Правовой нигилизм и правовой идеализм как факторы, замедляющие развитие гражданского общества в России, и задачи правовой культуры в их преодолении

Правовая действительность диктует необходимость обсуждения просчетов в политике государства для дальнейшего совершенствования правового сознания россиян и определения социально-психологических причин возникновения в обществе феномена правового нигилизма. Надо сказать, что внедрение правового нигилизма в правосознание молодых россиян ставит вообще под сомнение идею реализации правового государства в России.

2015-08-28

465.78 KB

15 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

[1] Содержание

[2] Введение

[3] 1 Правовой нигилизм в современной России: причины распространения и пути преодоления

[4] 1.1 Правовой нигилизм и правосознание россиян

[5] 1.2 Истоки и предпосылки для возникновения правового нигилизма в России

[6] 2 Правовой нигилизм и правовой идеализм как факторы, замедляющие развитие гражданского общества в России, и задачи правовой культуры в их преодолении

[7] 2.1 Правовой идеализм и его причины

[8] 2.2 Правовой идеализм как оборотная сторона правового нигилизма

[9] Заключение

[10] Глоссарий

[11] Список использованных источников

[12] Приложение А

[13] Приложение Б


Введение

Становление истинно гражданского общества, сопровождающееся принятием права в качестве общечеловеческой ценности и данности, должно идти параллельно с осознанием необходимости поставить пределы произволу чиновников, подчинение правовых институтов, государства в целом правилам, обеспечивающим гражданам свободу и безопасность.

Правовая действительность диктует необходимость обсуждения просчетов в политике государства для дальнейшего совершенствования правового сознания россиян и определения социально-психологических причин возникновения в обществе феномена правового нигилизма. Надо сказать, что внедрение правового нигилизма в правосознание молодых россиян ставит вообще под сомнение идею реализации правового государства в России.

Следует сказать, что именно традиции восприятия правовых предписаний и их требований прямо или косвенно влияют на формирование правового сознания молодого поколения. «То, что мы есть сегодня, порождается тем, что мы мыслили вчера, а наши сегодняшние помыслы порождают нашу завтрашнюю жизнь»,– говорили философы Востока. К этому можно добавить слова К. Маркса, который писал: «...традиции всех мертвых поколений тяготеют...над умами живых».

Таким образом, целью курсовой работы является анализ причин правового нигилизма и правового идеализма.

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

- рассмотреть особенности правового нигилизма и правосознания россиян;

- охарактеризовать истоки и предпосылки для возникновения правового нигилизма в России;

-исследовать правовой идеализм и его причины;

- проанализировать правовой идеализм как оборотная сторона правового нигилизма.

Объектом данной работы являются правовой нигилизм и правовой идеализм как формы деформации правосознания, прямо или косвенно сдерживающие процесс построения правового государства.

Предметом исследования являются источники и причины данных явлений, пути их преодоления.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения, глоссария, списка использованной источников и приложений.


1 Правовой нигилизм в современной России: причины распространения и пути преодоления

1.1 Правовой нигилизм и правосознание россиян

Какова все же причина кризиса правовых ценностей современного социума – поступки современников или традиции прошлых поколений? В чем причина угасания самосознания русского народа?

Л. М. Ганцева по этому поводу пишет: «Уважение к праву и закону, вошедшее в нравы и образ жизни россиян, является важнейшей характеристикой правосознания. Но наряду с уважением к закону в правовой психологии многих граждан и целых групп может преобладать неуважение к закону, пренебрежение им. Такое отрешение получило название правового нигилизма, это правосознание со знаком минус (Приложение А). Его предельная степень – это криминальное сознание, то есть психологическая установка на совершение преступления. Более мягкие формы правового нигилизма выражаются в недоверии к закону со стороны простых граждан и в пренебрежении им со стороны представителей власти»1.

Далее автор определяет правовой нигилизм как состояние общественного сознания, для которого характерны юридическая некомпетентность (отсутствие правовых знаний); негативная оценка права (отрицание его социальной ценности); распространенность навыков и стереотипов неправового и противоправного поведения. Правовой нигилизм следует рассматривать как проявление определенных негативных, «порочных» сторон правосознания, носители которого резко отрицательно и критически относятся к требованиям соблюдения и уважения закона. В таком случае? с одной стороны, правовой нигилизм можно назвать антиподом понятия законности, поскольку именно законность в правосознании как раз и реализуется в рамках соблюдения и уважения права, упрочения правопорядка, а также в уяснении ценностной роли права.

С другой стороны, правовой нигилизм и законность включаются в сферу духовной жизни общества, и, значит, в сферу правового сознания.

Правовой нигилизм, являясь опаснейшим социальным явлением, в то же время – неотъемлемый атрибут переломных переходных моментов (этапов) государственности (государства). Причем правовой нигилизм как «высокомерно – пренебрежительное, снисходительно – скептическое восприятие права, оценка его не как базовой, основополагающей идеи, а как второстепенного явления в шкале человеческих ценностей» более опасен при праве востребованном, чем при невостребованном2.

Сущность правового нигилизма заключается не только в отрицательном отношении к вероятности юридических установлений для отлаживания жизнедеятельности общества, но, что самое страшное и пугающее, вселяет неверие в высокое предназначение, потенциал и необходимость (в конце концов) права, умаляет при этом значимость правовых предписаний и установок.

Следовательно, отторгая право, правовой нигилизм приближает состояние правового отчуждения, и, представляя собой особое духовное состояние личности и общества в целом, которое включает некую негативную установку, он проявляется в конкретных действиях, «вживается» в традиции, вкрадывается (вкрапливается) в менталитет народа, правопорядок. «Потеря», «падение» права в общественном мнении, в умах людей – его бессилие перед сложными и жестокими (жесткими) реалиями жизни, снижение престижа права, утрата былой веры в него как в универсальное действующее средство разрешения социальных проблем.

Следует отметить, что явление правового нигилизма отнюдь не является характерным только для стран с «неразвитой» правовой (юридической) культурой, оно присуще и для стран (государств) с устойчивым демократическим режимом, с высоким (или с достаточно высоким) уровнем правовой культуры.

Таким образом, искаженные представления о сущности права, «нарушение духа закона индивидами» имеют место при любой правовой системе.

Говоря о природе русского нигилизма, можно вспомнить славянофилов, которые считали, что разные исторические судьбы России и Запада привели к тому, что в России, строящей свою жизнь на началах религиозных и нравственных, православие первично (изначально) несло идею обязанности, а не права, и Русь шла скорее «к справедливости, чем к законности, к правде, чем к праву», уповая при этом на то, что на Руси «коли все законы пропали, только бы люди правдою жили».

Генезис русского правового нигилизма имеет глубокие корни. Можно с уверенностью сказать, что русскому правовому нигилизму много веков.

В юридической литературе имеется несколько точек зрения относительно форм русского правового нигилизма. Так, некоторые авторы предлагают разграничивать легистский (т.е. юридический) и правовой нигилизм, где закон и право однопорядковые, но не всегда совпадающие по своему содержанию понятия: закон не всегда является отражением права, а право не всегда излагается в законах. Здесь можно говорить о разграничении такого явления, как неприязнь, отвержение юридических установлений, явление неприятия правовых идей, принципов, при этом если первое может стать препятствием в межличностном общении людей, то второе – гораздо более опасное и коварное явление, свидетельствующее о глубине выхолащивания национального правосознания.

Другие авторы принимают соотношение социального и правового нигилизма как общего и частного, причем социальный нигилизм может выражаться в плюралистичных проявлениях.

В литературе имеется утверждение, что правовой нигилизм как объективное явление в России существует в двух формах: идеологической и практической. Первая предполагает взаимосвязь и соотношение между правовыми требованиями и моральными стандартами, где «право может рассматриваться как низший предел или определенный минимум нравственности». Такое определение мы находим у многих авторов, но оно слишком примитивно для такого универсального и уникального явления, как право. Для нас ближе высказывание, что «нравственное начало должно стать выше, чем юридическое». Практическая форма правового нигилизма, в свою очередь, авторами делится на ведомственный и обыденный уровни. Именно последняя форма правового нигилизма ставит целью отказ от престижа «старой и вечной» нравственности, при этом мировоззренческие установки, базирующиеся на исключительной вере в собственные резервы личности, являются цензором их поступков3.

Однако необходимо отметить, что, несмотря на все негативные качества, нигилизм как одна из форм мироощущения и социального поведения может иметь и относительно положительные стороны. Н. Бердяев писал, что в нигилизме было заложено огромное положительное значение в части освобождения его от суеверий, предрассудков, для «здоровой реакции против бесплодной романтической мечтательности, бездейственности, лености, эгоистического замыкания в себе».

Все же на сегодняшний день тревогу вызывает состояние правосознания молодежи – ей принадлежит будущее, и от соотношения ее правосознания и поведения в обществе и частной жизни зависит судьба государства. Правовое поведение, основанное на знании законов, правовой культуре, передовом мировоззрении, патриотизме и гражданской ответственности, должно быть нормой жизни молодежи в правовом государстве. Пока же общество, в том числе и молодое поколение, во многом руководствуется отсталыми понятиями о роли личности в истории мира, о роли и месте права в иерархии ценностей человека, о долге перед грядущими поколениями. Рост общей и правовой культуры идет медленно, темпы его могут возрасти лишь при условии активной борьбы с нигилизмом в сознании молодежи, постоянной заботы о повышении участия в переустройстве жизни общества на принципах свободы и демократии.

К сожалению, нынешнее положение не вселяет уверенности в том, что в ближайшее время в правосознание людей внедрится уважение, почитание права. А для этого, по меньшей мере, надо юридически образовывать людей, ибо «народ, не знающий законов своей страны, ведет неправовую жизнь или довольствуется самодельными и неустойчивыми зачатками права. Люди, не ведающие своих обязанностей, не в состоянии и блюсти их».

Таким образом, мы можем говорить о процессе так называемой деформации (ущербности) правосознания под гнетом правового нигилизма.

1.2 Истоки и предпосылки для возникновения правового нигилизма в России

По мнению современных авторов и многих российских мыслителей и общественных деятелей предыдущих эпох правовой нигилизм в России – это устойчивое самовоспроизводящееся явление, характерное для большей части российской истории.

Правовой нигилизм, несомненно, есть явление, связанное с кризисом правосознания, который возникает в знаковые, переходные моменты, когда происходит ломка старых парадигм и стереотипов, относящихся к правовым явлениям, и становление новых (Приложение Б).

Но изучая историю России, можно заметить, что правовой нигилизм находился на стабильно высоком уровне и в стабильное время, когда значительных изменений правовой и социальной системы не происходило4.

Таким образом, можно сделать вывод о наличии объективных причин и условий для возникновения и развития нигилизма, слабо зависящих от переходных процессов происходящих в обществе.

К таким предпосылкам деформации правосознания и возникновения правового нигилизма известный юрист дореволюционной эпохи Иван Алексеевич Ильин относил следующие моменты:

1. Размеры территории. Большая территория государства предполагает сильную потребность в централизации власти и лояльном отношении к ней народа. Чем больше территория государства, тем большее значение имеет применение оперативных, то есть преимущественно командно-административных методов управления. Все это способствует приоритету личной воли субъекта управления над положениями нормативно-правовых актов.

2. Плотность населения. Высокая плотность населения предполагает, в том числе и на бытовом уровне, необходимость учитывать интересы других людей. В России же с ее огромной территорией и наличием свободного места для поселения всегда существовала возможность и практика жить, не оглядываясь на чужое мнение.

3. Державные задачи государства: чем грандиознее державные задачи государства, тем меньше понятны они для основной массы граждан этого государства, тем сильнее проявляется равнодушие и формализм при их исполнении.

4. Хозяйственные задачи страны: чем они примитивнее, тем меньшие требования предъявляются к уровню правосознания, наоборот, чем сложнее задачи страны, тем развитие правосознание.

5. Национальный состав страны. Национальная однородность, общность культурных ценностей создают благоприятную почву для развития в стране правосознания. Наоборот, многонациональность государства, многоукладность существующих в нем правовых систем, различные основания и условия включения в него новых территорий и народностей, как это было в России, создают значительные проблемы для формирования устойчивого общего правосознания и ментальности.

6. Религиозный состав страны. Религиозная однородность облегчает коммутативные связи в обществе, выработку принципов, ориентиров, решений, удовлетворяющих и понятных большинству населения. Обилие же исповеданий и сект – опасность для общественного порядка и государственной власти.

7. Социальный состав. Однородный социальный состав способствует консолидации общества, которое, имея общие ценности, лояльно относится к власти.

Истоки нигилизма в российском обществе следует искать в далеком прошлом. На протяжении долгого времени право в России считалось наименее совершенным способом регулирования общественных отношений. Вообще, нигилизм в разное время был свойственен разным обществам, но у нас значительное влияние на его появление оказала православная церковь и православная религия. Не следует думать, что на

это повлияли низкое моральное состояние церковной верхушки и ее почти полное подчинение государственной власти. Здесь сыграло свою роль доктринальное учение восточного христианства.

Так, согласно Основам социальной концепции Русской Православной Церкви, задача права вовсе не в том, чтобы лежащий во зле мир обратился в Царствие Божие, а только в том, чтобы он до времени не превратился в ад.

И в отличие от католической церкви, всегда уделявшей большое внимание праву, в РПЦ такой практики не было5.

В православии особое значение придавалось мнению, что природе человека изначально свойственны некие этические принципы, выступающие как исконные нравственные начала, выполняющие функцию регулятора общественных отношений. Поэтому право преимущественно рассматривалось как нравственность.

Согласно этому мнению, право не может быть поставлено рядом с такими духовными ценностями, как истина, нравственное совершенство, религиозная святыня: значение его более относительно, его содержание создается отчасти изменчивыми экономическими и социальными условиями.

За призывом к нравственному совершенству в поисках правды и справедливости авторами православной догматики был оставлен без внимания практический к ним путь, ответ на который и дает право.

Общественное мнение, сформированное под влиянием таких установок, не отличалось в лучшую сторону своим отношением к праву. Несмотря на наличие развитой правовой техники, сильной юридической науки на уровне самых высоких мировых стандартов, высокого значения юридических профессий, ни в одной стране мира не было столько идеологических течений, отмеченных безразличием к праву, нигде не было такого дефицита правосознания, низкой правовой культуры, активного антиюридизма. Ни один россиянин, независим от национальной принадлежности как психологический тип не склонен полагаться ни на право, ни на интеллектуальную логику, т. к. они для него внечеловечны. Российский менталитет сам по себе неформальный, вступает в противоречие формальному праву.

Из истории Росии можно понять, что нигилизму, в том числе правовому, значительно способствовали коренные изменения общественного строя, происходившие в последние сто – сто пятьдесят лет: революция, перестройка с ее «войной законов», этнические конфликты, падение государственной дисциплины, противостояние исполнительной и законодательной властей и т. п. Это прежде всего ближайшее прошлое – 70 лет режима, который не жаловал право и нанес по нему немало ударов. Именно при этом режиме, не оставлявшем шансов для правовой культуры, сформировалось то поколение людей, которое сегодня призвано формировать правовую государственность6.

Все эти обстоятельства и обусловили нынешнее состояние и проблемы правовой идентичности.

Принцип диктатуры пролетариата как власти, не связанной и не ограниченной законами, воспринимать куда проще, чем более сложное соотношение диктатуры, демократии и права. Существовала также определенная идеологическая инверсия, когда неприятие буржуазного права как средства закрепления эксплуатации и неравенства классов было перенесено на право как таковое. Свою роль сыграла и формула об отмирании права, стремление оперативно решать все вопросы командно-административными методами.

Традиционный, идущий из прошлого, антиюридизм и теория отмирания права были опасным сочетанием.


2 Правовой нигилизм и правовой идеализм как факторы, замедляющие развитие гражданского общества в России, и задачи правовой культуры в их преодолении

2.1 Правовой идеализм и его причины

Наравне с правовым нигилизмом существует и такое явление как правовой идеализм, или правовой фетишизм. Суть его в том, что множество людей сохраняют наивную веру во всемогущество одного только принятия закона.

Повсеместно слышны настойчивые требования срочного принятия того или иного закона, как будто это позволит моментально разрешить все проблемы. Собственно это и влечет за собой принятие массы бездействующих законов и, в свою очередь, приводит к усилению правового нигилизма в обществе. Это еще одна крайность в установках неразвитого и некомпетентного массового правосознания, такая же опасная, как и правовое безверие7.

Что же касается юридической необразованности населения, попросту говоря,

массового незнания законов, то незнание – это еще не отрицание и потому оно не является признаком правового нигилизма. Другое дело – намеренное отвергание права, осознанное нежелание получать правовую информацию. Но в этом случае незнание законов – это уже лишь одна из характеристик правового нигилизма.

В сущности, в культуре правовой нигилизм может проявляться в двух формах.

Идеологическая форма правового нигилизма проявляется в существовании теоретических концепций, доказывающих и обосновывающих несостоятельность права как социального регулятора, подрывающих его аксиологические основания. Таковы были попытки отечественных правоведов сталинского периода подвести идейно-теоретическое обоснование под репрессии, настаивая на малоценности прав отдельных личностей в сравнении со сверхценностью классовой борьбы и будущего бесклассового общества. На уровне обыденной социальной практики эти идеи находят свое воплощение в противоправных в абсолютном смысле действиях, «что часто выливается в террор государства против своего народа, в многомиллионные жертвы среди населения, в превращение правящей элиты в конечном счете в преступную клику (вот почему становится закономерной и легкой опора государственных органов и должностных лиц, например, органов безопасности, тюремной администрации и т.д., в проведении государственной политики на уголовные элементы)».

Правовой нигилизм можно классифицировать на ведомственный и обыденный. Оба вида связаны между собой, и трудно однозначно сказать, какой из них порождает другой. С одной стороны, носитель нигилистических правовых установок, попадая во власть, продолжает им следовать и даже получает новые возможности для развития бюрократического проявления данной аномалии. Но с другой стороны, нельзя не видеть и того, что ведомственный правовой нигилизм существует и сам по себе – это такое автономное явление, сами корни которого заложены в управленческой системе8.

Важным фактором, способствующим разрастанию ведомственного правового нигилизма, является безнаказанность. Исследователь проблемы В. Туманов приводит следующий пример: нередко в прессе появляются различные статьи, прямо разъясняющие технологии того, как можно обойти тот или иной закон. Но до сих пор ни разу ни авторы подобных «инструкций», ни издания, их опубликовавшие, не понесли за свою деятельность никакой ответственности.

Многие исследователи сходятся в том, что одним из источников правового нигилизма является политический радикализм с его характерными чертами – некритической уверенностью в собственной правоте, решительностью, граничащей с бездумностью. В современных условиях, характеризующихся значительным усложнением политической жизни, действие радикалистских политических установок просто опасно. Оно порождает элементы конфронтации в тех областях, в которых она особенно нежелательна. Политический экстремизм групп, преследующих свои корыстные интересы и пренебрегающих при этом правом, становится все более ощутимым, влияя, тельным и опасным. В погоне за идеалом, достичь которого хочется наикратчайшим путем, больше всего страдают обычные люди. Они рассматриваются всего лишь как «игрушки социально-исторических обстоятельств, которые, к тому же можно создавать произвольно». Так или иначе, политический радикализм имеет место и является; благодатной почвой для развития правового нигилизма, поскольку порождает правовой вакуум, правовое бескультурье, правовую неопределенность и даже противоправие как социальную практику.

Правовой радикализм как установка общественного сознания в данном случае так переворачивает ситуацию, что нарушение права начинает восприниматься почти как положительное явление, как проявление свободы. Формируется не только неприязнь по отношению к действующей системе права, а в целом под сомнение ставится возможность правовой регламентации общественных отношений. Право понимается только как средство достижения целей.

2.2 Правовой идеализм как оборотная сторона правового нигилизма

В практической жизни люди часто сталкиваются с различными проявлениями правового нигилизма. Это понятие постоянно у всех на слуху, не сходит со страниц печати, с телеэкранов. В какой-то мере к нему даже привыкли, ибо он стал обычной нормой поведения, «образом жизни». Гораздо меньше говорят и пишут о правовом идеализме, который не столь глубоко проник в массовое сознание людей и в повседневный быт. Большинство граждан, наверное, и не подозревают о его существовании, не знают, что это такое. Между тем вред от правового идеализма ничуть не меньше, чем от правового нигилизма. Осознается это, как правило, потом, когда его негативные последствия становятся очевидными.

Надо сказать, что само понятие правового идеализма до некоторой степени условно. Термин «идеализм» употребляется в данном случае не в сугубо философском смысле (определенное мировоззрение), а в значении «идеализация», «идеалист», «идеальный», под которым обычно подразумеваются отрыв от действительности, наивность, романтизм, мечтания о прекрасном, но не реальном. Это те случаи, когда о ком-то говорят: «Он неисправимый идеалист». Явление, о котором идет речь, сродни «маниловщине», пустым фантазиям.

Подобного рода идеализм так или иначе проявляется во всех сферах жизни общества, в том числе правовой, что и дает основание называть его правовым, или юридическим, в противоположность правовому (юридическому) нигилизму. Разумеется, можно говорить также о политическом, моральном и других видах идеализма. Что все это означает на практике, покажем на конкретных примерах из недавней советской и постсоветской истории9.

Известно, что в коммунистические времена излюбленным методом руководства «широкими трудящимися массами» было провозглашение громких политических лозунгов и починов, принятие «исторических», «судьбоносных», «эпохальных» решений и постановлений о дальнейшем развитии, повышении, усилении, укреплении чего-либо. Насаждался своего рода культ всевозможных пятилетних и более отдаленных планов и программ, безоглядная вера в их магическую силу. И все они, как правило, переводились на язык законов, которые из-за этого сильно напоминали съездовские партийные резолюции.

Устанавливались даже сроки окончательного достижения мечты о светлом будущем, т. е. идеальном счастливом обществе. Дутые лозунги, инициативы, обещания были призваны вдохновлять людей «на подвиги». Говоря словами Герцена, идеология ставилась выше фактологии. Строительство воздушных замков (точнее, бумажных) помогало жить в мире иллюзий. Однако действительность быстро разрушала эти эфемерные храмы и возвращала в мир суровых реальностей.

Инерция политического и правового идеализма была затем продолжена и даже в известной мере усилена форсированными, но бессистемными планами «перестройки» страны во второй половине 1980-х гг. Одним из печальных примеров юридического идеализма и крайнего субъективизма может служить так называемое «антиалкогольное законодательство», с помощью которого тогдашние советские лидеры попытались одним махом покончить с такой сложнейшей социальной и морально-психологической проблемой, как пьянство. Что из этого получилось, хорошо известно10.

Столь же сумбурными, во многом авантюрными были многие прожекты мгновенного преобразования России в 90-х гг. минувшего века, т. е. уже в период реформации. В этих планах ставились цели, для достижения которых западным странам понадобились столетия. Но хотелось сделать все сразу и как можно быстрее. Реальные возможности мало кого тогда интересовали. Причем сделать надо было, как «у них», без учета российских традиций и специфики. В результате многое попросту не приживалось на отечественной почве.

Существовала даже весьма популярная в то время программа под названием «500 дней». Именно за такой срок предполагалось трансформировать «развитой социализм» в «развитой капитализм», обеспечить переход от плановой экономики к экономике рыночной. А заодно сломать через колено менталитет упомянутых «народных масс», привыкших жить в другой системе координат. Аналогичным по сути был и отчаянный призыв Егора Гайдара в начале реформ: «Надо лишь крепко зажмуриться и прыгнуть в неизвестность». «В неизвестность» – значит, наобум, куда кривая вывезет. Никакого плана не было, кроме сильного «хотения и желания» по-большевистски изменить, поломать все во что бы то ни стало.

Как ни удивительно, но находились люди, которые верили в подобные чудеса. Это был идеализм в чистейшем виде, помноженный на волюнтаризм. И все выдвигавшиеся идеи пытались осуществить не в последнюю очередь с помощью права, законов, указов, правительственных постановлений, словом, «декретов». При этом в период правления Б. Ельцина доминирующим среди всех нормативных актов было так называемое « указное право», основанное на единоличной, ничем не связанной воле. Поскольку романтическим планам в намеченные сроки не суждено было сбыться, поэтому и « романтическое право» вместе с ними потерпело фиаско – оно оказалось чисто бумажным, вера в него была утрачена или, во всяком случае, подорвана.

Конечно, жизнь не оставалась вне всякого правового регулирования. Действовали кодексы, Конституция, старые и новые (относительно реальные) юридические нормы. Но в целом российское законодательство того периода представляло собой «лоскутное одеяло», сотканное из сплошных противоречий. Бушевала война законов и властей, союзные и российские структуры находились в перманентном противоборстве. Советская система распалась, но на ее месте ничего устойчивого еще не сложилось. Реформы проходили трудно и бестолково. Именно это обстоятельство дало основание А. И. Солженицыну заявить: «Россия выбирается из коммунистического болота самым нелепым путем».

Питирим Сорокин (философ, социолог, публицист) перед тем, как отправиться в изгнание на печально знаменитом «философском пароходе», глядя, что большевики «рушат все до основания», писал: «Хорошо и прочно строится только то, что строится исподволь и постепенно, а не путем конвульсивных разрушений всего старого дочиста»11.

То же самое происходило и в общественном сознании, в частности правовом, которое было крайне неоднородным, деформированным, сумбурным. В нем содержались как прежние, устаревшие стереотипы, так и новейшие веяния и тенденции, отражались неустоявшиеся умонастроения различных слоев и групп населения, не успевавшего « переваривать» возникшие в стране катаклизмы. Смена социальных и идеологических ориентиров для большинства граждан оказалась неожиданной и болезненной. Отсюда – мешанина в сознании. Таким оно в значительной мере остается до сих пор.

Среди множества противоречий, раздирающих сегодня российское общество, наблюдается и такое, как парадоксально-причудливое переплетение, с одной стороны, тотального правового нигилизма, а с другой – наивного правового идеализма. Как ни странно, оба эти явления, казалось бы разновекторные и несовместимые, мирно уживаются и образуют вместе общую безрадостную картину политико-юридического бескультурья.

В первом случае законы откровенно не уважаются, игнорируются, нарушаются; во втором, напротив, им придается значение некой чудодейственной силы, способной одним махом разрешить все наболевшие проблемы. Массовое сознание требует принятия все новых и новых законов чуть ли не по каждому вопросу. Указанные крайности – следствие многих причин, без преодоления которых идея правового государства неосуществима12.

Если правовой нигилизм в самом общем плане означает отрицание или недооценку права, то правовой идеализм – его переоценку, идеализацию. Оба эти явления питаются одними корнями – юридическим невежеством, незрелым правосознанием, дефицитом политико-правовой культуры. Подобные феномены, несмотря на их, как уже отмечено, противоположную направленность, в конечном счете смыкаются и образуют как бы «удвоенное» общее зло. Иными словами, перед нами «две стороны одной медали».


Заключение

В России деформация правосознания имеет (приобретает) по меньшей мере, две формы. Первая – это правовой негативизм, то есть осознанное игнорирование требований закона, проявляющееся в скептическом отношении к праву, вплоть до полного неверия в его возможности. Такое отрицание может выражаться в завуалированной форме или носить ярко выраженный, открыто-агрессивный характер, и в каждом отдельном случае имеет свое обоснование: политические соображения, нежелание брать на себя ответственность, самонадеянность, уверенность в собственной безнаказанности и т.п. Чаще всего имеет место правовой нигилизм, пронизывающий общественное сознание людей в скрытой, завуалированной форме, выраженной в юридической некомпетентности, низкой правовой грамотности субъекта права (индивида, личности), связанной с отсутствием в той или иной мере (степени) у него конкретных правовых знаний, навыков. И тогда мы имеем дело с субъектом права, не знающим своих прав. А это угроза – иметь в дальнейшем «неправового субъекта».

Второй формой правового нигилизма является правовой инфантилизм, который выражается в пробельности, недоразвитости и несформированности правовых взглядов, установок, знаний, представлений. Все эти проявления правовой безграмотности вполне можно называть антикультурой. Наиболее опасным проявлением данного феномена надо считать цинизм – откровенное, вызывающе-презрительное отношение к общепринятым правилам поведения в обществе и установкам.

Присущий всем слоям общества, всем общественным и государственным институтам правовой нигилизм – следствие способов правления, которыми пользовалась власть на протяжении многих веков: крепостничества, лишившего значительное количество людей правосубъектности; репрессивного законодательства; несовершенства правосудия.

Однако после того урока, который получила Россия в ходе своего исторического развития на протяжении XIX-XX веков, в настоящее время никто не поставит под сомнение большую социальную ценность права. Правового нигилизма немало, но он осуждается. Концепт правового государства прочно вошел в сознание, и определяет многие стороны политической жизни.

Понятно, что изменение отношения социума и его членов к правовым нормам – это трудоемкая задача, продолжительная по времени.

Очевидно, что для этого потребуется не одно десятилетие, напряженные усилия нескольких поколений.

Однако опыт других стран (Сингапур, Южная Корея) говорит, что отношение к праву поддается положительным изменениям.

Радует, что сегодня одним из направлений государственной политики является правовое просвещение населения, поставлен вопрос, каких этим можно достичь результатов, устранению каких негативных явлений будет способствовать искоренение правового нигилизма.

В свою очередь, правовой идеализм внешне менее заметен, не так бросается в глаза, явление это причиняет такой же вред государству, обществу, гражданам, как и правовой нигилизм. Он крайне деструктивен по своим последствиям, которые обнаруживаются не сразу, а лишь в конечном счете.

Вот почему, борясь с правовым нигилизмом, не следует впадать в другую крайность – правовой фетишизм, волюнтаризм, идеализм.

На право нельзя возлагать несбыточные надежды, оно не всесильно. Наивно требовать от него большего, чем оно заведомо может дать, ему необходимо отводить то место и ту роль, которые вытекают из его объективных возможностей. Непосильные задачи могут только скомпрометировать право. Поэтому его нельзя возводить в абсолют. От этого рудимента («родимого пятна») современному общественному сознанию необходимо избавляться.

Вообще, идеи о возможности принципиального изменения общественного устройства с помощью одних только мудрых законов – древнего происхождения. Из этого исходил еще Платон в своих мечтаниях об идеальном государстве. Да и французские просветители не раз указывали на подобный путь избавления от несправедливых порядков. Но жизнь неизменно опровергала эти представления.

Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Аппарат государства

это система государственных органов, наделенных властными полномочиями, взаимосвязанных единством целей, располагающих материально- техническими и финансовыми возможностями для осуществления функций государства.

2

Власть

это способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность и поведение людей с помощью каких-либо средств (воли, авторитета, регламентирующих актов и т.д.).

3

Гарантии законности

совокупность объективных условий, субъективных факторов и специальных средств, обеспечивающих режим законности.

4

Государственная власть

это политическая власть, в виде системы отношений властвования и подчинения, которые возникают на основе целенаправленного воздействия органов государства на общество в целом и на отдельные его сферы (духовную, экономическую, культурную и т.д.), опирающаяся на государственное принуждение.

5

Государство

это организация публичной власти, действующая в отношении всего населения на закрепленной за ним территории, использующая право и специальный аппарат принуждения.

6

Гражданское общество

это совокупность нравственных, религиозных, национальных, социально-экономических, семейных отношений и институтов, огражденных соответствующими законами от прямого вмешательства государственной власти, с помощью которых удовлетворяются интересы индивидов и их групп.

7

Достоинство человека

это признание обществом социальной ценности и уникальности конкретного человека, значимости каждой личности как частицы человеческого сообщества.

8

Дефекты правосознания

это недостатки правового сознания, которые свидетельствуют о его несформированности и тенденциозности.

9

Деформации правосознания

это различного рода искажения уже сформированного профессионального сознания, которое свидетельствует о его глубоком изменении.

10

Идеология

система взглядов и идей, в которых выражаются отношения людей к окружающей действительности и друг к другу, а также содержатся цели (программы) социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение (развитие) данных общественных отношений.

11

Исполнение права

форма реализации норм права, связанная с выполнением активных обязанностей, строго определенных в законе действий в интересах управомоченной стороны.

12

Использование права

форма реализации права, при которой субъект использует возможности, предоставляемые ему юридической нормой, т.е. осуществляет свои права.

13

Компетенция

совокупность законодательно закрепленных полномочий (прав и обязанностей), предоставленных конкретному органу или должностному лицу в целях надлежащего выполнения им определенного круга государственных или общественно значимых задач и осуществления соответствующих функций.

14

Правовой нигилизм

отрицание права как социального института, системы правил поведения, которая может успешно регулировать взаимоотношения людей.

15

Правовой идеализм

гипертрофированное отношение к юридическим средствам, переоценка роли права и его возможностей, убеждённость, что с помощью законов можно решить все социальные проблемы.


Список использованных источников

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2009. - № 4. - ст. 445.

Батлер В. Теория государства и права [Текст] : учебник для вузов / [Батлер В. и др.] ; под общ. ред. О. В. Мартышина. Москва: Юрлитинформ, 2012 – 475 с.. - ISBN 978-5-4396-0145-5.

Воронцов Г. А. Теория государства и права [Текст] : краткий курс : за три дня до экзамена / Г. А. Воронцов. Ростов-на-Дону: Феникс, 2013 - 158 с. - ISBN 978-5-222-20776-5

Лазарев В. В. Теория государства и права [Текст] : учебник для бакалавров / В. В. Лазарев, С. В. Липень ; Моск. гос. юрид. акад. им. О. Е. Кутафина. М.: Юрайт, 2012 - 634 с. - ISBN 978-5-9916-1830-4.

Малахов В. П. Теория государства и права [Текст] : введение в юриспруденцию : учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [С. В. Долгушина и др.] ; под ред. В. П. Малахова, С. В. Долгушиной. Москва: ЮНИТИ, 2012 - 127 с. - ISBN 978-5-238-02272-7.

Малько А. В. Теория государства и права [Текст] : учебник : для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [А. В. Малько и др.] ; отв. ред. А. В. Малько ; Ин-т государства и права Российской акад. наук, Саратовский фил. Москва: КноРус, 2012 - 400 с. - ISBN 978-5-406-02170-5.

Малько А. В. Теория государства и права [Текст] : элементарный курс / А. В. Малько, В. В. Нырков, К. В. Шундиков ; Ин-т государства и права Российской акад. наук, Саратовский фил. Москва: КноРус, 2012 - 239 с. - ISBN 978-5-406-02076-0.

Марченко М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах [Текст] : учебное пособие / М. Н. Марченко ; Московский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова - ISBN 978-5-392-10452-9.

Перевалов В. Д. Теория государства и права [Текст] : учебник для бакалавров : для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки «Юриспруденция» / В. Д. Перевалов ; Уральская гос. юридическая акад. Москва: Юрайт, 2013 - 428 с. - ISBN 978-5-9916-2114-4.

Перевалов В. Д. Теория государства и права [Текст] : учебно-методический комплекс : [В] / М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Уральская гос. юридическая акад.»; [сост.: В. Д. Перевалов и др.]. Екатеринбург: Уральская гос. юридическая акад., 2012 – 69 с.

Протасов В. Н. Теория права и государства [Текст] : краткий курс лекций / В. Н. Протасов. Москва: Юрайт, 2012 – 190 с. - ISBN 978-5-9916-2113-77.

Радько Т. Н. Теория государства и права [Текст] : учебник для бакалавров : для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция» / Т. Н. Радько, В. В. Лазарев, Л. А. Морозова ; М-во образования и науки Российской Федерации, Московская гос. юридическая акад. Им. Москва: Проспект, 2013 - 562 с. - ISBN 978-5-392-07406-8.

Соколов А. Н. Теория государства и права [Текст] : учебное пособие / А. Н. Соколова, Е. С. Смирнова. Калининград: СФК-офис, 2012 - 275 с. - ISBN 978-5-91504-011-12.

Сырых В. М. Теория государства и права [Текст] : учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки Юриспруденция и специальности «Юриспруденция» / В. М. Сырых. Москва: Юстицинформ, 2012 - 703 с. - ISBN 978-5-7205-1094.

Хропанюк В. Н. Теория государства и права [Текст] : учебник / В. Н. Хропанюк ; под ред. В. Г. Стрекозова. Москва: Омега-Л, 2012 - 323 с.. - ISBN 978-5-370-02577-8.


Приложение А


Приложение Б

1 Радько Т. Н. Теория государства и права. М.: Проспект, 2013 – С. 274.

2 Батлер В. Теория государства и права. М.: Юрлитинформ, 2012 – С. 222.

3 Батлер В. Теория государства и права. М.: Юрлитинформ, 2012 – С. 224-225.

4 Радько Т. Н. Теория государства и права. М.: Проспект, 2013 – С. 276-277.

5 Перевалов В. Д. Теория государства и права. Екатеринбург: Уральская гос. юридическая акад., 2012 – С. 15.

6 Радько Т. Н. Теория государства и права. М.: Проспект, 2013 – С. 278.

7 Малько А. В. Теория государства и права. М.: КноРус, 2012 – С. 114.

8 Лазарев В. В. Теория государства и права. М.: Юрайт, 2012 – С. 306.

9 Малько А. В. Теория государства и права. М.: КноРус, 2012 – С. 116-117.

10 Лазарев В. В. Теория государства и права. М.: Юрайт, 2012 – С. 308-309.

11 Малько А. В. Теория государства и права. М.: КноРус, 2012 – С. 118.

12 Протасов В. Н. Теория права и государства. М.: Юрайт, 2012 – С. 111.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
18416. Понятие и структура правовой культуры общества и личности 293.83 KB
  Сущность функции и система гражданского воспитания. Понятие и структура правовой культуры общества и личности. Методологическое значение категории культура для определения правовой культуры. Виды правовой культуры. Структура и функции правовой культуры.
11718. Роль правового воспитания и юридического образования в формировании правовой культуры общества 43.38 KB
  Правопонимание как исходная мировоззренческая основа понимания правовой культуры. Формирование национальной правовой культуры. Аксиологическая сущность правовой культуры и ее функциональная роль в развитии казахстанской государственности.
3726. Особенности регулирования гражданско-правовых отношений, определение места и роли гражданского права в правовой системе России 33.3 KB
  В современном праве понятие «гражданское право» многозначительно. Под ним понимают: а) отрасль права как определенную совокупность правовых норм; б) как учебную дисциплину; в) как науку, как систему знаний, идей, представление о гражданско-правовых явлениях.
17492. Влияние официального и судебного толкования Конституции РФ на развитие правовой системы в России 55.76 KB
  Токование Конституции как вид правовой деятельности. Толкование Конституции РФ как исключительное полномочие Конституционного Суда РФ. Влияние официального и судебного толкования Конституции РФ на развитие правовой системы в России. Необходимость толкования Конституции.
19156. ПУТИ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ 61.81 KB
  Правовая подготовка как элемент правовой культуры. При изучении этих сознательных и созидательных процессов в правотворчестве и правоприменении теория права формулирует тему правосознания и правовой культуры.
17240. Нормативный правовой акт 18.38 KB
  Нормативные правовые акты являются наиболее изученной в отечественном правоведении формой права. Исследованию подвергалась природа нормативных правовых актов их признаки и свойства способствующие их выделению из системы форм права. Благодаря усилиям ученых разработана теория указного права выявлена закономерность согласно которой указы стремятся регулировать отношения и решать вопросы не отнесенные к их компетенции подменять не только постановления но и законы. Он непременно...
20466. Банкротство как правовой институт 32.18 KB
  Признаки и критерии банкротства . Особенности банкротства коммерческих организаций . Законодательство и процедуры банкротства в западных странах давно отработаны и широко используются для оздоровления экономики. В дореволюционной России практика банкротства также была весьма развитой при этом банкротство трактовалось как одна из составляющих несостоятельности.
10698. Гражданско-правовой договор 27.45 KB
  Вопросы лекции: Понятие и значение гражданскоправового договора. Содержание договора. Заключение договора. Изменение и расторжение договора.
11759. Основы правовой статистики 1.34 MB
  При этом правовые явления и процессы рассматриваются в динамике развитии; взаимосвязи что позволяет выявить причинно-следственные связи развития; сравнении и сопоставлении что позволяет установить специфику и типические черты изучаемого явления. В установлении и количественное выражение закономерностей и взаимозависимости массовых явлений статистическая наука опирается на закон больших чисел особенность которого состоит в том что правильности и закономерности массовых явлений могут отчетливо быть обнаружены только при их массовом...
13423. Методы правовой статистики 7.86 KB
  Любое статистическое исследование начинается вопервых с получения исходных статистических данных например с учета правонарушений судебных решений или других юридически значимых фактов вовторых с обобщения установленных фактов в соответствующую совокупность полученные данные по какимлибо признакам сводятся в различных формах отчетности. Программа статистической сводки включает следующие этапы: разработка системы показателей характеризующих преступность или другое социальноправовое явление в целом и его отдельные группы;...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.