Особенности перевода эвфемизмов

Эвфемизм как лингвокультурное явление представляет особый интерес, так как в последние десятилетия процесс образования эвфемизмов протекает с растущей интенсивностью, и они получают широкое распространение в различных сферах речевой деятельности.

2015-08-07

1.44 MB

125 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

Введение ……………………………………………………………………….3

1. Лингвистическая природа эвфемизмов ……………………….5

1.1. Явление эвфемии в современной лингвистике и понятие эвфемизма...5

1.2. Классификации и функции эвфемизмов ………………………………11

1.3. Способы образования эвфемизмов …………………………………….19

Выводы по главе 1 …………………………………………………………...25

2. Особенности перевода эвфемизмов …………………………...26

2.1. Проблема адекватности и эквивалентности перевода ………………..26

2.2. Проблема эквивалентности эвфемизмов ………………………………29

2.3. Трудности перевода эвфемизмов ………………………………………34

2.3.1. Перевод методом добавления …………………………………….35

2.3.2. Перевод методом конкретизации ………………………………...39

2.3.3. Другие методы перевода эвфемизмов ……………………………40

2.3.4. Методы перевода дисфемизмов …………………………………..41

2.3.5. Несовместимость концептов как основное препятствие для

адекватного перевода …………………………………………………….42

Выводы по главе 2 …………………………………………………………...44

Заключение …………………………………………………………………45

Список использованных источников …………………………...47

Введение

В последние десятилетия возрос интерес исследователей к проблеме эвфемизации. Она стала объектом многочисленных исследований отечественных и зарубежных ученых. Так, эвфемизация изучалась с позиций различных лингвистических подходов и направлений: функционально-семантического, прагматического, стилистического, гендерного и дискурсивного. В рамках функционально-семантического подхода были разработаны тематические классификации эвфемизмов (A.M. Кацев, Л.П. Крысин, Б.А. Ларин, В.П. Москвин, Е. Partridge, Ch. Капу), выделены способы формирования эвфемистических выражений (A.M. Кацев, В.П. Москвин, Е.И. Шейгал, В. Warren). С точки зрения прагматики, эвфемизация рассматривалась как способ соблюдения уместности речи (В.П. Москвин). В рамках стилистики решались такие вопросы, как стилистическая принадлежность эвфемизмов, а также функционирование эвфемистической лексики в различных стилях речи (И.Р. Гальперин, В.П. Москвин, Е.П. Сеничкина). Эвфемия также изучалась в рамках гендерной (Г.А. Вильданова) и дискурсивной лингвистики (Е.И. Шейгал). Однако, несмотря на большое количество работ, посвященных эвфемии, многие связанные с нею вопросы остаются нерешенными. В частности, вопрос о трудностях перевода эвфемизмов. Актуальность работы определяется недостаточной изученностью особенностей перевода эвфемизмов.

Эвфемизм как лингвокультурное явление представляет особый интерес, так как в последние десятилетия процесс образования эвфемизмов протекает с растущей интенсивностью, и они получают широкое распространение в различных сферах речевой деятельности. Изучение эвфемизмов в различных языках позволяет внести вклад в изучение национального своеобразия языковой картины мира и речевого поведения носителей русского и английского языков.

Объектом данной работы являются эвфемизмы, предметом – сособенности перевода эвфемизмов.

Цель данной курсовой работы состоит в изучении особенностей передачи эвфемизмов на русский язык.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1.  Рассмотреть реалии как вербальное выражение специфических черт национальных культур;
  2.  Дать определение и классификацию социо-культурных реалий;
  3.  Изучить особенности перевода реалий с английского на русский язык.

В работе использованы методы теоретического анализа лингвистической литературы, описательный и сопоставительный, методы обобщения и сравнения.

Методологической базой исследования послужили идеи и концепции, представленные в трудах отечественных и зарубежных лингвистов по эвфемии (Ю.В.Алексикова, Л.В. Артюшкина, Ю.С. Баскова, О.Ф. Иванова, М.Л.Ковшова, Л.П. Крысин, В.П. Москвин, О.В. Обвинцева и др.).

Теоретическая значимость курсовой работы состоит в углублении представления об эвфемизмах английского языка и проблемы их перевода.

Практическая значимость исследования заключается в том, что она может найти применение в преподавании лингвистических дисциплин, теории перевода, страноведения.

1. Лингвистическая природа эвфемизмов

1.1. Явление эвфемии в современной лингвистике и понятие эвфемизма

Существует немало работ, посвященных эвфемизмам непосредственно или каким-то образом затрагивающих эту проблему. Начало исследованию эвфемии положили такие видные ученые, как Г. Пауль, Ж. Вандриес, Ш. Брюно, испанист Ч. Кэни, Ш. Балли, Н. Гали де Паратези, Э. Бенвенист, Л. Блумфилд, С. Видлак, И.Р. Гальперин, Б.А. Ларин, Х. Нироп. Развитию этой проблематики посвятили свои работы такие ученые, как В.И. Жельвис, А.М. Кацев, Б. Купер, Дж. Ниман и К. Сильвер, лексикографы Р.В. Холдер и Х. Росон, отечественные исследователи Л.П. Крысин, Е.И. Шейгал, Г.Г. Кужим, В.И. Заботкина, В.П. Москвин и др.

Социолингвистический подход к изучению эвфемии отражен в работах ученых С.Г. Тер-Минасовой, В.И. Жельвиса, А.А. Реформатского, Л.П. Крысина, Ф. Беквита и М. Баумана, Б. Купера, Дж. Хьюз, Х. Росона и др. Большая часть исследований в этом направлении посвящена диахроническому аспекту изучения эвфемии от причин возникновения табу и эвфемизмов до специфики эвфемизации в наши дни. Особо отмечены такие источники активной эвфемизации, как идеология политкорректности.

Лингвопрагматический подход к изучению эвфемии основывается на постулатах речевого общения Г.П.Грайса и максим Дж.Лича. Он получил развитие в применении к эвфемизмам в работах В.И.Заботкиной, Н.Ц.Босчаевой и др.

В рамках традиционной лингвистики эвфемия рассматривалась, как правило, в качестве особой разновидности синонимии. Такой подход обусловлен тем, что, с одной стороны, эвфемизм и исходная номинация находятся между собой в отношениях синонимии, а с другой - тем, что в качестве эвфемизма может выступать идеографический или стилистический синоним исходной номинации. Другими словами, синонимия служит одним из языковых средств эвфемизации и становится результатом эвфемистического переименования. Однако именно поэтому эти два явления не могут быть приравнены друг к другу.

Изучение явления эвфемизации с точки зрения когнитивного подхода позволяет посмотреть на этот вопрос несколько шире: эвфемизация в этом случае представляется явлением более широким, нежели внутрисистемные отношения между единицами языка, такими, как синонимия, антонимия, гиперо-гипонимия и т.д. Она может рассматриваться как ментальный процесс, в основе которого лежат определенные концептуальные схемы и модели вторичной интерпретации знаний [46, c.7].

Несмотря на достаточно обширное число работ, обращающихся к явлению эвфемии, в научной литературе отсутствует единое понимание этого явления. Динамичность и многоаспектная природа эвфемизмов являются причиной большого разнообразия их лексико-грамматических форм, эмоциональной нейтральности или стилистической окрашенности, вариативности их эвфемистического потенциала. Эти свойства эвфемизмов приводят к тому, что проблема определения эвфемизма представляет определенную трудность для исследователей.

Слово “эвфемизм”, по мнению большинства исследователей, происходит от греческого euphemismos (eu – хорошо, phēmi – говорю). По другой версии, термин “эвфемизм” был образован от слова “эвфуизм”, которое, в свою очередь, изобрел английский писатель Джон Лили (John Lyly). “Эвфуизм” как литературный прием и стиль был впервые использован Лили в романе “Эвфуэс”, состоящем из двух частей: “Анатомия остроумия” (The Anatomy of  Wit, 1578) и “Эвфуэс и его Англия” (Euphues and his England, 1580). Изысканный стиль и слог получили свое название по имени героя романа – Эвфуэса (euphues греч.  благовоспитанный) [39, с.86].

Так, в лингвистическом энциклопедическом словаре под ред.О.С. Ахмановой дается следующее определение:

Эвфемизмы - эмоционально нейтральные слова или выражения, употребляемые вместо синонимичных им слов и выражений, представляющихся говорящему неприличными, грубыми или нетактичными [9, с.592].

Н.С.Арапова понимает под эвфемизмами “эмоционально нейтральные слова или выражения, употребляемые вместо синонимичных им слов или выражений, представляющихся говорящему неприличными, грубыми или нетактичными [5, с.590].

По мнению И.Р.Гальперина, эвфемизм – это слово или фраза, используемая для замены неприятного слова или выражения более приемлемым словом или выражением. Например, слово to die породило следующие эвфемизмы: to pass away, to be no more, to depart, to join the majority, to be gone и более шутливые – to kick the bucket, to give up the ghost, to go west. Таким образом, эвфемизмы – это синонимы, направленные на достижение преднамеренно смягченного эффекта [21, с.173].

Согласно Ю.М.Скребневу, термин эвфемизм предполагает общественную практику замены табуируемых названий словами и выражениями, которые кажутся смягченными, безобидными или, по крайней мере, менее оскорбительными. Ю.М.Скребнев относит эвфемизмы не к определенной лексико-семантической группе слов, а скорее к некоему стилистическому результату, достигающемуся различными способами, когда “сильное” выражение уступает место ослабленному. Так, каждый случай мейозиса, недосказанности (understatement) обладает свойствами эвфемии [53, с.82].

Л.П.Крысин считает эвфемизм видом иносказания, причем главное отличие эвфемизма от других видов иносказаний заключается в его функции – к эвфемизмам прибегают тогда, когда хотят завуалировать, закамуфлировать некий смысл, который говорящий почему-то считает неудобным обозначать прямо [32, с.267].

В.П.Москвин полагает, что эвфемизмы представляют собой средство реализации условия ситуативной уместности речи. Эвфемия, таким образом, – это использование словесных зашифровок с целью смягчить, завуалировать, изящно “упаковать” предмет сообщения, оставив все-таки возможность любому носителю языка догадаться, о чем идет речь [36, с.61].

Д.Болинджер (D.Bolinger) причисляет эвфемизмы к классу слов с дополнительной смысловой нагрузкой (loaded words), которые используются для обозначения чего-либо в подходящем, благоприятном для говорящего виде [15, с. 32-33].

Лингвистический смысл эвфемизмов состоит в том, что они способны скрывать, затушевывать, вуалировать явления, имеющие в общественном сознании заведомо негативную оценку. Эвфемизмы отвлекают внимание реципиента от объекта, способного вызвать антипатию. Способность эвфемизмов манипулировать реципиентом определяется тем, что эвфемизмы скрывают истинную сущность явления за счет создания нейтральной или положительной коннотации, а реципиент обычно не успевает вычленить эвфемизмы из контекста и осмыслить их из-за обычного в нашем социуме обилия информации или не в состоянии идентифицировать табуированный денотат.

Явление эвфемии тесно связано с явлением табу. В каждом языке имеются темы, затрагивающие те области человеческой жизнедеятельности, которые с древнейших времен считались особенными, запретными, сакральными, тайными и поэтому при обращении к ним требовали от собеседника иносказания, которое осуществлялось с помощью заменяющих, разрешенных слов, употребляющихся вместо запрещенных, т.е. эвфемизмов. Во всех теоретических работах по истории возникновения эвфемистической замены подчеркивается, что основная функция эвфемизмов тесно связана с культурой того ли иного народа, табу - запретом в определенном обществе на употребление некоторых слов, обусловленном различными факторами - религиозными, историческими, этическими и др. [26, c.8].

Многие исследователи рассматривают эвфемизмы в их неразрывной связи с дисфемизмами: дисфемизмы – это инвективы, основанные на гиперболизации отрицательного признака; эвфемизмы – антиинвективы, основанные на преуменьшении степени отрицательного признака или на переключении  оценочного знака с отрицательного на положительный. Метафорическую суть их противопоставления определяют как «щит и меч»: говорить эвфемистично – значит использовать язык в качестве щита против объекта, вызывающего страх, неприязнь, гнев и презрение. Эвфемизм способствует улучшению денотата, дисфемизм – его ухудшению. Эвфемизмом обозначается нечто, что по логике вещей следовало бы оценить отрицательно, но интересы говорящего заставляют оценивать это положительно, и в то же время требование максимы качества не позволяет выдавать явно черное за белое.

Эвфемизмы, пожалуй, являются одними из наименее стабильных пластов в лексике английского языка. Они постоянно меняются, а некоторые из них «живут» всего лишь один день. Хью Роусон полагает, что эвфемизмы подчиняются двум основным правилам: Закону Грешама (Gresham's Law) и закону последовательности (the Law of Succession) [25, c.11].

Первый закон обязан своим появлением экономической теории и может быть кратко изложен как «плохие деньги вытесняют хорошие», то есть фальшивые монеты вытесняют из обращения настоящие, так как люди начинают их копить. Что касается языка, то «плохие» значения или ассоциации, вызываемые теми или иными словами, могут вывести из употребления слова, когда-то бывшие совершенно безобидными. Например, некоторое время назад такие слова как coition, intercourse, copulation означали общение, дипломатические сношения, теперь же они утратили это значение и стали означать лишь половые сношения. Или словом gay теперь уже вряд ли обозначат веселье, поскольку его новое значение homosexual вытеснило прежнее. То же самое произошло и со словом feces, которое когда-то означало вполне безобидный осадок вина или оливкового масла, теперь же так называют испражнения.

Закон Грешама стал причиной появления принципа или закона последовательности (the Law of Succession). Если значение слова становится «плохим», то его употребление становится табу для большинства носителей языка. Как следствие возникает необходимость в создании нового эвфемизма, а когда то же самое произойдет и со вторым словом, то история повторится. Так, например. Слово «mad» последовательно эвфемизировалось как crazy, insane, lunatic, mentally deranged и, наконец, просто mental, а dull как retarded, а в последствии эвфемизмов возникает, тем сильнее табу на денотат этих слов в данной культуре. Эвфемизмы, несомненно, применяются для сокрытия правды об отрицательных сторонах денотата, что иногда, безусловно, ведет к неадекватной оценке последнего и даже дезинформации отдельного человека или даже целого общества. Но в то же время наличие эвфемизмов в языковой практике общества свидетельствует об уровне ценностей, воспитания и шире - его культуры [25, c.11].

Широкое распространение получили эвфемизмы в связи с возникновением в англоязычной культуре явления политической корректности, эвфемистическое обозначение понятий, объектов, которые по этическим, культурным, психологическим или иным причинам не называются прямо и нуждаются в том, чтобы завуалировать или смягчить их сущность. Первоначально это относилось к таким сферам, как race, gender, sexual affinity, ecology, physical or mental personal development; с 30-х годов известен протест против расистской терминологии. В 60-е годы начинают активизироваться феминистские выступления, получившие название sexism, делаются попытки подбирать щадящие выражения для людей преклонного возраста (agism), к людям, имеющим дефекты внешности - lookism. В 90-х годах все heightism: discrimination against those of a certain height, typically against very short people; weightism (or fattyism), against fat people; heterosexism, against homosexuals of either sex; alphabetism, discrimination against someone whose name begins, e.g. with Z" (Д. Кристал). Борьба за политическую правильность речи нередко доходила до лингвистического экстремизма; случалось, что развитие эвфемистической терминологии имело в конечном результате название, более обидное, чем первоначальное, как произошло с the poor: In the past they were bums, hoboes, vagrants and paupers; more recently they have been culturally deprived and the hard-core poor. Now they are "the underclass " (H.J.Gans). Co временем отдельные термины вошли в официальный обиход, ср.: sexual harassment; senior citizens; illegal aliens; developmental challenged, etc. [26, c.10]

1.2. Классификации и функции эвфемизмов

Лексический подкласс эвфемизмов обширен и неоднороден, что дает возможность представлять их в различных классификациях, основанных на различных критериях. Так, с точки зрения фиксированности эвфемизмов в языке и частотности употребления их можно классифицировать как общеязыковые, или «постоянные», и речевые, или окказиональные. По тематическому признаку эвфемизмы могут быть разнесены на четыре крупные обобщенные группы, такие, как физиологические процессы и состояния, определенные части тела, связанные с «телесным низом», отношения между полами, болезни и смерть. По хронологии возникновения эвфемизмы можно разделить на постоянные, или «устоявшиеся», и новые.

Лингвистический анализ эвфемизмов позволяет разделить их на два типа: эвфемизмы формы и эвфемизмы значения. Наиболее важными, на наш взгляд, являются эвфемизмы значения, поскольку эти эвфемизмы призванные вуалировать содержание понятия, чаще обладают сильным мелиоративным эффектом при одновременной устойчивости в языке. Для создания семантической связи из словарного состава языка выбирается слово с уже имеющимся не стигматизированным значением, и при его восприятии у слушающего возникают ассоциации, которые одновременно производят намек на стигматизированное понятие и «отвлекают» его от этого понятия. Эвфемизмы формы (фонетико-графические эвфемизмы) отличаются от эвфемизмов значения тем, что они не всегда призваны осуществлять эвфемистическую функцию, а выполняют одновременно и другие функции. У эвфемизмов формы мелиоративный эффект слабее, так как они не предлагают новой положительной трактовки стигматизированного явления, как это делают семантические эвфемизмы, они замещают табуированное слово таким образом, что это позволяет реципиенту быстрее устанавливать ассоциации со стигматизированным понятием. По этой причине эвфемизмы формы относятся нами к периферийным рядам эвфемии [46, c.8].

В классификации эвфемизмов мы различаем общеупотребительные и окказиональные эвфемизмы, причем первым отдается приоритетное место в полевой организации эвфемии. Общеупотребительными или узуальными эвфемизмами мы считаем лексические единицы, закрепленные в общих или специальных словарях, либо очень часто встречающиеся в текстах и устной речи с данным эвфемистическим значением. При этом эвфемистическое значение общеупотребительных эвфемизмов не требует каких-либо пояснений или параллельного употребления прямых наименований в тексте. Неузуальными мы считаем индивидуально-контекстные замены, неологизмы, эвфемизмы профессиональной лексики и социальных жаргонов, которые характеризуются ограниченным употреблением и требуют пояснений в контексте при употреблении, выходящем за рамки профессионального дискурса. Особое место в полевой организации занимают эвфемизмы, образованные от лексических единиц широкой семантики, поскольку они не могут быть отнесены ни к узуальным, ни к окказиональным употреблениям.

Нами учитывалась также стилистическая окраска эвфемизмов. Для всех разновидностей эвфемизмов характерно наличие прагматической установки говорящего смягчить или завуалировать недопустимое, на его взгляд, прямое наименование. Однако данная установка может оказаться сопутствующей для эвфемизмов, относящихся к сниженной лексике и вульгаризмам, а основной их установкой может являться демонстрация принадлежности говорящего к определенной социальной группе, ирония и др. Исходя из этого, мы отнесли эвфемизмы сниженной лексики к последнему ряду периферии эвфемизмов.

Предлагаемая нами иерархия не подразумевает четкого отделения одних классов эвфемизмов от других. Иногда встречаются эвфемизмы, сочетающие в себе свойства различных видов или стоящие на границе перехода от одного вида к другому, например, переходящие из индивидуального употребления в узус.

В итоге нами выделены восемь рядов эвфемизмов [46, c.9]:

1 ряд - узуальные семантические эвфемизмы с положительной или нейтральной коннотацией (сильная мелиоризация);

2 ряд - окказиональные семантические эвфемизмы с положительной или нейтральной коннотацией (сильная мелиоризация),

3 ряд - узуальные полисемантические эвфемизмы или эвфемизмы с широкой семантикой,

4 ряд - узуальные семантические эвфемизмы-смягчения с менее отрицательной, чем у прямого наименования, коннотацией (слабая мелиоризация),

5 ряд - окказиональные семантические эвфемизмы-смягчения с менее отрицательной, чем у прямого наименования, коннотацией (слабая мелиоризация); последние три ряда занимают эвфемизмы формы:

6 ряд -полные фонетико-графические эвфемизмы (эвфемизмы формы) с достаточно высокой степенью мелиоризации,

7 ряд - неполные фонетико-графические эвфемизмы-смягчения, сохраняющие связь с прямым наименованием,

8 ряд - семантические и фонетико-графические эвфемизмы-смягчения, принадлежащие сниженной лексике и вульгаризмам.

Рисунок 1. Классификация эвфемизмов (по Н.В. Тишиной)

Исследование структурно-семантических особенностей позволяет провести классификацию эвфемизмов на: а) фонетическом; б) лексическом; в) синтаксическом; г) текстовом уровнях.

На фонетическом уровне выявлены [45, c.8]:

а) эвфемизмы, в которых печатается первая и последняя буквы: b-----s;

б) эвфемизмы, образованные при помощи сокращений: NYR (not yet returned);

в) эвфемизмы - парономазы, заменяющие грубое слово подходящим по звучанию: heck (hell);

г) эвфемизмы, образованные при помощи перестановки первого и последнего звука: gip (pig). 

На лексическом уровне выявляются эвфемизмы, выраженные:

а) простым словом: casket (coffin);

б) сложным словом: well-fed (fat), sight-deprived (blind);

в) производным словом, в частности при помощи деривации: barmy (idiot), needy (роor).

На синтаксическом уровне эвфемизмы выражены:

а) словосочетанием: arbitrary deprivation of life (killing);

б) предложением: The consumption of nutrients whatsoever is categorically prohibited in this establishment (Please, don't eat here).

Большое разнообразие структурно-семантических типов эвфемизмов на всех уровнях языка свидетельствует о межуровневом характере эвфемии, широкой распространенности данного явления в языке и речи [45, c.9].

Когнитивный подход, является одним из плодотворных направлений в рассмотрении стилистических приемов и, в частности, эвфемизма с точки зрения изучения когнитивной природы структур знаний, заложенных в его семантике и активизируемых в процессе коммуникации. Классификация эвфемизмов с этoй точки зрения позволяет выявить следующие типы структур знаний, заложенных в эвфемизмах [45, c.16]:

1. Этические знания. Как известно, этика изучает мораль,
нравственность как один из основных способов регулирования действий
человека с помощью поведенческих норм. Так, общепринятой этической
нормой является избежание употребления слов, обозначающих:

а) определенные физиологические явления или особенности человека: to glow (to sweat); stink, stench, reek (bad smell); expectant mother, to carry, to
be in the family way, to be big with child... (to be pregnant); to expectorate (to
spit);
eructation (belch) и т.д.;

б) «профессиональные» эвфемизмы, которые
заменяют прямые номинации «непрестижных» профессий, статусов
личности, свидетельствующих о социальной ущемленности, ущербности,
низком положении на общественной лестнице: electragist (electrical
contractor);
aisle manager (floor walker); a rodent operator, exterminating
engineer
 (a rat catcher); an Information Resource Officer (a librarian); public
relations counsel, contact manager, publicists
 (press agent); morticians,
funeral directors
(an undertaker).

2. Социальные знания включают такие понятия, как социальные
нормы, социальный статус, социальная роль и др. В зависимости от этих
параметров определяется «уместность» употребления эвфемизмов в
конкретной ситуации общения, которая может характеризоваться
различными показателями: официальным или неофициальным стилем,
тендерными и возрастными особенностями. Возьмем
, к примеру, понятие
бедности - "to be poor". В ситуации официального общения могут быть
использованы эвфемизмы: to be in reduced circumstances, to be in certain
circumstances, to be needy, economically exploited, low-income, differently
advantaged.
 Тогда как в ситуации неофициального общения: to be in low
waters.

3. Знания политические. Наряду с другими структурами знаний,
политическая компетентность играет немаловажную роль. Политические
преобразования приводят к изменению некоторых правил и стереотипов,
принятых в обществе [45,
c.17].

Развитие таких политических движений, как антирасистское, феминистическое и др., обусловили возникновение эвфемизмов: people of color, member of African diaspora, indigenous person (negro, latino / latina); native American, a young gentleman of some color (Indian); chairperson (chairman, chairwoman); police officer (policeman); letter carrier (postman); reporter (newsman) и др.

  1.   Психологические знания. Значительное количество эвфемизмов возникло под влиянием психологических факторов. Известно, что психолингвистика занимается закономерностями порождения и восприятия речевых высказываний. От того, как скажет и что скажет говорящий, зависит душевное состояние слушающего и создаётся определенная психологическая атмосфера. К таким психологическим факторам можно отнести проблемы, связанные с болезнями, физическими и умственными недостатками и смертью людей: after a long illness, internal growth (cancer); dysfunctional (psychotic); physically challenged, differently abled, handicapable (invalid); under the weather(ill), и др. [45, c.17]
  2.   Религиозные знания. Религиозные знания включают в себя знания религиозных канонов, традиций, действующих в определенном обществе. Понятие эвфемизма тесно связано с религиозным понятием табу, т.е. запретом на употребление тех или иных слов, выражений или собственных имен. Так, например, табу на «произнесение имени Бога» ведет к замене его эвфемизмами близкими по звучанию: Adad, dod, gosh, gar, gom, gosse и т.д.

Анализ эвфемизмов с точки зрения заложенных в них структур знаний позволяет: а) определить характер взаимодействия языковых и ментальных структур; б) дифференцировать различные типы эвфемизмов по когнитивному принципу; в) выявить источники мотивации эвфемизмов.

В результате анализа языкового материала выделяются четыре основные функции эвфемизма: вежливости, табуирования, вуалирования, этикета. Такое разграничение функций эвфемизмов проводится в данном исследовании только в теоретических целях для более углубленного изучения данного явления. В каждом конкретном случае возможно тесное взаимодействие указанных типов.

1. Функция вежливости. В большинстве случаев в основе формирования эвфемизмов заложен принцип вежливости. Этот принцип сформировался на основе теоретических положений П. Грайса, который одним из первых стал выводить систему базовых постулатов или принципов общения, составляющих основу формирования норм и правил речевого поведения. Реализация принципа вежливости требует соблюдения следующего ряда максим: 1) такта; 2) великодушия; 3) одобрения; 4) скромности; 5) согласия; 6) симпатии. Все вышеперечисленные максимы в той или иной степени характерны для эвфемизмов [47, c.12].

Однако  основными  из  них  являются  максима такта и скромности, которые проявляются в случае эвфемистической замены ругательств и грубых выражений.

I ain't sleep in three nights... if you want to keep my trade, you send me over some tablets. Then bring them yourself, God damn it, excuse my French! Because I'm going to pieces right this minute!

2. Функция табуирования. В современных языках развита тенденция не говорить прямо, например, о смерти, о тяжелой болезни, избегать упоминаний о «неприличных» предметах, о физиологических отправлениях человека. Слова и словосочетания, которые заменяют «неприличные» и нежелательные явления, понятия, процессы, можно условно назвать дейксисами табуирования. Так эвфемизм, обозначающий явление смерти характеризуется большой частотностью: to pass away, to expire, to rest in peace, to go to meet his/her Maker, to cross over the Great Divide, to close one's eyes, to depart this life, to join the majority и др.

3. Функция этикета. В лингвистике соблюдение этикета общения тесно связано с принципом вежливости. Этикетные эвфемизмы используются, когда говорящий избегает прямых номинаций [47, c.12]:

а) непрестижных профессий; статусов личности, свидетельствующих об ущемленности, ущербности, низком положении на общественной лестнице: a sanitation engineer, а hydraulic specialist (a plumber), environmental hygienist (a janitor), information resource officer (a librarian);

б) эвфемизмы, заменяющие слова, которыми обозначают вредные привычки: emotionally tired, screwed, aerated, hangover, half and half, incapable, intemperance, over-sedated, sheet in the wind, Sunday traveler (drunk) и т.д.;

в) эвфемизмы, заменяющие лексемы, которые касаются расовой и национальной проблем: black, Afro-American (black), native American (Indian), dark-complected, dark-skinned (of people having non-white ancestry), melanin enriched (of black people), demographically correct society (having a proportionate ratio of blacks, whites, Hispanics, etc).

4. Функция вуалирования. Эвфемизмы используются для того, чтобы завуалировать или затемнить "подлинную сущность обозначаемого". Характерной особенностью этого типа эвфемизмов является то, что они в большинстве своем используются в политических целях. В соответствии с этим, областями функционирования эвфемизмов этого типа являются:

а) политическая сфера: "You are always writing: bombing bombing, bombing. It's not bombing! It's air support"; 

б) социальная сфера: negative advancement (fire) [47, c.13].

Обзор теоретического и практического материала позволяет сделать выводы об основных функциях эвфемизмов: эвфемизмы используются для замены прямых названий «пугающих» предметов и явлений; при нежелании называть что-либо неприятное своим прямым именем; эвфемизмом обозначается всё то, что в данном социуме может считаться неприличным, все, что не соответствует принятому этикету. Политкорректные эвфемизмы создаются из боязни обидеть собеседника или в целях соблюсти принятые на данный момент нормы общения; распространенным является использование эвфемизмов с целью искажения или маскировки подлинной сущности обозначаемого.

1.3. Способы образования эвфемизмов

Наряду с распространенным пониманием эвфемизма как слова или выражения, служащего в определенных условиях для замены таких обозначений, которые представляются говорящему нежелательными, не вполне вежливыми, слишком резкими, грубыми, нетактичными или неприличными, существует и более узкое понимание эвфемизма только как слова или выражения, заменяющего табуизированные единицы. Процесс эвфемизации тесно переплетается с процессом номинации – одним из трех фундаментальных процессов, формирующих речевую деятельность человека (два остальных – это предикация и оценка), поскольку предметы, которые по каким-либо причинам (этическим, культурно-историческим, психологическим) не могут быть названы прямо, нуждаются в эвфемистическом обозначении [c.19].

Для процесса эвфемизации, по наблюдениям Л. П. Крысина, существенны следующие три момента: 1) оценка говорящим предмета речи как такого, прямое обозначение которого может быть квалифицировано (в данной социальной среде или конкретными адресатом и адресантом) как грубость, резкость, неприличие; 2) подбор говорящим таких обозначений, которые не просто смягчают кажущиеся грубыми выражения, но маскируют, вуалируют суть явления (ср. использование слов с «диффузной» семантикой типа известный, определенный, надлежащий, специальный); 3) зависимость употребления эвфемизма от контекста и условий речи: чем жестче социальный контроль речевой ситуации и самоконтроль говорящим собственной речи, тем более вероятно появление эвфемизмов [32]. Ср. также утверждение Н. В. Тишиной  о том, что «…с семантической точки зрения процесс эвфемизации основан на различии между позитивной или нейтральной коннотацией вторичного наименования и отрицательной коннотации исходного понятия» [46, c.6].

Кроме того, склонность к эвфемизации или, наоборот, неприятие ее зависит от общей идеологической установки. Так, Б. А. Ларин называл эвфемизацию приторным смягчением речи, лицемерным и лживым по своей сути, и связывал ее распространение с сущностью буржуазного образа жизни; характерным же для социалистической эпохи считалось, напротив, «разоблачение эвфемизмов, предпочтение прямых, иногда резких и грубоватых выражений» [34, c.110].

Все многообразие выявленных в результате анализа языкового материала межконцептуальных связей, обеспечивающих понимание эвфемистических замен, можно свести к следующим основным типам: связи на основе сходства, контраста, смежности, а также иерархические и градуальные связи [2, c.8].

1. Межконцептуальная связь, основанная на сходстве концептов, предполагает наличие сходных характеристик в их содержании. При эвфемизации она служит основой использования такого когнитивного механизма, как концептуальная метафора, и языкового механизма синонимической замены. В случае синонимической замены в качестве эвфемизма может выступать идеографический или стилистический синоним исходной номинации: The President was an old friend of her deceased father, Dr. Bernstein.

В рамках данной работы используется теория концептуальной метафоры, разработанная Дж. Лакоффом и М. Джонсоном. Как показал анализ языкового материала, все три типа метафор, выделенные Дж. Лакоффом и М. Джонсоном, используются в качестве средств формирования эвфемизмов.

a) Так, онтологическая метафора, по мнению авторов, категорирует абстрактные сущности путем очерчивания их границ в пространстве: She had started to suffer, so the humane thing to do was to put her to sleep.

b) Второй тип метафор, выделенный Дж. Лакоффом и М. Джонсоном, - ориентационная метафора. Она отражает определенные пространственные оппозиции в мире: Не passed out during the night.

c) В структурной метафоре когнитивная топология сферы-источника является моделью для осмысления сферы-мишени. Этот тип метафорического переноса характерен для многокомпонентных структурированных концептов: She checked out before they reached the hospital [2, c.9].

2. Наряду с отношением сходства, в основе формирования эвфемистических переименований может лежать также контраст, или противопоставление исходного концепта концепту, репрезентированному единицей вторичной номинации: Гт feeling unwell today [BNC]. Этот тип межконцептуальной связи служит основой использования такого языкового механизма, как литота, под которой понимается стилистическая фигура нарочитого смягчения выражения путем замены слова противоположным, но отрицательным по значению [2, c.9].

3. Связь по смежности представляет собой тип связи между различными компонентами одной концептуальной области, при которой один компонент может быть использован для репрезентации всей области в целом или для выражения другого компонента в рамках той же области. Этот тип связи может выступать в качестве основы при формировании эвфемистических наименований посредством метонимической проекции, а также изменения перспективы представления описываемого события.

a) Метонимический перенос, например, может быть основан на обозначении объекта посредством указания на место его расположения, то есть на реализации метонимической модели «место вместо объекта»: In preparation I phone my friend Zoe Margolis whose sex blog, Girl with a One Track Mind, and subsequent book of the same name, contained many sage thoughts on men and their nether regions. Конкретные метонимические модели представляют собой виды межконцептуальных связей, основанных на смежности.

b) Перспективизация заключается в представлении одного события с позиции разных наблюдателей, то есть за счет профилирования различных компонентов концептуальной структуры, что позволяет, применительно к материалу эвфемизмов, избежать прямого указания на негативные характеристики исходного концепта: His son was left an orphan (He died). [2, c.9]

c) В некоторых случаях эвфемистическая замена может опираться на несколько различных видов межконцептуальной связи. В частности, это возможно при действии механизма метафтонимии. Сущность этого механизма заключается в выделении в содержании исходного концепта определенной характеристики (связь по смежности), на основе которой происходит его метафорическое представление (связь по сходству): A new drug known as "Snow" is expected to hit the streets within the next few days. The drug can make one feel incredibly cold and unable to get to work.

4. Иерархическая связь основывается на увеличении или уменьшении степени обобщенности в описании того или иного явления. Она служит основой использования таких когнитивных механизмов, как генерализация и спецификация концептуального содержания [2, c.10].

a) Сущность механизма генерализации заключается в репрезентации концепта базового уровня за счет обращения к средствам репрезентации концепта суперординатного уровня. Мелиоративный эффект такого переименования основан на том, что для концептов суперординатного уровня не характерно выделение отдельных, в том числе оценочных характеристик: Bhlepharoplasty is one of the most pleasing and rewarding aesthetic procedures for those who have tired appearance of eyes, skin bags and fat bulges under the eyes.

b) Особой разновидностью генерализации концептуального содержания выступает механизм депрофилирования, который подразумевает использование непосредственного гиперонима исходной номинации в качестве эвфемизма: / quit school and ту relationship with my family fell apart. I started smoking grass and drinking heavily [URL:http//:ww.checkyourself.org]. Концепт, репрезентированный гиперонимом (GRASS), с одной стороны, обладает большим уровнем обобщения в сравнении с исходным (MARIJUANA), а с другой - частично повторяет содержание исходного концепта. Наличием именно этих двух факторов обусловлено формирование эвфемистического эффекта в результате подобного рода замены [2, c.10].

c) Наряду с генерализацией концептуального содержания существует также противоположная тенденция - его спецификация. Сущность этого механизма заключается в сужении содержания исходного концепта, выделении каких-либо его специфических характеристик, что позволяет отвлечь внимание от негативных содержательных характеристик исходного концепта. Например: We have a vast range of cars to choose from at affordable prices.

5. Градуальная связь проявляется в описании различной степени выраженности признака описываемого явления. Эта градация может быть заложена непосредственно в семантике лексических единиц: We never rush, we hasten.

Иногда понимание эвфемистического переименования опирается на определенное фоновое знание: She was not like other girls, so tall and skinny. She was a real woman of classic proportions. Здесь значение эвфемизма выводится на основе инферентного знания о том, что вплоть до начала XX века полнота считалась одной из важных составляющих женской привлекательности, при этом обращение к номинации classic (classic - of the highest class, esp in art or literature; serving as a standard or model of its kind; definitive), способствует созданию положительной оценки высказывания в целом [2, c.11].

Среди грамматических способов эвфемизации целесообразно выделить две основных группы: морфологические средства и синтаксические средства, поскольку особенности формирования, а также специфика их употребления будут различны [2, c.18].

Основными морфологическими средствами формирования эвфемизмов служат употребление артиклей, модальных глаголов, форм сослагательного наклонения и пассивного залога. Например: You 're talking about your boss, boy. It wasn't his mistake; it was just a mistake. В приведенном примере эвфемистический эффект выражения основан на употреблении неопределенного артикля, который в данном контексте позволяет не ассоциировать явление с каким-либо конкретным человеком (а - used to show that you are referring to a general type of person or thing and not a specific person or thing).

Употребление модальных глаголов позволяет достигнуть мелиоративного эффекта за счет неопределенности, расплывчатости высказывания: A nuclear explosion may cause heavy casualties among your leaders. В этом примере эвфемистический эффект основан на снижении степени вероятности описываемых событий. Здесь речь идет о ядерном взрыве, который неизбежно ведет к серьезным последствиям, в том числе человеческим жертвам. Употребление модального глагола в данном случае позволяет снизить вероятность наступления этих последствий и внести некоторую неопределенность в высказывание: may - if something may happen or may be true, there is a possibility that it will happen or be true but this is not certain [2, c.19].

Несмотря на то, что форма глагола-сказуемого отражается на значении всей синтаксической структуры, наклонение и залог являются морфологическими категориями глагола. По этой причине в работе они рассматриваются в качестве морфологических средств эвфемизации.

Формы пассивного залога, как правило, используются в том случае, если исполнитель действия, описанного в предложении, не важен. Этим свойством и обеспечивается производимый ими эвфемистический эффект: употребление пассивных форм позволяет сосредоточить внимание на результате действия, а не на его исполнителе или причине, что способствует экспликации лишь части информации: Israel was attacked twice during last week [BNC] (cp. Palestine attacked Israel twice last week).

Сослагательное наклонение, как известно, «является модальностью недействительности, и глагол в этом наклонении выражает гипотетическое действие, представляемое автором высказывания как чем-то обусловленное или желательное» [2, c.19]. Другими словами, употребление форм сослагательного наклонения позволяет высказать свою точку зрения в качестве пожелания или совета, что способствует смягчению высказывания: / wouldn't go so far as to say this sandwich could replace latkes on Hanukkah. But it sure makes a nice alternative that I could see making all year long.

Среди синтаксических средств снижения степени выраженности негативного признака исходного концепта можно выделить использование предложений с формальным подлежащим, а также перифрастические обороты.

Безличные предложения используются, как правило, для снижения категоричности констатации факта: // seems a foolish decision. Мелиоративный эффект высказывания при использовании предложений с формальным подлежащим достигается за счет непрямого указания на деятеля (ср.: I think it is a foolish idea). В результате подобного переименования происходит снижение категоричности высказывания, что способствует смягчению выражения в целом [2, c.19].

Следует отметить, что наибольшим стилистическим потенциалом обладают эвфемизмы, в основе формирования которых лежат стилистические механизмы: а) метафоризации, основанной на более или менее очевидном сходстве между табуируемым предметом или понятием и денотатом- заменителем; б) метонимизации, основанной на различного рода ассоциативных связях между денотатом в сфере табу и заменяющим его денотатом; в) энантиосемии, индуцирующей в эвфемизме семы противоположного смысла; г) антономасического переноса, основанного на использовании собственного имени в значении эвфемизма; д) мейозиса, предполагающего замену словом, выражающим неполноту действия.

Выводы по главе 1

Явление эвфемии в лингвистической литературе исследуется в нескольких аспектах: социолингвистическом, функциональном, грамматическом и семантическом,  прагматическом, когнитивном и др.

Многие аспекты эвфемии остаются дискуссионными. Так, неоднозначно само понятие эвфемизма, по-разному даётся определяются и классифицируются мотивы эвфемизации (причины замен некоторых слов и выражений эвфемизмами), имеются различные классификации способов образования эвфемизмов, нет единого мнения о месте эвфемии среди смежных языковых явлений.

2. Особенности перевода эвфемизмов

2.1. Проблема адекватности и эквивалентности перевода

Проблема адекватности и эквивалентности перевода является одной из насущных проблем современного переводоведения. Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче содержания оригинала, и, как правило, фактическая общность содержания оригинала и перевода весьма значительна.

Следует различать потенциально достижимую эквивалентность, под которой понимается максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, допускаемая различиями языков, на которых созданы эти тексты, и переводческую эквивалентность – реальную смысловую близость текстов оригинала и перевода, достигаемую переводчиком в процессе перевода. Пределом переводческой эквивалентности является максимально возможная (лингвистическая) степень сохранения содержания оригинала при переводе, но в каждом отдельном переводе смысловая близость к оригиналу в разной степени и разными способами приближается к максимальной [10, c.18].

Различия в системах иностранного языка и языка перевода и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения в переводе содержания оригинала. Поэтому переводческая эквивалентность может основываться на сохранении (и соответственно утрате) разных элементов смысла, содержащихся в оригинале. В зависимости от того, какая часть содержания передается в переводе для обеспечения его эквивалентности, различаются разные уровни (типы) эквивалентности. На любом уровне эквивалентности перевод может обеспечивать межъязыковую коммуникацию.

Эквивалентность перевода подлиннику всегда понятие относительное. И уровень относительности может быть весьма различным. Степень сближения с оригиналом зависит от многих факторов: от мастерства переводчика, от особенностей сопоставляемых языков и культур, эпохи создания оригинала и перевода, способа перевода, характера переводимых текстов и т. п.[20, с.21]

В истории перевода проблема эквивалентности рассматривалась по разному. Найда Ю.Я. в своей книге «К науке переводить» [37, с.115] говорит о том, что нельзя рассматривать принципы соответствий при переводе, не признавая, что существует множество различных типов перевода. Различая в видах перевода можно объяснить тремя основными факторами: 1) характер сообщения; 2) намерение автора; 3) тип аудитории.

Существует два основных типа эквивалентности: формальная и динамическая. При соблюдении формальной эквивалентности внимание концентрируется на самом сообщении. При таком переводе необходимо переводить поэзию поэзией, предложение – предложением. С позиций такой формальной ориентации необходимо стремиться к тому, чтобы сообщение на языке перевода как можно ближе соответствовало различным элементам языка источника. Это означает, что сообщение на культурном уровне языка перевода постоянно сравнивается с сообщением на культурном фоне языка оригинала, с целью определить критерий точности и правильности. При таком виде перевода переводчик пытается буквально воспроизвести форму и содержание.

Перевод, цель которого создать не формальную, а динамическую эквивалентность, базируется на «принципе эквивалентного эффекта». При таком переводе стремятся создать динамическую связь между сообщением и получателем на языке перевода, которая была бы такой же, как связь, существующая между сообщением и получателем на языке оригинала. Это естественность способов выражения.

В.С.Виноградов [18, с.18] считает, что эквивалентность перевода подлиннику всегда понятие относительное. Степень сближения с оригиналом зависит от многих факторов – от мастерства переводчика, от особенностей сопоставления языков и культур, характера переводимых текстов.

Эквивалентность – сохранение относительного равенства смысловой, семантической, стилистической и функциональной – коммуникативной информации. Перевод, осуществляемый на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении норм ПЯ, является переводом эквивалентным. Это определение дает Л.С. Бархударов [10, с.186].

Адекватный перевод обеспечивает прагматические задачи на максимально возможном уровне эквивалентности, не допуская нарушения норм и узуса ПЯ, соблюдая жанрово-стилистические требования и соответствуя конвенциональной норме перевода [28, с.246]. Классическое определение адекватного перевода заключается в том, что адекватным считается семантически и прагматически эквивалентный перевод. Т.о., адекватный перевод шире эквивалентного.

Условию эквивалентности текстов подчинена конечная цель перевода в концепции Дж. Кэтфорда. Эквивалентом можно считать постоянное равнозначное соответствие, не зависящее от контекста. Дж. Кэтфорд предлагает вместо «перевода» термин «передача», он отрицает понятие эквивалентности как возможности воссоздания значения слова исходного языка средствами переводящего языка. Но отсутствие эквивалента, то есть постоянного и равнозначного соответствия, отнюдь не мешает адекватной передаче содержания высказывания другим способом, а именно вариантным соответствием. Вариантные соответствия устанавливаются между словами в том случае, когда в языке перевода существует несколько слов для передачи одного и того же значения исходного слова [10, с.344].

Термины «эквивалентность», «адекватность» рассматриваются в научных теориях в зависимости от особенностей текстов, с которыми переводчик имеет дело. «Эквивалентность» явно апеллирует к количественной, в то время как «адекватность» - к качественной оценке наблюдателя. «Эквивалентность» оценивает перевод по пропозиции, логико-семантическому содержанию, «адекватность» - по иллокутивной цели, по экспрессивной функции. Интенция эквивалентности – «соответствовать структуре», а интенция адекватности – «соответствовать цели». За терминами «эквивалентность» и «адекватность» раскрывается серьезная, фундаментальная проблема современного переводоведения.

2.2. Проблема эквивалентности эвфемизмов

Переводчики на своем опыте знают, как трудно иной раз точно воссоздать смысловое содержание как отдельной «единицы мысли» (например, выражаемой словосочетанием), так и всей мысли (заключенной в предложении).

Слово, подвергаясь различным реализациям в акте общения, тем самым проявляет свою социально-коммуникативную функцию. В результате распространения и воздействия средств массовой информации и - различных психологических давлений на язык в настоящее время новообразования типа эвфемизмов интенсивно проникают во все сферы разговорного и литературного языка. Особенно сильно распространились эвфемистические тенденции в английском языке в США. Поэтому некоторые американские лингвисты даже предлагают различать два языка - «язык фактов» (fact language) и «язык идей» (idea language), причем последний, по их мнению, вполне может использоваться в целях, противоположных истинной природе коммуникаций: не для выражения мысли, а для маскирования ее. Исследователь Дж. Вагнер указывает, что когда человек, например, без конца слышит (или читает) фразы, в которых сообщается информация типа: coca-cola refreshes you best - кока-кола -  наилучший освежающий напиток, то есть информация, далекая от действительного положения вещей, то в результате смысл фразы рушится. А это, в свою очередь, приводит к тому, констатирует Дж. Вагнер, что многие американцы постепенно утрачивают веру в язык, убеждаясь в том, что «слова ненадежны» (words are tricky) [цит. по 31].

По мнению А. В. Кунина, эвфемизм - явление «широкого социального порядка». «К эвфемизму, - пишет А. В. Кунин, - прибегают всюду, где необходимо завуалировать, смягчить, ослабить то или иное слово или выражение» [33, c.16] Особенно широко эвфемизмы используются в языке рекламы, в сленге и в профессиональном жаргоне (shop talk).

Для переводчика очень важно знать об особенностях употребления эвфемизмов в языке, чтобы правильно оценить роль подтекста, особенно при переводе публицистических материалов или художественной литературы.

Например, ломбардные лавки (pawnshops) в настоящее время в рекламных объявлениях в США все чаще называются уже не лавками, а компаниями ювелирных изделий и по представлению займов (loan and jewelry companies). Гитарист (guitarist) предпочитает называть себя не гитаристом, а художником по звукозаписи (recording artist; entertainer); певец (singer), известный лишь по выступлениям в ряде местных или частных клубов, предлагая свои "услуги, например, театру, говорит о себе как об артисте эстрады (showman, entertainer, performer). Ранее использовавшиеся автомашины многие годы в США просто назывались used cars или second-hand cars, однако теперь старые автомашины все чаще рекламируют не как ранее использовавшиеся (used cars), а как автомашины, ранее находившиеся во владении (pre-owned cars). В соответствии с такого рода рекламой особый эвфемистический язык проникает буквально во все области жизни. Так, чтобы не называть вещи своими именами, упоминая рынок на американских биржах, теперь уже не говорят спад (fall), а затишье в деловых операциях (easing) или, как высказываются маклеры Уолл-стрита, происходит корректировка курса акций (correction is made) или перенастройка (adjustment, technical correction). Техническая корректировка (technical adjustment, correction) происходит тогда, когда на бирже имеет место спад курса акций, а не повышение. Чтобы избежать слов, рисующих удручающую картину состояния капиталистической экономики, чтобы не употреблять такое, к примеру, понятие, как, 'хроническая инфляция' (chronic inflation), некоторые экономисты «поправляют» состояние экономических дел путем применения эвфемизма-синонима для слова инфляция - gradual increase in prices and wages - постепенный рост цен и зарплаты. Биржевой бум, как известно, часто сопровождается резкой депрессией (depression, bust); чтобы не употреблять подобные слова, был изобретен эвфемизм business cycle - цикл деловой активности. Даже традиционное  экономическое понятие спрос и предложение (supply and demand) все чаще подменяется таким абстрактно звучащим термином как регулируемые цены и заработная плата (administered prices and wages) [31].

Бедные (the poor) в экономической печати превратились в очень нуждающихся (the neediest), затем просто в нуждающихся (the needy, the ill-provided), затем в людей, лишенных благ (the deprived), потом в социально обездоленных (the socially deprived), затем в малопривилегированных (the underprivileged), а позже в попавших в менее благоприятные жизненные обстоятельства (the disadvantaged) и, наконец, в малообеспеченных (low-income people).

Неоправданное использование эвфемизмов в отдельных случаях (в сфере классификации профессий и т.д.) приводит к употреблению в английском языке весьма необычных слов-названий. Ниже приводится ряд примеров.

Существующие названия

Перевод на русский язык

Встречающиеся новые названия

Перевод на русский язык

boarding house

пансионат

guest house (Вг.)

дом для гостей

beauty-shop operator

работник парикмахерской

beautician

косметолог

automobile mechanic

автомеханик

automobile internist

специалист по устройству двигателя. автомашины

gypsy cab driver

водитель-таксист, который не входит в общегородской профсоюз работников такси (букв. водитель «дыганс-кого такси»)

non-medallion cab driver

водитель такси, не имеющий общегородского регистрационного полицейского знака (на дверце машины)

garbage collector

уборщик мусора

sanitation engineer

инженер по вопросам санитарии

rat-catcher

человек, устанавливающий ловушки для крыс

extermination engineer

специалист по истреблению грызунов

salesman

торговец, коммерсант 

field representative

представитель торговой фирмы на местах

dog-catcher

человек, занимающийся ловлей диких (бродячих) собак

animal welfare officer

сотрудник по вопросам охраны животных

janitor

сторож; уборщик

custodian

работник службы охраны

stool pigeon

доносчик, осведомитель 

police informant

полицейский информатор

boycott

бойкот

cease to purchase

прекращение купли

cooling-off

период выжидания, «охлаждения страстей»

period of reconsideration

период переоценок

fire

уволить (с работы)

remove

«удалить» с места работы

dispute

(трудовой) спор

difference

различие во взглядах

exploit

эксплуатировать

use without reward

пользоваться чьими-л. услугами без вознаграждения

feather-bedding

искусственное раздувание штатов

using excess employees

использование услуг дополнительных служащих

lockout

локаут

business moratorium

мораторий в деловой деятельности

scab, strike breaker

«скэб», штрейкбрехер

substitute, non-certified worker

замена, услуги рабочего, не получившего официального разрешения на работу

sit-down strike

сидячая забастовка 

work cessation on premises

прекращение работы в помещении

strike, walkout, work stoppage

забастовка, прекращение работы

work cessation

прекращение работы

sweat shop

цех (предприятие) , в котором существует потогонная система труда

abnormal requirement

чрезмерные требования

 

Из приведенных примеров видно, что эвфемизмы - очень сложное и противоречивое явление в языке. В ряде случаев их использование кажется вполне правомерным. Так, в художественной литературе эвфемизмы - эффективное стилистическое средство для писателей, которые прибегают к нему с целью оживления языка персонажей. Во многих случаях эвфемизмы, пожалуй, уместны в медицине, иногда вполне возможны в языке современной дипломатии.

С другой стороны, когда эвфемизмы берут себе на вооружение отдельные мастера рекламных дел, то это, по словам У. Сэфайера [54], приводит к тому, что многие фразы-лозунги и слова оказываются непонятными даже для самих носителей английского языка.

Таким образом, мы видим, что важнейшая особенность речи состоит не только в том, что речь имеет, по словам Канта, «обозначающую способность», но и в том, что она непосредственно связана с социальными условиями. Слово же выступает в качестве основного элемента языка и может иметь, как уже отмечалось, различные значения в зависимости от той или иной ситуации. Многообъемный характер слова отнюдь не случаен, поскольку именно в этом находит отражение обобщенный характер связи между словом-понятием и реальным миром. Следовательно, в слове-понятии находят выражение самые существенные наши представления о данном реальном объекте.

Отсюда для переводчика вывод: следует усваивать не только главное значение слова, но и второстепенные значения, которые как раз и реализуются в различных речевых ситуациях. Упор  надо делать на усвоении всего круга значений слова или слова-понятия, и тогда ни одно из значений и ни один из оттенков мысли не ускользнет от внимания переводчика.

2.3. Трудности перевода эвфемизмов

Стереотипность мышления, идеологизированность и метафоричность   речи и другие особенности языка  сильно затрудняют адекватный перевод эмоционально-оценочной и стилистически окрашенной лексики. Эта лексика, насыщенная образными выражениями, отражающими взгляды определенных социальных групп, теснейшим образом связана с соответствующей лингвокультурной средой, и адекватное восприятие этой лексики представителями иной лингвокультурной группы часто невозможно без знания и понимания лингвокультурных различий между этими группами.

В данном разделе мы рассмотрим те трудности, с которыми сталкивается переводчик и те приемы, которыми можно обеспечить адекватный ее перевод. Трудности и приемы перевода будут продемонстрированы на примере политических эвфемизмов и дисфемизмов, поскольку эти пласты эмоционально-оценочной лексики, как правило, наиболее трудны для перевода.

Прежде всего, обратимся к денотативной теории перевода. Как подчеркивал известный специалист в области науки перевода В.Н.Комиссаров, «денотативная теория перевода адекватно описывает целый ряд частных особенностей переводческого процесса, когда выбор варианта перевода невозможен без обращения к действительной ситуации, стоящей за текстом оригинала» [28, c.16]. Эти слова особенно справедливы в отношении перевода текста, смысл которого часто невозможно понять без учета не только контекста, но и фоновой информации, социокультурного фона.

Среди приемов перевода труднопереводимых лексем различными авторами (В.Н.Крупнов, Л.С.Бархударов и др.) выделяются следующие способы: метод подбора эквивалентов, описательный перевод, добавление, конкретизация, генерализация, перйфраз, калькирование и другие. Здесь мы рассмотрим применимость этих методов для перевода эвфемизмов и дисфемизмов.

При переводе большинства эвфемизмов и дисфемизмов наилучший результат обеспечивают два метода перевода: добавление и конкретизация.

2.3.1. Перевод методом добавления

Метод добавления является единственным способом перевода безэквивалентной лексики. Многие эвфемизмы и дисфемизмы настолько тесно связаны с лингвокультурными особенностями конкретного этноса, с конкретными идеологическими особенностями и спецификой исторического момента, что их понимание носителями других языков и культур совершенно невозможно без развернутых лингвокультурных комментариев [40, c.135].

Например, в публикациях, посвященных Уотергейтскому скандалу, часто встречается выражение «dirty tricks» (дословный перевод - «грязные трюки»). Этот эвфемизм зародился в ходе слушаний «Уотергейтского дела». С этим выражением образованы такие эвфемизмы, как «Nixon's dirty tricks» («грязные трюки» Никсона), «dirty tricks operation» (операция, связанная с использованием «грязных трюков»), «to play in the «dirty tricks» game» (участвовать в грязной политической игре), «political dirty trick» (политический «грязный трюк»). Все эти выражения употреблялись для номинации политических преступлений, вскрывшихся в ходе расследования вторжения в штаб-квартиру демократической партии. Дословный перевод, к примеру, на русский язык не передает ни денотативного, ни коннотативного содержания оригинала. В отличие от американцев, большинству россиян история Уотергейтского скандала неизвестна, а без знания этой фоновой информации невозможно восстановить денотат, то есть понять, какие именно действия совершил президент Никсон. Далее, хотя выражение «грязные трюки» и в русском языке несет на себе отрицательные коннотации, они явно слабее тех, которые присущи выражению «dirty tricks» в контексте Уотергейта. Для того чтобы передать в переводе денотативные и коннотативные значения оригинала, придется прибегнуть к методу добавления. Например, калькированные варианты русского перевода давать в кавычках и снабжать лингвокультурным комментарием примерно следующего содержания: в данном случае имеются в виду преступные действия администрации Никсона в ходе избирательной кампании в начале 70-х годов (шпионаж за руководством демократической партии, подслушивание телефонных разговоров, кража документов, финансовые махинации и т.п.).

Обратимся к другому примеру, нуждающемуся в добавлении при переводе. В материалах «Уотергейта» были широко распространены эвфемизмы со словом «plumbers» («водопроводчики»): «plumbers staff» (штат «водопроводчиков»), «plumbers unit» (подразделение «водопроводчиков»), «the plumbers operation» (операция «водопроводчиков»). Как и в предыдущем случае, дословный перевод ничего не говорит русскоязычному читателю, который понятия не имеет, что в современном английском языке у слова «plumber» есть значение «лицо, занимающееся предотвращением утечки секретной информации». Такого значения нет ни в англо-русском словаре Мюллера, ни даже в толковых англо-английских словарях Макмиллана и Вэбстера, оно есть только в специализированных словарях политической лексики (например, в американском политическом словаре) или эвфемизмов (например, в словаре Холдера). Но именно в этом сленговом значении это слово и употреблялось в речи Уотергейта. Более того, даже знание этого значения не поможет раскрытию денотативного и коннотативного содержания оригинала, если в переводе не сообщить читателю хотя бы минимум фоновой информации о содержании самого политического скандала [40, c.136].

В данном случае проблему перевода также можно решить с использованием метода добавления. Можно рекомендовать калькированные варианты, помещенные в кавычки и дополненные, например, следующим комментарием: водопроводчиками в американском политическом жаргоне называются люди, предотвращающие утечку секретной информации. Однако в данном случае имеются в виду взломщики, проникшие в штаб-квартиру демократической партии.

Для обозначения Уотергейтского скандала часто использовались эвфемистические названия, такие, как: «a stupid blunder» (глупая грубая ошибка), «a stupid thing» (глупое дело), «bizarre incident» (странный случай), «deplorable incident» (вызывающий сожаление случай), «an essentially ephemeral matter» (по существу, эфемерное дело).

И здесь при переводе трудно обойтись без добавления лингво-культурного комментария. В комментарии можно пояснить, что данными эвфемизмами президент Никсон и его сторонники называли крупнейший политический скандал - уотергейтское преступление, таким образом, значительно принижая его суть и размах.

Эвфемизмы, нуждающиеся при переводе в добавлении развернутых комментариев, в изобилии встречаются также в материалах другого политического скандала - «Ирангейта». Один из наиболее ярких примеров - это группа эвфемизмов с выражением «arms-for-hostages» (обмен оружия на заложников): «arms-for-hostages deal (dealings)» (сделка (сделки) по обмену оружия на заложников), «arms-for-hostages trade» (торговля оружием в обмен на заложников), «arms-for-hostages swap with Iran* (обмен с Ираном оружия на заложников).

В данном случае к взятому в кавычки переводу потребуется комментарий, разъясняющий истинный смысл сделок между администрацией Рейгана и правительством Ирана: имеется в виду незаконная продажа оружия Ирану с целью получения средств для незаконного финансирования войны «контрас» против просоветского правительства Никарагуа [40, c.138].

Такие выражения, как «counter terror ism activities» (деятельность по борьбе с терроризмом) и «counterterrorism program» (программа по борьбе с терроризмом) использовались в речи Ирангейта для сокрытия и оправдания противозаконных действий администрации президента Рейгана. Здесь также следует использовать метод добавления, так как с денотативной точки зрения прямой перевод этих выражений нельзя считать адекватным без соответствующего комментария, дающего представление об идеологических и политических реалиях того времени.

Вариант комментария мог бы быть таким: во времена «холодной войны» американская политическая пропаганда причисляла к международному терроризму прокоммунистические национально-освободительные движения.

К предыдущей группе эвфемизмов близко по смыслу выражение «humanitarian aid to the contras» (гуманитарная помощь «контрас»), под которым скрывалось снабжение всем необходимым не мирных жителей и беженцев, а боевых отрядов, воевавших против правительства Никарагуа.

В контексте ирангейтского скандала для адекватного перевода этих выражений необходимо пользоваться методом добавления. Данные выше варианты перевода можно поместить в кавычки и снабдить комментарием примерно следующего содержания: в данном случае под «гуманитарной помощью» подразумевается снабжение формирований «контрас» оружием, незаконное финансирование войны против просоветского правительства Никарагуа.

В настоящее время постоянно встречаются политические эвфемизмы с выражениями «security», «national security» (безопасность, национальная безопасность). Это такие эвфемизмы как: «national security aspects of White House operation» (аспекты национальной безопасности в операции Белого дома), «security work» (работа по национальной безопасности), «offensive security program» (наступательная программа по национальной безопасности), «national security issues» (вопросы национальной безопасности). Здесь следует анализировать контекст и четко разграничивать употребление этих выражений в качестве прямых номинатов и в качестве эвфемизмов. В качестве прямых номинатов эти выражения вполне поддаются дословному переводу без существенного искажения денотативных и коннотативных значений. Так, в следующем контексте

The United States doesn't need to sacrifice and didn't need to sacrifice 3,000 of our innocent citizens in order to justify defending our national security...

дословный перевод выражения national security вполне адекватен.

Соединенные Штаты не нуждаются и не нуждались в жертве 3000 невинных граждан для оправдания защиты наииональной безопасности...

В контексте же

North's attorney Brendan V. Sullivan J. said the judges interfered, with «sensitive foreign policy and national security issues» as proposed, by Meese, to include aid to Nicaraguan rebels.

сам по себе перевод

Поверенный Порта Б.В.Салливан заявил, что судьи вмешивались в секретную внешнюю политику и вопросы наииональнпц безопасности, включающие, по предположению Миза, помощь никарагуанским повстанцам.

не раскрывает истинного смысла, не передает ни денотативных, ни коннотативных значений, присущих выражению «national security issues». Поэтому при переводе этих выражений к взятому в кавычки дословному переводу необходимо добавить комментарий, поясняющий, что администрация президента пыталась помешать расследованию ее преступлений, утверждая, что это нанесет ущерб национальной безопасности США.

2.3.2. Перевод методом конкретизации

При переводе многих эвфемизмов наилучшим, по-видимому, является метод конкретизации. В качестве примера можно привести следующие эвфемизмы: «contra-related activities» (деятельность, относящаяся к «контрас»), «contra-aid rogram» (программа по обеспечению помощи «контрас»), «contra-aid operation» (операция по обеспечению помощи «контрас»), «contra resupply missions» (задания по пополнению запасов «контрас»), «contra-supply operation» (операция по снабжению «контрас»). В данном случае следует воспользоваться методом конкретизации: все эти эвфемизмы можно перевести следующим образом: «незаконные поставки оружия «контрас» и «незаконное финансирование деятельности «контрас».

Обобщенные эвфемистические выражения очень часто нуждаются в конкретизации при переводе. Прежде всего это эвфемизмы с существительными «affair», «matter», «thing» (дело), «effort» (усилие), «situation» (ситуация), «mission» (задание) [40, c.140].

При их переводе можно воспользоваться методом конкретизации, то есть переводить их более конкретными номинатами типа: - «скандал», «политический скандал». В противном случае придется опять же пользоваться добавлением лингвокультурного комментария - если, конечно, истинное значение не очевидно из контекста.

Большую группу эвфемизмов составляют выражения, образованные от прилагательных-синонимов: «surreptitious », «covert», «clandestine» (тайный) и прилагательного «improper» (предосудительный), характерные для обоих скандалов. Это такие эвфемизмы как: «surreptitious activities», «covert activities», «covert projects», «clandestine political activities», «improper contacts» и др. В данном случае также можно пользоваться методом конкретизации: вместо обобщенных вариантов перевода (неэтичный, неподходящий, тайный) дать более точное определение - незаконный, преступный. Например, такой вариант перевода: тайные (а на самом деле - незаконные) операции.

2.3.3. Другие методы перевода эвфемизмов

Эвфемизмы со словом «laundering» (отмывание): «to launder the money» (отмывать деньги); «Mexican fund laundering operation» (операция no отмыванию мексиканских фондов) до недавнего времени при переводе на русский язык представляли определенную трудность и, как правило, требовали добавления комментария. Однако в последние годы в русский язык прочно вошло калькированное из английского языка выражение «отмывание денег». Это делает возможным применение приведенных выше калькированных переводов. Добавление комментария теперь не обязательно.

В публикациях встречаются эвфемизмы с образным выражением «cloak and dagger»: «cloak and dagger incidents» (разведывательные, шпионские инциденты), «cheap cloak and dagger intrigue» (дешевая шпионская интрига), «cloak and daggerism» (прямого эквивалента в русском языке не имеет, употребляется для обозначения деятельности, подобной сюжетам дешевых шпионских романов) [40, c.143].

Случай перевода близкого выражения «cloak and dagger boys» анализируется в книге В.Н.Крупнова, который рекомендует использовать здесь метод перифразы и дает следующий перевод: «разведчики» Аналогично данные эвфемизмы с выражением «cloak and dagger» можно перевести как «разведывательные, шпионские инциденты», «дешевая шпионская интрига».

2.3.4. Методы перевода дисфемизмов

В отличие от эвфемизмов, перевод большинства дисфемизмов не представляет особой трудности, поскольку дисфемизмы обычно не скрывают денотат. Рассмотрим выражения «Chechen terrorists», «hostile regimes», «Iraqi threat», «extremist Islamic terrorists» в соответствующих контекстах.

The Moscow theater siege ended much the way the Chechen terrorists seemed to hope it would - with the deaths of scores of innocent civilians, along with their own. - Осада московского театра закончилась почти так, как чеченские террористы, похоже, надеялись - смертью множества невинных граждан вместе с ними самими.

While the president is right to underscore the potential nexus between hostile regimes, weapons of mass destruction and terrorists, viewing the Iraqi threat primarily through the prism of the war on terrorism distorts both. Is it conceivable that Saddam will link up with extremist Islamic terrorists? - В то время как президент прав, подчеркивая возможную связь между враждебными режимами, оружием массового уничтожения и террористами, видение иракской угрозы главным образом через призму войны с терроризмом искажает и то и другое. Возможно ли, что Саддам свяжется с экстремистскими исламскими террористами? [40, c.145]

Эти выражения вполне поддаются дословному переводу: «чеченские террористы», «враждебные режимы», «иракская угроза», «экстремистские исламские террористы», который в приведенных выше контекстах вполне адекватен. Тем не менее, и среди дисфемизмов встречаются метафорические обороты, перевод которых достаточно сложен. Рассмотрим пример:

The evidence clearly shows that President Clinton lied to the grand jury fully seven and one half months after the president's relationship with Ms. Lewinsky hit the front pages. - Доказательства ясно показывают, что президент Клинтон лгал большому жюри целые семь с половиной месяцев после того, как отношения президента с мисс Левински попали на первые страницы газет.

Однако такой дословный перевод нельзя признать адекватным. Если для американца тот факт, что президент страны лгал судебному органу (коллегии присяжных) - весьма серьезное обвинение, то, скажем, современному россиянину во-первых, непонятно, почему президент вообще давал показания коллегии присяжных, а во-вторых, в русском языке слово «жюри» ассоциируется не с судом, а скорее со спортом. Соответственно, при дословном переводе теряется значительная часть семантики выражения. С другой стороны, в русском языке пока нет выражения, денотативно и коннотативно эквивалентного английскому «grand jury». Поэтому наилучшим методом перевода будет, видимо, добавление социокультурного комментария, разъясняющего роль большого жюри в судебной системе Англии и США.

Социокультурный комментарий понадобится и при переводе выражения «axis of evil» (ось зла). Богатая семантика этого выражения не передается в русском переводе, поэтому при переводе необходимо добавить социокультурный комментарий, разъясняющий денотативные и коннотативные значения выражения «axis of evil» и его связь с выражением «empire of evil» (империя зла).

2.3.5. Несовместимость концептов как основное препятствие для адекватного перевода

Необходимо отметить, что задача гармонизации понятийных систем разных этносов и социальных групп весьма непроста. Не вдаваясь в подробный анализ национальных, групповых и индивидуальных тезаурусов, который выходит за рамки данного исследования, приведем несколько примеров, иллюстрирующих трудности, стоящие на пути к решению этой задачи.

Поскольку концептосферы формируются в конкретных языковых и культурных условиях, они различны у разных людей, а значит рациональное и эмоционально-оценочное восприятие лексемы у них, вообще говоря, различны, даже если они пользуются одним языком общения. Эти различия могут быть велики, вплоть до противоположных денотативных и коннотативных значений. В качестве примера можно привести многолетние безуспешные переговоры между руководством Израиля и Палестинской автономии при посредничестве США. И те и другие говорят о борьбе с терроризмом. Но слово «terrorism» в тезаурусе израильтянина однозначно ассоциируется с палестинскими смертниками, взрывающими автобусы с мирными гражданами его страны. В тезаурусе же палестинца «terrorism» - это политика Израиля в отношении палестинского народа, убийства борцов за свободу Палестины, разрушение их домов [40, c.147].

То же самое можно сказать и о любом другом языке. Если бы по каким-то причинам в качестве языка глобальной политики был предложен русский язык, мы столкнулись бы с теми же проблемами. Например, выявилось существенное противоречие между Великобританией и другими членами Евросоюза в понимании слова «суверенитет». Великобритания до сих пор отказывается от перехода на единую европейскую валюту, расценивая отказ от своей валюты как неприемлемый ущерб для своего суверенитета. Обычно приводятся экономические и политические основания для такого решения. Но не будем забывать и о психолингвистике. Заглянув в толковый словарь английского языка, мы увидим, что слово «sovereign» означает не только «суверенный», но и «золотая монета в один фунт стерлингов».

Именно поэтому использование вообще какой-либо национальной политической лексики едва ли поможет взаимопониманию, поскольку даже такие базовые понятия, как демократия, свобода, права человека по-разному понимаются, скажем, в США, России и Иране.

Вывод по главе 2

На основании проведенного анализа перевода эвфемизмов и дисфемизмов можно сделать следующие выводы:

1. Перевод эмоционально-оценочной и стилистически окрашенной лексики вообще и эвфемизмов и дисфемизмов в частности невозможен без учета фоновой информации (конкретного политического содержания описываемых в тексте событий) и лингвокультурного фона. Перевод эвфемизмов является контекстно зависимым, при переводе одних и тех же лексем, в зависимости от контекста и фоновой информации, можно давать различные толкования.

2. Основным препятствием для адекватного перевода эвфемизмов является несогласованность понятийных систем разных языков. Именно поэтому при переводе большинства представленных лексем рекомендуется добавление более или менее развернутых лингвокультурных комментариев, разъясняющих денотативные и коннотативные семы, присущие лексеме в языке оригинала.

3. Препятствии и сложности в процессе адекватного перевода эвфемизмов, могут быть преодолены путем гармонизации политических тезаурусов языка оригинала и языка перевода. Наиболее приемлемыми методами перевода эвфемизмов являются метод добавления и метод конкретизации.

Заключение

Любые изменения в языке свидетельствуют, прежде всего, о том, что язык не является неподвижной системой, а, наоборот, представляет собой развивающееся, постоянно подвергающееся изменениям динамическое целое. Появление нового эвфемизма в языке всегда приводит к более или менее заметным сдвигам в лексической системе. Эвфемизация часто становится источником синонимии, под которой мы понимаем тип семантических отношений языковых единиц, заключающийся в полном или частичном совпадении их значений . Во-первых, использование эвфемизмов приводит к пополнению уже существующего в языке синонимического ряда. Во-вторых, появление эвфемизма ведет к образованию новой синонимический пары или нового синонимического ряда.

Синонимия в данном случае, несомненно, ведет к обогащению лексики языка. Однако, нередко слово эвфемизм из-за частоты употребления, а также из-за влияния значения табуированного слова утрачивает свое эвфемистическое значение и само становится запрещенным словом, то есть устаревший эвфемизм уже сам требует дальнейшей субституции. Отмечая эту особенность эвфемизмов, Б.А. Ларин замечал, что чем чаще используется эвфемизм, тем быстрее он теряет свои «облагораживающие свойства» и тем быстрее «требует новой подмены». Однако, несмотря на изменение семантического значения, табуированные фразы и так называемые swear words продолжают существовать намного дольше, чем их эвфемизмы. На наш.

Перевод эвфемизмов невозможен без учета фоновой информации (конкретного политического содержания описываемых в тексте событий) и лингвокультурного фона. Перевод эвфемизмов является контекстно зависимым, при переводе одних и тех же лексем, в зависимости от контекста и фоновой информации, можно давать различные толкования. Основным препятствием для адекватного перевода эвфемизмов является несогласованность понятийных систем разных языков. Именно поэтому при переводе большинства представленных лексем рекомендуется добавление более или менее развернутых лингвокультурных комментариев, разъясняющих денотативные и коннотативные семы, присущие лексеме в языке оригинала.

Препятствии и сложности в процессе адекватного перевода эвфемизмов, могут быть преодолены путем гармонизации политических тезаурусов языка оригинала и языка перевода. Наиболее приемлемыми методами перевода эвфемизмов являются метод добавления и метод конкретизации.

Список использованных источников

  1.  Абакова, Т.Н.  Парадигматические отношения и семантико-прагматические особенности эвфемизмов и дисфемизмов современного английского языка: (на материале текстов британской прессы): автореф. дисс. …. канд. фил. наук: 10.02.04 / Т.Н. Абакова. - Саратов, 2007. - 22 с.
  2.  Алексикова, Ю.В. Когнитивные основы формирования эвфемизмов в современном английском языке: автореф. дисс….. канд. фил. наук: 10.02.04 / Ю.В.Алексикова. - Тамбов, 2010. - 23 с.
  3.  Алексикова, Ю.В. Когнитивные основы эвфемизации в современном английском языке / Ю.В. Алексикова // Вопросы когнитивной лингвистики. - Тамбов, 2010. - № 3. - С. 120-127.
  4.  Антрушина, Г.Б., Афанасьева, О.В., Морозова, Н.Н. Лексикология английского языка: Учеб. пособие для студентов. / Г.Б. Антрушина. - М.: Дрофа, 1999. - 288с.
  5.  Арапова, Н.С. Эвфемизмы // Языкознание. БЭС. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. – С. 590
  6.  Арбекова, Т.И. Лексикология английского языка. / Т.И.  Арбекова. - М.: Высшая школа, 1977. – 364с.
  7.  Арнольд, И.В. Лексикология современного английского языка: Учеб. для ин-тов и фак. иностр. яз. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Высш. шк., 1986. — 295 с.
  8.  Артюшкина, Л.В. Семантический аспект эвфемистической лексики в современном английском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. / Л.В. Артюшкина. –  М., 2000. – 18 с.
  9.  Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов. / О.С. Ахманова. – М.: Высшая школа, 1966. – 637с.
  10.  Бархударов Л.С. Язык и перевод. / Л.С.  Бархударов. – М.: Международные отношения, 1975. – 465 с.
  11.  Баскова, Ю.С.  Эвфемизмы как средство манипулирования в языке СМИ: (на материале русского и английского языков): автореф. дисс. …. канд. фил. наук: 10.02.19 / Ю.С. Баскова. - Краснодар, 2006. - 23 с.
  12.  Беляева, И.И. Нестандарная лексика английского языка. / И.И. Беляева. – Л.: ЛГУ, 1985. – 136 с.
  13.  Беляева, И.В., Куликова Э. Г. Манипулятивное искажение: лингвистический смысл эвфемизмов / И. В. Беляева, Э. Г. Куликова. // Вестник Челябинского государственного университета. - 2009. - № 22 (160). - С. 15–20.
  14.  Блумфилд, Л. Язык. / Л. Блумфилд. - М.: Прогресс, 1968 - 608 с.
  15.  Болинджер, Д.  Истина – проблема  лингвистическая // Язык и моделирование социального взаимодействия – М.: Прогресс, 1987. - С. 23 – 43.
  16.  Вашурина, Е.А. Политическая корректность как лингво-культурологическая и переводческая проблема / Е.А.Вашурина. // Вестник ВГПУ. - 2005. - №5. – С.45-51.
  17.  Верещагин, Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. / Е.М. Верещагин, В.Г.  Костомаров. - М.: Флинта, 1996. – 312 с.
  18.  Виноградов В.С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). / В.С. Виноградов. – М.: АСТ, 1998. – 255 с.
  19.  Винокур, Г.О. О языке художественной литературы. / Г. О. Винокур. - М.: Высшая школа, 1991. - 448 с.
  20.  Влахов, С. Флорин, С. Непереводимое в переводе. / С. Влахов. С.Флорин.  - М.: Международные отношения, 1986. - 416 с.
  21.  Гальперин, А.И. Очерки по стилистике английского языка. / А.И. Гальперин. – М.: Изд-во литературы на иностранных языках, 1958. – 452с.
  22.  Еркебекова, Э.К. Перифразы как средство эвфемизации речи в публицистическом дискурсе: автореф. дисс. …. канд. фил. наук: 10.02.19 / Э.К. Еркебекова. - Алматы, 2009. – 25 с.
  23.  Заботкина, В.И. Новая лексика современного английского языка.  / В.И. Заботкина. – М.: ВШ, 1989 – 126 с.
  24.  Заварзина, Н.Г. Эвфемизмы как проявление "политической корректности" / Н.Г. Заварзина. // Русская речь. - 2006. - № 2. - с.54-56.
  25.  Иванова, О.Ф. Эвфемическая лексика английского языка как отражение ценностей англоязычных культур: автореф. дис. …. канд. филол. наук: 10.02.04 / О.Ф. Иванова. - М., 2004.
  26.  Ковалева, Т.А. Фразеологические эвфемизмы в современном английском языке: автореф. дисс….. канд. фил. наук: 10.02.04 / Т.А. Ковалёва. - Москва, 2008. - 22 с
  27.  Ковшова, М.Л. Семантика и прагматика эвфемизмов. Краткий тематический словарь современных русских эвфемизмов. / М.Л.Ковшова. - М.: Гнозис, 2007. – 367с.
  28.  Комиссаров В.Н. Теория перевода. / В.Н. Комиссаров. - М.: Высшая школа, 1990. - 253 с.
  29.  Коровушкин, В.П. Нестандартная лексика в английском и русском военных подъязыках. / Коровушкин В.П. // Вестник ОГУ. – 2003. - №4. – С.53 – 59.
  30.  Костомаров, В.Г., Леонтьев А.А. Некоторые теоретические вопросы культуры речи / В.Г. Костомаров, А.А. Леонтьев. // Вопросы языкознания. 1993. - № 5. – 139.
  31.  Крупнов, В.Н. В творческой лаборатории переводчика. / В.Н.  Крупнов. - М.: Международные отношения, 1976. - 192 с.
  32.  Крысин, Л. П. Эвфемизмы в современной русской речи / Л.П. Крысин. // Русское слово, свое и чужое. Исследования по современному русскому языку и социолингвистике. - М. : Языки славян. культуры, 2004. - С. 267–268.
  33.  Кунин А.В.Английские идиомы. / А.В. Кунин. - изд. 3-е. - М.: Учпедгиз, 1957. – 264 с.
  34.  Ларин, Б.А. Об эвфемизмах // Учен. зап. ЛГУ. Сер. Филологические науки. Вып. 60. № 301. Л., 1961. С. 110.
  35.  Маханова, Г.Д. Функционально-семантические особенности  английских политических эвфемизмов: автореф. дисс. …. канд. фил. наук: 10.02.22 / Г.Д. Маханова. - Алматы, 2007. - 30 с.
  36.  Москвин, В.П. Эвфемизмы, системные связи, функции и способы образования. / В.П.Москвин. // Вопросы языкознания. - 2001. - № 3. - с.61-67.
  37.  Найда Ю.Я.  К науке переводить. / Ю.Я.   Найда. – M.: Аспект пресс, 2000. – 266с.
  38.  Обвинцева, О.В. Политический эвфемизм как средство языкового воздействия в газетном тексте // Перевод и межкультурная коммуникация / материалы международной научно-практической конференции / Институт международных связей. - Екатеринбург, 2003. - вып.4. - с.72-74.
  39.  Остроух, А.В. Политическая корректность в США: культурологический аспект проблемы: автореф. дис. … канд. филол. наук. – М., 1998. –179 c.
  40.  Павлова Е.К. Языковые проблемы глобальной политической коммуникации и перспективы их решения посредством гармонизации национальных тезаурусов / Е. К. Павлова. - Москва: Прометей, 2007. - 218 с.
  41.  Палажченко, П., Чужакин, А. Мир перевода или вечный поиск взаимопонимания. / П. Палажченко, А. Чужакин.  - М.: Р.Валент, 1999. - 210с.
  42.  Панин, В.В. Политическая корректность как языковая и культурно-поведенческая категория / В.В. Панин. // Межкультурная коммуникация: современные тенденции и опыт. Материалы всероссийской научно-практической конференции. - Нижний Тагил, 2003. - с.105-108.
  43.  Порохницкая Л.В. Культурологические и когнитивные принципы эвфемии в современном английском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Л.В. Порохницкая. - М., 2004. – 24 с.
  44.  Стилистика английского языка: учеб. пособие для ин-тов и фак. иностр. яз. / А.Н. Мороховский [и др.]. – Киев: Вища шк., 1984. – 247 с.
  45.  Таджибаева, А.А. Социокультурные и когнитивные аспекты лингвистического исследования эвфемизмов в английском языке: автореф. дисс. …. канд. фил. наук: 10.02.04 / А.А. Таджибаева. - Ташкент, 2006. - 25 с.
  46.  Тишина, Н.В. Национально-культурные особенности эвфемии в современном английском и русском языке: автореф. дисс. …. канд. фил. наук: 10.02.20 / Н.В. Тишина. - Москва, 2006. - 22 с.
  47.  Харитонова, В.Ю. Эвфемистическая репрезентация концептов в англоязычной речевой культуре: автореф. дисс. …. канд. фил. наук: 10.02.04 / В.Ю. Харитонова. - Воронеж, 2008. - 22 с.
  48.  Харитончик, З.А. Лексикология английского языка: Учеб. пособие. / З.А.  Харитончик. - Мн.: Выш. шк., 1992. - 229 с.
  49.  Швейцер, А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты. / А.Д. Швейцер. – М.: Наука, 1988.
  50.  Шумагер, Е.И. Фоновая лексика, ее своеобразие и связь с культурой / Е.И. Шумагер. // Лексика и культура. - Тверь: Тверской государственный университет, 1990. – С. 124 –129.
  51.  Allen, I. L. Unkind words: Ethnic Labeling from Redskin to WASP - Berlin & Garvey, New York - Westport - London, 1990. - P.164.
  52.  Are you politically correct? Debating America’s cultural standards edited by Francis J. Beckwith and Michael E. Bauman - Prometheus Book, Buffalo, 1995. - P.97.
  53.  Skrebnev Y.M. Fundamentals of English Stylistics. – Higher School, M.,  1994. – 240 p.
  54.  Safire. W. The New Language of Politics, N. Y. 1966

PAGE  13



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
4898. Особенности машинного перевода 40.02 KB
  Виды формы и жанры перевода.8 Место машинного перевода в общей классификации. Анализ некоторых особенностей машинного перевода Проблема переводимости при машинном переводе.
13849. Особенности перевода библейского текста 50.54 KB
  Например такое выражение как письмена на стене в значении предупреждения о чемто неизбежном неминуемом в русском языке практически не употребляется а вот его эквивалент в английском языке который звучит как: “the writing on the wll†употребляется достаточно. Это выражение нередко используется в заголовках где его всячески видоизменяют и обыгрывают: the moving finger finger on the wll the hndwriting from the sky etc. Кроме того в английском языке это выражение закрепилось и в форме употребления с глаголами to heed to red to...
11716. ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА НАУЧНЫХ ТЕКСТОВ 73.94 KB
  Перевод научно-технической литературы, которая отличается научным стилем и стилем официальных документов, часто требует особого анализа текста, изучения закономерностей языка науки и техники. Все это ведет к необходимости овладения техникой адекватного перевода.
18811. Особенности перевода терминов в сфере фитнеса с английского на русский 996.67 KB
  Поэтому фитнес – это не просто физические упражнения подвижные игры и активный отдых это прежде всего особая культура подразумевающая под собой физическую активность вкупе с соблюдением режима и рационального питания это особое отношение к жизни к себе и к окружающим. Отношение к фитнесу у каждого человека свое: для одних – это спорт и активный образ жизни для других – сильные эмоции для третьих – профессия. Фитнесом можно заниматься практически в любом месте: или это может быть дорогой фитнес-клуб или небольшой спортивный зал...
4947. Особенности перевода названий кинофильмов с английского и немецкого языков. Стратегии адаптации 53.14 KB
  Целью моей дипломной выпускной работы станет выявление особенностей перевода названий кинолент с английского и немецкого на русский язык и стратегии их адаптации в данном процессе. Объектом исследования станут непосредственно заглавия американских и немецких кинокартин, выпущенных в последние годы в мировой прокат, предметом же анализа станут варианты их перевода в российской версии.
5400. ГРАММАТИЧЕСКИЕ И ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ТЕКСТА РЕЛИГИОЗНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ 130.08 KB
  Научно-популярный текст непосредственно связан с научным, их схожесть в том, что оба текста отражают научную проблему, новое знание, но они по-разному его преподносят читателям. Научный текст более формализован, насыщен терминами.
19346. Лексические средства эмотивности и особенности их перевода с английского языка на русский (на примере Р. Киплинга «Пак с волшебных холмов») 96.25 KB
  Эмотивность как языковое воплощение эмоциональности. Литературная сказка как жанр детской литературы. Человек рассматривается как носитель языка и культуры и как ключевая фигура для дальнейшего лингвистического анализа. Теоретические исследования в области категории эмотивности и литературной сказки Эмотивность как языковое воплощение эмоциональности В последние десятилетия особенно в связи с прочно укрепившейся антропоцентрической лингвистической парадигмой интерес как зарубежных так и отечественных лингвистов прикован к изучению...
17569. Обучение безэквивалентной лексике в процессе преподавания иностранному языку. Особенности перевода безэквивалентной лексики 77.57 KB
  Безэквивалентная лексика как предмет лингвистического исследования. Ассоциативный эксперимент как способ выявления национальной лексики в сопоставительном аспекте. Они заметны в лексике и фразеологии так как номинативные средства языка наиболее связаны с внеязыковой действительностью. Безэквивалентная лексика как лексическая...
13240. Передача эвфемизмов на русский язык 1.44 MB
  Эвфемизм как лингвокультурное явление представляет особый интерес, так как в последние десятилетия процесс образования эвфемизмов протекает с растущей интенсивностью, и они получают широкое распространение в различных сферах речевой деятельности. Изучение эвфемизмов в различных языках позволяет внести вклад в изучение национального своеобразия языковой картины
12438. СПОСОБЫ ПЕРЕВОДА ЗАИМСТВОВАНИЙ 50.14 KB
  Китайско-корейские слова. Заимствование приводит к появлению новых слов не имеющих аналогов в данном языке интернационализмы значительно облегчают международное общение постепенно некоторые заимствованные слова настолько ассимилируются в языке что перестают восприниматься носителями данного языка как заимствования. Заимствованные слова не могут проникать в язык хаотично их появление дальнейшее использование и закрепление в языке объясняется рядом...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.