятельные формы деятельности - обучение и воспитание, отличающиеся целенаправленным воздействием на формирование определенного типа личности. В этом смысле в качестве субъектов выступают образовательные учреждения, государство, педагоги, родители, ученики, объектами являются сама правовая образовательная деятельность и отношения по ее поводу (включая процесс образования), а содержанием - комплекс юридических прав и обязанностей, определяющих правовой статус личности.

Современные проблемы понимания правовой культуры, правового образования, правового сознания и правового воспитания взаимосвязаны с переходом общества к новому варианту социокультурного развития, другой культурной парадигме.


Список использованных источников:


1.Петров В.Р. Деформация правосознания граждан России//
http://perviydoc.ru

2.Правовое воспитание и правовое обучение// http://geum.ru/

3.Карпунина В.В. «Правовая антикультура»//

http://www.dissercat.com/content/pravovaya-antikultura#ixzz2ymBbUGWo

4.Консультант плюс // http://www.consultant.ru/popular/ukrf/10_24.html

5. Правовая культура // http://ru.wikipedia.org/

6. Правовая культура // http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/pravovaya-kultura.html

7. Правовая культура // http://www.terver.ru/socialstudies/pravovaya_kultura.php

8.Правосознание и правовая культура// http://www.be5.biz/pravo/tami/09.htm

9.Правовая антикультура // http://www.dslib.net/teoria-prava/pravovaja-antikultura.html

10.Бондарев А.С. «Понятие и структура правовой антикультуры» // http://www.juristlib.ru/book_7767.html

11.Правовая антикультура в правотворчестве современной России http://cyberleninka.ru/article/n/pravovaya-antikultura-v-pravotvorchestve-sovremennoy-rossii

12.Бондарев А.С. Правовая антикультура в правовом пространстве общества // Б.и.

1 Правовая культура – часть человеческой культуры, совокупность норм, ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих функцию социальной и правовой ориентации людей в конкретном обществе (цивилизации).

2  Десоциализация  - это процесс изменения (разрушение, отучение) старых ролей, прежних ценностей, норм и правил поведения, стереотипов деятельности.

3 Кандидат юридических наук, доцент Пермского государственного университета


(Пермь).

4 Профессор Саратовской государственной академии права; доктор юридических наук.

5 В.М.Баранов - доктор юрид. наук, профессор, академик РАЕН и ПАНИ, зам. начальника Нижегородской академии МВД РФ по научной работе.

6 В.Н.Карташов- профессор Ярославского государственного университета, доктор наук, заслуженный деятель науки РФ.

7 Огульная - основанная на поверхностном ознакомлении с чем-нибудь, недостаточно обоснованная.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
15025. Правовой нигилизм и правовой идеализм как факторы, замедляющие развитие гражданского общества в России, и задачи правовой культуры в их преодолении 465.78 KB
  Правовая действительность диктует необходимость обсуждения просчетов в политике государства для дальнейшего совершенствования правового сознания россиян и определения социально-психологических причин возникновения в обществе феномена правового нигилизма. Надо сказать, что внедрение правового нигилизма в правосознание молодых россиян ставит вообще под сомнение идею реализации правового государства в России.
13146. Сравнение латинского и греческого алфавита для понимания культурных явлений и сравнение латинского и греческого языков 65.37 KB
  Алфавит Сегодня мы воспринимаем алфавит как должное забывая о том какое это необыкновенное изобретение. В древних культурах алфавит рассматривался как нечто целое. Тем самым объясняется первое назначение алфавита как целого: он рассматривался как средство призванное отвести злых духов так называемым апотропеическим средством. С этим первым свойством алфавита которое он имел в глазах древних связано его второе свойство: алфавит ощущался как модель мира.
17987. АНАЛИЗ И СРАВНЕНИЕ УТРЕННИХ РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫХ ШОУ 453.98 KB
  Тематические, содержательные и структурно- композиционные элементы утреннего шоу (как типологические составляющие), а также критерии эффективности функционирования программы на радио.
12563. Сравнение футбольных фанатов в России и в Британии 39.78 KB
  Социальное явление, которое можно назвать футбольным фанатизмом, вполне возможно и даже необходимо изучать с разных позиций. На мой взгляд, целесообразно рассмотреть футбольных фанатов как минимум с трех позиций: как общественное движение, как социальную группу и как носителей специфической субкультуры – что я и попытаюсь сделать в этой работе.
13591. Сравнение процессов преобразований в Турции и Китае 20.8 KB
  Актуальность данного исследования определяется тем что в советском и даже в современном российском востоковедении вопросы модернизации Османской империи и Китая исследованы недостаточно и на современном этапе отсутствуют работы способные выйти за узкоспециальные рамки исследования преодолеть имеющиеся “разрывы†в понимании процессов общественного развития Османской империи и Китая. Территориальные рамки данной работы – это территория Османской империи в границах...
13587. Сравнение процессов модернизации в Японии и Китае 21.66 KB
  Это на первый взгляд выглядит странно – как можно объяснять прошлое через настоящее вроде бы надо наоборот Более того Китай 1978 г. Да положение и масштабы совершенно различны однако модели успешного перехода как для Японии после 1868 г. Научная значимость данной работы определяется тем что ключевой вопрос о разности процессов модернизации в Китае и Японии решается через то как японцы и китайцы относились к учебе в контексте ответа на внешнее давление. Мой тезис заключается в том что японцы оказались удачливее китайцев потому что...
20008. Сравнение стратификационных систем Парсонса и Сорокина 37.18 KB
  Он считал что государство представляет собой как бы два государства. В своем труде Государство Платон утверждал что правильное государство можно научно обосновывать а не искать ощупью страшась веря и импровизируя. Платон предполагал что это новое научно спроектированное общество будет не только осуществлять принципы справедливости но и обеспечивать социальную стабильность и внутреннюю дисциплину. Он писал что ныне во всех государствах есть три элемента: один класс - очень богат; другой - очень беден; третий же - средний.
16866. Сравнение пространственных эффектов для восточных и западных российских регионов 17.32 KB
  Идея лежащая в основе пространственно-эконометрических моделей довольно проста: при моделировании макроэкономических показателей стран или регионов надо учитывать не только влияние других факторов в этих странах или регионах но и значения этих же макроэкономических показателей в других странах или регионах. Тогда количество параметров отражающих влияние других стран или регионов сокращается до одного - коэффициента пространственной автокорреляции по аналогии с коэффициентом автокорреляциии во временных рядах. Однако для...
13573. Сравнение процессов модернизации в странах Японии и Китае на рубеже XIX – XX веков 33.52 KB
  Запад принес концепцию прогресса а вместе с нею и концепцию реального – а не идеального как было например в Китае – распространения влияния своего этноса далеко за пределы изначального ареала. в Цусимском проливе адмирал Того наголову разбил мощную эскадру адмирала Рождественского – эскадру России которая к тому времени уже два полных века была морской державой. Япония вынуждена была отказаться от политики самоизоляции открыть ряд портов для иностранных кораблей. Правительство было низложено.
16550. Кластеры как инструмент повышения конкурентоспособности малого бизнеса Смоленской области в сравнение с регионами ЦФО РФ 232.9 KB
  Смоленск Кластеры как инструмент повышения конкурентоспособности малого бизнеса Смоленской области в сравнение с регионами ЦФО РФ1 Одной из важнейших задач поставленных правительством Российской Федерации перед главами регионов является обеспечение устойчивого процесса развития и стабильного экономического роста на основе применения инновационных методов повышения конкурентоспособности в экономике государства. В Смоленской области на 1 января 2008 г. в Смоленской области также был зафиксирован положительный прирост однако в сравнение с...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.