Халатность: уголовно-правовые аспекты

В правовой науке делались попытки сформулировать общее определение должностного преступления которое по мнению ученых было бы целесообразно включить в законодательство. В Уголовном кодексе РФ составы служебных преступлений в большей степени расположены в главе 23 Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях раздела VIII Преступления в сфере экономики.

2015-08-28

627.32 KB

35 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

[1] Содержание

[1.1]
Введение

[1.2]
1 Содержание и особенности должностных преступлений

[1.3] 1.1 Понятия должностного преступления

[1.4] 1.2 Служебные должностные преступления: понятия и соотношения

[1.5]
2 Халатность: уголовно-правовые аспекты

[1.6] 2.1 Понятие халатности в уголовном законе и уголовно-правовой литературе

[1.7] 2.2 Объект, субъект и предмет халатности

[1.8]
Заключение

[1.9]
Глоссарий

[1.10]
Список использованных источников

[1.11]
Приложение А

[1.12]
Приложение Б


Введение

Определение понятия «должностное преступление» один из пробелов в уголовном праве, так как определяющего, (родового) понятия общих должностных преступлений в уголовном законодательстве пока не выработано. В правовой науке делались попытки сформулировать общее определение должностного преступления, которое, по мнению ученых, было бы целесообразно включить в законодательство.

В Уголовном кодексе РФ составы служебных преступлений, в большей степени, расположены в главе 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» раздела VIII «Преступления в сфере экономики». Отсутствие в действующем Уголовном кодексе РФ. Определенные дискуссии вызывает дефиниция «служебное преступление» в доктрине уголовного права, и что особенно осложняется отождествлением или неразграничением данного вида преступлений с должностными преступлениями.

Таким образом, целью курсовой работы является анализ особенностей уголовной ответственности за халатность и общая характеристика должностной преступности.

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

- рассмотреть понятия должностного преступления;

- охарактеризовать понятие и соотношение служебных должностных преступлений;

- исследовать понятие халатности в уголовном законе и уголовно-правовой литературе;

- проанализировать объект, субъект и предмет халатности.

Объектом данной работы являются общественные отношения, складывающиеся в области уголовно-правовой борьбы с халатностью и другими должностными преступлениями.

Предмет исследования представлен уголовно-правовыми средствами воздействия на рассматриваемые общественные отношения с позиции повышения их эффективности в борьбе с халатностью и другими должностными преступлениями.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения, глоссария, списка использованной источников и приложений.


1 Содержание и особенности должностных преступлений

1.1 Понятия должностного преступления

Общими «классическими» нормами, предусматривающими ответственность за совершение общественно опасных деяний должностными лицами путем использования своего служебного положения, являются злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), получение взятки (ст. 290 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) (расположены в УК в виде самостоятельной группой норм). Тем не менее деятельность должностных лиц в некоторых отраслях государственного аппарата может напрямую отражаться на характере совершаемых преступлений и степени их общественной опасности. Учитывая данное обстоятельство, законодатель прибегает к конструированию конкретизированных по объективным признакам составов должностных преступлений, выходящих за пределы обособленной группы (гл. 30 УК РФ) преступлений, и соотносящимися с ними как общие (ст. 285 УК РФ) и специальные (ст. 169 УК РФ), часть (п. «в» ст. 159 УК РФ) и целое (ст. 285 УК РФ). Такое соотношение позволяет выделить три группы составов должностных преступлений: общие, специальные и альтернативно-должностные. При такой классификации учитывается общность основных и дополнительных непосредственных объектов преступлений, особенности объективной стороны, умышленный характер вины, специальный субъект1.

Общие составы должностных преступлений предусмотрены статьями 285, 286, 287, 289, 290, 292 УК РФ. Непосредственный объект преступлений лежит в одной плоскости с видовым, содержание последнего составляет, по признанию большинства ученых, нормальная деятельность государственного аппарата, государственная власть, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Специальные составы должностных преступлений предусмотрены статьями 140, 169, 170, 299, 300, 301, 302, 305 УК РФ и др. Непосредственный объект в виде нарушения нормальной деятельности государственного аппарата не является основным в данных преступлениях. Они посягают на конкретную обозначенную в норме (или группе норм) область функционирования аппарата, могут быть совершены лишь в отдельных звеньях и сферах деятельности государственного аппарата и органов местного самоуправления (например, правосудия, гл. 31 УК РФ). Объективная сторона рассматриваемых составов преступлений представляет конкретизацию признака «использование своего служебного положения». Вина выражается в форме умысла. Преступления совершаются должностными лицами, наделенными дополнительными специфическими признаками, обладающими правом совершения определенных действий, использование которых влечет уголовное преследование (ст. 169, 170, 299, 300, 301, 302, 305 УК РФ). Рассматриваемые преступления наиболее близки к так называемым общим должностным преступлениям, хотя и размещены в других главах и имеют несколько отличные объекты уголовно-правовой охраны2.

Составы альтернативно-должностных преступлений предусмотрены следующими статьями Уголовного кодекса: ч. 2 ст. 128, ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 138, ч. 3 ст. 139, п. «б» ч. 2 ст. 141, 143, ч. 2 ст. 144, 145, 145, 149, п. «г» ч. 2 ст. 152, п. «в» ст. 159, п. «в» ч. 2 ст. 160, п. «в» ч. 2 ст. 174, ч. 3 ст. 175, п. «в» ч. 3 ст. 188, ч. 3 ст. 209, ч. 3 ст. 210, п. «в» ч. 3 ст. 221, п. «в» ч. 3 ст. 226, п. «в» ч. 2 ст. 229, ст. 237, ч. 2 ст. 258, п. «б» ч. 2 ст. 260, ч. 2 ст. 272, п. «б» ч. 2 ст. 282, ч. 3 ст. 294, ч. 2 ст. 354, ч. 2 ст. 359 и др. Основной вред причиняется (или создается реальная угроза причинения такого вреда) иным общественным отношениям: собственности, общественной безопасности и др. При этом, конечно, вред наносится и нормальной деятельности государственного аппарата, так как должностное лицо использует вопреки интересам службы свое служебное положение. Подобные деяния представляют повышенную опасность, поскольку причиняют ущерб одновременно двум или более объектам уголовно-правовой охраны. Учитывая это, законодатель прибегает к конструированию составных преступлений, содержание которых, наряду с «основным» преступлением, включает в качестве конструктивного их признака и злоупотребление служебным положением. Нормальная деятельность государственного аппарата является здесь дополнительным непосредственным объектом посягательства.

Это понятие нельзя признать совершенным, в связи с чем оно вызывает обоснованную критику на страницах юридической печати. Вина выражается в форме умысла. Субъектами данных преступлений выступают должностные лица. Уголовный кодекс Российской Федерации дал определение должностного лица в примечании 1 к ст. 285 УК РФ. В соответствии с ним должностными лицами признаются лица, постоянно осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Должностным лицо может стать как в результате выборов (избрание депутатом законодательного органа), так и по назначению (по указу Президента РФ, по приказу и т.д.). Поэтому в определение, данное в примечании к ст. 285 УК РФ, следует добавить признак: «осуществляющие функции на основании выборов или по назначению». Общественно опасное деяние может быть признано должностным преступлением и квалифицировано по соответствующей статье УК РФ только в том случае, если оно совершено должностным лицом, которое было наделено правомочиями представителя власти или которое исполняет обязанности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций. Если на определенное лицо в установленном порядке такие обязанности не возлагались, то оно нести уголовную ответственность за должностное преступление не может.

Признаки лица, осуществляющего функции представителя власти, законодатель изложил в примечании к ст. 318 УК РФ. По его мнению, представителем власти в этой статье и других статьях Уголовного кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости. Функции представителей власти осуществляются во всех трех ветвях власти – законодательной, исполнительной и судебной, как на федеральном уровне, так и на уровне местного самоуправления3.

Должностные преступления могут быть совершенны лицами, занимающими должности в государственных органах (федеральных и субъектов Федерации), органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях. К федеральным государственным органам в соответствии с Указом Президента РФ «Об утверждении Положения о федеральной государственной службе» относятся: Администрация Президента Российской Федерации, Аппарат Правительства Российской Федерации, Аппарат Совета безопасности Российской Федерации, аппарат палат Федерального Собрания Российской Федерации, Конституционного суда Российской Федерации, Верховного суда Российской Федерации, Высшего арбитражного суда Российской Федерации, Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, Счетной палаты Российской Федерации, а также Правительство России (министерства и ведомства), суды общей юрисдикции, арбитражные суды, прокуратура, федеральные органы государственной охраны, государственный нотариат, Банк России, федеральное казначейство, налоговые и таможенные органы.

К государственным органам субъектов Федерации следует относить законодательные (представительные) и исполнительные органы власти. В частях 2 и 3 примечания к ст. 285 УК РФ законодатель раскрывает содержание квалифицирующих признаков подавляющего большинства преступлений, предусмотренных в главе 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». В самих статьях законодатель вместе с двумя указанными выше категориями должностных лиц, в качестве квалифицирующего признака указывает «главу органа местного самоуправления».

Понятия этого квалифицирующего признака в Уголовном кодексе нет. Поэтому следует обратиться к нормативным актам других отраслей права. Так, в п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации» под главой муниципального образования понимается выборное должностное лицо, возглавляющее деятельность по осуществлению местного самоуправления на территории муниципального образования.

Помимо должностных лиц в качестве субъектов должностных преступлений в п. 4 примечания к ст. 285 УК РФ указаны государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, которые могут нести уголовную ответственность по ст. 288 УК РФ «Присвоение полномочий должностного лица» и статье 292 «Служебный подлог»4.

Некоторые категории работников (например, педагоги и медицинские работники), не являясь должностными лицами, при осуществлении своих служебных обязанностей совершают юридически значимые действия. В этом случае они также относятся к категории должностных лиц. По этой причине не могут быть признаны должностными те лица, которые выполняют в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях не организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, а функции производственно-профессиональные или только профессиональные.

Также нельзя причислять к числу должностных лиц референтов, консультантов, секретарей, поскольку они не наделены ни одним из признаков должностных лиц и их действия не могут устанавливать, изменять или прекращать правоотношения. Содеянное ими при наличии необходимых признаков может быть квалифицированно по ст. 288 УК РФ, а именно «Присвоение полномочий должностного лица».

Но если эти лица, кроме исполнения своих обязанностей наделены также функциями организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера, то они несут ответственность как должностные лица.

При этом для квалификации деяния решающие значение имеет не наименование должности или учреждения, а характер обязанностей, выполняемых лицом по службе5.

Не могут быть признаны должностными лица, которые выдавали себя за лиц, являющихся представителями власти либо наделенных определенными организационно-распорядительными, административно-хозяйственными функциями в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

Поэтому для правильной квалификации должностного преступления всегда необходимо четко определить правовой статус привлекаемого к ответственности лица, круг его правомочий и характер возложенных на него по должности обязанностей.

Характерная особенность должностных преступлений состоит в том, что они всегда проявляются как способ использования предоставленных лицу по службе правомочий или исполнения возложенных на него обязанностей. Всякое иное общественно опасное деяние, не связанное с исполнением лицом должностных обязанностей или с использованием предоставленных ему по службе правомочий, не может квалифицироваться как должностное преступление.

Такие действия в предусмотренных законом случаях образуют самостоятельные преступления или являются служебным (дисциплинарным) проступком либо административным правонарушением.

1.2 Служебные должностные преступления: понятия и соотношения

В определении, данном П.С. Яни, не раскрываются признаки служебного преступления, а дефиниция связывается с местом расположения указанных деяний – «… под служебными преступлениями понимаются преступления, нормы об ответственности за которые помещены в главу 23 УК РФ, именуемую «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях».

Мы поддерживаем позицию А.Г. Безверхова, который справедливо полагает, что «в строго юридическом смысле служебные преступления – это преступления, совершаемые любыми служащими. Они представляют собой весьма широкий круг социально нетерпимых деяний против интересов службы». В связи с чем, ученый предлагает дифференцировать уголовную ответственность за преступления, совершаемые представителями органов государственной и муниципальной власти, с одной стороны, и должностными лицами негосударственных предприятий и организаций – с другой6.

По мнению ряда ученых (А.Я. Аснис, Ю.М. Буравлев и др.) служебное преступление – это разновидность должностного преступления и в его определении указываются практически те же признаки. Так, А.Я. Аснис формулирует следующее определение служебного преступления: «совершаемоелицом, занимающим служебное положение, в связи с этим положением посредством использования предоставленных ему прав или неисполнения возложенных на него обязанностей общественно опасное предусмотренное уголовным законом под угрозой наказания виновное деяние, посягающее, за редчайшими исключениями, на два обязательных непосредственных объекта, одним из которых являются общественные отношения, обеспечивающие интересы служебной деятельности в различных сферах, основанной на соблюдении и исполнении законов и (или) иных нормативных правовых актов и им соответствующей».

Мы не совсем согласны с мнением Ю.М. Буравлева, который отождествляет понятия должностного и служебного преступления, называя в качестве субъектов государственных служащих, должностных лиц: «… служебное преступление – это совершенное в корыстных целях государственным служащим (должностным лицом) с использованием предоставленных ему служебных полномочий виновное деяние, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов физических, а также юридических лиц». Но не только определение понятия «служебное преступление» относится к дискуссионным, но и само место расположения в УК РФ указанных преступлений, их отличие и соотношения с должностными преступлениями также оценивается учеными неоднозначно7.

Так, например, у ряда исследователей возникают определенные сомнения в отношении самостоятельного существования главы 23 УК РФ (Б.В. Волженкин, С.В. Изосимов, С.А. Гордейчик и др.). Кроме того, обосновывается и предлагается свой вариант размещения статей данной главы в другие главы УК РФ. Есть предложения об объединении глав 23 и 30 УК РФ, а также о создании единого раздела «Преступления против интересов службы» в Особенной части УК РФ. С.М. Зубарев, полагая, что интересы службы в гл. 23 и 30УК РФ выступают в качестве видового объекта данных преступлений, считает возможным создание в УК РФ самостоятельного раздела «Преступления против интересов службы», объединяющего преступления против интересов различных видов службы. Родовым объектом этой группы преступных посягательств являлись бы общественные отношения, обеспечивающие интересы службы в целом, или, иными словами, надлежащее исполнение служащими государственных и иных социальных структур своих должностных функций, обеспечивающих реализацию установленных нормативными правовыми актами и учредительными документами общественно полезных целей и задач организации. В указанный раздел могли бы войти главы: «Преступления против гражданской публичной службы», «Преступления против военной службы», «Преступления против правоохранительной службы», «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях». Соответственно видовые объекты преступных посягательств, размещенных в этих главах, представляли бы собой общественные отношения, обеспечивающие интересы каждой из перечисленных видов службы. В связи с тем, что гл. 23 УК РФ «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» размещена в разделе VIII «Преступления в сфере экономики», С.В. Изосимов считает, что данные преступления, «посягают на общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики России, как целостного организма, которые составляют родовой объект этих преступлений»8.

Поэтому поводу Н.И. Ветров и Ю.И. Ляпунов замечают, что преступления, предусмотренные ст. 201 - 204 УК РФ, «посягают не только на отношения экономического характера, возникающие, реализуемые и прекращаемые в процессе

экономичес кой деятельности, но и на иные отношения, характеризующие интересы службы в коммерческих и иных организациях, которые не всегда имеют экономический характер». Б.В. Волженкин, соглашаясь с данным утверждением, считает, что действительно, никакого отношения к сфере экономики не имеют преступления, совершаемые, например, частными охранниками и детективами (ст. 203 УК РФ), злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ) и коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ) так как могут быть и никак не связанными с экономической деятельностью.

Однако мы с таким мнением не можем согласиться в силу того, что, деятельность, к примеру, частных охранно-сыскных организаций, с одной стороны, представляет собой один из видов предпринимательской деятельности, а с другой, их деятельность в своей основе направлена на борьбу с преступностью. Поэтому само их функционирование представляет собой «своего рода гарантию успешного функционирования иных коммерческих предприятий, поскольку данные структуры созданы, в основном, для защиты частного бизнеса, а нормальная деятельность коммерческих предприятий представляет собой одну из слагаемых успешного развития экономики страны в целом».

Данные рассуждения приводят М.Г. Иванова к идее выделить в Уголовном кодексе РФ отдельную главу о служебно-экономических преступлениях, которые «образует совокупность взаимосвязанных между собой преступлений». Однако вряд ли правомерно определять всю эту совокупность как явление однородное, поскольку эту совокупность образуют группы преступлений, расположенные в разных главах и даже разделах УК РФ. По мнению ученого, представляется возможным создание комплексного раздела в Особенной части УК РФ, который следовало бы назвать «Преступления против интересов службы и управления», что позволило бы более качественно отразить и оценить служебные злоупотребления в уголовном законодательстве9.

Содержательно-логическим продолжением процесса законодательной регламентации рассматриваемых правонарушений явилось бы включение в данный раздел отдельных глав: «Взяточничество», «Служебно-экономические преступления».

Более предпочтительным, по нашему мнению, является слияние преступлений, предусмотренных глава 23 и 30 УК РФ, поскольку интересы службы являются самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны, и в УК РФ преступные деяния располагаются в зависимости от организаций, в которых такие интересы реализуются. С этим вполне созвучно замечание о том, что «основе различие между главой 30 и 23 УК заключается в сферах их действия, месте работы лиц, выполняющих управленческие функции».

Так, глава 30 УК РФ охраняет интересы службы в органах государственной власти и органах местного самоуправления, а гл. 23 УК РФ - в коммерческих и иных организациях, причем многие из составов преступлений названных глав имеют одинаковый набор признаков объективной и субъективной стороны: ст. 201, 202 и 285;ст. 203 и 286; ст. 204 и 290, 291 УК РФ. В связи с чем, более правильным было бы объединить указанные статьи в самостоятельный раздел УК РФ.

Такой раздел, исходя из принципа расположения уголовно-правовых норм по значимости охраняемого объекта, уместно поместить между разделами IX и X УК РФ, что объясняется большей значимостью уголовно-правовой охраны общественной безопасности и общественного порядка, чем интересов службы, независимо от типа организаций, в которых они реализуются. Вновь образованный раздел, А.Л. Степанов предлагает назвать «Преступления против службы», что будет определять родовой объект правоохраняемых интересов, как службы государственной и в органах местного самоуправления, так и службы частной - в коммерческих и иных (некоммерческих) организациях. Мы не совсем согласны с данным предложением в силу того, что не следует смешивать интересы государственной и муниципальной служб с интересами службы в коммерческих и иных организациях (частной службы), в виду различности их субъектов, что немаловажно для уголовно-правовой охраны и разграничения данных видов преступлений. Тем более что по действующему уголовному кодексу РФ к числу субъектов служебных преступлений относятся: должностные лица; государственные и муниципальные служащие, не относящиеся к числу должностных лиц; лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих и иных организациях; частные нотариусы, аудиторы, детективы, работники частных охранных организаций, имеющие удостоверение частного охранника. Как можно заметить, круг субъектов рассматриваемых преступлений достаточно широк10.

Исходя же из социального предназначения, интересы государственной службы состоят в решении задач обеспечения, исполнения и реализации государственной власти, которая должна служить обществу в целом и каждому гражданину в отдельности.

Законность интересов службы в коммерческих и иных организациях определяется исходя из положений действующего законодательства, иных нормативных правовых документов, учредительных документов, не противоречащих законам и учредительным документам, локальных документов организации, обычаев делового оборота. Поэтому законными следует признать интересы, вытекающие или не противоречащие указанным документам, в том числе по соблюдению порядка деятельности организации, соблюдению порядка заключения сделок, обеспечении финансово-отчетной дисциплины и т.д. В целом, под интересами службы в органах государственной власти и органах местного самоуправления понимают должное исполнение государственными и муниципальными служащими своих функций по занимаемой должности в конкретной структуре власти, обеспечивающее соответствующую Конституции РФ и иным законам компетенцию государственных органов и органов местного самоуправления по реализации задач публичной власти. Под интересами службы в коммерческих и иных организациях следует понимать правильное и четкое функционирование данной организации, в надлежащем исполнении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, служащими данных организаций своих служебных функций в соответствии с задачами и целями организации, но не с нарушением прав и законных интересов граждан, других организаций, общества и государства в целом.

Из приведенных определений вытекает, что интересы службы в коммерческих и иных организация не обладают публичным характером, в отличие от интересов службы в органах государственной власти и органах местного самоуправления.

Таким образом, на наш взгляд, интересы службы в органах государственной власти и местного самоуправления и интересы службы в коммерческих и иных организациях имеют различный характер и разных субъектов обеспечения, в связи с чем если и говорить об объединении главы 30 и 23 УК РФ в один раздел, то данный раздел должен содержать не одну главу, как это предлагает А.Л. Степанов, а две отдельные главы. В этом случае будет устранен вопрос относительно места главы 23 УК РФ в системе норм Особенной части УК РФ и одновременно будет более точно обозначен родовой объект данных видов преступлений.

Спорной выглядит позиция ученых, которые ставят под сомнение необходимость существования главы 23 УК РФ, считая, что такие отношения вполне могут быть урегулированы гражданско-правовыми механизмами. Не нашло своей надлежащей оценки в настоящее время в главе 23 Уголовного кодекса РФ превышение своих служебных полномочий лицами, осуществляющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Из всех статей главы 23 УК РФ уголовная ответственность за превышение полномочий предусмотрена лишь ст. 203 УК РФ. Отдельные авторы считают, что «превышение полномочий управленцами коммерческих и иных организаций является частным случаем злоупотребления полномочиями, и отсутствие в законе специальной нормы не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности по статье УК, предусматривающей норму общего характера, каковой в данном случае является ст. 201 УК РФ». Подобной позиции придерживаются и иные авторы. Так, А.М. Минькова считает, что «превышение полномочий в пределах компетенции органов управления... следует рассматривать как частный случай злоупотребления полномочиями».

А.Я. Аснис также утверждает, что «признание нормы, установленной ч. 1 ст. 201 УК РФ, общей по отношению к предусмотренной ст. 203, обусловлено, отсутствием в главе 23 нормы о превышении служебных полномочий, соответствующей ст. 286... в связи с чем превышение служебных полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ 1996 г.».

Однако Уголовный закон (ст. 285 и 286 УК РФ), а также судебная практика различают данные понятия, понимая под злоупотреблением должностными полномочиями «действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица)» (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»).

Превышение же должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые11 (Приложение А):

- относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

- могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

- совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

- никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (абз. 2 п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19).

Названные же выше ученые допускают применение уголовного закона по аналогии, что недопустимо (ч. 2 ст. 3 УК РФ).

Налицо пробел в уголовном законодательстве, восполнение которого видится путем введения отдельного состава преступления в главу 23 УК РФ в виде превышения лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации, своих полномочий.

Определяя место состава превышения полномочий частными детективами и работниками частных охранных организаций, следует обратить внимание на то, что в науке вообще ставится вопрос об исключении данной статьи из Уголовного кодекса РФ. Так, С.В. Изосимов полагает, что данный состав преступления нужно исключить из Уголовного кодекса РФ, так как лица, о которых говорится в данной статье не должны рассматриваться в качестве специальных субъектов. Данная категория служащих, по мнению автора, должна привлекаться к уголовной ответственности на общих основаниях12.

Мы не согласны с приведенной позицией ученого, в силу того, что на федеральном уровне выделены особенности правого положения частных детективов и работников частных охранных организаций, как особых субъектов общественных отношений, осуществляющих негосударственную правоохранительную деятельность, в связи, с чем они должны нести уголовную ответственность за свои противоправные действия, превышающие их служебные полномочия, которые влекут существенное нарушение прав и законных интересов граждан и (или) организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства в целом. Таким образом, состав превышения полномочий частным детективом и работником частной охранной организации относится к служебным преступлениям, направленный против интересов службы в коммерческих и иных организациях, субъектом, которого являются частные детективы и работники частных охранных организаций, имеющих удостоверение частного охранника.

Необходимость выделения превышения полномочий частными детективами и работниками частных охранных организаций в отдельный состав преступления является следствием особого правового статуса субъектов данного преступления, который заключается в возложении на них функции защиты прав и интересов физических лиц и организаций, при осуществлении которой или под видом осуществления которой, при превышении своих полномочий, могут нарушаться права и законные интересы граждан и (или) организаций.


2 Халатность: уголовно-правовые аспекты

2.1 Понятие халатности в уголовном законе и уголовно-правовой литературе

Сущность любого преступления можно познать, прежде всего, благодаря установлению его объекта. За объектом преступления скрывается подлинная антисоциальная природа той или иной категории преступлений, того или иного конкретного преступления. С точки зрения уголовно правовых воззрений, объект преступления представляет собой социально - правовое явление, на которое воздействует преступное деяние. Результатом подобного рода противоправного посягательства является деформация сложившегося в обществе состояния стабильности и порядка вследствие причинения вреда личным или общественным благам. Объект преступления может сформировать лишь такое благо, которое имеет общественную ценность. Любое благо становится общественной ценностью тогда, когда оно оказывается объектом общественных отношений13.

Определение объекта должностного преступления как нормальной деятельности государственного (общественного) аппарата было наиболее распространенным в советской уголовно-правовой литературе. Возможно, поэтому и в наше время многие авторы связывают видовой объект должностных преступлений с деятельностью аппарата государственной власти. Так, Б. В. Волженкин определял объект халатности как нормальную деятельность публичного аппарата управления в лице государственных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, органов местного самоуправления, а также аппарата управления в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ по выполнению стоящих перед ними задач. Т. Б. Басова считает, что сердцевину определения видового объекта должностных преступлений должен составлять государственный аппарат, который представляет собой «систему органов государственной власти или органов государства». Видовой объект преступлений, предусмотренных гл. 30 УК РФ, по мнению этого автора, следует определить как нормальную, регламентированную законом и отвечающую интересам развития общества деятельность аппарата публичной власти.

Такое определение объекта халатности, представляется, на наш взгляд, слишком узким и не отражает всех общественных отношений, которые терпят ущерб при совершении этого преступления (Приложение Б). Понимание объекта должностных преступлений как деятельности государственного аппарата может привести к признанию того факта, что вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения должностными лицами их обязанностей страдает лишь техническая процедура функционирования органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Между тем неисполнение должностным лицом своих обязанностей всегда связано с нарушением определенных прав и интересов граждан, организаций, общества и государства, которые должны обеспечивать органы государственной власти, органы местного самоуправления в процессе своего функционирования.

С. М. Зубарев считает, что в качестве видового объекта преступлений гл. 30 УК РФ выступают интересы службы, сущность которых можно установить, определив: а) социальное предназначение института государственной (муниципальной) службы; б) основные обязанности государственного (муниципального) служащего; в) обязанности по конкретной государственной, муниципальной должности. Проблемность определения объекта должностного преступления через категорию интереса проявляется в том, что рассматривать интерес (благо) в качестве объекта уголовно-правовой охраны вне связи с общественными отношениями нельзя. В качестве объекта преступления благо может выступать только в тех случаях, когда оно, во-первых, выражается в социально полезном общественном отношении, во-вторых, является объектом социально-полезного общественного отношения. Как в первом, так и во втором случае преступное поведение, причиняющее вред этому благу, приводит к нарушению социально полезного общественного отношения.

Категория интереса, хотя и тесно связана с общественными отношениями, непригодна для уяснения сущности и определения границ преступных последствий. Каждое преступление «нарушает» большой объем интересов, которые часто индифферентны для уголовного права. Объем значимых для уголовного права интересов ограничивается рамками того общественного отношения, которое охраняется конкретной нормой уголовного права. Даже в тех случаях, когда в законе прямо указано на вред интересам как последствие преступления, необходим анализ нарушенных общественных отношений. Однако следует признать, что составляющие содержание объекта должностных преступлений общественные отношения выявляются достаточно сложно, и установление интересов государственной, муниципальной службы помогает их определить. Содержание интересов службы можно, в свою очередь, уяснить через определение сущности, назначения государственной, муниципальной службы. Н. М. Коркунов считал государственной службой всякую деятельность на пользу государству, он определял государственную службу как «особое публично-правовое отношение служащего к государству, основанное на подчинении и имеющее своим содержанием обязательную деятельность, совершаемую от лица государства и направленную к осуществлению определенной задачи государственной деятельности». Главная функция государственной службы, и в этом ее суть, – служить обществу, обеспечивать устойчивую связь государства и общества, государства и его граждан14.

Основное свойство государства как института и производных в нем и от него субинститутов, обозначенных прилагательными «государственный», «государственная», «государственное», в том числе государственной службы, состоит в том, что они предназначены сохранять жизненно важные универсальные для всех граждан ценности: внешнюю и внутреннюю безопасность, правопорядок, охрану природы, права и свободы человека, спокойствие и благополучие общества.

В общем виде система государственной службы представляет собой совокупность компонентов, взаимодействующих между собой во имя достижения определенных целей. По содержанию цели государственной службы могут быть социальные, экономические, политические и др. Социальные цели государственной службы обусловлены социальным характером государства и предназначением государственной службы как социального института. В связи с этим органы государственной власти ставят перед собой цели реализации обязательств государства по обеспечению определенного уровня жизни граждан, удовлетворению их материальных и духовных потребностей, а также конституционных требований о поддержке образования, здравоохранения, социального обеспечения, обеспечения занятости, охраны труда, помощи социальным группам с низкими доходами. Экономические цели государственной службы связаны с повышением эффективности государственного регулирования экономики, управления государственной собственностью, поддержкой предпринимательства. Политические цели государственной службы направлены на укрепление правового социального государства, организационно-техническое обеспечение органов государственной власти, создание условий для связи государственного аппарата с населением15.

Сущность интересов государственной и муниципальной службы можно уяснить, обратившись и к положениям федеральных законов «О системе государственной службы РФ», «О государственной гражданской службе РФ», «О муниципальной службе в РФ». Современный законодатель определил государственную службу как профессиональную служебную деятельность граждан РФ по обеспечению исполнения полномочий: Российской Федерации; федеральных государственных органов; субъектов РФ; государственных органов субъектов РФ; лиц, замещающих государственные должности РФ, и лиц, замещающих государственные должности субъектов РФ. Государственная и муниципальная служба РФ осуществляется в соответствии с принципами законности, приоритета прав и свобод человека и гражданина, их непосредственного действия, обязательности их признания, соблюдения и защиты, профессионализма и компетентности служащих. Служащие государственных органов и органов местного самоуправления должны соблюдать законодательство РФ и обеспечивать его исполнение; исполнять должностные обязанности в соответствии с должностным регламентом; соблюдать права и законные интересы граждан и организаций; поддерживать уровень квалификации, необходимый для надлежащего исполнения должностных обязанностей; выполнять обязательства и требования к служебному поведению16.

К служебному поведению государственного гражданского служащего предъявляются такие требования, как: исполнять должностные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне; исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности; осуществлять профессиональную служебную деятельность в рамках установленной законодательством компетенции государственного органа и др. На основании изложенного можно сделать вывод, что интересы службы заключаются в надлежащем, т. е. соответствующем нормам и принципам, установленным законодательством о государственной и муниципальной службе в Российской Федерации, функционировании, деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления во исполнение целей, задач и функций государства, в целях обеспечения его интересов, защиты прав и законных интересов граждан, организаций и общества.

2.2 Объект, субъект и предмет халатности

Ряд авторов полагают, что видовым объектом халатности является осуществляемая в соответствии с законом деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, Вооруженных Сил РФ, других войск и формирований РФ. А. Я. Аснис обращает внимание на то, что объектом преступлений, ответственность за которые установлена нормами, помещенными в гл. 30 УК РФ, является не сама деятельность органов власти и управления, а совокупность общественных отношений, обеспечивающих деятельность этих органов, осуществляемую в соответствии с законом и (или) иными правовыми актами.

Полагаем, что определение объекта должностных преступлений, предложенное А. Я. Аснисом, является более точным и верным. Общественное отношение – это сложное явление, представляющее собой единство нескольких элементов. Среди этих элементов необходимо отметить участников общественных отношений или их субъектов и деятельность участников общественных отношений или социальную связь, которая возникает в результате взаимодействия участников общественных отношений – содержание общественных отношений. Правильная деятельность должностных лиц представляет собой надлежащее отправление ими своего служебного или должностного положения по соображениям служебной целесообразности, «для пользы службы». Должность и служебное положение занимающего должность лица – это совокупность определенных обязанностей, возложенных на данное лицо и соответствующих этим обязанностям предоставленных такому лицу прав и возможностей.

Правомерные «служебные действия» должностного лица – это действия, совершаемые им во исполнение своих обязанностей или во осуществление предоставленных ему прав. Действующий субъект находится в сложном переплетении взаимосвязей с другими субъектами. В силу характера одних взаимоотношений субъект ведет себя пассивно, чтобы сохранить существующий порядок отношений, в других случаях поддержание социально значимых отношений требует определенной активности субъекта. Так, должностное лицо обязано исполнять возложенные на него обязанности, в случае их неисполнения, причиняется вред определенным общественным отношениям, для нормального функционирования которых служащий в силу занимаемого им положения должен был совершить определенные активные действия. Деятельность служащих (должностных лиц) по исполнению своих обязанностей, в пределах их компетенции, представляет содержание общественных отношений, возникающих по поводу осуществления государственной службы и службы в органах местного самоуправления. В свою очередь эти отношения образуют объект, на который посягают преступления, предусмотренные гл. 30 УК РФ. Для точного установления содержания видового объекта халатности необходимо определить образующие его общественные отношения. Определив название гл. 30 УК РФ, законодатель установил, что содержащиеся в ней преступления совершаются против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Государственная служба – это система общественных отношений, возникающих между государственными служащими и государством по поводу исполнения обязанностей по государственной должности, а также между государственным служащим и гражданами, организациями и обществом в целом17.

Посягательства на государственную власть, интересы государственной и муниципальной службы сопровождаются не только нарушением установленного законом порядка деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, но и причинением физического и морального вреда гражданам, имущественного ущерба коммерческим и иным организациям, нарушением прав граждан, причинением другого вида вреда интересам общества и государства. На этом основании ряд авторов говорят о возможности выделения в составе халатности основного видового объекта – нормальной работы государственного аппарата, аппарата местного самоуправления и дополнительного объекта в виде прав и законных интересов граждан, организаций, законных интересов общества и государства.

Полагаем, такое понимание объекта халатности является неверным. При определении объекта халатности важно учитывать особенности должностных преступлений. Это деяния, которые нередко посягают сразу на несколько общественных отношений. Круг их объектов настолько широк, что обнимает почти все правоохраняемые интересы и отношения. Многообъектность этих преступлений выражается в разнообразном характере причиняемого ими вреда. Объект халатности является сложным и состоит из ряда взаимосвязанных между собой общественных отношений. Включение в уголовное законодательство подобных сложных объектов посягательства обусловлено существующей неразрывной связью между наиболее ценными благами, а также способностью преступления причинять вред сразу нескольким общественным отношениям. Не исполняя или ненадлежащим образом исполняя свои должностные обязанности, и тем самым причиняя вред правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства, должностное лицо посягает на общественные отношения, содержание которых составляет законная деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления. Общественные отношения, на которые посягает должностное лицо при совершении халатности, взаимосвязаны и взаимообусловлены. Не следует дробить объект этого преступления на основной – деятельность органов публичной власти и дополнительный – права и законные интересы личности, организаций, общества, напротив, необходимо подчеркнуть единство и не разрывную связь составляющих его общественных отношений18.

Должностные преступления, как отмечал А. К. Квициния, в том числе и халатность, двояко проявляют свою опасность – нарушают функционирование госаппарата и причиняют ущерб другим правоохранительным интересам (государственным, общественным или личным). Государство, устанавливая уголовную ответственность за преступные нарушения нормального функционирования органов власти и управления, в то же время стремится пресечь подрыв их авторитета, престижа в глазах общества и доверия к ним. Халатность опасна многообразными формами причиняемого ею вреда. С одной стороны, это преступление причиняет огромный вред в виде порождаемых ею волокиты и бюрократизма в решении дел, пренебрежительного отношения должностных лиц к интересам и нуждам граждан. С другой стороны, это вызывает у последних чувство недоверия к государственным законам и установленному правопорядку.

Как в современной, так и в уголовно-правовой литературе прошлых лет не существует единого решения проблемы определения непосредственного объекта халатности. Полагаем, непосредственный и видовой объект халатности совпадает. Так, еще А. Б. Сахаров справедливо отметил, что попытка отграничить непосредственный объект каждого должностного преступления от их родового (видового) объекта неизбежно ведет к надуманным абстрактным конструкциям, не имеющим никакой практической ценности. Уголовный закон не дифференцирует ответственность за халатность в зависимости от того, в какой сфере деятельности органов государственной власти или органов местного самоуправления совершено это преступление. Поэтому определение содержания непосредственного объекта халатности, отличного от видового объекта, не имеет какого-либо практического и теоретического значения. Неразрешенным остается вопрос и о предмете халатности. В уголовно-правовой литературе этот вопрос либо не рассматривается вовсе, или отмечается, что халатность – это преступление беспредметное. Такой вывод авторы делают, видимо, исходя из наиболее распространенного понимания предмета преступления, существующего в науке уголовного права, как конкретной материальной вещи, в которой проявляются определенные стороны, свойства общественных отношений (объекта преступления), и путем воздействия на которую виновный причиняет вред определенным общественным отношениям.

Между тем, как справедливо отметил В.К. Глистин, любое материальное отношение содержит ничуть не больше «материала», чем общественное отношение, возникающее по поводу нематериальных благ. Если отсутствует материальный предмет, вещь, по поводу которой возникло отношение, место вещи занимает какое-либо иное благо, духовная, социальная ценность. По поводу них также возникают, существуют общественные отношения. Г. П. Новоселов писал, что преступление не существует не только без объекта и субъекта, но и без предмета посягательства. С учетом этого речь должна идти не о «предметных» и «беспредметных» преступлениях, а о преступлениях, в которых предметом выступают различного рода материальные ценности, и о преступлениях, в которых предметом служат нематериальные ценности. Полагаем, нет основания разграничивать такие понятия, как предмет преступления и предмет общественного отношения. Являясь предметом общественного отношения, благо приобретает социальное содержание. При посягательстве на социальное благо лицо, совершающее преступление, причиняет тем самым ущерб и тому общественному отношению, предметом которого это социальное благо является. Предмет преступления входит в качестве составной части в объект преступления, и проводимое в литературе их разграничение (объект – общественное отношение, а предмет – материальный предмет внешнего мира), как справедливо отмечает В. Д. Филимонов, требует существенного уточнения. Предметом преступления принято считать то, на что воздействует преступник при совершении преступления, если утверждать, что существуют беспредметные преступления – значит, утверждать, что существуют преступления, не оказывающие воздействие на объект. Преступление всегда посягает на предмет общественного отношения, т. е. на социальное благо, по поводу которого возникло это отношение. При этом социальным благом может быть не только субъект общественного отношения или составляющие его предмет материальные ценности. Им может быть и определенное поведение участника общественного отношения19.

Предметом халатности могут выступать как материальные, так и нематериальные блага, в зависимости от природы общественных отношений, на которые посягает халатность. Так, например, если последствием халатности стало уничтожение или повреждение какого-либо имущества, то предметом халатности следует признать это имущество. Если же последствием халатности явился управленческий или организационный вред, личный вред или иной нематериальный вред, предметом халатности являются нематериальные блага, по поводу которых существовали охраняемые правом общественные отношения. Предмет преступления не является необходимым признаком халатности. В целом же значение предмета преступного посягательства состоит в том, что его установление несет определенную практическую нагрузку, позволяет судить о тех изменениях, которые произошли с ним или с общественными отношениями (способствует выявлению характера и размера причиняемого преступлением ущерба), а также о механизме совершения преступления, нарушения его объекта. Именно указание на предмет преступления позволяет выявить объект преступного посягательства.


Заключение

Таким образом, в проблеме определения объекта любого преступления исходным положением, полагаем, является признание объектом преступления совокупности общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Общность объекта преступного посягательства является признаком, объединяющим составы различных преступлений в одной главе Особенной части УК РФ. В единстве объектов проявляется специфика и должностных преступлений. Проблема объекта конкретного должностного преступления, в том числе и халатности, неотделима от проблемы объекта должностных преступлений в целом. Между тем вопрос об объекте преступлений, предусмотренных гл. 30 УК РФ, в науке уголовного права являлся и является одним из самых сложных и дискуссионных.

Действующий уголовный закон относит преступления, составы которых содержатся в гл. 30 УК РФ, к преступлениям против государственной власти, наряду с посягательствами на основы конституционного строя и безопасности государства, а также посягательствами на нормальное функционирование судебной власти и управленческую деятельность исполнительной власти. Родовым объектом всех должностных преступлений в уголовно-правовой литературе признается, практически бесспорно, группа общественных отношений, обеспечивающих легитимность, нормальное существование и функционирование всех ветвей государственной власти и органов местного самоуправления. Поскольку органы местного самоуправления, согласно действующему законодательству Российской Федерации, не входят в систему органов государственной власти, некоторые авторы справедливо отмечают, что название раздела X УК РФ не соответствует его содержанию, так как данными нормами защищаются и интересы органов местного самоуправления. На страницах юридической литературы предлагаются различные определения заглавия раздела X УК РФ: «преступления против государства», «преступления против интересов государственной власти и местного самоуправления», «преступления против публичной власти». В вопросе определения названия раздела X УК РФ, полагаем, следует согласиться с авторами, которые предлагают озаглавить его как «Преступления против публичной власти». Это позволит наиболее полно отразить все общественные отношения, охраняемые этим разделом УК РФ.

Термин «публичная власть» в общей теории государства и права характеризуется как признак, который раскрывает государство как институциональную систему, совокупность институтов власти, государственный аппарат, государственные властные органы, систему военных органов, карательные, репрессивные органы. Публичная власть включает в себя и специальный слой людей, государственных служащих, чиновников, которые осуществляют профессионально властную, управленческую, правотворческую, правосудную, военную и иные виды деятельности. В современной уголовно-правовой литературе существует множество точек зрения и на определение видового объекта должностной халатности. Ряд ученых, исходя из названия гл. 30 УК РФ, полагают, что объект должностных преступлений состоит из нескольких элементов: 1) публичная власть, включающая все ветви государственной власти и местное самоуправление; 2) интересы государственной службы; 3) интересы муниципальной службы.

Важная черта государственной власти состоит в том, что она проявляется в деятельности государственных органов и учреждений, образующих механизм (аппарат) этой власти.


Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

2

3

1

Арест

вид уголовного наказания, назначаемый по приговору суда и заключающийся в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок от одного до шести месяцев.

2

Вина

представляет собой внутреннее отношение лица к своему поведению и к его последствиям.

3

ВИЧ

вирус иммунодефицита человека, вызывающий ВИЧ-инфекцию — заболевание, последняя стадия которого известна как синдром приобретённого иммунодефицита (СПИД).

4

Деяние

действие либо бездействие, запрещенное уголовным законом.

5

Квалификация преступления

установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой.

6

Объект преступления

это совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений, на которые направлено преступное посягательство, причиняющее или создающее угрозу причинения им вреда.

7

Общий объект

это совокупность всех общественных отношений, интересов и благ, охраняемых уголовным законом.

8

Основание уголовной ответственности

совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом.

9

Предмет уголовного права

общественно-правовые отношения, возникающие в связи с реализацией уголовной ответственности, то есть совершением преступления и назначением наказания за него.

10

Предмет преступления

материальные предметы внешнего мира, на которые непосредственно воздействует преступник, и в связи с которыми или по поводу которых, совершается преступление.

11

Преступление

это общественно опасное, противоправное, виновное деяние, совершенное деликтоспособным лицом, за которое предусмотрено уголовное наказание.

12

Преступность

это исторически изменчивое, социальное, уголовно-правовое явление, представляющее собой совокупность всех совершенных преступлений в государстве или отдельном регионе за определенный период.

13

Синдром приобретённого иммунного дефицита

состояние, развивающееся на фоне ВИЧ-инфекции и характеризующееся падением числа CD4+ лимфоцитов, множественными оппортунистическими инфекциями, неинфекционными и опухолевыми заболеваниями.


Список использованных источников

Нормативно-правовые акты

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 2009, № 4, ст. 445.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 05.05.2014, с изм. от 17.06.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 05.06.2014) // Собрание законодательства РФ, 1996, № 25, ст. 2954.

Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека: Постановление Правительства РФ от 17.08.2007 № 522 (ред. от 17.11.2011) // Собрание законодательства РФ. - 2007. - № 35. - ст. 4308.

Учебная литература

Артамонов А. Н. Уголовное право: учебник для высших юридических учебных заведений и юридических факультетов: для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению и специальности « Юриспруденция» / [Артамонов А. Н. и др.]; под ред. Б. Б. Булатова, А. М. Баранова. Москва: Юрайт: Высшее образование, 2010 – 250 с. - ISBN 978-5-98209-118-5.

Башкатов Л. Н. Уголовное право Российской Федерации [Текст]: учебник / [Л. Н. Башкатов и др.]; отв. ред. И. Л. Петрухин, И. Б. Михайловская; Ин-т государства и права Российской акад. Наук. Москва: Проспект, 2011 – 350 с. - ISBN 978-5-16-006208-2.

Володина Л. М. Уголовное право РФ: [Текст] учебное пособие / Л. М. Володина, Н. В. Сидорова; Российская Федерация, М-во образования и науки, ГОУ ВПО Тюменский гос. ун-т, Ин-т дистанционного образования, Ин-т права, экономики и упр. Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та, 2011 – 430 с. - ISBN 978-5-98209-096-6.

Воскобитова Л. А. Уголовное право Российской Федерации [Текст]: учебник для для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 021100 « Юриспруденция» / Воскобитова Л. А. и др.]; отв. ред. П. А. Лупинская; М-во образования и науки Российская Федерации, Московска. Москва: Норма: ИНФРА-М, 2011 - 400 с. - ISBN 978-5-215-02438-6.

Гончарова М. А. Уголовное право РФ [Текст]: особенная часть: учебно-методический комплекс / Гончарова М. А., Кучин А. Ф., Смолин А. Г.; Мордовский гос. ун-т им. Н. П. Огарева, Ковылкинский фил., Каф. Правоведения. Ковылкино: Ковылкинская тип., 2010 – 350 с.

Ендольцева А. В. Уголовное право РФ: учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция», для курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России юридического профиля / [А. В. Ендольцева и др.]; под ред. И. И. Сыдорука, А. В. Енд. Москва: ЮНИТИ: Закон и право, 2011 – 400 с. - ISBN 978-5-8354-0805-4.

Калинкина Л. Д. Уголовное право РФ: практикум: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / [Л. Д. Калинкина и др.]; под ред. Ф. К. Зиннурова, Л. Д. Калинкиной. Москва: ЮНИТИ: Закон и право, 2010 – 380 с. - ISBN 978-5-8354-0856-6.

Крупницкая В. И. Уголовное право РФ [Текст]: сборник программно-методических материалов для студентов всех форм обучения по специальности 030501.65-Юриспруденция / Федеральное гос. образовательное учреждение высш. проф. образования « Сибирская акад. гос. службы»; сост. В. И. Крупницкая. Новосибирск: Сибирская акад. гос. службы, 2011 – 520 с. - ISBN 978-5-8041-0585-4.

Лебедева Е. С. Уголовное право РФ: экзаменационные ответы: студенту вуза / [Лебедева Е. С.]. Москва: Ответ, 2010 – 340 с. - ISBN 978-5-9999-1171-1.

Манова Н. С. Уголовное право РФ [Текст]: конспект лекций / Н. С. Манова, Ю. В. Францифоров. Москва: Юрайт, 2011 – 200 с. - ISBN 978-5-98461-953-0.


Приложение А


Приложение Б

1 Артамонов А. Н. Уголовное право. М.: Юрайт: Высшее образование, 2010 – С. 158.

2 Воскобитова Л. А. Уголовное право Российской Федерации. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011 – С. 253.

3 Володина Л. М. Уголовное право РФ. Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та, 2011 – С. 207.

4 Артамонов А. Н. Уголовное право. М.: Юрайт: Высшее образование, 2010 – С. 159.

5 Воскобитова Л. А. Уголовное право Российской Федерации. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011 – С. 254-255.

6 Володина Л. М. Уголовное право РФ. Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та, 2011 – С. 208-209.

7 Артамонов А. Н. Уголовное право. М.: Юрайт: Высшее образование, 2010 – С. 160.

8 Лебедева Е. С. Уголовное право РФ. М.: Ответ, 2010 – С. 212.

9 Воскобитова Л. А. Уголовное право Российской Федерации. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011 – С. 257.

10 Лебедева Е. С. Уголовное право РФ. М.: Ответ, 2010 – С. 213-214.

11 Лебедева Е. С. Уголовное право РФ. М.: Ответ, 2010 – С. 215.

12 Воскобитова Л. А. Уголовное право Российской Федерации. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011 – С. 258.

13 Башкатов Л. Н. Уголовное право Российской Федерации. М.: Проспект, 2011 – С. 116.

14 Ендольцева А. В. Уголовное право РФ. М.: ЮНИТИ: Закон и право, 2011 – С. 17.

15 Гончарова М. А. Уголовное право РФ. Ковылкино: Ковылкинская тип., 2010 – С. 222.

16 Башкатов Л. Н. Уголовное право Российской Федерации. М.: Проспект, 2011 – С. 118-119.

17 Ендольцева А. В. Уголовное право РФ. М.: ЮНИТИ: Закон и право, 2011 – С. 159.

18 Крупницкая В. И. Уголовное право РФ. Новосибирск: Сибирская акад. гос. службы, 2011 – С. 163.

19 Крупницкая В. И. Уголовное право РФ. Новосибирск: Сибирская акад. гос. службы, 2011 – С. 165.

PAGE   \* MERGEFORMAT 2



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
9528. Правовые аспекты оценки недвижимости 16.78 KB
  Правовые аспекты оценки недвижимости. Связь недвижимости с землей. Право собственности на объект недвижимости и его ограничения. Законодательные требования к оценке объектов недвижимости.
18107. Правовые аспекты антикоррупционной деятельности РК 90.08 KB
  Анализ данной проблемы показывает что командно-распределительная система неизбежно порождает коррупцию ибо материальные и иные блага оказываются в руках бюрократии которая прилагает все усилия для получения всякой пользы для себя. За последние годы в Республике Казахстан в связи с изменениями социально-экономических и политических условий обновляется нормативная база регламентирующая вопросы организации и деятельности государственной службы в том числе вопросы борьбы правоохранительных органов с новыми видами преступлений что привело к...
12631. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА И ВОПРОСЫ ЕГО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ 39.12 KB
  Наличие предпосылок и оснований возникновения представительства орган ведущий уголовный процесс проверяет при вступлении представителя в судопроизводство. физическое или юридическое лицо должно иметь свой интерес в деле и субъективное право на его защиту; зависимость деятельности представителя от объекта защиты представляемого; желание представляемого воспользоваться помощью представителя и согласие последнего быть представляемым; соответствие личности представителя требованиям которые к ним предъявляются законом; 45 допустимость...
20932. ОКАЗАНИЕ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ: ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ 78.42 KB
  Исследовать содержание понятия «бесплатная юридическая помощь»; проанализировать нормативные правовые акты; выявить недостатки оказания бесплатной юридической помощи; разработать пути решения проблем, касающихся бесплатной юридической помощи.
12827. Финансовые и правовые аспекты вексельного обращения в России 17.52 KB
  В современной российской практике возрастает роль векселя как высоколиквидного средства рассчетов и взаимозачетов. Впервые векселя появились в Италии где практически вся торговля находилась в руках менял – банкиров. Наибольшее развитие вексельные отношения получили в Германии поэтому до сих пор эталоном векселя признано считать немецкий вариант. Если на начальной стадии вексель служил лишь средством расчета средневековых торговцев которые опасаясь разбоев на...
11335. ПРАВОВЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВАХ В НОРМАТИВНОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ РФ 93.51 KB
  До настоящего времени идея системного исследования комплекса правовых инструментов применения и использования интеллектуальной сферы в деятельности УИС, как в рамках проводимой реформы вообще и в сфере правовых положений патентного права учитывающей в частности служебные
17533. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УУП ПО РАССМОТРЕНИЮ И РАЗРЕШЕНИЮ ОБРАЩЕНИЙ ГРАЖДАН 36.77 KB
  Институт права граждан на обращения в государственные органы и органы местного самоуправления является ключевым в реализации гражданином своих конституционных прав. В настоящее время Россия идет по пути демократизации общества, значит сейчас для государства одним из приоритетных направлений развития является формирование государственных институтов, органично сочетающих в себе возможности для эффективной реализации народовластия.
12747. Организационно-правовые аспекты деятельности участкового уполномоченного полиции по рассмотрению и разрешению обращений граждан 63.63 KB
  Обращение граждан как механизм реализации и защиты их прав и свобод. Становление и развитие в России института обращений граждан. Право граждан на обращение граждан в органы государственной власти органы местного самоуправления. Виды обращений граждан.
18319. Наркотизм как негативное социальное явление и уголовно-правовые меры противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ 95.22 KB
  Отслеживается рост преступности в сфере нелегального цикла наркотиков; снижение возраста лиц употребляющих наркотические средства либо психотропные вещества; увеличение доли жестких наркотиков в всеобщем объеме наркотических средств и психотропных веществ находящихся в нелегальном цикле. Появляется иной вопрос с кем бороться в первую очередь с наркоманами либо наркоторговцами и изготовителями. Обстоятельный обзор составов правонарушений влекущих уголовную ответственность за нелегальные получение хранение перевозку пересылку...
20439. Политико-правовые отношения, правовые основы и механизмы осуществляемых преобразований в государстве и обществе 86.52 KB
  Во-вторых это право используемое как средство: а властвования и управления; б ограничения власти воздействия на нее правовыми средствами. Нерегулируемая политическая борьба могла бы взорвать общество уничтожить его как форму социального бытия человека и именно поэтому возникает потребность в особой форме организации общественной власти государство и в особой нормативной системе социальной регуляции право которые призваны сохранить целостность общества в его новом состоянии. Государство представляет собой наиболее...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.