ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА И ВОПРОСЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

Наличие предпосылок и оснований возникновения представительства орган ведущий уголовный процесс проверяет при вступлении представителя в судопроизводство. физическое или юридическое лицо должно иметь свой интерес в деле и субъективное право на его защиту; зависимость деятельности представителя от объекта защиты представляемого; желание представляемого воспользоваться помощью представителя и согласие последнего быть представляемым; соответствие личности представителя требованиям которые к ним предъявляются законом; 45 допустимость...

2015-07-22

39.12 KB

2 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Контрольная работа

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА И ВОПРОСЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ


Содержание

1. Правовое регулирование полномочий представителей в уголовном судопроизводстве

2. Правовые и организационные аспекты допуска представителей в производство по уголовному делу

Литература


1. Правовое регулирование полномочий представителей в уголовном судопроизводстве

Институт представительства в уголовном судопроизводстве Российской Федерации призван создать дополнительные гарантии защиты прав и законных интересов участников уголовного процесса, правомочных реализовывать свои права с помощью представителей. Пользоваться услугами представителей в соответствии со ст. 42—45, 54, 55, 191, 192, 280 УПК имеют право потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и частный обвинитель.

Определяя круг лиц, допускаемых в качестве представителей потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя, законодатель исходит из приоритета конституционных положений о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Наличие предпосылок и оснований возникновения представительства орган, ведущий уголовный процесс, проверяет при вступлении представителя в судопроизводство.

По мнению В. Д. Адаменко, к предпосылкам появления в уголовном процессе представителей относятся юридические действия, необходимые для возникновения, существования и развития представительства. К таким предпосылкам автор относит следующие условия:

  1.  обладание представляемым статусом субъекта процессуального права (т.е. физическое или юридическое лицо должно иметь свой интерес в деле и субъективное право на его защиту);
  2.  зависимость деятельности представителя от объекта защиты представляемого;
  3.  желание представляемого воспользоваться помощью представителя и согласие последнего быть представляемым;
  4.  соответствие личности представителя требованиям, которые к ним предъявляются законом;

45

  1.  допустимость передачи участникам процесса своих процессуальных прав представителю1.

Для осуществления представительства представителю необходимо обладать уголовно-процессуальной дееспособностью. Согласно действующему законодательству это лица, достигшие 18 лет, за исключением эмансипированных или заключивших брак несовершеннолетних.

Представителем может выступать лицо, которое наделено соответствующими полномочиями2 для представления и защиты прав и законных интересов представляемого лица.

Представляемый обладает правом требовать от представителя осуществления полномочий. Это право представляемого в определенных случаях может выразиться в правомочиях контроля за деятельностью представителя, в правах на изменение объема полномочий и в уже возникшем правоотношении представительства.

Права государственных органов и должностных лиц, осуществляющих судопроизводство, по отношению к представителю состоят в возможности убедиться в наличии или подтверждении полномочий.

Полномочия представителя как субъективная обязанность имеет ряд особенностей. Полномочия представителей реализуются не во взаимоотношениях с представляемым лицом, а во взаимоотношениях с дознавателем, следователем, прокурором и судом, которые по отношению к представителю не имеют права требовать выполнения им действий, составляющих его полномочия. Таким образом, специфика полномочий представителя, как субъективная обязанность действовать в интересах представляемого субъекта уголовного процесса, связана с государственными органами и должностными лицами, осуществляющими функцию разрешения уголовного дела.

Понятно, что для дознавателя, следователя, прокурора, суда интерес представляет лишь та сторона обязанности представителя, которая характеризует круг его возможностей. Лишь эта сторона обязанности представителя — круг действий, которые он вправе совершить, является полномочиями. То обстоятельство, что он их должен совершить, для государственных органов и должностных лиц, осуществляющих функцию разрешения уголовного дела, несущественно и поэтому в содержание полномочий представителя не входит. Представителем человек становится лишь тогда, когда его обязанность совершить определенные юридические действия приобретает способность быть доведенной до сознания дознавателя, следователя, прокурора и суда, снабжается средствами для этого, когда происходит уполномочие.

Существует несколько видов доверенностей. Доверенность может быть общей — на ведение всех уголовных дел в суде от имени доверителя либо разовой — на ведение одного конкретного дела.

Доверенность оформляется на основании волеизъявления представляемого и представителя.

В уголовном процессе выдаются и действуют доверенности разовые, специальные и общие. Разовые доверенности дают возможность представителю участвовать в какой-либо одной стадии производства по уголовному делу (например, при рассмотрении дела в суде первой инстанции), специальные — дозволяют представителю совершать юридические действия в нескольких или во всех стадиях уголовного процесса, общая — уполномочивает представителя на совершение процессуальных действий по уголовным и гражданским делам. Так, общей доверенностью наделяется, по мнению В. Д. Адаменко, представитель юридического лица по должности (юрисконсульт, руководитель правового отдела и пр.)3.

В соответствии со ст. 2 Закона об адвокатуре представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты, за исключением случаев, когда эти функции выполняют работники, состоящие в штате указанных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления, если иное не установлено федеральным законом.Доверенность (лат. mandatum; фр. mandat) — письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом (представляемым, доверителем) другому (представителю) для представительства перед третьими лицами, в котором установлены полномочия представителя для совершения сделок и иных правомерных действий от имени представляемого. Выдача доверенности является односторонней сделкой, поэтому для ее совершения согласие представителя не требуется. Однако представитель вправе в любое время отказаться от доверенности4.

Ордер (от лат. ordo — ряд, порядок) — это «письменное предписание, распоряжение или документ на выдачу, получение, осуществление чего-нибудь»5. Именно в такой интерпретации используется данный термин в Законе об адвокатуре. Как сказано в п. 2 ст. 6 Закона, в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. Поскольку данная статья регламентирует полномочия адвоката, то ордер является одним из документов, удостоверяющих полномочия адвоката на исполнение определенного поручения доверителя.

Во всех случаях ордер удостоверяет согласие между участником процесса и адвокатским образованием о представительстве по уголовному делу. Он подтверждает доверие адвокатского образования на выполнение поручения этим адвокатом, а не каким-либо другим лицом.

Ордер адвокатского образования выдается адвокату на основе договора поручения либо требования, постановления (определения) органа, ведущего уголовный процесс. И в том, и в другом случае адвокатское образование выделяет адвоката с учетом желания участника судопроизводства иметь определенного представителя его интересов. Ордер на участие в деле должен быть подписан руководителем и скреплен печатью адвокатского образования. Ордер является документом, подтверждающим полномочия представителя в уголовном процессе2. Участник процесса может пригласить адвоката для защиты его интересов в течение всего производства по делу или на протяжении двух-трех стадий, а не только в одной стадии. В данном случае представителю удобнее участвовать в судопроизводстве на основании специальной доверенности, в том числе ордера адвокатского образования, в котором указывается об этом. Однако на практике зачастую выдаются ордера адвокатам на участие в одной стадии уголовного процесса, что порой не соответствует волеизъявлению (или средствам) участника процесса.

Исследование правовой сущности и назначения адвокатского ордера в уголовном судопроизводстве целесообразно начать с рассмотрения вопроса о том, какие полномочия адвоката удостоверяет ордер.

Все полномочия адвоката принято делить на общие и специальные. К первым относятся права и обязанности, закрепленные в Законе об адвокатуре, в том числе и прежде всего в ст. 6 Закона. Специальные полномочия адвоката, т. е. его права и обязанности при участии в судопроизводстве в качестве представителя или защитника, регламентируются уголовно-процессуальным законодательством РФ.

Представитель может совершать действия распорядительного характера только при условии, если на это есть специальное письменное разрешение представляемого, которое должно быть доведено до сведения следователя, т.е. при наличии особого полномочия.

Перечень такого рода действий установлен для представителя, участвующего в гражданском судопроизводстве. В уголовнопроцессуальном законе подобной нормы нет. Однако, взяв за основу содержание ст. 54 ГПК РФ, можно определить процессуальные действия, которые представитель вправе совершать на предварительном следствии лишь с особого согласия представляемого. К таковым относятся: заявление гражданского истца о полном или частичном отказе от исковых требований, изменение предмета или размера исковых требований, передача полномочий по представительству другому лицу (передоверие).

Заявление гражданского иска зависит от усмотрения лица, понесшего материальный ущерб от преступления. Согласно ст. 44 УПК РФ гражданский иск может быть заявлен как при производстве по уголовному делу, так и в порядке гражданского судопроизводстве. Предъявление иска на предварительном следствии влечет за собой, при наличии достаточных к тому оснований, вынесение постановления о признании лица гражданским истцом, возложение на следователя обязанности совершить ряд процессуальных действий, направленных на установление по уголовному делу обстоятельств, обосновывающих иск, принять меры его обеспечения и т.д. Все это указывает на то, что заявление иска имеет существенное значение для гражданского истца, и потому осуществление этого права через представителя возможно лишь при наделении его особым полномочием.

Полный или частичный отказ от гражданского иска, изменение предмета или размера исковых требований также непосредственно затрагивают имущественные права гражданского истца, распоряжаться которым он может только сам. Отказ от иска может вызвать оставление его судом без рассмотрения, изменение предмета или размера исковых требований — неполное возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, и т.п. Поэтому совершение этих действий представителем должно быть основано на специальном разрешении или согласии гражданского истца.

Представитель на предварительном следствии не может перепоручить (передоверить) осуществление своих функций по представительству другому лицу без согласия представляемого участника процесса. Такое передоверие производится самим представляемым, и только он может отказаться от участия в деле одного представителя и заменить его другим, о чем сообщает следователю. Однако законные представители могут приглашать для участия в деле вместо себя представителя по соглашению, и здесь согласия на это от подопечного не требуется.

Все процессуальные действия, которые представитель может совершать только с особого согласия представляемого, должны быть обязательно специально оговорены в доверенности, выданной представляемым (в ордере это не указывается). В противном случае следователь может не разрешить представителю потерпевшего, гражданского истца или ответчика совершать от имени представляемого такого рода действия, а если они были уже совершены, то потребовать исполнения требуемого условия.

Что же касается законных представителей, то с момента допуска их к участию в деле на предварительном следствии они могут пользоваться процессуальными правами без специального разрешения со стороны лица, интересы которого они защищают. При этом инициатива заявления тех или иных требований, связанных с охраной личных и имущественных прав и интересов подопечного, также исходит от законного представителя. Ему нет необходимости испрашивать особого согласия от представляемого на заявление гражданского иска, на изменение предмета или размера исковых требований и т.п. Эти действия законный представитель совершает самостоятельно, от своего имени, и следователь оценивает их как юридически значимые, правомерные действия, поскольку они направлены на обеспечение интересов участника процесса, не обладающего полной дееспособностью.

При выполнении своей процессуальной функции на предварительном следствии представитель по соглашению хотя и принимает участие в деле по воле представляемого, однако это еще не значит, что он должен идти навстречу любому желанию, поддерживать все без исключения требования доверителя, быть беспрекословным исполнителем его воли. В силу различных причин представляемый может потребовать от представителя отстаивать по уголовному делу свои как законные, так и незаконные требования, и для этих целей использовать как допустимые средства и способы защиты, так и прибегнуть к нарушению закона. Деятельность представителей должна быть направлена только на охрану законных интересов представляемого и осуществляться в предусмотренном законом порядке.

Представитель может брать на себя обязанность отстаивать позицию представляемого только в том случае, если она основана на законе, не противоречит установленным по делу обстоятельствам, соответствует целям и задачам правосудия. Когда представляемый стремится отстаивать свои незаконные притязания и для этого извращает факты, допускает неправильные, искажающие действительность утверждения, вводит своего представителя в заблуждение относительно тех или иных обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, то нельзя заставить представителя действовать вопреки своим убеждениям, идти на поводу у представляемого, поддерживать его ложь и незаконные притязания. В этом случае представитель должен указать своему доверителю на его незаконные притязания и неправильную позицию по делу. Если представляемый продолжает настаивать на поддержании своих неправомерных требований, то представитель должен разъяснить ему, что он может отказаться от его услуг и лично защищать свои интересы, либо пригласить для участия в деле другого представителя.

Когда представляемый отвергает доводы своего представителя, то последний вправе отказаться от дальнейшего участия в деле и выйти из процесса. Такое право представителей основано на законе. В соответствии с п. 1 ст. 25 Закона об адвокатуре адвокатская деятельность осуществляется на основании соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско- правовой договор, в котором помимо иных существенных условий указываются предмет поручения, а исходя из его содержания — также конкретные полномочия, которыми наделяется адвокат для его надлежащего исполнения. Таким образом, заключение соглашения об оказании юридической помощи является юридическим фактом, с которым Закон связывает наступление специальной правосубъектности адвоката.

Специальная правосубъектность адвоката означает, что для оказания юридической помощи он вправе использовать не только его общие права, но и специальные полномочия определенных процессуальных субъектов. Она наступает с момента допуска адвоката в гражданский или уголовный процесс в качестве соответствующего субъекта.

Согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном дела в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Каким образом он должен быть допущен к участию в деле в качестве представителя, не регламентировано. В гражданском процессе право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

По нашему мнению, необходимо дополнить УПК РФ новой ст. 54.1, в которой следует предусмотреть процедуру допуска представителя к участию в уголовном деле.

Следовательно, с момента предъявления ордера должностному лицу, в чьем производстве находится уголовное или гражданское дело, адвокат приобретает специальную правосубъектность соответственно защитника или представителя.

Отвечая на вопрос о значении ордера в уголовном и гражданском процессе можно сделать вывод, что ордер удостоверяет общие полномочия адвоката, а также предоставляет ему возможность использовать специальные процессуальные права защитника или представителя.

Актуальной проблемой является вопрос о сравнении правовой сущности ордера адвоката и доверенности. Дело в том, что полномочия одного и того же субъекта, например, представителя истца в гражданском процессе, могут быть удостоверены ордером, если представителем является адвокат, либо доверенностью, если в качестве представителя участвует иное физическое лицо. Но и адвокат может представлять доверителя на основании доверенности в тех случаях, когда по закону он не должен иметь ордер на исполнение поручения (п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре).

В соответствии с п. 1 ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьим лицом. Следовательно, как ордер, так и доверенность удостоверяют полномочия адвоката на исполнение поручения доверителя перед лицом, осуществляющим гражданское или уголовное судопроизводство.

Общим для ордера и доверенности будет и основание для их выдачи, которым является договор поручения между адвокатом и доверителем. Однако называть ордер частным случаем доверенности было бы неверным по следующим причинам. Во-первых, доверенность выдается самим доверителем, а ордер — адвокатским образованием. Во-вторых, доверитель сам определяет в доверенности перечень специальных полномочий из числа предусмотренных законом, которыми наделяется адвокат для выполнения конкретного поручения. Полномочия адвоката, удостоверенные ордером, всегда унифицированы и зависят лишь от того, в качестве какого субъекта он участвует в деле.

Таким образом, ордер адвоката — это самостоятельный правовой документ, на который не распространяются правовые нормы, регулирующие выдачу и действие доверенности.

В настоящее время для осуществления функций представителя в гражданском процессе адвокату может потребоваться и ордер, и доверенность. Ордер необходим для того, чтобы удостоверить статус адвоката и его общие полномочия в качестве представителя, а доверенность наделяет адвоката возможностью использовать для ведения дела определенные (дополнительные) права представителя, перечисленные в ст. 54 ГПК РФ, например, право на подписание искового заявления и на предъявление его в суд. Такое двойное удостоверение оправдывается тем, что использование любого из дополнительных полномочий может оказать существенное влияние на исход дела, а представитель должен действовать в соответствии с интересами и волей доверителя. Поэтому решение вопроса о наделении ими представителя справедливо ставится в зависимость от волеизъявления доверителя. На наш взгляд, ст. 54 ГПК РФ было бы целесообразно дополнить положением о том, что перечисленные в ней дополнительные права представителя могут быть специально оговорены не только в доверенности, но и в ордере адвоката. Это можно сделать путем перечисления указанных прав на обратной стороне ордера и удостоверения соответствующего волеизъявления доверителя его подписью, заверенной руководителем адвокатского образования. Реализация данного предложения упростит порядок принятия адвокатом поручения по гражданскому делу, а также будет способствовать единообразию процессуальной формы.

Далее остановимся на вопросе о продолжительности действия ордера адвоката. Данный вопрос мы рассмотрим на примере уголовно-процессуального законодательства. Обратимся к двум законодательным положениям: адвокат должен иметь ордер только в случаях, предусмотренных федеральным законом (п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре); по предъявлении ордера адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника (ч. 4 ст. 49 УПК РФ).

Из первой предпосылки следует, что при отсутствии в федеральном законе прямой обязанности адвоката предъявить ордер никто не вправе требовать от него представления ордера для удостоверения полномочий. В уголовно-процессуальном законе требование о предъявлении ордера предусмотрено лишь для допуска адвоката к участию в уголовном деле в качестве защитника, т.е. на этапе вступления адвоката в уголовный процесс. Выполнив данную обязанность, адвокат приобретает процессуальный статус защитника и может использовать все его полномочия, сформулированные в ст. 53 УПК РФ, в том числе право участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора. Из буквального толкования уголовно-процессуального закона следует, что для реализации данного права предоставления нового ордера не требуется. Таким образом, приобщенный к материалам уголовного дела ордер удостоверяет полномочия адвоката в качестве защитника на всех стадиях уголовного судопроизводства. Поэтому «узаконенное» практикой требование к адвокату представлять новый ордер для подтверждения его полномочий в качестве защитника на следующей стадии уголовного процесса, а также при передаче дела от одного органа уголовного судопроизводства другому является неправомерным.

Существует мнение, что обязанность адвоката предъявлять новый ордер на каждую стадию уголовного процесса обусловлена тем, что таким образом подтверждается наличие соглашения на оказание юридической помощи между адвокатом и доверителем, т.е. удостоверяется волеизъявление доверителя на участие адвоката в деле. С данной точкой зрения можно согласиться только в части определения порядка удостоверения полномочий адвоката-представителя, который не имеет самостоятельных полномочий и действует от имени доверителя.

Помимо профессиональных адвокатов в качестве представителей потерпевшего, являющегося юридическим лицом, могут выступать в уголовном деле их органы и представители, имеющие выданную в установленном порядке данным юридическим лицом доверенность для представительства его интересов, либо лица, представляющие интересы юридического лица в силу закона (руководитель и т.д.). Органы юридического лица бывают единоличными и коллегиальными.

Если в процессе выступает орган, то совершенные им действия считаются исходящими от самого юридического лица. Руководители предприятий, организаций, учреждений представляют интересы юридического лица на основании уставов, положений и трудовых отношений. Поэтому от руководителей не требуется доверенности на участие в судопроизводстве. Подтверждением их полномочий в уголовном процессе служат документы, удостоверяющие служебное, должностное положение.

В тех случаях, когда орган юридического лица является коллегиальным, полномочие на ведение дела может быть выдано одному из членов этой коллегии в форме протокольного постановления. Такая точка зрения распространена в гражданско-процессуальной лите- ратуре6.

Эти полномочия представляются и в уголовном деле, поскольку положение предприятий, учреждений, организаций, являющихся гражданскими истцами и гражданскими ответчиками, одинаково в гражданском процессе и уголовном судопроизводстве, и форма полномочий не зависит от вида судопроизводства.

Когда представительство возникает на основе родственных отношений, то полномочием представителя в уголовном процессе будет документ, подтверждающий родство. Таким документом может служить паспорт; документом, подтверждающим родственные отношения, также являются решения суда о признании лица отцом или матерью, свидетельство о рождении, в котором указываются родители несовершеннолетнего представляемого. Личность представителя может устанавливаться по служебному удостоверению и иным документам, удостоверяющим личность.

В практике еще встречаются случаи безосновательного допуска в уголовное судопроизводство в качестве представителей ненадлежащих лиц ввиду того, что органы, ведущие процесс, не проверяют законность и правильность полномочий, не вникают в суть предпосылок и оснований возникновения представительства.

Таким образом, поскольку институт представительства в уголовном судопроизводстве имеет своей задачей представление и защиту охраняемых законом интересов отдельных участников уголовного судопроизводства, а представляемый может реализовывать свои права и интересы через представителей, не участвуя в отдельных процессуальных действиях, то представитель наделяется теми же правами, что и представляемый. Исключение составляет лишь право давать показания и объяснения, которое может быть реализовано непосредственно представляемым1.

В стадии возбуждения уголовного дела закон не предусматривает возможность граждан, учреждений и организаций пользоваться услугами представителей, поскольку в этой стадии еще нет процессуальной фигуры потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя. Поэтому защита интересов лиц, потерпевших от преступлений, на данном этапе уголовнопроцессуальной деятельности обеспечивается следователем и прокурором, которые на основании закона обязаны возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков совершенного преступления.

2. Правовые и организационные аспекты допуска представителей в производство по уголовному делу

Основаниями допуска представителя к участию в деле на предварительном следствии служат приобретенные им полномочия на защиту интересов участника процесса, которые он получает по закону или соглашению (волеизъявлению) с представляемым. Наличие такого полномочия является юридическим фактом, свидетельствующим о начале реализации потерпевшим или другим участником процесса права на представительство своих законных интересов в деле, что определяет обязанность следователя разрешить вопрос о допуске уполномоченного лица к участию в деле в качестве представителя. Определяя круг лиц, допускаемых в качестве представителей потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя, законодатель исходит из того, чтобы оказать вышеуказанным участникам процесса необходимую помощь, в том числе и юридическую, грамотно и квалифицированно защитить интересы представляемых участников, разобраться в таком сложном виде деятельности, как деятельность уголовно-процессуальная, может только адвокат.

К адвокатам предъявляются определенные требования (высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности не менее двух лет и др.), которые выступают гарантией их профессионализма (ст. 9 Закона об адвокатуре).

Помимо адвокатов в качестве представителей потерпевшего, являющегося юридическим лицом, могут выступать иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы.

В качестве представителей юридического лица могут выступать любые дееспособные лица, имеющие выданную в установленном порядке данным юридическим лицом доверенность для представительства его интересов, либо лица, представляющие интересы юридического лица в силу закона (руководитель и т.д.).

Проблема появления в уголовном деле представителя потерпевшего имеет несколько аспектов.

Впервые в УПК РФ сделана попытка разрешить ранее существовавшее противоречие о том, кто может быть признан потерпевшим в случае смерти погибшего от преступления. Часть 8 ст. 42 УПК РФ прямо указывает — права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников. Понятие «близкого родственника» дано в п. 4 ст. 5 УПК РФ. Остается определить, кто из них должен осуществлять права потерпевшего и иметь в частности представителя.

Представляется, проблема осталась неразрешенной:

  •  во-первых, от смерти потерпевшего страдают многие близкие родственники, которые до его смерти, может быть, имели от него определенное материальное содержание, не говоря уже о моральном вреде вследствие смерти близкого человека. То есть нельзя в этих случаях ограничиваться одним потерпевшим;
  •  во-вторых, если не один, то сколько может быть лиц, обладающих правами умершего потерпевшего, и сколько может быть представителей потерпевшего в судопроизводстве признано таковыми?

Видимо, нужно идти не по пути ограничения прав граждан в этих случаях, а их максимального удовлетворения, т.е. помочь родственникам определиться с ущербом (вредом) и с тем, кто из них будет являться в органы следствия и суда, и сколько им надо представителей. И все эти вопросы необходимо решить в ходе предварительного следствия соответствующим постановлением.

Проблема появления в деле представителя потерпевшего заключается в отсутствии указаний в законе относительно процессуального порядка признания его таковым. На практике следователи считают достаточным удостовериться в том, что явившееся к нему лицо действительно является родителем несовершеннолетнего потерпевшего, либо усыновителем, опекуном, попечителем, на попечении которых находится потерпевший, для того чтобы признать это лицо в качестве представителя потерпевшего.

Следует подчеркнуть, что сам по себе факт наделения того или иного лица полномочием на представительство не превращает его автоматически в участника уголовно-процессуальной деятельности, а свидетельствует лишь о возможности стать таковым. Уполномоченное лицо приобретает качество участника процесса только после того, как следователем будет принято решение о допуске его к участию в деле. С этого момента представитель наделяется процессуальными правами представляемого участника процесса, которые позволяют ему приступить к осуществлению возложенной на него процессуальной функции.

Иное мнение высказал Г. Д. Побегайло. В отношении представителей потерпевшего он пишет: «...с момента оформления потерпевшим в юридической консультации поручения на представительство адвокат становится субъектом уголовно-процессуальной деятельности по конкретному делу»7. Согласно этой точке зрения адвокат — представитель потерпевшего является субъектом уголовно-процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела и при производстве предварительного следствия еще до признания гражданина в качестве потерпевшего, поскольку граждане могут обращаться к помощи адвоката в любое время. Из этого вытекает, что данное правило распространяется и на всех других лиц, имеющих право выступать в качестве представителей потерпевшего, поскольку в процессуальном положении адвокат не имеет перед ними никаких преимуществ.

Таким образом, если представителя считать участником уголовно-процессуальной деятельности с момента наделения его полномочием, то окажется, что всякий гражданин вправе будет иметь своего представителя в уголовном процессе и для этих целей может воспользоваться юридической помощью любого избранного им лица, с которым он заключит соглашение. Вполне очевидно, что это не соответствует требованиям закона, который разрешает пользоваться помощью представителя только определенным участникам процесса и допускает к представительству определенный круг лиц.

Уголовно-процессуальный закон предоставляет ряд процессуальных прав гражданам, пострадавшим от преступлений, еще до признания их в качестве потерпевших. Они подают заявление, которое служит поводом к возбуждению уголовного дела (ст. 140 УПК РФ), вправе обжаловать постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 124—125 УПК РФ) и т.д. При осуществлении указанных процессуальных прав граждане обращаются в ряде случаев в адвокатское образование, где получают от адвокатов разъяснения по юридическим вопросам, связанным с защитой их интересов в уголовном деле, помощь в составлении жалоб, заявлений и иных документов правового характера. Может ли адвокат в таких случаях считаться представителем гражданина в уголовном процессе, участником уголовно-процессуальной деятельности? Нет, не может.

Такого рода деятельность адвоката, да и всякого другого лица, носит консультационный характер и направлена только на то, чтобы граждане самостоятельно, от своего имени смогли осуществить принадлежащие им процессуальные права. При оказании такой юридической помощи адвокаты и иные лица не могут сами осуществлять указанные права от имени гражданина и тем самым не вступают непосредственно в уголовно-процессуальные отношения со следователем, прокурором и судом. Поэтому такие действия адвоката нельзя считать представительством, а сам он не может называться участником уголовного процесса. Согласно Закону об адвокатуре эти действия адвокатов, равно как и участие их в качестве представителей по уголовным делам, рассматриваются как разные виды оказания ими юридической помощи населению, т.е. гражданин имеет право обратиться к адвокату.

Иной характер носят в подобных случаях действия законных представителей. Как указывалось ранее, они призваны защищать законные интересы своих подопечных перед всеми учреждениями и организациями. Эту свою обязанность законные представители могут исполнять и в стадии возбуждения уголовного дела, но не как субъекты уголовного процесса как представители своих подопечных, а на основании общих полномочии согласно ГПК РФ и СК РФ, а также при производстве предварительного следствия до признания подопечного в качестве потерпевшего. Здесь они самостоятельно по причине прямого указания в законе осуществляют права подопечного и в результате этого непосредственно вступают в уголовно-процессуальные отношения с органами расследования и судом.

Допуск представителей по соглашению к участию в деле может состоять на предварительном следствии лишь после признания представляемых ими лиц соответственно в качестве потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика. Только в этом случае представляемое лицо наделяется рядом процессуальных прав, в том числе и правом иметь представителя своих интересов в деле. Если лицо, пострадавшее от преступления, не признано в качестве потерпевшего или гражданского истца либо не было факта привлечения его в качестве гражданского ответчика, то это лицо согласно закону правом иметь представителя в деле не располагает.

В связи с этим важно определить первоначальный момент допуска представителей к участию в предварительном следствии, о чем нет прямых указаний в уголовно-процессуальном законе.

Правильное и четкое решение данного вопроса позволяет потерпевшему, как и другим участникам процесса, знать, с какого времени после начала производства предварительного следствия они могут приглашать своего представителя к участию в деле и тем самым своевременно воспользоваться его помощью. Кроме того, с данного момента представители приобретают предусмотренные законом процессуальные права, которые дают им возможность исполнять свои обязанности в интересах представляемого лица.

Вопрос о моменте допуска представителя к участию в деле на предварительном следствии неодинаково решался в юридической литературе. Некоторые авторы считали, что право потерпевшего иметь своего представителя возникает в момент окончания предварительного следствия8. В настоящее время сохраняется неопределенность привлечения представителя. Такое решение вопроса будет неправильным.

По действующему уголовно-процессуальному законодательству лицо признается потерпевшим после установления факта причинения ему морального, физического или имущественного вреда. Следовательно, потерпевший может принять участие в деле как на начальном этапе, так и в ходе предварительного следствия. В данном случае он пользуется рядом процессуальных прав, которые позволяют ему успешно отстаивать свои интересы.

Лишение права потерпевшего иметь представителя до окончания предварительного следствия фактически означает лишение его права на юридическую помощь при осуществлении процессуальных прав, которыми он обладает в этой части уголовного судопроизводства. Это делает бесцельным само признание гражданина потерпевшим, когда он по уважительным различным причинам либо ввиду несовершеннолетия, наличия физических или психических недостатков лишен возможности принять участие в уголовном деле.

Возможность представителей участников процесса участвовать в деле до окончания предварительного следствия усматривается из закона, который до этого момента предоставляет им ряд процессуальных прав. Согласно ч. 2 ст. 86 УПК РФ они могут представлять доказательства, заявлять ходатайства и т.д. В указанной статье говорится, что «о признании потерпевшим следователь уведомляет потерпевшего или его представителя», т.е. имеется в виду, что к этому моменту потерпевший может воспользоваться своими правами, в том числе и через своего представителя.

Следователь после признания лица потерпевшим, гражданским истцом или гражданским ответчиком извещает о вынесенном постановлении представителей и о возможности их участия в деле. Это свидетельствует о праве представителей принять участие в деле на предварительном следствии с момента признания представляемых ими лиц в качестве названных участников процесса.

При решении вопроса о допуске представителя к участию в деле следователь должен удостовериться в личности представителя, проверить, есть ли надлежащим образом оформленное полномочие, и установить, нет ли обстоятельств, препятствующих его участию в деле. Указанные меры гарантируют правильное ведение расследования уголовного дела, что является необходимым условием вынесения судом законного и обоснованного судебного решения.

До сих пор дискуссионным остается вопрос о признании представителем родственника лица, погибшего в результате преступных действий. Прямого ответа на этот вопрос закон не содержит, поскольку в нем сказано, что по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, права, предусмотренные уголовным законом, имеют близкие родственники или законные представители (п. 4 ст. 5, ст. 42 УПК РФ).

Если бы в законе было прямо отражено, что по делу о преступлении, повлекшем смерть гражданина, потерпевшим признается кто- либо из его родственников, вопрос бы не возник. Однако законодатель предпочел иную редакцию. Что значит наделение правами потерпевшего близких родственников умершего? Становятся ли они в результате этого сами потерпевшими — участниками уголовного процесса?

Некоторые авторы отрицательно отвечали на этот вопрос и полагали, что указанных лиц следует считать представителями по- терпевшего9 или занимающими особое процессуальное положение10.

Мы полагаем, что целесообразно признавать их потерпевшими, так как им лично причиняется моральный вред, нередко — имущественный, и права должны переходить к ним как к потерпевшим.

Отсутствие в уголовно-процессуальном законодательстве исчерпывающих указаний о том, в качестве кого выступают близкие родственники лица, погибшего от преступления, привело к тому, что на практике этот вопрос решается по-разному. В процессуальных документах близкие родственники фигурируют как потерпевшие (68%), законными представителями потерпевшего (18%), представителями потерпевшего (в 14% изученных авторами уголовных дел). По некоторым делам близкие родственники назывались в различных документах (постановлениях, определениях, протоколах) то как потерпевшие, то как представители потерпевшего.

Мнение некоторых авторов, считающих, что близкие родственники являются представителями погибшего, не заслуживает поддержки.

Во-первых, потерпевший имеет право давать показания по делу, а его представитель нет. Представитель потерпевшего может заявить ходатайство о допросе, но следователь вправе не удовлетворить это ходатайство, в то время как заявление потерпевшего о желании дать показания влечет обязательное производство допроса.

Во-вторых, потерпевший имеет право воспользоваться услугами представителя, в том числе и адвоката. Представитель потерпевшего таким правом не обладает.

Позиция авторов, предлагающих при подобных обстоятельствах признавать близких родственников погибших потерпевшими путем вынесения соответствующего постановления имеет под собой определенные основания, но не является безупречной. Если с ней согласиться, то придется признать, что в уголовном процессе существует участник, имеющий права потерпевшего, но являющийся его близким родственником. Это — не обозначение специального статуса одного из участников, а использование общепринятого, бытового наименования. В рамках действующего закона предпочтительнее признавать за ним статус потерпевшего, а не его представителя или самостоятельного участника уголовного процесса.

Уголовно-процессуальный закон устанавливает следующие обстоятельства, исключающие участие представителя в производстве по уголовному делу.

  1.  Представитель ранее участвовал по тому же делу в качестве следователя, дознавателя, прокурора, судьи и секретаря судебного заседания. Если должностное лицо ранее исполняло в уголовном деле какую-либо одну из указанных функций, а затем было допущено к участию на предварительном следствии в качестве представителя, то его прежняя позиция по этому делу может сказаться на объективности при выполнении функции представителя, послужить основанием для признания прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела. Поэтому в российском уголовном процессе недопустимо, чтобы лицо, которое ранее вело производство по делу, затем участвовало бы по тому же делу в качестве представителя.
  2.  Представитель состоит в родственных отношениях с кем- либо из состава суда, обвинителем, следователем или дознавателем. При допуске представителя к участию в деле может оказаться, что он находится в родственных отношениях с указанными субъектами, которые ранее участвовали или участвуют в производстве по данному уголовному делу. Эти обстоятельства служат препятствием допуска представителя, ибо в противном случае его родственные отношения, например с судьей, вызовут обоснованные сомнения в правосудности вынесенного приговора; со следователем — могут явиться причиной одностороннего, необъективного производства расследования и т.п.

Под обвинителем имеется в виду участвующий в деле прокурор. Если обвинителем в предусмотренных законом случаях выступает потерпевший, то его родственные отношения со своим представителем не могут служить препятствием к участию последнего в деле, поскольку закон указывает на возможность участия в деле его близких родственников (ст. 45 УПК РФ).

  1.  Представитель потерпевшего и гражданского истца участвовал в данном деле в качестве защитника либо представителя гражданского ответчика; представитель гражданского ответчика участвовал в данном деле в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца. Здесь следует исходить из того, что лицо, занимавшее в деле определенную процессуальную позицию, например обвинение, не может затем оказать по тому же делу надлежащую юридическую помощь участнику процесса, который занимает противоположную процессуальную позицию, например, оспаривает гражданский иск.
  2.  Представитель допрашивался или подлежит допросу по этому делу в качестве свидетеля либо участвовал ранее экспертом, специалистом. На недопустимость совмещения в одном лице свидетеля и представителя указывается в УПК РФ. Установление такого запрещения определяется тем, что появление свидетеля объясняется объективными обстоятельствами, событием преступления и в уголовном деле он является незаменимым и не подлежащим отводу. Поэтому ему должно быть отдано предпочтение перед представителем, которого всегда можно заменить другим лицом.

Исключением из этого правила является положение законных представителей, которые в отдельных случаях также могут быть незаменимыми в том смысле, что они единственные у своего подопечного. Кроме того, в некоторых случаях их показания имеют большое значение для выяснения ряда обстоятельств дела. Поэтому в законе предусматривается возможность допроса этих лиц в качестве свидетелей, и этот допрос не является основанием отстранения их от дальнейшего участия в деле (ст. 428 УПК РФ).

Деятельность эксперта существенно влияет на собирание, оценку доказательств по уголовному делу. Если он выступит представителем, то будет связан в известной степени своими выводами по экспертизе и не всегда сможет объективно и свободно действовать в интересах доверителя. Поэтому роли эксперта и представителя по одному делу несовместимы.

Неприемлемым является и участие представителя в том же деле в качестве эксперта. Производство им экспертизы вызовет сомнение в объективности производственного исследования, в достоверности данного им заключения.

К группе лиц, которые не могут быть представителями, следует отнести также специалиста, переводчика и понятых, участие в деле которых также связано с собиранием доказательств.

В ГПК РФ указывается, что представителями не могут быть лица, не достигшие совершеннолетия или состоящие под опекой или попечительством. Эти требования полностью относятся и к личности представителя в уголовном процессе, поскольку граждане, не обладающие полной дееспособностью, не могут оказывать юридическую помощь другим лицам.

При наличии обстоятельств, исключающих возможность участия в деле, представитель должен самоустраниться. По тем же основаниям он отстраняется от участия в деле прокурором или следователем, как по их усмотрению, так и по ходатайству обвиняемого, защитника и других участников процесса, имеющих право заявлять отводы.

Решение следователя об отказе в допуске представителя к участию в деле должно быть законным, обоснованным и изложено в мотивированном постановлении. В нем указывается, кто изъявил желание быть допущенным к участию в деле в качестве представителя, какого участника процесса и по какому делу он хотел представлять, какие обстоятельства исключают допуск его к участию на предварительном следствии, излагается решение следователя об отказе.

Это постановление следователь своевременно доводит до сведения заинтересованного участника процесса с тем, чтобы он имел возможность пригласить другого представителя либо обжаловать постановление в установленном законом порядке.

При отсутствии обстоятельств, исключающих допуск лица к участию на предварительном следствии в качестве представителя, следователь обязан допустить его к делу и одновременно разъяснить предоставленные ему законом процессуальные права, которыми обладают соответственно потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик.

О том, в каком порядке представители допускаются к участию в деле, в законе указаний не имеется. В юридической литературе было сделано предложение, чтобы такой допуск осуществлялся во всех случаях путем вынесения постановления следователем. Так, Л. В. Ильина пишет: «Поскольку правовым основанием участия потерпевшего в уголовном судопроизводстве является постановление следственных или судебных органов, постольку для участия представителя потерпевшего, который наделяется процессуальными правами представляемого лица, необходимо соответствующее основание. Иначе где гарантия того, что представителем потерпевшего является лицо, действительно заинтересованное в защите прав потерпевшего, что это лицо способно осуществлять предоставленные ему законом процессуальные права, наконец, что представитель потерпевшего знает свои права»11. Такой порядок приемлем лишь по ограниченному кругу дел.

Законные представители допускаются к участию в деле по предъявлении документов, удостоверяющих их родительские, опекунские или попечительские права перед представляемыми. Если в качестве законного представителя вступает в процесс представитель учреждения или организации, на попечении которых находится представляемый, то основанием его допуска служит доверенность, выданная администрацией этого учреждения или организации. Такой порядок допуска законных представителей к участию в деле применяется также при допуске законных представителей обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, ответчика и свидетеля и на предварительном следствии.

На основании перечисленных документов следователи допускают представителей к участию в деле. Следователю нет необходимости выносить об этом специальное постановление, ибо сам факт приобщения указанных документов к материалам дела будет свидетельствовать о принятии им такого решения. Что же касается гарантий, о которых пишет Л. В. Ильина, то они заключаются в наличии у лица документа, удостоверяющего его полномочия быть представителем по конкретному делу, и в обязанности следователя проверить эти полномочия.

Однако в некоторых случаях при решении вопроса о допуске представителя к участию в деле необходимо выносить постановление. Это делается при допуске иных, т.е. конкретно не названных в законе лиц в качестве представителей.

Постановление необходимо вынести также в случае, когда к следователю явились оба родителя несовершеннолетнего участника процесса, которые имеют равные права законного представителя. С учетом мнения этих родителей, и исходя из того, кто из них лучше осуществит функции законного представителя, следователь допускает к участию в деле одного родителя, о чем выносит постановление.

Нарушение порядка допуска представителей к участию в уголовном деле отрицательно сказывается на обеспечении защиты интересов участников процесса. Следователи в ряде случаев не разъясняют потерпевшим и другим участникам их право иметь своего представителя на предварительном следствии, препятствуют допуску представителей к участию в деле, ограничивают их в правах и т.д.

15 августа 2003 г. судья Тульского областного суда вынес постановление об отказе в удовлетворении надзорной жалобы, в которой содержалось требование о пересмотре обвинительного приговора, вынесенного в отношении гражданина Е. П. Лазукина, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного. Кроме того, следователь и суд отказались допустить к участию в деле в качестве представителя лицо, не являющееся адвокатом (руководитель юридической фирмы), избранное гражданкой В. О. Ивикиной — потерпевшей по данному делу.

Гражданка В. О. Ивикина, признанная также гражданским истцом по этому делу, в своей жалобе в Конституционный Суд РФ оспаривала конституционность ч. 1 ст. 45 и ст. 405 УПК РФ. По мнению заявительницы, содержащимися в них нормами были нарушены ее права, гарантированные ст. 19 (ч. 1), 45 (ч. 2). 46 (ч. 1, 2) и 48 (ч. 1) Конституции РФ12.

Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому гражданину гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В ч. 2 той же статьи указывается, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника). Таким образом, Конституция РФ гарантирует право на получение квалифицированной юридической помощи в лице адвоката для подозреваемых и обвиняемых, а не для иных участников уголовного судопроизводства, что нашло свое закрепление в ст. 49 УПК РФ, согласно которой защитник — лицо, осуществляющее в установленном данным Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу; в качестве защитников допускаются адвокаты.

Что касается потерпевших, в том числе признанных гражданскими истцами, то Конституция РФ не ограничивает круг лиц, которые вправе оказывать им квалифицированную юридическую помощь. Такой подход нашел свое закрепление и конкретизацию в ч. 1 ст. 45 УПК РФ, предусматривающей при осуществлении уголовного судопроизводства мировым судьей возможность участия в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца — помимо адвоката — одного из близких родственников указанных субъектов либо иного лица, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец. Наделяется правом иметь представителя из числа выбранных им лиц гражданский истец и в гражданском судопроизводстве (ст. 48 и 53 ГПК РФ).

Лишение потерпевшего и гражданского истца по уголовным делам, подсудным федеральным судам, права обратиться к другим лицам, способным оказать, по их мнению, квалифицированную юридическую помощь, фактически привело бы к понуждению этих участников уголовного судопроизводства использовать только один способ защиты, что не согласуется с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ. Такое ограничение вопреки ч. 1 ст. 48 Конституции РФ значительно сузило бы возможности потерпевшего и гражданского истца свободно выбирать способ защиты своих интересов, а также право на доступ к правосудию, что гарантировано ч. 1 ст. 46 Конституции РФ.

Обязанность государства гарантировать защиту прав потерпевших от преступлений, в том числе путем обеспечения им адекватных возможностей отстаивать свои интересы в суде, вытекает также из ч. 1 ст. 21 Конституции РФ. Применительно к личности потерпевшего это предписание предполагает обязанность государства не только предотвращать и пресекать в установленном законом порядке какие бы то ни было посягательства, способные причинить вред, но и обеспечивать пострадавшему от преступления возможность отстаивать свои права и законные интересы любым, не запрещенным законом способом (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 24.04.2003 № 7-П). Кроме того, если обвиняемый, не имеющий возможности пригласить для своей защиты адвоката по своему выбору, всегда может ходатайствовать о предоставлении ему защитника, то потерпевший и гражданский истец таким правом не наделены, а значит, они вообще могут лишиться возможности реализовать свое право на получение квалифицированной юридической помощи.

Следовательно, содержащееся в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ положение о том, что каждому гарантируется получение квалифицированной юридической помощи, означает конституционную обязанность государства обеспечить каждому желающему высокий уровень любого из видов предоставляемой юридической помощи, но не обязанность потерпевшего и гражданского истца пользоваться помощью только адвоката; в противном случае это нарушало бы также конституционное право, закрепленное ст. 56 Конституции РФ, в силу которой права потерпевших от преступлений (в том числе признанных гражданским истцам) подлежат охране законом, а государство обеспечивает им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Таким образом, ч. 1 ст. 45 УПК РФ — в соответствии с ее конституционно-правовым истолкованием предполагает, что представителем потерпевшего и гражданского истца могут быть адвокаты и иные лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

Уголовное судопроизводство призвано обеспечить реализацию закрепленного в ст. 2 Конституции РФ императива, согласно которому признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства.

Однако при изучении публикаций последних лет нетрудно заметить, что все они в основном касаются только стороны защиты. Принято считать, что интересы потерпевшего во многом совпадают с интересами прокурора. Вместе с тем во внимание не берется тот факт, что отражение в материалах уголовного дела позиции потерпевшего в значительной мере зависит от усмотрения должностных лиц. То есть мнение потерпевшего имеет значение лишь в той степени, в какой оно совпадает с мнением следователя, дознавателя и прокурора.

По нашему мнению, УПК РФ создал для подозреваемого и обвиняемого более «комфортные» с точки зрения процедуры условия, чем для потерпевшего. Конечно, не подлежит сомнению, что процессуальные права обвиняемого должны соответствовать международным стандартам. Но в соответствии со ст. 19 Конституции РФ процессуальные права потерпевшего должны быть равновеликими указанным правам обвиняемого, как по форме, так и по содержанию. Ущербность процессуального положения лица, в отношении которого было совершено преступление, может свести на нет все усилия по созданию правового и цивилизованного гражданского общества.

Конечно, критиковать положения УПК РФ без использования результатов правоприменительной практики не вполне корректно с позиции методологии. Вместе с тем можно указать на ряд вопросов, которые не нашли надлежащего разрешения на законодательном уровне.

Так, в ч. 1 ст. 46 УПК РФ воспроизведено положение ч. 1 ст. 52 УПК РСФСР о том, что наряду с иными случаями подозреваемым признается лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Этому лицу обеспечивается реальная возможность знать о своих правах, а также получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ). Однако неясно, почему отсутствует аналогичная процедура в отношении физического лица, которому в результате преступления причинен физический, имущественный, моральный вред, а также в отношении юридического лица в случае причинения вреда имуществу и деловой репутации. Не требуется никаких теоретических построений, чтобы признать целесообразность и справедливость нормы, в соответствии с которой лицо должно признаваться потерпевшим уже с момента возбуждения уголовного дела, если в постановлении содержится указание на причинение ему того или иного вреда. Это создаст действительно равные возможности для сторон обвинения и защиты.

К сожалению, законодатель не избавился от традиционного взгляда на адвоката как на специалиста, защищающего права лиц, в отношении которых ведется уголовное судопроизводство. Закрепленное в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи в полной мере должно быть распространено и на потерпевших, пользующихся адвокатскими услугами.

Вместе с тем объем прав, представленных адвокату — защитнику подозреваемого (обвиняемого) и адвокату — представителю потерпевшего, существенно различается. Защитнику обвиняемого предоставлены самые широкие возможности влиять на ход расследования, вплоть до собирания доказательств. Адвокат же, выступающий в качестве представителя потерпевшего, лишь самым общим образом упоминается в перечне иных лиц, которые могут иметь соответствующий статус (ст. 45 УПК РФ). Прав у него гораздо меньше, чем у защитника. Более того, они четко не обозначены, просто приравнены к правам потерпевшего, что создает «отталкивающий фактор» при принятии потерпевшим решения о приглашении адвоката в качестве представителя. Поэтому и в данном случае говорить о надлежащей правовой защищенности потерпевшего можно лишь с большой натяжкой.

Существенным нарушением прав потерпевшего является и то, что ему в процессе привлечения лица к уголовной ответственности отводится крайне незначительная роль. В настоящее время активное участие потерпевшего реально возможно только по уголовным делам частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Такое снижение объема его прав вряд ли оправдано, так как довольно часто встречаются ситуации, когда лицо действительно совершило преступление, было привлечено в качестве обвиняемого, однако впоследствии уголовное преследование прекращается даже при наличии возражения потерпевшего.

Актом отказа от дальнейшего уголовного преследования государство ущемляет и права потерпевшего, так как вне рамок расследования и судебного рассмотрения уголовных дел публичного обвинения он лишен возможности отстаивать собственную позицию. В связи с этим целесообразно предусмотреть следующее правило. При вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого копию надлежит направлять потерпевшему или его представителю, который в случае несогласия с мнением следователя относительно квалификации деяния, объема обвинения и по иным причинам может как лично, так и с помощью адвоката-представителя выдвигать альтернативное частное обвинение. В случае прекращения уголовного преследования следователем или прокурором по ходатайству потерпевшего уголовное дело должно рассматриваться и разрешаться судом в порядке, предусмотренном для уголовных дел частного обвинения.

Безусловно, основная нагрузка по осуществлению функций судебного представительства ложится на плечи адвокатуры, деятельность которой регламентирована Законом об адвокатуре. Однако деятельностью по оказанию юридических услуг, в том числе услуг по судебному представительству, в настоящее время занимаются различные организации, не являющиеся адвокатскими образованиями. С момента вступления в силу Федерального закона от 25.09.1998 №158- ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» было отменено лицензирование деятельности таких организаций. На наш взгляд, отмена лицензирования деятельности по оказанию платных юридических услуг стала шагом назад на пути по обеспечению права граждан на квалифицированную юридическую помощь. В настоящий момент у государства нет реальной возможности проконтролировать качество юридических услуг.

Что касается уголовного судопроизводства, то УПК РФ по- иному, чем ранее действовавший УПК РСФСР определил круг лиц, которые могут быть представителями потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя и гражданского ответчика. Согласно ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 55 УПК РФ представителями этих лиц могут быть адвокаты; представителями гражданского истца и гражданского ответчика, являющимися юридическими лицами, — также иные лица, полномочные представлять их интересы в соответствии с ГК РФ.

Сосредоточим внимание на представительстве интересов граждан. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец. По определению суда или постановлению судьи, следователя, дознавателя в качестве представителя гражданского ответчика может выступать один из его близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский ответчик.

Из этих положений вытекает, что представителем частного обвинителя может быть адвокат. Представителем гражданского истца

  •  физического лица — адвокат, а если дело подсудно мировому судье, то и иное лицо, но только на основании постановления мирового судьи. Представителем гражданского ответчика — физического лица может быть адвокат, а также иное лицо, если оно допущено к участию в деле на основании определения суда или постановления судьи, следователя и дознавателя.

Таким образом, представителем гражданского ответчика — физического лица может быть «иное лицо» (не являющееся адвокатом), даже если дело подсудно районному суду или суду республики, края, области, автономного округа, автономной области, города федерального значения. Данная ситуация свидетельствует о неравенстве частного обвинителя, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика при реализации их права на выбор представителя. В целях устранения такого неравенства, на наш взгляд, следует внести изменения в ч. 1 ст. 45 УПК РФ.

Столь узкий круг лиц, которые могут быть представителями в уголовном процессе, и различный подход законодателя к регулированию этого вопроса в отношении представителей различных участников уголовного судопроизводства приводит к выводу о том, что соответствующими нормами УПК РФ нарушается право граждан на выбор представителя. Однако стоит отметить и то, что законодатель пошел по пути увеличения гарантий по обеспечению права граждан на квалифицированную юридическую помощь, обозначив в качестве лиц, имеющих право быть представителями в уголовном судопроизводстве, прежде всего адвокатов.

Следует отметить, что конституционно-правовой смысл, заложенный в ч. 1 ст. 45 УПК РФ, был выявлен в Определении Конституционного Суда РФ от 05.12.2003 № 446-О. Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что ч. 1 ст. 45 УПК РФ по ее конституционноправовому смыслу не исключает, что представителем потерпевшего и гражданского истца в уголовном процессе могут быть иные — помимо адвокатов — лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший или гражданский истец, причем во всех случаях, а не только тогда, когда речь идет о производстве у мирового судьи.

При таком толковании данной нормы складывается неопределенность в вопросе о том, зачем же тогда законодатель включил в нее положение о том, что именно по постановлению мирового судьи к участию в деле в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца могут быть допущены лица, не являющиеся адвокатами? После вступления в силу указанного Определения Конституционного Суда РФ второе предложение ч. 1 ст. 45 УПК РФ утратило смысл. Поэтому, на наш взгляд, его необходимо исключить.

Рассмотрение вопросов главы позволяют сделать следующие выводы.

В уголовно-процессуальном законодательстве вопрос о порядке оформления полномочий судебного представителя так же, как и в гражданском процессуальном законодательстве, не получил четкой регламентации. Полагаем, что для удостоверения полномочий судебного представителя потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика требуются те же документы, что и в гражданском процессе. Кроме того, для представителей потерпевшего и гражданского истца, не являющихся адвокатами, для допуска к участию в деле необходимо наличие постановления мирового судьи по данному вопросу, а для представителя гражданского ответчика — соответствующего определения суда или постановления судьи, следователя, дознавателя. Следует отметить, что соответствующие определения и постановления необходимы только для допуска к участию в деле судебного представителя, но они не подменяют тех документов, в которых непосредственно закреплены полномочия представителя (например, доверенность).

Не урегулирован и вопрос о том, в какой орган должно подаваться ходатайство о допуске к участию в деле в качестве представителя. Полагаем, что для представителей потерпевшего, гражданского истца, не являющихся адвокатами, этим органом должен быть суд по месту производства предварительного расследования, а для гражданского ответчика — также дознаватель, следователь, прокурор, в производстве которых находится соответствующее уголовное дело. При этом по смыслу закона выбор лица, к которому можно обратиться с ходатайством о допуске к участию в деле в качестве представителя гражданского ответчика, осуществляет тот, кто подает такое ходатайство. На наш взгляд, следует внести соответствующие дополнения в ст. 45 и 55 УПК РФ.

С целью уточнения порядка заявления ходатайства о допуске к участию в деле в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца лица, не являющегося адвокатом, предлагаем дополнить ст. 45 УПК РФ новой ч. 1.1 следующего содержания: «Ходатайство потерпевшего или гражданского истца о допуске к участию в деле в качестве представителя этих лиц одного из близких родственников соответственно потерпевшего или гражданского истца или иного лица, не являющегося адвокатом, подается потерпевшим или гражданским истцом или их законными представителями лицу, в производстве которого находится уголовное дело».

По нашему мнению, необходимо дополнить УПК РФ новой ст. 54.1, в которой предусмотреть процедуру допуска представителя к участию в уголовном деле. Следовательно, с момента предъявления ордера должностному лицу, в чьем производстве находится уголовное или гражданское дело, адвокат приобретает специальную правосубъектность соответственно защитника или представителя.

С целью уточнения порядка заявления ходатайства о допуске к участию в деле в качестве представителя гражданского ответчика лица, не являющегося адвокатом, на наш взгляд, необходимо дополнить ст. 55 УПК РФ новой ч. 1.1 следующего содержания: «Ходатайство гражданского ответчика о допуске к участию в деле в качестве представителя гражданского ответчика одного из его близких родственников или иного лица, не являющегося адвокатом, подается гражданским ответчиком или его законными представителями дознавателю, следователю, суду, в производстве которых находится уголовное дело, или в суд по месту производства предварительного расследования лично или через дознавателя, следователя».

Литература

Дикарев И.С. Свидетельский иммунитет в уголовном процессе // Журнал российского права. 2012. № 3.

Ермошин Г.Т. Статус судьи в Российской Федерации. Проблемы правового регулирования // СПС КонсультантПлюс. 2012.

Зайцев С.П. Актуальные проблемы защиты прав граждан в уголовном судопроизводстве // Законность. 2012. № 8.

Зайцева Е.А. Судебная экспертиза: поиск новых парадигм // Уголовное судопроизводство. 2010. № 3.

Зеленина О.А. Виды правового статуса участника уголовного судопроизводства // Российский юридический журнал. 2011. № 4. С. 137-144.

Зеленина О.А. Виды правового статуса участника уголовного судопроизводства // Российский юридический журнал. 2011. № 4.

Зеленина О.А. Законодательная регламентация процессуального статуса участников уголовного судопроизводства // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2010. № 2.

Зеленина О.А. К вопросу о законодательной регламентации процессуальных обязанностей участников уголовного судопроизводства // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2011. № 1.

Зеленина О.А. К вопросу о процессуальных правах участников в уголовном судопроизводстве // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2010. № 4. С. 56-59.

Зеленина О.А. Реализация общих и частных процессуальных функций в уголовно-процессуальной деятельности участника уголовного судопроизводства // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2011. Т. 52. № 4. С. 55-62.

Зеленина О.А. Соотношение процессуальных функций и уголовно-процессуального статуса участника уголовного судопроизводства // Общественные науки. 2011. № 4. С. 331-339.

Зеленина О.А. Субъективные обязанности как элемент уголовно-процессуального статуса участника уголовного судопроизводства // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2011. № 2. С. 99-103.

Зеленина О.А. Сущность категории "участник уголовного судопроизводства" в науке уголовно- процессуального права // Общество и право. 2010. № 4. С. 238-245.

Зеленина О.А. Сущность категории «участник уголовного судопроизводства» в науке уголовно- процессуального права // Общество и право. 2010. № 4.

Зеленина О.А. Уголовно-процессуальные отношения как форма реализации процессуального статуса участником уголовного судопроизводства // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2011. Т. 51. № 3. С. 84-92.

Зеленина О.А. Участник уголовного судопроизводства: вопросы терминологии // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2010. № 25 (201).

Зиновьев А.С. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения: точка зрения // Российская юстиция. 2013. № 5. С. 50-53.

Зиновьев А.С. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения: точка зрения // Российская юстиция. 2013. № 5. С. 50-53.

Иванченков Ю.В. Порядок и момент допуска в уголовное дело адвоката-защитника на стадии предварительного следствия // Адвокатская практика. 2012. № 5.

1 См.: Адаменко В. Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. Томск, 1978. С. 64.

2 «Полномочия — право одного лица (представителя) совершать сделки от имени другого лица (представляемого), тем самым создавая, изменяя или прекращая права и обязанности для представляемого» // Юридический энциклопедический словарь. М. : Сов. энциклопедия, 1984. С. 262.

3 См.: Адаменко В. Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. С. 64.


47


См.: Юридическая энциклопедия. М., 2001. С. 256.

4 См.: Гинзбург Г. А., Поляк Г. С., Самсонов В. А. Советский адвокат. М., 1963. С. 35—39.

5 См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М. : АЗЪ, 1993. С. 471.

6 См.: Безлепкин Б.Т. Комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (постатейный). 8-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2010. С. 237.

7 См.: Кокорев Л. Д., Побегайло Г. Д. Адвокат — представитель потерпевшего в советском уголовном процессе. Воронеж, 1969. С. 39.

8 См.: Гуреев П. П. Защита личных и имущественных прав. М., 1964. С. 87; Стецов- ский Ю. И. Адвокат — представитель потерпевшего. М., 1967. С. 11.

9 См.: Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. С.225; Дубривный В. А. Потерпевший на предварительном следствии. Саратов, 1966. С. 15; Кокорев Л. Д. Потерпевший от преступления. Воронеж, 1964. С. 13.

10 См.: БожьевВ. П. Процессуальное положение потерпевшего // Сов. юстиция. 1959. № 9. С. 33; Савинов В. Н. О понятии потерпевшего в УПК ПНР и УПК РСФСР. Ярославль, 1975. С. 104; Шейфер С. А., Лазарева В. А. Участие потерпевшего и его представителя на предварительном следствии. Куйбышев, 1979. С. 16—17.

11 См.: Ильина Л. В. Основания и порядок допуска представителя в советском судопроизводстве // Ученые записки Пермского ун-та. № 150. Пермь, 1966. С. 130—131.


67

12 Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. № 25-О «По жалобе гражданки Ивикиной В. О. на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 45 и статьей 405 УПК РФ».



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
12682. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА НА РАЗЛИЧНЫХ СТАДИЯХ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ 51.45 KB
  Определенному праву потерпевшего соответствуют обязанности органа дознания следователя прокурора защитника представителя судьи или суда. Необходимо в интересах потерпевшего предусмотреть следующий порядок уведомления его о признании потерпевшим и разъяснения прав. После вынесения постановления следователь незамедлительно проводит ознакомление с ним потерпевшего разъясняет сущность этого решения а также содержание прав и обязанностей и порядок их реализации. Однако на примере сопоставления норм предусматривающих права потерпевшего и...
18137. Нормы уголовного и уголовно-процессуального права, регулирующие и предусматривающие вопросы применения принудительных мер медицинского характера 84.08 KB
  Поэтому и применение принудительных мер медицинского характера призвано служить не только наиболее полной реализации целей и задач уголовного судопроизводства но и эффективному обеспечению прав свобод и законных интересов граждан. Непременным условием развития казахстанского общества является ориентация на внутреннюю политику и в частности на гуманизацию мер государственного принуждения в том числе и в случаях применения принудительных мер медицинского характера. Так согласно Концепции правовой политики Республики Казахстан уголовная...
14177. Характеристика уголовно-процессуального доказывания 33.85 KB
  Наиболее опасными формами противодействия расследованию являются понуждение следователя к противоправным действиям и решениям путем угроз, физического насилия, подкупа и т.п. Преодоление подобного противодействия требует наличия у следователя таких психических качеств, как мужество, принципиальность, решительность, требует умения просчитывать варианты последствий своих действий по преодолению негативных влияний.
12685. Соотношение уголовно-процессуального принуждения и прав человека 48.03 KB
  Уголовнопроцессуальное принуждение это государственное воздействие осуществляемое строго в соответствии с уголовнопроцессуальным законодательством направленное на преодоление препятствий возникающих в процессе производства по уголовному делу или на обеспечение применяемым порядком условий для успешного расследования и рассмотрения уголовного дела. Природа принуждения в уголовном процессе вытекает из разделенности бремени борьбы с преступностью между государством и личностью принимающей социальную необходимость участия в уголовном...
1518. Проблемы определения уголовно-процессуального статуса лиц, подвергаемых уголовному преследованию 54.64 KB
  Новый виток интереса к проекту как способу организации жизнедеятельности детей объясняется его потенциальной интегративностью соответствием технологии развивающего обучения обеспечением активности детей в учебном процессе. Использование метода проекта в дошкольном образовании как одного из методов интегрированного обучения дошкольников позволяет значительно повысить самостоятельную активность детей развить творческое мышление умение детей самостоятельно разными способами находить информацию об интересующем предмете или явлении и...
4159. Задержание по подозрению в совершении преступления как мера уголовно-процессуального принуждения 324.41 KB
  Острота данной меры уголовно-процессуального принуждения определяется, во-первых, тем, что она применяется органами дознания, прежде всего, конечно, полицией и следователями, вне предварительного судебного и прокурорского контроля
13110. Уголовно-правовая оценка квалифицированныхвидов убийств: теоретические и правоприменительные вопросы 77.92 KB
  Исторический анализ развития уголовного законодательства России об ответственности за убийство; Выявление проблем, возникающих в правоприменительной практике при квалификации квалифицированных видов убийств; Анализ современного уголовно – правового законодательства об ответственности за убийство в зарубежных странах; Определение признаков, разграничивающих деяния, предусмотренные ч.2 ст. 105 УК РФ со смежными составами преступлений;
20439. Политико-правовые отношения, правовые основы и механизмы осуществляемых преобразований в государстве и обществе 86.52 KB
  Во-вторых это право используемое как средство: а властвования и управления; б ограничения власти воздействия на нее правовыми средствами. Нерегулируемая политическая борьба могла бы взорвать общество уничтожить его как форму социального бытия человека и именно поэтому возникает потребность в особой форме организации общественной власти государство и в особой нормативной системе социальной регуляции право которые призваны сохранить целостность общества в его новом состоянии. Государство представляет собой наиболее...
15121. Халатность: уголовно-правовые аспекты 627.32 KB
  В правовой науке делались попытки сформулировать общее определение должностного преступления которое по мнению ученых было бы целесообразно включить в законодательство. В Уголовном кодексе РФ составы служебных преступлений в большей степени расположены в главе 23 Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях раздела VIII Преступления в сфере экономики.
1396. Социально-правовые вопросы установления отцовства в принудительном порядке 85.58 KB
  Защита прав и интересов ребенка законными представителями и лицами заменяющие их Заключение Библиографический список приложения. Каким же образом можно оформить отношения такого ребенка и его отца Достаточно примеров когда женщина находясь в браке рожает ребенка от другого мужчины и опять возникает вопрос: как оформить ребенка таким образом чтобы юридически отцом ребенка значился бы его биологический отец а не муж матери ребенка. Если ребенок родился у женщины официально состоящей в...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.