Предупреждение преступности мигрантов

Реальность настоящего времени такова, что ни одно государство мира не сможет развиваться полноценно, будучи изолированным от мирового сообщества. Общественные и политические, культурные и научные, экономические и военные связи прочно объединяют все без исключения государства. В то же время на фоне развития институтов общества и государства, повышения скоростей обмена информацией, ресурсами, технологиями наблюдается постоянное,

2015-08-28

370.08 KB

35 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

[1] Содержание

[2] Введение

[3] 1 Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых мигрантами

[4] 1.1 Понятие миграционной преступности

[5] 1.2 Миграционный прирост и его влияние на уровень преступности в Курганской области

[6] 2 Предупреждение преступности мигрантов

[7] 2.1 Общее предупреждение преступности нелегальных мигрантов: отечественный и зарубежный опыт

[8] 2.2 Проблемы миграции в Курганской области и возможные пути их решения

[9] Заключение

[10] Глоссарий

[11] Список используемых источников

[12] Приложение А

[13] Приложение Б

[14] Приложение В

[15] Приложение Г

[16] Приложение Д

[17] Приложение Е

[18] Приложение Ж


Введение

Актуальность проблемы преступности мигрантов обусловлена повышенным вниманием со стороны общества и государства к вопросам взаимосвязи миграции и преступности.

Реальность настоящего времени такова, что ни одно государство мира не сможет развиваться полноценно, будучи изолированным от мирового сообщества. Общественные и политические, культурные и научные, экономические и военные связи прочно объединяют все без исключения государства. В то же время на фоне развития институтов общества и государства, повышения скоростей обмена информацией, ресурсами, технологиями наблюдается постоянное, ежегодное увеличение потока людей, пересекающих границы всевозможных административно-территориальных образований с различными целями, в том числе включая криминальную деятельность.

Цель курсовой работы состоит в исследовании криминологических особенностей преступности мигрантов.

Для детального изучения данной цели следует выделить следующие задачи для раскрытия темы:

- рассмотреть понятие миграционной преступности;

- исследовать миграционный прирост и его влияние на уровень преступности в Курганской области;

- дать характеристику общего предупреждения преступности нелегальных мигрантов: рассмотреть отечественный и зарубежный опыт;

- выявить проблемы миграции в Курганской области и возможные пути их решения.

Объектом данной работы является преступность мигрантов.

Предметом исследования являются теоретические, методологические и предпосылки и условия эффективного применения системного подхода в криминологическом познании преступности мигрантов.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, глоссария, списка используемых источников и приложений.


1 Криминологическая характеристика преступлений, совершаемых мигрантами

1.1 Понятие миграционной преступности 

Миграционная преступность в начале нового тысячелетия стала реальной глобальной угрозой не только для России, но и всего человечества1.

По своим масштабам и разрушительному воздействию, направленности на подрыв экономики и криминологической безопасности страны, такая преступность в условиях глобализации задает новый ракурс необходимости теоретического осмысления. Осознание в последние десятилетия миграционной преступности как угрозы актуализировало и обусловило постановку научной проблемы необходимости противодействия ей. Однако, несмотря на предпринимаемые до последнего времени попытки научной оценки, криминологической характеристики исследуемого социально-правового явления и должной проработки понятийного аппарата в литературе не просматривается. В тоже время, необходимость проработки категориально-понятийного аппарата миграционной преступности в рамках круга понятий, связанных с преступностью и субъектами (мигрантами) преступлений, обусловлена не только требованием времени, но и рядом противоречий в их трактовке, а также несоотносимости отдельных понятий друг с другом и т.д.2.

Анализ юридической литературы по данной проблеме показывает некоторую декларативность в стремлении рассмотреть миграционную преступность как систему, что находит выражение только в утверждении необходимости использования системного подхода в исследовании. Изложенное диктует необходимость осуществить проработку ключевых понятий, выделить ряд признаков раскрывающих основную категорию, уточнить ее структурно-функциональные элементы с позиции современных криминологических знаний. В этом плане, достаточно полно ощущается, с одной стороны, дефицит обобщающей роли нового криминологического знания и развития прикладной функции этой науки, а с другой – очевидность ожидания решения проблем на стыке разных наук, в частности, криминологии с этнопсихологией, культурологией, этносоциологией, юридической психологией и др.

В контексте изложенного, изучение категории «миграционная преступность» обусловливает необходимость уточнения ряда отдельных базовых дефиниций таких как «миграция» и «преступность», раскрывающих ее и характеризующих как системно-структурное явление. В самом общем виде «миграция» (лат. migration – переселение) понимается как перемещение, переселение населения, внутри страны –внутренняя миграция населения из одной страны в другую, внешние миграции населения: эмиграция и иммиграция. Анализ подходов и точек зрения ряда ведущих специалистов в сфере миграциологии (Ж.А. Зайончковская, В.А.Ионцев, Л.Л.Рыбаковский и др.) убеждают в отсутствии правового обоснования дефиниции. Однако масштабность миграции, значимость криминогенного потенциала, который ею привносится в экономическую, социокультурную и политическую жизнь общества предполагает проведение углубленного познания сущности этого явления3.

Преступность в современном научном понимании представляет собой широкомасштабное, сложное по своей природе социально-правовое явление с признаками системности, являющееся следствием негативных по своей направленности факторов. Она выражает сущность, которая раскрывает процесс воспроизводства преступлений. Справедливой в этой связи является мысль В.В. Панкратова о том, что любое «преступление можно считать формой проявления преступности, но формой весьма содержательной». Очевидно, каждое преступление представляет собой конкретизированное проявление преступности, а совокупность совершенных преступлений и наступившие общественно опасные последствия могут быть представлены в виде сложной системы. Элементы последней имеют значение и раскрываются через характеристику связей в рамках происходящей трансформации личности, общества и государства в условиях глобализации, обусловливающих серьезные затруднения дать вероятностную ее характеристику. Нравственность, политика, экономика и преступность находятся в процессе глубокого взаимовлияния и взаимопроникновения, что подталкивает криминологов к необходимости дифференциации по самым различным критериям и выявлению новых направлений исследования преступности и ее проявлений. Глобализационные процессы и общественные отношения, радикальная трансформация в социально-политической, экономической и иных сферах жизнедеятельности России привели к иному понимаю преступности.

В этом плане законодатель в рамках уголовного закона безусловно имел и имеет возможность достаточно четко сформулировать содержание уголовно-правового понятия преступности как совокупности составов особенной части УК РФ. Вместе с тем, преступность реально существует в качестве целостного, относительно самостоятельного явления.

Более того, рассматривая различные аспекты категории преступности отдельные исследователи в сущности отождествляли последнее с «отклоняющимся поведением», воспринимали «не только как совокупность единичных общественно опасных деяний, а социальный процесс…», «процесс совершаемости преступлений» и т.д.

Ранее указывалось, что дефиниция миграционной преступности изучена явно недостаточно. В юридической литературе практически не возможно обнаружить достаточно четкого определения миграционной преступности. Более того, наряду с «миграционной преступностью», используются такие понятия как «преступность мигрантов» и «преступления совершаемые иностранцами» и т.д. Например, М. В. Королева преступность мигрантов выделяет «на основании такой характеристики субъекта преступления, как его перемещение через границы тех или иных территорий со сменой навсегда или на время постоянного места жительства, либо с регулярным обращением к нему». В рамках данного определения с очевидностью субъектом преступления могут быть не только неграждане, но и граждане России, которые перемещаются. Близкая к тому складывается ситуация и с «преступлениями совершаемыми иностранцами».

Анализ рассматриваемых понятий позволяет выявить два элемента – миграцию и преступность, где субъектом последней выступают в одном случае «мигранты», в другом – «иностранцы», а в последнем – «мигрирующий криминал».

Вновь убеждаясь в отсутствии в международном и российском законодательстве юридической дефиниции «миграционная преступность», можно констатировать, что в научной литературе на основе авторских предпочтений просматриваются различные подходы к пониманию. Вместе с тем, большинство криминологов справедливо полагают, что с точки зрения научного анализа категория преступности расширяется намного динамичнее, приобретая при этом определенное многообразие. Несовпадение понятий вида преступности как криминологической категории и ее уголовно-правового содержания, которое выражается через совокупность статей УК РФ, отмечают многие исследователи. Этому способствует влияние глобализационных процессов происходящие в мире, когда фиксируется существенное снижение должного социального контроля со стороны государства над преступным миром, нежелании прогнозировать негативные проявления и возможные социально-экономические и политические трансформации, а также осуществлять адекватную уголовную политику.

В зависимости от критериев разработанных в криминологии складывается классификация различных видов преступного поведения. В частности, в зависимости от субъектов: несовершеннолетнюю, женскую, профессиональную, групповую, миграционную и т.д. Преступления, совершаемые мигрантами, следует воспринимать, прежде всего, как интегрированный в деятельность акт человеческого поведения, связанного с перемещением по различным причинам людей и технологий через границы тех или иных государственных и территориальных образований в криминальных целях. Выделение миграционной преступности и ее анализ позволяет выделить в ее структуре некоторые изменения происходящие на различных этапах развития общества. Последнее во многом объясняет факт неупорядоченного использования понятий «миграционная преступность», «преступность мигрантов» и других однокоренных терминов без наличия соответствующего обоснования. Научное осмысление проблемы природы миграционной преступности вызывает затруднения по причине отсутствия в литературе вопросов образования и становления данного явления. Изучение генезиса миграционной преступности с увязкой миграционной политики России на различных этапах развития государственности представляется важным.24 Проведенный анализ позволяет предложить свое понимание развития миграционной преступности в России и выделить три этапа ее развития4:

1. 1991 – 1995 гг. является переломным моментом. По оценке ряда экспертов миграционные потоки в Россию были наиболее мощными. В этот период начинается формирование миграционной политики. Деятельность государства и правоохранительных органов вследствие значительного роста численности вынужденных переселенцев сосредоточивается на этой категории. Одновременно происходит бурный рост криминальной активности мигрантов, начинается формирование преступных сообществ, имеющих признаки ОПГ. В рамках этого этапа можно говорить о наличии преступности мигрантов, которая в основном характеризовались как общеуголовная.

2. 1995 – 2002 гг. проходит глубокая трансформация миграционных потоков, в которые включаются не только беженцы, но и представители титульных этносов ряда государств Европы и Азии. В обозначенные потоки активно включается и криминальная миграция. Происходит формирование и распространение большого числа преступных групп, и их перерастания в ОПГ. Одновременно просматривается начальный этап координации криминальной деятельности и усилий трансграничной, транснациональной и этноорганизованной преступности. Преступность мигрантов постепенно трансформируется в миграционную преступность. В этот период продолжается процесс формирования миграционной политики. При этом ощущается острая потребность в выработке концептуальных основ к ней.

3. 2002 – 2013 гг. происходит процесс окончательного смыкания этноорганизованной преступности с транснациональной и трансграничной.

В результате можно говорить о том, что появляется организованная миграционная преступность.

Подводя некоторый итог можно констатировать, что с начала 1990-х гг. имел место мощный процесс миграционного вбрасывания в Россию5.

1.2 Миграционный прирост и его влияние на уровень преступности в Курганской области

Говорить о преступности мигрантов – дело неблагодарное, с одной стороны, но весьма популярное – с другой. Неблагодарное потому, что преступность, по мнению как теоретиков, так и практиков, победить нельзя. Преступность как социальное массовое явление имманентна обществу. Почему?

Над этим вопросом работали и работают ученые многих стран, пытаясь вывести универсальную формулу причин преступности, однако, как показывает действительность, пока безуспешно.

Различные криминологические школы предлагали свои теории, начиная от недостатка воспитания членов общества и простого незнания, что жить без преступности лучше, чем с преступностью (классическая криминологическая школа), или от врожденных свойств преступной личности (антропологическая криминологическая школа), заканчивая влиянием окружающей социальной среды на принятие решения совершить преступление (социологическая криминологическая школа).

Все эти учения и другие имели собственные внутренние спецификации и модификации, но главный их недостаток в том, что каждая из них абсолютизирует один или два фактора, влияющие на преступность, оставляя без внимания другие причины.

Тем не менее криминологи едины в одном: если нельзя победить преступность, то нужно создать условия для контроля этой преступности, т. е. удержание преступности на таком уровне, когда общество сможет продолжать свое развитие и нормальное существование.

Поэтому, обращаясь к вопросу миграционной преступности (речь идет как о преступности мигрантов, где они выступают субъектами противоправных деяний, запрещенных уголовным законом, так и о преступлениях, когда они выступают потерпевшими), следует говорить о том, чтобы не допускать «всплесков» этих видов преступлений и прилагать усилия к минимизации криминальной активности в мигрантской среде.

Необходимо сделать небольшое пояснение относительно самого термина «миграционная преступность». Понятие «преступность» носит криминологический характер, в рамках криминологии как науки оно изучается в разных аспектах, в т. ч. выделяются отдельные виды преступности, в основном по объекту посягательства. Однако возможна и иная классификация – по субъекту. Например, должностная преступность, где субъектом выступают должностные лица, воинская преступность (военнослужащие), миграционная преступность, где субъект преступления – мигрант. Но мигрант может быть не только преступником, но и потерпевшим, т. е. жертвой. В силу этих двух обстоятельств можно говорить о миграционной преступности, поскольку есть объединяющее звено – мигрант.

Статистические показатели состояния преступности не дают полной и объективной картины о роли и доле в ее структуре миграционной составляющей. Умелое манипулирование данными статистики позволяет одновременно указывать на незначительный удельный вес преступности мигрантов в общей массе преступности, с одной стороны, а с другой – говорить об устрашающих цифрах латентной (скрытой) преступности.

Чтобы прояснить картину, необходимы различные исследования по вопросам миграционной политики страны в целом и миграционной преступности в частности.

Несмотря на то, что в СМИ, криминологических и социологических исследованиях получило распространение и признание словосочетание «миграционная преступность», в официальной статистике речь идет об иностранных гражданах и лицах без гражданства, совершивших преступления на территории России. Самостоятельной строкой в отчетности МВД о зарегистрированных преступных посягательствах отмечается преступность иностранных граждан из стран СНГ. Однако критерий «гражданства», по которому осуществляется отнесение этих преступлений к указанной группе, не дает истинной картины событий, поскольку не разграничивает легальность и нелегальность пребывания иностранного гражданина на территории РФ, что является существенным обстоятельством.

Как отмечает А.А. Литвинов, преступность зарубежных мигрантов, особенно нелегалов, представляет серьезную угрозу национальной безопасности России. Незаконные мигранты составляют наибольшую часть преступников – граждан других стран. В то же время не установлена точная цифра преступников-иностранцев и степень опасности их преступности, в т. ч. нелегальных мигрантов.

К сожалению, как отмечает А.А. Литвинов содержащиеся в форме 795 МВД РФ, содержащей сведения о преступлениях, совершенных нелегальными мигрантами, практически ничего не дают в плане осмысления их криминальной активности. В разделе 1 содержатся 4 строки, раскрывающие цели приезда, т. ч. и нелегальный приезд. Из данных этой формы следует, что только 2,3% преступлений совершены иностранцами, прибывшими нелегально. При этом по 70% преступлений не установлено целей приезда в Россию совершивших их лиц.

В этой связи оправдано предложение о расширении учитываемых критериев в форме первичного учета преступлений, например, введение такого критерия, как показатель легальности прибытия в Россию преступников и потерпевших. Одновременно необходимо ведомственными правовыми актами обязать следователей и дознавателей устанавливать и фиксировать в учетных документах законность нахождения иностранцев-преступников и потерпевших на территории России. Без этого данная форма непригодна для исчисления уровня преступности иностранцев-нелегалов, а пробелы в знании масштабов и характера миграционной преступности следует устранять.

Отсутствие объективных показателей по миграционной преступности затрудняет и определение ее масштабов. Требуется разработка новых методик расчета общего числа преступников-иностранцев, которые бы учитывали одновременно несколько факторов: легальность/нелегальность нахождения лица, совершившего преступление на территории России, и индексы латентности различных видов преступлений, совершаемых иностранцами.

Опираясь на существующую статистику, тем не менее можно выявить определенные соотношения между преступностью мигрантов и преступностью постоянно проживающих на территории России лиц посредством расчета коэффициентов преступности.

Как общеизвестный факт воспринимается посылка, что количество иностранцев, находящихся на территории России на законных основаниях, по крайней мере на порядок ниже их реального количества. Учитывая это обстоятельство, воспользуемся данными официальной статистики и рассчитаем коэффициент преступности местного населения и иностранцев-мигрантов.

«Портрет» курганского преступника-мигранта выглядит следующим образом.

Это, как правило, незаконный мигрант, наличие которых на территории Курганской области признается, но количество их не подсчитано. Среди иных социально-демографических признаков личности на первое место ставятся возраст и образование. Применительно к Курганской области признаки, характеризующие личность незаконного трудового мигранта, совершившего преступление, следующие (Приложение А).

Как следует из Приложение А, среди незаконных трудовых мигрантов наибольшей криминальной активностью отличаются лица в возрасте от 25 до 40 лет.

Чем старше становится человек, тем ниже его криминальная активность – в возрасте 46 – 50 лет число совершенных преступлений сопоставимо с преступностью несовершеннолетних мигрантов

Данные Приложения Б свидетельствуют, что нелегальные трудовые мигранты – это лица, используемые для неквалифицированного труда, что отрицательно сказывается на развитии экономики региона и страны в целом, поскольку использование дешевой рабочей силы не понуждает развивать высокотехнологичные производства, где требуются специалисты с более высокой квалификацией, а также демпингует цены на труд.

Исследования, проведенные в 2006-2009 гг., показали, что незаконные мигранты, привлекаемые к уголовной ответственности за совершение преступлений в Курганской области, являлись в основном мужчинами (82%); преобладающая возрастная группа 31 – 35 лет. Более 55% лиц не имели высшего или среднего специального образования, 80,1% незаконных мигрантов не имели постоянного источника дохода. Более 10% граждан на момент совершения преступлений имели преступный опыт6.

В дальнейшем (2010-2013 гг.) основные характеристики не претерпели существенных изменений, за исключением некоторых. В частности, большая доля рассматриваемых преступлений, совершаемых в Курганской области, приходится на людей в возрасте до 40 лет. Наибольшей криминальной активностью отличаются незаконные трудовые мигранты в возрасте от 31 до 35 лет. Около 80% указанных лиц получили неполное среднее или среднее образование. Каждый пятый не имел постоянного места работы. Каждый третий незаконный мигрант не состоял в браке.

В настоящее время возрастает доля женщин из числа незаконных мигрантов в совершении преступлений. Например, количество женщин, совершивших преступления в Курганской области, за последние пять лет увеличилась на 35%. Среди лиц из числа незаконных мигрантов, совершающих преступления, преобладают люди с низким культурным и образовательным уровнем, узким кругозором, примитивными и грубыми потребностями, среди них более распространен культ грубой физической силы.

Наибольший криминальный вклад в преступность столицы вносят незаконные мигранты из Украины, Грузии, Азербайджана и Молдовы (Приложение В).

Отмечается некоторая криминальная специализация выходцев из разных стран, совершающих определенные виды преступлений.

Наибольшее число преступлений приходится на долю мигрантов Украины – 40%, Грузии – 17%, Азербайджана – 14%, Молдовы – 12%. Обычно преступления, совершаемые мигрантами из Украины – это преступления общеуголовной направленности, среди которых преобладают преступления небольшой и средней тяжести. Основное число противоправных деяний составляют мошенничества – 41%, кражи – 15%, преступления, связанные с наркотиками и сильнодействующими веществами, – 8%, грабежи – 4%7.

Мигранты Украины совершают более 35% всех аналогичных преступлений среди граждан государств СНГ8.

Мигрантам из Грузии свойственно совершение краж – 32%, что составляет 28% всего количества краж, совершаемых незаконными мигрантами. Доля преступлений, связанных с наркотиками и сильнодействующими веществами, совершаемых мигрантами этого государства, находится на уровне 26%, остальные виды преступлений проявляются значительно реже9.

Мигранты из Азербайджана наиболее часто совершают в Курганской области мошенничества, а также преступления, связанные с наркотиками, и кражи. Доля мошенничества находится на уровне 20%. Для этих мигрантов характерен высокий коэффициент этнической однородности – более 95%10.

Всплеск преступности жителей Молдовы в Курганской области приходится на 2006 – 2009 гг., в последующем общее количество преступлений данной категорией мигрантов сократилось на 38%11. Лишь в 2010 г. отмечен некоторый прирост показателей, характеризующих преступность этой категории лиц.

Проведенные рядом демографов исследования показывают, что миграционное поведение людей различных национальностей зависит от особенностей уклада и образа жизни народов, уровня образования этносов, традиций, влияния различного накопленного миграционного опыта.

Из-за неуправляемой и неконтролируемой миграции происходит заселение отдельных регионов России, в первую очередь столичного региона, неквалифицированной с криминогенными тенденциями рабочей силой (особенно из Украины, стран Средней Азии и Закавказья).

Так что же делать с мигрантами вообще и миграционной преступностью, в частности? Пока ответ на этот вопрос лежит вне правового, социального, экономического и даже политического контекста. Сложно регулировать процесс, когда регулировщик не достаточно четко осознает: зачем ему вообще нужен этот процесс? Все чаще встречается информация о необходимости адаптации прибывающих в столичный регион и в Россию иностранных мигрантов.

В процессе глобализации и интеграции в мировое сообщество Россия перестала быть «закрытой страной». Сегодня подвижность капиталов, идей и людей обусловливает проблемы, связанные с социокультурной идентификацией граждан. Идеологию, ориентированную на личностную самоидентификацию (до 1990-х гг.), отчасти сменила этническая, а затем (при ослаблении роли профессиональной и политической) – экономическая идентификация (к концу 1990-х гг.). Такая быстрая смена ориентиров в процессе самоопределения личности в обществе отрицательно сказалась на состоянии преступности. Поэтому противодействие преступности мигрантов в целом возможно лишь в условиях определения духовно-нравственных принципов развития российского общества, что позволит, сохранив собственную цивилизационную модель развития, не утратив самоидентификации, быть активным участником построения нового мирового сообщества.

Немаловажен в этой связи фактор формирования уважительного отношения к труду среди нынешних и будущих поколений. Цена труда в условиях отсутствия достаточного количества собственных трудовых ресурсов многократно повышается, и восполнить эти демографические лакуны позволяют трудовые мигранты. Но вопрос не только в цене труда, а в самом отношении к нему12.

О возрастании значения культурных и духовно-нравственных традиций и ценностей говорит Президент России В.В. Путин, отмечая, что экономические проблемы необходимо решать, основываясь не только на экономическом прагматизме, а исследовать взаимосвязь между культурой, нравственностью и экономическим развитием. Эти слова Президента, без всякого сомнения, характеризуют ситуацию в миграционной политике.

Направление противодействия миграционной преступности должно стать одним из ключевых вопросов государственной миграционной политики, основой которой могут стать селективный отбор и активное привлечение иммигрантов, обеспечение их адаптации в российском обществе и сведение к минимуму негативных последствий миграции. При этом приоритетом должно стать привлечение в столичный регион соотечественников, имеющих единые культурные и духовно-нравственные ценности и традиции с местным населением. Прием мигрантов иностранцев должен быть жестко регламентирован законодательством (и исполняться не де-юре, а де-факто), дабы максимально сократить численность нелегальных мигрантов, составляющих наибольшее число преступников-мигрантов.

Сама по себе миграция не несет негатива при условии, что ее результатом не становится адаптация местного населения к ценностным ориентирам прибывших мигрантов, т. е. не осуществляется прозелитизма со стороны «гостей»13. Во избежание подобных отрицательных последствий для лиц, постоянно проживающих на принимающей территории, необходим комплексный подход к решению миграционных вопросов, и в первую очередь – к сохранению титульной нации региона и страны.


2 Предупреждение преступности мигрантов

2.1 Общее предупреждение преступности нелегальных мигрантов: отечественный и зарубежный опыт

Следует признать, что на фоне активизации миграционных процессов, предупреждение преступности мигрантов вообще и их нелегальной компоненты в частности получило широкое распространение в тех странах, которые проводят активную миграционную политику в качестве «миграционных реципиентов». Так, например, в Австралии, ФРГ, Швеции, Канаде и США уже в первой половине прошлого века были сформированы государственные институты реадмиссии, миграционного контроля, селекции и социальной адаптации иммигрантов. Кроме этого, большинство из наиболее привлекательных для иммиграции стран придерживаются достаточно жесткой миграционной политики, используя широкий спектр репрессивных мер в случае нарушения миграционного законодательства как самими мигрантами, так и гражданами этих государств, содействующими нелегальной миграции14.

Известно, что Россия сегодня является одним из мировых лидеров по количеству въезжающих на ее территорию иностранцев за условную единицу времени. Так, по данным Всемирного банка на 2013 год, РФ уверенно занимала второе место после США по количеству иммигрантов (США – 43 млн чел., Россия – 12 млн чел.), что примерно составляло 8,6 % населения страны. Далее следуют Германия (11 млн чел.), Саудовская Аравия и Канада (8 и 9 млн чел), Великобритания, Испания и Франция (по 7 млн чел). Вместе с тем Россия занимает второе место после США по количеству граждан, родившихся за рубежом, при этом 90 % из них – представители русскоязычного населения. Однако показатель, отображающий объективный демографический баланс между коренным населением и иностранцами, заключается в их количественном соотношении, которое составляет 11,2 иностранных иммигранта на одну сотню коренного населения, а в течение 2012-2013 годов, вследствие либерализации миграционного законодательства, количество иммигрантов увеличилось еще на 22–24 %, а в некоторых регионах на 26 %. Следует отметить, что представленные сведенья являются официальными и не включают латентную составляющую миграционных процессов.

Предварительный анализ обусловленных комплексом исследуемых проблем (включая – социологическое наблюдение, экспертные оценки, контент-анализ) позволил предположить, что нелегальная (латентная) иммиграция в современной России составляет до 1/3 легальной. Предположительно и то, что в таком крупном государстве имеет место весьма широкий причинно-факторный комплекс, влияющий на интенсивность, характер и структуру внешней иммиграции, что, несомненно, обуславливает наличие региональной специфики обеспечения миграционной безопасности государства в общем и ее криминологической составляющей в частности. В связи с этим можно предположить, что изучение и учет при формировании миграционной политики региональных особенностей административно-территориальных образований является обязательным условием эффективного обеспечения миграционной безопасности государства, особенно в контексте нейтрализации криминологически-значимых явлений, образующих наиболее опасные угрозы и риски причинения существенного вреда правоохраняемым интересам15.

Надо ли напоминать, какое значение для разработки эффективного механизма предупреждения правонарушений вообще и преступлений в частности имеет выяснение причин и условий, способствующих их совершению.

Вполне вероятно, что коренные причины преступности нелегальных мигрантов имеют много общего с причинами существования самой нелегальной миграции. Именно поэтому, устраняя детерминанты нелегальной миграции, в значительной степени упреждаются и ее криминальные проявления. Можно предположить, что эффективная профилактика преступности нелегальной миграции невозможна без нейтрализации причин самой нелегальной миграции. В связи с этим следует отметить, что современная криминология располагает знаниями о множестве, самых разнообразных криминогенных факторов, которые могут объяснить причины совершения не только всевозможных преступных деяний, но и других форм противоправного поведения.

Она, по сути, решила ряд фундаментальных задач относительно нового, но вместе с тем, по мнению ряда исследователей, весьма перспективного направления юриспруденции – «административной деликтологии16.

По мнению экспертов со ссылкой на популярное издание «USA Today»17, основные причины незаконной миграции имеют не только экономическую, но и политическую природу. Среди которых называют следующие:

- постоянные и прогрессирующие потребности работодателей в дешевой рабочей силе, источником которой и является незаконная миграция;

- потребности политических партий и сил, обычно леволиберального толка, в дополнительной поддержке на выборах. Это, по мнению демографов, объясняется тем, что значительная часть прогрессивных либерально-ориентированных избирателей демонстрируют более низкий коэффициент рождаемости в силу своих жизненных убеждений (т. е. имеют меньше детей), чем более консервативная часть избирателей. В связи с этим количество коренных либералов со временем сокращается. Таким образом, либеральные силы, в надежде легализации новых мигрантов, рассчитывают на увеличение своего электората.

Очевидно, что причины незаконной миграции в современной России носят в большей степени экономический, чем политический характер. Вероятно, что это обусловлено отсутствием устоявшихся традиций острой политической конкуренции, в отличие от стран Западной Европы и Северной Америки. Представляется вполне обоснованным, что именно экономические причины на протяжении ряда последних лет способствуют динамичному росту неуправляемых миграционных процессов в РФ. Однако глубинный анализ указанных факторов находится вне формата настоящего исследования. А устранение таких фундаментальных причин не может быть обеспеченно сугубо криминологическими средствами18.

В данном случае следует согласиться с позицией М.М. Бабаева, суть которой отражает следующий тезис: «криминология не вправе «приватизировать» то, что по своему социальному предназначению несоизмеримо превосходит масштабы предупреждения преступлений и далеко выходит за рамки предмета этой науки». Вместе с тем справедливо и то, что именно через политические стратегии и решения можно принять необходимые меры для устранения или минимизации фундаментальных (основных) причин незаконной миграции. Кроме этого, проблема незаконной миграции не может быть решена исключительно на уровне принимающего иностранную миграцию государства, так как некоторые из причин этого явления начинают формироваться в местах постоянного проживания будущих «нелегалов»: коррупция в миграционных и пограничных службах; попустительское отношение некоторых государств к проблемам противодействия незаконной миграции, а иногда и целенаправленная политика образования в принимающих странах национальных анклавов, и в том числе за счет нелегальной миграции; рост стоимости оформления миграционных процедур и введение новых эмиграционных сборов и платежей. Именно поэтому проблемы профилактики незаконной миграции и связанной с ней миграционной преступности сегодня выходят за пределы национальных систем предупреждения преступности, а эффективность их решения все чаще зависит от уровня международного сотрудничества государств «миграционных доноров и реципиентов».

2.2 Проблемы миграции в Курганской области и возможные пути их решения

Ни один крупный город в мире не обходится без привлечения иностранной рабочей силы, и Курганская область в этом плане – не исключение. Мировая практика показывает, что крупные городские образования вынуждены приглашать на работу людей, живущих далеко за их пределами. Если говорить об экономике Курганской области, то здесь, наряду с избыточными трудовыми ресурсами, есть профессии, в которых всегда не хватает кадров. При этом в самой Курганской области среди безработных достаточно специалистов с высшим, незаконченным высшим и средним профессиональным образованием.

На сегодняшний день в Курганской области состоят на учете около 1,74 миллиона иностранных мигрантов. В области аккумулируются все основные виды и типы миграции, что неизбежно создает проблемы для жителей области, для руководства области и руководства страны. Некоторые данные проведенного исследования помогут полнее проанализировать сложившуюся непростую ситуацию с мигрантами в Курганской области (Приложение Г).

Как видно, большинство жителей Курганской области оценивают рассматриваемую ситуацию как крайне напряженную (19%) или скорее напряженную (51,2%)19. Вполне или относительно благополучной она представляется лишь пятой части жителей области. Также установлено, что в наименьшей мере существующая миграционная обстановка раздражает представителей старшей возрастной группы, людей с относительно высоким уровнем материальной обеспеченности, тех, кто живет в Курганской области меньше пяти лет, хотя различия в оценках в этих последних случаях не столь уж значительны. Не будет большим преувеличением утверждать, что миграционная обстановка волнует все основные группы жителей области, а с точки зрения 58,3% респондентов она несет даже угрозу социальной стабильности в Курганской области.

Говоря о негативных явлениях, порожденных мигрантами, опрошенные обращают внимание на разные социальные последствия миграции (Приложение Д).

Как видно из Приложения Д, наиболее опасным для области респонденты считают связанный с миграцией рост преступности и правонарушений (44,1%) и межнациональную напряженность (43,9%)20. Проблема преступности в наибольшей мере волнует коренных жителей, а меньше всего – молодежь.

Проблема роста преступности среди мигрантов волнует население не зря, повод для этого действительно есть. Прокатившаяся по Курганской области волна увольнений, приостановление многих производств и строительств как результат мирового экономического кризиса многих неформально нанятых мигрантов оставила без средств к существованию.

Стоит учитывать такой фактор роста преступлений среди мигрантов, как инстинкт самосохранения. Преимущественно он толкает человека на агрессивную защиту. Многие иностранцы обречены быть «изгоями»: плохое знание языка, колоритная внешность, иные культура и менталитет вызывают отторжение со стороны местных жителей. Мигранты инстинктивно «сбиваются» в группы и занимают оборонительную позицию. Это пугает коренное население. «Во многих случаях именно условия труда и жизни мигрантов побуждают их к противозаконным поступкам и способам добывания средств к существованию. Это, конечно, не относится к людям, намеренно вступающим в криминальные сообщества, но предупредить кражу гастарбайтерами продуктов на обед мы можем».

Сегодня, несмотря ни на что, следует признать, что мигранты безропотно убирают улицы городов, работают в ЖКХ, строят дома, водят троллейбусы, автобусы и маршрутные такси за отнюдь не высокую заработную плату, на которую жители вряд ли согласятся. Это наглядно демонстрируют результаты проведенного в Курганской области социологического исследования (Приложение Е).

Из схемы видно, что весьма значительная часть респондентов (43%) убеждена, что горожане, вероятно, не согласятся занять рабочие места, где трудятся мигранты. Вместе с тем желание избавиться от мигрантов отнюдь не всегда сопряжено с высокой самооценкой или оценкой окружающими качеств многих жителей как работников в настоящее время. Годы вынужденного безделья на предприятиях и в организациях, которые, по сути дела, простаивали, привели к тому, что ранее хорошие работники потеряли квалификацию, в то время как мигранты, пришедшие на стройки чернорабочими, приобрели ее. И что поразительно, быстро и охотно осваивают сразу несколько профессий. Так, например, каждый мигрант на стройке одновременно и сварщик, и резчик, и штукатур, и маляр. «У представителей разных национальностей даже обнаружились способности к тому или иному виду строительных работ, – подметила корреспондент «Ведомостей» М. Ховратович, – о чем по рынку пошла слава. Лучшими плотниками и кровельщиками считаются западные украинцы, как землеройные рабочие ценятся таджики, узбеков и белорусов лучше задействовать на общестроительных работах».

Результаты исследования заставляют задуматься о стабильности ситуации в будущем. Ведь уже сегодня 12,5% респондентов уверены в том, что жители Курганской области, заняв место мигрантов, не будут осуществлять их работу лучше последних, и почти половина (45,4%) сомневаются в этом (Приложение Ж).

Известно, что общение с мигрантами и наблюдение за их работой принесло многим жителям Курганской области как пользу, так и разочарование. Мигранты из многих республик оказались не только более мобильными, но и более конкурентоспособными на рынке труда. За меньшую заработную плату они готовы выполнять больший объем работ, на которую бы российский рабочий даже бы не согласился. А этим иногда и пользуются недобросовестные работодатели. Желающих найти работу множество. Страх остаться голодным стимулирует людей спешить с трудоустройством, поэтому многие руководители, не опасаясь, решаются уволить целую бригаду мигрантов, ничего им не заплатив. «В случае жалоб все сваливают на кризис и тут же набирают такую же бригаду на еще меньшую зарплату, оправдывая ее опять же экономическими трудностями. Новичкам, конечно, тоже не заплатят через месяц – другой».

Приезжие нелегальные работники абсолютно не защищены социально. Они не имеют ни разрешения на работу, ни трудового договора и руководствуются лишь устной договоренностью с работодателем. Обманутые работники ничего никому не могут доказать. Мигранты также не знают законов страны, в которую они приезжают работать. Правда, с этим в последнее время стали бороться путем создания как государственных, так и частных специальных правовых центров. Например, в столице уже действует информационно-правовой центр «Миграция и закон», образованный при поддержке фонда «Таджикистан»21.

Как отмечает руководитель центра, организация «помогает всем – и соотечественникам, и гражданам Украины, Молдавии, Узбекистана и Киргизии. Чтобы справиться со шквалом заявлений, юристы центра придумали четкую систему приема звонков и посетителей, а также ведения отчетности. Сегодня, к сожалению, недобросовестных работодателей и подпольных работорговцев гораздо больше, чем людей, готовых оказать помощь иностранцу», – сетует руководитель центра «Миграция и закон» Г. Джураева, – «более половины жалоб, с которыми обращаются в центр, касаются невыплаты заработной платы и незаконного увольнения.

При передаче таких дел в суд труднее всего доказать, что истец вообще работал в фирме ответчика, ведь, как правило, от неверно оформленных трудовых мигрантов тут же открещиваются представители отдела кадров».

Власти Курганской области планируют создать в городе центр «Единое миграционное окно», а также выдавать иностранным гражданам «Карту гостя».


Заключение

Миграция рабочей силы – это черта современности. В условиях модернизации экономики особую значимость приобретает проблема профессиональной подготовки рабочих разных специальностей. Повышению престижа рабочих профессий могут способствовать региональные программы развития профессионального технического образования и надлежащего финансирования.

Обоснованные выводы направлены на решение сложных социально-правовых проблем перемещения мигрантов и удержания этой категории лиц от совершения новых преступлений.

Общественная опасность миграционной преступности может рассматриваться в реализованном и потенциальном аспектах. Реализованный аспект заключается в существующем состоянии этого вида преступности и его способности порождать крайне негативные последствия. Потенциальный аспект, просматривается как перспектива результата дальнейшей глобализации миграционной преступности, которая закономерно приведет ее к большей криминализации и транснационализации, детерминируя целый ряд новых возможно неизвестных ранее видов и сфер преступного промысла мигрантов. В частности, значительному усилению криминальной угрозы способствует нерегулярный характер миграции, высокий уровень вероятности внедрения в нее профессиональных преступников и криминальной миграции. Перемещаясь в пространстве, они сокращают возможности контроля со стороны правоохранительных органов, изыскивают прибыльные и относительно безопасные новые ниши для своей криминальной деятельности. Наряду с этим, организованные преступные группы и сообщества стремятся превратить так называемые миграционные сети, стихийно формируемые вполне законопослушными мигрантами, в функциональные криминальные коммуникации. По ним засылаются наркокурьеры и торговцы оружием, осуществляется нелегальная переправка в развитые страны бесправной рабочей силы и женщин, принуждаемых к занятию проституцией.

Ряд исследователей отмечают значительную сложность выявления и раскрытия преступлений, совершаемых именно приезжими, так как осевшие в каком-то месте и прожившие там определенное время они, во-первых, ассимилируются, включаются в те отношения и образ жизни, которые имеют место на данной территории, во-вторых, бывают недостаточно изучены в криминологическом плане.

В рамках изложенного достаточно четко проявляется и другая черта миграционной преступности – неопределенность, непредсказуемость, отсутствие условий для ее достаточной криминальной диагностики. Например, удельный вес мигрантов, совершивших преступления, требующих организованности и криминального профессионализма, имеет тенденцию к увеличению. Так, с 2000 г. по настоящее время просматривается значительное присутствие мигрантов в экономической организованной, компьютерной и других видах преступности (их число увеличилось на 58,5%22). В большинстве регионов страны просматривается специфика, растет число преступлений, совершение которых предполагает выход на международный уровень и сотрудничество с транснациональными преступными группировками.

Таким образом, миграционная преступность содержит в себе перечисленные выше черты. В тоже время привнесение таких факторов, как организованность, использование высоких технологий, наличие мощной финансовой базы, сращивание с государственным аппаратом и легальным бизнесом, обширные международные преступные связи и т.д. в значительной мере усиливают неуязвимость миграционной преступности.


Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Абсолютный рост (снижение) преступности

показатель динамики преступности, характеризующийся увеличением (снижением) числа преступлений за определенный период.

2

Борьба с преступностью

меры экономического, политического, правового, организационного, технического характера, направленных на устранение (ослабление) факторов, способствующих совершению преступлений.

3

Криминализация личности

процесс наделения человека антисоциальными свойствами и качествами.

4

Мотив преступления

побуждение индивида, которые вызывают его активность, направляют и стимулируют противоправное действие (бездействие).

5

Насильственная преступность

совокупность преступлений, совершенных с применением физической силы либо угрозой се применения, имеющих основной целью причинение вреда физическим и моральным благам потерпевшего против его волн.

6

Преступность мигрантов

вид преступности, который выделяется на основании такой характеристики личности преступника, как его участие в процессах миграции: перемещения с одной территории на другую, включающего временную или постоянную смену места жительства.

7

Преступность против общественного порядка и безопасности

совокупность преступлений, посягающих на интересы безопасности государства в сфере общественного порядка и общественной безопасности.

8

Прирост преступности

абсолютное или относительное в расчете на определенную численность населения увеличение количества преступлений или совершивших их лиц на определенной территории за определенный отрезок времени.

9

Причина конкретного преступления

комплекс взаимосвязанных личностных и внеличностных, или объективных, факторов, формирующий криминальную мотивацию и реализующийся в преступное поведение.

10

Причины преступности

те активные силы, которые порождают преступность. Различают субъективные причины преступности (зависят от личности) и объективные (процессы, существующие независимо от воли и сознания людей, например, стихийные бедствия, неурожаи; кризисы в обществе (экономический, политический, культурный).

11

Различия преступности территориальные

различия преступности, ее видов применительно к определенным регионам.

12

Типология преступников

глубокая характеристика личности преступников.

13

Фактор преступности

явление, воздействующее на преступность (проституция, алкоголизм, наркотизм).


Список используемых источников

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2014. - № 9. - ст. 851.

Статус Соглашения о сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств в борьбе с незаконной миграцией от 6 марта 1998 года (по состоянию на 14.03.2014) // Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. № 1(28). С. 85 - 86.

Аванесов, Г.А. Криминология [Текст] : учебник / Г.А. Аванесов. – М. : ЮНИТИ-Дана, 2013. - 576 с.

Алексеев С. Л. Криминология [Текст] : учебное пособие для бакалавров : учебное пособие для студентов высших учебных заведений Приволжского федерального округа, обучающихся по направлению подготовки 030900 «Юриспруденция» (квалификация (степень «бакалавр») / С. Л. Алексеев, Р. Р. Салимзянов. Казань: Акад. социального образования, 2013 - 210 с.

Антонов-Романовский Г. В. Преступность мигрантов-иностранцев и ее предупреждение [Текст] : монография / Г. В. Антонов-Романовский [и др.]. Москва: Юрлитинформ, 2013 – 204 с.

Боголюбова Т. А. Криминология [Текст] : учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [Боголюбова Т. А. и др.] ; под общ. ред. А. И. Долговой. Москва: Норма, 2013: Инфра-М - 1007 с.

Бойченко О. А. Основные направления предупреждения преступности незаконных мигрантов в условиях сверхкрупного города : учеб. пособие / О. А. Бойченко. М.: Макс Пресс, 2004 - 33 с.

Волконская Е. К. Криминология [Текст] : учебное пособие для подготовки к экзамену для слушателей заочной формы обучения / Е. К. Волконская [и др.] ; М-во внутренних дел РОссийской Федерации, Федеральное гос. казенное образовательное учреждение высш. проф. образования «Московский ун-т», Москва. Руза (Моск. обл.): Моск. обл. филиал Моск. ун-та МВД России, 2013 - 151 с.

Глухова А. А. Криминология [Текст] : курс лекций / [Глухова А. А. и др.] ; М-во внутренних дел Российской Федерации, Нижегородская акад. Нижний Новгород: НА МВД России, 2013 - 300 с.

Жабский В. А. Криминология [Текст] : общая и особенная части : (альбом схем) / В. А. Жабский, А. А. Латаев, Е. К. Волконская ; ФГБОУ ВПО «Российская акад. нар. хоз-ва и гос. службы при Президенте Российской Федерации», Адыгейский фил. Гагарин: [б. и.], 2013 - 96 с.

Иншаков С. М. Криминология: Практикум [Текст] : учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция»; по научной специальности 12.00.08 «Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право» / [С. М. Иншаков и др.]. Москва: ЮНИТИ: Закон и право, 2013 - 367 с.

Кунц Е. В. Криминология [Текст] : курс лекций / Е. В. Кунц. Челябинск: Цицеро, 2013 - 97 с.

Лунеев В. В. Криминология [Текст] : учебник для бакалавров : учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по юридическим направлениям и специальностям / В. В. Лунеев ; Ин-т государства и права Российской акад. Наук. Москва: Юрайт, 2013 - 686 с.

Решетников А. Ю. Криминология [Текст] : краткий курс лекций / А. Ю. Решетников, О. Р. Афанасьева. Москва: Юрайт, 2013 - 166 с..

Суханов А. В. Криминология [Текст] : учебно-методическое пособие для студентов 2, 3 курса очной и заочной форм обучения направления подготовки 030900 «Юриспруденция» (квалификация (степень) «бакалавр») и специальности 030501 «Юриспруденция» / А. В. Суханов ; М-во образования и науки Российской. Шахты (Ростовская обл.): ИСОИП (филиал) ДГТУ, 2013 – 184 с.

Цориева Е. С. Преступность вынужденных мигрантов : (по материалам Республики Северная Осетия-Алания) / Цориева Е. С.; Под ред. Эминова В. Е. ; Владикавказ. ин-т упр. Владикавказ: Владикавказ. ин-т упр., 2004 - 168 с.

Интернет-источники

Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

USA TODAY: Latest World and US News [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.usatoday.com/.

Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.gks.ru.

МВД России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: mvd.ru/‎.


Приложение А

Возраст незаконных трудовых мигрантов на момент совершения преступления в Курганской области23


Приложение Б

Образовательный уровень незаконных трудовых мигрантов, совершивших преступления в Курганской области24


Приложение В

Страны происхождения преступников-мигрантов


Приложение Г


Приложение Д

Вопрос: Если вы считаете, что миграция в той или иной мере представляет угрозу социальной стабильности в Москве, то какие негативные явления она, по вашему мнению, порождает? (в % от общего числа опрошенных)25


Приложение Е

Вопрос: Согласятся ли москвичи или нет работать там, где сегодня обычно трудятся мигранты? (в % от общего числа опрошенных)26


Приложение Ж

Вопрос: Будут ли москвичи выполнять работу, которую сегодня осуществляют мигранты, лучше последних? (в % от общего числа опрошенных)27

1 Аванесов, Г.А. Криминология. – М. : ЮНИТИ-Дана, 2013. – С. 247-248.

2 Антонов-Романовский Г. В. Преступность мигрантов-иностранцев и ее. Москва: Юрлитинформ, 2013 – С. 32.

3 Боголюбова Т. А. Криминология. М.: Норма, 2013: Инфра-М – С. 515.

4 Алексеев С. Л. Криминология. Казань: Акад. социального образования, 2013 – С. 144.

5 Суханов А. В. Криминология. Шахты (Ростовская обл.): ИСОИП (филиал) ДГТУ, 2013 – С. 111.

6 Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

7 Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

8 Там же.

9 Там же

10 Там же

11 Там же

12 Цориева Е. С. Преступность вынужденных мигрантов. Владикавказ: Владикавказ. ин-т упр., 2004 – С. 166.

13 Волконская Е. К. Криминология. Руза (Моск. обл.): Моск. обл. филиал Моск. ун-та МВД России, 2013 – С. 88.

14 Алексеев С. Л. Криминология. Казань: Акад. социального образования, 2013 – С. 151.

15 Волконская Е. К. Криминология. Москва. Руза (Моск. обл.): Моск. обл. филиал Моск. ун-та МВД России, 2013 – С. 94.

16 Глухова А. А. Криминология. НН.: НА МВД России, 2013 – С. 211-212.

17 USA TODAY: Latest World and US News [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.usatoday.com/.

18 Жабский В. А. Криминология. Гагарин: [б. и.], 2013 – С. 54-55.

19 Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

20 Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

21 Глухова А. А. Криминология. НН.: НА МВД России, 2013 – С. 220.

22 Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

23 Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

24 Управление Федеральной миграционной Службы России по Курганской области [Электронный ресурс]. – Режим доступа: fms45.ru/.

25 Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.gks.ru.

26 Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.gks.ru.

27 Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.gks.ru.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
7295. ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ И СИСТЕМА КРИМИНОЛОГИИ. ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ПРИЧИНЫ ПРЕСТУПНОСТИ. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ 18.67 KB
  Основные вопросы криминологической науки Современные научные направления в криминологии семейная криминология; экономическая криминология; пенитенциарная криминология; политическая криминология. Криминология и социальная профилактика...
11046. Предупреждение преступности и криминологическое прогнозирование, планирование 47.6 KB
  Прогноз выступает как модель будущего, построенного на материалах прошлого и настоящего, как некий образец, который в зависимости от социальных потребностей следует посредством человеческой деятельности либо приблизить, либо предотвратить.
17954. Криминологическая характеристика и предупреждение организованной преступности 30.99 KB
  Актуальность темы исследования обусловлена его направленностью на определение концептуальных основ обеспечения системности в криминологической оценке и социально-правовой практике предупреждения организованной преступности необходимостью разработки рекомендаций по совершенствованию системы взаимодействия органов власти и управления правоохранительных органов различных институтов гражданского общества в рассматриваемой сфере социально-правового контроля. Научный анализ феномена организованной преступности отдельных форм ее проявления и...
19213. Криминогенные детерминанты насильственной преступности, основные направления предупреждения насильственной преступности 97.89 KB
  В условиях всеобщего стресса моральной дезориентации огромных материальных трудностей и общего ужесточения нравов насилие довольно быстро приобрело характер обыденного явления. Насильственные преступления наносят ущерб наиболее важным в цивилизованном обществе ценностям а также имеют много общих криминологически значимых черт и признаков особенно если речь идет об убийствах и причинении телесных повреждений. Эскалация криминального насилия вызывает у граждан обоснованную тревогу...
12497. Совершенствование организации поддержки и защиты мигрантов в Российской Федерации 232.63 KB
  Соотечественники, живущие за пределами Российской Федерации, влияют на эффективность проводимой внешней политики, являются одним из связующих звеньев при установлении экономических, и культурных связей с другими государствами, а главное, они являются важным демографическим, социокультурным и интеллектуальным ресурсом. В этой связи исследование организации защиты и поддержки мигрантов, совершенствование деятельности по вопросам регулирования правовых отношений с соотечественниками как федеральных, так и региональных органов государственной власти приобретает особую значимость
20291. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ МИГРАНТОВ В РОССИЙСКУЮ ФЕДЕРАЦИЮ 1.13 MB
  Теоретические основы миграции особенности миграционных процессов в России. Мигрант как потенциальный гражданин России. И мы все чаще сегодня слышим риторические вопросы типа: Нужны ли России мигранты Возможно ли с их помощью решить отечественные демографические проблемы Какие опасности несут россиянам растущие миграционные потоки и т. Для реализации данной цели необходимо решить следующие задачи: - выявить причины и сущность трудовой иммиграции в Россию; - на основе статистических данных проанализировать формы...
20798. ИНТЕГРАЦИЯ МИГРАНТОВ В ПРИНИМАЮЩЕЕ СООБЩЕСТВО КАК ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ МИГРАЦИОННЫМИ ПРОЦЕССАМИ 397.18 KB
  Деятельность армянской диаспоры по интеграции иммигрантов в принимающее сообщество. К такому объекту как этнические мигранты и их диаспоры не применялись последовательно и системно социокультурные подходы исследования. Предметом исследования – деятельность армянской диаспоры по интеграции в принимающее сообщество. Цель работы – исследование совершенствования процесса интеграции иммигрантов в принимающее сообщество на примере армянской диаспоры.
20281. Языковая политика России и Европы в условиях современной миграционной ситуации: проблемы и перспективы адаптации мигрантов 2.24 MB
  Проблема социокультурной правовой языковой адаптации и интеграции трудовых мигрантов остается в центре внимания исследования социологических лингвистических и педагогических наук. Актуальность данной проблемы в первую очередь связана с увеличивающимся потоком мигрантов и влиянием взаимообратных процессов между принимающим населением и мигрантами. Язык и культура это эффективные инструменты в адаптации и интеграции мигрантов.
14809. Предупреждение преступлений 8.15 KB
  Понятие системы предупреждений преступлений объект субъект и меры правовое регулирование профилактической деятельности. Профилактическая деятельность имея сложную структуру осущ на нескольких уровнях: обще соц меры предупреждения преступности спец криминологические меры индивидуально профилактические меры. Обще соц меры ПП представляют собой систему экономических социальных политических идеологических культурных и организационных мер которые направляются гос и обществу на развитие экономики повышение благосостояния народа...
11360. Проблемы экономической преступности 37.3 KB
  Государство в лице органов внутренних дел предпринимает меры по предотвращению и пресечению экономической преступности. Часто деятельность органов внутренних дел по борьбе и профилактике экономической преступности невозможна без научно обоснованных рекомендаций по выявлению причин и условий совершения преступлений данной группы...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.