Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности

Общественные отношения, связанные с реализацией различных принципов осуществления экономической деятельности (под принципами понимаются основные начала, идеи, исходные положения, выработанные практикой общественно-экономической жизни, лежащие в основе любой экономической деятельности); охраняемая государством система общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности, т.е. объектом является установленный порядок осуществления экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг;

2015-08-28

120.73 KB

45 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

[1] Содержание

[2] Введение

[3] 1 Понятие преступлений б сфере экономической деятельности

[4] 1.1 Проблема определения понятия «экономическая преступность» (экономические преступления)

[5] 1.2 Классификация преступлений в сфере экономической деятельности

[6] 2 Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности

[7] 2.1 Совершение впервые преступления, предусмотренного ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, как условие освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 1 ст. 76.1 УК РФ)

[8] 2.2 Возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, предусмотренного статьями 198, 199, 199.1 УК РФ, как условие освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 1 ст. 76.1 УК РФ)

[9] 2.3 Субъективные условия освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 2 ст. 76.1 УК РФ)

[10] 3 Некоторые проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности

[11] 3.1 Проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности со смешанной противоправностью

[12] 3.2 Актуальные вопросы систематизации уголовного закона о преступлениях в сфере экономической деятельности

[13] Заключение

[14] Глоссарий

[15] Список использованных источников

[16] Список сокращений

[17] Приложение А

[18] Приложение Б

[19] Приложение В

[20] Приложение Г

[21] Приложение Д

Введение

При анализе гл. 22 Уголовного кодекса РФ и входящих в нее общественно опасных деяний в среде ученых и практических работников нередко встает вопрос не только об определении непосредственных объектов преступлений, содержащихся в данной главе, но и о необходимости выявления их общих признаков, в связи с которыми эти преступления были помещены в одну главу.

Что же заставило законодателя объединить в одной главе УК РФ такие нормы, как контрабанда, невозвращение историко-культурных ценностей, незаконная предпринимательская деятельность, приобретение либо сбыт материальных ценностей, заведомо добытых преступным путем, ложное банкротство, дискредитация деловой репутации конкурента и т.д.? Ответ на столь риторический вопрос, казалось бы, очевиден, – общий для всех этих норм объект преступления. В то же время в науке уголовного права до сих пор нет единого мнения о том, что же все-таки охраняют нормы об ответственности за преступления против порядка осуществления экономической деятельности.

Следует привести лишь основные положения о сущности видового объекта преступлений против порядка осуществления экономической деятельности (преступлений в сфере экономической деятельности по УК РФ). Итак, таковыми являются:

1) общественные отношения, связанные с реализацией различных принципов осуществления экономической деятельности (под принципами понимаются основные начала, идеи, исходные положения, выработанные практикой общественно-экономической жизни, лежащие в основе любой экономической деятельности);

2) охраняемая государством система общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности, т.е. объектом является установленный порядок осуществления экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг;

3) комплекс общественных отношений в сфере производства, распределения и потребления имущественных ценностей, обеспечивающих удовлетворение имущественных интересов человека, общества и государства, а равно разумный баланс в реализации этих интересов; таким образом, здесь необходимо вести речь о хозяйственных преступлениях, объектом которых будет выступать народное хозяйство;

4) правоотношения, т.е. общественные отношения, где права и обязанности их участников нормативно закреплены;

5) правопорядок как определенная система общественных отношений, введенных в рамки предусмотренного нормами регулятивного права порядка (содержанием правопорядка является правомерное поведение, деятельность субъектов экономических отношений).

Таким образом, объектом исследования являются урегулированные законодательством и неурегулированные (фактические) общественные отношения, которые складываются в процессе применения норм УК РФ, УПК РФ, КоАП РФ, предусматривающих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Предметом исследования является институт освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности: теоретическом, законодательном и правоприменительном как обособленная совокупность норм уголовного, уголовно-процессуального, административного законодательства, регулирующая однородный тип общественных отношений.

Целью выпускной квалификационной работы является совершенствование законодательного регулирования общественных отношений, связанных с реализацией права государства на освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, а также практики применения соответствующих норм права на основе проведенного комплексного межотраслевого исследования теоретических и практических проблем.

Исходя из поставленной цели, в исследовании были сформулированы следующие задачи:

- рассмотреть проблему определения понятия «экономическая преступность» (экономические преступления);

- дать классификацию преступлений в сфере экономической деятельности;

- исследовать вопрос совершения впервые преступления, предусмотренного ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, как условия освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 1 ст. 76.1 УК РФ);

- определить основания возмещения в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, предусмотренного статьями 198, 199, 199.1 УК РФ, как условия освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 1 ст. 76.1 УК РФ);

- охарактеризовать субъективные условия освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 2 ст. 76.1 УК РФ);

- выявить проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности со смешанной противоправностью;

- проанализировать актуальные вопросы систематизации уголовного закона о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Методологическую основу исследования составили общенаучные и частно-научные (специальные) методы исследования. Среди них: системный метод анализа норм права, комплексность исследования, метод сравнения, системно-структурный анализ и другие.

Научной базой исследования послужили научные труды в области уголовного, уголовно-процессуального, административного права.

Законодательную основу работы составили Конституция Российской Федерации, федеральное законодательство, судебная практика. Изучен значительный объем общетеоретической и специальной литературы, связанной с объектом и предметом данного исследования.

Степень разработанности темы исследования. Теория и практика проблем и перспектив развития института освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, ставшие ценной базой для настоящего исследования, сформировались под воздействием научных работ таких авторов, как А. А. Абдульманов, В. М. Алиев, А. А. Байбарин,
М. С. Бекмурзин, Н. В. Вишнякова, А. А. Гребеньков, Е. В. Епифанова, Г. А. Есаков, А. Г. Кибальник, Н. А. Лопашенко, Д. А. Полищук, Б. А. Спасенников,
В. И. Третьяков, В. А. Шуняева.

Теоретическая и практическая значимость результатов данного исследования заключается в том, что сформулированные в нем выводы и предложения дополняют и развивают соответствующие положения уголовного, уголовно-процессуального, административного права в ходе дальнейших научных исследований в данной области.

Материалы данного исследования могут быть широко использованы в правотворческой деятельности, направленной на совершенствование законодательства в сфере уголовного и уголовно-процессуального права.

Выпускная квалификационная работа состоит из трех глав. В первой главе рассмотрено понятие преступлений б сфере экономической деятельности, во второй главе исследованы основания освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, в третьей – некоторые проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности.


1 Понятие преступлений б сфере экономической деятельности

1.1 Проблема определения понятия «экономическая преступность» (экономические преступления)

Увеличение числа зарегистрированных экономических преступлений свидетельствует как об активизации работы правоохранительных и контролирующих органов, так и о фактическом количественном росте и качественном изменении преступности в данной сфере, повышении степени ее общественной опасности. В связи с этим пристальное внимание уделяется в последнее время именно преступности в сфере экономики1.

В настоящее время нет единого мнения по поводу того, что следует понимать под экономической преступностью (экономическими преступлениями).

Уголовная ответственность за экономические преступления в Российской Федерации предусмотрена гл. 22 УК РФ, которая отличается от других глав Кодекса большим количеством разнообразных по видовым объектам составов преступлений.

В последнее время ученые в области уголовного права и криминологии, а также работники правоохранительных органов отмечают несовершенство гл. 22 УК РФ, неспособность тех преступных деяний, которые в нее включены, в полной мере отражать суть складывающихся общественных отношений в сфере экономики и эффективно выполнять охранительную функцию. При создании гл. 22 УК РФ законодатель, очевидно, не учел и не предвидел того, что в России к концу 90-х гг. сформируется самостоятельная область экономических отношений – отношения в сфере предпринимательской деятельности. Судя по всему, это было связано с тем, что проекты Уголовного кодекса РФ 1996 г. разрабатывались еще в конце 80-х – начале 90-х гг. в период экономической и политической нестабильности, в связи с чем законодатель ориентировался на то, что экономические преступления определялись исследователями как хозяйственные, а также как некоторые виды посягательств на собственность. Ученые традиционно на протяжении многих лет в их число включали, как правило, четыре группы преступных деяний: хищения (в том числе в крупных и особо крупных размерах), взяточничество, нарушение правил о валютных операциях, фальшивомонетничество.

Развитие современных экономических отношений в Российской Федерации требует внесения в гл. 22 УК РФ значительных изменений.

Новые общественные отношения объективно нуждаются в надлежащем правовом регулировании и самостоятельной уголовно-правовой охране. Это тем более актуально, поскольку в условиях роста экономической преступности эффективность борьбы с преступлениями в сфере экономики во многом связана с четкостью и однозначностью трактовки используемых понятий, анализом и знанием реальной криминогенной ситуации в сфере экономической деятельности.

Прежде всего, необходимо дать надлежащую оценку понятию «экономическая преступность» (экономические преступления). Как показывает анализ криминологической литературы, характеристика экономической преступности рассматривается через призму понятий преступности в сфере экономической деятельности, корыстной преступности, преступлений против собственности и т. д. Отсутствие законодательно закрепленного и признаваемого всеми учеными понятия экономической преступности отражает сложность и многоплановость этого преступного деяния2.

Понятие экономической преступности заимствовано отечественной криминологией из западных учений. Социокриминолог Эдвин Сатерленд в 1940 г. ввел в научный оборот понятие «беловоротничковая преступность», обратив внимание на социальную опасность преступлений, совершаемых респектабельными лицами (бизнесменами и людьми определенных профессий) при осуществлении ими своей деятельности. Затем данное понятие трансформировалось и стало синонимом корпоративной преступности – преступлений, совершаемых корпорациями.

Б. Свенсон в своей работе «Экономическая преступность» указывал на то, что к экономической преступности относится, прежде всего, такая преступность, непосредственным мотивом которой является экономическая выгода. Кроме того, она должна иметь длящийся характер, осуществляться систематически и в рамках экономической деятельности, которая сама по себе не является уголовно наказуемой, но в определенных случаях составляет основу уголовной деятельности.

Начиная с 80-х гг. прошлого века некоторые отечественные ученые в своих исследованиях касались проблемы определения понятия «преступления в сфере экономики». Характеризуя действовавшее уголовное законодательство о преступлениях в сфере экономической деятельности, они отмечали наличие в нем явно устаревших норм и в то же время его очевидную пробельность, что не соответствовало реалиям развития общества, поскольку слом старой экономической системы, развитие рыночных отношений привнесли в экономику факторы, создавшие условия для совершения новых, не известных социалистической экономике общественно опасных деяний, затрагивающих интересы собственников, нарушающих принципы свободного, честного и безопасного предпринимательства, экономические интересы государства. На несовершенство и пробельность законодательства как одну из основных причин неудовлетворительной борьбы с экономической преступностью указывали руководящие работники правоохранительных органов, в частности Министерства внутренних дел3.

Однако понимание ими феномена «экономической преступности» кардинально отличалось от восприятия деяний, относящихся к указанной категории.

Например, А. М. Яковлев относит к экономической преступности как преступления против собственности, так и хозяйственные и корыстные преступления. А. М. Медведев указывал, что экономические преступления – это общественно опасные деяния, посягающие на экономику как на совокупность производственных (экономических) отношений и причиняющие ей материальный ущерб.

М. С. Максимов определял хозяйственную (экономическую) преступность как совокупность совершенных на определенной территории за определенный период времени преступлений (лиц, их совершивших), непосредственно посягающих на отношения по производству, распределению и потреблению товаров и услуг.

По мнению П. С. Яни, границы понятия экономического преступления вообще очень трудно четко определить в уголовно-правовом смысле, поскольку за ним (понятием) всегда будет подразумеваться известная условность. Наиболее строгое понятие экономических преступлений должно быть, вполне очевидно, основано на установлении единого объекта для этой группы преступных деяний. Однако даже если говорить о выделяемых в законодательстве в отдельную главу составах хозяйственных преступлений, то и тут четкости в вопросе об их объекте нет. Очевидно, в значительной мере связано это с тем, что в отличие, скажем, «от преступлений против собственности здесь видовые объекты весьма разнообразны соответственно сферам хозяйствования: внешнеэкономические, коммерческие, промышленные и т. д.»4.

Указанный автор в своей монографии «Экономические и служебные преступления» также пишет: «Что касается официальной статистической отчетности, где содержатся сведения о преступлениях экономической направленности, то следует указать на то, что, постоянно занимаясь в тесном взаимодействии с сотрудниками соответствующих подразделений информационного центра МВД РФ и отдела статистики и анализа организационно-контрольного управления Генеральной прокуратуры обработкой сведений, содержащихся в этих документах, можно убедиться в отсутствии четких критериев для отнесения тех или иных данных к сведениям, подлежащим, казалось бы, обязательному отражению в указанном отчете. Как правило, не вносило ясности в этот вопрос и ознакомление с ведомственными документами, на основании которых сотрудники учетных групп органов внутренних дел, следователи и прокуроры причисляют определенные преступления к числу экономических».

При определении понятия «экономическая преступность» (экономические преступления) перед учеными-криминологами возник также вопрос о том, отражают ли введенные в Уголовный кодекс РФ 1996 г. понятия «преступления в сфере экономики» и «преступления в сфере экономической деятельности» суть общественных отношений, защищаемых входящими в их состав нормами уголовного закона5.

По мнению Б. В. Волженкина, понятие «преступления в сфере экономической деятельности» представляется не совсем удачным. В сфере экономической деятельности можно совершать, к примеру, хищения, преступления против трудовых прав граждан, служебные преступления и т. д. Конечно, законодатель резонно отказался от устаревшего понятия «хозяйственные преступления». Вряд ли удачным было предложение именовать их «преступления в сфере предпринимательства» или «предпринимательские преступления». Экономическая деятельность общества не сводится только к предпринимательству. Не случайно в Конституции РФ (ст. 34) говорится о предпринимательской и иной экономической деятельности. В названии подавляющего большинства глав Особенной части Уголовного кодекса РФ зафиксирована не сфера преступной деятельности, а ее объект. То же самое следовало сделать в названии гл. 22 УК РФ. Например, в наименовании соответствующей главы Модельного Уголовного кодекса для государств – участников Содружества Независимых Государств, принятого 17 февраля 1996 г. Межпарламентской ассамблеей СНГ, это положение учтено, она называется «Преступления против порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности».

В последнее время все большее число исследователей признают обоснованным так называемый «узкий» подход к определению экономической преступности (экономических преступлений). При таком подходе феномен экономической преступности можно было бы рассматривать в качестве рыночного явления, ограниченного лишь рамками экономической деятельности в сфере предпринимательства (бизнеса), осуществляемой его субъектами. Еще не так давно такой подход вызывал у отечественных криминологов, как правило, возражения. Однако со вступлением в силу Уголовного кодекса РФ 1996 г. число таких возражений значительно сократилось, что объясняется, видимо, переосмыслением криминологами новой социальной реальности и места в ней экономической преступности.

Узкое толкование экономической преступности имеет неоспоримые преимущества как в научно-теоретическом, так и в практическом плане. Использование подобной избирательности в подходе к исследованию этого явления позволило бы, к примеру, устранить множественность трактовки понятия «экономическая преступность», ввести упорядоченную систему регистрации и учета экономических преступлений, разграничить на практике функции некоторых подразделений правоохранительных органов (например, отделов уголовного розыска и борьбы с экономическими преступлениями), сконцентрировать усилия и ресурсы на борьбе именно с бизнес-преступностью (busi№ess crime) как наиболее масштабным, экономически разрушительным и социально деструктивным видом преступного поведения.

Существует и ряд других аргументов, выдвигаемых в пользу определения понятия экономической преступности как преступности, ограниченной сферой бизнеса, сферой предпринимательства. Представляется неоспоримым тот факт, что бизнес, предпринимательство, экономическая деятельность составляют основу рыночной системы, базирующейся на частной собственности на средства производства и свободной конкуренции, то есть системы, называемой рядом отечественных специалистов в области экономической теории «экономическое хозяйство» или в соответствии с терминологией некоторых школ политэкономии – «капиталистическое рыночное хозяйство».

Во всех индустриально развитых странах, а теперь и в России, ущерб от преступности в сфере бизнеса многократно превышает совокупные материальные потери, которые несет общество и граждане от иных преступных деяний в сфере экономики (хищений путем присвоения, растрат, злоупотреблений служебным положением и др.) и от корыстных преступлений общеуголовного характера (грабежей, краж, вымогательств и т. д.)6.

Специалисты Объединенной экономической комиссии Конгресса США оценивают потери, наносимые экономическими преступлениями национальной экономике, в 44 млрд долл. в год, в то время как ущерб от имущественных преступлений (грабежей, краж со взломом и т. д.) составляет лишь 4 млрд долл.

По данным шведских криминологов, суммы доходов, укрываемых от налоговых служб в течение года, в 10 раз превышают размеры убытка от преступности, связанной с воровством.

При этом, конечно, следует учитывать тот факт, что число лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, например, за налоговые преступления, примерно в 30 раз меньше, чем лиц, совершивших воровство разного рода. Последний факт связан с тем, что экономические преступления сложно раскрывать, определенные проблемы существуют также в борьбе с ними и применении мер уголовной ответственности. Даже если принимать в расчет только названные обстоятельства, можно с уверенностью заключить, что общество должно сосредоточить особое внимание на борьбе с этим наиболее опасным и деструктивным видом преступности, выделив его в специальную, обособленную группу деликтов и отграничив от традиционных общеуголовных преступлений корыстного характера.

Значительные материальные и иные потери, которые несет общество от совершения экономических преступлений (преступлений в сфере экономической деятельности), не в последнюю очередь связаны и с особой ролью в обществе «белых воротничков», являющихся субъектами этих преступлений. Именно в их руках сосредоточена огромная экономическая власть, значительные материальные и финансовые ресурсы.

И именно эти возможности позволяют преступникам из числа «белых воротничков» совершать наносящие колоссальный ущерб обществу масштабные экономические аферы и часто уходить от правосудия. Более того, преступность, развивающаяся исключительно в недрах предпринимательства, способна, в отличие от многих других видов криминальных явлений, дестабилизировать базисные основания социальноэкономической системы государства, нарушить либо вовсе нейтрализовать действие ключевых рыночных экономических законов (законов стоимости, спроса и предложения, свободной конкуренции и др.), привести к серьезным дисфункциям социальных институтов, социальных норм и связей7.

Переосмыслив понятие экономической преступности с точки зрения «узкого» подхода, Ю. П. Кравец указал на то, что гл. 22 УК РФ значительно перегружена, содержит большое количество статей, что негативно отражается на уголовно-правовом регулировании общественных отношений и не способствует их эффективной защите от общественно опасных посягательств. С учетом требований ст. 8 и 34 Конституции РФ о свободе экономической деятельности и самостоятельной предпринимательской деятельности является нецелесообразным внести предложение о разработке проекта федерального закона о дополнении Уголовного кодекса РФ новой главой 22.1 «Преступления в сфере предпринимательской деятельности» (Приложение А).

Таким образом, позиция сторонников «узкого» подхода к определению понятия «экономическая преступность» является более разумной, целесообразной и поможет теоретикам уголовного права и криминологии прийти к единому мнению об определении данного понятия, выработать основные направления борьбы с экономической преступностью, предложить правоохранительным органам новые и более эффективные способы борьбы с экономическими преступлениями и надежные средства для ее предупреждения.

1.2 Классификация преступлений в сфере экономической деятельности

Существуют различные критерии (основания) классификации преступлений. Групповой объект преступления является подходящим основанием классификации преступлений в сфере экономической деятельности, так как объект выступает основанием классификации всех составов преступлений в Особенной части УК РФ. Групповой (подвидовой) объект - это подгруппа наиболее близких общественных отношений, охраняемых группой норм внутри одной главы Особенной части УК РФ.

В литературе предпринимались попытки выделения отдельных групп преступлений из гл. 22 Уголовного кодекса РФ. П.А. Батайкин предлагал обособить налоговые преступления в рамках отдельной гл. 22.1 УК РФ, обосновывая это особой значимостью для государства отношений по уплате налогов. Соглашаясь с важностью данных общественных отношений, следует отметить, что выделение гл. 22.1 явно нарушит структурную целостность уголовного законодательства, так как будет глава, включающая преступления в сфере экономической деятельности, и глава, включающая налоговые преступления, которые тоже относятся к преступлениям в сфере экономической деятельности. И.И. Кучеров, обсуждая налоговые преступления, предлагал «в ряду преступлений в сфере экономической деятельности обособить группу преступлений в сфере финансов, предусмотрев в УК соответствующую главу»8.

Не изменяя структуру Уголовного кодекса РФ все же целесообразно классифицировать преступления в сфере экономической деятельности. Обособление отдельных групп преступлений в рамках преступлений в сфере экономической деятельности важно в теоретическом плане, поскольку позволяет изучить их более детально. Однако нельзя недооценивать и практическую значимость подобного обособления, так как это позволяет определить сходства и различия этих преступлений, что, в свою очередь, помогает правильно квалифицировать преступные деяния9.

Первая группа преступлений, которую следует выделить среди преступлений в сфере экономической деятельности, - это преступления в сфере предпринимательства. Понятие «предпринимательство» достаточно активно используется в законодательстве (например, в ст. 171 УК РФ, в ФЗ РФ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ»10), но не определяется в нем. Предпринимательство - инициативная, самостоятельная, осуществляемая от своего имени, на свой риск, под свою имущественную ответственность деятельность граждан, физических и юридических лиц, направленная на систематическое получение дохода, прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг. Под предпринимательством следует понимать общественные отношения, складывающиеся в сфере осуществления предпринимательской деятельности. В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность - это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Таким образом, к предпринимательству относятся общественные отношения, возникающие как в период, предшествующий предпринимательской деятельности (например, регистрация юридического лица), так и в период осуществления предпринимательской деятельности. В связи с этим к преступлениям в сфере предпринимательства следует отнести преступления, предусмотренные ст.ст. 169, 170, 171, 171 1, 172, 173 УК РФ.

Ко второй группе преступлений в сфере экономической деятельности следует отнести преступления в сфере легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (ст.ст. 174 и 174 1 УК РФ). Объектом этих преступлений называют общественные отношения, соответствующие принципу запрета заведомо криминальных форм поведения в экономической деятельности либо отношения в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности. Подобная трактовка объекта легализации не позволяет определить специфику данных преступлений. Так, групповым объектом преступлений, предусмотренных ст.ст. 174 и 174 1 УК РФ, являются общественные отношения в сфере осуществления операций с денежными средствами и иным имуществом, подлежащих контролю в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма11.

Следующей группой преступлений являются преступления в сфере кредитных отношений (ст.ст. 176, 177 УК РФ). Исходя из того, что потерпевшим при совершении данных преступлений может быть не только кредитная организация, но и любой другой кредитор (например, физическое лицо по договору займа), то называть эту группу преступлениями в сфере кредитно-банковских отношений или банковскими не правильно.

Четвертую группу составляют преступления в сфере недобросовестной конкуренции (ст.ст. 178, 179, 180 УК РФ). Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, являются конкурентные отношения в предпринимательской деятельности. Незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ) является одним из способов недобросовестной конкуренции. Ст. 179 УК РФ охраняет принципы свободы и добровольности заключения сделки (в случае принуждения к заключению сделки конкуренция между потенциальными партнерами не допускается).

Большинство авторов к данной группе относит преступления, предусмотренные ст. ст. 183 и 184 УК РФ. Следует рассмотреть ст. 184 УК РФ - подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов. В соответствие с ранее действующим ФЗ «О физической культуре и спорте в РФ»12 профессиональный спорт определялся как предпринимательская деятельность, целью которой является удовлетворение интересов профессиональных спортивных организаций, спортсменов, избравших спорт своей профессией, и зрителей. Н.А. Лопашенко отмечала, что «профессиональные спортивные и зрелищные коммерческие конкурсы объединяются коммерческим характером, получением в результате выигрыша соревнования или конкурса, помимо морального удовлетворения, значительных денежных средств или иных материальных ценностей». На сегодняшний день ст. 2 ФЗ «О физической культуре и спорте в РФ» определяет профессиональный спорт как часть спорта, направленную на организацию и проведение спортивных соревнований, за участие в которых и подготовку к которым в качестве своей основной деятельности спортсмены получают вознаграждение от организаторов таких соревнований и (или) заработную плату. Действующее понятие профессионального спорта не позволяет сделать вывод о том, что профессиональный спорт это предпринимательская деятельность. Таковой профессиональный спорт является только в случае, если спортсмены и другие участники соревнований получают от организаторов вознаграждение. Если же спортсмены получают фиксированную заработную плату, а соревнования не имеют призового фонда, то данная деятельность не является предпринимательской. В этом случае подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов причиняет вред конкурентным отношениям, но не причиняет конкурентным предпринимательским отношениям. Так, ст. 184 УК РФ следует переместить в гл. 23 УК РФ «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях».

Объектом преступного посягательства при незаконном получении и разглашении сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ) являются общественные отношения, возникающие в сфере обращения информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Получение и разглашение тайных сведений может причинить вред участникам предпринимательской деятельности различными способами, в том числе и путем недобросовестной конкуренции. Следовательно, данное преступление лишь частично может быть включено в группу преступлений в сфере недобросовестной конкуренции.

В связи с этим необходимо выделить отельную группу специального для этого преступления, а именно – преступления в сфере обращения информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

Группу преступлений, объединяющую ст.ст. 185, 185 1, 186 и 187 УК РФ, в литературе принято именовать преступлениями в сфере обращения денег и ценных бумаг. Однако критерием объединения этих преступлений в одну группу является не объект, а предмет преступления. Общественная опасность фальшивомонетничества заключается в том, что деяние посягает на денежную систему государства, появление в обороте фальшивых денежных знаков и ценных бумаг приводит к их обесцениванию, к инфляции, что, в свою очередь, подрывает экономическую безопасность государства. Злоупотребления на рынке ценных бумаг приводят к подрыву безопасности на финансовом рынке и доверия к инвестиционной деятельности. Таким образом, целесообразно разделить преступления, совершаемые на рынке ценных бумаг (ст.ст. 185 и 185 1 УК РФ), и преступления в сфере обращения поддельных денег, ценных бумаг и платежных документов (ст.ст. 186 и 187 УК РФ) на две группы13.

Следующая группа – таможенные преступления (ст.ст. 188, 189 УК РФ). Большинство авторов называют данную группу преступлениями в сфере внешнеэкономической деятельности. Под внешнеэкономической деятельностью понимается одна из сфер экономической деятельности, тесно связанная с внешней торговлей, экспортом и импортом, иностранными кредитами и инвестициями. Внешнеэкономическая деятельность представляется слишком обширной сферой общественных отношений, не позволяющей отразить специфику преступлений, предусмотренных ст.ст. 188 и 189 УК РФ.

С перемещением товара через таможенную границу связано еще одно преступление - невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов РФ и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ).

Суть данного преступления заключается в том, что законно вывезенная ценность, подлежащая обязательному возврату, в последствии не возвращается на территорию России. Общественная опасность заключается не в нарушении правил пересечения таможенной границы, иначе подобное деяния квалифицировалось бы как контрабанда, а в том, что государство теряет право обладания художественными и иными ценностями. Могущество государства определяется, в том числе, и наличием художественных, культурных, археологических ценностей, вне зависимости от того, в чьей собственности (государственной или частной) они находятся. В связи с этим, предлагаем перенести преступление, предусмотренное ст. 190 УК РФ, в главу 32 «Преступления против порядка управления» раздела X «Преступления против государственной власти»14.

Еще одна группа преступлений – это преступления в сфере оборота драгоценных металлов и драгоценных камней (ст.ст. 191, 192 УК РФ). Ранее ученые объединяли составы преступлений, предусмотренные ст. 191, 192, 193 УК РФ, в одну группу преступлений в сфере обращения валютных ценностей. В связи с изменениями законодательства о валютном регулировании и валютном контроле эту группу следовало бы называть преступлениями в сфере оборота средств в иностранной валюте, драгоценных металлов и драгоценных камней. Однако, учитывая политику государства в области валютного регулирования, предлагается исключить ст. 193 из УК РФ по причине утраты общественной опасности (Приложение Б).

Еще одно преступление так или иначе связанное с драгоценными металлами – нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181 УК РФ). М.Ю. Ботвинкин отмечает: нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм наносит вред законным интересам всех участников оборота изделий из драгоценных металлов, а также причиняет вред порядку государственного контроля за оборотом данных изделий. А.В. Наумов утверждает, что объектом рассматриваемого преступления является порядок установления пробирного надзора, а, следовательно, и интересы потребителей. Н.А. Лопашенко замечает, что ст. 181 УК РФ установлена в целях защиты прав потребителей ювелирных и других бытовых изделий из драгоценных металлов, прав изготовителей этих изделий от недобросовестной конкуренции, а также в целях защиты интересов государства. Таким образом, некоторые авторы полагают, что объектом нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм могут являться конкурентные отношения, а другие – интересы потребителей, но при этом все отмечают, что объектом данного преступления являются интересы государства. В РФ существует государственная монополия на опробование и клеймение государственным пробирным клеймом ювелирных и иных бытовых изделий из драгоценных металлов. Соглашаясь с этим, считаем целесообразным перенести ст. 181 УК РФ из главы 22 в главу 32 «Преступления против порядка управления» раздела X «Преступления против государственной власти».

Следующая группа преступления – преступления в сфере несостоятельности (банкротства) (ст.ст. 195-197 УК РФ). Нередко преступления связанные с банкротством относят к группе преступлений против интересов кредиторов. Можно не согласиться с данной позицией, так как вред при свершении подобных преступлений причиняется не только кредиторам, но и, например, учредителям юридического лица.

Последняя группа преступлений в сфере экономической деятельности – это преступления в сфере уклонения от уплаты налогов и иных обязательных платежей (ст.ст. 194, 198, 199, 199 1, 199 2 УК РФ). В теории уголовного права широко обсуждается вопрос, образуют ли преступления, предусмотренные ст.ст. 194, 198, 199, 199 1, 199 2 УК РФ, единую систему налоговых преступлений. Так, ст. 194 УК РФ (уклонение от уплаты таможенных платежей) создана, прежде всего, для охраны финансовых интересов государства, а не для охраны порядка перемещения товаров через таможенную границу. Однако формулировка «единая система налоговых преступлений», которая встречается в литературе, представляется не совсем правильной15.

В гл. 22 УК РФ содержится еще одно преступление, которое не включено ни в одну классификационную группу - приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ).

Таким образом, используя в качестве классификационного критерия групповой объект посягательства, можно выделить следующие группы преступлений в сфере экономической деятельности16:

1. Преступления в сфере предпринимательства;

2. Преступления в сфере легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем;

3. Преступления в сфере кредитных отношений;

4. Преступления в сфере недобросовестной конкуренции;

5. Преступления в сфере обращения информации, составляющей коммерческую, налоговую или банковскую тайну;

6. Преступления, совершаемые на рынке ценных бумаг;

7. Преступления в сфере обращения поддельных денег, ценных бумаг и платежных документов;

8. Таможенные преступления;

9. Преступления в сфере оборота драгоценных металлов и драгоценных камней;

10. Преступления в сфере несостоятельности (банкротства);

11. Преступления в сфере уклонения от уплаты налогов и иных обязательных платежей.


2 Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности

2.1 Совершение впервые преступления, предусмотренного ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, как условие освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 1 ст. 76.1 УК РФ)

Такое условие освобождения от уголовной ответственности, как совершение преступления впервые появилось в уголовном кодексе РФ 1996 г. в нормах, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) и изменением обстановки (ст. 77 УК РФ). В дальнейшем данное условие так же появилось в нормах-примечаниях (п. 2 примечания к ст. 198 УК РФ), представляющих собой специальный вид деятельного раскаяния, применяемый в отношении лиц, совершивших налоговые преступления17.

В связи с тем, что на законодательном уровне понятие «лицо, совершившее преступление впервые» не раскрыто, в теории встречается множество мнений относительно его понимания. Так, А.А. Магомедов считает, что «лицо признается совершившим преступление впервые, если оно: ранее никаких преступлений не совершало; в отношении него не возбуждено уголовное дело; его судимость за ранее совершенное преступление, в соответствие со ст. 86 УК, была погашена или снята судом либо актом амнистии (ч. 2 ст. 84 УК РФ) или помилования (ч. 2 ст. 85 УК РФ); освобождалось за ранее совершенное преступление от отбывания наказания в связи с истечением срока давности обвинительного приговора (ст. 83 УК РФ)».

Так, наличие возбужденного уголовного дела в отношении лица, подлежащего освобождению от уголовной ответственности в связи с совершением иного преступления, не является препятствием для освобождения от уголовной ответственности. Наличие возбужденного уголовного дела не предрешает вопрос о виновности лица, и исходом такого уголовного дела может явиться его прекращение либо вынесение оправдательного приговора. Тем не менее, ряд авторов солидарны в данном аспекте с А.А. Магомедовым. Кроме того, применительно к налоговым преступлениям А.С. Александров и И.А. Александрова считают, что лица, состоящие под следствием и судом за совершение иных налоговых преступлений, или уклоняющиеся от них, не подлежат освобождению от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 76.1 УК, что представляется не вполне корректным18.

В теории уголовного права нет также единой точки зрения о том, возможно ли освобождение от уголовной ответственности лиц, ранее уже освобождавшихся от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. Так, А.С. Александров, И.А. Александрова считают, что повторное освобождение от уголовной ответственности по делам о налоговых преступлений лиц, ранее освобождавшихся за совершение аналогичных преступлений, недопустимо, так как «шанс избежать уголовной ответственности по данному основанию дается законом лицу только один раз». Такой же точки зрения, однако применительно ко всем видам освобождения от уголовной ответственности, придерживаются С.г. Келина и В.ч. Песлякас. Тем не менее, большинство авторов придерживаются противоположенной точки зрения. По их мнению, решение об освобождении от уголовной ответственности означает досрочное снятие правовых последствий совершенного преступления. Необходимо отметить, что и судебная практика, применительно к нормам, предусмотренным ст. 76.1 УК РФ, признает лиц, ранее освобожденных от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям, как впервые совершивших преступление.

На основании вышеуказанного, следуя букве закона, представляется более обоснованным мнение, согласно которому лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности, даже если оно ранее уже было освобождено от уголовной ответственности по соответствующему нереабилитирующему основанию.

Еще одним проблемным вопросом является понимание рассматриваемого условия при освобождении от уголовной ответственности по делам о налоговых преступлениях при совершении совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ. Так, Президиум Верховного Суда полагает, что при идеальной совокупности преступлений, совершенное деяние следует расценивать как впервые совершенное, «поскольку лицо привлекалось к уголовной ответственности фактически за одно реальное деяние…». Получается, что если лицо одним действием одновременно совершило, к примеру, уклонение от уплаты налогов с организации и неисполнение обязанностей налогового агента, то данные деяния рассматриваются как совершенные впервые, и, следовательно, лицо подлежит освобождению от уголовной ответственности. что касается реальной совокупности, то в данном случае позиция Президиума ВС РФ абсолютно иная. По мнению Президиума ВС РФ, «наличие в действиях лица множественности преступлений исключает оценку всех их как совершенных впервые, поскольку хотя первое из них в совокуп ности противоправных деяний действительно и может рассматриваться как впервые совершенное, но остальные объективно уже таковыми не будут, а следовательно, и все содеянное как первый и единственный факт совершения общественно опасных деяний впервые признаваться не должно». Таким образом, получается, что если лицо совершило два и более одинаковых налоговых преступления, предусмотренных ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, или несколько разных налоговых преступлений в разный временной период, то оно не может быть освобождено от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 76.1 УК РФ. А.В. шнитенков вообще считает, что освобождение от уголовной ответственности не должно происходить не при реальной, не при идеальной совокупности преступлений. Представляется, что такая позици Президиума ВС РФ и А.В. Шнитенкова не соответствует конституционному принципу презумпции невиновности, закрепленному в ст. 49 Конституции РФ и продублированному в ст. 14 УПК РФ, согласно которому виновность лица определяется исключительно решением суда. Д.А. Черепков, опираясь на ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах19 и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и свобод человека20, считает, что лицо будет признаваться совершившим преступление впервые, если в отношении него нет вступившего в законную силу обвинительного приговора суда о привлечении к уголовной ответственности за налоговые преступления. Такая позиция автора заслуживает поддержки.

На основании этого, видится более обоснованнной позиция Пленума Верховного Суда РФ, который в п. 20 своего постановления от 11 января 2007 г. № 2 «о практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» указывает, что под лицом, совершившим преступление впервые следует считать лицо, совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно не было осуждено либо предыдущий приговор в отношении него не вступил в законную силу.

Таким образом, при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности при совершении налоговых преступлений в совокупности, правоприменителю необходимо руководствоваться положениями вышеприведенного постановления Пленума Верховного Суда РФ как в большей степени отвечающего законодательству и интересам подозреваемого (обвиняемого).

Необходимо также заметить, что в ч. 1 ст. 76.1 УК РФ говорится о совершении впервые именно налоговых преступлений, предусмотренных ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, а не преступлений вообще. Поэтому лицо, совершившее указанные налоговые преступления впервые, подлежит освобождению от уголовной ответственности, вне зависимости имеется ли у него непогашенная или неснятая судимость за совершение иного, не указанного в ч. 1 ст. 76.1 УК РФ, преступления. данное положение вызвало полемику в теории уголовного права. Так, А.Н. Игнатов указывает: «следует особо отметить, что применение указанной нормы возможно и в случаях, когда лицо, впервые совершившее преступление экономической направленности, ранее уже привлекалось к уголовной ответственности по другим статьям УК РФ. В этом усматривается непоследовательность законодательного конструирования условий освобождения от уголовной ответственности в ст. 76.1 УК РФ». Также автор подчеркивает, что такое положение «нарушает сложившуюся практику и дает привилегии лицам, совершившим определенный перечень преступлений в сфере экономической деятельности». Представляется, что такая законодательная формулировка понятия «впервые» является вполне обоснованной и верной.

Привилегии, которыми наделяется лицо, совершившее соответствующие налоговые преступления, нивелируются необходимостью возмещения не только причиненного ущерба, но и штрафных налоговых санкций (пеня, штраф).

Таким образом, лицом, впервые совершившим преступление, предусмотренное ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, следует признавать:

а) лицо, совершившее одно или несколько налоговых преступлений, но ранее не совершавшее аналогичного преступного деяния вовсе;

б) хотя и совершавшее ранее одно или несколько налоговых преступлений, но уголовно-правовые последствия этого аннулированы на основании следующих обстоятельств21:

1) судимость за ранее совершенное преступление, предусмотренное ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, снята либо погашена в соответствии со ст.ст. 86, 95 УК РФ, или снята актом амнистии (ч. 2 ст. 84 УК РФ), помилования (ч. 2 ст. 85 УК РФ); генеральный директор ЗАо «Тихорецкгазсервис» Сеуц В.А. обвинялся в совершении неисполнения в личных интересах обязанностей налогового агента и не перечислении в бюджет налогов в размере 3 223 141 руб., что является крупным размером, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199.1 УК РФ. Сеуцом В.А. было заявлено ходатайство о прекращении в отношении него уголовного дела на основании ст. 76.1 УК РФ в связи с тем, что он полностью возместил ущерб, причиненный бюджетной системе РФ. При выяснении всех необходимых условий прекращения уголовного дела в отношении Сеуца В.А., в судебном заседании было установлено, что Сеуц В.А. был осужден Тихорецким районным судом 22 апреля 2008 г. по ч. 2 ст. 199.1 УК РФ к штрафу в размере 200 000 руб. штраф был оплачен 2 июля 2008 года, следовательно, в соответствии со ст. 86 УК РФ судимость у него погашена, в связи с чем совершенное им преступление следует рассматривать как совершенное впервые. Кроме этого, судом также было отмечено, что согласно п. 26 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 1 февраля 2011 г. о судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности несовершеннолетних – впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести следует считать лицо, совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено, либо когда предыдущий приговор в отношении него не вступил в законную силу или судимость за ранее совершенные преступления снята или погашена в установленном законом порядке;

2) лицо ранее освобождалось от уголовной ответственности по нереабилитирующему основанию (ст. 75, ст. 76, ст. 76.1, ст. 78, 84, 90 УК РФ) за совершение преступления, предусмотренного статьями 198, 199, 199.1 УК РФ;

3) лицо ранее освобождалось от уголовного наказания (ст. 80.1, 81, 82, 83, 92 УК РФ) за совершение преступления, предусмотренного ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ;

4) в отношении лица судом применялись принудительные меры медицинского характера в связи с тем, что после совершения преступления, предусмотренного ст.ст. 198, 199, 199.1 УК РФ, у лица наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (п. «б» ч. 1 ст. 97 УК РФ) 16.

Представляется, что выработанное выше понятие «совершение преступления впервые» в целях его правильного и единообразного применения судами и органами предварительного расследования, следует закрепить в Постановлении Пленума Верховного Суда № 64 от 28 декабря 2006 г. «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»22.

2.2 Возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, предусмотренного статьями 198, 199, 199.1 УК РФ, как условие освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 1 ст. 76.1 УК РФ)

Возмещение ущерба, причиненного бюджетной системе РФ в результате совершения налогового преступления, предусмотренного статьями 198, 199, 199.1 УК РФ, является одним из ключевых условий, позволяющих принять решение об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности. Как в законодательстве, так и в теории уголовного права нет единого мнения относительно понятия ущерба, причиненного бюджетной системе РФ.

Понятие ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, раскрывается в ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ, и под ним понимается23:

- недоимка в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу;

- пени, установленные налоговым законодательством;

- штраф, определяемый в соответствии с НК РФ.

Представляется крайне странным, что норма, раскрывающая понятие ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, содержится именно в уголовно-процессуальном источнике (УПК РФ), а не в материальном (УК РФ). Норма, предусмотренная ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ по своей правовой природе является материальной, а потому должна находиться в соответствующем материальном источнике, а именно в УК РФ. Кроме того, нахождение такой нормы в УПК РФ можно назвать «скрытой» бланкетностью. При принятии решения о прекращении уголовного дела на основании ч. 1 ст. 76.1 УК РФ в описательно-мотивировочной части постановления правоприменитель ссылается именно на понятие ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, которое отражено в ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ24.

Так Щ., являясь генеральным директором ООО «К..», не исполнила обязанности налогового агента по перечислению в бюджет налога на доходы физических лиц исчисленного и удержанного с заработной платы работников предприятия на общую сумму 3 070 779 рублей, что является крупным размером (ч. 1 ст. 199.1 УК РФ). В судебном заседании Щ. и ее защитник Р. ходатайствовали о прекращении уголовного преследования в отношении Щ. и об освобождении ее от уголовной ответственности в связи с возмещением в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе РФ. Суд указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ, под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, понимается уплата в полном объеме следующих сумм: недоимки, в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу; соответствующих пеней; штрафов в раз мере, определяемом в соответствии с НК РФ. Согласно сведениям, предоставленным из ИФНС по г. Кургану25, Щ. погасила задолженность по налогам, и выплатила суммы пени и штрафа, в связи с чем она подлежит освобождению от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному ст. 28.1 УПК РФ.

Примечательно, что в п. 2 примечаний к статьям 198, 199 УК РФ, не говорится об ущербе, причиненном бюджетной системе РФ, а просто перечислены виды выплат в бюджет, которые должно произвести лицо, совершившее указанное преступление, чтобы быть освобожденным от уголовной ответственности. И эти виды выплат полностью тождественны тем, которые указанны в ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ. Такое конструирование как в примечаниях к статьям 198, 199 УК РФ, представляется более верным и обоснованным. Одновременное наличие п. 2 примечаний к статьям 198, 199 УК РФ и ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ вызывает некоторую путаницу и неверное толкование. Так Гладких В.И. указывает, что «в совершенно идентичных ситуациях в одном случае (ч. 1 ст. 76.1 УК РФ) для освобождения от уголовной ответственности достаточно просто возместить причиненный ущерб, а в другом (примечания к статьям 198, 199 УК РФ) – полностью сумму недоимки и соответствующих пеней и еще уплатить сумму штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ»26.

В учебной литературе верно указывается, что «согласно гражданскому законодательству понятием «ущерб» не охватываются штрафные и прочие санкции… Следовательно «ущерб бюджетной системе РФ никак не может включать пеню и налоговые штрафы, а включать лишь недоимку – сумму неуплаченного налога и (или) сбора». 4 Тождественной позиции придерживается Д.А. Черепков. Однако у такого подхода есть противники. Ряд авторов, считают, что ущерб, причиненный бюджетной системе РФ, состоит не только из сумм недоимки, но и из сумм пени и штрафа. Конечно, виновное лицо должно выплачивать все суммы как недоимки, так пени и штрафа, но эти все суммы нельзя объединять под понятием «ущерб, причиненный бюджетной системе РФ». В пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда № 64 от 28 декабря 2006 г. «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» указанно, что последствием совершения преступлений, предусмотренных статьями 198, 199 УК РФ является «полное или частичное непоступление соответствующих налогов и сборов в бюджетную систему Российской Федерации». Таким образом, в результа те совершения любого налогового преступления причиняется ущерб бюджету в виде суммы налога или сбора, не уплаченной в установленном законодательством о налогах и сборах сроках – т.е. недоимки (п. 2 ст. 11 НК РФ). Размер такой недоимки и определяет, собственно, грань между налоговой и уголовной ответственностью, между крупным и особо крупным размером неуплаченных налогов. В свою очередь, пеня – есть денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Таможенного союза, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки (ст. 75 НК РФ). По своей сути, штраф – это санкция в виде денежных взысканий, предусмотренная налоговым законодательством, за совершение налогового правонарушения (ст. 114 НК РФ). Как видно, налоговое законодательство под ущербом, причиненным бюджетной системе РФ, понимает, исключительно, недоимку. Пени и штраф – это санкции за различные нарушения налогового законодательства. Помимо этого, необходимо отметить, что освобождение от уголовной ответственности не свидетельствует о реабилитации лица, совершившего преступление, и не освобождает его от налоговой ответственности (гл. 16 НК РФ). Привлечение виновного к налоговой ответственности - «неотъемлемая составляющая освобождения от ответственности уголовной». Именно это и есть причина того, почему законодатель при формулировании нормы об освобождении от уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений предусмотрел выплату не только недоимки (реального ущерба), но и пени и штрафа (налоговых санкций). Освобождаясь от уголовной ответственности, лицо привлекается к налоговой, со всеми вытекающими последствиями27.

На основании вышеизложенного необходимо несколько в иной редакции представить ч. 1 ст. 76.1 УК РФ, а именно разделить понятия «ущерб, причиненный бюджетной системе РФ» и «пени, штрафы». В связи с этим в части первой фразу «если ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объеме» заменить на фразу «если ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, в виде недоимки, а также соответствующие суммы пеней и штрафа в размере, определяемом в соответствие с Налоговым кодексом Российской Федерации, перечислены в бюджет в полном объеме».

Не вполне обоснованным является также указание, содержащееся в п. 1 ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ, согласно буквальному толкованию которого можно прийти к заключению, что недоимка по налогам определяется только решением налогового органа о привлечении к ответственности, вступившим в силу. Однако недоимка, кроме того, может определяться также иным способом. Как отмечают А.С. Александров, И.А. Алексан дрова, «факт нарушения законодательства о налогах и сборах устанавливается решением налогового органа, вступившим в законную силу (п. 3 ст. 108 НК РФ), или решением арбитражного суда (суда общей юрисдикции), вступившим в законную силу». Аналогичный подход прослеживается и в судебной практике. Так К., являясь главным бухгалтером ООО «К…», совершило уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларация заведомо ложных сведений, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ). В связи с тем, что ООО «К…» полностью возместило в бюджет необоснованно возмещенный НДС за март и апрель 2007 г., прокурор ходатайствовал об освобождении К. от уголовной ответственности. Как следует из материалов дела ООО «К…» до назначения судебного заседания полностью возместило в бюджет НДС согласно решению Арбитражного суда Нижегородской области от 01.04.2010 г. Принимая во внимание, что условия, предусмотренные ст. 76.1 УК РФ присутствуют, суд принял решение о прекращении уголовного дела по ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ в отношении К. В данном случае решение арбитражного суда имеет преюдиционное значение (ст. 90 УПК РФ), так как на основании его решение установлены размер необоснованного возмещенного НДС.

Кроме того, в практике расследования уголовных дел о налоговых преступлениях встречаются случаи, когда размер недоимки невозможно определить на основании соответствующего решения налогового органа28.

Так А. Зенкин приводит в пример конкретное уголовное дело, возбужденное в конце 2011 г. следственным управление Следственного комитета РФ по Курганской области29, по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, по которому в соответствие с п. 4 ст. 89 НК РФ ИФНС РФ по Курганской области было отказано следователю в проведении выездной налоговой проверки с целью установления размера недоимки, так как в рамках такой проверки может быть проверен только период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки, что не соответствует срокам, указанным в материалах дела. В данном случае необходимо проведение соответствующей судебной экспертизы, но результаты такой экспертизы не могут быть использованы в качестве доказательства, устанавливающего размер недоимки по налогам, так как это противоречит п. 1 ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ. В.И. Курченко абсолютно верно указывает, что «как показывает практика, в некоторых случая выводы налогового органа попросту не могут быть положены в основу обвинения по уголовному делу о неуплате налогов. Более того, в ряде случаев проведение налоговой проверки вовсе невозможно (утеряны, уничтожены документы, налогоплательщик снят с учета и т.д.). В подобных ситуациях размер недоимки, пеней и штрафа должен быть установлен иным образом – с привлечением экспертов, специалистов». Получается, что если размер недоимки не может быть установлен решением налогового органа, то это делает невозможным и освобождение от уголовной ответственности на основании ч. 1 ст. 76.1 УК РФ и ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ. В связи с эти целесообразно исключить из п. 1 ч. 2 ст. 28.1 УПК РФ указание на то, что недоимка может быть установлена только в решении налогового органа о привлечении к ответственности, вступившим в силу (Приложение В).

Рассматриваемое условие освобождения от уголовной ответственности также содержит требование именно «полного» возмещения ущерба, причиненного бюджетной системе. Это значит, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное статьями 198, 199, 199.1 УК РФ, будет освобождено от уголовной ответственности только в том случае, если оно до назначения судебного заседания перечислит в бюджет в полном объеме суммы недоимки, пени и штрафа, установленные налоговым органом. Если лицо внесет в бюджет часть необходимых к выплате сумм, то в отношении такого лица решение об освобождении от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела принято быть не может. Факт внесения части, причитающихся к выплате сумм, может быть рассмотрен судом как обстоятельство, смягчающее наказание30.

В ч. 3 ст. 45 НК РФ и ст. 40 Бюджетного кодекса РФ определен момент, с которого обязанность по уплате налогов считается исполненной налогоплательщиком в денежном виде. Применительно к возмещению ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, суммы недоимки, пени и штрафа считаются выплаченными:

- «п. 1. ч. 3 ст. 45 НК РФ - с момента предъявления в банк поручения на перечисление в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства денежных средств со счета налогоплательщика в банке при наличии на нем достаточного денежного остатка на день платежа;

- п. 1.1 ч. 3 ст. 45 НК РФ - с момента передачи физическим лицом в банк поручения на перечисление в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства без открытия счета в банке денежных средств, предоставленных банку физическим лицом, при условии их достаточности для перечисления;

- п. 2 ч. 3 ст. 45 НК РФ - с момента отражения на лицевом счете организации, которой открыт лицевой счет, операции по перечислению соответствующих денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации;

- п. 3 ч. 3 ст. 45 НК РФ - со дня внесения физическим лицом в банк, кассу местной администрации либо в организацию федеральной почтовой связи наличных денежных средств для их перечисления в бюджетную систему Российской Федерации на соответствующий счет Федерального казначейства».

В случае взыскания налога за счет имущества налогоплательщика, в соответствии с ч. 6 ст. 47 НК РФ, обязательство по уплате налога считается исполненной с момента реализации имущества налогоплательщика и погашения задолженности за счет вырученных сумм.

Ущерб, причиненный бюджетной системе РФ, может быть возмещен не только лицом, совершившим соответствующие преступления, но и его законным представителем (ст. 27 НК РФ), а также его уполномоченным представителем (ст. 29 НК РФ).

Факт возмещения ущерба, причиненного бюджетной системе РФ, должен подтверждаться соответствующими документами, на основании которых следователь или суд должны удостовериться о полноте выплаченных сумм.

С., являясь конкурсным управляющим ООО «Я…», не исполнил обязанности налогового агента по перечислению НДС в сумме 4 875 020 рублей, что является крупным размером, т.к. сумма налогов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 2 000 000 рублей и превышает 10 %, подлежащих уплате сумм налогов (ч. 1 ст. 199.1 УК РФ). В ходе предварительного следствия С. погасил задолженность по налогам и сборам. С межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы РФ по Курганской области31 поступило письмо, согласно которому ООО «Я…» в настоящее время задолженности по налогам и сборам не имеет. В данном случае налоговый орган сам сообщил о возмещении ущерба, однако налогоплательщик может самостоятельно представить документы о погашении задолженности по налогам.

Х. и С. обвинялись в уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере (п. «а» ч. 2 ст. 199 УК РФ). Х. и С. в судебном заседании было заявлено ходатайство о прекращении в отношении них уголовного дела в соответствие со ст. 28.1 УПК РФ, так как до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджетной системе РФ, был погашен в полном объеме, что подтверждается предоставленными ими платежными поручениями.

2.3 Субъективные условия освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ч. 2 ст. 76.1 УК РФ)

В теории уголовного права, согласно одному из превалирующих мнений, под условиями освобождения от уголовной ответственности следует понимать обязательные субъективные и объективные признаки, предусмотренные законодательством, наличие которых предусматривает освобождение от уголовной ответственности. Так объективные условия имеют место до совершения преступления или в момент его совершения (к примеру, совершение преступления впервые), а субъективные могут возникнуть только после совершения преступления, и представляют собой постпреступное поведение виновного.

Анализ ч. 2 ст. 76.1 УК РФ позволяет выделить два субъективных условия освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, а именно32:

1 – возмещение ущерба, причиненного гражданину, организации или государству в результате совершения преступления; перечисление в федеральный бюджет дохода, полученного в результате совершения преступления, указанного в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ;

2 – перечисление в федеральный бюджет денежного возмещения в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо дохода, полученного в результате совершения преступления, указанного в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ.

Первое выделенное субъективное условие делится на два факультативных признака освобождения от уголовной ответственности, применяемых в зависимости от общественно – опасных последствий, наступивших в результате совершения того или иного преступления. В случае совершения экономического преступления, причинившего ущерб гражданину, организации или государству, виновное лицо должно возместить потерпевшей стороне соответствующий ущерб. При совершении экономического преступления, в результате которого виновное лицо получило доход, освобождение от уголовной ответственности происходит только в случае перечисления в федеральный бюджет соответствующей суммы извлеченного дохода. В ч. 2 ст. 176, ч. 1, 2 ст. 180, ч. 1 ст. 185, ст. 185.1, ч. 1 ст. 185.2, ст. 195, ст. 196, ст. 197 УК РФ определено одно возможное общественно – опасное последствие, а именно «причинение крупного ущерба». Извлечение дохода, как преступное последствие совершения преступления, указанного в ч. 2 ст. 76.1 УК, ни в одной статье отдельно не употребляется, и во всех них присутствует как одно из альтернативных последствий совершения преступления наравне с причинением ущерба (ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 172, ст. 185.3, ч. 1 ст. 185.4 УК РФ). В частях 3 и 4 ст. 184 УК РФ «Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов», о получении дохода прямо не сказано, но это подразумевается исходя из содержания диспозиции этой статьи. В данном случае в качестве дохода будет выступать «стоимостное выражение денежных средств, ценных бумаг, имущества и услуг имущественного характера при незаконном их получении (пользовании)»33.

Ряд статей, указанных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, содержат такой признак объективной стороны как совершение соответствующего преступления в крупном размере (ч. 1 ст. 171.1, ст. 177, ст. 193, ч. 1 ст. 194, 199.2 УК РФ).

Приведенный объективный признак не подпадает не под понятие «ущерба», не под понятие «дохода», что, согласно буквальному толкованию ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, не позволяет применить рассматриваемый вид освобождения от уголовной ответственности к лицам, совершившим соответствующие экономические преступления. В связи с этим, представляется необходимым указать в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, что лицо также освобождается от уголовной ответственности, если перечислило в федеральный бюджет денежную сумму в размере, в котором совершено преступление и соответствующее денежное возмещение равное пятикратной сумме размера, в котором совершено преступление. Отсутствует в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ и такое альтернативное последствие совершения манипулирования рынком (ст. 185.3 УК РФ) как «избежание убытков в крупном размер» (Приложение Г).

Представляется, что оно должно быть также отражено в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ.

Все преступления, перечисленные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, по юридической конструкции относятся к материальным составам преступления, за исключением составов преступления, содержащихся в ч. 1, 2 ст. 180 УК РФ, которые являются формально-материальными. Диспозиции ч. 1 и 2 указанной статьи содержат два альтернативных признака объективной стороны: совершение деяния неоднократно; причинение крупного ущерба. В связи с чем возникает вопрос, каким должен быть размер ущерба, подлежащего возмещению потерпевшей стороне, в случае совершения деяния по признаку неоднократности34?

Понимание понятия «неоднократность» применительно к ст. 180 УК РФ вызывало в теории массу споров и противоположенных мнений.

Некоторыми авторами даже были выдвинуты предложения по исключению признака неоднократности из диспозиции ст. 180 УК РФ.

Неоднократность ранее признавалась одной из форм множественности преступлений на ряду с совокупностью и рецидивом, и регламентировалась ст. 16 УК РФ, которая с принятием Федерального закона № 162-ФЗ от 08 декабря 2003 г.35 утратила силу. Многие авторы именно с такой позиции расценивали неоднократность, однако в настоящее время приведенная, в утратившей силу ст. 16 УК РФ, дефиниция неоднократности неприемлема к преступлению, предусмотренному ст. 180 УК РФ. На сегодняшний день наиболее обоснованной представляется позиция Пленума Верховного Суда РФ, который в пункте 15 Постановления от 26 апреля 2007 г. № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»36, указал, что неоднократность предполагает совершения лицом двух и более деяний, состоящих в незаконном использовании товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.

При этом может иметь место как неоднократное использование одного и того же средства индивидуализации товара (услуги) так и одновременное использование двух или более чужих товарных знаков или других средств индивидуализации на одной единице товара37.

На основании этого при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности, лицо, совершившее преступление, предусмотренное ч. 1, 2 ст. 180 УК РФ по признаку неоднократности, должно возмести потерпевшей стороне фактически причиненный ей ущерб.

В соответствии с пунктом 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2007 г. № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака», при установлении причиненного преступлением, предусмотренным ст. 180 УК РФ, ущерба, не должен учитываться причиненный потерпевшему моральный вред, в том числе связанный с подрывом его деловой репутации38.

Представляется, что данное разъяснение следует распространить на все преступления, перечисленные в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ.

На основании пункта 5 Постановления Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»39, правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекс РФ дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательства и иной экономической деятельности, рассматриваются, исключительно, арбитражным судом. Таким образом, если в результате совершения преступления, указанного в ч. 2 ст. 76.1 УК, был причинен вред деловой репутации физического или юридического лица (ст. 152 ГК РФ), то лицо вправе требовать его возмещения в порядке, предусмотренном АПК РФ, в порядке арбитражного судопроизводства40.

Также представляется необходимым решить вопрос и о размере дохода, подлежащего перечислению в федеральный бюджет, при принятии решения об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности. Доход, подлежащий перечислению в федеральный бюджет РФ, при освобождении от уголовной ответственности по названному основанию, аналогично ущербу, следует расценивать как конструктивный признак объективной стороны состава преступления. Соответственно и размер дохода, подлежащий перечислению в федеральный бюджет РФ, будет равен размеру дохода, извлеченному в результате совершения экономического преступления, указанного в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ. Применительно к ст. 171 УК РФ (Незаконное предпринимательство), доход, подлежащий перечислению в федеральный бюджет, будет равен сумме выручки от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности.


3 Некоторые проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности

3.1 Проблемы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности со смешанной противоправностью

На современном этапе развития общества в отечественном уголовном законодательстве появляется все больше норм, действие которых одновременно затрагивает несколько смежных отраслей права, куда с уверенностью можно отнести административное, налоговое и таможенное законодательство. В связи с этим так называемая смешанная противоправность становится актуальной темой в отечественном уголовном законодательстве, представляя собой комплекс вопросов межотраслевого характера большой теоретической и практической значимости. Достаточно рельефно различные аспекты разграничения смежных составов проступают при правовой регламентации общественных отношений в сфере экономической деятельности41.

Установлена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без лицензии (ст. 14.1 КоАП РФ), незаконное использование товарного знака (ст. 14.10), незаконное получение кредита (ст. 14.11), фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12), неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13 КоАП РФ) и другие правонарушения в области нормального функционирования экономики. Аналогичные составы преступлений закреплены и в уголовном законе: незаконная предпринимательская деятельность (ст. 171 УК РФ), фиктивное банкротство (ст. 197), незаконное использование товарного знака (ст. 180 УК РФ) и т. д.

Вот почему вполне обоснованным выглядит вопрос, задаваемый и теоретиками, и практиками уголовного права: какую норму следует применять в случае совершения правонарушения, одновременно подпадающего под действие смежных отраслей законодательства. При этом наиболее важным и сложным является определение критериев, позволяющих разграничивать виды ответственности. Распространена позиция, согласно которой при возникновении коллизии приоритет отдается уголовному, а не административному закону.

Необходимо отметить, что в административном законодательстве, в его процессуальной части, имеется попытка решения данной проблемы именно таким образом. Так, в пункте 7 ст. 24.5 КоАП РФ указывается, что производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению при наличии постановления о возбуждении уголовного дела. Однако ответа на главный вопрос данное положение, к сожалению, не дает. Признаки перехода отношений из одной отрасли права в другую в диспозиции указанной нормы не изложены. Речь идет только о тех случаях, когда уголовное дело уже возбуждено и вопрос о сфере правового регулирования уже решен. Однако, что лежит в основе такого решения, чем руководствовался правоприменитель при выборе сферы правового регулирования, по-прежнему остается неясным42.

Сформировалась весьма противоречивая практика, когда следователь одновременно может и вынести постановление о возбуждении уголовного дела с соответствующей квалификацией действий виновного, и отказать в его возбуждении, отдав предпочтение административно-правовому, а в отдельных случаях и гражданско-правовому варианту решения дела. Таким образом, квалификация действий виновного находится в полном ведении лица, осуществляющего предварительное расследование или отправляющего правосудие, что приводит к так называемому альтернативному применению «экономических» норм. Усмотрение, не базирующееся на законодательных критериях, провоцирует неопределенность следственной и судебной практики и влечет за собой сложности в юридической оценке данной категории дел.

В свою очередь, отсутствие законодательных критериев, которые бы позволяли в каждом конкретном случае делать вывод относительно квалификации содеянного, представляет собой одну из наиболее сложных проблем межотраслевого характера. Так, ее решение также должно носить комплексный характер с акцентированием при необходимости положений смежных отраслей права.

Материальные последствия, таким образом, являются оценочными не по стоимостному критерию, а по своему содержанию. Последнее обстоятельство приводит не к сложностям в разграничении смежных отраслей, а, скорее, к реальной возможности злоупотреблений. Это провоцирует возникновение элементарных ошибок, основанных на отсутствии четкого представления о том, что следует включать в содержание тех или иных видов последствий43.

В такой ситуации грань между преступлением и административным правонарушением размывается: правоприменитель вправе в каждом конкретном случае выбирать сферу правового регулирования исходя из собственного усмотрения. Подобное недопустимо, так как критерии квалификации правонарушения должны находиться только в ведении законодательного органа. Наиболее оптимальным выходом была бы разработка таких легальных параметров, наличие которых позволило бы исключить свободную оценку правоприменителя в его деятельности по реализации ответственности за совершение нарушений в области экономической деятельности. В частности, речь необходимо вести о неоднократности совершения одного и того же деяния, т. е. об административной преюдиции, которая, по мнению В. В. Лунеева, безосновательно исключена из Уголовного кодекса 1996 г.

К сожалению, на сегодняшний день нет четкого определения неоднократности совершения деяния и стабильной практики привлечения к ответственности по данному признаку. Несмотря на это, в современной юридической литературе высказывается мнение, что установление судебной преюдиции – один из наиболее эффективных способов реанимации уголовно-правовых норм. Установленный судебным решением факт привлечения лица к административной ответственности за правонарушения в сфере экономической деятельности должен являться условием привлечения лица к уголовной ответственности в случае неоднократного совершения им аналогичного деяния вне зависимости от размера наступивших последствий.

Тем не менее законодатель полностью не отказался от данного способа. Речь, в частности, идет о ст. 180 УК РФ, а также норме, устанавливающей ответственность за незаконное усыновление (удочерение), ст. 154 УК РФ. В диспозициях обеих норм содержится ссылка на признак неоднократности, который не имеет какого-либо отношения к ранее существовавшей в ст. 16 УК РФ форме множественности. Не считается неоднократность и официальным проявлением административной преюдиции, когда уголовная ответственность следовала бы за фактом реализации мер административного воздействия на виновного. В уголовном законе сегодня нет прямого указания на наличие административной ответственности, выступающей в качестве обязательного условия применения мер уголовной репрессии. В такой ситуации анализируемый признак остается в высшей степени неопределенным. Его правовая природа в исследуемых статьях УК РФ может иметь различное происхождение, в том числе объясняться и с позиции административной преюдиции, как, впрочем, и наполняться иным, не связанным с данным явлением, содержанием. В то же время отсутствие прямых указаний на то, каким образом неоднократность должна быть использована, на деле приводит к неоднозначности толкования рассматриваемых положений Уголовного кодекса и существенным образом снижает эффективность их практического применения44.

Между тем в ряде случаев преюдиция могла бы играть роль альтернативы последствиям, содержащимся в диспозициях статей Особенной части. Причем наибольшую актуальность данное предложение приобретает именно применительно к рассматриваемой группе посягательств. Позиция многих специалистов сводится к тому, что значительное число деяний, сформулированных в главе «Преступления в сфере экономической деятельности», не соответствует признаку общественной опасности, что дает основание говорить о необходимости их исключения из уголовного закона и переводе в другие сферы правового регулирования.

«Сращивание» уголовного законодательства с другими отраслями наблюдается не только в общественных отношениях в сфере экономики. Подобные процессы происходят и при установлении уголовно-правовых запретов за экологические преступления, отдельные посягательства на общественную нравственность и др. Так, уголовная ответственность за нарушение, совершенное впервые, далеко не всегда оправданна, она излишне сурова, не обусловлена степенью вредности такого нарушения для общества. Применение положений уголовного законодательства в таких ситуациях целесообразно только тогда, когда отсутствуют иные способы решения проблемы, например в случаях неоднократного привлечения лица к административной ответственности и в последующем совершения им нового деяния, запрещенного той же статьей УК РФ45.

Роль мер административного воздействия на лицо, виновное в совершении того или иного посягательства на общественные отношения в имеющемся варианте их регулирования, сводится к выполнению предупредительной функции. Речь идет и о предупреждении, например, самого предпринимателя о том, что им совершены неверные действия, которые в данном случае влекут за собой ответственность административную, а затем последует ответственность уголовная. Дело в том, что лица, занимающиеся экономической деятельностью, часто не подозревают о ее криминализации.

Иногда это связано с отсутствием четких границ между сферами уголовного, гражданского и административно-правового регулирования в процессе регламентации экономических взаимоотношений.

Выбор такой сферы крайне затруднен и практически всегда вызывает острую полемику на правоприменительном уровне при принятии решений по конкретным материалам проверки. Итогом спора может стать обычная оценка ситуации как с позиции объективных, так и субъективных критериев (интерпретация положений уголовного закона, фактические обстоятельства дела, собственное видение ситуации и т. д.). В любом случае наличие такой оценки свидетельствует об отступлении от принципа субъективного вменения, где вина рассматривается исключительно из психического отношения лица к тому общественно опасному деянию и его последствиям, которое им совершается.

Однако речь о таком отношении нельзя вести до тех пор, пока в действиях правоприменителя будет содержаться элемент оценки, подтверждающий, что и для самого виновного совершенное деяние не носит объективно общественно опасного характера46.

Известно, что незнание закона не освобождает от ответственности. Однако здесь применение данного принципа начинает приобретать угрожающие масштабы и далеко не всегда обусловлено нежеланием лица ознакомиться с положениями уголовного законодательства. Это касается и преступных последствий, осознание которых должно составлять интеллектуальное содержание вины субъекта преступления. Однако не факт, что лицо, занимаясь, например, незаконным предпринима тельством, использованием товарного знака, преднамеренным или фиктивным банкротством, способно осознавать, что его действия приведут к последствиям в виде крупного ущерба. В таких случаях реализация уголовной ответственности осуществляется на основе объективного критерия долженствования, что в целом «выпадает» из принципа субъективного вменения.

В свою очередь, реализация административной ответственности обеспечит точное и неукоснительное знание субъектами экономических отношений возможных последствий их будущих действий. При этом повысится эффективность уголовного законодательства в деле предупреждения преступлений.

Если гражданин знает, какие действия общественно опасны, то Уголовный кодекс способен расширить предупредительную функцию, а правоприменитель приобретет дополнительный рычаг воздействия на виновного – уголовную ответственность.

Угроза ее реализации, а не собственно применение уголовной репрессии гораздо ощутимее повлияет на субъекта правоотношений и предостережет его от дальнейшего противоправного поведения.

Преюдиция как таковая существует и активно применяется в уголовном законодательстве англосаксонской системы права. Отличие заключается лишь в том, что, например, в США за факты совершения первого и второго посягательства реализуется уголовная ответственность. При этом сроки назначаемого наказания щадящие, соответствующие общественной опасности. Однако за третье посягательство («третье преступление последнее») лицу назначается наказание в одних случаях не менее чем на 25 лет, а в других – не менее 15 лет лишения свободы47.

Приведенный пример только иллюстрация к сказанному. По отдельным элементам используемый подход значительно отличается от административной преюдиции, однако по сути представляет одно и то же явление. Сам факт его существования объясняется желанием законодателя обеспечить функцию предупреждения совершения данным конкретным лицом дальнейших преступлений и отказ от изначально существующей лояльной позиции по отношению к первому и второму нарушению закона. И в том и в другом случае разрешение возникшего конфликта обеспечивается за счет использования минимально необходимых для этого средств, что в полной мере соответствует принципу экономии мер уголовной репрессии. Именно данное направление должно стать приоритетным в деле отграничения административных правонарушений от преступлений в сфере экономической деятельности. Целесообразно включить в содержание ряда норм действующего Уголовного кодекса неоднократность как необходимое условие реализации уголовной ответственности. При этом преступные последствия либо должны выступать в роли обстоятельств, отягчающих наказание, не оказывая влияния на квалификацию совершенного лицом деяния, либо служить альтернативой неоднократности. В законе следует четко сформулировать положение о том, что при наличии установленного факта привлечения виновного к административной ответственности за правонарушение в сфере экономической деятельности в случае повторного (либо в третий раз) совершения им аналогичного деяния вне зависимости от размера причиненного вреда лицо подлежит уголовной ответственности.

3.2 Актуальные вопросы систематизации уголовного закона о преступлениях в сфере экономической деятельности

В общей теории права и в уголовно-правовой науке выделяют наряду с содержанием права внешнюю и внутреннюю формы права. Если под первой понимается форма нормативных правовых актов как источник права, то под второй чаще всего – внутренняя форма правовой нормы (совокупности норм), т.е. система ее строения, способ связей частей, структура – моменты, имеющие прямое отношение к законодательной технике.

Основными требованиями законодательной техники, относящимися к строению уголовного закона, являются логическая стройность, последовательность изложения, связь между собой нормативных предписаний, отсутствие противоречий во всей системе законодательства.

Успешное выполнение этих требований обеспечивается с помощью развитой системы специальных приемов, способов, в числе которых можно выделить следующие три группы48:

1) приемы, способы членения текста нормативного акта на структурные единицы: части, разделы, главы, статьи, пункты и абзацы;

2) приемы выделения связей между нормативными предписаниями закона (примечания, дефиниции);

3) приемы закрепления связей между проектируемыми и действующими нормами права.

В этих целях чаще всего используются ссылочный и бланкетный приемы изложения нормативных предписаний49.

В процессе нормативной структуризации текста уголовного закона перед законодателем возникает целый ряд задач. Во-первых, расположение статей в Уголовном кодексе с соблюдением внутренней иерархии: от общего к частному (соответственно выделяются Общая и Особенная части). Во-вторых, конструирование разделов, а внутри них – глав. Для этого статьи, содержащие уголовно-правовые нормы, относящиеся к регулированию одного института или к охране однородных общественных отношений, располагаются в одном месте закона. Как известно, всего в Особенной части принятого в 1996 году УК РФ 6 разделов. Это раздел VII «Преступления против личности», раздел VIII «Преступления в сфере экономики», раздел IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», раздел X «Преступления против государственной власти», раздел XI «Преступления против военной службы», раздел XII «Преступления против мира и безопасности человечества». В них преступления распределены по 19 главам. В-третьих, расположение разделов, а равно глав, в определенной последовательности относительно друг друга: от причины к следствию (сначала нормы о преступлении, затем – о наказании), от более тяжких видов преступлений и их групп – к менее тяжким. В-четвертых, упорядочение законодательного материала внутри главы. В главах Особенной части это, в первую очередь, предполагает расположение малых групп норм относительно друг друга в зависимости от направленности преступного посягательства. В-пятых, определение внутри малых групп места каждой нормы в зависимости от общественной опасности описанного в ней преступления, порядка описания состава преступления.

Структура Особенной части прежних российских кодифицированных уголовных законов определялась в соответствии с концепцией трехступенчатой классификации объектов преступления (общий, родовой и непосредственный). О числе членов такого деления были и иные точки зрения. Так, по мнению Н.И. Коржанского, их не три, а четыре: «1) общий (совокупность социалистических общественных отношений, охраняемых уголовным законом); 2) родовой (отдельная группа однородных общественных отношений, составляющих определенную область общественной жизни – собственность, личность и т.п.); 3) видовой (общественные отношения одного вида – жизнь, личная собственность); 4) непосредственный объект (конкретное проявление общественных отношений данного вида – жизнь Иванова И.И., собственность Петрова Е.Е. и т.п.)». Некоторые ученые высказывали суждения и об уязвимости подобной классификации объектов преступления50.

После вступления в законную силу УК РФ 1996 г. наметилось два основных подхода. Одни авторы по-прежнему полагают, что «трехзвенная классификация есть конструкция, быть может, и не вполне завершенная, но все же соответствующая требованиям логики». При этом родовым объектом являются интересы, на которые посягают преступления, нормы об ответственности за совершение которых помещены в единый раздел Уголовного кодекса. Видовым объектом являются интересы, на которые посягают преступления, нормы об ответственности за совершение которых располагаются в пределах одной главы, непосредственный объект соответствует отдельной статье Особенной части УК РФ.

Другие ученые пишут, что в новом УК РФ систематизация уголовно-правовых норм по крупным сочлененным блокам правоохраняемых общественных отношений существенно усложнена и весьма отличается от предлагаемой ранее действовавшим законодательством. Эта систематизация, нашедшая нормативное закрепление в самостоятельных разделах и их отдельных главах Особенной части УК РФ, поставила перед доктриной уголовного права непростой вопрос: как в условиях новой структуры Кодекса надлежит классифицировать объекты преступлений. Вторая научная позиция верна. Новая структура УК РФ предопределяет необходимость расширить классификационную базу объектов уголовно-правовой охраны путем внесения в нее еще одного заглавного элемента.

Л.Л. Кругликов приходит к заключению, что объекты разделов УК РФ целесообразно называть межродовыми, а объекты глав – родовыми. В пределах соответствующих глав он предлагает выделять групповые объекты (присущие отдельным группам преступлений), а внутри них – видовые объекты (присущие отдельным видам преступлений).

Как полагает Л.Д. Гаухман, в соответствии с системой нового УК РФ 1996 г., подразделенного не только на главы, но и разделы, большинство из которых включает по несколько глав, объект преступления необходимо делить на четыре вида:

1) общий;

2) типовой (подобщий, надродовой);

3) родовой (специальный, групповой);

4) непосредственный (видовой).

Ю.И. Ляпунов предлагает несколько иную классификацию объектов по степени их обобщения51:

1) надгрупповой, интегрированный, условно его можно обозначить как комплексный объект (он соответствует всем составам преступлений, сконструированных и расположенных в отдельных самостоятельных разделах Особенной части УК РФ);

2) родовой (групповой, специальный) объект (соответствует составам преступлений, размещенных в той или иной обособленной главе Особенной части УК РФ);

3) видовой (подгрупповой) объект (соответствует отдельной подгруппе однородных преступлений, в рамках одной и той же главы УК);

4) непосредственный (конкретный) – это индивидуально определенное общественное отношение, нарушенное отдельно взятым преступлением.

Таким образом, предлагается пятистепенная классификация объектов, которая через взаимосвязь и взаимопроникновение объектов различных уровней обобщения позволяет выработать критерии систематизации уголовно-правовых норм по крупным сочлененным блокам правоохраняемых общественных отношений, глубже и полнее уяснить подлинную общественную опасность того или иного преступления, точно осуществить квалификацию содеянного. Итак, объект преступления по «вертикали» необходимо делить на следующие виды52:

1) общий – совокупность общественных отношений, взятых под охрану УК РФ;

2) типовой объект – совокупность общественных отношений, взятых под охрану отдельными самостоятельными разделами Особенной части УК РФ;

3) родовой объект – совокупность общественных отношений, взятых под охрану той или иной обособленной главой Особенной части УК РФ;

4) видовой объект – совокупность общественных отношений, взятых под охрану отдельной подгруппой уголовно-правовых норм в рамках одной и той же главы УК РФ;

5) непосредственный – индивидуально определенное общественное отношение, взятое под охрану отдельной уголовно-правовой нормой.

Ответственность за преступления в сфере экономической деятельности предусмотрена в главе 22, которая, в свою очередь, включена в раздел VIII «Преступления в сфере экономики» УК РФ.

Для того, чтобы определить содержание типового объекта преступлений, ответственность за которые регламентируется VIII разделом УК РФ, следует прежде всего определиться с этимологическим толкованием слова «экономика».

В советском энциклопедическом словаре термин «экономика» толкуется как надлежащее, бережное и бережливое («экономное») ведение домашнего (а в масштабах страны – общественного) хозяйства, иначе – управление хозяйством.

В экономической теории экономика определена как сложная система особых, специфических отношений людей, в которой, в зависимости от характера воздействия тех или иных факторов на ее развитие, выделяют и отношения социально-экономического присвоения благ (или отношения собственности), и организационно-управленческие отношения.

Видимо, учитывая наработки экономической теории, И.В. Шишко пишет, что экономика – это сложная система особых специфических отношений, в которой в зависимости от характера воздействия тех или иных факторов на ее развитие, выделяют и отношения социально-экономического присвоения благ (или отношения собственности) и организационно-управленческие отношения53.

Поэтому, во-первых, видовые объекты преступлений, предусмотренных нормами 21 и 23 глав УК, полностью «вписываются» в родовой объект, а во-вторых, видовой объект преступлений, предусмотренных нормами главы 22, охватывает все иные общественные отношения, образующие содержание экономики.

На сходных позициях стоит Т.В. Пинкевич, утверждающая, что объектом уголовно-правовой охраны в сфере экономики являются экономические отношения, которые представляют собой определенные связи между субъектами этих отношений, складывающиеся по поводу и в процессе их экономической деятельности. По ее мнению, объектом преступлений в сфере экономики следует считать общественные отношения, складывающиеся по поводу и в процессе экономической деятельности и включающие в себя социально-экономические отношения (отношения собственности) и организационно-экономические отношения (отношения, связанные с производством, распределением, обменом и потреблением); организационно-экономические отношения в деятельности коммерческих и иных организаций, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями.

С указанными мнениями можно согласиться. Действительно, экономика представляет сложную систему общественных отношений, состоящую из отдельных подсистем, которые находятся в определенных отношениях и связях друг с другом. Это позволяет определить сферу экономики как сложный интегрированный объект правового регулирования и правовой охраны. Его структурны элементы, которые взяты в отдельности, сами по себе образуют относительно самостоятельные системы общественных отношений (родовые объекты отдельных глав) – отношения собственности (глава 21 УК РФ), отношения, которые складываются в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг (глава 22 УК РФ) и отношения в сфере управления коммерческими и иными организациями, не являющиеся госудаственными органими, органами местного самоуправления, муниципальными и государственными учреждениями (глава 23 УК РФ).

Анализ родового объекта преступлений в сфере экономической деятельности позволяет сделать вывод о том, что наименование главы 22 УК РФ неудачно, так как не позволяет определить направленность описанных в нем преступлений. Представляется, что в название главы 22 УК РФ необходимо внести уточнения, изложив его в следующей редакции: «Преступления против порядка осуществления экономической деятельности» (Приложение Д).

Так, требование стройности кодифицированного уголовного закона нарушается, когда в его разделы и главы включаются статьи о преступлениях, не соответствующих им ни по типовому, ни по родовому объекту. Характерен пример с преступлениями, предусмотренными ст. 146 и ст. 147 УК РФ. В соответствии с действующим законом в ч. 1 ст. 146 УК РФ предусмотрена ответственность за присвоение авторства (плагиат), а объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, заключается в деянии, совершенном в следующих альтернативных формах54:

а) незаконное использование объектов авторского права или смежных прав;

б) приобретение контрафактных экземпляров произведений или фонограмм; в) их хранение;

г) их перевозка.

Законодатель совершенно справедливо провел разграничение между этими формами нарушения авторских и смежных прав. Однако, если быть до конца последовательным, то следует признать, что присвоение авторства нарушает личные неимущественные права, возникающие у автора в связи с созданием произведения науки, литературы и искусства (ч. 1 ст. 146 УК РФ). Поэтому данный состав по праву находится в главе 19 УК РФ «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». Что касается незаконного использования объектов авторского права или смежных прав; приобретения контрафактных экземпляров произведений или фонограмм; их хранения и перевозки, то эти деяния посягают на конкурентные отношения и, следовательно, ответственность за них должна быть предусмотрена в главе 22 УК РФ. Подобным образом следовало бы поступить и с составом «нарушение изобретательских и патентных прав»: в ст. 147 главы 19 УК РФ сохранить ответственность за присвоение авторства на изобретение, полезную модель или промышленный образец или принуждение к соавторству, а в главе 22 УК РФ установить ответственность за незаконное использование соответствующих объектов интеллектуальной собственности.

В целях соблюдения требований компоновки норм по типовому и родовому объектам посягательства следует переместить из главы 32 УК РФ «Преступления против порядка управления» в главу 22 УК РФ норму, устанавливающую ответственность за использование заведомо поддельных марок акцизного сбора или специальных марок (ч. 2 ст. 327.1 УК РФ). Представляется, что это преступление совершается в сфере экономической деятельности и посягает на финансовые интересы государства. Учитывая направленность этого преступного деяния, можно предусмотреть ответственность за него в ст. 171.1 УК РФ. Подобная модель криминализации деяния, посягающего на интересы государства в области налогообложения, уже существует (ст. 198, 199 УК РФ)55.

Одним из приемов законодательной техники является, как отмечалось, упорядочение законодательного материала внутри главы. В главах Особенной части это, в первую очередь, предполагает расположение малых групп норм относительно друг друга в зависимости от направленности преступного посягательства.

Анализ учебной и монографической юридической литературы показал, что ученые по-разному классифицируют преступления внутри главы 22 УК РФ, беря за основу подразделения составов экономических преступлений группы различных критериев.

Так, Т.Ю. Погосян предприняла попытку классификации преступлений, включенных в главу 22 УК РФ, по способу совершения преступления. Н.А. Лопашенко все преступления в сфере экономической деятельности группирует в зависимости от принципов ее осуществления.

Достаточно распространенной является классификация экономических преступлений применительно к различным сферам, где они совершались56.

Такие классификации малопродуктивны, поскольку не отражают особенностей видовых объектов соответствующих групп преступлений и поэтому не могут решить практические задачи систематизации норм внутри главы 22 УК РФ.

Неудачными представляются и классификации, которые учитывают характер построения уголовно- правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, а также специфику нормативных актов, регулирующих те или иные сферы экономической деятельности. Подход этих авторов близок к нормативистскому, при котором за объект посягательства принималось установленное законом положение.

Между тем общеизвестно, что отношения, выступающие объектом преступления, первичны применительно к закону. Преступление всегда посягает на определенную реальность, объективно существующие общественные отношения, т.е. определенные связи между субъектами отношений, складывающиеся в процессе их материальной и духовной деятельности57.

В некоторых классификациях отсутствует четкий критерий разделения преступлений на виды. Так, если проанализировать классификацию преступлений в сфере экономической деятельности, предложенную М.В. Талан, легко заметить, что для выделения первой классификационной группы (преступления, связанные с нарушением установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности) она избрала в качестве критерия порядок осуществления деятельности. Вторая группа (преступления в сфере монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции) комплектуется, исходя из нарушения отдельных принципов осуществления экономической деятельности, в частности, принципа недопущения недобросовестной конкуренции. Для формирования третьей группы (таможенные преступления) она отбирает преступления по месту их совершения – таможенная территория. Четвертая группа (преступления в сфере финансовой деятельности) определяется исходя из другого основания – конкретного вида экономической деятельности. Для обособления пятой группы (нарушение прав потребителя) применяется новый признак деления – права одного из субъектов экономических отношений. Как видно, исследователь в основание классификации положил пять самостоятельных критериев.

Между тем обоснованность любой группировки норм обеспечивается, прежде всего, надежностью избранного критерия выделения системы. Он должен быть столь «жестким», чтобы исключать перенос нормы одной группы в другую. Поэтому практического значения для систематизации норм главы 22 УК РФ такая классификация не имеет.

В уголовно-правовой литературе представлено и множество классификаций, критерием построения которых является видовой (групповой непосредственный) объект посягательства. Характерно, что абсолютно совпадающих классификаций не приводится, хотя есть и достаточно близкие. Данное обстоятельство, как правильно отметил Б.В. Волженкин, объясняется тем, что многие из экономических преступлений посягают одновременно на несколько объектов и поэтому в зависимости от того, какому объекту отдается предпочтение, они относятся авторами к различным группам.

Проведенный анализ классификаций позволяет сделать следующий вывод58:

1) при классификации преступлений в сфере экономической деятельности отсутствует единый классифицирующий критерий;

2) в некоторых классификациях содержится несколько критериев, что может привести правоприменителя к ошибкам при квалификации преступлений;

3) все предложенные классификации не имеют обоснования выделения критерия классификации.

Упорядочение законодательного материала в пределах главы предполагает расположение малых групп норм относительно друг друга в зависимости от общественной опасности описанных в них преступлений. М.Г. Жилкин считает, что правовой материал, необходимый для соотношения общественной опасности преступлений в сфере экономической деятельности, можно обнаружить в самом УК РФ, не прибегая при этом к искусственным классификациям. Он имеет в виду отнесение законодателем того или иного преступления к категориям различной степени тяжести. С этой точкой зрения трудно согласиться, так как показателем общественной опасности являются важность и количество общественных отношений, которые защищаются нормой; тяжесть ущерба, им причиненного.

Таким образом, необходимо систематизировать преступления по видовому объекту и соответствующие нормы расположить в главе 22 УК РФ последовательно, одну за другой. Это обусловливает необходимость проведения дальнейших научных изысканий в данной области, ибо компактное расположение внутри главы норм, касающихся одной группы преступлений, содействует большей упорядоченности законодательного материала, осознанию сущности и характера опасности отдельных видов преступлений, а в случае введения новых норм – облегчает отыскание их места в системе уголовно-правовых предписаний.

Классификация преступлений внутри главы 22 УК РФ важна и для определения типа санкции в зависимости от групповой принадлежности преступления. К сожалению, это требование законодательной техники не соблюдается, хотя, казалось бы, такая связь должна быть, ведь система санкций в определенном смысле зависима и производна от системы преступлений, предложенной законодателем.

Другим показателем нарушения требования стройности закона является несоразмерность его статей из-за неоправданно большого объема некоторых из них. По правилам законодательной техники в одной статье кодекса не могут описываться диспозиции нескольких уголовно-правовых норм. Если это статьи Особенной части, то в них должен определяться только один вид преступления. О количестве фактически описанных в статье видов преступлений можно судить по основным составам преступлений. А.И. Коробеев это правило законодательной техники сформулировал несколько иначе «Уголовный закон может содержать в одной статье только одну норму уголовного права».

Правовые предписания могут быть выражены в нескольких частях той же статьи Уголовного кодекса, если они представляют модификацию одного и того же преступления (простой, квалифицированный, привилегированный состав). Так, в одной статье допускается дифференциация уголовной ответственности за преступление на основании квалифицирующих признаков. В таких случаях предписания относительно каждой разновидности деяния и наказания за его совершение помещаются в отдельную часть статьи, содержащую и диспозицию, и санкцию.

В главе 22 УК РФ в рамках одной статьи не всег- да описывается один вид преступлений. Так, в ряде статей главы 22 УК РФ (ст. 176, 180, 183, 195) предусматривается ответственность сразу за два самостоятельных преступления, а ст. 184 включает описание сразу трех видов преступлений: подкупа (ч. 1) и незаконного получения предмета подкупа спортсменами (ч. 3) и иными лицами (ч. 4).

Соответственно, части вторые ст. 176, 180, 183, 195, а также части 3, 4 ст. 184 УК РФ используются не по своему целевому назначению: они содержат описание основных, а не квалифицированных составов.

Резюмируя, следует констатировать, что вопрос о систематизации норм о преступлениях в сфере экономической деятельности ввиду его важного научного, правоприменительного и законотворческого значения заслуживает более пристального внимания со стороны ученых, практических работников и законодателя.


Заключение

Сегодня можно констатировать то, что произошел распад того «классического» состояния частной собственности, когда решение вопросов технико-производственного, экономического, управленческого характера совмещалось в деятельности конкретного лица (одного индивида), обладающего статусом собственника. Титул собственника в современной рыночной экономике оказался расщепленным. Когда реально собственностью владеет несколько лиц (например, акционерные общества и товарищества), статус собственника практически отдален от реального контроля над объектом собственности, появляются новые категории социальных групп (управляющие, менеджеры), процесс производства, обмена, распределения и потребления материальных благ и услуг также видоизменяется. Можно сказать, что имущественные преступления трансформировались в экономические, но последние сегодня отнюдь не выделились в самостоятельную группу.

Совершая преступления в сфере экономической деятельности, его субъект всегда стремится незаконным образом присвоить экономические блага (вещи, денежные средства, ценные бумаги, услуги и т.д.) материального характера, т.е. обогатиться за счет другого лица и получить экономическую выгоду.

Однако в данном случае экономическая выгода есть не что иное, как выгода имущественная, к которой следует относить материальное благо (в денежной или натуральной форме, имущественные права), получаемое виновным с корыстной целью в результате совершения различных действий, создающих стоимости либо освобождающих виновного от материальных затрат.

Преступления, совершаемые в сфере экономической деятельности, направлены на извлечение имущественной выгоды и по своей сути являются корыстными. В этом – суть экономической мотивации преступлений данного рода. Присвоение экономических ресурсов происходит с нарушением принципа эквивалентности, причем такого рода преступления могут совершаться как в целях получения личной выгоды, так и в интересах третьих лиц или различных организаций.

Образно говоря, если придерживаться постулата о том, что экономическая деятельность непосредственно связана с производством, обменом, распределением и потреблением материальных благ и услуг, то такого рода деятельность осуществляется в сфере хозяйствования, организации и управления, и целью ее выступает удовлетворение потребностей, получение некой прибыли.

Однако экономическую деятельность не стоит сводить лишь сугубо к предпринимательской или какой-либо иной. Экономическая деятельность может быть весьма разнообразной и носить различный характер: являться деятельностью по созданию материальных благ или оказанию услуг, координации различных отраслей экономики, обеспечению нормального функционирования экономических субъектов и т.д. Как правило, преступления здесь совершаются хозяйствующим субъектом внутри легитимной экономики, и этот субъект действует в своих экономических интересах, несоответствующих законодательству. В общей категории экономической деятельности можно выделить и частные ее виды, отличающиеся определенными признаками, позволяющими осуществлять относительно самостоятельное их правовое регулирование.

Как мы уже сказали, основа осуществления экономической деятельности – собственность, однако сама экономическая деятельность может осуществляться различными субъектами, когда она имеет некий интерес ее участников, направленный на удовлетворение материальных благ.

Таким образом, структуру общественных отношений в экономической системе будут составлять три элемента:

1) субъекты отношений;

2) социальный интерес, объединяющий субъектов в конкретном отношении;

3) деятельность субъектов отношений, направленная на удовлетворение данного интереса.

Исходя из изложенного, можно выделить следующие значимые признаки, подлежащие оценке при криминализации отношений в процессе осуществления экономической деятельности ее субъектами:

- экономическая деятельность носит имущественный характер;

- экономическая деятельность, осуществляемая ее субъектами, направлена на извлечение прибыли, т.е. получение имущественной выгоды;

- экономическая деятельность подлежит некой оценке, выраженной в ее денежном (стоимостном) эквиваленте;

- экономическая деятельность по своей сути связана с оборотом имущественных ценностей.


Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Амнистия

акт, принимаемый Государственной Думой РФ, в которой определяются условия и порядок освобождения от уголовной ответственности и наказания, а также снятие судимости.

2

Арест

вид уголовного наказания, назначаемый по приговору суда и заключающийся в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок от одного до шести месяцев.

3

Безопасность

состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз.

4

Вина

представляет собой внутреннее отношение лица к своему поведению и к его последствиям.

5

Деяние

действие либо бездействие, запрещенное уголовным законом.

6

Испытательный срок

срок, в течение которого осужденный должен своим поведением доказать исправление; возложение судом на осужденного исполнение определенных обязанностей.

7

Косвенный умысел

когда лицо понимало противоправность своего поведения, предвидело наступление вредных последствий и допускало их наступление.

8

Лишение свободы

изоляция осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение или помещения в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму.

9

Мотив

это причина совершения преступления.

10

Объект преступления

это совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений, на которые направлено преступное посягательство, причиняющее или создающее угрозу причинения им вреда.

11

Общий объект

это совокупность всех общественных отношений, интересов и благ, охраняемых уголовным законом.

12

Ограничение свободы

вид наказания заключающийся в содержании осужденного, достигшего к моменту вынесения приговора 18 лет, в специальном учреждении без изоляции от общества в условиях осуществления за ним надзора.

13

Помилование

нормативно-правовой акт, принимаемый Президентом Российской Федерации в отношении индивидуально определенного лица, освобождающий его от отбывания наказания, либо заменяющий наказание на более мягкий вид, либо снимающий судимость.

14

Предмет преступления

материальные предметы внешнего мира, на которые непосредственно воздействует преступник, и в связи с которыми или по поводу которых, совершается преступление.

15

Преступление

это общественно опасное, противоправное, виновное деяние, совершенное деликтоспособным лицом, за которое предусмотрено уголовное наказание.


Список использованных источников

Нормативно – правовые акты

  1.  Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 2009, № 4, ст. 445.
  2.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 03.02.2014) // Собрание законодательства РФ, 1996, № 25, ст. 2954.
  3.  Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 03.02.2014, с изм. от 18.03.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.02.2014) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.
  4.  Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 № 146-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства РФ, № 31, 1998, ст. 3824.
  5.  Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 12.03.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 31.03.2014) // Собрание законодательства РФ, 2002, № 1 (ч. 1), ст. 1.
  6.  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Собрание законодательства РФ, 1994, № 32, ст. 3301.
  7.  Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Собрание законодательства РФ, 2002, № 30, ст. 3012.
  8.  Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 № 145-ФЗ (ред. от 28.12.2013, с изм. от 03.02.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2014) // Собрание законодательства РФ, 1998, № 31, ст. 3823.
  9.  О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации: Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства РФ, 2007, № 31, ст. 4006.
  10.  О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) // Собрание законодательства РФ, 2003, № 50, ст. 4848.
  11.  Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 12, 1994.
  12.  Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с «Протоколом [№ 1]» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), «Протоколом № 7» (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 2, ст. 163.
  13.  О физической культуре и спорте в Российской Федерации: Федеральный закон от 29.04.1999 № 80-ФЗ (ред. от 30.06.2007) // Собрание законодательства РФ, 1999, № 18, ст. 2206 // Документ утратил силу с 30 марта 2008 года в связи с принятием Федерального закона от 04.12.2007 № 329-ФЗ.

Научная литература

  1.  Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть [Текст] учебник по специальностям «Правоохранительная деятельность», «Правовое обеспечение национальной безопасности» : для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки «Юриспруденция», Москва: Юриспруденция, 2013 – 942 с. - ISBN 978-5-9516-0633-4.
  2.  Алиев В. М. Уголовное право России. Общая и Особенная части [Текст] : учебник / [Алиев В. М. и др.] ; под общ. ред. В. И. Гладких ; М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Гос. ун-т управления» Москва: ГУУ, 2013 - 497 с. - ISBN 978-5-215-02541-3.
  3.  Байбарин А. А. Уголовное право России. Общая часть [Текст] : учебное пособие / А. А. Байбарин, А. А. Гребеньков, С. В. Шевелева ; М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Юго-Западный гос. ун-т» (ЮЗГУ) Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 - 428 с. - ISBN 978-5-905556-69-2.
  4.  Вишнякова Н. В. Уголовное право России. Особенная часть [Текст] : учебное пособие / Н. В. Вишнякова, О. Н. Расщупкина ; М-во внутренних дел Российской Федерации, Омская акад. Омск: ОмА МВД России, 2013 - 203 с. - ISBN 978-5-88651-559-6.
  5.  Гребеньков А. А. Уголовное право в эволюционирующем обществе: проблемы и перспективы [Текст] : сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции, 25 мая 2013 года / Минобрнауки России ; Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. обр Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 - 159 с. - ISBN 978-5-905556-70-8.
  6.  Епифанова Е. В. Преступление как правовая категория в науке и законодательстве России: история развития и особенности современного состояния [Текст] : монография / Е. В. Епифанова ; под науч. ред. В. В. Момотова Москва: Юрлитинформ, 2013 – 397 с. - ISBN 978-5-4396-0218-6.
  7.  Есаков Г. А. Уголовное право России. Части Общая и Особенная [Текст] : учебник для бакалавров : для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция» / [Г. А. Есаков и др.] ; отв. ред. А. И. Рарог ; М-во образования и науки Российской Федерации, Московская гос. ю Части Общая и Особенная Москва: Проспект, 2013 - 494 с. - ISBN 978-5-392-07989-6.
  8.  Кибальник А. Г. Актуальные проблемы уголовного права и криминологии [Текст] : сборник научных трудов / Северо-Кавказский федеральный ун-т ; [редкол.: А. Г. Кибальник (отв. ред.) и др.] Ставрополь: АГРУС, 2013 – 262 с. - ISBN 978-5-9596-0877-4.
  9.  Лопашенко Н. А. Преступность, уголовная политика, уголовный закон [Текст] : сборник научных трудов / Саратовский Центр по исслед. проблем организованной преступности и коррупции, Ун-т им. Джорджа Мейсона (США) ; под ред. Н. А. Лопашенко Саратов: Саратовская гос. юридическая акад., 2013 - 650 с. - ISBN 978-5-7924-1035-0.
  10.  Полищук Д. А. Современная концепция уголовной политики России в сфере защиты интересов правосудия [Текст] : монография : научная специальность 12.00.08 «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» / Д. А. Полищук Москва: ЮНИТИ: Закон и прво, 2013 – 245 с. - ISBN 978-5-238-02423-3.
  11.  Третьяков В. И. Новое в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве: основные тенденции и перспективы совершенствования [Текст] : сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 45-летию со дня образования Волгоград: Волгоградская акад. МВД России, 2013 – 478 с. - ISBN 978-5-7899-0848-8.

Материалы судебной практики

  1.  О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, март, 2007.
  2.  О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 № 14 // Российская газета, № 95, 2007.
  3.  Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 (ред. от 06.02.2007) // Российская газета, № 29, 1995.

Интернет-источники

  1.  ИФНС России по г. Кургану Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.nalog.ru/rn45/about_fts/structure/inspection/?i=576592&z=3080.
  2.  Следственное управление Следственного комитета РФ по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://kurgan.sledcom.ru/.


Список сокращений

вв. – век;

ВС РФ - Верховный Суд Российской Федерации;

г. – год;

п. - пункт;

РГ – Российская газета;

РСФСР - Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика;

РФ – Российская Федерация;

с. – страница;

СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации;

СНГ – Содружество Независимых Государств;

СССР – Союз Советских Социалистических Республик;

ст. – статья;

УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации.


Приложение А

Проект главы 22.1 УПК РФ

Глава 22.1 «Преступления в сфере предпринимательской деятельности»


Приложение Б

Статья 193 УК РФ. Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации

1. Нарушение требований валютного законодательства Российской Федерации о зачислении денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации в крупном размере от одного или нескольких нерезидентов на счета резидента в уполномоченном банке или на счета резидента в банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, в установленном порядке, причитающихся резиденту в соответствии с условиями внешнеторговых договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары, выполненные для них работы, оказанные им услуги, переданные им информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, а равно нарушение требований валютного законодательства Российской Федерации о возврате в Российскую Федерацию на счета резидента в уполномоченном банке или на счета резидента в банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, в установленном порядке денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации в крупном размере, уплаченных одному или нескольким нерезидентам за не ввезенные на территорию Российской Федерации (не полученные на территории Российской Федерации) товары, невыполненные работы, неоказанные услуги, непереданные информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, -

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) в особо крупном размере;

б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

в) с использованием заведомо подложного документа;

г) с использованием юридического лица, созданного для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с проведением финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, -

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если сумма незачисленных или невозвращенных денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации по однократно либо по неоднократно в течение одного года проведенным валютным операциям превышает шесть миллионов рублей, а в особо крупном размере - тридцать миллионов рублей.


Приложение В

Статья 28.1 УПК РФ. Прекращение уголовного преследования по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности

Действующая редакция

Проект

…2. В целях настоящей статьи под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, понимается уплата в полном объеме:

1) недоимки в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу;

…2. В целях настоящей статьи под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, понимается уплата в полном объеме:

1) недоимки в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу;


Приложение Г

Статья 76.1 УК РФ. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности

Действующая редакция

Проект

…2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой статьи 171, частью первой статьи 171.1, частью первой статьи 172, частью второй статьи 176, статьей 177, частями первой и второй статьи 180, частями третьей и четвертой статьи 184, частью первой статьи 185, статьей 185.1, частью первой статьи 185.2, статьей 185.3, частью первой статьи 185.4, статьей 193, частью первой статьи 194, статьями 195 - 197 и 199.2 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления.

…2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой статьи 171, частью первой статьи 171.1, частью первой статьи 172, частью второй статьи 176, статьей 177, частями первой и второй статьи 180, частями третьей и четвертой статьи 184, частью первой статьи 185, статьей 185.1, частью первой статьи 185.2, статьей 185.3, частью первой статьи 185.4, статьей 193, частью первой статьи 194, статьями 195 - 197 и 199.2 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере пятикратной суммы причиненного ущерба либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере пятикратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления либо перечислило в федеральный бюджет денежную сумму в размере, в котором совершено преступление и соответствующее денежное возмещение равное пятикратной сумме размера, в котором совершено преступление.


Приложение Д

Действующая редакция

Проект

Глава 22. Преступления в сфере экономической деятельности

Глава 22. Преступления против порядка осуществления экономической деятельности

1 Бекмурзин М. С. Уголовное право. Руза, Московская обл. : Московский обл. фил. Московского ун-та МВД России , 2013 – С. 175.

2 Полищук Д. А. Современная концепция уголовной политики России в сфере защиты интересов правосудия. Москва: ЮНИТИ: Закон и прво, 2013 – С. 207.

3 Гребеньков А. А. Уголовное право в эволюционирующем обществе: проблемы и перспективы. Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 – С. 78.

4 Гребеньков А. А. Уголовное право в эволюционирующем обществе: проблемы и перспективы. Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 – С. 81-82.

5 Бекмурзин М. С. Уголовное право. Руза, Московская обл. : Московский обл. фил. Московского ун-та МВД России , 2013 – С. 177-178.

6 Полищук Д. А. Современная концепция уголовной политики России в сфере защиты интересов правосудия. Москва: ЮНИТИ: Закон и прво, 2013 – С. 212.

7 Бекмурзин М. С. Уголовное право. Руза, Московская обл. : Московский обл. фил. Московского ун-та МВД России , 2013 – С. 180.

8 Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть. Москва: Юриспруденция, 2013 – С. 247.

9 Гребеньков А. А. Уголовное право в эволюционирующем обществе: проблемы и перспективы. Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 – С. 84.

10 О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации: Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства РФ, 2007, № 31, ст. 4006.

11 Бекмурзин М. С. Уголовное право. Руза, Московская обл. : Московский обл. фил. Московского ун-та МВД России , 2013 – С. 182-183.

12 О физической культуре и спорте в Российской Федерации: Федеральный закон от 29.04.1999 № 80-ФЗ (ред. от 30.06.2007) // Собрание законодательства РФ, 1999, № 18, ст. 2206 // Документ утратил силу с 30 марта 2008 года в связи с принятием Федерального закона от 04.12.2007 № 329-ФЗ.

13 Бекмурзин М. С. Уголовное право. Руза, Московская обл. : Московский обл. фил. Московского ун-та МВД России , 2013 – С. 185.

14 Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть. Москва: Юриспруденция, 2013 – С. 248-249.

15 Гребеньков А. А. Уголовное право в эволюционирующем обществе: проблемы и перспективы. Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 – С. 86-87.

16 Полищук Д. А. Современная концепция уголовной политики России в сфере защиты интересов правосудия. Москва: ЮНИТИ: Закон и прво, 2013 – С. 214.

17 Епифанова Е. В. Преступление как правовая категория в науке и законодательстве России: история развития и особенности современного состояния. Москва: Юрлитинформ, 2013 – С. 211.

18 Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть. Москва: Юриспруденция, 2013 – С. 251.

19 Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 12, 1994.

20 Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с «Протоколом [№ 1]» (Подписан в г. Париже 20.03.1952), «Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней» (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), «Протоколом № 7» (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 2, ст. 163.

21 Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть. Москва: Юриспруденция, 2013 – С. 253.

22 О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, март, 2007.

23 Байбарин А. А. Уголовное право России. Общая часть. Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 – С. 199.

24 Епифанова Е. В. Преступление как правовая категория в науке и законодательстве России: история развития и особенности современного состояния. Москва: Юрлитинформ, 2013 – С. 212-213.

25 ИФНС России по г. Кургану Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.№alog.ru/r№45/about_fts/structure/i№spectio№/?i=576592&z=3080.

26 Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть. Москва: Юриспруденция, 2013 – С. 256.

27 Епифанова Е. В. Преступление как правовая категория в науке и законодательстве России: история развития и особенности современного состояния. Москва: Юрлитинформ, 2013 – С. 215.

28 Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть. Москва: Юриспруденция, 2013 – С. 257.

29 Следственное управление Следственного комитета РФ по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://kurga№.sledcom.ru/.

30 Спасенников Б. А. Актуальные проблемы уголовного права. Москва ; Архангельск: Ин-т упр., 2013 – С. 176.

31 ИФНС России по г. Кургану Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.№alog.ru/r№45/about_fts/structure/i№spectio№/?i=576592&z=3080.

32 Абдульманов А. А. Уголовное право России. Общая часть. Особенная часть. Москва: Юриспруденция, 2013 – С. 261.

33 Байбарин А. А. Уголовное право России. Общая часть. Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 – С. 203-204.

34 Лопашенко Н. А. Преступность, уголовная политика, уголовный закон. Саратов: Саратовская гос. юридическая акад., 2013 – С. 333.

35 О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) // Собрание законодательства РФ, 2003, № 50, ст. 4848.

36 О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 № 14 // Российская газета, № 95, 2007.

37 Вишнякова Н. В. Уголовное право России. Особенная часть. Омск: ОмА МВД России, 2013 – С. 177.

38 Байбарин А. А. Уголовное право России. Общая часть. Курск: Юго-Западный гос. ун-т, 2013 – С. 205.

39 Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 (ред. от 06.02.2007) // Российская газета, № 29, 1995.

40 Лопашенко Н. А. Преступность, уголовная политика, уголовный закон. Саратов: Саратовская гос. юридическая акад., 2013 – С. 334-335.

41 Алиев В. М. Уголовное право России. Общая и Особенная части. Москва: ГУУ, 2013 – С. 306.

42 Вишнякова Н. В. Уголовное право России. Особенная часть. Омск: ОмА МВД России, 2013 – С. 179-180.

43 Алиев В. М. Уголовное право России. Общая и Особенная части. Москва: ГУУ, 2013 – С. 308-309.

44 Лопашенко Н. А. Преступность, уголовная политика, уголовный закон. Саратов: Саратовская гос. юридическая акад., 2013 – С. 336.

45 Алиев В. М. Уголовное право России. Общая и Особенная части. Москва: ГУУ, 2013 – С. 310.

46 Вишнякова Н. В. Уголовное право России. Особенная часть. Омск: ОмА МВД России, 2013 – С. 182.

47 Алиев В. М. Уголовное право России. Общая и Особенная части. Москва: ГУУ, 2013 – С. 311-312.

48 Кибальник А. Г. Актуальные проблемы уголовного права и криминологии. Ставрополь: АГРУС, 2013 – С. 206.

49 Спасенников Б. А. Актуальные проблемы уголовного права. Москва ; Архангельск: Ин-т упр., 2013 – С. 181.

50 Лопашенко Н. А. Преступность, уголовная политика, уголовный закон. Саратов: Саратовская гос. юридическая акад., 2013 – С. 341.

51 Кибальник А. Г. Актуальные проблемы уголовного права и криминологии. Ставрополь: АГРУС, 2013 – С. 207-208.

52 Есаков Г. А. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Москва: Проспект, 2013 – С. 299.

53 Третьяков В. И. Новое в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве: основные тенденции и перспективы совершенствования. Волгоград: Волгоградская акад. МВД России, 2013 – С. 333.

54 Есаков Г. А. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Москва: Проспект, 2013 – С. 301.

55 Кибальник А. Г. Актуальные проблемы уголовного права и криминологии. Ставрополь: АГРУС, 2013 – С. 209.

56 Есаков Г. А. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Москва: Проспект, 2013 – С. 302-303.

57 Третьяков В. И. Новое в уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве: основные тенденции и перспективы совершенствования. Волгоград: Волгоградская акад. МВД России, 2013 – С. 335.

58 Кибальник А. Г. Актуальные проблемы уголовного права и криминологии. Ставрополь: АГРУС, 2013 – С. 210.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
13079. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИЯ 79.43 KB
  Освобождение от уголовной ответственности - это отказ государства от вынесения выраженной в обвинительном приговоре суда отрицательной оценки (осуждения) преступления и лица, его совершившего, в случаях, предусмотренных в законе. Практически это означает отказ от возбуждения уголовного дела или прекращения уже возбужденного уголовного дела
17226. Освобождение от уголовной ответственности (понятие, основание, виды) 82 KB
  Процесс развития уголовного и уголовно-процессуального законодательств, к сожалению, не всегда в полной мере отвечает достижению поставленных перед ними целей, потребностям правоприменительной деятельности. Несмотря на интенсивную модификацию законодательных положений об освобождении от уголовной ответственности
14168. Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных лицами в возрасте до восемнадцати лет 33.44 KB
  Производство по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних как основная форма уголовнопроцессуального производства Производство по делам о преступлениях несовершеннолетних регламентируется общими правилами УПК которые в значительной мере дополняются или конкретизируются дополнительными нормами. На основе перечня социальнопсихологических характеристик несовершеннолетних Генеральная Ассамблея ООН разработала Минимальные стандартные правила ООН касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних Пекинские правила...
11094. Меры противодействия преступности в сфере экономической деятельности и преступлениям против собственности 44.66 KB
  Злоупотребление властью, превышение служебных полномочий и взяточничество государственных служащих, наделенных правом управления имуществом и экономической деятельностью, а также контроля за этими сферами, способствовали многократному росту размеров ущерба от экономических преступлений и заметному уменьшению эффективности борьбы со многими видами преступлений в сфере экономики.
4878. ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 30.47 KB
  Сущность и правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Основания освобождения от уголовной ответственности. Порядок освобождения от уголовной ответственности.
21460. Цели и формы реализации уголовной ответственности 29.91 KB
  Понятие и специфика содержания уголовной ответственности. Понятие уголовной ответственности. Специфика содержания уголовной ответственности. Цели и формы реализации уголовной ответственности.
18458. Институт уголовной ответственности в международном праве 141.9 KB
  Раскрыть понятие и сущность международной уголовной ответственности физических лиц; рассмотреть характер, основания и обьем международной уголовной ответственности физических лиц; разграничить и сравнить международно-правовую ответственность государств и физических лиц;
851. Причинная связь как необходимое условие уголовной ответственности 31.15 KB
  Понятие причинной связи и ее установление в уголовном праве Заключение Список использованных источников Введение Проблема причинной связи является одной из центральных проблем в теории российского уголовного права.
4147. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КРАЖУ 51.59 KB
  Широкая распространенность краж и, как следствие, значительный совокупный ущерб, причиняемый ими физическим и юридическим лицам, требуют постоянного совершенствования теории и практики уголовно-правовой борьбы с рассматриваемым видом преступной деятельности
18502. Понятие преступления, основания возникновения уголовной ответственности 68.26 KB
  Предметом дипломной работы стала базовая категория уголовного права - понятие преступления. Предметом работы стали нормы действующего законодательства теоретические и научные концепции касающиеся понятия преступления его признаков общей характеристики его отдельных видов. Цели и задачи дипломной работы заключаются в детальном изучении понятия преступления основания возникновения уголовной ответственности выявлении признаков особенностей правового режима обусловленных специфическими свойствами и связанных с ними теоретических...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.