МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ЭНЕРГЕТИКИ

Государственное регулирование предпринимательской деятельности топливно-энергетического комплекса в России. Сотрудничество России в топливно-энергетическом комплексе. Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы: -рассмотреть организационно-правовые формы предпринимательской деятельности в сфере энергетики...

2015-08-28

47.61 KB

7 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


СОДЕРЖАНИЕ

[1] СОДЕРЖАНИЕ

[2] ВВЕДЕНИЕ

[3] ГЛАВА 1. ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

[4] 1.1. Организационно-правовые формы предпринимательской деятельности в сфере энергетики

[5] 1.2. Государственное регулирование предпринимательской деятельности топливно-энергетического комплекса в России

[6] ГЛАВА 2. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ЭНЕРГЕТИКИ

[7] 2.1. Сотрудничество России в топливно-энергетическом комплексе

[8] 2.2. Система гражданско-правовых механизмов осуществления инвестиционной деятельности в топливно-энергетическом комплексе Российской Федерации

[9] ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[10] СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Успех предпринимательской деятельности, осуществляемой в любых сферах экономики, включая ее топливно-экономический сектор, в значительной мере зависит от того, насколько эффективен выбор ее организационно-правовой формы. Вместе с тем, несмотря на широкое использование термина «организационно-правовая форма», его содержание в ГК РФ не раскрывается.

Действующая система законодательства, регулирующая деятельность юридических лиц, основные положения которой закреплены в ГК Российской Федерации, имеет множество недостатков, на которые указывается в Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 г. и Концепции совершенствования гражданского законодательства РФ. В этих документах, так же как в научной литературе, указывается на недостатки правового регулирования, касающегося деления юридических лиц на виды, использование в гражданском обороте отдельных их организационно-правовых форм. В этой связи правильным представляется подход, представленный в Концепции развития гражданского законодательства и предлагающий реформирование системы организационно-правовых форм юридических лиц, разделение их с точки зрения организационной структуры на:

а) корпорации (построенные на началах членства);

б) иные юридические лица некорпоративного характера (унитарные предприятия, фонды, учреждения).

В научной литературе вопрос об организационно-правовых формах, используемых в энергетическом секторе экономики, в целом системно не изучен. Как правило, научные исследования касаются отдельных энергетических рынков (электроэнергетики, газа, нефти и нефтепродуктов и т.д.). Особое внимание в последнее время уделяется анализу правового статуса холдинговых компаний и транснациональных корпораций.

Таким образом, цель курсовой работы заключается в анализе специфики деятельности предпринимательской деятельности в топливно-энергетическом комплексе.

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

-рассмотреть организационно-правовые формы предпринимательской деятельности в сфере энергетики;

- охарактеризовать специфику государственного регулирования предпринимательской деятельности топливно-энергетического комплекса в России;

- рассмотреть сотрудничество России в топливно-энергетическом комплексе;

- исследовать систему гражданско-правовых механизмов осуществления инвестиционной деятельности в топливно-энергетическом комплексе Российской Федерации.

Объектом данной работы является деятельность предпринимательской деятельности в топливно-энергетическом комплексе.

Предметом исследования являются особенности деятельности предпринимательской деятельности в топливно-энергетическом комплексе.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.


ГЛАВА 1. ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

1.1. Организационно-правовые формы предпринимательской деятельности в сфере энергетики

Общие принципы организации и деятельности юридических лиц в сфере энергетики определяются нормами ГК РФ, а также большим числом специальных федеральных законов и иных нормативных правовых актов, локальными актами, определяющими правовой статус отдельных компаний (уставом и др.). В этой связи в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации1 своевременно поставлены следующие задачи:

- совершенствования законодательства о хозяйственных обществах, которое предполагается осуществлять в следующих направлениях: сокращения множественности законов, устанавливающих особенности гражданско-правового статуса отдельных разновидностей хозяйственных обществ (что позволит минимизировать противоречия в правовом регулировании), а также путем максимальной детализации содержащихся в них правовых норм. Указывается на необходимость закрепления в ГК РФ всех основных положений, характеризующих виды хозяйственных обществ, наряду с этим говорится о принятия единого закона о хозяйственных обществах. В Концепции говорится о необходимости закрепления особенностей функционирования публичных акционерных обществ, известных немецкому, английскому и американскому корпоративному законодательству. В связи с этим предлагается отказаться от искусственного выделения типов акционерных обществ – открытых и закрытых;

- целесообразности оставить в гражданском законодательстве два основных вида хозяйственных обществ: акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью.

Вместе с тем нельзя не отметить, что Концепция не решает вопросов закрепления в гражданском законодательстве тех форм объединений, которые нашли применение в топливно-энергетическом комплексе экономики (холдинги, корпорации и т.п.). Авторами Концепции предлагается упорядочить использование в предпринимательской деятельности государственных корпораций.

Указанные предложения касаются и энергетического сектора экономики, где создаются и продолжают функционировать в качестве юридического лица государственные корпорации (например, «Росатом»). В Концепции отмечается, что фактически государственная корпорация является не организационно-правовой формой юридического лица в смысле ГК РФ и гражданского права вообще, а специальным способом создания субъектов права, уникальных по своему правовому (частноправовому и публично-правовому) статусу. Поэтому предлагается исключить законодательную возможность создания юридических лиц в самостоятельной организационно-правовой форме госкорпораций путем отмены соответствующих правил Федерального закона «О некоммерческих организациях»2. В целях обеспечения более эффективного участия госкорпораций в имущественном обороте говорится о целесообразности определить: нормы о каких организационно-правовых формах юридических лиц подлежат применению к гражданско-правовым отношениям с участием госкорпораций.

Вопрос о правовых проблемах участия государства в акционерных обществах всегда был предметом особого внимания со стороны ученых-правоведов, как российских, так и зарубежных. На первоначальных этапах проведения приватизации в России происходило преобразование государственных и муниципальных предприятий в открытые акционерные общества, контрольный пакет акций которых (в том числе и 100%) мог находиться в государственной и муниципальной собственности. Такой способ приватизации был предусмотрен Федеральным законом «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации»3.

Учеными, как экономистами, так и юристами, высказывались различные точки зрения относительно правовой природы подобных акционерных обществ. Многие авторы допускали использование общественной собственности в форме акционерного общества. Однако при этом справедливо отмечали, что «акционерное общество, имеющее статус юридического лица, независимо от того, кто является учредителем и участниками, обладает правом собственности на имущество, переданное ему любыми участниками в форме вкладов и других взносов. Общественная собственность, вносимая государственными и муниципальными органами в форме вкладов в уставный капитал акционерного общества, передается, по их мнению, ему в собственность и не подлежит возврату (кроме случаев ликвидации АО). Это в равной мере относится как к частичному (долевому) вкладу, так и к 100%-ному.

При этом авторы уточняют, что «даже когда акционерное общество учреждается (или создается путем преобразования государственного предприятия) со 100%-ным вкладом общественной собственности в уставный капитал, то она перестает быть федеральной собственностью субъекта Федерации или муниципальной. Акционерное общество как собственник полностью владеет, пользуется и распоряжается имуществом. Поэтому оно не может называться государственным предприятием, а имущество – государственной или муниципальной собственностью».

Иной позиции по рассматриваемому вопросу придерживается академик Ю.М. Осипов4, который считает, что те юридические лица, в которых государство доминирует, то есть фактически распоряжается всем капиталом, можно отнести к субъектам государственного предпринимательства.

По его мнению, важно учитывать, в чьих руках в реальности находится капитал и кто им управляет. Е. Торкановский5 и М.В. Клинова6 полагают, что к государственным предприятиям следует относить не только акционерные общества, в которых государство обладает большой частью капитала (свыше 50%), но и акционерные общества, в уставном капитале которых доля государства не составляет контрольного пакета акций. Первый из этих авторов полагает, что в подобных организациях представитель государства обычно является одним из крупных инвесторов и влияет на принятие управленческих решений, блокируясь с другими инвесторами. Вторая же исследовательница исходит из того, что деятельность таких обществ может контролироваться со стороны государства, например при помощи назначенных государственных чиновников.

Нет ясности по поводу правовой природы рассматриваемых акционерных обществ, среди ученых-правоведов. По мнению Е.А. Суханова7, «категория «государственное акционерное общество» является очевидным недоразумением: либо это государственная организация – несобственник, либо акционерное общество-собственник (негосударственная организация), но не то и другое одновременно». А.И. Бибиков8 рассматривает государственное акционерное общество как частное общество. Весьма своеобразными являются рассуждения по рассматриваемому вопросу В.Ф. Попондопуло9: «Государство как держатель всех акций данного общества (как совокупный акционер) является собственником созданного им предприятия, здесь мы имеем отношение «государство как собственник – государственное предприятие». Далее автор, признавая государственное акционерное общество государственным предприятием, заявляет: «Государственное акционерное общество – это еще не частное предприятие, а лишь переходная форма от государственного предприятия к полноценному частному по мере того, как будут проданы частным лицам все акции, принадлежащие государству».

В гражданском законодательстве Российской Федерации отсутствует деление юридических лиц на публичные и частные. При решении вопроса об определении правового статуса рассматриваемых акционерных обществ необходимо, на наш взгляд, обратиться к проблемам классификации форм предпринимательства, выявлению критериев, по которым такую классификацию можно производить, а также к отечественному и зарубежному опыту закрепления и функционирования таких образований.

Среди участников энергетического рынка присутствуют компании, которые организованы и функционируют в форме холдинга (например, ОАО «Холдинг МРСК», «Газпром энергохолдинг» и др.). Первоначально холдинговые компании создавались указами президента Российской Федерации.

Временным положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества, была предусмотрена следующая схема их создания10:

- находящиеся в государственной собственности пакеты акций дочерних предприятий и иные активы вносились в уставный капитал учреждаемого материнского общества-холдинга;

- взамен государство получало в собственность соответствующий пакет акций этого общества.

По этой схеме в 1992 г. были сформированы холдинги: «Газпром», «ЕЭС России», «Роснефть», «Транснефть», «Транснефтепродукт», «Лукойл»,»Юкос», «Сургутнефть», в 1996 г. государственное предприятие «Российская угольная компания» была преобразована в одноименный холдинг.

Для действующего законодательства России характерно отсутствие четкого нормативного закрепления правового статуса холдинга и холдинговой компании как юридических лиц. В юридической литературе дается различная характеристика указанным понятиям. В 1999 г. на рассмотрение Госдумы был вынесен законопроект «О холдингах». В последующем, с 20 октября по 1 декабря 1999 г., указанный законопроект был принят Госдумой в трех чтениях. Однако Совет Федерации 22 декабря 1999 г. отклонил закон, ссылаясь на то, что деятельность холдингов будет ущемлять интересы регионов. Однако после работы Согласительной комиссии, ее разъяснений 7 июля 2000 г. Совет Федерации одобрил согласованный с Думой вариант закона. Но 20 июля Закон «О холдингах» был отклонен президентом Российской Федерации, который в своей резолюции на закон отметил, что при его разработке «четко не была определена цель создания и регламентации деятельности такого образования, как холдинг, в результате чего закон содержит большое количество неясных положений, применение которых затруднено».

Динамичный и устойчивый рост российской экономики, наметившийся в течение последнего десятилетия, как отмечают экономисты, способствует накоплению капитала компаний, создает достаточно прочную финансовую, корпоративную и производственно-технологическую основу для формирования отечественных транснациональных компаний (в дальнейшем–ТНК), для масштабного расширения их зарубежной производственной и коммерческой деятельности. О значимости ТНК в глобальном экономическом пространстве свидетельствуют следующие данные11:

- в 1960-х гг. в мире насчитывалось около 7 тыс. корпораций, действовавших более чем в одной стране, с 24 тыс. филиалами;

- в 1990-х гг. их стало 40 тыс. материнских, контролирующих около 250 тыс. дочерних компаний и отделений за рубежом;

- к 2000 г. функционировало более 65 тыс. ТНК, а число их зарубежных филиалов превысило 690 тыс.

По тем же данным, к началу ХХI в. ТНК производили около 10% глобального совокупного общественного продукта против 5% в начале 1980-х гг. По оценкам Российской академии наук, в начале XXI в. на долю ТНК приходится около половины объема мирового промышленного производства и международной торговли.

Большое значение имеет тщательное изучение вопросов международно-правового регулирования деятельности ТНК с целью увеличения позитивных результатов их функционирования и сведению к минимуму отрицательных.

Создание ТНК предусматривалось Конвенцией о транснациональных корпорациях 1998 г., подписанной рядом стран СНГ, включая Россию. Она определяла правовые основы сотрудничества стран СНГ в области создания и деятельности таких компаний. Однако фактически ТНК, по Конвенции СНГ 1998 г., рассматриваются не как «транснациональные», а «межнациональные» корпорации, а точнее, объединения, по своему правовому статусу больше похожими на финансово-промышленные группы (ФПГ). При их сопоставлении можно выявить следующие наиболее существенные различия:

1) ТНК – это предприятие (головное) с соподчиненными по вертикали отделениями в других странах, а ФПГ – это объединения, во всяком случае, формально равноправных предприятий из разных стран;

2) отсюда и различия в способах создания и принятия решений ТНК и ФПГ;

3) считается, что одной из основных проблем, сдерживающих развитие ТНК в СНГ в современный период, является наличие расхождений в национальных законодательствах;

4) решение названной проблемы особенно актуально для Российской Федерации в свете ее вступлении во Всемирную торговую организацию.

Специфика деятельности ТНК такова, что, имея отделения на территории многих стран, ТНК в целом не подпадает под юрисдикцию какой-либо отдельной страны, и её деятельность как единого образования не может быть урегулирована национальным правом какого-либо государства. Для этого национального законодательства принимающих государств явно недостаточно. Надлежащее регулирование деятельности корпораций возможно лишь в рамках международного права. В связи с этим представляется возможным говорить о комплексном подходе к регламентации деятельности ТНК, о необходимости сочетать национальное и международное регулирование различных сторон их деятельности. Оба вида такого регулирования должны дополнять друг друга, однако бесспорно, что приоритетным здесь является международно-правовое регулирование деятельности таких компаний.

Таким образом, исследование правовой природы ТНК имеет большое теоретическое и практическое значение. Дискуссии по этой проблеме продолжаются на протяжении нескольких десятилетий из-за многообразия точек зрения. В международных документах до сих пор не существует единообразного понимания и определения ТНК. Термин «транснациональная корпорация» получил широкое распространение в документах ООН и в трудах зарубежных и российских ученых. При этом нельзя не отметить, что во многих актах международных организаций, в зарубежной литературе, в некоторых исследованиях отечественных авторов при их характеристики используются различные термины: «многонациональные», «мультинациональные», «международные» корпорации, компании, предприятия, монополии и т.п. Единого понимания данных понятий и определений не существует.

Термин «многонациональные предприятия» предлагалось использовать только для предприятий, находящихся в собственности государств или контролируемых ими, образований, учрежденных на региональном уровне в странах третьего мира. Это объясняется тем, что деятельность указанных предприятий была в большей степени совместима с интересами принимающих государств по сравнению с теми многонациональными предприятиями, которые базировались на территории капиталистических стран.

Поэтому в ООН вместо термина «многонациональные корпорации» стал использоваться термин «транснациональные корпорации», который представляется наиболее удачным, потому и получившим распространение в настоящее время.

По-разному определяются ТНК в международных актах, документах международных организаций. Высказывается мнение, что определение ТНК во многом зависит от того, какие критерии положены в его основу. При этом предлагается использовать два основных критерия: количественный и качественный.

К количественным критериям предлагают относить, в частности, следующие показатели: доля зарубежных активов ТНК, объемы продаж и прибылей (убытков), число расположенных за границей подразделений и занятых на них рабочих и т.д.

К качественным критериям относят: форму собственности, место регистрации, распределение актива и пассива, структуру предприятия, управление и контроль, степень концентрации капитала и иные.

Представляется, что основополагающим документом, регулирующим деятельность ТНК на универсальном уровне, является подготовленный функционировавшей в рамках ООН с 1975 по 1994 гг. Комиссией по транснациональным корпорациям проект Кодекса поведения ТНК, который, к сожалению, не был принят. Считается, что в нем содержится выработанное после долгих дискуссий между государствами наиболее удачный вариант определения ТНК, который раскрывает его сущность12.

Данный Кодекс применим к предприятиям, независимо от их государственной принадлежности и формы собственности (включая частную, публичную или смешанную), имеющим отделения в двух или более странах (независимо от организационно-правовой формы и сферы их деятельности). Такие отделения действуют в системе принятия решений, позволяющей проводить согласованную политику и общую стратегию через один или более центр принятия решений, в результате такого положения способны оказывать существенное влияние на деятельность других отделений. Такие предприятия именуются в настоящем Кодексе «транснациональными корпорациями».

1.2. Государственное регулирование предпринимательской деятельности топливно-энергетического комплекса в России

Российская нефтяная промышленность в ее нынешнем виде сложилась в результате предпринятой вначале 1990-х гг. структурной перестройки отрасли. В основу реструктуризации был положен опыт западных нефтяных компаншй, объедгшяющих предприятия всей технологической цепочки «от скважины до бензоколонки». Иными словами, был взят курс на создание вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК). Самые крупные нефтегазовые компании являются интегрированными. Они вовлечены во все процессы как на стадии добычи («апстрим»), так и на стадии распределения и сбыта («даунстрим»).

Все российские ВИНК были созданы государством, и не были сформированы как результат объединения предпринимательского, финансового и индивидуального капитала. Формирование новых компаний осуществлялось не на основе экономических критериев, а чисто административным путем.

В результате государство пошло на проведение залоговых аукционов по государственным пакетам акций целого ряда нефтяных компаний. Организация этих аукционов была такова, что с юридической точки зрения их можно квалифгщировать как «притворные» или «мнимые сделки», поскольку они были проведены с нарушением принципов конкуренции, и фактически государство само через выдачу кредитов частным банкам финансировало выкуп пакетов акций.

Структура нефтяного комплекса сформировалась в соответствии с Указами Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества»13, от 17 ноября 1992 г. № 1403 «Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения»14 и от 14 августа 1992 г. № 922 «Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений и организаций топливно-энергетического комплекса в акционерные общества»15.

Данными указами была намечена приватизация с выделением трех групп предприятий нефтяного комплекса.

В первую группу вошли три нефтяные компании – «ЛУКойл», «Сургутнефтетаз» и «ЮКОС».

По этим комплексам 45% акций закреплялись в федеральной собственности на три года. В начале 1996 г путем использования различных схем залоговых аукционов и инвестиционных конкурсов эти акции по существу перешли в частные руки.

Во вторую группу вошли 24 добывающих объединения, которые акционировались как единый технологический комплекс. Контрольные пакеты акций обществ этой группы (51%, или 38% от общего уставного капитала) были закреплены на три года в федеральной собственности и переданы в управление государственному предприятию «Роснефть». Дальнейшее формирование новых вертикально интегрированных нефтяных компаншй, таких как «Сиданко», «Восточная нефтяная компания», «Славнефть» и т.д., проводилось путем выделения из состава «Роснефти» акционерных обществ, при одновременной интеграции с перерабатывающими заводами и предприятиями нефтепродуктообеспечения.

В третью группу вошли акционерные компании «Транснефть» и «Транснефтепродукт». В федеральной собственности на три года закреплялось 49% акций этих компаний. Эти компании являются объектами государственного регулирования нефтяного комплекса.

Следующий этап реформирования структуры топливно-энергетического комплекса России характеризуется перераспределением прав собственности на активы предприятий и компаний, которое усиливалось политическими факторами. С 1995 г. начался этап приватизации предприятий, ключевым моментом которого было проведение залоговых аукционов. Государство предоставляло возможность коммерческим банкам участвовать в кредитовании федеральных программ, предоставляя находящиеся в государственной собственности пакеты акций в качестве залога.

По своей сути залоговый аукцион представлял собой переход контрольных пакетов акций компаний в управление банкам с перспективой их выкупа. Уже в конце 1996 г. банки получили право выкупа находившихся в их управлении акций. Это создало перспективу превращения всех нефтяных компаний в частные структуры.

В результате «большой» приватизации 1995-1996 гг. и последующих структурных преобразований в нефтяном комплексе к настоящему времени сложились пять групп вертикально интегрированных нефтяных компаний:

1) ВИНК под контролем федерального центра - «Роснефтъ», «Сибнефть»;

2) ВИНК под контролем субъектов Федерации - «Татнефтъ», «Башнефть»;

3) ВИНК, приватизированные преимуществеъшо путем «самовыкупа» и находящиеся под контролем старого менеджмента - «ЛУКойл», «Сургутнефтетаз»;

4) ВИНК под контролем финансово-промышленных групп и нового менеджмента – «ЮКОС», «ТНК-ВР», «Славнефть»;

5) ВИНК, сформированные за счет консолидации части активов сторонних собственников и вновь созданных производств – «РуссНефть», «ОНГ».

Необходимо учитывать, что в сфере ТЭК функционируют несколько монополистов: «Газпром», «Транснефть» и т.д., их деятельность регулируется положениями Федерального закона «О естественных монополиях»16 в различных сферах, в т.ч. транспортировка нефти, нефтепродуктов и газа по магистральным трубопроводам.

К формам государственного регулирования деятельности предприятий топливно-энергетического комплекса, можно отнести:

1) лицензирование;

2) регулирование условий недропользования;

3) налогообложение;

4) регулирование объемов добычи, переработки и экспорта природных ресурсов с целью обеспечения баланса внутреннего потребления;

5) регулирование объемов экспорта добываемого минерального сырья;

6) установление стандартов (норм, правил) в области использования и охраны недр, безопасного ведения работ, связанных с пользованием недрами, а также рационального использования и охраны недр.

Необходимо отметить, что в настоящее время государственное регулирование топливно-энергетического комплекса осложняется структурными преобразованиями, произошедшими за период с 1998 по 2000 гг. В результате прямое государственное управление нефтегазовыми компаниями и предприятиями комплекса стало невозможным, т.к. доля государства в их собственности весьма низка (либо отсутствует). Предпринятые государством в период 2001-2005 гг. шаги по консолидации активов в сфере нефтедобычи («Газпром», «Сибнефть», «Роснефть») в настоящее время не привели к существенным изменениям в структуре управляемости нефтяного комплекса Российской Федерации, что, по мнению специалистов, подтверждается сохранением и ростом использования на практике применявшихся ранее особо опасных схем уклонения от уплаты налогов российскими ВИНК.

В сфере государственного регулирования нефтегазового комплекса ощущается явная нехватка подзаконных актов, регулирующих конкретный порядок управления собственностью в отраслях, хотя к началу ХХI в. проблемы, обозначенные в 90-х гг. прошлого века, уже частично решены, в частности, приняты новые нормативные правовые акты, усовершенствованы действующие. Однако представляется, что единой системы комплексного правового обеспечения пока нет. Например, не приняты специальные нормативно-правовые акты, регламентирующие конкурентные отношения и базовые отношения собственности в изучаемой сфере экономики, окончательно не урегулированы механизмы обеспечения рационального природопользования, защиты имущественных прав и интересов хозяйствующих субъектов в нефтяной и газовой отраслях.

Характеризуя с учетом определенной специфики топливно-энергетической отрасли экономики правовые средства как юридические возможности, следует отметить, что их можно подразделить по различным основаниям на три основных вида:

1) публично-правовые средства – такие, как государственное управление природными ресурсами, государственное регулирование предпринимательства, лицензирование недропользования, обеспечение рационального недропользования и природопользования;

2) гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях, которые представляют собой сочетания (комбинации) юридически значимых действий, совершаемых субъектами с дозволенной степенью усмотрения и служащих достижению их целей (интересов), не противоречащих законодательству и интересам общества;

3) уголовно-правовые средства, которые определяются как способы и приемы действий, выработанные юридической практикой и выражающие оптимальные варианты поведения субъектов отношений на стадии осуществления права.

Система законодательства, касающаяся использования недр, основывается на ст. 72 Конституции Российской Федерации17, которая гласит: «Вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации». В настоящее время законодательная система состоит из Федерального закона «О недрах»18, принимаемых в соответствии с ним других федеральных законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. Закон РФ «О недрах» действует на всей территории Российской Федерации, а также определяет стратегические отношения недропользования на континентальном шельфе Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом «О континентальном шельфе Российской Федерации» и нормами международного права.

Государственное регулирование отношений недропользования осуществляется посредством экономического метода, к которому относятся меры, связанные с использованием стоимостных категорий - кредитов, налогов, таможенных пошлин и т.п., а также административного метода, под которым понимается система организационно-правовых и специальных мер, воздействующих на систему управления, ведение государственного кадастра месторождений, распределения и перераспределения недр и полезных ископаемых, лицензирование, квотирование, установление стандартов (норм и правил), учет и контроль. Предупреждение и раскрытие преступлений в данной сфере особо трудно.

Рассматривая современные проблемы правового обеспечения развития предпринимательства, оказывающие непосредственное воздействие на борьбу с преступностью в топливно-энергетической сфере экономики, нельзя не отметить несовершенство уголовного законодательства, предназначенного в соответствии с конституционными положениями непосредственно оказывать уголовно-правовое регулирование и защиту экономических отношений в стране19.

Работа оперативных подразделений экономической безопасности ОВД в этой сфере может быть эффективной только при условии ее организации на основе современных экономико-правовых исследований, знания механизмов указанной отрасли экономики, ее теневого сектора, владения адекватными приемами выявления, предупреждения, раскрытия, документирования и доказывания преступлений, совершаемых изощренными и завуалированными способами.

Отмеченные обстоятельства обусловливают интерес к проблеме совершенствования правовых основ оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел с учетом особенностей функционирования хозяйствующих субъектов в топливно-энергетической сфере экономики, т.к. именно от их приведения в соответствие с реалиями сегодняшнего дня в максимальной степени зависит эффективность деятельности не только подразделеншй экономической безопасности ОВД, но иных служб и ведомств, участвующих в государственном контроле данной отрасли. Не владея спецификой правового регулирования деятельности хозяйствующих субъектов, оперативный работник не сможет своевременно сориентироваться в ситуации, правильно оценить выявленные факты.

В частности, он должен иметь четкое представление об уголовно-наказуемых деяниях в ТЭК.

Выделение в действующем УК РФ главы, посвященной преступлениям в сфере экономической деятельности, состоящей из новых видов тяжких общественно опасных деяний, безусловно, явилось одним из главных достижений разработчиков уголовного закона. При этом правоприменительная практика показала недостатки и просчеты законодательного уголовно-правового регулирования экономических отношений.

В соответствии с действующим УПК РФ (ст. 151), к компетенции подразделений экономической безопасности органов внутренних дел в настоящее время относится 32 уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за экономические преступления.

Было бы, однако, преувеличением считать, что для сферы топливно-энергетического комплекса характерны все составы экономических преступлений. Поэтому в структуре преступлений, имеющих экономическую направленность и совершаемых в указанной сфере, важно выделить те экономические посягательства, которые наиболее часто совершаются профессиональными преступниками.

Значительное место среди них занимают:

1) преступления против собственности: хищение чужого имущества, совершенное путем присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), мошенничество (ст. 159 УК РФ);

2) преступления в сфере экономической деятельности: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ), незаконное предпринимательство (ч. 2 ст 171 УК РФ), лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ), легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174 УК РФ), монополистические действия и ограничение конкуренции (ст 178 УК РФ), контрабанда (ст. 188 УК РФ), невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ), уклонение от уплаты налогов с организаций (ст. 199 УК РФ), обман потребителей (ст. 200 УК РФ).

Анализ уголовных дел и материалов проверок показывает, что пока в достаточной степени не отработана правоприменительная практика, связанная с пресечением оборота некачественных ГСМ (производство прямогонного бензина), в связи с нечеткостью правовых норм, отсутствием уголовных санкций и надлежащего государственного контроля в этой сфере, что приводит к массовым фактам реализации поддельных, некачественных товаров населению. Осложнена и в ряде случаев невозможна квалификация данного вида преступления по ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство) или ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Используя брешь в уголовном законодательстве, в настоящее время преступниками без соответствующих разрешений и лицензий создаются целые холдинги, включающие подставные фирмы по закупке у нефтеперерабатывающих заводов сырья, предприятия по производству фальсифицированных ГСМ, а также по их транспортировке и реализации, как оптовой – предприятиям различных форм собственности, так и розничной - через АЗС, магазины и торговые дома.

Таким образом, действующее уголовное законодательство нуждается в совершенствовании – включении новых составов преступлений в сфере экономики, что будет способствовать развитию правоприменительной практики противодействия преступности в топливно-энергетическом комплексе и, безусловно, поднимет роль государственного регулирования деятельности предприятий.


ГЛАВА 2. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ЭНЕРГЕТИКИ

2.1. Сотрудничество России в топливно-энергетическом комплексе

В эпоху глобализации и усиления интеграционных процессов Европейский союз является одним из мощных центров мировой экономики. Россия является, несомненно, его наиболее значимым партнером и не последним игроком на международных политической и экономической аренах. Их отношения имеют под собой как чисто географическую, так и историческую основы. Однако до сих пор эти отношения не имеют под собой конкретной юридической основы. Срок действия соглашения о сотрудничестве между РФ и ЕС истек еще в декабре 2007г. Обсуждения по поводу заключения нового договора о сотрудничестве все еще ведутся20.

В то же время продолжают свое действие немаловажные отраслевые договоры, среди которых наиболее значительным для обеих сторон является договор о сотрудничестве в сфере энергетики. В октябре 2000 г. начался энергетический диалог России и ЕС. Помимо всего прочего в рамках этого диалога стороны пытаются решить проблему Энергетической хартии, подписанной еще в 1991 г., однако не ратифицированной до сих пор российской стороной. Позднее, в 1994 г., были подписаны Договор и Протокол к Хартии. Тогда как сама Хартия представляет собой политическую декларацию намерения поощрять энергетическое сотрудничество между Востоком и Западом, Договор к Энергетической хартии является единственным в своем роде юридически обязательным многосторонним документом.

Основная цель Договора к Энергетической хартии – укрепление правовых норм в вопросах энергетики путем создания единого поля правил, которые должны соблюдать все участвующие правительства, таким образом сводя к минимуму риски, связанные с инвестициями и торговлей в области энергетики.

Причиной, почему Россия отказалась подписывать данный документ в том виде, в котором его предложила Европа, является его экономическая невыгодность. Энергетическая хартия требует равного доступа партнеров к месторождениям и трубопроводам, однако Россия указывает, что европейские партнеры не могут предложить ей ресурсы, адекватные тем, которыми располагает она. Более того, в 2006 г. практически не удалось серьезно переломить ситуацию с допуском России к распределительным сетям в Европе (за исключением Италии). На данный момент для российского руководства это является одной из основных задач, которую оно увязывает с общей стратегией взаимодействия России и Европы. Однако данное усиление взаимозависимости блокируется европейцами, полагающими, что даже имеющийся ее уровень создает угрозу энергетической безопасности21.

Несмотря на все это, государства-члены Евросоюза остаются основными импортерами российских нефти и газа. Поставка энергоресурсов из России составляет 28% всего потребления ЕС, причем импорт российского газа составляет свыше 50%, а нефти свыше 35%. Поэтому целью энергетического диалога является обеспечение бесперебойного доступа к обширным энергетическим запасам России. Однако ключевой аспект переговоров лежит в поддержке Евросоюзом членства Российской Федерации в ВТО.

Диалог сосредоточен на нефти и природном газе, сотрудничестве по объединению электросетей ЕС и России, торговле ядерными материалами и повышении безопасности их использования.

Россия и Европейский союз стремятся к обеспечению стабильности энергетических рынков и надежного импорта и экспорта растущих объемов энергоносителей, а также признают насущную потребность в модернизации российского энергетического сектора. Обе стороны хотели бы видеть рост энергоэффективности и снижение выбросов парниковых газов в результате производства энергии и её использования в своих экономиках.

На этом фоне в рамках энергетического диалога ЕС-Россия был определен ряд взаимодополняющих направлений, представляющих общий интерес, по которым в краткосрочной и среднесрочной перспективе будут осуществлены конкретные мероприятия.

Эти направления включают22:

- обеспечение надежных энергетических поставок в краткосрочной и долгосрочной перспективе;

- увеличение энергоэффективности;

- обеспечение долгосрочных инвестиций;

- открытие энергетических рынков;

- диверсификацию импорта и экспорта энергоносителей;

- усиление технологической основы энергетического сектора экономики;

- совершенствование правовых основ энергетики и транспорта в РФ;

- обеспечение физической безопасности транспортных сетей.

В энергетический диалог также входит природоохранный компонент, так как диалог нацелен на снижение воздействия российской энергетической инфраструктуры на окружающую среду, поощрение идущего в настоящее время процесса открытия энергетических рынков, содействие проникновению на рынки более экологически безопасных технологий и энергоресурсов, а также продвижение принципов энергоэффективности и энергосбережения.

Как отмечалось выше, главным пунктом этих отношений остается обеспечение бесперебойности поставок. На протяжении многих лет Россия оставалась надежным поставщиком энергоресурсов, однако проблемы с транзитом нефти и газа по территориям Украины и Белоруссии, приведшие к энергетическому кризису в январе 2009 г., заставили еще раз задуматься обе стороны о реализации совместных проектов, способных в будущем обеспечить прямые поставки российских углеводородов прежде всего в Центральную и Западную Европу. К таким проектам относятся газопроводы «Северный поток» и «Южный поток», с российской стороны осуществляемые ОАО «Газпром».

«Северный поток» представляет собой газопровод, соединяющий российское побережье Балтийского моря вблизи г. Выборга с балтийским берегом в Германии (г. Грайфсвальд). Участниками проекта являются ОАО «Газпром» (51%), Wintershall Holding AG (20%), E.ON Ruhrgas AG (20%), N.V.Nederlandse Gasunie (9%). Общая протяженность магистрали превысит 1200 км, а стоимость всего проекта составит 7,5 млрд. евро.

На пути «Северного потока» нет транзитных государств, что позволяет снизить стоимость транспортировки российского газа и исключить возможные политические риски. «Северный поток» обеспечит максимально надежное снабжение газом потребителей Западной Европы. Целевыми рынками поставок по «Северному потоку» являются Германия, Великобритания, Нидерланды, Франция, Дания и другие страны.

Новый газопровод имеет большое значение для обеспечения растущих потребностей европейского рынка в природном газе. Согласно прогнозам импорт газа в страны Европейского союза возрастет в ближайшее десятилетие примерно на 200 млрд. м3, или более чем на 50%. Благодаря прямому соединению крупнейших в мире запасов газа, расположенных в России, с европейской газотранспортной системой, «Северный поток» сможет удовлетворить около 25% этой дополнительной потребности в импортируемом газе23.

На сегодняшний день разрешение на строительство данного газопровода уже получено от Дании, Швеции, России и Германии, чье Федеральное ведомство по морскому судоходству и гидрографии в Гамбурге (BSH) 28 декабря 2009 г., будучи последней инстанцией в этом вопросе, наконец разрешило прокладку 31-километрового участка нового газопровода «Северный поток» в немецкой экономической зоне. Последним препятствием для начала строительных работ является дополнительное разрешение на прокладку газопровода от финских властей - согласие на его строительство в экономической зоне Финляндии уже получено.

Российский Газпром, являющийся одним из крупнейших акционеров консорциума Nord Stream, уже заключил долгосрочные контракты на поставки газа с Германией, Данией, Нидерландами, Бельгией, Францией и Великобританией.

«Южный поток» – это еще один проект, направленный на укрепление энергетической безопасности Европы. Маршрут газопровода включает в себя сухопутные части газопровода по территории Российской Федерации и территориям ряда европейских государств, а также морские газопроводы через Черное и Адриатическое моря. Морская часть газопровода пройдет по дну Черного моря от российского берега до болгарского. В настоящее время рассматривается несколько вариантов дальнейших маршрутов наземного участка газопровода, который пройдет по территории стран – членов Европейского союза. В целях реализации сухопутной части проекта за рубежом подписаны межправительственные соглашения с рядом стран Южной и Центральной Европы, по территориям которых возможно прохождение трассы газопровода, в том числе с Болгарией, Сербией, Венгрией и Грецией.

14 ноября 2009 г. было подписано последнее соглашение со Словенией. Можно считать, что основной маршрут «Южного потока» окончательно определен.

Проект газопровода «Южный поток» предусматривает поставки газа из России и, возможно, из Центральной Азии, по дну Черного моря в Южную и Центральную Европу. Основные его участники – российский Газпром и итальянский концерн ENI. Согласно недавним договоренностям России с Турцией черноморская подводная ветка газопровода пройдет через российскую и турецкую исключительные экономические зоны.

Из-за позиции Болгарии, которая стала в последнее время требовать пересмотра прежних российско-болгарских соглашений в нефтегазовой сфере, нельзя полностью исключать такого варианта развития событий, когда черноморская ветка «Южного потока» вообще пристыкуется от российского берега к турецкому, а не к болгарскому, как предполагалось ранее.

Далее «Южный поток» пойдет двумя путями: через Грецию и далее по дну Адриатики на юг Италии, а также через Грецию, Болгарию, Сербию, Венгрию и через Словению на север Италии.

В дополнение к этим проектам 16 ноября 2009 г. был подписан Меморандум о механизме раннего предупреждения в сфере энергетики. Документ призван обеспечить устойчивые и бесперебойные поставки энергоресурсов, предупреждение и преодоление чрезвычайных ситуаций в сфере энергетики с минимальными последствиями. По словам еврокомиссара по энергетике, «новый документ описывает процесс работы системы оповещения, порядок совместной работы экспертов в случае возникновения чрезвычайной или конфликтной ситуации».

В документе прописаны меры, которые будут приниматься сторонами для предупреждения возможных конфликтов и в случае их возникновения. При этом данный механизм будет работать не только в сфере транзита газа, но также и при осуществлении поставок нефти и транспорта электроэнергии. Идея разработки такого механизма возникла после конфликта между Россией и Украиной в январе 2009 г. по поставкам и транзиту газа через территорию последней. Кроме того, планируется подписать с Украиной новое межправительственное соглашение по сотрудничеству в газовой сфере.

Консультации по подготовке этого документа пройдут в первом полугодии 2010 г. Итак, ключевыми характеристиками взаимоотношений России и ЕС в сфере энергетики являются взаимозависимость, с одной стороны, и существенные расхождения по поводу базовых правил взаимодействия – с другой.

Россия является крупнейшим поставщиком в ЕС энергоносителей в целом и углеводородов в частности. При этом нередко звучащие заявления о тотальной зависимости ЕС от российского газа сильно преувеличены: российский газ обеспечивает лишь 6,5% первичного потребления энергии в ЕС. В то же время ЕС является основным потребителем российских углеводородов. Страны ЕС являются наиболее платежеспособными российскими клиентами.

Существующие отношения поставщика и потребителя определяют не только взаимозависимость и общую заинтересованность в стабильности отношений, но и различия в интересах сторон. Эти различия касаются правил и принципов торговли; понимания энергетической безопасности, средств ее обеспечения и взаимности при осуществлении инвестиций; товарной структуры торговли энергоносителями.

Таким образом, видится необходимой разработка кардинально новой международно-правовой базы в сфере энергетики, так как очевидность того, что Договор к Энергетической хартии не обеспечивает стабильности в этой области, уже не ставится под сомнение.

Что же касается диверсификации поставок энергоносителей в Европу, то Россия и ЕС сходятся в этом вопросе. Причем тот факт, что Москва делает упор на «Северный поток» и «Южный поток», а Брюссель скорее на проект «Набукко», не вызывает беспокойства на стороне первой. В конечном итоге без российского газа невозможно будет на сто процентов использовать транспортные мощности трубопровода.

Однако альтернативные трубопроводы не являются панацеей в решении вопроса о транзите через Украину. Поэтому хотелось бы верить, что готовящееся соглашение с Украиной о поставках газа принесет свои плоды и позволит стабилизировать отношения в энергетической сфере и укрепить энергобезопасность Европы, а также позиции России как надежного партнера.

Очевидно, что разногласия остаются скорее на политическом, нежели на экономическом уровне. И как только стороны придут к взаимопониманию, можно будет говорить об энергетической безопасности как о глобальном явлении, хотя бы в рамках одного континента, а также о новом этапе в развитии отношений ЕС – Россия.

2.2. Система гражданско-правовых механизмов осуществления инвестиционной деятельности в топливно-энергетическом комплексе Российской Федерации

Инвестиционная деятельность в топливно-энергетическом комплексе имеет свои особенности, обусловленные как стратегической важностью самого процесса капиталовложений, так и особенностями объекта инвестирования. Энергетический сектор обеспечивает жизнедеятельность всех отраслей национального хозяйства, способствует консолидации субъектов Российской Федерации, во многом определяет формирование основных финансово-экономических показателей страны. Ни одна комплексная хозяйственная сфера страны не может автономно функционировать, обеспечивая и аккумулируя благоприятный и экономически выгодный режим для государства. Источниками роста и развития топливно-энергетического комплекса по праву следует признать активное привлечение в отрасль внутреннего и внешнего капитала.

Основным юридически закрепленным средством, регулирующим хозяйственные отношения между субъектами и обеспечивающим процесс инвестирования, является договор. Указанный гражданско-правовой механизм определяет порядок и условия исполнения договорных обязательств, формы взаимодействия сторон, устанавливает контроль за исполнением обязательств, учитывая специфические особенности конкретных взаимоотношений сторон24.

Правовую основу предпринимательской деятельности и инвестиционных правоотношений, реализуемых в сфере ТЭК, создает достаточно фундаментальный пласт нормативно-правовых актов, в том числе имеющих узкую отраслевую направленность. Бесспорно, основным документом, регламентирующим происходящие хозяйственные процессы на рынке, остается Гражданский кодекс Российской Федерации. Однако более тщательный анализ аспектов реализации инвестиционной деятельности в топливно-энергетическом комплексе, позволяет сделать о вывод о наличии особенной специфики отношений, обусловленной комплексной структурой данной отрасли, разнообразием потенциальных объектов инвестирования, своеобразным экономико-правовым режимом.

Вышеуказанные факторы обуславливают заключение в рассматриваемой сфере общественных отношений не только широко применяемых на практике и имеющих четкое законодательное регулирование гражданско-правовых договоров, но и договоров, имеющих смешанную правовую природу и классифицируемых в зависимости от объекта инвестирования. На первый взгляд, заключаемые договоры, отвечают характеристикам и признакам гражданско-правовых, однако считаем необходимым отметить характерные особенности, присущие только договорам, заключаемым в сфере топливно-энергетического комплекса.

1. Сторонами выступают участники, наделенные зачастую особым статусом и спецификой функционирования. Кроме того, субъектный состав участников правоотношений может быть предопределен нормативными актами, наделяющими их соответствующим правом участия в сделке.

2. С учетом объема нормативно-правовой базы, отраслевой направленности договора, представляется возможным отметить отличительные черты, свидетельствующие о необходимости выделения ряда договоров в обособленную группу. К ним, прежде всего, будут отнесены договоры, предмет и объект которых сопряжен с поиском, разведкой, добычей, транспортировкой и переработкой сырья (нефти, газа, угля, иных полезных ископаемых).

К вышеуказанной группе договоров правомерно причислять договоры, связанные со сбором, хранением, обработкой геологической информации о недрах, лицензионные соглашения, договоры подряда по прокладке нефте-, газопроводов, бурения, строительства скважин, аренды оборудования и т.д. Механизм реализации данных договоров сопряжен с указанием на специфичный объект, режим и порядок использования которых недостаточным образом урегулирован положениями ГК РФ и требует дополнительного объема нормативных правил и требований, которые так или иначе установлены в отраслевом законодательстве России.

3. Немаловажным фактором в деятельности хозяйствующих субъектов являются факторы потенциально завышенных рисков предпринимательского, экономического, политического и репутационного характера при реализации инвестиционных проектов. С учетом довольно обширного субъектного состава участников правоотношений, представляющих не только внутригосударственных и международных инвесторов, но и органы государственной власти, отдельного внимания заслуживают механизмы и способы минимизации неблагоприятных последствий для сторон и принятие исчерпывающих мер по их максимальному отражению в текстах заключаемых контрактов. Фундаментальными гражданско-правовыми механизмами привлечения инвестиций разумно считать дорогостоящие и долгосрочные инфраструктурные проекты, реализуемые посредством концессионных соглашений и соглашений о разделе продукции.

Законодательное оформление режима концессионных соглашений в Российской Федерации связывают с принятием Федерального закона «О концессионных соглашениях»25. Анализ норм указанного закона позволяет определить ряд существенный признаков и условий, отличающих концессионные соглашения от иных гражданско-правовых форм реализации инвестиционной деятельности.

Одной стороной (концедентом) концессионного соглашения выступает государство (Российская Федерация и (или) ее субъект либо муниципальное образование, другой (концессионер) является отечественный или иностранный инвестор. Концессионные договоры существовали в российском дореволюционном праве и применялась, к примеру, в 60-х годах XIX века при строительстве железной дороги. По утверждениям Г.Ф. Шершеневич26а «концессионная система - термин не вполне точный, потому что концессия есть разрешение со стороны правительства известному лицу открыть предприятие, которое не подлежит свободному производству, например у нас - проведение и эксплуатация железной дороги, так что получение концессии возможно и там, где нет концессионной системы для возникающих акционерных товариществ».

В современной правовой доктрине все же преобладает мнение, согласно которому концессионный договор определяется как особый, «смешанный» тип договора, соединяющий в себе в непостоянных, меняющихся пропорциях публично-правовые и гражданско-правовые начала. Концессионный договор объединяет по сути два договора. Первый является административным актом, регламентирующим правовое положение концессионера, второй составляет гражданско-правовой договор между теми же сторонами, устанавливает имущественные последствия и условия эксплуатации. Государство, вступая в договор, руководствуется не только предпринимательскими, но и общественными интересами, такие интересы и цели иногда требуют отступления от рыночных критериев поведения государства как стороны в договоре27.

Использование концессии - практичная форма вложения средств, позволяющая обеспечить эффективное использование государственной собственности и привлекать долгосрочные инвестиции для создания либо реконструкции объектов недвижимого имущества общественного значения, которые принадлежат или будут принадлежать на праве собственности государству. Фактически концессия - это своего рода разновидность долгосрочной аренды, однако концессионер несет и инвестиционные обязательства.

Перечень объектов государственной собственности, передаваемых в хозяйственную эксплуатацию на концессионной основе, достаточно обширен. Наиболее привлекательную для инвесторов группу объектов формируют природные ресурсы: полезные ископаемые, различные виды ресурсов, в том числе на континентальном шельфе и особенных экономических зонах. Кроме того, могут быть допустимыми для освоения объекты экономической инфраструктуры (автодороги, железные дороги, трубопроводный транспорт, морские, речные и воздушные порты, линии связи и коммуникации). Еще одну группу объектов формируют объекты сферы общественных услуг и сельского хозяйства, государственные и муниципальные предприятия, а также некоторые виды хозяйственной либо иной общественно полезной деятельности.

Достоинствами концессионной формы управления инвестиционными объектами традиционно считаются следующие: минимизация финансовой нагрузки государства, поскольку затраты по финансированию, управлению и текущему ремонту объектов, переданных в концессию, несет концессионер; устанавливаются долгосрочные отношения между государством и концессионером на основе заключения договоров; привлекается частный, в том числе иностранный, капитал, исключая потери стратегического контроля над важными системными инфраструктурными объектами.

Интересы инвесторов в реализации концессионных проектов обусловлены получением концессионером в долговременное управление государственных активов на льготных условиях оплаты, наличием достаточных гарантий возврата вложенных средств, возможностью получения из бюджета государства дотационных денежных средств в целях повышения качества обслуживания. Помимо прочего, концессионер за счет повышения производительности труда, внедрения инноваций увеличивать прибыль в течение всего срока действия режима концессии.

На практике реализация концессионных соглашений осложнена неоднозначностью правового регулирования, наличием законодательных пробелов в аспекте разработки и заключения концессионного соглашения, обеспечения прозрачности процедур осуществления сделки и включения в нее всех осуществленных условий, удовлетворяющих обе стороны соглашения. Однако стоит отметить небезуспешные нормотворческие попытки уполномоченных органов государственной власти, ориентированные на систематизацию нормативных актов и более четкую регламентацию процесса заключения и исполнения концессионных соглашений.

Еще одним видом привлечения инвестиций в ТЭК является заключение соглашений о разделе продукции (далее – СРП). В России данный механизм регулирует Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции»28 (далее - Закон о разделе продукции), являющийся правовой основой для функционирования отношений, возникающих в процессе заключения, исполнения и прекращения соглашений о разделе продукции, и определяющий основные правовые условия таких соглашений, что, прежде всего, следует отнести к сфере разработки и добычи ресурсов и ископаемых.

Разработка на условиях СРП характерна для месторождений, требующих значительных материальных затрат, когда капиталовложения необходимы, например, при разработке нефтяных и газовых месторождений на континентальном шельфе. Начальные затраты на строительство платформ и элементов инфраструктуры зачастую настолько высоки, что выполнение работ без учета сторонней экономической поддержки затруднено даже крупными компаниями, которые считают экономически оправданным привлечение инвестиций, в том числе иностранных29.

В мировой практике соглашения о разделе продукции заключаются в сфере нефтяной промышленности и широко применяются нефтедобывающими странами и компаниями. Наиболее успешными примерами некоторых СРП принято считать «Сахалин-1», «Сахалин-2», «Самотлорское месторождение», «Приразломное нефтяное месторождение», «Ванкорское газонефтяное месторождение».

Согласно положениям Закона о разделе продукции СРП является договором, в соответствии с которым Россия предоставляет субъекту предпринимательской деятельности (далее - инвестор) на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск. Перечни участков недр, право пользования которыми на условиях раздела продукции может быть предоставлено инвесторам, устанавливаются федеральными законами, к которым, в частности, могут быть отнесены участки недр, в отношении которых имеются обоснования Правительством Российской Федерации целесообразности включения таких участков недр в указанные перечни.

Сторонами соглашения о разделе продукции выступают Российская Федерация, от имени которой в соглашении выступают Правительство Российской Федерации или уполномоченные им органы, а также инвесторы - юридические лица и создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, осуществляющие вложение собственных заемных или привлеченных средств (имущества и (или) имущественных прав) в поиски, разведку и добычу минерального сырья и являющиеся пользователями недр на условиях соглашения. Право пользования участками недр на условиях раздела продукции предоставляется инвестору на основании соглашения, заключаемого с победителем аукциона, проводимого в порядке, установленном российским законодательством, и в согласованные сторонами сроки30.

Произведенная по соглашению продукция подлежит разделу между государством и инвестором в соответствии с соглашением, которое должно предусматривать соответствующие условия и порядок определения общего объема произведенной продукции и ее стоимости, части произведенной продукции, которая передается в собственность инвестора для возмещения его затрат на выполнение работ по соглашению, раздела между государством и инвестором прибыльной и компенсационной продукции за отчетный (налоговый) период, передачи инвестором государству принадлежащей ему в соответствии с условиями соглашения части произведенной продукции или ее стоимостного эквивалента, получения инвестором произведенной продукции, принадлежащей ему в соответствии с условиями соглашения.

Правовой анализ современного режима соглашений о разделе продукции позволяет сделать вывод о наличии немалого количестве дискуссионных вопросов относительно его правовой природы, корректных механизмах применения материального права в случаях участия иностранного контрагента, ограничений доступа иностранных инвесторов к разделу и их преференциях. Немало вопросов возникает и относительно правового режима СРП в связи со вступлением России в ВТО, а также эскалацией санкционного воздействия на Россию со стороны европейских государств и Соединенных Штатов Америки, оказывающего прямое влияние на топливно-энергетический сектор нашей страны.

Процесс инвестирования иностранного капитала в экономику нашей страны не может оставаться неурегулированным, а наоборот должен обеспечивать эффективный и стабильный экономический прирост денежных средств с применением развитых правовых институтов. Думается, что выдвигаемые идеи реформирования и правового оздоровления данного института должны иметь целью возрождение прежнего уровня инвестиционной деятельности с иностранными участниками и достижение общей стабильности инвестиционного климата страны.

Составной частью топливно-энергетического комплекса России с учетом широкого спектра нормативных актов, регламентирующих лишь данную отрасль, следует признать электроэнергетическую сферу. Электроэнергетика в соответствии со статьей 3 Федерального закона «Об электроэнергетике»31 представляет отрасль экономики Российской Федерации, включающая в себя комплекс экономических отношений, возникающих в процессе производства (в том числе производства в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии), передачи электрической энергии, оперативно-диспетчерского управления в электроэнергетике, сбыта и потребления электрической энергии с использованием производственных и иных имущественных объектов (в том числе входящих в Единую энергетическую систему России), принадлежащих на праве собственности или на ином предусмотренном федеральными законами основании субъектам электроэнергетики или иным лицам. Положениями статьи 32 указанного закона определено, что на оптовом рынке действует организованная система договоров между субъектами оптового рынка, определяющая основные условия деятельности соответствующих субъектов на оптовом рынке, условия продажи электрической энергии и мощности, оказания услуг. Перечень, система и порядок заключения обязательных для участников оптового рынка договоров определяются правилами оптового рынка.

Существенная специфика прав на электроэнергию предопределяет тот факт, что к договорным конструкциям в рамках энергорынка подлежит применению специальное законодательство. С учетом того, что конструкции реализационных договоров в сфере электроэнергетики не всегда вписываются в традиционно регулируемые правовые рамки, а также принимая во внимание механизмы оборота электроэнергии разумной представляется дифференциация договоров по характеру оборотных прав и особенностям применяемых договорных конструкций32:

1. Отношения по обороту прав на электроэнергию. Основной целью сделок обозначены передача комплекса прав на электроэнергию, обеспечивая правомерность потребления потребителем оплаченных объемов электроэнергии и компенсацию издержек генерирующего источника.  Природа и содержание данных договоров радикально отличается предметом - это право, которое предоставляется непосредственно (как предмет сделки) приобретателю электроэнергии. В то время как, к примеру, в договоре купли-продажи покупателю передается товар и право собственности на него.

2. Отношения по реализации прав на электроэнергию.  С учетом осуществления процесса энергоснабжения и исполнения реализационных обязательств правомерно выделить следующие типы договоров: договор, предусматривающий поставку самой электроэнергии - в этом случае обязательству по данному договору сопутствуют обязательственные отношения покупателя по транспортировке приобретаемой электроэнергии (права на электроэнергию) с сетевой организаций; и форвардный контракт, допускающий покрытие выборочных часов суток, дней недели, сроки действия которого могут изменяться в широких пределах. По существу, отношения на рынках электроэнергии имеют очень сложную природу и абстрактно представляют торговлю таким специфическим товаром, как электроэнергия.

Резюмируя, следует отметить, что инвестиции в ТЭК практически не осуществляются посредством инвестиционных правоотношений, поскольку объектами выступают сложные инженерные сооружения, для выполнения работ на которых необходимо привлечение значительных ресурсов, в том числе и кадровых, которые не могут быть обеспечены инвестором единолично. Указанные задачи традиционно решаются с применением гражданско-правовых механизмов осуществления инвестиционной деятельности, в том числе описанных выше.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, проведя исследование на тему «Предпринимательская деятельность в топливно-энергетическом комплексе», следует сделать вывод, что современное развитие экономики России определяют отрасли топливно-энергетического комплекса. Но, в долгосрочной перспективе, с исчерпанием их потенциала роста, развитие экономики будет в большей степени зависеть от конкурентных преимуществ перерабатывающих отраслей. Для создания конкурентных преимуществ предприятий перерабатывающей промышленности требуются адекватные изменения в денежно-кредитной, налогово-бюджетной, структурной и инвестиционной политике.

Конечно же, в условиях единовременной реализации рыночных реформ и глобального кризиса корпорациям топливно-энергетического комплекса России требуется корректировка структуры управления с учетом всех проблем развития. Кризисный характер развития экономики приводит к конструктивному восприятию проблем во всех сферах управленческой деятельности. Как уже было сказано, для преодоления проблем роста организационной сложности систем управления современные корпорации создают в своей структуре децентрализованные подразделения. Но желание руководства сохранить вертикаль власти создает дополнительные угрозы устойчивого развития предприятий топливно-энергетического комплекса.

В итоге можно сказать, что модернизация промышленности и инвестиционная политика являются интеграционными элементами единого, целостного механизма управления развитием экономики России, предполагающего системный подход к развитию добывающих и перерабатывающих отраслей. Соответственно необходимо создавать условия, чтобы предприятиям с перспективными проектами развития обеспечивался доступ к долгосрочным кредитам.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые акты

  1.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2014. - № 31. - ст. 4398.
  2.  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 05.05.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - ст. 3301.
  3.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - ст. 2954.
  4.  О некоммерческих организациях: Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ (ред. от 14.10.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 3. - ст. 145.
  5.  О приватизации государственного и муниципального имущества: Федеральный закон от 21.12.2001 № 178-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 4. - ст. 251.
  6.  О естественных монополиях: Федеральный закон от 17.08.1995 № 147-ФЗ (ред. от 30.12.2012) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2013) // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 34. - ст. 3426.
  7.  О концессионных соглашениях: Федеральный закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ (ред. от 28.06.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 30 (ч. II). - ст. 3126.
  8.  О соглашениях о разделе продукции: Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ (ред. от 19.07.2011) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 1. - ст. 18.
  9.  Об электроэнергетике: Федеральный закон от 26.03.2003 № 35-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2003. - № 13. - ст. 1177.
  10.  О недрах: Закон РФ от 21.02.1992 № 2395-1 (ред. от 28.12.2013) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 10. - ст. 823.
  11.  Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. - № 11. - ноябрь. – 2009.
  12.  Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно - производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения: Указ Президента РФ от 17.11.1992 № 1403 (ред. от 16.04.1998, с изм. от 25.09.2000) // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1992. - № 49. - ст. 2926.
  13.  Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений, организаций топливно-энергетического комплекса в акционерные общества: Указ Президента РФ от 14.08.1992 № 922 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1992. - № 9. - ст. 591.
  14.  Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества (вместе с «Положением о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа»): Указ Президента РФ от 01.07.1992 № 721 (ред. от 31.12.1992) // Российская газета. - № 154. – 1992 // Утратил силу с 29 марта 2003 года в связи с изданием Указа Президента РФ от 26.03.2003 № 370.

Специальная литература

  1.  Бибиков А.И. Задачи модернизации российской экономики и проблемы совершенствования гражданского законодательства / Конституционная доктрина современной России: проблемы теории и практики (к 18-летию принятия Конституции РФ): материалы ежегодной региональной научно-практической конференции. Иваново, 12 декабря 2011 г. / Отв. ред.: Лопатина М.Н. - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2012. - С. 19-30.
  2.  Бушуев, В. В. Топливно-энергетический комплекс России [Текст] : 2000-2009 гг : справочно-аналитический обзор / под общ. ред. В. В. Бушуева и др.; Институт энергетической стратегии, ИАЦ «Энергия». Москва: Энергия, 2010 – 337 с.
  3.  Бушуев, В. В. ТЭК и экономика России: вчера, сегодня, завтра (1990-2010-2030) [Текст] / [Бушуев В. В. и др.] ; (под ред. Ю. К. Шафраника). Москва: Ин-т энергетической стратегии, 2011 - 487 с.
  4.  Венцюлис, Л. С. Энергоресурсосбережение как основная проблема топливно-энергетического комплекса России [Текст] / Л. С. Венцюлис, Ю. И. Скорик, А. Н. Чусов ; Российская акад. наук, С.-Петерб. науч.-исслед. центр экологической безопасности РАН (НИЦЭБ РАН), М-во образования и науки Российской Федерации. Санкт-Петербург: Изд-во Политехнического ун-та, 2011 - 238 с.
  5.  Клинова М.В. Государство и частный капитал в поисках прагматичного взаимодействия. Монография. М.: ИМЭМО РАН, 2009. - 122 с.
  6.  Орлов, А. В. Анализ состояния и перспективы развития топливно-энергетического комплекса России [Текст] : монография / А. В. Орлов, Ф. Ф. Юрлов. Москва: Перо, 2013 - 289 с.
  7.  Осипов Ю.М. Опыт философии хозяйства. Хозяйство как феномен культуры и самоорганизующаяся система. М.: Изд-во МГУ, 1990. - 382 с.
  8.  Попондопуло В.Ф. Развитие предпринимательства в России: правовые риски и возможности / Российское право: образование, практика, наука. № 4 - Екатеринбург: ГОУ ВПО «Урал. гос. юр. акад.», 2010. - С. 21-27.
  9.  Суханов Е.А. О предмете корпоративного права / Актуальные проблемы частного права: сборник статей к юбилею Павла Владимировича Крашенинникова: Москва - Екатеринбург, 21 июня 2014 г. / Отв. ред.: Гонгало Б.М., Ем В. - М.: Статут, 2014. - С. 227-249.
  10.  Торкановский Е. Управление акционерным обществом / Хозяйство и право. № 6 - М., 1997. - С. 27-39.
  11.  Шершеневич Г.Ф. Применение права / Юридический консультант. № 9 - М.: Юрмин, 2004. - С. 15-34.

1 Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник ВАС РФ. - № 11. - ноябрь. – 2009.

2 О некоммерческих организациях: Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ (ред. от 14.10.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 3. - ст. 145.

3 О приватизации государственного и муниципального имущества: Федеральный закон от 21.12.2001 № 178-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 4. - ст. 251.

4 Осипов Ю.М. Опыт философии хозяйства. Хозяйство как феномен культуры и самоорганизующаяся система. М.: Изд-во МГУ, 1990. – С. 216.

5 Торкановский Е. Управление акционерным обществом / Хозяйство и право. № 6 - М., 1997. - С. 27-39.

6 Клинова М.В. Государство и частный капитал в поисках прагматичного взаимодействия. Монография. М.: ИМЭМО РАН, 2009. – С. 86-87.

7 Суханов Е.А. О предмете корпоративного права / Актуальные проблемы частного права: сборник статей к юбилею Павла Владимировича Крашенинникова: Москва - Екатеринбург, 21 июня 2014 г. / Отв. ред.: Гонгало Б.М., Ем В. - М.: Статут, 2014. - С. 227-249.

8 Бибиков А.И. Задачи модернизации российской экономики и проблемы совершенствования гражданского законодательства / Конституционная доктрина современной России: проблемы теории и практики (к 18-летию принятия Конституции РФ): материалы ежегодной региональной научно-практической конференции. Иваново, 12 декабря 2011 г. / Отв. ред.: Лопатина М.Н. - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2012. - С. 19-30.

9 Попондопуло В.Ф. Развитие предпринимательства в России: правовые риски и возможности / Российское право: образование, практика, наука. № 4 - Екатеринбург: ГОУ ВПО «Урал. гос. юр. акад.», 2010. - С. 21-27.

10 Орлов, А. В. Анализ состояния и перспективы развития топливно-энергетического комплекса России. М.: Перо, 2013 – С. 41-42.

11 Венцюлис, Л. С. Энергоресурсосбережение как основная проблема топливно-энергетического комплекса России. Санкт-Петербург: Изд-во Политехнического ун-та, 2011 – С. 39.

12 Орлов, А. В. Анализ состояния и перспективы развития топливно-энергетического комплекса России. М.: Перо, 2013 – С. 43.

13 Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества (вместе с «Положением о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа»): Указ Президента РФ от 01.07.1992 № 721 (ред. от 31.12.1992) // Российская газета. - № 154. – 1992 // Утратил силу с 29 марта 2003 года в связи с изданием Указа Президента РФ от 26.03.2003 № 370.

14 Об особенностях приватизации и преобразования в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно - производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения: Указ Президента РФ от 17.11.1992 № 1403 (ред. от 16.04.1998, с изм. от 25.09.2000) // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1992. - № 49. - ст. 2926.

15 Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений, организаций топливно-энергетического комплекса в акционерные общества: Указ Президента РФ от 14.08.1992 № 922 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1992. - № 9. - ст. 591.

16 О естественных монополиях: Федеральный закон от 17.08.1995 № 147-ФЗ (ред. от 30.12.2012) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2013) // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 34. - ст. 3426.

17 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2014. - № 31. - ст. 4398.

18 О недрах: Закон РФ от 21.02.1992 № 2395-1 (ред. от 28.12.2013) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 10. - ст. 823.

19 Орлов, А. В. Анализ состояния и перспективы развития топливно-энергетического комплекса России. М.: Перо, 2013 – С. 55-56.

20 Венцюлис, Л. С. Энергоресурсосбережение как основная проблема топливно-энергетического комплекса России. Санкт-Петербург: Изд-во Политехнического ун-та, 2011 – С. 104-105.

21 Орлов, А. В. Анализ состояния и перспективы развития топливно-энергетического комплекса России. М.: Перо, 2013 – С. 84-85.

22 Венцюлис, Л. С. Энергоресурсосбережение как основная проблема топливно-энергетического комплекса России. Санкт-Петербург: Изд-во Политехнического ун-та, 2011 – С. 106.

23 Орлов, А. В. Анализ состояния и перспективы развития топливно-энергетического комплекса России. М.: Перо, 2013 – С. 86.

24 Орлов, А. В. Анализ состояния и перспективы развития топливно-энергетического комплекса России. М.: Перо, 2013 – С. 88-89.

25 О концессионных соглашениях: Федеральный закон от 21.07.2005 № 115-ФЗ (ред. от 28.06.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 30 (ч. II). - ст. 3126.

26 Шершеневич Г.Ф. Применение права / Юридический консультант. № 9 - М.: Юрмин, 2004. - С. 15-34.

27 Венцюлис, Л. С. Энергоресурсосбережение как основная проблема топливно-энергетического комплекса России. Санкт-Петербург: Изд-во Политехнического ун-та, 2011 – С. 109-110.

28 О соглашениях о разделе продукции: Федеральный закон от 30.12.1995 № 225-ФЗ (ред. от 19.07.2011) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 1. - ст. 18.

29 Бушуев, В. В. Топливно-энергетический комплекс России. М.: Энергия, 2010 – С. 228.

30 Бушуев, В. В. ТЭК и экономика России: вчера, сегодня, завтра (1990-2010-2030). М.: Ин-т энергетической стратегии, 2011 – С. 266.

31 Об электроэнергетике: Федеральный закон от 26.03.2003 № 35-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2003. - № 13. - ст. 1177.

32 Бушуев, В. В. Топливно-энергетический комплекс России. М.: Энергия, 2010 – С. 230.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17017. РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЕ ПРИГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ЭНЕРГЕТИКИ И КАЧЕСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА 26.64 KB
  В приграничных регионах Сибири и Дальнего Востока особое внимание уделяется вопросам взаимодействия с Китайской народной республикой экономика которой в последние годы развивалась быстрыми темпами. Направления сотрудничества разнообразны: торгово-экономическое образовательное и научное сотрудничество взаимодействие в сфере предоставления туристических услуг и др. Вместе с тем в основных программных и стратегических документах...
3210. Международно-правовое регулирование туристской деятельности 34.58 KB
  Хартия туризма. Глобальный кодекс этики туризма. Двусторонние договоры и соглашения государств в области туризма. Соглашение о сотрудничестве в области туризма заключенное в рамках СНГ.
15089. Международно-правовые механизмы в области обеспечения и защиты прав человека 483.06 KB
  Обязанность государств и международного сообщества защищать права человека. Всеобщая декларация прав человека как основополагающий документ международной стандартизации прав человека. Международно-правовые механизмы в области обеспечения и защиты прав человека. Межгосударственный механизм защиты прав человека как элемент процесса обеспечения и защиты права личной безопасности.
7254. Правовое регулирование лицензирования в области пожарной безопасности 28.66 KB
  Лицензиаты вправе осуществлять деятельность на которую предоставлена лицензия на всей территории Российской Федерации со дня следующего за днем принятия решения о предоставлении лицензии. Днем принятия решения о предоставлении лицензии является день одновременно осуществляемых внесения записи о предоставлении лицензии в реестр лицензий присвоения лицензии регистрационного номера и регистрации приказа распоряжения руководителя заместителя руководителя лицензирующего органа о предоставлении лицензии. За предоставление лицензии...
3423. Государственное регулирование и правовое обеспечение туризма в Тверской области 8.9 KB
  Государственное регулирование и правовое обеспечение туризма в Тверской области. Закон Тверской области О туристской деятельности в Тверской области. Комитет по туризму курортам и международным связям Тверской области. в Тверской области.
985. Нормативно-правовое регулирование розничной торговли в Оренбургской области 63.23 KB
  Теоретические аспекты развития розничной торговли на предприятии. Понятие и сущность розничной торговли. Особенности функционирования розничной торговли. Состояние розничной торговли в Оренбургской области.
17387. Атомная энергетики в России 57.03 KB
  И это не только потому что в недрах страны находится 12 мировых запасов угля 13 нефти и 36 мировых запасов природного газа которых достаточно для полного обеспечения собственных потребностей и для экспорта в сопредельные государства. кВт В этих условиях для обеспечения прогнозируемого спроса на электрическую энергию и мощность потребуется значительная реконструкция действующих а затем и строительство новых электростанций. Это очевидно ограничивает возможности солнечной энергетики при создании электростанций большой мощности для...
10974. Экономические и экологические проблемы развития ядерной энергетики 50.84 KB
  Населения земли в настоящее время лишены доступа к электричеству и другим формам коммерческой энергии. Более половины производимой в мире энергии потребляется в развитых странах с населением около 20 от населения планеты в то время как на 20 бедных стран приходится 5 энергопотребления. Увеличение численности населения и стремление к повышению уровня жизни требует удвоения производства энергии каждые 30 50 лет. Все доступные в настоящее время источники энергии можно классифицировать по трем группам: солнечного происхождения;...
13741. Международное сотрудничество в Арктике 423.84 KB
  Целью настоящего исследования является анализ состояния проблем и перспектив международного сотрудничества в Арктике. Цель настоящего исследования позволила поставить и решить ряд задач: провести сравнительный анализ арктического топливноэнергетического потенциала государств претендующих на лидерство в освоении углеводородного сырья Арктики России Канады Норвегии и США; раскрыть модели поведения зарубежных государств в регионе; рассмотреть совокупность основных проблем доступа к разработке углеводородного сырья в Арктике: макро и...
4177. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ 16.9 KB
  Международно-правовой ответственности за ущерб окружающей среде. Организационно-правовой механизм сотрудничества государств в сфере охраны окружающей среды. Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП).
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.