Обеспечение права на жизнь

Обязано ли государство например в силу этого обязательства нести ответственность если не установило на уровне закона ограничения скорости для мотоциклистов хотя эта мера могла бы уменьшить количество человеческих жертв на дорогах Однако как справедливо замечает Fwcett1 автор книги Обращение в Европейский Суд по правам человека законом...

2015-08-28

411.6 KB

0 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Оглавление

[1] Оглавление

[2] Введение

[3] 1 Международно-правовые стандарты права человека на жизнь

[4] 1.1 Право на жизнь в Европейской конвенции о правах человека

[5] 1.2 Рамки права на жизнь

[6] 1.3 Законные исключения права на жизнь

[7] 1.4 Отступление от обязательств по Конвенции

[8] 2 Право на жизнь в практике Европейского суда по правам человека

[9] 2.1 Обязательство защищать право на жизнь законом

[10] 2.1.1 Обязательства государства в отношении лиц, обращающихся за защитой

[11] 2.1.2 Лица, находящиеся на грани самоубийства или убийства со стороны третьих лиц в заключении

[12] 2.2 Бремя и стандарты доказывания, необходимые для установления ответственности государства за незаконное лишение жизни

[13] 2.3 Обязательство государства проводить расследование

[14] 2.3.1 Цели расследования

[15] 2.3.2 Обязанность проводить расследование на основе полученной информации о незаконном убийстве и заявлении об исчезновении лица, находившегося под стражей

[16] 2.3.3 Обязанность проводить расследование по факту использования силы, которая потенциально может привести к смерти

[17] 2.3.4 Своевременность расследования

[18] 2.3.5 Обязанность обеспечить доказательства

[19] 2.3.6 Обязанность обеспечить общественный надзор за расследованием

[20] 2.3.7 Независимость и беспристрастность расследования

[21] Заключение

[22] Глоссарий

[23] Список использованных источников

[24] Приложение А

[25] Приложение Б


Введение

Актуальность темы исследования. Статья 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод включена в список статей, от исполнения обязательств по которым государство в мирное время отказаться не может (ч. 2 ст. 15 Конвенции). Соответственно, справедлива точка зрения британского правительства, высказанная им в деле Ireland v. the United Kingdom, согласно которой в отношении Северной Ирландии меры по отказу от исполнения обязательств по ст. 2, принятые правительством Ирдандии, не являются оправданием нарушения статьи 2 Конвенции.

Статья 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод не только закрепляет право каждого на жизнь, но и налагает на государство обязанность защищать право на жизнь, обеспечивать его защиту путем запрета намеренного лишения жизни (Приложение А). Для национальных властей запрет произвольного, намеренного лишения жизни подразумевает обязанность воздерживаться от действий, которые с неизбежностью угрожают жизни. Общий анализ текста статьи 2 показывает, что обязанность защищать жизнь возлагается в первую очередь на законодателя: «право на жизнь охраняется законом». Что подразумевается под этой обязанностью? Обязано ли государство, например, в силу этого обязательства нести ответственность, если не установило на уровне закона ограничения скорости для мотоциклистов, хотя эта мера могла бы уменьшить количество человеческих жертв на дорогах? Однако, как справедливо замечает Fawcett1, автор книги «Обращение в Европейский Суд по правам человека», «законом охраняется право на жизнь, а не сама жизнь»: право на жизнь позволяет гарантировать защиту не от всех угроз жизни, а именно от умышленного произвольного лишения жизни, которое должно быть запрещено и наказуемо по закону, за исключением случаев, указанных в части 2 статьи 2.

Реальная защита права, закрепленного в законе, может иметь место только тогда, когда закон выполняется. Европейская Комиссия по правам человека указала, что первое предложение статьи необходимо толковать расширительно, оно относится не только к законодателю, а в целом к властным органам, обязанным принимать необходимые меры для защиты жизни. Этот вопрос тесно связан с вопросом, до какой степени государство несет ответственность за лишение жизни индивида со стороны частных лиц, ведь «государство вряд ли может поставить телохранителя каждому гражданину». Задача государства включает, однако, обязанность соблюдать определенную бдительность в отношении охраны жизни граждан.

Интересно, что, несмотря на важность права на жизнь, первое дело, в котором заявлялось о нарушении Статьи 2, было рассмотрено Судом лишь в 1995 г. Соответственно, юриспруденция самого Суда относительно этого права сравнительно невелика, и множество вопросов, связанных с правом на жизнь, пока открыты для судебного толкования. Однако имеет большое значение опыт рассмотрения дел данной категории существовавшей ранее Комиссией.

В первом деле по статье 2 Европейский Суд по правам человека сделал заявление относительно общего принципа: «статья 2 предусматривает одно из фундаментальных положений Конвенции. Вместе со статьей 3 она гарантирует основные ценности демократического общества. Поэтому ее положения должны неукоснительно выполняться».

Суд указал также, что при толковании статьи 2 необходимо руководствоваться тем положением, что целью и задачей Конвенции как инструмента защиты прав индивида является требование, чтобы ее положения толковались и применялись так, чтобы сделать эту защиту практической и эффективной.

Таким образом, целью курсовой работы является исследование стандартов Европейского суда по правам человека в области обеспечения права на жизнь, закрепленного в статье 2 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

- дать определение понятию «право на жизнь», закрепленному в статье 2 в Европейской конвенции о правах человека;

- исследовать рамки права на жизнь;

- дать характеристику законным исключениям права на жизнь;

- рассмотреть отступление от обязательств по Конвенции;

- охарактеризовать обязательство Европейского суда защищать право на жизнь законом;

- изучить бремя и стандарты доказывания, необходимые для установления ответственности государства за незаконное лишение жизни;

- проанализировать обязательство государства проводить расследование;

- сделать выводы.

Объектом исследования настоящей работы является обеспечение права на жизнь.

Предмет исследования представлен российским и европейским законодательством, комментариями, а также опубликованными работами, статьями различных авторов в которые входит исследование по данной теме.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения, глоссария и списка использованных источников и приложений.


1 Международно-правовые стандарты права человека на жизнь

1.1 Право на жизнь в Европейской конвенции о правах человека

Статья 2 закрепляет право на жизнь и налагает на государство обязанность защищать это право. Статья 2 в Европейской конвенции о правах человека (далее – Конвенция) занимает особое положение. Это положение было отмечено Европейским судом по правам человека (далее – Суд) в деле МсСаnn v. the United Kingdom.

Статья 2 относится к одной из основополагающих статей Конвенции – действительно одной, от соблюдения обязательств по которой не допускается отступление в соответствии со статьей 15. Вместе со статьей 3 Конвенции она защищает одну из основополагающих ценностей демократических государств, входящих в Совет Европы. Поэтому толкование ее положений должно быть четким2.

Суд в эту цитату включает статью 2 вместе со статьей 3, предусматривающей свободу от пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, как права, защищающего основные демократические ценности. Но статья 2 более сложная, чем статья 3, и существуют определенные конвенционные различия по защите в отношении этих прав (Приложение Б).

В феврале 2005 г. Европейский суд вынес первые постановлены по шести делам против России, которые затрагивали аспекты статьи 2 и статьи 3 в отношении Чечни. Первые заявители жаловались на казнь их родственников без суда военными Российской армии е Грозном в конце января 2000 г. Тела погибших – брата и сестры: господина Хашиева и двух сыновей сестры господина Хашиева и брата господина Акаева – были найдены со следами многочисленных огнестрельных ранений. Второй и третий заявители жаловались на неизбирательную бомбардировку мирного населения российскими военными самолетами. Во всех делах следствие по уголовному делу по фактам бомбардировок несколько раз приостанавливалось и возобновлялось. Виновные не были установлены. Заявители во всех трех делах жаловались на нарушение права на жизнь со стороны государства. Они также жаловались, что проведенное расследование не было эффективным и объективным.

Вместе с тем, статья 2 Конвенции предусматривает обязанность государства не только воздерживаться от незаконного лишения жизни, но и обеспечивать, чтобы национальная правовая система гарантировала право на жизнь. Это требует существования закона, предусматривающего запрет на лишение жизни – закона об уголовной ответственности за убийство. Но, кроме того, требует эффективной системы законов и правопорядка, действий представителей полиции, прокуроров, судов и наказания. Требует, чтобы закон о случаях возможного применения смертоносной силы регулировался в соответствии с положениями статьи 2. В принципе, это означает, что сила может быть признана соразмерной, когда ее применение обосновано в соответствии с обстоятельствами, установленными частью 2 статьи 2. Обязанности государства также включают проведение обучения полиции и других сил безопасности правомерному применению силы в соответствии с национальным законодательством и конвенционным правом и юриспруденцией Суда3.

1.2 Рамки права на жизнь

Парадоксальная особенность статьи 2 заключается в том, что хотя это может быть основное право, его рамки не определены. Так, в Конвенции ничего не сказано о моменте начала и окончания жизни.

1.Защита неродившегося ребенка.

Конвенция явно не защищает неродившегося ребенка. В отличие от статьи 4 Американской конвенции о правах человека, которая предусматривает, что защита права на жизнь начинается «с момента зачатия», в статье 2 Конвенции ничего не сказано о временных ограничениях права на жизнь и, в частности, не сформулировано понятие «каждого», чья жизнь находится под защитой Конвенции. В проекте Конвенции также не было определено, что подпадает под понятия «каждый» и «жизнь» и применяется ли статья 2 к защите нерожденного ребенка. Таким образом, вопрос о том, распространяется ли понятие «каждый» на нерожденного ребенка, должен быть полностью разрешен. До настоящего времени вопрос поднимался только в отношении законов об аборте. В деле Paton v. the United Kingdom Европейская комиссия по правам человека (далее – Комиссия) постановила, что аборт на 10-недельном сроке в интересах защиты физического и психического здоровья беременной женщины в соответствии с британским законодательством не противоречит статье 2. Установлено, что статья 2 не признает абсолютное право нерожденного ребенка на жизнь. Иначе «жизнь плода рассматривалась бы как более высокая ценность, чем жизнь беременной матери». Потребности же матери имеют приоритет над нерожденным ребенком4.

Однако Комиссия не сформулировала определенный ответ на вопрос, охраняет ли статья 2 нерожденного ребенка или имеет ли плод право на жизнь в соответствии с этой статьей со всеми вытекающими ограничениями.

Этот вопрос вновь разрешался в деле Vo v. France. В 1991 г. госпожа Во, гражданка Франции вьетнамского происхождения, поехала в госпиталь Отель-Дью в Лион на обследование, когда была на шестом месяце беременности. В тот же день другой женщине, Тан Ван Во, было назначено удаление спирали в том же госпитале. Беременная госпожа Во, из Бург-ен-Бресс, не говорила по-французски и не смогла пообщаться с гинекологом Гольфьером. Он перепутал ее с другой госпожой Во и попытался удалить спираль, что привело к необходимости сделать аборт. Доктор Гольфьер был обвинен в неумышленном убийстве. Он был оправдан, но в апелляционной инстанции был признан виновным, приговорен к шестимесячному заключению в тюрьме и оштрафован на 10 000 франков. Но доктор Гольфьер затем обжаловал приговор в кассационной инстанции, которая отменила судебное решение на основании, что утробный плод, не являющийся человеческим существом, не подпадает под защиту уголовного права.

Европейский суд заявил, что он не может ответить на вопрос, когда начинается право на жизнь, и ему придется оставить разрешение вопроса национальным судам. Суд заявил:

При обстоятельствах, изученных к настоящему времени конвенционными институтами, то есть в различных законах об аборте, нерожденный ребенок не считается «лицом», прямо подпадающим под защиту статьи 2 Конвенции, и что если у нерожденного ребенка все-таки есть «право на жизнь», оно явно ограничено правами и интересами матери.

Вопрос относительно того, когда право на жизнь начинается, находится в компетенции каждого отдельного государства. Это связано с тем, что, во-первых, вопрос о такой защите не разрешен в большинстве самих государств и, во-вторых, нет европейского соглашения по научному и юридическому определению момента начала жизни5.

2.Эвтаназия.

Вопрос «права на смерть» получил разрешение в деле Pretty v. the United Kingdom. Заявитель Диана Претти, страдала прогрессирующим нейрогенеративным поражением двигательных отделов центральной нервной системы. Данная болезнь неизлечима.

На момент обращения в Европейский суд у заявителя было парализовано тело ниже шеи, она фактически не могла говорить членораздельно и получала пищу через трубку. Однако ее интеллект и способность принимать решения не пострадали. Последняя стадия болезни госпожи Претти сопряжена с чрезвычайными страданиями и пребыванием в состоянии, не соответствующем представлениям о человеческом достоинстве. Госпожа Претти намеревалась совершить самоубийство при помощи ее мужа.

Ее адвокат обратился от ее имени к прокурору с просьбой дать обязательство не возбуждать уголовное преследование мужа госпожи Претти, если по ее просьбе он окажет ей помощь в самоубийстве. Прокурор сообщил заявителю, что он не вправе предоставить иммунитет от уголовного преследования в отношении преступления, которое может быть совершено в будущем, несмотря ни на какие исключительные обстоятельства. Заявитель утверждала, что, по ее мнению, статья 2 Европейской конвенции защищает не только право на жизнь, но также и право выбирать, продолжать жить или нет. Она защищает право на жизнь, а не жизнь как таковую; предложения, касающиеся лишения жизни, направлены на защиту людей от третьих лиц, а именно от государства и публичных властей, а не от них самих. Статья 2, следовательно, по мнению заявителя, признает за индивидом право выбирать, продолжать жить или нет, и защищает ее право на смерть, чтобы избежать неминуемых страданий и состояния, не совместимого с представлениями о человеческом достоинстве, как естественное следствие права на жизнь6.

Суд отметил, что во всех делах, рассмотренных им ранее, он последовательно делал акцент на обязанности государства защищать жизнь. При таких обстоятельствах Суд убежден, что «право на жизнь», гарантированное статьей 2, без искажения текста не может быть истолковано ни как предоставление диаметрально противоположного права, а именно права на смерть, ни как создание права на самоопределение в смысле признания за человеком права избрать смерть вместо жизни.

1.3 Законные исключения права на жизнь

Хотя право на жизнь занимает особое положение в Конвенции, это не абсолютное право. По сравнению с ним право на свободу от пыток, предусмотренное статьей 3 Конвенции, не допускает исключений. Статья 2 допускает исключения. Первое исключение – смертная казнь.

1.Смертная казнь (часть 1 статьи 2, Протокол № 6 и Протокол № 13).

Часть 1 статьи 2 устанавливает, что никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание. Нужно отметить, что нет условия, что национальный закон, предусматривающий смертную казнь, должен применяться к наиболее серьезным преступлениям, таким как убийство.

Однако в настоящее время статью 2 следует читать вместе с Протоколом № 6 к Конвенции, отменяющим смертный приговор в мирное время. В соответствии с Протоколом № 6 государства договорились, что смертный приговор более не является допустимым исключением относительно права на жизнь в мирное время; хотя государства могут применять смертную казнь в отношении действий, совершенных во время войны или надвигающейся угрозы войны.

По Протоколу № 13 к Конвенции смертная казнь отменена полностью. Европа стала «свободной от смертной казни зоной»7.

Когда Российская Федерация ратифицировала Конвенцию в мае 1998 г., она не ратифицировала Протокол № 6. Однако при переговорах о вступлении в Совет Европы она взяла на себя обязательство подписать его в течение одного года и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления. Протокол был подписан в 1997 г., но Дума дважды отказалась принимать законопроект о ратификации. 14 марта 1997 г. Дума также отказалась принимать федеральный законопроект по обеспечению моратория на смертную казнь. 2 августа 1996 г. действующий на тот момент Президент Б. Ельцин инициировал неофициальный мораторий на смертную казнь. Все приговоры о смертной казни, вынесенные судами, были переданы Президентской Комиссии по помилованию, которую возглавлял Анатолий Игнатьевич Приставкин. Это привело к тому, что с 1997 г. не было вынесено ни одного приговора о смертной казни.

Кроме того, в соответствии с Постановлением Конституционного суда РФ от 2 февраля 1999 г., с момента вступления в силу настоящего Постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, комиссией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей. Суд присяжных заседателей доступен только в некоторых регионах и вряд ли появится во всех 89 регионах на протяжении последующих нескольких лет. Следовательно, смертная казнь больше не применяется в России, хотя Россия еще и не ратифицировала ни Протокол № 6, ни Протокол №13.

2.Экстрадиция и смертная казнь.

В соответствии с Конвенцией высылка иностранцев в государство, где к ним может быть применена смертная казнь, считается нарушением статьи 2.

В деле Soering v. the United Kingdom Суд постановил, что «синдром камеры смертников» в Вирджинии (США) представляет собой бесчеловечное обращение, противоречащее статье 3, поскольку в Вирджинии при вынесении приговора о смертной казни за убийство было обычной практикой, когда заключенные ожидали исполнения приговора по 6-8 лет в камере смертников. Суд установил, что учитывая длительность ожидания в камере смертников в таких экстремальных условиях, когда заявитель испытывает чувство подавленности и всевозрастающего напряжения, личные качества заявителя, в частности, возраст и его психическое состояние в момент совершения преступления, выдача заявителя Соединенным Штатам представляет для него реальный риск, что его подвергнут бесчеловечному обращению8.

Таким образом, ни одно государство, ратифицировавшее Конвенцию или Протокол № 6, к которому обратились с запросом о выдаче преступника, не имеет права высылать его или ее в это государство, если он или она могут быть подвергнуты смертной казни. В любом случае высылающее государство должно получить от запрашивающего государства подтверждение, что смертная казнь не будет использована в качестве наказания, прежде чем выслать лицо. Так, в деле Aylor-Davis v. France высылка заявителя в Техас не нарушает статью 2, так как власти США и Техаса заверили, что смертная казнь не будет применена.

1.4 Отступление от обязательств по Конвенции

Статья 15 Конвенции устанавливает, что государство может отказаться от своих обязательств в отношении гарантий определенных прав «в период войны или иного чрезвычайного положения, угрожающего существованию нации».

Статья 2 включена в список статей, по которым государство не может отказаться от исполнения обязательств в мирное время. Однако есть исключение. Отступление может быть «в отношении случаев гибели людей в результате правомерных военных действий».

Во-первых, нужно отметить, что отступление может быть только в отношении статьи 2 во время войны. Не допускается отступление в отношении «иного чрезвычайного положения». Суд до сих пор прямо не определил значение войны или «правомерных военных действий» в своей юриспруденции. Но он постановил, что чрезвычайное положение, «угрожающее существованию нации», относится к исключительной ситуации кризиса или чрезвычайного положения, которая оказывает влияние на все население и представляет угрозу упорядоченной жизни сообщества, которое составляет государство.

Следовательно, защита права на жизнь, предусмотренная статьей 2, распространяется на обстоятельства при любом чрезвычайном положении в государстве.

Статья 15 также ограничивает отступление от обязательств во время войны через требование, чтобы любая предпринятая мера имела место только в той степени, в какой это обусловлено чрезвычайностью обстоятельств при условии, что такие меры не противоречат другим ее обязательствам в соответствии с международным правом.

Другие обязательства, применимые в период войны, включают четыре Женевские конвенции 1949 г. и Протокол к ним, нормы обычного права, касающиеся права вооруженных конфликтов и других применимых договорных обязательств.

Таким образом, в соответствии со статьей 15 возможно изменить, но не исключить обязательства государств, предусмотренные статьей 2, в период войны. Следовательно, статья 2 применяется в отношении гражданских лиц в такие периоды времени. Она применима, например, в ситуации с Чечней, хотя Российская Федерация не ссылалась на статью 15 в отношении того конфликта. В результате в «чеченских» делах Суд отметил, что военные операции должны быть оценены в рамках обычных правовых условий.

Все вопросы по существу и вопросы права, которые могут появиться в связи с применением статьи 15, включая применение силы, в конце концов подлежат рассмотрению Судом9.


2 Право на жизнь в практике Европейского суда по правам человека

2.1 Обязательство защищать право на жизнь законом

Обязательство защищать право на жизнь законом является позитивным обязательством, то есть предусматривает, что государство должно сделать для защиты прав лица. Во-первых, государство обязано принимать законы о защите право на жизнь, о защите от намеренного произвольного посягательства на нее. Как государство выполняет эту обязанность – находится в сфере его усмотрения, однако в конечном итоге в национальном законодательстве должны быть уголовные санкции за лишение жизни в нарушение статьи 2. В некоторых случаях Суд рассматривал само содержание нормы и соответствие ее требованиям ст. 2.

В деле МакКанн против Соединенного королевства Европейский Суд рассматривал вопрос, является ли соответствующим Конвенции закон, который позволяет использовать силу «на поражение», когда она считается «разумно-оправданной», а не «абсолютно – необходимой». В свете возражений правительства о том, что национальные суды не видят значительной разницы между этими понятиями, а значит, требования Конвенции были соблюдены, Суд пришел к выводу, что проблемы по ст. 2 (1) здесь не возникает10.

Обязанность предпринимать необходимые меры для защиты жизни достаточно общая, и она явно распространяется на уголовное-правовые аспекты законодательства и правоприменения. Вооруженное нападение, которое угрожает жизни, может поднимать вопросы по статье 2 Конвенции. С другой стороны, иные вопросы могут вызывать сомнения.

В деле Barret v. the United Kingdom заявитель жаловалась на то, что на военно-морской базе, где служил ее супруг, отсутствовал надлежащий контроль за потреблением служащими алкоголя и не было надлежащего медицинского осмотра на предмет потребления алкоголя, в результате причиной смерти супруга стало тяжелое алкогольное опьянение. Комиссия не установила в данном деле нарушения статьи 2, хотя указала, что в местах, где расположены бары и другие заведения, в которых продают алкогольные напитки, и где в связи с определенным видом деятельности человека есть риск для жизни (работа с источниками опасности), могут возникнуть вопросы, связанные со ст. 2 Конвенции.

С процедурной точки зрения, обязательство государств защищать жизнь требует эффективной реализации закона.

2.1.1 Обязательства государства в отношении лиц, обращающихся за защитой

Позитивные обязательства государства принимать превентивные меры для защиты отдельных лиц и групп лиц могут возникнуть в случае, когда власти знали или должны были знать о существовании «реального и непосредственного риска для жизни определенного лица или группы лиц, вызванного преступными действиями со стороны третьих лиц». Если в подобных обстоятельствах власти не приняли меры в рамках своих полномочий, которые бы помогли избежать этого риска, существует нарушение права на жизнь. Суд установил, что заявитель должен лишь доказать, что власти не сделали того, чего было бы разумным ожидать в целях избежания реального и непосредственного риска для жизни, о котором они знали или должны были знать.

В деле Osman v. the United Kingdom заявители жаловались, что полиция не предприняла необходимых превентивных мер для защиты жизни двух лиц. Школьный учитель, одержимый преследованием своего ученика и его отца, убил одного и ранил второго заявителя. Заявители неоднократно жаловались в полицию на преследование их со стороны этого лица, однако полиция не предпринимала никаких действий по защите прав заявителей, что и привело к состоявшемуся покушению. Хотя в данном случае Европейский Суд не установил нарушения статьи 2, он сделал следующие важные выводы11:

1. Обязательство государства по статье 2 связаны с установлением эффективных норм уголовного права для защиты жизни.

2. Это обязательство также предусматривает при определенных обстоятельствах позитивное обязательство государства принимать превентивные меры по защите жизни индивида, чья жизнь подвергается риску из-за преступных действий другого лица.

3. Принимая во внимание нестабильность сегодняшнего общества и непредсказуемость человеческого поведения, а также выбор между общественными интересами, перед которым находится государство, его обязательства по ст. 2 не должны толковаться как «предъявляющие нереальные и невозможные требования к властям».

4. Обязательства по ст. 2 также должны толковаться таким образом, чтобы включать в себя обязанности по расследованию преступлений и привлечении преступников к ответственности.

5. Должно быть отмечено поэтому, что власти, не сделавшие всего того, чего от них обоснованно ожидали в сфере защиты права на жизнь, должны нести ответственность, если знали или должны были знать о риске для жизни индивида.

В ряде предыдущих дел Комиссия рассмотрела рамки обязательства предпринимать меры для защиты жизни в контексте террористических актов в Северной Ирландии. Она указала, что полиция\силы безопасности могут быть необходимы в некоторых случаях, однако сделала акцент на том, что из статьи 2 не может вытекать обязательство государства исключить любую возможную агрессию. В частности, нельзя ожидать и требовать от государства постоянной или длительной защиты от полиции или службы безопасности. На этом основании Комиссия отклонила жалобу заявителя, в которой он жаловался на прекращение его защиты и охраны со стороны полиции, которое ранее продолжалось на протяжении нескольких лет в связи с ранее произошедшим покушением на него со стороны членов Ирландской республиканской армии. (IRA).

2.1.2 Лица, находящиеся на грани самоубийства или убийства со стороны третьих лиц в заключении

Позитивные обязательства «защищать жизнь» относятся к людям, находящимся в заключении. Что касается риска самоубийства, Суд установил, что тюремные власти, исполняя свои полномочия, должны выполнять свои обязанности, основываясь на неотъемлемости прав и свобод лиц, склонных к самоубийству. Существуют общие меры предосторожности, позволяющие снизить риск причинения вреда самому себе без посягательства на свободу личности. Ответственность государства возникает при существовании реального и непосредственного риска самоубийства, о котором тюремные власти знали или должны были знать. Что касается опасности со стороны других заключенных, ответственность Государства возникает в случае убийства одного заключенного другим в условиях, когда тюремные власти знали или должны были знать о существовании реальной и непосредственной угрозы жизни одного заключенного со стороны другого или других12.

2.2 Бремя и стандарты доказывания, необходимые для установления ответственности государства за незаконное лишение жизни

Суд установил, что для определения того, виновно ли государство в лишении жизни человека, необходимо доказать его виновность в соответствии со стандартом доказывания «вне всякого сомнения». В деле Orhan v. Turkey заявитель жаловался на то, что турецкие силы безопасности сожгли его селение, арестовали его братьев и сына, после чего они были убиты. Правительство Турции оспаривало свою причастность к смертям родственников заявителя и оспаривало вообще сам факт проведения военной операции на данной территории. В своих письменных объяснениях по жалобе Правительство указывало, что «не было доказано вне всякого сомнения, что селение было уничтожено и что родственники заявителя были задержаны именно силами безопасности государства». Суд, исследовав все факты и представленные заявителем и правительством доказательства, пришел к выводу, что заявителем не было представлено доказательств, которые бы вне всякого сомнения устанавливали вину государства в лишении жизни родственников заявителя, однако, поскольку обстоятельства смерти были очень спорны, на государстве лежала обязанность провести тщательное и эффективное расследование причин смерти. Исследовав обстоятельства дела, Европейский Суд пришел к выводу, что такое расследование не было проведено, следовательно, государство нарушило свои позитивные обязательства по статье 2 Конвенции.

В деле Tanrikulu v. Turkey Европейский суд также установил, что: «Достижение необходимого уровня доказательств может определяться сосуществованием достаточно сильных, понятных и согласованных выводов или неопровержимых предположений»13.

Однако доказательная ценность таких заключений или неопровержимых предположений должна быть рассмотрена в свете обстоятельств каждого конкретного дела, серьезности и природы обвинений, которые выдвигаются. Если события полностью или в большой степени известны исключительно властям, как, например, в случае содержания человека под стражей, существует четкая презумпция вины государства при получении травм или смерти в заключении. В этом случае бремя доказывания возлагается на власти, которые должны предоставить удовлетворяющие и убедительные объяснения произошедших фактов.

«Лица, содержащиеся под стражей, находятся в очень уязвимом положении, и на власти возложено обязательство обеспечить соблюдение их прав». В случае, когда человек, заключенный под стражу в хорошем состоянии здоровья, позднее умирает, на власти возлагается обязанность предоставить правдоподобные объяснения событий, приведших к его смерти. Непредставление подобных объяснений ведет к установлению ответственности властей за эту смерть. В случае наступления смерти в заключении существует четкая презумпция вины государственных органов.

Аналогичные выводы можно сделать, если государство без веской на то причины не предоставляет материалы, запрошенные Судом. Этот принцип должен распространяться и на национальные судебные процедуры, касающиеся Статьи 214.

2.3 Обязательство государства проводить расследование 

2.3.1 Цели расследования 

Европейский Суд установил, что общий юридический запрет на произвольное лишение жизни государственными органами будет неэффективен, если на практике не существует процедуры контроля за законностью использования силы, которая потенциально может привести к летальному исходу. Обязательность расследования также касается случаев исчезновения жертв после заключения под стражу. В деле Tas v. Turkey заявитель жаловался на нарушение ст. 2 в отношении его сына в ходе антитеррорестической операции, проводимой властями Турции. Его сын был ранен в ходе массовых задержаний и заключен под стражу. В ходе его нахождения под стражей и госпитале, куда он был направлен, он исчез. Правительство в своих письменных объяснениях указывало, что лицо исчезло в ходе ведения следствия, местонахождение его неизвестно и на правительстве не лежит обязанность доказывать, что он жив или что в его смерти вины государства нет. Однако суд указал в п. 63 решения следующее:

Суд уже ранее отмечал, что если лицо было взято под стражу в полном здравии, но к моменту освобождения из-под стражи получило физические повреждения, это обязанность государства привести убедительные доводы о том, как эти повреждения были получены. (см. дело Томази против Франции, Рибич против Австрии). Обязательство властей следить за обращением с лицами, находящимися под стражей является должно носить особый характер, когда лицо, находящееся под стражей, умирает. Там, где государство не может привести убедительных доводов в пользу того, что стало причиной смерти лица, находящегося под стражей, или если тело не найдено, возникают серьезные вопросы о нарушении государством ст. 2 Конвенции15.

Расследование также обязательно, если заявление об исчезновении подтверждается доказательствами, что лицо, которое последний раз видели в заключении в государственном органе, после этого исчезло при обстоятельствах, угрожающих жизни. Так, в решении Европейского суда по делу Cyprus v. Turkey Европейский Суд по правам человека рассматривал жалобу заявителя - государства Кипр на военные действия государства Турция, в ходе которых множество греческих и киприотских семей погибали или пропадали без вести. В п. 131 решения Суд, в частности, указал:

«Заявления Правительства Турции о непричастности к этим смертям, однако, должно рассматриваться в контексте процедурного обязательства Высоких договаривающихся сторон по статье 2, а именно - обязательства проводить эффективное официальное расследование - были ли жители Кипра лишены жизни из-за действий турецких военных или по другим причинам, особенно принимая во внимание масштаб военных действий и большое количество случаев смерти в результате военной операции».

«Суд напоминает, что вопрос нарушения статьи 2 Конвенции возникает и в ситуации, когда не проведено тщательного и эффективного расследования случаев смерти лиц, которых, как и по обстоятельствам данного дела, в последний раз видели находящимися под стражей, и которые впоследствии исчезли в обстановке, которая может рассматриваться как несущая реальную угрозу жизни»

Государство может быть признано виновным в нарушении Статьи 2 в связи с неисполнением обязательств по расследованию, даже если заявитель не смог представить доказательства того, что человек был преднамеренно лишен жизни государственными служащими. Сам факт отсутствия адекватного расследования является достаточным основанием для нарушения Статьи 2.

Расследование должно быть «тщательным, беспристрастным и точным». Оно также должно быть эффективным в том смысле, что должно привести к определению, было ли применение силы в данном случае оправдано или нет и к установлению и наказанию виновных. Обязательство проводить эффективное расследование означает не только получение результата, но и процесс его проведения.

2.3.2 Обязанность проводить расследование на основе полученной информации о незаконном убийстве и заявлении об исчезновении лица, находившегося под стражей 

Суд установил, что факт того, что власти проинформированы об убийстве, сам по себе приводит к возникновению обязательств в соответствии со Статьей 2 – проводить расследование. То же применимо в отношении покушения на убийство. В случаях обвинения государственных служащих в незаконном лишении жизни расследование должно проводиться в условиях «прозрачности». Суд признал это необходимым для поддержания общественного доверия и удовлетворения законных интересов, которые могут возникнуть в результате применения силы, которое привело к летальному исходу.

2.3.3 Обязанность проводить расследование по факту использования силы, которая потенциально может привести к смерти 

Обязанность проводить расследование существует не только в случае, когда результатом использования силы явилась смерть. Суд утверждает, что в случаях, когда сила была применена для попытки совершения убийства, власти также обязаны провести эффективное расследование. Жертва имеет право, чтобы расследование в этом случае было проведено на том же уровне, что и расследование в отношении тех, кто умер в результате полученных ранений.

В деле Yasa v. Turkey заявитель жаловался на нарушение статьи 2 в отношении него самого и его дяди, он указывал, что военные формирования Турции покушались на его жизнь и расстреляли его дядю за то, что они продавали газеты курдской партии. Заявитель указывал, что ни в отношении факта смерти, ни в отношении факта покушения на его жизнь не было проведено надлежащего расследования. Правительство оспаривало это заявление. Европейский Суд по правам человека в п. 100 решения указывал следующее16:

«Суд напоминает, что в свете общих обязательств статьи 1 Конвенции защищать права и свободы лиц, находящихся под его юрисдикцией, обязательства по статье 2 требуют проведения тщательного и эффективного расследования случаев смерти в результате применения силы. В данном деле, один только факт, что власти были проинформированы об убийстве дяди заявителя, поднимает вопрос об обязательстве по статье 2 Конвенции (см. решение по делу Ergi v. Turkey от 28 июля 1998 г.) То же относится и к попытке убийства заявителя, поскольку те 8 выстрелов, которые были сделаны в него, позволяют сделать вывод о намерении лишить его жизни».

2.3.4 Своевременность расследования

Расследование должно проводиться должным образом и в разумные сроки. Расследование фактов использования силы, приведших к смерти, организованное должным образом, является важным моментом в поддержании общественного мнения, что власти привержены ценностям правового государства, и предотвращают сговор между государственными служащими, и выражают нетерпимость к незаконным действиям. В случаях, когда начатое судебное разбирательство постоянно откладывается и переносится, оно не отвечает требованиям разумного срока. Суд считает, что в случае, когда слушание дела переносится в течение длительного срока и это признается оправданным в интересах соблюдения процессуальных гарантий в отношении семей больных, встает вопрос о том, отвечает ли такая система расследования требованиям быстроты и доступности.

2.3.5 Обязанность обеспечить доказательства 

Власти должны предпринимать все необходимые шаги, способствующие сбору доказательств, касающихся всех фактов незаконного лишения жизни. Суд отказался установить определенный перечень процедур, которые власти обязаны осуществить для обеспечения должного расследования обстоятельств незаконного лишения жизни. Тем не менее власти должны предпринять все необходимые действия для получения доказательств, касающихся происшедшего, включая17:

  1.  Соответствующие судебные доказательства, в том числе баллистические экспертизы в случаях использования огнестрельного оружия;
  2.  Допросы офицеров, арестовывавших жертвы, в частности, о состоянии здоровья жертвы на момент ареста;
  3.  Допросы и показания свидетелей, включая офицеров полиции, вооруженных сил и д.т., принимавших участие в операции, в результате которой был убит человек;
  4.  Изъятие пуль, поразивших жертву;
  5.  Вскрытие, проведенное квалифицированными врачами, на основании которого дается полное и точное заключение о характере ранения и объективный анализ клинических данных, включая причину смерти, предположительное время нанесения ранений и смерти;
  6.  Положение свидетелей в момент смерти;
  7.  Схему места преступления;
  8.  Полный отчет об использовавшемся оружии и отстрелянных гильзах;
  9.  Фотографии оружия на месте его расположения;
  10.  Анализ металла пуль и их фрагментов для идентификации производителя и поставщика и типа использовавшегося оружия;
  11.  Проверку состояния рук подозреваемых на наличие следов, которые могут установить их связь с оружием, и проверку оружия на наличие отпечатков пальцев;
  12.  В случаях участия государственных служащих – отчеты об их использовании оружия и боевых припасов.

Необходимость получения этих доказательств была установлена Европейским судом в каждом конкретном случае при конкретных обстоятельствах. При этом Суд, как уже отмечалось ранее, отказался назвать конкретный перечень таких необходимых доказательств, ограничившись лишь ссылкой на то, что власти должны предпринять максимальные усилия для обеспечения максимального количества доказательств, следуя принципу тщательности, полноты и эффективности проводимого расследования18.

2.3.6 Обязанность обеспечить общественный надзор за расследованием 

Расследования или их результаты должны быть открыты общественному контролю для обеспечения прозрачности как на практике, так и в теории. Степень общественного надзора может варьироваться от случая к случаю. В отношении общественного контроля за расследованиями Суд постановил, что раскрытие или публикация полицейских отчетов и материалов расследования может отразиться на интересах отдельных людей или расследовании в целом, так как может предрешать дело. Соответственно это не может рассматриваться как непосредственное требование Статьи 2.

Необходимый доступ общественности или родственников жертвы может быть обеспечен на других стадиях процедуры. Так, в деле Mc Shane v. United Kingdom, заявительница жаловалась на нарушение статьи 2 в связи с убийством ее мужа в ходе беспорядков в Северной Ирландии. Силы безопасности, стремясь подавить мятежи, использовали пластиковые бомбы и взрывчатые вещества, бросая их в толпу, от чего супруг заявителя и погиб. В своей жалобе в Европейский Суд по правам человека заявитель жаловалась на то, что ее муж был убит военными в ходе подавления мятежей, и что не было проведено эффективного расследования по данному факту. Заявитель указывала, что смерть стала результатом необоснованного и непропорционального применения силы отрядом безопасности. Более того, проведенное служебное расследование не отвечало требованиям независимости и контроля со стороны общественности: структура, которая проводила расследование, была непосредственно связана с проведением операции в Северной Ирландии и ответственна за ее проведение. Контроль со стороны общественности был исключен, так как данная структура не предоставляла никакой информации о ходе следствия, и даже самой заявительнице был закрыт доступ к материалам следствия. Европейский Суд в п. 98 решения пришел к выводу, что «эффективность расследования также обеспечивается возможностью общественности контролировать следствие. Степень такого общественного контроля может варьироваться в зависимости от обстоятельств дела, однако в любом деле необходимо соблюдать законные интересы потерпевшего и информировать его о ходе следствия. Доступ к материалам дела может быть обеспечено и на поздней стадии следствия, так как предоставление такого доступа на ранней стадии может привести к нарушении тайны следствия – таким образом, непредоставление на начальном этапе доступа к документам не может рассматриваться как автоматическое нарушение статьи 2 Конвенции»

2.3.7 Независимость и беспристрастность расследования

Расследование незаконного лишения жизни должно проводиться таким образом, чтобы обеспечить исследование всех аспектов. Недостаточно просто выяснить у обвиняемых, например, полицейских, их версию событий. Все свидетели, поддерживающие или опровергающие официальную версию событий, должны быть допрошены с целью установления истины.

Это подразумевает не только отсутствие иерархической или институциональной связи, но и практическую независимость. В ранее упомянутом деле McShane v. United Kingdom Европейский Суд пришел к следующему выводу:

Эффективное расследование незаконного лишения жизни представителями власти в целом требует, чтобы лица, проводящие расследование, были независимы от виновных и участвующих в этом деле лиц19.


Заключение

Таким образом, проведя данное исследование следует сделать следующие выводы.

Нарушение статьи 2 Конвенции по правам человека будет иметь место в случае произвольного лишения человека жизни государством или в случаях, когда его смерть явилась следствием неправомерных действий частных лиц при отсутствии надлежащей защиты со стороны органов государственной власти, а также при отсутствии эффективного расследования.

Заявителями по данной статье, как правило, являются близкие родственники погибшего. Наиболее распространенными поводами для обращения в Европейский Суд являются случаи получения ими и другими заинтересованными лицами отказа в возбуждении уголовного дела по факту смерти или необоснованное постановление о прекращении возбужденного уголовного дела при формальном проведении расследования, а также существенное ограничение прав заявителя на доступ к материалам уголовного дела, например, материалам судебно-медицинских экспертиз.

После обжалования этих действий, а также любых других неправомерных действий и бездействия проводящего расследование лица (например, отказа удовлетворить ходатайство о сборе доказательств) в порядке статьи 125 УПК РФ20, в течение шести месяцев со дня вынесения отрицательного кассационного определения можно обращаться в Европейский Суд.

Европейский Суд по правам человека является межгосударственным правовым механизмом по защите прав человека, действующим на основании Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, принятой 4 ноября 1950 года.

Европейская Конвенция не гарантирует защиты всего спектра прав, и обращение в него требует соблюдения ряда обязательных требований, установленных Европейской Конвенцией и прецедентными решениями Европейского Суда. Несоблюдение установленных критериев приводит к тому, что обращение в Европейский Суд будет признано неприемлемым.

С 5 мая 1998 года лица, являющиеся жертвами нарушения властями Российской Федерации прав человека, гарантированных Европейской Конвенции и протоколами к ней, имеют возможность защищать свои права в Европейском Суде.

Европейский Суд не рассматривает уголовные дела и гражданско-правовые споры по существу. Он не может отменить решение российского суда, а лишь устанавливает факт нарушения властями прав, гарантированных Европейской Конвенцией, и может назначить справедливую компенсацию. Ответчиком по жалобе всегда является государство, которое должно обеспечить соблюдение принятых на себя обязательств, предусмотренных Европейской Конвенцией и протоколами к ней.

Европейский Суд не рассматривает также вопросы правильности применения судами и другими органами власти законодательства России, доказанности и существа обвинения, квалификации содеянного, оценки доказательств, их допустимости (кроме случаев, когда они получены с применением насилия и/или в результате провокации), назначенного наказания (кроме случаев явной несоразмерности, что может нарушать § 1 статьи 6 Конвенции, или выхода за рамки санкции статьи уголовного закона, что может нарушать § 1 статьи 7 Конвенции).

Таким образом, не следует обращаться в Европейский Суд с просьбой о пересмотре приговора или иного решения суда, дополнительном расследовании, смягчении наказания, изменении меры пресечения, переквалификации действий осужденного.

При определении размера справедливой компенсации морального вреда целесообразно руководствоваться прецедентами Европейского Суда. Сумма компенсации материального ущерба и судебных издержек определяется на основании представленных документов, подтверждающих понесенные расходы.

Важным моментом при разбирательстве в Европейском Суде является возможность заключения дружественного соглашения между заявителем и властями на условиях, которые стороны сочтут взаимоприемлемыми. В случае достижения соглашения между сторонами Европейский Суд исключает жалобу из списка дел, подлежащих рассмотрению.

В отличие от национальных судов, Европейский Суд считает дело закрытым только после исполнения властями условий дружественного соглашения или решения.


Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Вступление закона в силу

это заключительная стадия законодательного процесса, когда принятый парламентом, подписанный и обнародованный главой государства закон по истечении определенного срока претворяется в жизнь.

2

Высшая юридическая сила конституции

это особое юридическое свойство, отличающее ее от других актов.

3

Гарантии прав и свобод человека

система условий, обеспечивающих удовлетворение благ и интересов человека и гражданина.

4

Гражданин

это лицо, находящееся в устойчивой правовой связи с определенным государством.

5

Институт прав человека

это важнейший институт конституционного права. Исходное начало формирования правового статуса человека - принадлежность лица к гражданству определенного государства, из которого непосредственно вытекает его праводееспособность.

6

Источники конституционного права

это внешняя форма выражения общих правил поведения, регулирующая отношения конституционного характера.

7

Конституционно-правовая политика

это научно обоснованная, последовательная и системная деятельность государственных и негосударственных структур по созданию эффективного механизма конституционно-правового регулирования, оптимизации конституционно-правового развития конкретной страны; деятельность, связанная с выработкой и осуществлением юридических идей стратегического плана, в принятии, совершенствовании и реализации Конституции и конституционного законодательства.

8

Конституционно-правовые отношения

это наиболее значимые для общества массовые отношения, направленные на осуществление государственной власти и суверенитета народа, а также на достижение свободы личности, урегулированные нормами конституционного права.

9

Конституционное право

это ведущая отрасль права, представляющая собой упорядоченную совокупность юридических норм, закрепляющих и регулирующих общественные отношения в сфере обеспечения прав и свобод человека и учреждающих в этих целях определенную систему государственной власти.

10

Конституционность

это соответствие Конституции как высшему (основному) закону государства норм и положений всех других правовых актов государства, а также действий органов публичной власти и граждан.

11

Конституционные ограничения

это установленные в конституции границы, в пределах которых субъекты должны действовать, использовать свои права и свободы.

12

Конституционные принципы

это руководящие идеи, лежащие в основе всего содержания конституции определенной страны.

13

Конституционный закон

это закон, который в ряде государств вносит изменение в конституцию или дополняет ее, либо закон, принятие которого прямо предусмотрено Основным Законом.

14

Личная неприкосновенность

это требование недопустимости какого бы то ни было вмешательства извне в область индивидуальной жизнедеятельности человека, включающее в себя физическую (телесную), психическую, духовную неприкосновенность.

15

Личные права и свободы

это юридические возможности человека, ограждающие от незаконного и нежелательного вмешательства в его личную жизнь и внутренний мир, призванные обеспечить существование, своеобразие и автономию личности.


Список использованных источников 

  1.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 2009, № 4, ст. 445.
  2.  Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 05.05.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.05.2014) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.
  3.  Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (заключена в Минске 26.05.1995) (вместе с «Положением о Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств», утв. 24.09.1993) // Собрание законодательства РФ, 1999, № 13, ст. 1489.
  4.  Постановление Конституционного Суда РФ от 26.02.2010 № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю. Федотовой» // Собрание законодательства РФ, 2010, № 11, ст. 1255.
  5.  Абашидзе А. Х. Европейское международное право: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [А. Х. Абашидзе]; [отв. ред. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова, П. В. Саваськов]; Московский гос. ин-т международных отношений (ун-т) МИД России Москва: Международные отношения, 2009 - 404 с. - ISBN 978-5-209-04438-3.
  6.  Абашидзе А. Х. Универсальные механизмы защиты прав человека [Текст]: учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция», по научным специальностям 12.00.02 «Конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное пр Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2013 – 137 с. - ISBN 978-5-238- 02354-0.
  7.  Абдуллин А. И. Международное право [Текст]: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция» и специальности «Юриспруденция»: в 2 т. / [А. И. Абдуллин и др.]; отв. ред. С. Н. Лебедев, Е. В. Кабатова; Московский гос. ин-т междунар. отношений (Ун. Москва: Статут, 2011 – 220 с. - ISBN 5-8354-0091-8.
  8.  Алисиевич Е. С. Право Европейского Союза [Текст]: учебник для вузов: для студентов высших учебных заведений, обучающихся по юридическим направлениям и специальностям / [Алисиевич Е. С. и др.]; под ред. А. Я. Капустина Москва: Юрайт, 2013 - 387 с. - ISBN 978-5-9916-2260-8.
  9.  Андреева Л. В. Международное частое право [Текст]: учебник для бакалавров: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки 030501 (021100) «Юриспруденция», по специальностям 030501 (021100) «Юриспруденция», 030500 (521400) «Юриспруденция (бакалавр)», 030500 (521400) «Юриспр. Москва: Юрайт, 2011 – 510 с. - ISBN 5-94032-014-7.
  10.  Антонов И. П. Международное право [Текст]: сборник задач и упражнений для студентов и слушателей международно-правового факультета / И. П. Антонов; Всероссийская акад. внешней торговли Минэкономразвития России, Каф. публичного права. Москва: ВАВТ, 2010 – 250 с. - ISBN 5804102540.
  11.  Бакулин Н. Н. Международное право [Текст]: частная методика преподавания дисциплины цикла ОПД ГОС ВПО для курсантов (слушателей, студентов), обучающихся по специальности 030501.65 «Юриспруденция» / М–во внутренних дел Российской Федерации, Краснодарский ун–т, Ставропольский фил.: СФ КрУ МВД России, 2011 – 400 с. - ISBN 5-94489-010-Х.
  12.  Батырь В. А. Международное гуманитарное право [Текст]: учебник для вузов: учебник для слушателей высших военно-учебных заведений / В. А. Батырь. Москва: Юстицинформ, 2011 – 300 с. – ISBN. 978-5-7205-1079-4.
  13.  Бирюков М. М. Европейское право: до и после Лиссабонского договора [Текст]: учебное пособие / М. М. Бирюков; Каф. европейского права Московского гос. ин-та междунар. отношений (ун-та) МИД России Москва: Статут, 2013 – 236 с. - ISBN 978-5-8354-0887-0.
  14.  Глушко М. П. Право на жизнь [Текст] / М. П. Глушко Москва: [б. и.], 2010 – 8 с. - ISBN 5-311-00472-X.
  15.  Гуреев В. А. Европейское исполнительное производство [Текст]: учебное пособие / В. А. Гуреев, А. Н. Береснев; Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Российская правовая акад. М-ва юстиции Российской Федерации» Москва: РПА Минюста России, 2011 - 108 с. - ISBN 978-5-8354-0887-0.
  16.  Камышанова А. Е. Международное право [Текст]: конспект лекций / А. Е. Камышанова; М-во образования и науки Российской Федерации, НОУ ВПО «Таганрогский ин-т управления и экономики», Каф. гражданского права и процесса. Таганрог: Изд-во ТИУиЭ, 2010 – 330 с. – ISBN 978-5-222-21120-5.
  17.  Колташов А. И. Международное право [Текст]: учебное пособие / А. И. Колташов, В. П. Канищев; Гос. образовательное учреждение высш. проф. образования «Российская правовая акад. М-ва юстиции Российской Федерации», Дальневосточный. фил. Хабаровск: Изд-во ТОГУ, 2009 – 410 с. - ISBN 5-85178- 046-0.
  18.  Липкина Н. Н. Европейское право [Текст]: учебно-методическое пособие / [авт. коллектив: Н. Н. Липкина и др.]; Саратовская гос. акад. права Саратов: Изд-во Саратовской гос. акад. права, 2010 – 56 с. - ISBN 5- 8467-0023-3.
  19.  Синева Н. А. Международное право [Текст]: учебное пособие / Н. А. Синева, И. В. Шугурова; М–во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Саратовская гос. юридическая акад.». Саратов: ФГБОУ ВПО «Саратовская гос. юридическая акад.», 2011 – 280 с. - ISBN 978-5-7924-0596-7.
  20.  Смирнова Е. С. Европейское гражданство - множественное в едином [Текст] = European nationality plurality in unity / Е. С. Смирнова European nationality plurality in unity Тверь: СФК-офис, 2012 - 123 с. - ISBN 978-5-9408-2043-7.


Приложение А


Приложение Б

1 Fawcett J. The Application of the European Convention on Human Rights. – Oxford, 1987.

2 Абашидзе А. Х. Универсальные механизмы защиты прав человека. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013 – с. 88-89.

3 Смирнова Е. С. Европейское гражданство - множественное в едином. Тверь: СФК-офис, 2012 – с. 55.

4 Липкина Н. Н. Европейское право. Саратов: Изд-во Саратовской гос. акад. права, 2010 – с. 38.

5 Глушко М. П. Право на жизнь. М.: [б. и.], 2010 – с. 3-4.

6 Абашидзе А. Х. Универсальные механизмы защиты прав человека. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013 – с. 92.

7 Липкина Н. Н. Европейское право. Саратов: Изд-во Саратовской гос. акад. права, 2010 – с. 41.

8 Смирнова Е. С. Европейское гражданство - множественное в едином. Тверь: СФК-офис, 2012 – с. 58-59.

9 Абашидзе А. Х. Универсальные механизмы защиты прав человека. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2013 – с. 95-96.

10 Алисиевич Е. С. Право Европейского Союза. М.: Юрайт, 2013 – с. 204-205.

11 Алисиевич Е. С. Право Европейского Союза. М.: Юрайт, 2013 – с. 207.

12 Смирнова Е. С. Европейское гражданство - множественное в едином. Тверь: СФК-офис, 2012 – с. 61.

13 Абашидзе А. Х. Европейское международное право. М.: Международные отношения, 2009 – с. 211-212.

14 Глушко М. П. Право на жизнь. М.: [б. и.], 2010 – с. 6.

15 Абашидзе А. Х. Европейское международное право: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция». М.: Международные отношения, 2009 – с. 214.

16 Бирюков М. М. Европейское право: до и после Лиссабонского договора. М.: Статут, 2013 – с. 81.

17 Гуреев В. А. Европейское исполнительное производство. М.: РПА Минюста России, 2011 – с. 63-64.

18 Бирюков М. М. Европейское право: до и после Лиссабонского договора. М.: Статут, 2013 – с. 84.

19 Гуреев В. А. Европейское исполнительное производство. М.: РПА Минюста России, 2011 – с. 66.

20 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 05.05.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.05.2014) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
20124. Права, направленные на обеспечение физической неприкосновенности личности и их защита 102.18 KB
  Права направленные на обеспечение физической неприкосновенности личности и их защита. Эти процессы не могут не сопровождаться усилением правового статуса личности так как в современном цивилизованном демократическом обществе первостепенное значение приобретают права конкретного человека. Права и свободы человека-это нравственно-правовой фундамент любого общества ценность принадлежащая всему мировому сообществу. и Международный пакт об экономических социальных и культурных правах 1966 г.
6849. Обеспечение равного, прямого и избирательного права, тайны голосования и свободы выборов в РФ 7.28 KB
  Всеобщность означает что все граждане РФ независимо от пола расы национальной принадлежности вероисповедания и других качеств если они достигли определенного Конституцией РФ возраста могут принимать участие в выборах в качестве избирателей либо кандидатов на ту или иную выборную должность ст. Граждане РФ осуществляют свое право участвовать в управлении делами государства непосредственно так как волеизъявление избирателей на выборах референдумах является прямым кроме того граждане РФ могут лично участвовать в работе органов...
2494. Духовная жизнь общества 42.89 KB
  Компонентой духовной жизни является общественное сознание это совокупность существующих в обществе идей теорий воззрений настроений традиций отражающих общественное бытие материальные условия жизни людей. Бытие влияет на общественное сознание оно первично по отношению к общественному сознанию не зависит от него определяет его содержание. Общественное сознание вторично зависит от бытия определяется им может воздействовать на общественное бытие активно способствовать его развитию. Оно имеет некоторую...
19819. Жизнь и государственная деятельность М.М.Сперанского 36.53 KB
  Имя графа Михаила Михайловича Сперанского 1772-1839 члена Государственного совета действительного тайного советника полного кавалера высших российских орденов принадлежит к не столь уж пространному списку имен крупнейших государственных деятелей России за всю ее многовековую историю. Сперанского о праве и государстве привлекает внимание исследователей теории истории государства права политической и правовой мысли а также специалистов в области политической истории России на протяжении более чем 150 лет. Место и роль Сперанского...
9883. Жизнь и смерть как проблемы философии 25.27 KB
  Поиском ответа на эти вопросы занимались и занимаются и мифология, и различные религиозные учения, и искусство, и многочисленные философии. Но в отличие от мифологии и религии, которые, как правило, стремятся навязать, продиктовать человеку определенные его решения
20405. В Погоне за жизнью: книга «Жизнь взаймы» 7.51 KB
  Жизнь когда не жаль ничего потому что терять в сущности уже нечего. Слова сказанные героями книги заставляют задуматься читателя о жизни: Человек которому предстоит долгая жизнь не обращает на время никакого внимания; он думает что впереди у него целая вечность. Если ты это усвоил то две-три недели или два-три месяца могут означать для тебя столько же сколько для другого значит целая жизнь.
9159. Термодинамика живых систем. Жизнь как информационный процесс 23.75 KB
  Термодинамика живых систем Состояние живых систем в любой момент времени динамическое состояние характерно тем что элементы системы постоянно разрушаются и строятся заново. Это означает что живые системы обязательно должны быть открытыми системами. Именно на этом неравновесии основана работоспособность живой системы направленная на поддержание высокой упорядоченности своей структуры а. Переход живо системы в такое состояние означает для нее смерть.
1334. Анализ системы управления качеством в ООО СК «Чулпан-Жизнь» 292.83 KB
  Основные направления к внедрению системы менеджмента качества в страховой компании 3. Проблемы внедрения системы менеджмента качества в страховых компаниях 3. Рекомендации по разработке основной документации системы менеджмента качества в страховой компании Заключение 74 Список использованной литературы Приложения Введение Актуальность внедрения современных СМК в производстве зависит от тех процессов которые являются ведущими в современной экономике переходящей...
21817. Жизнь-творчество Александра Исаевича Солженицына и его диссидентство в рассказах и романах 174.2 KB
  И Россия может бесстрашно смотреть в Господне лицо потому что в этом своём сыне не изменила своему лучшему – так писал о писателе Александре Исаевиче Солженицыне литературный критик Валентин Курбатов. Но вот другая сторона его деятельности - разоблачительная политическая связанная с отчаянной попыткой разрушить империю зла подорвать ее символы и образы сделать так чтобы советские люди стыдились своей страны и своих руководителей - это уже другое дело. В Архипелаге ГУЛАГ в Раковом корпусе своих пьесах он нарисовал социальный ад...
21229. Новая жизнь - Новая Москва – Новый город. Теория архетипов и методология исследования 6.65 MB
  Представления о том, как город должен развиваться, тесно связаны с представлениями об идеальном устройстве территории, с воображаемым городом будущего. Странно было бы предполагать, что принимая в очередной раз генеральный план или социально-экономическую стратегию, люди, которые за это ответственны, не хотят сделать город лучше. А как сделать его лучше? Можно посмотреть, как его делали лучше раньше, или сделать все совершенно по-новому.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.