Юридическая ответственность как средство обеспечения государственной безопасности

Акты применения юридической ответственности как средства обеспечения государственной безопасности и их виды. Вопросам ответственности в целом и юридической ответственности в частности посвящено немало научных исследований. Человек не может быть свободен от общества и существовать сам по себе исключительно благодаря его чувству ответственности в государстве и обществе поддерживаются социальный нравственный культурный правовой и иной порядок. Само определение юридической ответственности в научной литературе представляет столь широкий...

2015-08-28

426.87 KB

16 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

[1] Содержание

[2] Введение

[3] 1 Юридическая ответственность: понятие и историческое развитие

[4] 1.1 Юридическая ответственность: эволюция понятия в политико-правовой мысли

[5] 1.2 Понятие «юридическая ответственность» в современном праве

[6] 2 Юридическая ответственность как средство обеспечения государственной безопасности

[7] 2.1 Акты применения юридической ответственности как средства обеспечения государственной безопасности и их виды

[8] 2.2 Юридическая ответственность и правоотношение

[9] Заключение

[10] Глоссарий

[11] Список использованных источников

[12] Приложение А

[13] Приложение Б


Введение

Актуальность темы исследования. Вопросам ответственности в целом и юридической ответственности в частности посвящено немало научных исследований. Эти вопросы обсуждались как в течение всей мировой истории политико-правовой мысли, так и рассматриваются в современной теории права разных стран. Правоведы до сих пор не пришли к единому мнению по поводу определения приведенных понятий.

Между тем ответственность являлась и является одним из важнейших регуляторов человеческого поведения. Человек не может быть свободен от общества и существовать сам по себе, исключительно благодаря его чувству ответственности в государстве и обществе поддерживаются социальный, нравственный, культурный, правовой и иной порядок.

Само определение юридической ответственности в научной литературе представляет столь широкий спектр абсолютно полярных зачастую суждений, что может сложиться мнение о невозможности выведения универсального определения этого правового феномена.

Наряду с определением понятия юридической ответственности недостаточно изучены и нуждаются в уточнении ее место и роль в механизме правового регулирования.

Таким образом, целью настоящей работы является исследование понятия правонарушения и юридической ответственности.

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

- охарактеризовать эволюцию понятия «юридическая ответственность» в политико-правовой мысли;

- рассмотреть понятие «юридическая ответственность» в современном праве;

- исследовать акты применения юридической ответственности как средства обеспечения государственной безопасности и их виды;

- выявить взаимосвязь юридической ответственности и правоотношения;

- сделать выводы.

Объектом данной работы являются правонарушение и юридическая ответственность.

Предметом исследования является исследование юридической ответственности как эффективного средства предупреждения и пресечения правонарушений, восстановления нарушенного права.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения, глоссария, списка использованных источников и приложений.


1 Юридическая ответственность: понятие и историческое развитие 

1.1 Юридическая ответственность: эволюция понятия в политико-правовой мысли

В современной российской теории государства и права чаще всего под термином «юридическая ответственность» понимают «применение к правонарушителю предусмотренных санкцией юридической нормы мер государственного принуждения, выражающихся в форме лишений личного, организационного либо имущественного характера»1. Ее можно охарактеризовать при помощи особых признаков и принципов. К первым относятся: государственное принуждение, определенный объем, связь с правонарушением, негативные последствия, фиксация в санкции правовой нормы и процессуальная форма (правоприменение). Основными принципами юридической ответственности признаются законность, справедливость, неотвратимость, целесообразность, индивидуализация наказания, ответственность за вину, недопустимость удвоения ответственности2 (Приложение А).

Древнекитайская философия выстраивала все отношения в обществе и государстве на основе определенных норм, призванных обеспечить неукоснительное подчинение подданных государю, как младших членов семьи старшему. В качестве подобных норм Конфуцием, например, рассматривался сложный комплекс всевозможных этических принципов, закрепленных в ритуалах, установленных мудрыми предками: «Если руководить народом посредством законов и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклониться (от наказаний) и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом посредством добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится… Не зная ритуала, нельзя утвердить себя (в обществе)…». Другими словами, человек, совершавший какой-либо неправомерный поступок, автоматически становился нарушителем воли предков, что было непростительно и подвергалось всеобщему порицанию и наказанию.

В отличие от Конфуция, отрицая ритуал, как опасное явление, приносящие с собой ошибки прошлого, которые привели ранее к гибели существовавших государств, Шан Ян считал, что только суровые наказания помогают человеку выработать добродетель, которая дает ему возможность ответственно относиться к выполнению всех возложенных на него обязанностей: «Наказания порождают силу, сила порождает могущество, могущество порождает величие, вселяющее трепет, … добродетель. Так, добродетель ведет свое происхождение от наказания»83. Шан Ян вводил принцип круговой поруки, призванный укрепить понимания людьми необходимости неукоснительно соблюдать существовавшие в государстве законы.

Государственно-правовая концепция брахманизма, получившая яркое воплощение в Дхармашастрах, в том числе и Законах Ману, уже устанавливала разную степень ответственности людей за нарушение дхармы. При этом учитывалось социальное положение,– точнее говоря место, занимаемое правонарушителем в варно-кастовой структуре индийского общества, мотив, «место и время по правде… состояние виновного и суть преступления», объект преступления, а также принималась во внимание возможность рецидива. К тому же человек не мог уйти от ответственности и тогда, когда он оставался не найденным правосудием при жизни. В этом случае, согласно карме, наказание настигало его в последующих жизнях.

Идею о соразмерности какого бы то ни было правонарушения и ответственности, которую человек нес за него, проводил в жизнь и Платон. Это было вполне логично, так как в основе миропонимания древних эллинов лежала категория справедливости: «…вообще каким бы то ни было образом заставить человека возненавидеть несправедливость и полюбить или, по крайней мере, не питать ненависти к природе справедливости…». Философ был убежден сам и убеждал своих современников в том, что «вообще никто не должен оставаться безнаказанным за какой бы то ни было проступок». Все это было необходимо для того, чтобы человек в полной мере осознал свою неправоту и необходимость соблюдения установленных законами норм. Спектр наказаний расширялся за счет «сидения или стояния в унизительных» для этого местах, а также «стояния возле святилищ на окраине страны». Исключительно в крайнем, самом безнадежном случае, если человек был «неисцелим», неоднократно неся ответственность каждый раз за новые правонарушения,– только в этом случае, по мнению Платона, закон может предусматривать применение смертной казни.

С возникновением и распространением христианства связывается появление концепции божественной сущности государства и права, которая рассматривала и вопрос об ответственности человека. Любое нарушение им обязанностей и установленных обществом и государством норм рассматривалось как грех, за который он отвечал перед Богом, точнее перед Его представителями на земле – церковью и главой государства, получившими от Бога право управлять людьми. Кроме того, наказание или поощрение за деяние применялось к человеку и в загробной жизни. Спектр правонарушений в средние века был весьма велик, практически любое действие или бездействие человека могло рассматриваться как неправомерное. При этом предостеречь людей от его совершения должны были ужесточавшиеся наказания.

Томас Мор с осуждением отзывался о смертной казни через повешение, к которой приговаривался вор, указывая на ее «нелепость и пагубность для государства» и общества: «Такое наказание воров …за пределами справедливости и неполезно обществу… чрезмерно сурово и недостаточно для его обуздания… Насколько же нелепо и пагубно для государства равно наказывать и вора, и убийцу…». Более того, он считал, что столь жестокое наказание не помогало государству защищать добропорядочных граждан, а подталкивало «вора» к совершению во время кражи еще и убийства: «…когда разбойник видит, что осужденный за кражу рискует не меньше, чем… уличат его еще в убийстве, то одна только эта мысль побудит его зарезать того, кого… он всего лишь намерен был ограбить…». «Для того чтобы человек мог исполнять возложенные на него обязанности, по отношению к нему нельзя применять только наказание, но необходимо выработать систему поощрений и почестей, которые бы он получал в благодарность от государства и общества в зависимости от собственных заслуг как при жизни, так и (в особых случаях) после его кончины».

Политико-правовая мысль эпохи Просвещения закладывает теоретические основы понятия юридической ответственности, точнее ее ведущих принципов, тогда как до этого времени о них можно было говорить только опосредованно. Они существовали интуитивно, если можно так рассуждать о юридических терминах.

Теоретическое оформление этих принципов началось с концепции Г. Гроция, который предполагал, что в случае привлечения человека к юридической ответственности необходимо учитывать два важнейших момента: ответ на вопрос о том, за что «воздается»; и то, ради чего «воздается», то есть цель наказания (Приложение Б). Подобных целей мыслитель определял три: во-первых, ради «пользы совершившего преступное деяние»; во-вторых, для «пользы того, против кого оно было направлено»; и, в-третьих, ради «пользы всех в целом»,– причем вторая цель реализуется на основании естественного права самим пострадавшим от правонарушения, совершенного против него. Каждая цель, в свою очередь, дает возможность прибегнуть к применению различных мер воздействия.

Кроме того, Гроций также впервые в истории политико-правовой мысли заявлял о том, что обязательно нужно учитывать степень виновности человека, так как: «Никто не должен быть наказан свыше своей виновности. …В соответствии с виновностью преступление влечет большее или меньшее наказание по соображениям пользы» 4. Рассуждая таким образом, Т. Гоббс отождествлял наказание невиновного с нарушением естественного закона. Этот закон запрещал людям «руководствоваться в своей мести чем-либо, кроме соображения будущего блага», так как «наказание невиновного не может принести государству никакой пользы», и требовал, основываясь на принципе справедливости, воздаяния каждому правонарушителю должного, что не соблюдалось в случае наказания невиновного. Единственная цель, преследуемая государством и людьми при привлечении правонарушителя к ответственности, состояла, по мнению философа, в необходимости «исправить самого виновного либо его наказанием сделать лучше другим».

В дальнейшем политико-правовые идеи эпохи Просвещения относительно юридической ответственности развивались именно вокруг обсуждения принципов целесообразности, ответственности за вину и законности, хотя, например, Ч. Беккариа вводил еще и принцип гуманизма, который, по его твердому убеждению, выражался в отмене смертной казни, а также в применении менее строгих наказаний: «Не суровость наказания, а продолжительность его морального воздействия – вот что оказывает наибольшее влияние на душу человека…». Акцентируя свое внимание на этом вопросе, просветитель говорил о том, что жестокие, порой бесчеловечные наказания присущи народам с низким уровнем развития, тогда как нации с более высоким уровнем развития имеют и высокую восприимчивость. Она же, в свою очередь, обуславливает уменьшение «суровости наказаний, если хотят сохранить неизменным соотношение между предметом и его адекватным восприятием».

В конце XVIII–XIX вв. в Европе начинается оформление нового уголовного и гражданского законодательства. Именно в XIX в. произошло окончательное обособление юриспруденции, как самостоятельной науки, от философии. С этим был связан и интерес к теоретическим проблемам юриспруденции, в том числе и к четкой единой трактовке ряда юридических понятий и терминов, а также к определению присущих им признаков и принципов. Немалый вклад в осмысление юридической ответственности был сделан и И. Кантом, заявлявшим о том, что каждый должен поступать согласно некой максиме, которая «может иметь силу всеобщего закона», призванного определять степень юридической ответственности за нарушение установленных им требований к поведению человека. Иначе Кант видел цель юридической ответственности, считая, что в ней реализуется право общества или человека, пострадавшего от действий правонарушителя, на возмездие, которое обязательно осуществляется только в рамках правосудия, точно определяя при этом качество и меру наказания. Кроме того, философ предлагал новый принцип юридической ответственности, а именно – принцип равенства, согласно которому суд не должен был склоняться в пользу одной стороны более, чем в пользу другой. В этом-то как раз и заключался, с его точки зрения, смысл права возмездия.

В спор с Кантом вокруг всеобщего закона вступил Г. Гегель, который высказывал сомнения по поводу того, может ли вообще человек соответствовать этим требованиям, если до этого времени элементарно не были определены принципы, «указывающие, что нам следует делать». Он говорил о том, что различные философские умозаключения не создают повод для привлечения к ответственности человека, так как для того, чтобы его поведение противоречило всеобщему закону, должен существовать сам закон или, хотя бы, критерий, устанавливающий эту норму определенного правопорядка, которой бы противоречили какие-либо действия субъекта. Завершая эти размышления, Гегель приходит к выводу о необходимости как можно быстрее разрабатывать «позитивные определения» таких понятий, как преступление и наказание, причем последнее не должно было выступать в виде некой угрозы для человека5.

Как раз эту задачу в какой-то мере выполнил И. Бентам, создавший стройную концепцию юридической ответственности или «предотвращения вреда» как общей цели всех законов. Считая наказание наиболее радикальным средством для ее достижения, он называл ряд второстепенных целей и правила, определяющие «пропорцию между наказанием и преступлением», и признаки наказания. Заслуга мыслителя состояла еще и в том, что он первым обратил внимание на существование различных обстоятельств, исключавших или, наоборот, отягчавших юридическую ответственность виновного лица6. К тому же он был уверен в том, что, привлекая человека к ответственности за правонарушение, государство должно учитывать «возраст, пол, звание, богатство или бедность и много других обстоятельств», от которых зависел выбор того или иного вида наказания. Подобная позиция не отличала его концепцию от понимания ответственности в брахманизме, но была первой гласной попыткой законодательного закрепления данной идеи.

И. Бентама считают родоначальником позитивизма, весьма популярного до сих пор направления в философии права и истории юриспруденции. Это течение отрицает всякое иное право, кроме позитивного. Другими словами, любое государственно-правовое явление позитивисты рассматривали исключительно как творение человека ради его же пользы.

Одним из ярких представителей данного направления в юриспруденции стал в XX в. Ганс Кельзен, который сформулировал оригинальное, но в то же время актуальное для своего времени «чистое учение о праве». Он по-новому трактовал практически все известные на тот момент в теории государства и права понятия и категории. К таковым относилась и юридическая ответственность. С точки зрения юриста-теоретика, ответственность предусматривает то, что «индивид юридически обязан вести себя определенным образом, если его противоположное поведение обуславливает акт принуждения (в качестве санкции)»7. При этом из поля зрения нельзя упускать то, что, в отличие от всех описанных выше политико-правовых концепций, где к ответственности привлекались непосредственно субъекты правонарушения, Г. Кельзен поднял вопрос о возможной ответственности третьих лиц за неправомерное деяние субъекта. «Индивид, против которого направлено правовое последствие противоправного деяния,– писал теоретик,– ответствен (несет юридическую ответственность) за это деяние. В первом случае он несет ответственность за собственное деяние. Здесь обязанный индивид тождествен ответственному индивиду: ответствен потенциальный нарушитель. Во втором случае один индивид отвечает за правонарушение, совершенное другим: обязанный индивид не тождествен ответственному индивиду». Эта новая для теории права, но давно принятая на практике, форма ответственности имела в виду ответственность родителей за неправомерные поступки своих детей, не достигших дееспособного возраста, а также ответственность, например, поручителей по обязательствам, взятым на себя должниками.

Субъект правонарушения или лицо, его замещающее, несет эту ответственность по-разному. Так, если непосредственный правонарушитель отвечает либо «своей личностью», либо имуществом, либо личностью и имуществом, то поручитель или его законный представитель отвечает только имуществом. Это обусловлено тем, что последние два лица являются не субъектами, а «объектами поведения, определенного правопорядком в качестве последствия,– а именно, объектами «акта принуждения».

Кроме того, Г. Кельзен несколько иначе классифицировал юридическую ответственность. Так, он выделял: во-первых, уголовно-правовую и гражданско-правовую ответственность, во-вторых, индивидуальную и коллективную, в-третьих, виновную ответственность (за преднамеренное деяние и за неосторожность) и ответственность независимо от вины. Если первая классификация не вызывает принципиальных споров, то вторая и третья классификации весьма интересны и требуют более пристального внимания.

Коллективная ответственность, с точки зрения автора, была «характерным элементом первобытного правопорядка», так как из-за «недостаточно развитого сознания своего «Я» первобытный человек чувствовал себя настолько единым с членами своей группы, что всякий … поступок одного из них» воспринимался «как поступок самой группы», то есть как нечто, сделанное «ими» совместно. Вследствие этого наказание или поощрение применялось ко всей этой группе в целом. В этом случае наиболее характерным примером может быть идея круговой поруки Шан Яна. При этом ответственность, которую некто, согласно установленному нормой порядку, несет за правонарушение другого лица, является своего рода разновидностью коллективной ответственности. Все же она не пережиток, который нужно ликвидировать, а необходимое превентивное действие, имеющее желательный эффект только в том случае, когда обязанный индивид (или, как называет его сам автор, потенциальный правонарушитель) понимает, что санкция правовой нормы, как зло, «направлена… против члена его семьи, родственника, согражданина». Наиболее же типичным видом ответственности является индивидуальная ответственность, когда санкция нормы права направлена исключительно на непосредственного правонарушителя.

Третья классификация весьма показательна, так как окончательно в теоретическом и, следовательно, практическом плане юридическая ответственность стала рассматриваться как «расплата» человека именно за виновное деяние, где под «виной» понимается «определенное положительное соотношение, существующее между внутренним (мысленным) поведением правонарушителя и событием, вызванным или предотвращенным посредством его внешнего поведения, то есть вина состоит в его направленном на это умысле или предвидении». К тому же к виновной ответственности, кроме преднамеренной, относится еще и ответственность за неосторожность, при этом в качестве «неосторожности» выступает «непроявление… предписанного правопорядком предвидения» или отсутствие «предписанной предусмотрительности».

В ином случае, когда индивид не желал или не предвидел наступление какого-либо события, а оно произошло «случайно» и без его на то ведома, Кельзен говорил об ответственности за последствия независимо от вины. Как ответственность без вины рассматривалась также и та разновидность коллективной ответственности, когда санкция направлена не на правонарушителя, а, как было указано выше, на другого индивида, состоящего с ним в установленных правопорядком отношениях.

Итак, в заключение необходимо сказать о том, что понимание юридической ответственности претерпело более чем за 2,5 тысячелетия существенную эволюцию. Во-первых, теория права от мысли об ответственности за правонарушение семьи правонарушителя или группы лиц, членом которой он являлся, со временем пришла к идее об ответственности за последствия правонарушения субъекта, совершившего данное правонарушение, оставляя при этом возможность, когда за его действия несет ответственность его законный представитель.

Во-вторых, изменилась и лексика, применяемая по отношению к субъекту правонарушения. Если до середины XIX в. его называли в соответствии с тем преступлением или проступком, в совершении которого он обвинялся,– вором, убийцей, насильником, разбойником и тому подобное, то примерно в середине XIX в., а особенно в XX в. его начинают называть субъектом правонарушения; индивидом, совершившим правонарушение (проступок или преступление); подозреваемым; потенциальным правонарушителем и так далее.

В-третьих, к XX в. происходит окончательное выделение принципов юридической ответственности. К ним относятся уже обозначенные нами и появлявшиеся в следующей последовательности принципы: законности, справедливости, неотвратимости ответственности, целесообразности, ответственности за вину, индивидуализации наказания и недопустимости удвоения юридической ответственности.

И, в-четвертых, несмотря на то, что никто из мыслителей, чьи концепции были рассмотрены, не выделял признаки юридической ответственности, не трудно увидеть их последовательное формирование. Первыми в политико-правовой мысли появляются и постепенно укрепляются такие ее признаки, как связь с правонарушением и негативные последствия для правонарушителя. Если изначально, а в некоторых случаях вплоть до эпохи Просвещения, считалось, что к ответственности субъект правонарушения мог быть привлечен не только государством, но и отдельными членами общества, то с начала XIX в., и особенно в XX в., важнейшим признаком юридической ответственности становится государственное принуждение. Кроме того, параллельно с ним оформляются и последние три признака – определенный объем ответственности, фиксация в санкции правовой нормы и процессуальная форма (правоприменение).

1.2 Понятие «юридическая ответственность» в современном праве

Юридическая ответственность – важнейший институт любой правовой системы, один из главных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест в общей теории права и в отраслевых юридических науках. Несмотря на ее традиционный характер, она всегда актуальна.

Юридическая ответственность является одной из важных сторон взаимной связи государства и институтов гражданского общества. Она служит важнейшей гарантией конституционности, законности и правопорядка, реализации прав и свобод человека и гражданина. В ст. 2 Конституции РФ провозглашено: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Согласно ст. 18 Конституции РФ, права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. В качестве конституционного принципа закреплено положение о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ). Ответственность есть обязательное условие, гарантия свободы.

Свобода, чтобы не превратиться в свою противоположность – анархию и произвол, должна сочетаться с ответственностью: чем полнее свобода, тем выше ответственность. Свободу и ответственность обеспечивает государство, используя для этого основанное на законе принуждение. Одной из правовых форм государственного принуждения служит юридическая ответственность.

Юридическая ответственность представляет собой сложное социально-правовое явление, отличительным признаком которого является то, что она наступает за нарушение правовых норм, а устанавливается и назначается государством.

В экономической, социологической и в особенности в юридической литературе существуют многочисленные и в то же время существенно отличающиеся друг от друга понятия и определения ответственности.

В современной правовой действительности категория «ответственность» пронизывает всю систему законодательства Российской Федерации. Но в тоже время, ни одна отрасль законодательства России не содержит определения ответственности. В юридической литературе также не выработано единого, общепризнанного определения юридической ответственности. Это объясняется значительной сложностью и многоаспектностью данного понятия.

В словаре русского языка можно встретить следующее определение: «Ответственность – необходимость, обязанность отдавать кому-нибудь отчет в своих действиях, поступках».

В литературе существуют различные концепции юридической ответственности. Многообразие взглядов можно объяснить разнообразием методов в исследовании и анализе феномена юридической ответственности, в акцентировании каких-либо отдельных свойств или признаков юридической ответственности в целом либо отдельных ее видов.

Прежде всего с некоторых пор различают юридическую ответственность в ретроспективном (традиционном) и перспективном аспектах8.

Перспективный, или, иначе, «позитивный», аспект юридической ответственности тесно связан с представлениями о социальной свободе и социально ответственном поведении: ответственность рассматривается не как юридическое последствие совершённого правонарушения, а как некое качество, присущее индивиду и позволяющее назвать его «ответственным»: чувство долга, мера требовательности к себе и к окружающим, гражданственность. Иными словами, позитивная ответственность – это ответственность субъекта за свои будущие действия; как отмечает П.Е. Недбайло, она «возникает у человека уже тогда, когда он приступает к исполнению своих обязанностей, а не только тогда, когда он их не выполняет или действует вопреки»9.

Позитивный аспект юридической ответственности Н.И. Матузов видит в добросовестном (надлежащем) исполнении субъектами возложенных на них обязанностей.

«Позитивная ответственность, – пишет он, – в отличие от негативной, не временная и не принудительная, а постоянная (перманентная), добровольная и глубоко осознанная ответственность личности за свое поведение в настоящем и будущем, за надлежащее исполнение своих юридических обязанностей и гражданского долга. Она предполагает не только контроль личности за своими действиями, но и положительную реакцию на контроль общества, государства.

Это не что иное, как мера требовательности человека и к себе».

Следует отметить, что в современной юридической литературе, теория «позитивной ответственности» подвергнута критике. Как отмечает К. Нам, «нет сомнения в том, что подобные концепции «позитивной ответственности» в советской литературе были продуктом системы социалистического хозяйства и коммунистической идеологии. С развитием рыночной экономики, с установлением частно-правовой основы гражданского общества высказывания о «позитивной» ответственности в том виде, в каком они звучали, фактически теряют смысл. Подтверждением служит зарубежное право, которому несвойственна позитивная ответственность. Хотя определенный смысл, лежащий в идее такой ответственности, все-таки имеется. И что касается гражданско-правовых, торговых, коммерческих отношений, то этот смысл, как показывает зарубежная и международная коммерческая практика, прекрасно реализуется через принципы добросовестности и честной деловой практики»10.

Длительное время в теории права существовал только один подход к пониманию юридической ответственности, который в настоящее время именуют ретроспективной.

Юридическая ответственность в ретроспективном, или «негативном», аспекте – это ответственность за уже совершённые деяния. Несмотря на то, что данное представление об ответственности существует на протяжении тысячелетий, отражено в законодательстве любого государства и в разное время привлекало внимание многочисленных исследователей, общепринятого взгляда на юридическую ответственность в ретроспективном аспекте до сегодняшнего дня не выработано: одни авторы под юридической ответственностью понимают обязанность отвечать (или дать отчёт) за свои противоправные действия; другие – обязанность претерпевать определённые лишения, отрицательные последствия за противоправный поступок; третьи рассматривают её как обязанность, возникающую не из факта правонарушения, а в связи с принятием правоприменительного акта. То есть ответственность определяется через категорию «обязанность».

С.Н. Братусь в своих трудах отмечал, что юридическая ответственность – это та же обязанность, но принудительно исполняемая. В своих рассуждениях он приходит к выводу, что по своему характеру общая обязанность всех и каждого удерживаться от причинения имущественного вреда другому лицу приравнивается к обязанности не совершать правонарушения. В случае нарушения этой обязанности возникает другая, – активная обязанность возместить ущерб конкретному лицу – потерпевшему, восстановить нарушенное равновесие, привести имущественное положение потерпевшего в такое состояние, в каком оно находилось до нарушения права. Добровольное исполнение этой обязанности способствует прекращению возникшего правоотношения. Если исполнения не произойдет, то эта обязанность реализуется принудительным способом.

Некоторые ученые сходятся во мнении, что ответственность – это реализация (возложение) мер государственно-принудительного характера11; другие связывают данное понятие с реализацией санкции12; нельзя оставить без внимания и точку зрения тех, кто связывает ответственность со способностью субъекта отдавать отчёт в противоправности своего деяния и претерпевать меры принудительного воздействия13. Как верно подчеркнул В.А. Тархов, рассуждая об определении юридической ответственности – «основной недостаток большинства определений – их односторонность, невозможность охвата ими различных случаев ответственности во всех отраслях права, что необходимо для общетеоретических определений».

Неубедительным представляется сравнение юридической ответственности с мерами государственного принуждения: известно, что существуют такие принудительные меры, которые мерами юридической ответственности не являются (принудительные меры медицинского, воспитательного характера и другие).

Не следует также смешивать такие понятия как юридическая ответственность и наказание. Доказательством этого могут послужить предусмотренные законодательством случаи освобождения от наказания, которые сами по себе не влекут освобождения от юридической ответственности.

Некоторые правоведы отстаивают идею единства юридической ответственности14. Позитивный и ретроспективный аспекты ответственности ими мыслятся как добровольная и принудительная формы реализации единой по своей природе правовой ответственности, которая призвана отразить взаимосвязь диспозиции и санкции правовой нормы, позитивной ответственности и меры государственного принуждения, поскольку они должны обеспечить должное, ответственное поведение субъектов права. Чем выше уровень ответственности в позитивном смысле, тем реже имеет место ответственность в негативном.

Перспективный и ретроспективный аспекты юридической ответственности необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи: ответственность в полном смысле слова – это ответственность за прошлое, настоящее и будущее. Отметим, что перспективная ответственность связана с активной, инициативной, сознательной правомерной деятельностью субъектов и выступает в качестве регулятора общественных отношений в настоящем и будущем, в то время как ретроспективная ответственность обращена главным образом в прошлое, где имело место неправомерное поведение субъекта.


2 Юридическая ответственность как средство обеспечения государственной безопасности

2.1 Акты применения юридической ответственности как средства обеспечения государственной безопасности и их виды

Юридическая ответственность относится к числу сложных правовых явлений. В ее осуществлении участвует широкий круг органов государственной власти, а в реализации гражданско-правовой, дисциплинарной и материальной ответственности могут принимать участие субъекты, не наделенные государственно-властными полномочиями. Сам процесс осуществления юридической ответственности регламентируется нормами, относящимися и к частным и к публичным отраслям российского права. Реализация юридической ответственности представляет собой процесс, проходящий через определенные стадии. Данные, а также некоторые иные обстоятельства обуславливают разнообразие актов применения юридической ответственности, издаваемых на практике. Изучение и анализ их разновидностей необходим, поскольку с проблемой актов применения юридической ответственности связано рассмотрение не только вопроса об основаниях юридической ответственности, но и о смене процессуальных стадий, разрешение общих проблем правонарушения и наказания лица. Именно в акте применения юридической ответственности выражается процессуальное решение по делу, подобный акт, наряду с правонарушением, часто выделяются как еще один юридический факт, который служит основанием возникновения охранительно правоотношения ответственности. Как правило, такими фактами признают: возбуждение уголовного дела, применение мер пресечения, вынесение приговора суда, задержание в качестве подозреваемого и т.д. Данные юридические факты характеризуют динамику процессуальных отношений и связаны с переходом одной стадии процесса в другую. Вынесение приговора или иного судебного акта, в котором содержатся осуждение и итоговая оценка действий правонарушителя, выступает одновременно и актом применения права и юридическим фактом, влекущим возникновение движения материального правоотношения15.

Акты применения юридической ответственности направлены на реализацию требований юридических норм, конкретизируют общие предписания норм права применительно к определенным ситуациям и лицам, официально фиксируют их субъективные права, обязанности или меру юридической ответственности, т.е. выполняют функции индивидуального регулирования. Реализация данных актов обеспечена государственным принуждением. Акт применения юридической ответственности является документом, выступающим непосредственным основанием для использования государственных принудительных мер. Свидетельством того, что именно в процессуальных актах (актах применения юридической ответственности) выражается содержание и результат определенной процессуальной деятельности, может служить анализ процессуальных норм, которые всегда требуют, чтобы любое процессуальное действие было внешне оформлено составлением предусмотренного законом процессуального документа. Причем в законе всегда подчеркивается не только необходимость составления того или иного процессуального документа (акта), но и устанавливается строгий процессуальный режим, порядок, сроки его составления и оформления. Этот процессуальный режим, связанный с внешним оформлением процессуальной деятельности, предполагает также строгое закрепление и разграничение в компетенции уполномоченных должностных лиц на составление и оформление соответствующих актов применения юридической ответственности. Так, не каждый орган или должностное лицо вправе отправлять функции правосудия или административного преследования выносить в целях его осуществления соответствующие процессуальные акты – приговор или решение.

В правовой сфере внешнее оформление явления служит средством закрепления его содержания. Осуществление процессуальной формы предполагает оформление каждого процессуального действия в установленном законом порядке, что имеет непосредственное отношение к надлежащему оформлению актов применения юридической ответственности.

Документальная форма выражения, таким образом, является первым признаком актов применения юридической ответственности. Причем сама документальная форма имеет строго определенную структуру (атрибуты) отступление от которых влечет недействительность акта применения права

Акты применения юридической ответственности обладают и иными общими и специальными отличительными признаками. Одно из направлений в достижении полной эффективности правоприменительных актов заключается в том, чтобы правоприменительный субъект добился соответствия содержания акта его основаниям – избранная им форма должна отражать соответствующее содержание и доводить его до адресата в той мере, в какой это необходимо для предотвращения расхождения между юридическими и фактическими последствиями акта16.

Акты применения юридической ответственности принимают практически все органы государства, а также негосударственные организации, они издаются в различных сферах общественной жизни, в связи с урегулированием различных жизненных ситуаций, что и обуславливает их разнообразие. Поэтому классификация актов применения юридической ответственности на виды может производиться по различным основаниям.

Наиболее часто встречается классификация актов применения юридической ответственности в зависимости от органа, их издающего. В соответствии с этим критерием можно выделить акты применения юридической ответственности, принимаемые законодательными, судебными и исполнительными органами.

К актам применения юридической ответственности, изданными органами законодательной власти относятся акты, изданные Федеральным собранием РФ и парламентами субъектов федерации, которые касаются конституционной ответственности субъекта. В качестве примера можно привести вынесение решения об отрешении от должности Президента РФ, в соответствии со ст. 93 Конституции РФ, которое принимает Федеральное собрание.

Более широк круг актов применения юридической ответственности, издаваемых органами исполнительной власти государства. Кроме актов применения конституционной юридической ответственности (принимаемое Президентом РФ решение об отставке Правительства РФ, в соответствии со ст. 117 Конституции РФ; решения об отставке председателя Правительства и отдельных министров и т.д.), сюда же относятся акты применения юридической ответственности, изданные различными ведомствами. К подобным ведомствам, в частности, относится Министерство внутренних дел и иные федеральные службы. Круг актов, издаваемых органами исполнительной власти наиболее широк (сюда относится постановление о возбуждении уголовного дела, о наложении штрафа и т.д.). К компетенции данных органов относится реализация административной ответственности.

Для административного производства, осуществляемого ими, характерны такие процессуальные акты, как протоколы о нарушениях и постановления (решения) о наложении административных взысканий. В административном процессе, в отличие от уголовного, отсутствуют многие специальные постановления – о возбуждении дела и т.д. Административное производство не знает исковой формы защиты субъективных прав и обязанностей.

К актам, издаваемым исполнительной властью, относятся также акты применения дисциплинарной ответственности. В отличие от производства по делам об административных проступках, в дисциплинарном производстве установление факта правонарушения осуществляется не на основе протоколов. Здесь достаточно объяснения правонарушителя, что и является процессуальным основанием для последующего рассмотрения дела и наказания виновного.

Иным является порядок наложения взысканий, которые оформляются приказом по учреждению, предприятию и т.д.17.

К актам применения юридической ответственности, издаваемые судебными органами власти, относятся постановления и определения Верховного суда, Высшего Арбитражного суда, Конституционного суда и нижестоящих судов, а также мировых судей. Этими органами издаются акты применения уголовной и гражданской ответственности – приговоры и решения.

В числе прочих, акты применения юридической ответственности могут издавать и международные судебные организации (такие как Европейский Суд по правам человека, международные трибуналы, международные арбитражные суды и т.д.), что, однако, является предметом специального рассмотрения.

Можно выделить также акты применения материальной ответственности, издаваемые частными организациями в отношении их работников. Меры материально-правовой ответственности применяются не на основании протоколов о нарушении, а на основании других актов, выполняющих процессуальные функции, – актов ревизий, докладных записок компетентных на то лиц, с последующим объяснением виновного по существу их содержания. Решение о взыскании ущерба принимается, как правило, администрацией предприятия, учреждения, с которой виновный в момент причинения ущерба находился в трудовых отношениях, и оформляется соответствующим распоряжением (приказом). Здесь наличествует упрощенная процедура осуществления процессуальной деятельности и оформления процессуальных документов (актов).

Д.И. Здунова, рассматривающая акты применения права приводит некоторые основания, по которым может проводиться их классификация. С определенными оговорками, данные основания могут быть применены и для классификации актов применению юридической ответственности. Например, по предмету правового регулирования она выделяет конституционно-правовые акты, административно-правовые акты, уголовно-правовые акты, акты применения материального и процессуального права.

Основанием для классификации правоприменительных актов может являться форма их внешнего выражения – здесь выделяют акты-документы и акты действия. В наиболее простых случаях возможно издание актов применения юридической ответственности в устном виде (наложение штрафа за безбилетный проезд в общественном транспорте). Следует отметить, что возможность вынесения акта применения юридической ответственности в устной форме является дискуссионным вопросом – статья 29.9 КоАП РФ указывает устное замечание в качестве вида постановления по делу об административном правонарушении, однако статья 2.9 данного федерального закона указывает на вынесение устного замечания именно в случае освобождения лица от административной ответственности и, следовательно, оно не может рассматриваться как акт ее применения.

По наименованию выделяют приказы, постановления, решения, приговоры и т.д.

В зависимости от действия во времени – акты применения юридической ответственности однократного действия (например – о наложении штрафа) и акты длящиеся (о назначении наказания в виде лишения свободы).

По своему юридическому значению: основные – содержащие завершающее решение по делу (приговор), и вспомогательные (постановление о возбуждении уголовного дела и т.п.).

По структуре акты содержат вводную, описательную, мотивировочную и результативную части. Вводная часть содержит наименование акта (приговор, постановление и т.д.), место и дату принятия, наименование органа или должностного лица, которое принимает решение, по какому делу. В описательной части описываются факты, являющиеся предметом рассмотрения. Мотивировочная часть включает анализ доказательств, подтверждающих наличие или отсутствие фактических обстоятельств, их юридическую квалификацию и ее обоснование, указание на нормы, которыми руководствовался правоприменитель. В результативной части формулируется решение по делу (о правах и обязанностях сторон, об избранной мере юридической ответственности). Критерием классификации является то, что не во всех актах применения юридической ответственности эти части присутствуют в полном объеме – например, в административном протоколе нет мотивировочной части.

Если продолжить классификацию актов применения юридической ответственности по способу их принятия, можно отметить, что они подразделяются на принятые коллегиально (принятые органами судебной и законодательной власти) и единолично. По форме акты применения юридической ответственности делятся на имеющие вид отдельного документа (приговор суда, решение, о наложении административного наказания) или форму резолюции на других материалах дела (утверждение прокурором обвинительного заключения, резолюция о передаче материалов проверки в следственные органы).

Классификация актов применения юридической ответственности имеет не только теоретический интерес. Она представляет важность и для непосредственной правоприменительной деятельности, поскольку вынесение того или иного акта должно быть строго обосновано. Требования законности, обоснованности и целесообразности, которым должны соответствовать эти акты, направлены на оказание непосредственного воздействия на правоприменительную практику. С данными требованиями тесно связан вопрос о должной процессуальной форме, в которой должны издаваться акты применения юридической ответственности.

2.2 Юридическая ответственность и правоотношение 

Большинство ученых полагает источником юридической ответственности норму права.

Между тем в литературе встречаются и иные суждения. Согласно разработкам некоторых ученых, юридическая ответственность является правоотношением.

По нашему мнению, юридическая ответственность является неотъемлемым элементом нормы права.

В составе нормы права как единица ее содержания юридическая ответственность включена в механизм правового регулирования, представляющий собой взятую в единстве систему правовых средств18.

Долгое время правоотношение рассматривалось в отечественной юридической науке изолированно, в отрыве от правовой нормы. Впоследствии и в настоящее время правоотношение в отечественной теории права рассматривается в единстве правовой нормы и правоотношения, как форма реализации нормы права.

В литературе высказано мнение о том, что по содержанию и функциям юридическая ответственность относится к охранительным правовым средствам. Она вступает в действие в случаях, когда регулятивные средства не обеспечивают надлежащей реализации права. Юридическая ответственность носит комплексный охранительно-регулятивный характер. Регулятивная сторона воздействия юридической ответственности на поведение субъектов правоотношения носит идеологический характер, охранительная – фактический. Когда не срабатывают убеждение, предупреждение, применяется принуждение.

В тех случаях, когда субъект правоотношения не исполняет возложенной на него диспозицией правовой нормы обязанности или исполняет ее ненадлежащим образом, либо не соблюдает запрета, возникает охранительное правоотношение.

Охранительное правоотношение – это такая правовая связь, в рамках которой осуществляется защита прав и охраняемых законом интересов субъектов права и реализация юридической ответственности.

По мнению некоторых ученых, в основе охранительных правоотношений лежат охранительные правовые нормы19.

Концепция охранительных правовых норм предполагает деление норм права на самостоятельные группы охранительных и регулятивных20.

Между тем следует согласиться с авторами, высказывающими сомнение в возможности и целесообразности деления правовых норм на исключительно регулятивные и охранительные. По их обоснованному мнению: «В системе права все нормы между собой связаны и взаимно обусловливают друг друга, и выделять из них только регулятивные или только охранительные не представляется возможным.

Одна и та же норма может быть регулятивной в одном от- ношении и правоохранительной в другом (например, нормы уголовного или процессуального права). Иными словами, каждая норма имеет как регулятивный характер (поскольку она предназначена регулировать поведение), так и охранительный (поскольку она, будучи оснащена государственной санкцией, охраняет возможность и необходимость определенного поведения). Поэтому необходимо говорить о регулятивной и охранительной функциях права в целом и каждой нормы в его системе».

Обоснованной, на наш взгляд, является и позиция, согласно которой существование охранительного правоотношения не обязательно предполагает существование специальной самостоятельной разновидности охранительных правовых норм21.

Действительно, всякая норма права, несмотря на вхождение в состав отрасли, именуемой либо охранительной, либо регулятивной, обладает как регулятивным, так и охранительным действием, равно как и сами эти отрасли. Не вызывает сомнений именование любой отрасли процессуального права отраслью охранительной. Нет сомнений так-же и в том, что нормы этой отрасли и сама отрасль как совокупность этих норм обладают регулятивными функциями. Называются же они охранительными лишь потому, что призваны регулировать властным, преимущественно императивным способом особую сферу государственной охранительной деятельности – правоприменение.

Суть теории охранительных правоотношений заключается в том, что защита интересов, а также реализация мер юридической ответственности и других мер принуждения происходит в рамках новых, не существовавших до нарушения права правоотношений22.

Таким образом, превентивная функция юридической ответственности реализуется в регулятивном, а принудительная – в охранительном правоотношении.

Учеными высказано мнение, что основанием охранительного правоотношения является внутреннее противоречие материального регулятивного правоотношения, заключающееся в том, что связь «право-обязанность» в материальном регулятивном правоотношении может реализовываться двояким образом. Интерес управомоченного может либо удовлетворяться исполнением обязанности, либо не удовлетворяться ее нарушением. В первом случае регулятивное правоотношение благополучно реализуется, а во втором – нет. Тем не менее, интерес управомоченного требует удовлетворения, что приводит к смене регулятивного материального правоотношения охранительным. Что касается регулятивного правоотношения, то оно «парализуется», «замораживается» либо вовсе уничтожается23.

Соглашаясь с сутью изложенного понимания противоречия связи «право-обязанность», мы все же полагаем, что заложено оно изначально в норме права, а не в правоотношении, в котором уже проявляется действие этого противоречия.

Действительно, природа субъективного права в том, что оно является формой закрепления определенного интереса (социального, экономического, духовного, личностного и т.п.). Субъективное право – объем правомочий, т.е. объем правовых возможностей действовать в собственных интересах. Поэтому интерес – внутренняя побудительная сила субъективного права, придающая ему постоянное стремление к осуществлению. Эта сила положительного характера. Образно говоря, субъективное право наполнено положительной энергией, энергией действия со знаком «плюс». Интерес не нуждается в стимулировании, он априори содержит в себе стимулирующее начало к своему осуществлению. Способом достижения результата направленного действия этой энергии является подчиненное ей совершение действий по исполнению (достижению, реализации) интереса, заключенного в субъективном праве со стороны объекта воздействия. Интерес активен по своей природе, хотя его внешнее проявление может быть достаточно пассивно. Возможности, составляющие субъективное право, содержат в себе в качестве неотделимого свойства силу государственного принуждения, которая находится до определенного момента в «свернутом», «спящем», потенциальном состоянии.

Обязанность в свою очередь также потенциально наполнена своим собственным интересом, внутренней силой, энергией, характеризующейся тем, что она не стремится к исполнению интереса, закрепленного в субъективном праве, а стремится к уклонению от этого исполнения и поэтому являющейся энергией отрицательной, энергией со знаком «минус». Юридическая обязанность является формой закрепления необходимости совершения действий, направленных на реализацию (достижение) интереса, заключенного в субъективном праве.

Необходимость – это подчиненность обстоятельствам, подчиненность принуждению. Подчиненность означает лишение самостоятельности, приоритет интересов субъекта подчинения перед интересами объекта подчинения, необходимость совершения действий в пользу субъекта подчинения и т.п. Необходимость лишена собственного внутреннего стимулирующего начала. Ее стимулы – внешние, поэтому действия по необходимости вынужденные, следовательно, пассивны.

Таким образом, обязанность по природе своей пассивна, несмотря на вполне активное внешнее проявление, зачастую. Созидательное, продуктивное начало правовой нормы заключается в том, что непримиримое противоречие «право-обязанность» (активного и пассивного начал, положительного и отрицательного) замкнуто в неразрывное единство, в котором собственный интерес, коренящийся в юридической обязанности, нейтрализован силой интереса субъективного права, подчинен ей. Причем «нейтрализация», «подчиненность» в этом случае особого рода, они проявление сбалансированности интересов, т.е. достижения такой массы и такой соразмерности противоположных интересов, какие в состоянии вы- держать связь «право-обязанность» и при которых она будет продуцировать предписанное совершение действий, направленных на осуществление интереса, заложенного в субъективном праве. Данная сбалансированность достигается с помощью механизмов защиты права, поощрения и ответственности.

Сбалансированность связи «право-обязанность» означает равнодействие разновекторных сил. Это замкнутое единство противоположностей – ядро регулятивного свойства правовой нормы, это основная движущая сила регулирования общественного отношения и суть права. Именно этим диалектическим единством вырабатывается колоссальная созидательная энергия права, энергия, формирующая цивилизованные отношения в обществе.

Однако данное диалектическое противоречие с неизбежностью заключает в себе потенциальную возможность сбоя в продуктивном взаимодействии субъективных права и обязанности. Это происходит в тех случаях, когда собственный интерес, коренящийся в обязанности, становится выше необходимости его подчинения интересу субъективного права. Носитель юридической обязанности отказывается от добровольного подчинения обладателю субъективного права. В таком случае наступает разрушение производительной потенции связи «право-обязанность», она становится, образно говоря, «порочной» и перестает продуцировать совершение действий, направленных на удовлетворение интереса, заложенного в субъективном праве. Здесь уже блокируется реализация субъективного права и требуется применение охранительных мер воздействия, с тем чтобы устранить «порок» правового регулирования общественного отношения. Именно этот порок субъективного права, заключающийся в невозможности реализации заложенного в нем интереса, вызывает к жизни охранительное правоотношение, призванное устранить причину, препятствующую осуществлению права.

В охранительном материальном правоотношении субъект права реализует заложенную в самом этом праве возможность использовать средства обеспечения своего интереса: меры защиты права и меры ответственности. Заложенное в норме субъективное право требования соответствующего поведения активируется, из потенциального приводится в состояние реального действия, в состояние «боевой готовности». На этом этапе реализации субъективного права сохраняется возможность исполнения обязанности без применения государственного принуждения.

Государственный орган в этом правоотношении использует властные полномочия, применяет власть, т.е. силу государственного принуждения для устранения препятствий в реализации нарушенного субъективного права. В этом правоотношении реализуется юридическая ответственность.

Принудительный способ реализации юридической ответственности возможен только в процессуальной форме.


Заключение

Таким образом проведя данное исследование следует сделать следующие выводы.

1. Юридическая ответственность наступает только при наличии соответствующего юридического основания, то есть в силу прямого указания санкции правовой нормы. Нарушение иных социальных норм, не являющихся правовыми, не влечёт за собой юридической ответственности.

2. Фактическим основанием юридической ответственности может быть только правонарушение при наличии его полного состава. Правонарушение выступает в качестве основания юридической ответственности.

3. Юридическая ответственность всегда выражается в определённых неблагоприятных для правонарушителя последствиях материального, морального, личного, организационного, физического характера. Эти последствия могут выражаться как в лишении либо ограничении каких-либо субъективных прав, так и в наложении на правонарушителя дополнительных юридических обязанностей. Они носят ярко выраженный штрафной характер и во всех случаях направлены на личность правонарушителя. Лишение правонарушителя определенных благ является объективным свойством ответственности. Эти лишения наступают как естественная реакция государства на вред, причиненный правонарушителем обществу или отдельной личности. Особенность лишений (а значит, и ответственности) состоит в том, что они наступают как дополнительные неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение. Лицо не несло их, если бы вело себя правомерно. Лишения – это не обязанность, которую субъект должен был ранее исполнить.

Исполнение обязанности – не ответственность. Ответственность – дополнительные (помимо выполненной обязанности) неблагоприятные последствия. Негативные последствия могут быть:

- личного характера (например, лишение свободы, права занимать определенную должность, исправительные работы – в уголовном праве; обязанность правонарушителя принести публичные извинения за распространение ложных, позорящих сведений о другом лице – в гражданском праве; выговор – в трудовом праве; предупреждение – в административном);

- имущественного (конфискация, штраф – в административном и уголовном праве; взыскание неустойки, пени – в гражданском праве; материальная ответственность по трудовому праву и т.д.).

Главной целью юридической ответственности служит предупреждение новых правонарушений, дополнительной – восстановление нарушенных прав. Исключение составляет гражданско-правовая ответственность, для которой восстановительная цель является главной. Именно этим объясняется, во-первых, относительная мягкость неблагоприятных для правонарушителя последствий, связанных с наступлением гражданско-правовой ответственности, и, во-вторых, действие в гражданском праве презумпции виновности в противоположность остальным отраслям права, где, как известно, действует презумпция невиновности.

4. Юридическая ответственность, в отличие от других разновидностей социальной ответственности, налагается на правонарушителя от имени государства, опирается на государственное принуждение и осуществляется уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами в строго определённом порядке и в рамках их компетенции. Юридическая ответственность всегда предполагает возникновение охранительного правоотношения, в котором обязанная сторона – правонарушитель – вынуждена подчиниться требованию управомоченного – государства в лице его органов и должностных лиц. Государственное принуждение выступает содержанием юридической ответственности. Вне процессуальной формы юридическая ответственность невозможна. При этом юридическая ответственность представляет собой не принуждение как таковое, а меру этого принуждения, чётко регламентированную правовыми нормами.


Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Акт применения права (правоприменительный акт)

это такой правовой документ, который содержит индивидуальное властное предписание, вынесенное компетентным органом в результате решения конкретного юридического дела.

2

Вина

это психическое отношение лица к совершаемому им противоправному деянию.

3

Гарантии законности

совокупность объективных условий, субъективных факторов и специальных средств, обеспечивающих режим законности.

4

Закон

нормативный правовой акт, принятый в особом процедурном порядке органом законодательной власти или референдумом, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные общественные отношения.

5

Законность

это принцип, метод и режим строгого, неуклонного соблюдения, исполнения норм права всеми участниками общественных отношений: государством, его органами, должностными лицами, общественными организациями, гражданами.

6

Законодательство

система действующих в конкретно-исторический период развития государства законов и основанных на них подзаконных актов.

7

Метод правового регулирования

совокупность юридических приемов, способов воздействия права на общественные отношения.

8

Механизм государства

целостная иерархическая система специальных органов и учреждений, посредством которых государство осуществляет власть и управление обществом.

9

Механизм правового регулирования

система правовых средств (нормы права, юридические факты, правоотношения, акты применения и др.), при помощи которых осуществляется результативное правовое воздействие на общественные отношения.

10

Норма права

это общеобязательное, формально определенное правило поведения, установленное или санкционированное государством и им охраняемое.

11

Право

это система обязательных, формально определенных норм (правил) поведения, установленных или санкционированных государством и обеспеченных его авторитетом и принудительной силой.

12

Правовое поведение

социально значимое поведение индивидуально или коллективно действующих субъектов, подконтрольное их сознанию и воле, опосредованное нормами права, влекущее юридические последствия.

13

Правопорядок

это часть общественного порядка, которая складывается под воздействием правовых норм и составляет ядро общественного порядка.

14

Санкция правовой нормы

это элемент правовой нормы, в которой указаны правовые последствия: негативные либо позитивные, в зависимости от исполнения или неисполнения субъектом нормы права.

15

Юридическая ответственность

это реализация санкции нормы в отношении правонарушителя, возложение на него официальной обязанности претерпевать лишения материального, физического либо духовного порядка.


Список использованных источников 

  1.  Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.: Издательская группа НОРМА – ИНФРА. 1998. - 711 с. - ISBN 5-89123-785-7.
  2.  Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства // Теория государства и права: Хрестоматия: В 2 т. / Авт.-сост. В. В. Лазарев, С. В. Липень. М., 2001. Т. 2. - 415 с. - ISBN 5-86004-166-7.
  3.  Бутнев В.В. Несколько замечаний к дискуссии о теории охранительных правоотношений // Вопросы теории охранительных правоотношений. Материалы научной конференции. - Ярославль: Изд-во Яросл. ун-та, 1991. - С. 7-10.
  4.  Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Процессуальное регулирование / Галаган И.А. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1976. - 198 c.
  5.  Галоган И.А., Глебов В.П. Процессуальные нормы и отношения в советском праве. – Воронеж, 1985. – 132 с.
  6.  Гегель Г. Философия права: Пер. с нем. / Ред. и сост. Д. А. Керимов, В. С. Нерсесянц. М., 1990. – 524 с. - ISBN 5-244-00384-4.
  7.  Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Соч.: В 2 т.: Пер. с лат. и англ. / Под ред. В. В. Соколов. М., 1991. Т. 2. - 503 c. - ISBN 5-7975 -0429-4.
  8.  Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права: Пер. с лат. А. Л. Сакетти / Под общ. ред. С. Б. Крылова. М., 1994. – 868 с. - ISBN 5-86218-149-0.
  9.  Елисейкин П.Ф. Правоохранительные нормы – понятие, виды, структура // Защита субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Вып. 2. – Ярославль, 1977. – 66 с.
  10.  Здунова Д.И. Юридическая сила правовых актов. Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / Здунова Д.И. - Казань, 2005. - 153 c.
  11.  Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. – М., 1961. С- 380 с.
  12.  Лебедев В. А., Киреева Е. А., Шадрин В. М. Теория государства и права: Учеб. пособие. М., 2005. – 266 с. - ISBN 978-5-7271-0871-0.
  13.  Мотовиловкер Е.Я. Основное разделение охранительных правоотношений // Вопросы теории охранительных правоотношений. Материалы научной конференции. - Ярославль: Изд-во Яросл. ун-та, 1991. - С. 25-27.
  14.  Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права / Мотовиловкер Е.Я.; Науч. ред.: Баев О.Я. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1990. - 136 c. - ISBN 5-7455-0319-Х.
  15.  Нам К. Ответственность за нарушение обязательств: теория и законодательство // Хозяйство и право. - М., 1997, № 4. - С. 127-135.
  16.  Недбайло П.Е. Система юридических гарантий применения юридических норм // //Правоведение. -1971. - № 3. - С. 44 – 53.
  17.  Самощенко И.С., Фарукшин М.X. Ответственность по советскому законодательству. – М., 1971. - 239 с.
  18.  Синякин И. Н., Черных Е. В. Юридическая ответственность // Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2001. – 823 с. – ISBN 978-5-9776-0247-1.
  19.  Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности: монография. – СПб.: Пресс, 2007. - 950 с. - ISBN 978-5-91768-033-0.
  20.  Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. – Тольятти, 1995. - 200 с. - ISBN ББК Х062.08.
  21.  Чистое учение о праве Ганса Кельзена. К XIII конгрессу Международной ассоциации правовой и социальной философии (Токио, 1987): Сборник переводов. Вып. 1 / Отв. ред.: Кудрявцев В.Н., Разумович Н.Н.; Пер.: Лезов С.В., Пивоваров Ю.С. - М.: Изд-во ИНИОН РАН, 1987. - 195 c. - ISBN 978-2-7637-8952-1.
  22.  Юридическая ответственность и ее виды / под общ. ред. д.ю.н., профессора О.Ю. Бакаевой. – Саратов, 2009. – 211 с. - ISBN 978-5-87309-753-1.


Приложение А


Приложение Б

1 Лебедев В. А., Киреева Е. А., Шадрин В. М. Теория государства и права: Учеб. пособие. М., 2005. С. 34.

2 Синякин И. Н., Черных Е. В. Юридическая ответственность // Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2001. С. 600–601.

3 Кривцов В. А. Вступительная статья к «Лунь юй» // Древнекитайская философия: Собр. текстов: В 2 т. М., 1972. Т. 1. С. 139.

4 Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права: Пер. с лат. А. Л. Сакетти / Под общ. ред. С. Б. Крылова. М., 1994. С. 473, 457–458.

5 Гегель Г. Философия права: Пер. с нем. / Ред. и сост. Д. А. Керимов, В. С. Нерсесянц. М., 1990. С. 177.

6 Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства // Теория государства и права: Хрестоматия: В 2 т. / Авт.-сост. В. В. Лазарев, С. В. Липень. М., 2001. Т. 2. С. 460–464.

7 Чистое учение о праве Ганса Кельзена // К XIII конгрессу Международной ассоциации правовой и социальной философии (Токио, 1987): Сб. переводов: Пер. С. В. Лёзова / Отв. ред. В. Н. Кудрявцев, Н. Н. Разумович. М., 1987. Вып. 1. С. 161.

8 Юридическая ответственность и ее виды / под общ. ред. д.ю.н., профессора О.Ю. Бакаевой. – Саратов, 2009. С. 32.

9 Недбайло П.Е. Система юридических гарантий применения юридических норм // Правоведение. 1971. № 3. С. 50-62.

10 Нам К. Ответственность за нарушение обязательств: теория и законодательство // Хозяйство и право. 1997. №4.

11 Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. – М., 1961. С. 318.

12 Самощенко И.С., Фарукшин М.X. Ответственность по советскому законодательству. – М., 1971. С. 54.

13 Тархов В.А. Понятие юридической ответственности // Правоведение. 1973. № 2. С. 36.

14 Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. – Тольятти, 1995. С. 70.

15 Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности: монография. – СПб.: Пресс, 2007. С. 237-239.

16 Здунова Д.И. Юридическая сила правовых актов: дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 2005. С. 111.

17 Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. – Воронеж: Изд-во Воронежск. ун-та, 1976. С. 48-49.

18 Алексеев С.С. Право. Азбука. Теория. Философия. Опыт комплексного исследования. М.: Издательская группа НОРМА – ИНФРА. 1998. С. 364-365.

19 Галоган И.А., Глебов В.П. Процессуальные нормы и отношения в советском праве. – Воронеж, 1985. С. 48.

20 Мотовиловкер Е.Я. Теория регулятивного и охранительного права. – Воронеж, 1990.

21 Елисейкин П.Ф. Правоохранительные нормы – понятие, виды, структура // Защита субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Вып. 2. – Ярославль, 1977. С. 26.

22 Бутнев В.В. Несколько замечаний к дискуссии о теории охранительных правоотношений // Вопросы теории охранительных правоотношений. – Ярославль, 1991. С. 7.

23 Мотовиловкер Е.Я. Основное разделение охранительных правоотношений // Вопросы теории охранительных правоотношений. – Ярославль, 1991. С. 25; Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. – М.: Изд-во.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
11326. РЕАЛИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО ВОЕННОГО ОКРУГА) 1.19 MB
  Развитие технологий в современном мире не только позволяет человечеству решать множество проблем его прогрессивной эволюции, но одновременно с этим порождает новые вызовы и угрозы в области виртуального кибернетического пространства, которое в большинстве случаев исследователи называют информационным.
14388. Юридическая ответственность 29.62 KB
  Ответственность - есть неотъемлемый спутник свободы. Ответственность предполагает свободу; свобода, чтобы не превратиться в свою противоположность - произвол, - невозможна без ответственности; чем полнее свобода, тем больше ответственности.
11322. ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПО ЖИЛИЩНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РФ 148.78 KB
  Разрушение и порча помещения нанимателем. Другие категории граждан не испытывающие недостатка в денежных средствах и зачастую пренебрежительно относящиеся к законам Российской Федерации с целью также в улучшения своих жилищных условий производят несогласованные перепланировки пристройки и своими действиями приводят к разрушению и порче жилого помещения в результате чего также наступает гражданско-правовая или административная ответственность. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи : определить основания...
18336. Юридическая ответственность за совершение налогового правонарушения 74.29 KB
  Только тогда когда верховенство закона всеми участниками налоговых отношений возможном строительстве демократического государства с цивилизованных налоговых отношений где обеспечение и защита прав граждан и организаций является приоритетом. Только тогда когда верховенство закона всеми участниками налоговых отношений возможном строительстве демократического государства с цивилизованных налоговых отношений где обеспечение и защита прав граждан и организаций является приоритетом. Гармонизация налоговых правовых вопросов сегодня очень важны и...
3151. Правомерное поведение, правонарушение, юридическая ответственность 7.39 KB
  Признаки правонарушения. Причина правонарушения – это негативное явление вызывающее правонарушение она заключается в стремлении лица удовлетворить свои интересы противоправным способом. Условия правонарушения – это факторы которые формируют причины...
6147. Правомерное поведение, правонарушение и юридическая ответственность 22.14 KB
  Понятие правонарушения. Структура правонарушения. Необходимым признаком правонарушения является противоправность. А также должна присутствовать способность человека быть субъектом правонарушения называется деликтоспособностью.
15898. Юридическая ответственность: понятие, цели, функции и принципы 38 KB
  Понятие юридической ответственности сложно и многогранно, оно позволит раскрыть природу и назначение юридической ответственности как правового института, который имеет присущие специфические признаки, функции, основания и виды.
15257. Юридическая ответственность. Принципы и цели юридической ответственности 31.86 KB
  Без налаженной системы юридической ответственности право становиться бессильным и ненадежным, не оправдывающим возлагаемых на него социальных ожиданий. Правовые нормы, а равно проистекающие из них права и обязанности членов общества превращаются в благие пожелания
21581. Юридическая ответственность за нарушение прав авторов литературных произведений 32.82 KB
  Институт авторского права и прав, смежных с авторскими регулируют отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания (права, смежные с авторскими)...
17548. Ответственность в сфере пенсионного обеспечения граждан в РФ 30.79 KB
  Формы защиты прав и законных интересов граждан РФ. Защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется заинтересованными лицами в соответствии с подведомственностью дел установленной процессуальным законодательством в суде общей юрисдикции арбитражном и третейском судах. Такая форма защиты права как самозащита характеризуется тем что заинтересованное лицо самостоятельно принимает соответствующие меры к пресечению правонарушительных действий ст.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.