Свобода совести: теория и практика ограничений прав в Российской Федерации

Отсутствие проработанной законодательной базы в этой области, механизмов реализации правовых норм, а также неисполнение уже существующих норм – это далеко не полный перечень препятствий на пути к достижению взаимопонимания и плодотворного сотрудничества между государством и религиозными объединениями.

2015-08-28

841.33 KB

19 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

[1] Содержание

[1.1]
Введение

[1.2]
1 Актуальные проблемы реализации права на свободу совести и свободу вероисповедания

[1.3] 1.1 Место и роль института свободы совести и свободы вероисповедания в системе прав и свобод личности

[1.4] 1.2 Обеспечение и защита права на свободу совести в современной России

[1.5]
2 Свобода совести: теория и практика ограничений прав в Российской Федерации

[1.6] 2.1 Практика ограничений права на свободу совести в Российской Федерации

[1.7] 2.2 Защита прав на свободу совести

[1.8]
Заключение

[1.9]
Список использованных источников

[2]
Глоссарий

[3]
Приложение А

[4]
Приложение Б


Введение

Конституция РФ фиксирует права конкретного человека и гражданина, Закон о свободе совести касается религиозных объединений прежде всего как частных объединений верующих. Взаимоотношения же самого государства и церквей как социальных институтов в прошлом и настоящем страны не имеют никаких правовых ориентиров и регуляторов. Их отсутствие вынуждает стороны правоотношений находить различные способы для решения этой задачи путем заключения различных договоров и соглашений о взаимодействии разных государственных органов с отдельными религиозными организациями. Зачастую, подписывая такие документы, государственные органы идут на превышение своих полномочий, предусмотренных регламентами и положениями о них. Таким образом, необходимо, во-первых, урегулировать на законодательном уровне эти взаимоотношения и, во-вторых, применять нормы закона ко всем религиозным объединениям, зарегистрированным на территории России.

Отсутствие проработанной законодательной базы в этой области, механизмов реализации правовых норм, а также неисполнение уже существующих норм – это далеко не полный перечень препятствий на пути к достижению взаимопонимания и плодотворного сотрудничества между государством и религиозными объединениями. Иногда причиной конфликта становится личное отношение должностного лица к той или иной конфессии. В основном это происходит из-за недостаточности знаний в области религиоведения и нежелания обратиться к объективным научным источникам.

Таким образом, целью курсовой работы является комплексный конституционно-правовой анализ ограничения права на свободу совести как гарантии этой свободы.

Для достижения цели предпринята попытка решить в данной работе следующие задачи:

- исследовать место и роль института свободы совести и свободы вероисповедания в системе прав и свобод личности;

- охарактеризовать особенности обеспечения и защиты права на свободу совести в современной России;

- проанализировать практику ограничений права на свободу совести в Российской Федерации;

- рассмотреть способы защиты прав на свободу совести.

Объектом курсовой работы являются общественные отношения, складывающиеся в сфере реализации права на свободу совести.

Предметом курсовой работы являются правовые нормы, содержащиеся в международных нормативных правовых актах, а также нормативных правовых актах о свободе совести в Российской Федерации, а также практика их реализации.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения, глоссария, списка использованных источников и приложений.


1 Актуальные проблемы реализации права на свободу совести и свободу вероисповедания

1.1 Место и роль института свободы совести и свободы вероисповедания в системе прав и свобод личности

В решениях международных конференций, договорах и соглашениях, в многочисленных резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН подчеркивается характер неделимости основных прав и свобод человека, их взаимосвязь и взаимозависимость. Суть этих положений ясна: ни одно право и ни одна свобода не должны противопоставляться другим правам и свободам или трактоваться в ущерб им. Однако взаимосвязь, взаимозависимость и неделимость основных прав и свобод человека не означают, что отсутствует система их постоянных или временных приоритетов1.

Свобода совести и вероисповедания относится к первому поколению прав человека. В категории «свобода совести» различают разное число элементов. Мы считаем, что в основу анализа должна быть положена конституция, закрепившая право гражданина исповедовать любую религию, отправлять религиозные культы и право не исповедовать никакой религии, вести атеистическую пропаганду.

Очевидно, что свобода совести и вероисповедания теснейшим образом связана с другим правом из категории прав первого поколения – свободой слова. Однако в полном объеме и в связи со свободой совести и вероисповедания эта свобода никогда не соблюдалась. Так, в советский период устав КПСС предусматривал для членов партии обязанность вести «решительную борьбу с религиозными предрассудками и другими пережитками прошлого». Подобное диктовал и устав ВЛКСМ. Если учесть, что партийная идеология была приоритетной в советское время, то возможность открыто выражать свои убеждения для верующих граждан России была практически равна нулю. Перестройка коснулась всех отраслей жизни общества, но в первую очередь идеологических установок. Казалось бы, паритетность свободного изъявления своих убеждений как верующими, так и неверующими очевидна. На деле же демонстрация атеистических убеждений чревата упреками в ретроградстве, приверженности коммунистическим идеалам и т. п. Нарушается право человека в слове выражать свои атеистические взгляды и убеждения. Свобода слова и информации сегодня не реализуется в той части, где речь идет о праве не исповедовать никакой религии, открыто выражать свои атеистические убеждения2.

Свобода совести и свобода вероисповедания сопряжена и с равенством человека перед законом и судом. В Российской Федерации нет государственной религии, поэтому недопустимо проявление любой формы дискриминации по религиозным убеждениям, принадлежности к тому или иному религиозному объединению, если оно является не противоречащим закону. Не допускается деление граждан на верующих и неверующих. У всех граждан страны равные права и обязанности независимо от религиозной принадлежности. Реально на практике дела обстоят несколько иначе. Сегодня модным и негласно санкционированным властями является активное участие церкви, особенно православной, во всех светских мероприятиях, будь то выпускной вечер в институте, военном училище либо праздник в детском саду. Мы уже не говорим о том, что в условиях массовой миграции нарушаются права представителей других религиозных объединений, значительно ущемлены в правах те, кто предпочитает не исповедовать никакой религии.

Таким образом, права первого поколения направлены прежде всего на защиту индивидуальной свободы, ограничение которой неизбежно обедняет сферу общественной жизни и культуры. Очень образно эта идея была выражена Н. М. Коркуновым: «Для того чтобы исторически вырабатываемая культура не утратила своей жизненности, чтобы она не замерла в неподвижном застое, необходимо, чтобы цивилизация включала в себя и право, обособляющее и оберегающее индивидуальное».

Но вопрос о месте права на свободу совести и вероисповедания до сегодняшнего дня остается дискуссионным. На самом деле эта категория свободы не в меньшей степени принадлежит к правам и свободам второго поколения, нежели первого. Так называемые позитивные права призваны гарантировать провозглашенные социальные, экономические и культурные свободы. Это в первую очередь право на труд, включая право на выбор сферы труда.

До сих пор существует ряд специальностей и профессий, где учитывается вероисповедание, принадлежность к той или иной религии. К примеру, служба в рядах Вооруженных Сил, органов внутренних дел принципиально не совместима с религиозной идеологией, отрицающей насилие и тем более право одного человека отнять жизнь у другого. Часть 3 ст. 59 Конституции РФ предусматривает, что «гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой». Эта статья Конституции, по аналогии с законодательством европейских государств, распространяется не только на лиц, проходящих военную службу по призыву, но и на профессиональных военных3.

К правам второго поколения относится и право на образование. Как известно, начиная с советского периода школа сначала в СССР, а затем и в Российской Федерации отделена от церкви. Не допускается преподавание религиозных вероучений в учебных заведениях, исключая религиозные. Не разрешается организация детских и юношеских молитвенных собраний и обучение детей религии в группах или кружках, создаваемых религиозными объединениями. Светский характер образования подтвержден и Конституцией Российской Федерации 1993 г. Религии дети могут обучаться частным образом, т. е. без государственной или общественной помощи, путем частной практики либо личной легальной деятельности. Обучать и обучаться частным образом означает возможность давать и брать уроки и детям и взрослым. Приглашение постороннего для обучения религии правомочно и в отношении детей, и в отношении взрослых, и попытки обосновать запрет на такую форму обучения ссылкой на закон являются нарушением действующего законодательства и неуважением по отношению к праву граждан на свободу совести и вероисповедания. Возможность по закону частным образом обучать и обучаться религии не находит на практике правильного разрешения, особенно в связи с введением в программы базового и регионального компонента. Те дополнительные часы, что предусмотрены региональным компонентом, в школах используются неупорядоченно. Предполагается, что они обеспечивают инновационный характер современного образования, расширяя и углубляя знания обучающихся. На деле часто эти часы отдаются на изучение предметов, продиктованных не особенностями регионального развития образования, а своеобразной образовательной модой. Когда в школах в рамках более глубокого историко-правового образования вводится курс истории религии, это вполне допустимо и действительно подтверждает инновационный характер образования (разумеется, при наличии разработанных программ, подготовленных специалистов и учебных пособий). Труднее понять, когда в общеобразовательных школах за счет этого компонента вводится Закон Божий либо иной предмет религиозного содержания, да еще с приглашением вести этот предмет священника из близлежащей церкви, как правило, не имеющего специального педагогического образования.

1.2 Обеспечение и защита права на свободу совести в современной России

10 декабря 1948 года Генеральной ассамблеей ООН была принята Всеобщая декларация прав человека4 (далее – Декларация) – первый международный документ, закрепивший положения об основных правах и свободах (см. Приложение А). В Декларации сформулирована задача, к выполнению которой должны стремиться народы и государства, с тем чтобы каждый человек и все органы общества пытались путем просвещения и образования содействовать воспитанию уважения к этим правам и свободам, их обеспечению – путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, их всеобщему и эффективному признанию и осуществлению. С момента своего принятия Декларация стала самым важным и всеобъемлющим документом ООН и до сих пор своды, правила и стандарты ООН по принципиальным вопросам прав человека основываются на положениях Декларации.

Статья 18 Декларации закрепляет право каждого человека на свободу мысли, совести и религии и раскрывает содержание данного права следующим образом: «Право… включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков». Дальнейшее развитие это положение получает во многих транснациональных документах (например, в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года5, Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений 1981 года6).

Текст Декларации оказал влияние и на международные правовые акты Совета Европы. Так, п. 1 ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года7 (далее – Европейская конвенция) полностью дублирует соответствующую норму Декларации.

В 1998 году Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию. Данный документ стал частью правовой системы России и наложил на нашу страну определенные обязательства, в частности, обязанность учредить должность Уполномоченного по правам человека.

Именно поэтому в качестве критерия оценки соблюдения прав и свобод граждан в России целесообразно рассмотреть ежегодные доклады Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Таким образом, несмотря на то что во многих программных документах государство стремится максимально направить свои усилия на преодоление сложившейся ситуации в области прав человека, какого-либо реального прогресса в этом отношении не наблюдается.

Данные оценки могут быть перенесены и в сферу обеспечения в России права на свободу совести. Причем указанные характеристики подтверждаются и теми конкретными замечаниями, которые отражались в документах Совета Европы на протяжении последних 5 лет: пренебрежение принципом равенства религиозных объединений; дискриминация «религиозных меньшинств»; несоблюдение Россией взятых на себя обязательств при вступлении в Совет Европы; отсутствие единообразия в правоприменительной практике Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее – Закон о свободе совести) в субъектах Российской Федерации; медленная эволюция процесса приведения национального законодательства в соответствие с европейскими стандартами права.

Как же на сегодняшний день выглядит российское законодательство о свободе совести и о религиозных объединениях? Прежде всего рассмотрим те базисные положения Конституции РФ, которые и составляют основу религиозной свободы, а также характеризуют содержание и сущность свободы совести, свободы вероисповедания. Отметим, что в российской конституции присутствуют все основные общепризнанные принципы свободы совести, зафиксированные в международных правовых документах.

Государство признает человека, его права и свободы высшей ценностью и обязуется их соблюдать и уважать (ст. 2 Конституции РФ).

Права и свободы человека являются непосредственно действующими, и именно они «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием» (ст. 18 Конституции РФ).

На основании анализа положений российской Конституции, относящихся к проблемам свободы совести (статей 17, 19, 23, 28, 29, 59), можно выделить следующие принципы, важные для утверждения религиозной свободы (см. Приложение Б):

- право на исповедание любой религии;

- право не исповедовать никакой религии;

- право менять свои религиозные убеждения;

- право распространять свои религиозные убеждения;

- равенство прав граждан вне зависимости от их религиозной принадлежности или непринадлежности;

- равенство всех религий перед законом;

- право на альтернативную гражданскую службу;

- отсутствие какого бы то ни было принуждения в отношении исповедания или неисповедания религии;

- невмешательство государства во внутренние (богослужебные, канонические) дела церкви;

- невмешательство церкви в дела государства.

Присутствие этих основных принципов указывает на действительную свободу совести; они закрепляют право гражданина пользоваться юридическими и фактическими гарантиями исповедания религии, любого ее направления или быть неверующим, исходя из убежденности в истинности своей веры или своего безерия, в их нравственных преимуществах.

Признание за каждым человеком права вероисповедного или мировоззренческого выбора, а также права этот выбор изменить для нашей страны крайне важно уже потому, что исторически вопросы, касающиеся свободы совести, зачастую в России решались не добровольно, а государством, «сверху». Утверждение принципа свободы совести в России важно потому, что наше государство, являясь многоконфессиональным, переживает новый этап в становлении этого института. Его строгое соблюдение необходимо еще и в связи с тем, что законодательная неупорядоченность взаимоотношений государства и религиозных объединений может привести к обострению этих отношений8.

Но провозглашение свободы совести было бы декларативным, если бы в Конституции РФ не было указаний на гарантии ее осуществления и защиты. Конституционная наука выделяет два вида гарантий: во-первых, это условия, т. е. действия государства, направленные на создание благоприятной обстановки для пользования основными правами и свободами; во-вторых, средства, выступающие в качестве способов, приемов и методов охраны и обеспечения прав и свобод человека, позволяющие органам государства, органам местного самоуправления, общественным объединениям и самим гражданам эффективно бороться за свои права. Ко второму виду гарантий относится, например, институт омбудсмана.

В развитие конституционных принципов разрабатывается целый комплекс нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения, возникающие в процессе реализации человеком права на свободу совести, которые в совокупности составляют законодательство о свободе совести и о религиозных объединениях. Схематично его можно представить как многоуровневую систему: наверху – общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры; следующая ступень – федеральное законодательство, далее – законодательство на уровне субъектов и, наконец, местный уровень.

Если рассматривать федеральный уровень законодательства, то здесь прежде всего следует обратиться к Конституции РФ, ГК РФ и Закону о свободе совести. Представляют интерес и другие законы и нормативные правовые акты, утверждаемые Президентом РФ, Правительством РФ, федеральными министерствами и ведомствами и направленные на «регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина» (п. «в» ст. 71 Конституции РФ).

Все нормативные правовые акты, принимаемые на региональном уровне, в соответствии с разделением предметов ведения между Федерацией и ее субъектами призваны обеспечить «защиту прав и свобод человека и гражданина» (п. «б» ст. 72 Конституции РФ).

И наконец, на местном уровне принимаются лишь отдельные решения органов муниципального самоуправления в пределах их компетенции.

Весь этот массив документов и составляет законодательство о свободе совести и о религиозных объединениях. Основным требованием к законодательству не только в сфере свободы совести, но и в любой другой области права является его соответствие международным стандартам в области прав человека и Конституции РФ.

Одним из основополагающих документов является Закон о свободе совести, принятие которого вызвало неоднозначные дебаты в России и мире. Многие государственные деятели высказывали свое мнение по отдельным положениям и нормам этого закона. Так, еще весной 1998 года Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации О.О. Миронов в своих публичных заявлениях указывал на изъяны принятого в октябре 1997 года закона. Например, на п. 3 ст. 27 Закона о свободе совести, которая существенно ограничивала деятельность тех религиозных объединений, что ранее были зарегистрированы по Закону РСФСР «О свободе вероисповеданий»9, но не могли при перерегистрации по Закону о свободе совести документально подтвердить свой 15-летний срок деятельности на той или иной территории.

Еще более жесткую позицию высказала Постоянная палата по правам человека Политического консультативного совета при Президенте РФ. В своем Решении от 14.05.1999 она указала: «Палата рассматривает закон 1997 года как антирелигиозный по своей сути, дискриминационный по отношению ко всем вероисповеданиям, представляющий опасность для всех верующих. Закон направлен на превращение религии в управляемую идеологию, полностью игнорирует самостоятельность и специфику религиозной жизни». Палата полностью поддержала и присоединилась к предложению Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации привести Закон о свободе совести в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

К сожалению, ни одно из обращений не было воспринято в Государственной думе. В последующем КС РФ по жалобам религиозных объединений о нарушении их прав в связи с применением по отношению к ним статьи 27 отменил дискриминационные требования Закона о свободе совести10.

В 2007 году отмечался юбилей принятия Закона о свободе совести. В ходе многочисленных конференций, форумов, круглых столов, участниками которых были представители государственных и муниципальных органов власти, правозащитных, религиозных и общественных организаций, подводились итоги правоприменительной практики Закона о свободе совести, обсуждались его недостатки и достоинства. Общие оценки, данные видными государственными и общественными деятелями, можно свести к следующим: как показало время, Закон о свободе совести, имея определенные недостатки, в целом оказался довольно стабильным, благоприятно воздействует на общую ситуацию в российском обществе с соблюдением прав и свобод.

Достаточно объективная оценка Закона о свободе совести дана Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации. В своем ежегодном докладе за 2007 год он отметил: «Закон в целом позволяет обеспечивать соблюдение прав человека на свободу совести и является стабилизирующим фактором в диалоге между национальными и конфессиональными группами российского общества. И все же, как показывает отчетный год, факты необоснованного ограничения прав верующих и религиозных объединений, проявления бюрократизма и необъективности при рассмотрении их обращений в органы власти и в органы местного самоуправления по-прежнему имеют место»11.


2 Свобода совести: теория и практика ограничений прав в Российской Федерации

2.1 Практика ограничений права на свободу совести в Российской Федерации

Важной особенностью института прав и свобод человека и гражданина является его системность и взаимопроникновение, при которых ущемление или ограничение одного права неизбежно ведет к нарушению гарантированности целого комплекса конституционных прав. Исследование проблемы пределов и оснований правомерного ограничения конкретного права необходимо начать с постановки вопроса о теории ограничения для всего института конституционных прав.

Институт конституционных прав и свобод человека и гражданина – относительно новое явление для российской юридической системы, особенно если за отсчет брать существование права в России вообще, права в современном понимании. Это позволяет многим авторам относить указанный институт к нетипичным элементам правовой культуры для народов России. Развивая эту теорию, они приходят к выводу о том, что институт прав и свобод человека в том виде, в котором он сформулирован в Конституции РФ, является воплощением ценностей только западной культуры, а народы, населяющие Россию, никогда не считали индивидуальные права человека особой ценностью12.

Такой взгляд на права человека в России во многом объясняет современное состояние института конституционного права. Тем не менее в обществе растет потребность в создании реальных юридических механизмов и гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Потому необходимо продолжать научные изыскания по построению непротиворечивой научной концепции прав человека в России, которая должна опираться на универсальные международные стандарты в этой области и реализовываться в конституционно-правовом институте прав и свобод человека и гражданина РФ. Без создания правовой доктрины или теории ограничения прав человека законодательная и правоприменительная практика в этой области не имеет шансов на развитие в цивилизованном русле. Современный этап развития науки о правах человека остро нуждается в создании и развитии этой части теории, поскольку «правомерное» ограничение прав человека в России стало носить повсеместный характер. Это касается многих конституционных прав и свобод, в том числе и тех, которые закреплены в ст. 28 Конституции РФ: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними»13.

Для правомерного ограничения конституционных прав человека существуют объективные причины. Одна из основных – наличие различных угроз безопасности государству и обществу, в том числе терроризма и экстремизма. Они оказывают существенное давление на институт прав человека, его правовое содержание. Таковы негативные условия современной действительности, и изменить их мировое сообщество пока не в состоянии. Их необходимо рассматривать не как особые временные обстоятельства, а как некие сложившиеся и долговременные характеристики современной среды обитания человека. Аналитики утверждают, что «в ближайшие десятилетия мир будет жить в условиях постоянной угрозы ядерной войны, возрастающей вероятности возникновения конфликтов из-за энергоресурсов, продовольствия и воды, в условиях стратегического соперничества, связанного с торговлей, инвестициями, техническими инновациями, в условиях непрекращающейся военной конкуренции. На этом фоне терроризм все чаще будет выступать как инструмент ведения новых форм войны и разрешения конфликтов».

Эти обстоятельства влияют на правовые системы и законодательство во всех странах мира. Каждое государство ищет свой сбалансированный выход из сложившейся ситуации. Для России чрезвычайно сложно решить указанную проблему по многим причинам. В том числе из-за недостаточной традиции уважения ценности прав и свобод человека. Самый легкий и быстрый способ – максимально ограничить права человека. С этим можно согласиться как с жесткой, но временной и краткосрочной мерой. Но проблема соотношения интересов безопасности и прав человека, исходя из действия рассматриваемого фактора как постоянного, должна решаться на длительную перспективу.

Если следовать предложенной логике, то международному сообществу следует пересмотреть современные стандарты прав человека в пользу выживания общества. Но захочет ли общество минимального уровня прав, когда целью развития человечества всегда была свобода?

В литературе справедливо указывается, что отказ от демократических завоеваний, тотальные ограничения прав граждан являются одной из целей террористов. Следовательно, государство, принимающее излишне жесткие меры безопасности, фактически способствует достижению этих целей.

Главной задачей теории прав человека в этих условиях является нахождение и обоснование оптимального баланса между соблюдением прав человека и защитой государственной безопасности. Решению этой сложной и многоуровневой задачи может и должна послужить современная теория ограничений прав человека.

В научной литературе регулярно появляются работы, в которых анализируются проблемы ограничения прав человека. Конституционная теория и практика до 1993 г. не использовали такой институт, как ограничение прав человека. Он развивался в гражданском и ином законодательстве; находил применение в уголовном, административном и уголовно-исправительном праве. Теоретические его аспекты анализировались в конституционном праве буржуазных государств, воспринимая фразу К. Маркса, сказанную им о французской Конституции 1852 г.: «Каждый параграф Конституции содержит в самом себе свою собственную противоположность, свою собственную верхнюю и нижнюю палату: свободу – в общей фразе, упразднение свободы – в оговорке».

2.2 Защита прав на свободу совести

Конституция РФ оперирует понятием «ограничение» права, но здесь есть и некоторые противоречия. Этим термином обозначаются и временные ограничения прав при некоторых конституционно-правовых режимах и законодательное ограничение прав вообще. При этом те права, которые некоторые исследователи называют абсолютными и которые не могут ограничиваться при чрезвычайном режиме (ст. 56 Конституции РФ), спокойно ограничиваются в «общем порядке» (ст. 55 Конституции РФ). Следует отметить, что естественно-правовой термин «абсолютный» для обозначения прав в качестве не подлежащих ограничению со стороны государства не находит подтверждения в законодательной практике РФ. Как подчеркивают Т. Я. Хабриева и В. Е. Чиркин, «не существует абсолютных прав и свобод, все они могут быть ограничены»14.

Понятие «лишение» права в тексте Конституции РФ отсутствует. В части 2 ст. 55 Конституции РФ используется понятие «отмена» права: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Однако сама Конституция РФ в ч. 2 ст. 20 устанавливает, по сути, отмену права на жизнь, права, гарантированного ч. 1 этой же статьи. Федеральные законы сплошь и рядом устанавливают примеры абсолютного и бессрочного лишения или отмены права. Например, в соответствии с п. «а» ч. 3 2 ст. 4 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»15 бессрочно лишены пассивного избирательного права лица, осужденные когда-либо к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений, за исключением случаев, когда в соответствии с новым уголовным законом эти деяния не признаются тяжкими или особо тяжкими преступлениями. При этом не ясно, как это согласуется с запретом, закрепленным Конституцией РФ в ч. 3 ст. 32: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда».

Несмотря на «прикладной характер» указанного ограничения, с точки зрения теории, необходимо ответить на вопрос, является ли лишение права вариантом полного ограничения или нуллификацией права? Как соотносятся конституционные запреты и ограничения, содержащиеся в федеральном законодательстве?

Вероятно, «нуллификация», «лишение» и «отмена» – похожие, но не тождественные понятия. Они в корне отличаются от ограничения права. В литературе чаще встречается именно такая позиция: под «конституционными ограничениями основного права или свободы следует понимать частичную – в отличие от нуллифицирующей «отмены» и существенно изменяющего «умаления» – модификацию их содержания, проведенную посредством нормативно-правовых установлений соответствующего уровня», учитывая, что «содержание основных прав и свобод их нормативным выражением не исчерпывается»16.

Общепризнаны в настоящее время такие определения, в которых основной критерий ограничения прав – количественное изменение возможностей поведения, свобод человека. Ограничение прав – это «изъятие из конституционного статуса» человека (гражданина) или «изъятие из круга правомочий, составляющих нормативное содержание основных прав и свобод». В последнем случае, по мнению автора, можно говорить об умалении права. Можно указать и на определение ограничения прав, связанное с «уменьшением объема возможностей, свободы, а значит, и прав личности, что достигается с помощью обязанностей, запретов, наказаний». В связи с этим не очень четко правовая теория определяет понятие правовой «запрет», который часто упоминается как способ ограничения права. Но существует точка зрения, согласно которой «от сужения объема права, или его ограничения, следует различать используемые в законотворческой практике юридические способы, приемы фиксации границ дозволенной свободы. К их числу относятся оговорки, примечания, запреты, исключения». Таким образом, запрет – это способ фиксации правовой свободы, т. е. первичное ограничение, имманентно присущее правовой норме.

В последнее время среди конституционалистов получило распространение мнение, противоположное приведенной выше позиции В. И. Крусса. «Слово «умаление» в Конституции РФ означает не ограничение основных прав (т. е. не уменьшение их объема, сокращение их действия по кругу лиц и по времени, усечение механизмов их правовой защиты и т. п.), а принижение критериального и регулятивного значения для законодательства основного содержания этих прав, обусловленное их неправомерным ограничением». Это согласуется и с текстом Конституции РФ, где в ч. 1 ст. 55 термины «отрицание» и «умаление» соединены союзом «или», что указывает на их нетождественность.

Законодательство, регулирующее институт прав и свобод человека, далеко от совершенства и содержит неправомерные ограничения прав человека. Существенно ухудшает качество законодательства о правах человека отсутствие единства в понимании пути его дальнейшего развития и конечных целей, которые должны быть достигнуты правовым регулированием. Большое количество противоречивых поправок и дополнений к действующим нормативным актам («правовая инфляция», или «правовой спам», как справедливо называют такого рода законотворчество некоторые авторы) разрушают внутреннюю логику и саму систему законодательства о правах. Элементарное незнание или пренебрежение законодателями действующих объективных законов права приводят либо к нулевому регулятивному воздействию на правоотношения, либо к правовой неопределенности или возникновению неразрешимых коллизий, либо к невозможности исполнения законов в этой сфере. Не стали исключением и федеральные законы, гарантирующие свободу совести и вероисповедания в Российской Федерации.

Последние изменения федерального законодательства, затрагивающие сферу религиозных отношений в обществе и гарантирующие свободу совести и вероисповедания, носят противоречивый характер: с одной стороны, ограничиваются права граждан и религиозных объединений, с другой – государство решило взять под свою защиту религиозные чувства верующих. Теперь в ст. 148 Уголовного кодекса РФ содержится такой состав преступления, как «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Законопроект вызвал недоумение у многих правоведов, поскольку объективная сторона преступления строится исключительно на оценочных суждениях. Но дело даже не в том, что, по мнению некоторых конституционалистов, нарушается принцип равенства прав и свобод независимо от отношения к религии, закрепленный в ч. 2 ст. 19 Конституции РФ. Проблема состоит в объективной невозможности «отрегулировать» все законом17.

В свое время Г. Кельзен писал, что «всякое произвольное содержание может быть правом. Не существует человеческого поведения, которое, как таковое, – в силу своего содержания, – заведомо не могло бы составлять содержание правовой нормы». Современная теория права считает, что не все сферы жизни человека могут и должны быть урегулированы законом. Правовой опыт России показал, что такие сферы, как мораль, нравственность, не поддаются государственному регулированию. «Право может только стимулировать мораль, но не в состоянии добиваться ее силой, так как моральный поступок по своей природе есть всегда акт свободы». Необходимо учиться на собственном негативном опыте. Не следует навязывать законом обществу чью-либо нравственность и мораль, поскольку универсальными они не бывают и право не тождественно морали и нравственности. «В условиях господства системоцентристского мировоззрения отсутствие критериев разграничения права и нравственности ведет не к возвышению права до уровня нравственных требований, а к ограничению прав человека».

Следует обратить внимание законодателей, что вопросы, касающиеся религиозной сферы в многоконфессиональной стране, должны решаться с позиции максимальной секуляризации проблемы и базироваться на принципе толерантности. Уголовное право не сможет урегулировать все негативные общественные процессы.

Это может сделать только гражданское общество, его институты. Конституционный Суд РФ в своих решениях постарался обеспечить баланс публичных и частных интересов при ограничении прав. Согласно правовой позиции КС РФ, выраженной в целом ряде его решений, ограничения конституционных прав и свобод возможны: только федеральным законом; должны быть соразмерны конституционно закрепленным целям таких ограничений; указанные цели ограничений должны быть социально оправданными и отвечать требованию справедливости; не имеют обратной силы; не могут толковаться расширительно и приводить к умалению других прав и свобод; не должны затрагивать само существо конституционного права и приводить к утрате его реального содержания.

Однако КС РФ и сам порой дает ответы на острые юридические вопросы в виде неясных и противоречивых решений по проблеме ограничений прав человека. Вот одно из них – постановление от 5 декабря 2012 г. № 30-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 5 статьи 16 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и пункта 5 статьи 19 Закона Республики Татарстан «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации»18. В деле решался вопрос о необходимости согласования с властями проведения религиозного собрания.

В соответствии с международными стандартами прав человека и нормами Конституции РФ в теории конституционного права существует устоявшийся взгляд на публичные мероприятия, если они проводятся мирно, без оружия, как на естественное, имманентно присущее человеку и гражданину право. Это право должно реализовываться без предварительного разрешения органов публичной власти. Однако в соответствии с указанными международными стандартами, если такие мероприятия носят массовый характер, проводятся на открытом пространстве населенных пунктов и могут повлечь какие-либо негативные последствия для общественного порядка либо для самих участников или третьих лиц (необходимость в перекрытии улиц для транспортных средств, затрудненный проход между городской инфраструктурой и необходимость регулировать людские потоки, возможные провокации противников представленной точки зрения и т. д.), то органы публичной власти должны быть поставлены в известность о проводимом мероприятии с целью организации правопорядка и предотвращения наступления таких последствий19.

Именно с этим связано существование в действующем законодательстве режима подачи организаторами уведомления о проведении публичного мероприятия в органы публичной власти.

В соответствии и с теорией, и с действующим законодательством необходимости в извещении публичных органов власти нет, если публичные мероприятия проводятся в форме собрания (хотя организаторы вправе по своему усмотрению прибегнуть к помощи властей). Это связано с основным отличительным критерием такой формы публичного мероприятия, как собрание, – местом его проведения. В соответствии с Федеральным законом от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» такие формы публичных мероприятий, как митинг и собрание, отличаются тем, что собрание проводится «в специально отведенном или приспособленном для этого месте», целью его является «коллективное обсуждение каких-либо общественно значимых вопросов»; митинг проводится «в определенном месте» и целью его являются по сути те же «актуальные проблемы преимущественно общественно-политического характера». Поскольку собрания проводятся в специальных местах, ограниченных для присутствия неопределенного количества публики, то и меры по соблюдению общественного порядка и безопасности людей возлагаются на организаторов публичного мероприятия (в некоторых случаях по договоренности они могут быть возложены на собственников (арендаторов) помещений (территорий). Предполагается, что организаторы должны и могут предусмотреть все риски, все возможные негативные последствия проведения мероприятия и в случае их наступления нести ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Однако КС РФ в указанном постановлении отметил особую общественную опасность такой формы собрания, как «религиозное собрание», обосновав необходимость подавать уведомление о его проведении: «Последствия проведения без предварительного уведомления органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления публичного религиозного мероприятия, если оно доступно восприятию другими гражданами (даже если проводится в помещении), сопоставимы с последствиями проведения несогласованного публичного мероприятия общественного характера, поскольку открытая демонстрация религиозных убеждений может раздражать или оскорблять тех, кто исповедует иную религию или не исповедует никакой религии, а проходящие вне культовых зданий и сооружений, а также специально отведенных для этого мест либо жилых помещений отдельные религиозные мероприятия в силу своей массовости – помешать нормальной работе транспорта, государственных или общественных организаций. Тем самым при определенных обстоятельствах независимо от намерений их организаторов и участников не исключается потенциальная опасность нарушения общественного порядка, а следовательно, причинения ущерба нравственному и физическому здоровью граждан, что требует должного контроля со стороны органов публичной власти, в обязанности которых входит принятие разумных мер для обеспечения мирного проведения публичных мероприятий».

Может такое случиться? Конечно. Всегда есть опасность потери контроля над проведением публичного мероприятия, могут найтись желающие злоупотребить своим правом. Но любая «преступная деятельность не может служить основанием для сворачивания свобод». Для таких случаев есть нормы административного или уголовного законодательства в зависимости от последствий инцидентов. Наличие возможности не означает юридической закономерности явления. Возможность нанесения автотранспортом серьезного ущерба как экологии, так и жизни отдельных граждан не приводит к его законодательному запрету.

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»20 (далее – Закон № 125-ФЗ) не содержит и не использует понятие «религиозное публичное мероприятие»; не определяет, но использует термины «молитвенное собрание», «религиозное собрание», «богослужение», «религиозные обряды и церемонии».

Как справедливо указывает КС РФ в рассматриваемом постановлении, дать точное определение указанным понятиям невозможно, поскольку в разных религиозных учениях эти термины имеют различное содержание. Однако очевидно, что все они связаны с культовой стороной деятельности религиозной организации.

Поскольку КС РФ ввел понятие «религиозное публичное мероприятие», то ему, вероятно, можно противопоставить «частное религиозное мероприятие», которое законодательно не регулируется. Однако большинство религиозных обрядов и церемоний имеют открытый характер, присутствовать на которых могут все желающие, поскольку большинство религиозных организаций не имеют официального членства.

Таким образом, почти все религиозные обряды и церемонии, молитвенные и религиозные собрания, богослужения можно отнести к публичным религиозным мероприятиям. Не ясен и аргумент КС РФ, признавшего религиозное собрание самым общественно опасным религиозным публичным мероприятием.

Если слишком узко толковать ст. 16 Закона № 125-ФЗ, получается, что в ч. 1 речь идет обо всем спектре культовой деятельности религиозных организаций, в ней перечислены богослужения, молитвенные и религиозные собрания, религиозное почитание (паломничество). Для этих целей религиозные организации могут иметь культовые здания и сооружения, иные места и объекты. В ч. 2 установлено, что богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно могут совершаться и в иных местах, предоставленных для этих целей. Можно ли из этих норм сделать вывод о том, что религиозное или молитвенное собрание не являются формой богослужения (или церемонии, или обряда)? Полагаем, что нет. К примеру, в баптизме (религиозное течение протестантского христианства), который распространен и в России, важным элементом религиозного культа являются собрания21.

Несмотря на указанную терминологическую неясность, КС РФ, обосновывая свою правовую позицию в данном деле, исказил норму ст. 16 Закона № 125-ФЗ. Речь идет о местах, где религиозные мероприятия могут проводиться беспрепятственно, т. е. без разрешения властей. В части 2 ст. 16 установлено, что богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях. КС РФ произвольно изменил эту норму в своем постановлении, изложив содержание ч. 1 – 4 ст. 16 Закона № 125-ФЗ следующим образом: «По смыслу названных законоположений, проведение указанных в них религиозных мероприятий в местах, специально отведенных для этих целей, или в помещениях, предоставленных для этих целей администрацией соответствующих учреждений, а также жилых помещениях не предполагает какого то ни было вмешательства органов публичной власти и не требует согласования с ними». При этом КС РФ не упомянул об «иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей», которыми могут быть любые помещения или территории, предоставленные юридическими лицами или гражданами для богослужений, проведения других религиозных обрядов и церемоний в соответствии с гражданско-правовыми договорами.

КС РФ своей правовой позицией заменил законодателя, объявил религиозное собрание общественно опасной формой публичного мероприятия, требующего согласования проведения с органами публичной власти, чем неправомерно ограничил свободу совести и свободу вероисповедания, которые закреплены ст. 28 Конституции РФ. Думается, что рассматриваемое решение КС РФ негативно повлияет на состояние регулирования права человека в Российской Федерации.

С сожалением можно констатировать тот факт, что в настоящее время юридический институт прав и свобод человека и гражданина испытывает кризис. Это проявляется и в теории, и на практике. Рассматриваемый конституционный институт не выполняет в должной мере своей основной задачи – реального функционирования такого правового механизма, в котором бы человек, его права и свободы являлись высшей ценностью; а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина стали обязанностью государства (ст. 2 Конституции РФ). Одной из причин такого положения можно назвать отсутствие современной и непротиворечивой теории ограничения прав человека, неразработанность базовых правовых понятий и определений, составляющих ее содержание, что негативным образом влияет на законодательство о правах человека, судебную и правоприменительную практику, затрудняет реализацию института конституционных прав человека в целом и на закрепление, регулирование и конституционные гарантии свободы совести и вероисповедания в Российской Федерации в частности.


Заключение

В последнее время общественными и государственными структурами ведется активная работа по разработке и распространению материалов, брошюр, инструкций, которые должны восполнить пробел в знаниях государственных чиновников, представителей правоохранительных органов и обычных граждан о различных конфессиях России. Например, недавно Общественной палатой РФ выпущена памятка сотруднику правоохранительных органов под названием «Религия и правопорядок в России». В нее вошли сведения о правовом понимании свободы совести и общая характеристика православия, протестантизма, католицизма, ислама, иудаизма и буддизма. Не вызывает сомнения ценность таких материалов как для представителей государственной власти, так и для самих религиозных организаций, которые заинтересованы в распространении объективной, научно обоснованной информации об истоках, современной истории, традициях вероучения.

Однако здесь есть и другая сторона. Почему-то при составлении подобных справочных материалов наметилась тенденция включать информацию только о так называемых традиционных, или мировых, религиях. Таким образом, создается определенный вакуум в отношении религиозных организаций, которые не попадают под это определение, например, методистов, лютеран, менонитов, молокан, мормонов и т. д. Именно отсутствие информации рождает различные мифы, непонимание и недоверие к законно действующим на территории России религиозным организациям. Это является также благоприятной почвой для конфликтов и дополнительных претензий со стороны органов государственной власти.

Как представляется, методическая литература для практических работников, имеющих непосредственное отношение к обеспечению и защите прав человека и гражданина на свободу совести, должна носить подчеркнуто правовой характер, опираться и правильно толковать конституционные принципы, обеспечивающие свободу совести и деятельность законно признаваемых религиозных объединений различных направлений.

Сейчас делаются очень важные шаги на пути объединения усилий власти, религиозных организаций, государственных и негосударственных правозащитных организаций в деле защиты свободы совести и обеспечения законных прав и интересов религиозных объединений. Проблемы соблюдения свободы совести и вероисповедания – это наиболее сложные и больные вопросы нашего современного общества, поэтому при их решении, безусловно, требуется проявление мудрости, широты и обдуманности подходов. Позитивное развитие этого процесса и его динамика во многом зависят от желания и умения развивать и укреплять сотрудничество в сфере защиты свободы совести всех заинтересованных сторон. Правозащитные механизмы призваны общими усилиями изменить положение российских граждан и отношение государства к личности.


Список использованных источников

Нормативно-правовые акты

Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2014. - № 31. - ст. 4398.

О свободе совести и о религиозных объединениях: Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2013) // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 39. - ст. 4465.

О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях: Федеральный закон от 19.06.2004 № 54-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2004. - № 25. - ст. 2485.

Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ (ред. от 04.06.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 24. - ст. 2253.

О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним: Федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 30. - ст. 3594.

О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества: Распоряжение Президента РФ от 23.04.1993 № 281-рп // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1993. - № 17. - ст. 1455.

Об утверждении Правил формирования и опубликования плана передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности: Постановление Правительства РФ от 30.12.2011 № 1226 // Собрание законодательства РФ. - 2012. - № 3. - ст. 431.

Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // Российская газета. - № 67. – 1995.

Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 12. - 1994.

Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (Принята 25.11.1981 Резолюцией 36/55 на 73-ем пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=16882.

«Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с «Протоколом [№ 1]» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), «Протоколом № 7» (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 2. - ст. 163.

Учебная литература

Александров А. Ю. Конституционное (государственное) право России. Административное право [Текст] : программа и методические указания по проведению государственного экзамена / М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. пр Административное право. Чебоксары: Изд-во Чувашского ун-та, 2013 - 67 с. - ISBN 5-94378-100-5.

Андреева Л. А. Конституционное, муниципальное и гражданское право [Текст] : теоретические и практические аспекты : коллективная научная монография / [Л. А. Андреева и др. ; редкол.: Андреева Л. А. (пред.) и др.]. Новосибирск: СибАК, 2013 - 111 с. - ISBN 978-5-392-01265-7.

Дудко И.Г. Конституционное право. Учебно-методический комплекс. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. 2008. – 450 с. - ISBN 978-5-4396-0552-1.

Комкова Г. Н. Конституционное право Российской Федерации [Текст] : учебник для бакалавров : учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки 030501 (021100) «Юриспруденция», по специальностям 030501 (021100) «Юриспруденция», 030505 (023100) «Правоохранительная деяте. Москва: Юрайт, 2013 - 457 с. - ISBN 978-5- 9916-2724-5.

Лебедев А.Н. Конституционное право. Учебно-методическое пособие. Москва. 1996 г. – 62 с. - ISBN 5-7975-0638-6.

Опубликован доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека за 2007 год [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.sova-center.ru/religion/news/community-media/right-protection/2008/02/d12642/.

Материалы судебной практики

По делу о проверке конституционности положений пункта 5 статьи 16 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и пункта 5 статьи 19 Закона Республики Татарстан «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 05.12.2012 № 30-П // Собрание законодательства РФ. - 2012. - № 51. - ст. 7324.


Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Гарантии прав и свобод человека

система условий, обеспечивающих удовлетворение благ и интересов человека и гражданина.

2

Гражданин

это лицо, находящееся в устойчивой правовой связи с определенным государством.

3

Институт прав человека

это важнейший институт конституционного права. Исходное начало формирования правового статуса человека - принадлежность лица к гражданству определенного государства, из которого непосредственно вытекает его праводееспособность.

4

Конституционно-правовая ответственность

это одна из форм юридической ответственности, наступающая за нарушение конституционных норм.

5

Конституционно-правовая политика

это научно обоснованная, последовательная и системная деятельность государственных и негосударственных структур по созданию эффективного механизма конституционно-правового регулирования, оптимизации конституционно-правового развития конкретной страны; деятельность, связанная с выработкой и осуществлением юридических идей стратегического плана, в принятии, совершенствовании и реализации Конституции и конституционного законодательства.

6

Конституционно-правовые нормы

это общеобязательные правила поведения, установленные государством и направленные на урегулирование соответствующих общественных отношений, осуществляющихся в конституционно-правовой сфере.

7

Конституционно-правовые отношения

это наиболее значимые для общества массовые отношения, направленные на осуществление государственной власти и суверенитета народа, а также на достижение свободы личности, урегулированные нормами конституционного права.

8

Конституционное право

это ведущая отрасль права, представляющая собой упорядоченную совокупность юридических норм, закрепляющих и регулирующих общественные отношения в сфере обеспечения прав и свобод человека и учреждающих в этих целях определенную систему государственной власти.

9

Конституционность

это соответствие Конституции как высшему (основному) закону государства норм и положений всех других правовых актов государства, а также действий органов публичной власти и граждан.

10

Конституционные принципы

это руководящие идеи, лежащие в основе всего содержания конституции определенной страны.

11

Религия

учение о связи человека с Богом.

12

Свобода вероисповедания

право исповедовать и практиковать любую религию. Исторически значение термина расширялось и в настоящее время свобода вероисповедания обычно понимается также как право не исповедовать и не практиковать никакой религии, проповедовать религиозные или другие мировоззрения и/или пропагандировать отказ от них.

13

Свобода совести

естественное право человека иметь любые убеждения. Свобода совести – более широкое понятие, чем свобода вероисповедания.


Приложение А

На основании анализа положений российской Конституции, относящихся к проблемам свободы совести (статей 17, 19, 23, 28, 29, 59), можно выделить следующие принципы, важные для утверждения религиозной свободы:

право на исповедание любой религии;

право не исповедовать никакой религии;

право менять свои религиозные убеждения;

право распространять свои религиозные убеждения;

равенство прав граждан вне зависимости от их религиозной принадлежности или непринадлежности;

равенство всех религий перед законом;

право на альтернативную гражданскую службу;

отсутствие какого бы то ни было принуждения в отношении исповедания или неисповедания религии;

невмешательство государства во внутренние (богослужебные, канонические) дела церкви;

невмешательство церкви в дела государства.


Приложение Б

1 Александров А. Ю. Конституционное (государственное) право России. Административное право. Чебоксары: Изд-во Чувашского ун-та, 2013 – С. 33.

2 Лебедев А.Н. Конституционное право. М.: 1996 г. – 23.

3 Александров А. Ю. Конституционное (государственное) право России. Административное право. Чебоксары: Изд-во Чувашского ун-та, 2013 – С. 34-35.

4 Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // Российская газета. - № 67. – 1995.

5 Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 12. - 1994.

6 Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (Принята 25.11.1981 Резолюцией 36/55 на 73-ем пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=16882.

7 «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с «Протоколом [№ 1]» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), «Протоколом № 7» (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 2. - ст. 163.

8 Александров А. Ю. Конституционное (государственное) право России. Административное право. Чебоксары: Изд-во Чувашского ун-та, 2013 – С. 36.

9 О свободе вероисповеданий: Закон РСФСР от 25.10.1990 № 267-1 (ред. от 27.01.1995) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. - 1990. - № 21. - ст. 240 // Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ.

10 Александров А. Ю. Конституционное (государственное) право России. Административное право. Чебоксары: Изд-во Чувашского ун-та, 2013 – С. 37.

11 Опубликован доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека за 2007 год [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.sova-center.ru/religion/news/community-media/right-protection/2008/02/d12642/.

12 Комкова Г. Н. Конституционное право Российской Федерации. Москва: Юрайт, 2013 – С. 111.

13 Дудко И.Г. Конституционное право. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. 2008. – С. 201.

14 Комкова Г. Н. Конституционное право Российской Федерации. Москва: Юрайт, 2013 – С. 112-113.

15 Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации: Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ (ред. от 04.06.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 24. - ст. 2253.

16 Дудко И.Г. Конституционное право. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та. 2008. – С. 203.

17 Комкова Г. Н. Конституционное право Российской Федерации. Москва: Юрайт, 2013 – С. 115.

18 По делу о проверке конституционности положений пункта 5 статьи 16 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и пункта 5 статьи 19 Закона Республики Татарстан «О свободе совести и о религиозных объединениях» в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 05.12.2012 № 30-П // Собрание законодательства РФ. - 2012. - № 51. - ст. 7324.

19 Андреева Л. А. Конституционное, муниципальное и гражданское право. Новосибирск: СибАК, 2013 – С. 67.

20 О свободе совести и о религиозных объединениях: Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. от 02.07.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2013) // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 39. - ст. 4465.

21 Комкова Г. Н. Конституционное право Российской Федерации. Москва: Юрайт, 2013 – С. 116.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
5224. Денежная система Российской Федерации. Теория и практика использования лизинга в России и за рубежом 284.51 KB
  Понятие и виды денежной системы Российской Федерации. Выпуск денег в России. Денежный оборот в РФ. Основные элементы денежной системы РФ. Организация управления денежной системой в Российской Федерации. Целью данной работы является анализ денежной системы Российской Федерации. Для выполнения поставленной цели определены следующие задачи...
6825. Свобода совести и вероисповедания в РФ 7.64 KB
  Важной сферой личных прав и свобод человека и гражданина являются свобода мысли и слова право свободно искать получать передавать производить и распространять информацию любым законным способом ст. Свобода слова означает безусловное право человека делать свои мысли убеждения и мнения общественным достоянием. Это обеспечивается не только гарантиями самой свободы слова но и правом свободно передавать производить и распространять информацию запретом цензуры...
13970. Правотворческая практика Российской Федерации 27.25 KB
  Как известно каждое государство имеет стремление и одной из своих целей ставит урегулирование общественных отношений путём создания функционирующей законодательной базы. Объектом исследования данной курсовой работы является правотворческий процесс в Российской Федерации.
12677. Гарантии прав личности в системе уголовного процесса Российской Федерации 26.84 KB
  Гарантии прав человека: понятие содержание и место в системе уголовнопроцессуальных гарантий 2. Уголовнопроцессуальная деятельность как основная гарантия прав и интересов личности 3. Соотношение правовых и фактических возможностей личности и государства в защите своих интересов 4.
20768. Проблемы реализации и защиты основных социальных прав человека и гражданина в Российской Федерации 40.56 KB
  Конституционно-правовая природа социальных прав понятие и особенности основных социальных прав человека и гражданина в Российской Федерации. Виды конституционных социальных прав человека и гражданина в Российской Федерации. Проблемы реализации и защиты основных социальных прав человека и гражданина в Российской Федерации. Принципы реализации социальных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации...
696. Ценные бумаги и векселя как объекты экономических прав и свобод в Российской Федерации и мире 55.26 KB
  Ценные бумаги - необходимый атрибут всякого рыночного хозяйства. Ранее во внутреннем гражданском обороте находилось лишь минимальное количество ценных бумаг...
7032. Бюджетное устройство Российской Федерации. Бюджетный процесс в Российской Федерации 165.21 KB
  Правовое регулирование деятельности органов власти в области бюджета. Понятие исполнения бюджета. Правовое регулирование деятельности Центрального банка РФ Федерального казначейства по кассовому исполнению бюджета органов Министерства по налогам и сборам по бюджетным вопросам. Права представительных органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления по контролю за исполнением бюджета.
13005. Прием гражданства Российской Федерации. Удостоверение гражданина Российской Федерации 3.23 MB
  Гражданство – это принадлежность человека к государству, следствием чего является распространением на него основных прав, обязанностей, установленных законодательством государства, это одно из необходимых условий, при котором человек получает права и свободы и может исполнять законы, обязанности, установленные государством
4929. Теория и практика расследования вымогательства и мошенничества 34.59 KB
  Общая характеристика расследования вымогательства. Типичные следственные ситуации на первоначальном этапе расследования и основные пути их разрешения. Планирование расследования в зависимости от складывающихся типичных ситуаций. Общая характеристика расследования мошенничества.
18475. Теория и практика слияний и поглощений в Казахстане 341.83 KB
  В последние годы банковские системы как развитых так и прогрессирующих стран стали участниками процесса реструктуризации интеграции и консолидации капитала что в корне изменило тезисы банковского бизнеса. Таким образом востребованость дипломной работы состоит в том что для предприятий осуществляющих свою производственную действие в конкурентной борьбе нужно результативно приспособиться к быстро изменяющимся рыночным условиям. Помимо того банки как энергичные участники рынка также нуждаются в новых спецтехнологиях улучшении систем и...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.