Толкование конституционно-правовых норм в Российской Федерации

Среди последних можно выделить такое основание для классификации, как деление норм права на материальные и процессуальные (Приложение А). Как отмечает М.Н. Марченко, «нормы материального права регулируют экономические, политические, социальные, идеологические и иные материальные отношения… процессуальные нормы права закрепляют лишь процессуальные формы (процедуру, правила, порядок) осуществления и защиты, предусмотренных материальными нормами права»

2015-08-28

1.53 MB

25 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

[1] Содержание

[1.1] Введение

[1.2] 1 Нормы российского конституционного права

[1.3] 1.1 Соотношение процессуальных и материальных норм в конституционном праве Российской Федерации

[1.4] 1.2 Место поощрительных норм в системе конституционно-правовых норм

[1.5] 2 Толкование конституционно-правовых норм в Российской Федерации

[1.6] 2.1 Конституционно-правовое толкование: понятие и содержание

[1.7] 2.2 Проблемы эффективности конституционно-правовых норм в современной России

[1.8] Заключение

[1.9] Глоссарий

[1.10] Список использованных источников

[1.11] Приложение А

[1.12] Приложение Б

[1.13] Приложение В


Введение

На сегодняшний день к видам конституционно-правовых норм относятся:

1. По предмету правового регулирования различают нормы, закрепляющие:

- основы конституционного строя;

- основные права, свободы и обязанности человека и гражданина;

- федеративное устройство РФ;

- основы организации и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

2. По юридической силе (в зависимости от того, в каких нормативных актах они закреплены и какое место они занимают в иерархии нормативных актов):

- нормы права, закрепленные Конституцией РФ (наивысшую юридическую силу имеют правовые нормы, закрепленные в главе 1 Конституции РФ и составляющие основы конституционного строя);

- нормы конституционного права, закрепленные в федеральных конституционных законах и в федеральных законах РФ;

- закрепленные в подзаконных актах - указах Президента, постановлениях Правительства РФ и в иных источниках конституционного права.

3. По функциональной роли в механизме правового регулирования:

- исходные (базовые) нормы;

- обычные (конкретные) нормы.

4. По характеру (цели) правового предписания, которое содержится в диспозиции нормы:

- обязывающие;

- запрещающие;

- управомочивающие.

5. По степени определенности:

- конкретно-регулятивные;

- общерегулятивные (дефинитивные).

6. По территории действия различаются нормы конституционного права, действующие:

- на территории РФ;

- на территории субъектов Федерации;

- в границах территории, на которой осуществляется местное самоуправление (это одно или несколько поселений).

7. По назначению в механизме конституционно-правового регулирования:

- материальные;

- процессуальные.

Таким образом, цель курсовой работы заключается в исследовании особенностей конституционно-правовых норм.

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

- проанализировать соотношение процессуальных и материальных норм в конституционном праве Российской Федерации;

-охарактеризовать место поощрительных норм в системе конституционно-правовых норм;

- исследовать понятие и содержание конституционно-правового толкования;

- выявить проблемы эффективности конституционно-правовых норм в современной России;

- сделать выводы.

Объектом данной работы являются общественные отношения, возникающие при применении конституционно-правовых норм.

Предметом исследования является анализ конституционно-правовых норм.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, глоссария и списка использованных источников.


1 Нормы российского конституционного права

1.1 Соотношение процессуальных и материальных норм в конституционном праве Российской Федерации

Итак, существуют критерии классификации, которые подвергаются критике со стороны отдельных авторов, но есть и такие основания для классификации, которые признаются представителями абсолютного большинства правовых школ1.

Среди последних можно выделить такое основание для классификации, как деление норм права на материальные и процессуальные (Приложение А). Как отмечает М.Н. Марченко, «нормы материального права регулируют экономические, политические, социальные, идеологические и иные материальные отношения… процессуальные нормы права закрепляют лишь процессуальные формы (процедуру, правила, порядок) осуществления и защиты, предусмотренных материальными нормами права». В литературе общепризнано, что процессуальные нормы в отрыве от норм материальных не имеют смысла, они беспредметны, что жизнь процессуальных норм детерминирована потребностью реализации норм материального права. Более того, нормы материального права составляют содержательную, сущностную сторону правового регулирования, тогда как нормы процессуального права соответственно устанавливают форму их реализации. Таким образом, и те, и другие дополняют друг друга. Если норма материального права, определяя содержание прав и обязанностей, отвечает на вопрос «Что необходимо выполнить для реализации этих прав и обязанностей?», то норма процессуального права определяет, как, каким образом и в каком порядке они должны быть реализованы.

В каждой отрасли права соотношение материальных и процессуальных норм проявляется по-своему. В некоторых случаях законодатель сам определяет такое соотношение, например, уголовного и уголовно-процессуального права, однако в большинстве других случаев соотношение материальных и процессуальных норм выражено не так явно, что, в свою очередь, порождает многочисленные дискуссии, в частности о соотношении материальных и процессуальных норм в конституционном праве.

Одним из существенных признаков конституционного права является сосредоточение процессуальных и материальных норм в единой отрасли. Но насколько это оправданно сегодня? На начальном этапе развития российской системы права такое положение было вполне логично, акты конституционного права, по сути, являлись первыми средствами регулирования общественных отношений в Российской Федерации. У законодателя на тот момент практически отсутствовала возможность описания процедуры реализации того или иного конституционного права или обязанности в полном объеме, тем более что порядок реализации многих материальных норм конституционного права был впоследствии сформулирован в других отраслях права2.

В то же время в российском праве выявилась закономерность: любая материальная норма, особенно конституционная, нуждается в процессуальных формах своего опосредования, для того чтобы служить регулятором общественных отношений. Материальная норма должна быть подключена к такому регулированию соответствующим процедурно-процессуальным предписанием.

В противном случае она ограничивает диапазон своего воздействия лишь уровнем правовой информации о должном правовом регулировании, правового призыва или общей, абстрактной правовой информацией, не имеющей прямого выхода на непосредственное, «рабочее» регулирование.

Тем не менее и в нынешние дни многие материальные нормы конституционного права остаются не опосредованными соответствующими процессуальными нормами, в связи с чем вопрос о должной реализации материальных норм в известной мере сохраняет свою актуальность. Безусловно, основная регулятивная роль принадлежит по-прежнему нормам материального права. Процессуальные нормы носят вспомогательный характер и выполняют служебную функцию по отношению к материальным нормам. Однако это ни в коем случае не должно умалять роль процессуальной нормы и тем более исключать возможность деления норм конституционного права на материальные и процессуальные. Несмотря на это, некоторые авторы подвергают критике эту точку зрения, считая нормы в отрыве от норм материальных не имеют смысла, они беспредметны, что жизнь процессуальных норм детерминирована потребностью реализации норм материального права. Более того, нормы материального права составляют содержательную, сущностную сторону правового регулирования, тогда как нормы процессуального права соответственно устанавливают форму их реализации. Таким образом, и те, и другие дополняют друг друга. Если норма материального права, определяя содержание прав и обязанностей, отвечает на вопрос «Что необходимо выполнить для реализации этих прав и обязанностей?», то норма процессуального права определяет, как, каким образом и в каком порядке они должны быть реализованы3.

В каждой отрасли права соотношение материальных и процессуальных норм проявляется по-своему. В некоторых случаях законодатель сам определяет такое соотношение, например, уголовного и уголовно-процессуального права, однако в большинстве других случаев соотношение материальных и процессуальных норм выражено не так явно, что, в свою очередь, порождает многочисленные дискуссии, в частности о соотношении материальных и процессуальных норм в конституционном праве.

Одним из существенных признаков конституционного права является сосредоточение процессуальных и материальных норм в единой отрасли. Но насколько это оправданно сегодня? На начальном этапе развития российской системы права такое положение было вполне логично, акты конституционного права, по сути, являлись первыми средствами регулирования общественных отношений в Российской Федерации. У законодателя на тот момент практически отсутствовала возможность описания процедуры реализации того или иного конституционного права или обязанности в полном объеме, тем более что порядок реализации многих материальных норм конституционного права был впоследствии сформулирован в других отраслях права.

В то же время в российском праве выявилась закономерность: любая материальная норма, особенно конституционная, нуждается в процессуальных формах своего опосредования, для того чтобы служить регулятором общественных отношений. Материальная норма должна быть подключена к такому регулированию соответствующим процедурно-процессуальным предписанием.

Сами процессуальные нормы часто зарождаются в структуре материальной отрасли права и, образуя своеобразную правовую совокупность, создают определенный раздел соответствующей отрасли. Заметим, что не все процессуальные нормы образуют самостоятельные отрасли, иногда формируют лишь комплексно-правовые институты (что можно наблюдать сейчас в системе конституционного права Российской Федерации), взаимодействующие с материальными процессуальными нормами4.

Процессуальные нормы, с одной стороны, являются частью материальных институтов права, а с другой – включаются в сферу процессуального права, образуя, в свою очередь, процессуальные институты, например институт избирательного права и т. д.

Характерно, что в зарубежной науке уже давно сложилось мнение, что правовая система, ее отрасли и институты представляют собой совокупность взаимодействующих и дополняющих друг друга материальных и процессуальных норм. «Процессуальные правоотношения, – отмечает известный венгерский юрист Имре Сабо, – являются прямым социальным следствием материальных правовых отношений. Однако нормы материального права сами по себе бессмысленны без норм процессуального права, именно процессуальные нормы направлены на реализацию норм материального права».

В.О. Лучин видит связь между материальными и процессуальными нормами конституционного права в том, что последние предусматривают определенный порядок деятельности соответствующих государственных органов, общественных организаций, указывая наиболее рациональные способы, методы реализации ими материальных норм государственного права. Они обеспечивают единство применения правовых норм, состоящее в точном и неуклонном, повсеместном и единообразном их осуществлении.

Такого мнения придерживается многие юристы: они полагают, что имеет место абсолютная производность процессуальных норм от материальных (В.М. Горшенев), указывают на вторичный их характер по отношению к нормам материальным, так как само их существование подчинено общей задаче реализации соответствующих материальных норм (В.Д. Сорокин), подчеркивают их надстроечный характер (С.С. Алексеев)5.

Своеобразную точку зрения высказывает И.А. Галаган. Он полагает, что процессуальные нормы конституционного права выступают в качестве важного средства охраны установленных нормами государственного права интересов граждан, общественных организаций, депутатов и других субъектов права. Например, к таким нормам он относит нормы, устанавливающие порядок судебного обжалования незаконных действий должностных лиц и имеющие, несомненно, своей целью охрану прав граждан на обжалование. При этом И.А. Галаган считает, что «процессуальные нормы права существуют только в связи с соответствующими материальными нормами государственного права, по отношению к которым выступают как вторичные. Их характер всегда определяется характером соответствующих материальных норм». И далее он указывает, что «значение процессуальных норм в государственном праве состоит в том, что они служат важным средством закрепления наиболее рациональной процедуры реализации предписаний материальных норм государственного права, выступают как средство повсеместного внедрения положительного опыта деятельности государственных органов и общественных организаций по реализации соответствующих норм государственного права».

Точка зрения И.А. Галагана представляется оптимальной, однако стоит отметить, что конституционные процессуальные нормы непрерывно развиваются и подходы, сформулированные И.А. Галаганом, требуют дальнейшей разработки.

Таким образом, необходимо углубленное изучение конституционно-процессуальных норм, а в будущем возможно и выделение конституционно-процессуального права как относительно самостоятельной правовой отрасли. Такой подход будет способствовать пониманию истинного значения процессуальных норм конституционного права для реализации важнейших прав и свобод граждан, функционирования государства и его аппарата.

Однако следует обозначить еще одну проблему отечественного конституционного права, тесно взаимосвязанную с вопросами соотношения процессуальных и материальных норм конституционного права. Исторически сложилось, что конституционное право Российской Федерации в значительной мере детерминирует содержание, функционирование и развитие конституционного права субъектов Федерации6.

С одной стороны, субъекты Российской Федерации формально обладают широкими полномочиями в сфере своего государственного строительства и свободны в разработке своих конституций и уставов. С другой стороны, в силу статьи 72 Конституции РФ субъекты Федерации обязаны обеспечивать соответствие своих конституций и уставов Конституции и федеральным законам.

Безусловно, данная норма является необходимым инструментом поддержания стабильности правовой системы Российской Федерации и направлена на преодоление возникающих коллизий. В то же время она приводит к ограничению самостоятельности субъектов федерации в рамках их конституционного законодательства. Этот факт находит свое отражение в содержании конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, которые, за редким исключением, практически копируют текст Конституции РФ. В свою очередь, эта форма федеральной интервенции приводит к тому, что в основных законах субъектов Федерации формируются пробелы, аналогичные федеральному законодательству.

Однако существуют исключения из данного положения. Так, можно обозначить ряд субъектов Российской Федерации, в которых данная тенденция проявляется в более мягких формах. В их число, бесспорно, входит Республика Татарстан.

В отличие от конституций (уставов) большинства других субъектов Российской Федерации Конституция Республики Татарстан является правовым актом, не потерявшим своего самостоятельного значения, хотя и не противоречащим федеральному законодательству.

Это объясняется прежде всего особой ролью, которую играют в формировании конституционного права указанного субъекта Федерации органы государственной власти Республики Татарстан. Активная деятельность Государственного Совета и Конституционного суда Республики Татарстан в сфере развития конституционного процессуального права не может быть поставлена под сомнение7.

Исходя из этого возможность начала реформы конституционного процессуального права Российской Федерации в рамках одного конкретного субъекта. Создание акта, консолидирующего процессуальные нормы конституционного права Республики Татарстан, не будет противоречить федеральному законодательству, но в то же время даст возможность на практике оценить все преимущества создания указанного акта. В случае если результаты такого правового эксперимента подтвердят вышеуказанные позиции ученых, субъект Федерации может выйти с инициативой создания аналогичного акта в рамках конституционного права Российской Федерации.

1.2 Место поощрительных норм в системе конституционно-правовых норм

Имея общий предмет правового регулирования, объединяющий конституционно-правовые нормы в самостоятельную отрасль права, данные нормы вместе с тем различаются по признакам, соответствующим их специфическим чертам и свойствам, обеспечивающим выполнение специфических задач в системе норм, составляющих конституционное право (Приложение Б). Именно эти черты и свойства позволяют разделить конституционно-правовые нормы на отдельные группы, отличающиеся предельными родственными признаками, в целях определения места каждой из них в системе конституционного права, а также для обеспечения их правильной реализации (Приложение В).

В юридической литературе высказываются разнообразные суждения об основаниях классификации конституционно-правовых норм. Так, B.C. Основин при решении этого вопроса исходил из того, что классификация норм этой отрасли права проводится для нужд сугубо практических8:

а) для правильного использования и принятия этих норм;

б) для правильной их систематизации.

Поэтому для классификации норм государственного права он предлагал использовать следующие основания:

1) объект правового регулирования;

2) степень определенности предмета;

3) сфера применения правовой нормы;

4) характер обязательности предписания;

5) форма выражения и юридическая сила нормы;

6) время вступления нормы в силу;

7) действие ее в пространстве.

С.С. Кравчук предлагал классифицировать государственно-правовые нормы по содержанию; по характеру имеющихся в них предписаний; по степени определенности содержащихся в них предписаний, а также по форме их выражения или по их источникам. Е.И. Козлова считает целесообразным классифицировать эти нормы по содержанию; по юридической силе; по территории действия; по характеру предписания; по степени определенности предписаний.

Между тем необходимость научной классификации диктуется задачей более глубокого изучения норм конституционного права и обусловлена неоднородностью их конкретного содержания, рассредоточением по разным правовым актам. Поэтому в основу классификации рассматриваемых норм должны быть положены прежде всего те сферы общественных отношений, которые регулируются ими, а также основания, которые в наибольшей мере отражали бы наиболее существенные свойства конституционно-правовых норм. Думается, что этим требованиям наиболее полно отвечают такие основания классификации, как объект правового регулирования; роль норм в механизме правового регулирования; характер обязательности содержащихся в них предписаний; характер основного назначения предписаний; территория действия; действие во времени; сфера применения.

По характеру обязательности содержащихся в них предписаний конституционно-правовые нормы подразделяются на императивные, диспозитивные и альтернативные. По мнению В.О. Лучина, в ряду с императивными, диспозитивными и альтернативными конституционно правовыми нормами могут быть выделены поощрительные нормы. Данные нормы фиксируют определенную заинтересованность государства в осуществлении гражданами и их объединениями общественно полезной деятельности, а также устанавливают меры, стимулирующие достижение результатов, превосходящих обычные требования.

Понятие «поощрительная норма» достаточно недавно появилось на страницах юридической печати, поэтому единства мнений среди ученых по некоторым аспектам данной проблемы нет.

Поощрение, и в частности, конституционно-правовое поощрение, как следствие применения поощрительных конституционно-правовых норм, есть весьма действенный стимул коррекции поведения субъектов, способный изменить данное поведение даже тогда, когда угроза наказания оказывается бессильной. В связи с этим тот интерес, который проявлялся юридической наукой к проблеме исследования данного феномена, представляется далеко не случайным.

Простое грамматическое толкование понятия «поощрительная норма» свидетельствует о том, что эта норма закрепляет определенное поощрение, но это слишком общее определение поощрительной нормы, которое может быть отнесено к любой отрасли права. Говоря же о конституционно-правовой поощрительной норме, необходимо акцентировать внимание на тех общественных отношениях, которые регулирует конституционное право, а следовательно, субъект данных правоотношений имеет полное право рассчитывать на такое поощрение, как награда.

Основанием признания поощрительных норм самостоятельной разновидностью является своеобразие способа воздействия на поведение лиц и их коллективов. По замечанию В. М. Баранова, особенностью способа воздействия поощрительной нормы является то, что лицо не обязывается, а побуждается к достижению полезного результата. Суть его состоит в формировании мотивационно-стимулирующих механизмов особо полезного правомерного поведения9.

Основанием для применения мер поощрения является особо полезное социально активное поведение, превосходящее по своим результатам обычные требования юридических норм (заслуженное поведение). Сами же меры поощрения выступают также и как обеспечительный фактор реализации поощрительной нормы, осуществляемой компетентным органом, на который возлагается обязанность не только не препятствовать их осуществлению, но и поощрять при достижении соответствующего результата, например выдать награду, выплатить сумму премии и др.

Выделяя поощрительные нормы как самостоятельную разновидность юридических норм, важно заметить, что они представляют собой модель поведения, основанную на поощрении как способе контроля за их реализацией. Применением разнообразных мер поощрения гарантируются те социальные цели, достижение которых предусмотрено поощрительными нормами. Любая норма правового поощрения позволяет субъекту предусмотреть последствия своих действий.

Эти последствия для субъекта могут быть только положительными (получить премию, награду или иное благо). Косвенно ограничивая от совершения антиобщественных деяний, поощрительные нормы сужают сферу использования принудительного юридического инструментария и, напротив, расширяют объем возможностей для развития социально-правовой активности, поощрения заслуженного поведения. По словам В. П. Казимирчука, правовая активность – э то добровольная, сознательная деятельность, выражающаяся в интересе к праву, его уважении, признании высокого престижа деятельности правовых учреждений, связанная с поиском наиболее эффективных путей использования индивидом своих правомочий или реализации своих гражданских обязанностей, гражданского долга в правовой сфере». Как уже было отмечено, своеобразной особенностью поощрительных норм является предоставление субъекту права достигнуть поощряемого результата. Однако право на совершение положительных действий предусмотрено и управомочивающими нормами10.

Сходство их содержания позволило некоторым авторам рассматривать поощрительные нормы как разновидность управомочивающих норм.

Действительно, содержание поощрительных норм, так же как и содержание управомочивающих норм, характеризуется дозволением участнику общественных отношений использовать свое субъективное право. В этом и состоит их существенное сходство. Однако, по словам А. Ф. Шебанова, «отдельные виды правовых норм наряду с общими признаками всегда будут иметь специфические признаки, свойственные именно данному виду правовых норм». Поощрительные нормы права характеризуются более сложным содержанием, только им присущими особенностями. Суть их сводится к тому, что за дозволенный вариант поведения поощрительной нормы законодатель устанавливает для своих адресатов определенные блага. В поощрительных нормах жестко не предписан тот или иной вид поведения, а лишь акцентировано внимание на предоставляемой возможности следовать не только желаемому, но и поощряемому варианту поведения, состоящему в достижении социально-полезных результатов и показателей, превосходящих обычные требования. Здесь открывается простор не только для действия материального и духовного стимулирования правомерного поведения, но и для поддержания его со стороны государства посредством применения разнообразных мер поощрения.

Можно сформулировать некоторые существенные признаки, свойственные поощрительным нормам права11:

- они характеризуются особым способом регулятивного воздействия на общественные отношения;

- отмечаются позитивными последствиями их исполнения, выгодными для субъекта;

- расширяют объем возможностей индивида, предоставляя ему необходимый простор для активной и особо полезной деятельности;

- содержат предписания, реализация которых зависит исключительно от свободного решения субъекта, независимо от приказа государства;

- характеризуется особой формой контроля со стороны государства – применением мер поощрения за заслуженное поведение.

Поощрительные нормы конституционного права необходимо отличать от сходных правовых институтов. В э той связи определенную научную ценность представляет их отграничение от стимулирующих норм. Несмотря на кажущуюся их сходность, следует подчеркнуть, что они далеко не тождественны в силу имеющихся между ними различий. В частности, любая поощрительная конституционно-правовая норма является стимулом, однако не всякий стимул может являться нормой поощрения. Понятие «стимулирующая норма» гораздо шире понятия «поощрительная норма». К стимулирующим нормам могут быть отнесены не только позитивные средства, что, по сути, составляет содержание поощрительных конституционно-правовых норм, но и меры принуждения.

Выявленные особенности поощрительных норм права позволяют констатировать, что они образуют компактную специфическую группу юридических норм, которая не может быть включена ни в один из известных видов юридических норм.


2 Толкование конституционно-правовых норм в Российской Федерации

2.1 Конституционно-правовое толкование: понятие и содержание

Вопрос о толковании права является как традиционным, так и дискуссионным вопросом теории права. Об актуальности толкования свидетельствует тот факт, что ряд положений Конституции Российской Федерации непосредственно регулируют вопросы толкования. Например, ч. 5 ст. 125 Конституции РФ предоставляет право Конституционному Суду РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов РФ давать толкования Конституции РФ12.

На основании ст. 126 Конституции Верховный Суд РФ уполномочен давать судам разъяснения по вопросам применения законодательства при рассмотрении ими гражданских, уголовных, административных и иных подсудных этим судам дел.

Толкования даются в виде постановлений Пленума Верховного Суда и основываются на обобщении судебной практики, анализе судебной статистики и решений, принятых по рассмотренным делам.

В соответствии со ст. 127 Конституции РФ Высший Арбитражный Суд РФ правомочен давать разъяснения по вопросам судебной практики. Они принимаются

Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ и обязательны для всей системы арбитражных судов. Задача таких разъяснений – обеспечить единство практики решения дел всей системой арбитражных судов.

Причины необходимости толкования норм права достаточно разнообразны: необходимость обеспечения единообразия практики применения одних правовых норм; неясности смысла нормативных актов; конкуренция законов; чрезмерное изобилие законов; наличие устаревших, но не отмененных законов; двусмысленность текстов.

Толкование должно служить цели правильного и единообразного понимания и применения закона, цели выявления его сути, которую законодатель вложил в словесную формулировку, призвано противодействовать любым попыткам отойти от точного смысла правовых норм, противопоставлять под разными предлогами «буквальный» и «действительный» смысл, букву и дух закона, его содержание и внешнюю форму, что является на самом деле скрытой формой изменения закона.

Определения толкования исходят из следующих основных подходов: толкование есть уяснение смысла права; толкование есть разъяснение смысла права; толкование представляет собой как уяснение, так и разъяснение смысла права. Считать толкование только уяснением смысла права – значит, игнорировать специальную деятельность по разъяснению права (акты толкования). И, наоборот, сводить толкование только к разъяснению смысла права – значит, игнорировать мыслительный, познавательный процесс, предшествующий по времени любому разъяснению. Таким образом, разъяснение и уяснение – это взаимосвязанные стороны процесса толкования права, толкование может состояться только как уяснение, но может перейти в разъяснение13.

Толкование представляет собой мыслительный процесс, направленный на установление содержания норм права путем выявления значений и смысла терминов и выражений (знаков естественного языка), заключенных в нормативных актах.

Толкование-уяснение представляет собой внутренний мыслительный процесс познания, не выходящий за пределы сознания самого интерпретатора (т.е. лица, осуществляющего толкование). Оно характеризует гносеологическую (познавательную) природу толкования. Уяснение правовых норм предполагает творческую интеллектуально-волевую активность интерпретатора. От правильности, полноты и юридической точности уяснения права во многом зависит эффект от его реализации.

Толкованию-уяснению подлежат все нормы права, но интенсивность подобного толкования зависит от индивидуального правосознания конкретных лиц, уровня юридической культуры субъектов, осуществляющих толкование. Оно тем незаметнее, чем выше юридическая подготовка соответствующих лиц. Следовательно, на толкование оказывает влияние общая эрудиция, уровень профессиональной подготовленности, индивидуально усвоенные навыки и умения работы с правовой материей. Уяснение неизбежно сопровождает процесс изучения правовых норм; оно осуществляется любым лицом вне зависимости от его образования, рода деятельности, правовой культуры, цели толкования.

Толкование-разъяснение есть деятельность по изложению и доведению до сведения других лиц познанного смысла права. Разъяснение выступает, во-первых, как интеллектуально-волевой процесс интеграции и, во-вторых, как его результат в виде акта толкования (постановление, разъяснение, инструкция и т.д.).

Разъяснение раскрывает, опредмечивает предшествующую познавательную деятельность в форме суждений, понятий, умозаключений. Цель разъяснения – словесно обосновать смысл норм права путем конкретизации правовых требований, развертывания содержания толкуемого правила до уровня дополнительной ясности.

Разъяснение может быть устным или письменным, но независимо от внешней формы оно включает в себя суждения и оценки по поводу содержания правовых норм14.

Эти суждения и оценки составляют основное средство привнесения дополнительной ясности в смысл толкуемых норм. Результатом разъяснения является формулирование акта толкования права.

Уяснение может и не перерасти в разъяснение. Такова роль уяснения при соблюдении и использовании правовых норм. Вместе с тем, перерастая в разъяснение, процесс уяснения всегда заканчивается актом толкования.

Взаимоотношение уяснения, разъяснения и акта толкования как основных элементов толкования может быть охарактеризовано на примере взаимосвязи философских категорий содержания и формы. Акт толкования является формой, в рамках которой осуществляется познание и объяснение смысла правовых норм (т.е. содержания).

С учетом изложенного толкование права можно представить как интеллектуально-волевую деятельность по уяснению и разъяснению смысла норм права в целях их наиболее полной реализации. В ходе толкования осуществляется постижение смысла права, расшифровка и обоснование его в форме конкретизирующих понятий, суждений о содержании государственной воли.

Для понимания толкования большое значение имеет вопрос о воле законодателя.

В этой связи существуют различные мнения о том, что подлежит уяснению в процессе толкования: воля законодателя или смысл самого закона. По мнению Е.В.

Васьковского, «толкование должно воспроизвести те представления и понятия, которые связывал с данной нормой ее создатель». Противоположное мнение высказывал Г.Ф. Шершеневич: «Для толкования существенно то, что выражено в законе, а не то, что хотели в нем выразить»15.

Проблема эта особенно важна в политически сложные, переходные периоды жизни и развития общества, особенно когда между временем издания закона и ситуацией его применения лежит значительный отрезок времени. Изменившиеся условия общественного развития зачастую создают представления о возникновении разрыва между волей законодателя и волей самого закона.

Однако следует помнить, что сама постановка вопроса, допускающая отрыв воли законодателя от словесной формы его выражения, содержит в себе возможность теоретического оправдания вольного обращения с формами права на том основании, что они не всегда выражают действительные намерения их создателей. Поэтому правоприменитель должен помнить: в процессе толкования установлению подлежит воля законодателя, получившая свое объективное выражение в действующем законодательстве.

Не намерения и мотивы законодателя, оставшиеся за пределами созданного им нормативного акта, а государственная воля, объективно закрепленная в письменной форме, является объектом познания и интерпретации.

Целью толкования законов является раскрытие истинного смысла законодательных норм, каждая из которых представляет собой выраженную в словах мысль законодателя. Следовательно, при толковании нормативного акта должны быть соблюдены правила, необходимые для его понимания в качестве литературного произведения. Эти правила вырабатываются особой отраслью филологии, называемой герменевтикой. Данная наука занимается построением теории искусства понимать устную и письменную речь. Учение о толковании законов является специальной ветвью этой науки – юридической герменевтикой.

Используя знание герменевтики, следует учитывать следующие особенности законодательных текстов16:

1) они предназначены к применению на практике;

2) эти документы составляют в своей совокупности одно связное целое;

3) они издаются для какой-либо практической цели, достижение которой желательно законодателю;

4) все они основываются на тех или иных соображениях справедливости и целесообразности;

5) законодатель может самостоятельно устанавливать обязательные правила толкования.

Таким образом, материал для способов толкования черпается из юридической герменевтики, из анализа свойств законодательных норм, из предписаний самого закона.

Прежде чем приступить к толкованию нормы, которая подлежит применению в данном случае, юрист должен удостовериться, не получила ли она ранее обязательного разъяснения. Если окажется, что такое разъяснение существует, то задача юриста упрощается, так как он должен руководствоваться готовым разъяснением. Поскольку безусловная юридическая обязательность присуща только нормативным актам, то и разъяснения могут быть обязательными только тогда, когда они заключаются в тексте самого законодательства или когда такая обязательность придана им нормативным правовым актом. Поэтому обязательные разъяснения называются законными, или легальными, толкованиями. При отсутствии обязательного разъяснения юристу приходится самостоятельно заниматься исследованием смысла нормы.

Толкование распадается на две стадии, сообразно с теми средствами, которые ведут к познанию смысла норм права. Смысл каждой нормы можно определить прежде всего на основании значения слов, из которых она состоит. В таком случае толкование является чисто словесным, так как имеет дело только со словесной оболочкой нормы и ведет к раскрытию словесного, или буквального, ее смысла.

Но слова редко являются полным воплощением мысли. Поэтому буквальный смысл закона далеко не всегда соответствует его действительному, внутреннему смыслу, который может быть обнаружен в том случае, если кроме слов нормы принять во внимание другие данные, например логическую связь нормы с другими нормами, ее цель, отношение к прежнему праву и т.д. Определение действительного, внутреннего смысла составляет задачу реального толкования.

Таким образом, выяснение смысла каждой нормы должно происходить в следующей последовательности17:

- вначале необходимо убедиться в отсутствии легального толкования (например, словарь терминов, постановления высших судебных инстанций);

- затем произвести словесное толкование для установления буквального смысла;

- и, наконец, произвести реальное толкование для установления истинного смысла норм права.

Реальное толкование осуществляется с использованием следующих правил:

1) нормы должны быть толкуемы с помощью внутренних источников;

2) если смысл нормы права после его толкования с помощью внутренних источников выяснился, то ни изменять, ни дополнять его на основании внешних источников нельзя; пользоваться ими можно только для проверки и подтверждения уже полученного результата;

3) если норма осталась неясной, несмотря на толкование ее с помощью внутренних источников, то необходимо обратиться для выяснения ее смысла к внешним источникам, официально опубликованным для сведения.

С учетом сказанного под толкованием норм права понимается деятельность органов государства, должностных лиц, общественных организаций, отдельных граждан, направленная на установление содержания норм права, на раскрытие выраженной в них воли социальных сил, стоящих у власти18.

Как сущность права, так и толкование имеет определенную социально- политическую направленность, ибо связано с уяснением и разъяснением выраженной в праве государственной воли. Толкование норм права должно служить целям выявления их точного смысла для того, чтобы обеспечить их правильную, в соответствии с режимом законности, реализацию.

2.2 Проблемы эффективности конституционно-правовых норм в современной России

В декабре 2013 года Конституции России исполняется двадцать лет. Это достаточный срок для того, чтобы не только сравнить Конституцию с основными законами других стран и отметить плюсы и минусы её норм, но и определить характерную для её норм эффективность на практике за этот период, перейти от однозначно положительной оценки её теоретической основы и нормативно-правовой части к определению «неработающих» или «слабо работающих» на практике её норм и целых институтов и подотраслей. Теоретически задача состоит в том, чтобы дать комплексную оценку эффективности норм Конституции на практике, перейти от декларативно-пропагандистской характеристики этого акта к критической оценке не только правоприменительной практики самой Конституции, но и в целом правоприменительной практики, которую она формирует как основной закон страны. Обстановка в стране требует, чтобы этот анализ был научно обоснованным, следовательно, всесторонним и критическим. Даже поверхностный анализ ситуации в современной России и её правовой системы показывает, что научная проблема эффективности Основного закона страны остается весьма актуальной. При этом важно иметь в виду, что в интересах обеспечения стабильности самой Конституции не следует игнорировать замеченные на практике недостатки конституционного пространства, конституционного строя страны19.

Прежде всего следует иметь в виду, что подготовка и принятие действующей Конституции проходили на фоне жесткого противостояния двух ветвей власти – исполнительной в лице Президента Бориса Ельцина и законодательной в лице Верховного совета (ВС) РФ. Некоторые положения, которые обсуждались в проектном варианте, в частности, раздел о гражданском обществе, не были включены, скорее, по политическим соображениям, в окончательный текст Конституции, который и был вынесен на референдум. Поэтому проблемы государственного строительства, которые рассматривались сторонниками и оппонентами нынешней Конституции с различных позиций, несомненно, сохранили на себе отпечаток того времени и надо признать, что в последующем негативно отразились на конституционном развитии российского общества и успешности проводимых в стране демократических и рыночных реформ. Поскольку Конституция была принята в условиях достаточно жесткого политического противостояния, она выполняла роль некоего общественного договора, гарантирующего стабильность общества и государства. Но, как показали последующие события, в рамках действующей Конституции не раз провоцировались от имени политических партий и иных организаций дестабилизирующие ситуацию в стране выступления и мероприятия, особенно на националистической основе. Представляется, что, судя по практике, действующая Конституция сохраняет на себя «родимые пятна социального противоборства», которые необходимо шаг за шагом устранять, усиливая интеграционные процессы в российском обществе. В этой связи, невзирая на текущие политические интересы власти, необходимо осуществлять бес- пристрастный научный анализ сильных и слабых сторон Конституции, формирующей соответствующее конституционное пространство.

К числу наиболее общих проблем, которые должны быть решены в процессе конституционно-правового развития страны, относятся следующие20:

1) отсутствие теоретически обоснованных и понятных для населения концепции и стратегических целей развития общества и государства, мобилизующих граждан на их достижение;

2) отсутствие признанной обществом национальной идеи с соответствующей системой ценностей, закрепленных Конституцией РФ в качестве государственно и общественно значимых;

3) необеспеченность конституционных положений о верховенстве закона и равноправии граждан перед законом;

4) низкий уровень ответственности государства, государственных органов и должностных лиц за результаты государственного управления, государственного и общественного развития, за обеспечение безопасности общества и государства, реализацию прав и свобод человека и гражданина, отсутствие развитых механизмов конституционно-правовой ответственности;

5) отсутствие реальных правовых гарантий и механизмов реализации прав и свобод человека и гражданина, из-за которых в ряде случаев они остаются декларацией;

6) существенный дисбаланс в закреплении прав и свобод человека и гражданина, с одной стороны, и их обязанностей и ответственности – с другой;

7) отсутствие разделения властей с реально функционирующими механизмами сдержек и противовесов между ветвями власти на федеральном, региональном и местном уровнях; независимость судебной власти.

Хотя перечень этих проблем, требующих первоочередного разрешения в конституционно-правовом пространстве России, можно и несколько расширить, представляется, что они требуют наиболее фундаментального подхода и однозначного разрешения в действующей Конституции.

Изложенные выше проблемы наиболее негативно отражаются на формировании правового пространства и конституционной практики в России по следующим вопросам: основы конституционного строя, конституционный статус человека и гражданина, государственное устройство, избирательное право и избирательная система, федеральные и региональные органы власти, конституционные основы судебной и прокурорской системы, органы государственной власти субъектов Российской Федерации; конституционные основы местного самоуправления. Конечно, приведенные выше положения определяют сущность не только конституционного пространства, но и российской государственности в целом21.

В значительной степени решению этих проблем развития конституционно-правового пространства способствовало бы всецелое политическое признание и конституционное закрепление в качестве национальной идеи и стратегии развития России принципов правовой государственности: верховенство правового закона, разделение властей, взаимная ответственность государства и личности, гарантированность прав и свобод человека, соответствие российского законодательства принципам и нормам международного права и другие. Но, как показывает практика, реализация этих положений в конституционном пространстве России встречает ряд препятствий на всех уровнях организации власти. В силу особой значимости этих принципиальных положений следовало бы их наряду с другими вопросами принципиального характера вынести на всенародное голосование (референдум) и заодно определить уровень народного доверия к действующей Конституции через призму сложившейся практики её реализации и сформировавшегося конституционного пространства в стране.

Важным направлением совершенствования современного конституционного пространства России на современном этапе должно стать взаимодействие институтов гражданского общества с органами власти, с государством. Надо признать, что хотя за последние 10–15 лет механизмы взаимодействия общества и власти повсеместно в России и созданы (общественная палата, общественные советы и др.), задача сегодня заключается в том, чтобы наполнить их работу конкретным социально значимым содержанием22.

Конституция РФ, как и любой другой закон, нуждается в постоянном совершенствовании, изменении его текста с учетом положительных и негативных процессов, происходящих в конституционном пространстве России, а также потребностей стратегического развития страны на перспективу. При этом интересы науки и власти в принципе не могут совпадать в вопросах внесения изменений в Конституцию. Так, наука аргументирует в этой связи свои предложения, исходя из анализа практики, а власть, будучи заинтересованной в сохранении существующего политического режима, как правило, не усматривает необходимости в изменении текста Конституции, спекулируя в ряде случаев интересами обеспечения стабильности в стране.


Заключение

Юридическая классификация норм права характеризуется разнообразием всевозможных оснований для деления, во многом это вызвано тем, что исследователи выделяют чрезвычайно большое количество признаков данного явления. При самом скромном подсчете можно выделить не менее трех десятков оснований для классификации норм права, однако многие из них носят условный характер и их использование не способно помочь сориентироваться в многообразии такого распространенного явления, как норма права. В то же время однозначно ответить на вопрос о том, какие критерии для классификации использовать необходимо, а какие нет, представляется затруднительным. В связи с этим вопрос о создании исчерпывающей классификации норм права является одним из наиболее дискуссионных в юридической науке, споры вокруг которого никогда не прекращались.

При этом, решение возникающих на практике конституционного строительства проблем можно осуществить путем совершенствования как самого текста Конституции и/или толкования её норм Конституционным Судом применительно к сложившейся в стране ситуации. В этой связи необходимо определить обусловленные действующим текстом Основного закона возможности (некий диапазон) для деятельности Конституционного Суда по толкованию её норм относительно бурно развивающейся практики в стране. Когда Конституционным Судом эти возможности исчерпаны в рамках действующего текста Конституции, а жизнь настоятельно требует их адекватного разрешения, то очевидны изменения текста Конституции, поскольку нужна не столько стабильность самой Конституции, сколько стабильность конституционного строя, сформированной ею позитивной социальной практики.

Характеризуя вопросы эффективности Конституции, необходимо иметь в виду, что среди наиболее часто упоминаемых критериев оценки законодательства в науке выделяют следующие три: действенность, эффективность и целесообразность. При этом в процессе оценки эффективности реализации нормативного правового акта используются как позитивные критерии (точное определение цели нормативного правового акта; соответствие нормативного правового акта действующему законодательству; четкое закрепление в нормативном правовом акте компетенции субъектов правоотношений; исполнимость правовых норм, в том числе с точки зрения их финансовой обеспеченности; количество и содержание удовлетворенных обращений (предложений, заявлений, жалоб), связанных с применением нормативного правового акта; количество и содержание заявлений по вопросам разъяснения нормативного правового акта), так и негативные критерии (положения нормативного правового акта, способствующие возникновению необоснованных расходов бюджетов всех уровней бюджетной системы; несоблюдение органом государственной власти и органом местного самоуправления своей компетенции при издании нормативного правового акта; пробелы в правовом регулировании общественных правоотношений; коллизия норм права).

Хотя в методологическом плане эффективность норм, направлена в первую очередь, на определение их действенности на практике, а она не может быть результативной без целесообразности, представляется обоснованным в качестве критериев оценки Конституции рассматривать те же положения, которые приведены выше. В этом случае комплексная оценка Конституции как основного закона позволить в несколько разных ракурсах видеть неэффективные на практике её нормы с учетом целесообразности и действенности оказываемого ими в целом воздействия на состояние практики: конституционного правопорядка и правового пространства в стране.


Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Источники конституционного права

это внешняя форма выражения общих правил поведения, регулирующая отношения конституционного характера.

2

Конституционно-правовая ответственность

это одна из форм юридической ответственности, наступающая за нарушение конституционных норм.

3

Конституционно-правовая политика

это научно обоснованная, последовательная и системная деятельность государственных и негосударственных структур по созданию эффективного механизма конституционно-правового регулирования, оптимизации конституционно-правового развития конкретной страны; деятельность, связанная с выработкой и осуществлением юридических идей стратегического плана, в принятии, совершенствовании и реализации Конституции и конституционного законодательства.

4

Конституционно-правовые нормы

это общеобязательные правила поведения, установленные государством и направленные на урегулирование соответствующих общественных отношений, осуществляющихся в конституционно-правовой сфере.

5

Конституционно-правовые отношения

это наиболее значимые для общества массовые отношения, направленные на осуществление государственной власти и суверенитета народа, а также на достижение свободы личности, урегулированные нормами конституционного права.

6

Конституционное право

это ведущая отрасль права, представляющая собой упорядоченную совокупность юридических норм, закрепляющих и регулирующих общественные отношения в сфере обеспечения прав и свобод человека и учреждающих в этих целях определенную систему государственной власти.

7

Конституционность

это соответствие Конституции как высшему (основному) закону государства норм и положений всех других правовых актов государства, а также действий органов публичной власти и граждан.

8

Конституционные ограничения

это установленные в конституции границы, в пределах которых субъекты должны действовать, использовать свои права и свободы.

9

Конституционные принципы

это руководящие идеи, лежащие в основе всего содержания конституции определенной страны.

10

Конституционный закон

это закон, который в ряде государств вносит изменение в конституцию или дополняет ее, либо закон, принятие которого прямо предусмотрено Основным Законом.

11

Конституционный строй

это совокупность экономических, социальных, политических, правовых, идеологических отношений, регулируемых главным образом нормами конституции, возникающих по поводу организации центральных (федеральных) органов государственной власти и управления, государственного устройства и правовых связей между человеком, гражданским обществом и государством.

12

Конституционный Суд Российской Федерации

это судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

13

Конституция

это система правовых норм, имеющих высшую юридическую силу и регулирующих основы отношений между человеком и обществом с одной стороны и государством - с другой, а также основы организации самого государства.

14

Основы конституционного строя

это основополагающие начала, составляющие идейную и нормативную базу всей системы конституционного права.

15

Толкование конституции

это общеобязательное разъяснение управомоченным органом содержащихся в тексте конституции понятий, формулировок, норм.


Список использованных источников

Нормативные правовые акты

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 9. – Cт. 851.

Учебная литература

Афанасьев, А. Д. Конституционное право стран СНГ [Текст] : учебное пособие : [16+] / А. Д. Афанасьев. Курск: Изд-во Курской гос. с.-х. акад., 2013 - 175 с.

Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник. М.: Норма, 2013. – 799 с. - ISBN 5-7975-0835-4.

Васильева, С.В., Виноградов В.А., Мазаев В.Д. Конституционное право России: Учебник. – М.: Эксмо, 2010. - 560 с. - ISBN 978-5-370-01882-4.

Виноградов, В. А. Конституционное право Российской Федерации [Текст] : учебник для академического бакалавриата : учеб. для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция» и специальности «Юриспруденция» / В. А. Виноградов, В. Д. Мазаев, С. В. Масленникова ; под общ. ред. В. А. Виноградова ; Высш. шк. экономики нац. исслед. ун-т. - 3-е изд., перераб. и доп. Москва : Юрайт , 2014 – 691 с. - ISBN 978-5-9916-3498-4.

Клишас, А. А. Конституция 1993 года как новый этап демократизации российской государственности [Текст] : монография / А. А. Клишас, В. В. Еремян ; Каф. конституционного и муниципального права юридического фак. Российского ун-та дружбы народов, Фонд современной истории (ФСИ). Москва: Юрайт, 2014 – 146 с. - ISBN 978-5-9916-3908-8.

Козлова, Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России: учебник. М.: Проспект, 2013. – 608 с. - ISBN 5-7975-0084-1.

Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник. В 4 т. / Под ред.Б.А. Страшуна. М.: Норма, 2009, Т. 1. – 800 с. - ISBN 5-85639-276-0.

Некрасов, С. И. Конституционное право РФ [Текст] : краткий курс лекций / С. И. Некрасов. Москва: Юрайт, 2014 - 175 с. - ISBN 978-5-9916-3864-7.

Озиев, Т. Т. Конституционное право: учеб. пособие. М.: Юнити-Дана, 2012. – 287 с. - ISBN 978-5-7975-0930-1.

Постников, А. Е., Мазаев В. Д., Никитина Е. Е. Конституционное право России: учебник. М.: Проспект, 2011. – 504 с. - ISBN 978-5-482-012.

Смоленский, М. Б. Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) [Текст] / М. Б. Смоленский. Ростов-на-Дону: Феникс, 2014 – 285 с. - ISBN 978-5-222-22808-1.

Соколов, И. А. Конституционное право Российской Федерации [Текст] : учебное пособие / И. А. Соколов ; М-во образования и науки Российской Федерации, Московский гос. индустриальный ун-т, Ин-т дистанционного образования. Москва: Изд-во МГИУ, 2013 - 260 с. - ISBN 978-5-2760-2146-1.

Чащина, С. И. Конституционное право России [Текст] : учебное пособие / С. И. Чащина; М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Комсомольский-на-Амуре гос. технический ун-т». Комсомольск-на-Амуре: Комсомольский-на-Амуре гос. технический ун-т, 2014 - 88 с. - ISBN 978-5-7765-1071-7.

Шахрай, С. М. Неизвестная Конституция [Текст] = Constitutio incognita / С. М. Шахрай С. М. Шахрай. Москва: Красная звезда, 2013 – 313 с. - ISBN 978-5-203-02155-7.


Приложение А


Приложение Б


Приложение В

1 Соколов, И. А. Конституционное право Российской Федерации. М.: Изд-во МГИУ, 2013 – С. 14-15.

2 Виноградов, В. А. Конституционное право Российской Федерации. М.: Юрайт , 2014 – С. 36.

3 Козлова, Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М.: Проспект, 2013. – С. 102.

4 Соколов, И. А. Конституционное право Российской Федерации. М.: Изд-во МГИУ, 2013 – С. 16.

5 Виноградов, В. А. Конституционное право Российской Федерации. М.: Юрайт , 2014 – С. 37-38.

6 Некрасов, С. И. Конституционное право РФ. М.: Юрайт, 2014 – С. 74.

7 Козлова, Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М.: Проспект, 2013. – С. 104-105.

8 Соколов, И. А. Конституционное право Российской Федерации. М.: Изд-во МГИУ, 2013 – С. 17.

9 Соколов, И. А. Конституционное право Российской Федерации. М.: Изд-во МГИУ, 2013 – С. 18-19.

10 Козлова, Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М.: Проспект, 2013. – С. 106.

11 Виноградов, В. А. Конституционное право Российской Федерации. М.: Юрайт , 2014 – С. 40.

12 Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2013. – С. 44.

13 Афанасьев, А. Д. Конституционное право стран СНГ. Курск: Изд-во Курской гос. с.-х. акад., 2013 – С. 93.

14 Некрасов, С. И. Конституционное право РФ. М.: Юрайт, 2014 – С. 75-76.

15 Васильева, С.В., Виноградов В.А., Мазаев В.Д. Конституционное право России. – М.: Эксмо, 2010. – С. 55.

16 Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2013. – С. 45-46.

17 Афанасьев, А. Д. Конституционное право стран СНГ. Курск: Изд-во Курской гос. с.-х. акад., 2013 – С. 95.

18 Васильева, С.В., Виноградов В.А., Мазаев В.Д. Конституционное право России. – М.: Эксмо, 2010. – С. 57.

19 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М.: Норма, 2009, Т. 1. – С. 62.

20 Баглай, М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник. М.: Норма, 2013. – С. 47.

21 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М.: Норма, 2009, Т. 1. – С. 64-65.

22 Чащина, С. И. Конституционное право России. Комсомольск-на-Амуре: Комсомольский-на-Амуре гос. технический ун-т, 2014 – С. 41.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
20492. Виды уголовно-правовых принципов и их реализация в нормах уголовного законодательства Российской Федерации 142.7 KB
  Представляется, что принципы служат основным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов. От степени их соблюдения в прямой зависимости находится уровень слаженности, стабильности и эффективности правовой системы.
17572. Виды особых конституционно - правовых режимов и их особенности 198.67 KB
  Актуальность темы Происшедшие за последние годы в Российской Федерации социально-экономические культурные демографические и геополитические изменения не могли не сказаться на правовой системе государства что в свою очередь повлекло изменения наиболее сложных и востребованных элементов которыми являются так же правовые режимы. Принятие Конституции Российской Федерации - это важный этап в деле развития института специальных конституционно-правовых режимов которые в настоящее время занимают важное место в системе административно-правовых...
10112. Виды правовых норм 40.96 KB
  Слово «норма обозначает «правило, которому должны следовать во всех подобных случаях, образец или пример». Но не всякое правило поведения людей является правовой нормой. В обществе дейтсвуют разного вида правила социального поведения – обычаи, нормы морали, нормы общественных организаций и др. От этих правил правовая номра отличается прежде всего тем
13199. Анализ правовых норм, регулирующих исковую давность 126.41 KB
  Представить теоретический анализ законодательного и доктринальных определений сущности исковой давности и ее места в общей системе гражданского права; определить соотношение срока исковой давности с иными видами сроков в гражданском праве; охарактеризовать требования, на которые исковая давность не распространяется;
1243. Толкование права. Основные приемы (способы) толкования норм права 799.09 KB
  Толкование права имеет место в тех случаях, когда в ходе законотворческой и правоприменительной деятельности возникают различные юридические ситуации, требующие уяснения и разъяснения точного смысла и содержания предписаний правовых норм.
15734. Пути совершенствования уголовно – правовых норм об ответственности за хулиганство 118.7 KB
  Законы и следование им – это древний и самый культурный способ управления обществом который общепринят во всех цивилизованных государствах в том числе и в Российской Федерации РФ. Без законов не было бы и цивилизации. На почве хулиганства совершаются более тяжкие преступления например тяжкое телесное повреждение или убийство.9 Создание Русской Правды в Древней Руси являлось началом развития Руси как цивилизованного государства.
18598. Реализация гражданско-правовых норм по обеспечению исполнения обязательств в действующем законодательстве 116.94 KB
  Изучение способов обеспечения исполнения обязательств осуществлялось цивилистической наукой с точки зрения общей характеристики данного правоотношения при проведении классификации обязательств в ходе исследования их динамики а также в связи с рассмотрением прав и обязанностей участников обязательств...
7032. Бюджетное устройство Российской Федерации. Бюджетный процесс в Российской Федерации 165.21 KB
  Правовое регулирование деятельности органов власти в области бюджета. Понятие исполнения бюджета. Правовое регулирование деятельности Центрального банка РФ Федерального казначейства по кассовому исполнению бюджета органов Министерства по налогам и сборам по бюджетным вопросам. Права представительных органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления по контролю за исполнением бюджета.
20536. Прием гражданства Российской Федерации. Удостоверение гражданина Российской Федерации 3.23 MB
  Удостоверение гражданина Российской Федерации Выполнила: студентка группы 02-4731 3-2 А. Основания приобретения гражданства Российской Федерации. Понятие и сущность гражданства Российской Федерации.
10102. Реализация уголовно-правовых норм о необходимой обороне, характера и пределов причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление 54.8 KB
  Охрана уголовным законодательством интересов людей действующих в условиях необходимой обороны вынужденно причиняющих вред лицу совершающему преступление является важным фактором повышения активности как граждан так и сотрудников правоохранительных органов.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.