Наследование по закону

Основы правовой регламентации наследования по закону.6 Историческое развитие института наследования по закону до принятия части третьей Гражданского кодекса . Общие положения о наследовании по закону в современном гражданском праве РФ . Наследование по закону – одно из двух предусмотренных законом оснований наследования и является наиболее распространенным в быту порядком перехода имущества от умершего субъекта к другим лицам.

2015-09-01

89.03 KB

7 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE  70

 ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава 1. Основы правовой регламентации наследования по закону………..…6

  1.  Историческое развитие института наследования по закону до принятия части третьей Гражданского кодекса ……….………………………………6

1.2. Общие положения о наследовании по закону в современном гражданском праве РФ ……………………………………………………………….…..14

Глава 2. Призвание к наследованию кровных родственников умершего …...22

2.1. Наследники первой-третьей очередей ………..…..…...……………….….22

2.2. Наследование по праву представления …………...…...…………….……39

2.3. Четвертая-шестая очереди наследников ………………………………….42

Глава 3. Иные категории наследников ………………………………..…….....45

3.1. Призвание к наследованию свойственников наследодателя ……..….….45

3.2. Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя ………….………….……50

Заключение………………………………………………………………….…....65

Список использованных источников…………………………………………...68


Введение

Наследственное право относится к одной из наиболее востребованных на практике подотраслей гражданского права. Исторически сложившееся как правовой инструмент, обеспечивающий баланс между общественными и частными интересами в сфере имущественных отношений, наследственное право и в современном мире выступает не только в качестве одного из важнейших способов приобретения права собственности, но и создает условия для защиты имущественных интересов семьи наследодателя1.

Наследование по закону – одно из двух предусмотренных законом оснований наследования и является наиболее распространенным в быту порядком перехода имущества от умершего субъекта к другим лицам. Следует сказать, что наследование по закону является тем общим порядком наследственного правопреемства, осуществление которого обусловлено не завещательной волей наследодателя, а исключительно правилами, закрепленными в нормах  наследственного права.

Актуальность темы исследования обусловливается рядом причин.

Во-первых, многих граждан устраивает именно тот порядок распределения имущества после смерти, который установлен соответствующими нормами наследственного права. К тому же наследование по закону в большинстве правопорядков, и Россия не является в этом отношении исключением, относится к наиболее распространенным основаниям перехода имущества наследодателя к его правопреемникам.  

Во-вторых, смерть всегда неожиданна и далеко не все успевают заблаговременно составить завещание.

В-третьих, для некоторых составить завещание, как бы заглянуть за «черту», что порою сделать не так легко. Людям свойственно гнать от себя мысль о смерти. Но как бы то ни было, факт остается фактом: с наследованием по закону мы встречаемся много чаще, чем с наследованием по завещанию.

Объектом исследования является правовая регламентация наследования по закону в отечественном наследственном законодательстве. Предметом исследования выступают нормы российского наследственного права (как действующие, так и утратившие силу), труды ученых-правоведов по теме работы, а также опубликованные материалы судебной и нотариальной практики.

Основной целью исследования является анализ института наследования по закону в отечественном гражданском праве, выявление имеющихся в данной сфере теоретических и практических проблем и предложение путей их решения. Для достижения указанной цели автор поставил перед собой следующие задачи: проанализировать обще положения о наследования по закону; кратко описать круг законных наследников в российском наследственном праве до 1 марта 2002 года; проанализировать порядок призвания к наследованию правопреемников умершего в составе первой-восьмой очередей, в том числе усыновленных и усыновителей согласно современному отечественному законодательству о наследовании.

Теоретическую базу исследования составили работы Ф.Г. Шерешеневича, В.И. Серебровского, М.В. Гордона, О.Ю. Шилохвоста, Е.А. Суханова, К.Б. Ярошенко, Ю.К. Толстого, М.С. Абраменкова и др.  

Нормативную базу исследования составили Конституция РФ 1993 г., Свод законов гражданских Российской империи, декрет ВЦИК об отмене наследования (1918 г.), Гражданские кодексы РСФСР 1922 и 1964 гг., Указ Президиума Верховного Совета СССР о наследниках по закону и по завещанию (1945), Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., Семейный кодекс РФ 1996 г., часть третья Гражданского кодекса РФ 2001 г. и иные акты.

Эмпирическую базу работы составили опубликованные материалы нотариальной и судебной практики.  

Структура работы построена в соответствии с целью и задачами исследования и включает в себя введение, три главы, объединенные в семь параграфов, заключение и список использованных источников.

 


Глава 1. Основы правовой регламентации наследования по закону

1.1. Историческое развитие института наследования по закону до принятия части третьей Гражданского кодекса РФ

Право наследования относится в настоящее время к числу конституционно гарантированных прав (ч. 4 ст. 35 Конституции РФ)2. Как известно, наследование осуществляется по двум основаниям – по завещанию и по закону. Их соотношение сконструировано в действующем законодательстве так, что наследование по закону имеет место лишь тогда и постольку, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных ст. 1111 Гражданского кодекса РФ3 (далее – ГК, ГК РФ). По сравнению с предшествующим регулированием в ГК РФ завещание как основание наследования поставлено на первое место, что может свидетельствовать о принципиальной позиции законодателя, отдающего безусловный приоритет воле завещателя, самостоятельно распоряжающегося имуществом на случай своей смерти. В то же время, говоря о соотношении указанных оснований перехода имущества по наследству, следует учитывать, во-первых, что их терминологическое обозначение в значительной степени условно, хотя и является традиционным для отечественного гражданского права. Различая «наследование по завещанию» и «наследование по закону», мы имеем в виду то, что в первом случае имущество умершего распределяется в соответствии с его пожеланиями, содержание, пределы и форма выражения которых регламентированы законом, а во втором случае преемство осуществляется только на основании предписаний норм наследственного права. Иными словами, при наследовании по завещанию не идет речи о том, что все правила гражданского законодательства, регламентирующие переход имущества по наследству, должны полностью «отступить» перед волей завещателя. Поэтому более правильным представляется дифференциация оснований наследования следующим образом – наследование без завещания и наследование по завещанию4.

В отечественном гражданском праве нормы о наследовании присутствовали с древних времен – соответствующие правила можно видеть, в частности, в договорах Руси с Византией, в Псковской Судной грамоте, Судебниках 1497 и 1550 гг., в Соборном Уложении 1649 г. и некоторых иных актах5. Тем не менее своему существенному изменению институт наследования был подвергнут в XIX веке, когда произошла кодификация всех норм законодательства нашей страны. Нормы наследственного права, основанные на Соборном уложении 1649 г. и последующих узаконениях, были подвергнуты систематизации в Своде законов Российской империи и на всем протяжении его действия подвергались уже весьма незначительным изменениям. В Своде законов наследственному праву были посвящены гл. 5 разд. I и гл. 1-5 разд. II книги III Свода законов гражданских (т. Х ч. 1).

После Октябрьской революции 1917 г. прежнее законодательство о наследовании не было сразу отменено, а продолжало действовать постольку, поскольку не противоречило «революционной совести и революционному правосознанию». В связи с тем, что первые декреты советской власти не затрагивали наследственных правоотношений, суды продолжали применять нормы Свода законов, касавшиеся состава наследников по закону, порядка составления завещаний и т.п. Разумеется, отпали те нормы старого права, которые относились к сословным привилегиям, ущемляли права женщин при наследовании. Следует также иметь в виду, что, национализировав в 1917-1918 гг. крупную частную собственность, Советская власть не проводила «экспроприацию мелкой и средней буржуазии», допуская, таким образом, существование в этой сфере частноправовых рыночных отношений, что означало и сохранение частной собственности. А потому сохранялась и потребность в регулировании наследственных правоотношений6.

В этот период был издан Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования»7, бесповоротно отменивший старое наследственное право, придав этой отмене обратную силу в отношении всех наследств, не поступивших во владение наследников до его издания, и одновременно установил новые правила перехода имущества умершего, правда, не назвав их наследованием. Декрет исключал завещательные распоряжения собственника относительно своего имущества и допускал наследование исключительно по закону. Наследниками являлись родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, полнородные и неполнородные братья и сестры, а также супруг умершего. При этом никакого различия между родством брачным и внебрачным не делалось, а усыновленные по отношению к усыновителям и усыновители по отношению к усыновленным приравнивались к родственникам по происхождению.

Декретом 1918 г. были заложены основополагающие принципы советского наследственного права, такие, как наделение правом на наследство лиц, близко связанных с наследодателем при его жизни не только семейными и родственными узами, но и иждивенством, признание за супругом права наследования на тех же основаниях, что и за детьми, уравнение в наследственной правоспособности лиц обоего пола8. Вскоре вышеназванный нормативный акт утратил действие в связи с принятием Декрета ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР»9, в котором за супругом и прямыми нисходящими потомками вновь было признано «право наследования по завещанию и по закону».

Переход к НЭПу потребовал изменения правового регулирования общественных отношений в сфере хозяйственного оборота, что и было учтено в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. (далее – ГК 1922 г.), который начал действовать с 1 января 1923 г. Кодекс 1922 года, посвятил наследованию 20 статей (ст.ст. 416-435 ГК 1922 г.). Законом был установлен ряд ограничений в правопреемстве имущества.  В частности ст. 416 ГК РСФСР 1922 года допускала наследование «в переделах общей стоимости наследственного имущества не свыше 10 тыс. золотых рублей, за вычетом всех долгов умершего»10. Исключение составляли права, вытекающих из договоров, заключенных государственными органами с частными лицами (арендных, концессионных и пр.). В стоимость наследства не включалась неполученная, но начисленная заработная плата рабочих и служащих, вознаграждение за медицинскую помощь и за уход во время предсмертной болезни наследодателя, расходы на погребение наследодателя, налоги и пошлины, причитающиеся с наследодателя.     

Следующим ограничением было установление достаточно узкого круга наследников. Согласно ст. 418 ГК РСФСР 1922 г. наследниками по закону и по завещанию могли быть: 1) прямые нисходящие умершего (дети, внуки, правнуки); 2) переживший супруг; 3)  нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее года до его смерти. Иначе говоря, ГК 1922 г. в отличие от Декрета 1918 г., с одной стороны, допустил наследование не только нуждающихся нетрудоспособных иждивенцев, но и некоторых кровных родственников и супруга наследодателя, а, с другой стороны, существенно сократил круг наследников по закону, исключив из него восходящих и боковых родственников наследодателя11.

Наследство согласно ст. 420 ГК РСФСР 1922 г. делилось между всеми законными наследниками поголовно, на равные доли: «При наследовании по закону наследственное имущество делится поголовно на равные доли между всеми лицами, указанными в ст. 418». К тому же, наследники, проживавшие вместе с наследодателем, получали предметы обычной домашней обстановки и обихода: «Из лиц, названных в ст. 418, те, кто совместно проживал с умершим, получают имущество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу, за исключением предметов роскоши, без зачисления в предельную сумму по ст. 416» (ст. 421). Очередности призвания к преемству в имуществе умершего закон не содержал, отсутствовали нормы о наследовании по праву представления. По мнению корифея российской юриспруденции - В.И. Серебровского, нормы Кодекса способствовали «вытеснению и ликвидации капиталистических элементов»12.

Наследственное право СССР и союзных республик было модифицировано Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию»13. Соответствующие изменения были внесены 12 июня 1945 г. в ГК 1922 г.

Указом был  расширен круг наследников путем включения в него родителей, братьев и сестер наследодателя. С введением в действие Указа была установлена очередность призвания к наследованию по закону. В первую очередь подлежали призванию дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные лица (ранее эти лица должны были быть еще и неимущими), состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти (ч. 1 ст. 418 ГК 1922 г.). Во вторую очередь призывались трудоспособные родители, а при их отсутствии - в третью очередь – братья и сестры умершего (ч. 3 ст. 418 ГК 1922 г.). В отношении нисходящих наследников вводилось наследование по праву представления, в рамках которого призвались к наследованию внуки и правнуки  наследодателя в случае, если их родитель умер раньше наследодателя. Подвергся изменению размер законных наследственных долей внуков и правнуков, которые наследовали не в равных с прочими наследниками долях, а делили между собой поровну долю, причитавшуюся их родителю14.

Наследственное право, после внесенных Указом изменений, не подвергалось существенным изменениям вплоть до принятия в 1961 году Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик.

Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик были утверждены Верховным Советом СССР  8 декабря 1961 г. и введены в действие с 1 мая 1962 года (далее – Основы ГЗ 1961 г.)15. Регулирование наследственных правоотношений было представлено в данном нормативно-правовом акте в разделе VII, который включал в себя пять статей (ст.ст. 117-121 Основ ГЗ 1961 г.). Существенным нововведением было  включение в состав первой очереди наследников по закону родителей умершего независимо от их трудоспособности (ч. 1 ст. 118 Основы ГЗ 1961 г.) и отнесение иждивенцев наследодателя к наследникам «скользящей очереди», т.е. они стали наследовать вместе с той очередью наследников, которая призвалась к наследованию (ч. 4 ст. 118 Основы ГЗ 1961 г.).

С принятием в 1964 г. Гражданского кодекса РСФСР16 (далее – ГК РСФСР 1964 г.) институту наследования было уделено больше внимания, чем в ГК 1922 г. В ГК 1964 г. институту наследования было уделено больше внимания, чем в ГК 1922 г. Например, ст. 538 ГК 1964 г. воспроизводила уже общепризнанные к тому времени в судебной практике положения, что на наследника, к которому переходит жилой дом, завещатель вправе возложить обязательство предоставить другому лицу пожизненное пользование этим домом или определенной частью его. При этом, однако, предусматривалось, что при последующем переходе права собственности на дом или его часть право пожизненного пользования сохраняет силу. Кроме того, впервые в законе было прямо предусмотрено также известное юридической науке и практике положение о том, что наследник отвечает по завещательному отказу в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества за вычетом падающей на него части долгов наследодателя, а если он имеет право на обязательную долю - то и за вычетом стоимости обязательной доли.

В ст. 538 ГК было прямо предусмотрено, что в случае смерти до открытия наследства лица, на которое было возложено исполнение завещательного отказа, либо в случае непринятия им наследства обязанность исполнения завещательного отказа переходит на других наследников, получивших его долю. Таким образом можно сказать, что законодатель снова был вынужден во многом возвратиться к той модели завещательных отказов, которая существовала в русском дореволюционном гражданском праве17.

Следует сказать, что в соответствии с положениями ГК РСФСР 1964 г., были добавлены новые категории наследников - во вторую очередь включены были братья и сестры умершего, его дед и бабка, как со стороны отца, так и со стороны матери. Новеллой Гражданского кодекса РСФСР 1964 года следует считать установление круга лиц, которые вследствие совершенных ими противоправных действий не могли быть призваны к наследованию. Как гласила ст. 531 ГК РСФСР 1964 года: «Не имеют права наследовать ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими противозаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали призванию их к наследованию, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

Не могут наследовать по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах на момент открытия наследства, а также родители и совершеннолетние дети, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя, если это обстоятельство подтверждено в судебном порядке»18.

Хотя раздел ГК 1964 г. о наследственном праве продолжал действовать вплоть до 1 марта 2002 г. без каких-либо существенных перемен, основополагающие изменения, происходившие с начала 1990-х гг. в базовых принципах построения гражданского оборота, коснулись и перехода имущества после смерти гражданина к другим лицам. Прежде всего, произошло уравнение частной собственности с другими формами собственности, были существенно ограничены законодательные запреты, касающиеся видов имущества, которое может принадлежать гражданам. Объектом собственности гражданина, а значит, и объектом наследственного преемства, могли теперь быть земельные участки и другая недвижимость, сложные имущественные комплексы, пакеты акций, многообразные имущественные права, прежде всего связанные с ценными бумагами и интеллектуальной деятельностью19. Все это в конечном итоге определило основные направления реформирования наследственного права, которое было осуществлено в части третьей Гражданского кодекса РФ 2001 г.

Действовавший в 1992-2002 гг. разд. VI «Наследственное право» Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г. никак не повлиял на порядок регулирования отношений связанных с наследованием20.  

Как видно из анализа, проведенного в настоящем параграфе динамика изменения норм о наследовании на протяжении исследованного в данном параграфе периода времени достаточно положительно отражалась на жизни общества (отмена особого режима наследования вкладов, постепенное расширение числа очередей, учет интересов социально незащищенных лиц и др.). Все произошедшие социально-экономические и политические изменения в обществе требовали внесения существенных изменений в регулирование наследственных правоотношений, что и было осуществлено. Подводя итог необходимо отметить, что с момента становления наследственного права характер его институтов постепенно приобрел окрас капитализма, стал более приспособлен к условиям рыночных отношений. Интересы собственника вышли на первый план.

1.2. Общие положения о наследовании по закону

в современном гражданском праве РФ

Наследование по закону в РФ на современном этапе развития гражданского оборота регулируется, прежде всего, нормами главы 63 ГК РФ. Структурное расположение главы, посвященной наследованию по закону, отличается от  существовавшего ранее в  ГК РСФСР 1964 года – она теперь помещена после главы 62 («Наследование по завещанию»). Подобный подход к систематике норм свидетельствует о принципиальной позиции законодателя, отдающего безусловный приоритет воле завещателя, самостоятельно распоряжающегося имуществом на случай своей смерти. В то же время, говоря о соотношении указанных оснований перехода имущества по наследству, следует учитывать, во-первых, что их терминологическое обозначение в значительной степени условно, хотя и является традиционным для отечественного гражданского права.  Во-вторых, по мнению некоторых авторов, подобное расположение соответствующей главы не совсем удачно, так как многие ее статьи нередко отсылают к статьям предыдущей главы. Поэтому сторонники данной считают, что наиболее оправданным с практической точки зрения было бы размещение главы о наследовании по закону после общих положений о наследовании. Иными словами, логичнее было бы сначала овладеть знаниями о том, как происходит наследование в его «стандартном» проявлении, а уж потом получит представление о способах изменения порядка, установленного законом21.

Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, прямо установленных ГК (ст. 1111). Таким образом, можно сделать вывод о том, что наследование по закону осуществляется в случаях, когда: не имеется завещания; завещания (одно, несколько или все) признаны судом недействительными; завещательные распоряжения касаются только части наследства, поэтому оставшаяся не завещанной часть наследственного имущества переходит к наследникам в порядке законного наследования; в завещание содержатся иные распоряжения, которые не меняют порядок наследования по закону.

Круг наследников по закону строится на личной связи наследников с наследодателем – брака и родства, усыновления, отношений свойства (отношения родственников одного супруга и родственников другого супруга) и предоставления наследодателем содержания наследнику (иждивение). Наследниками по закону, связанными с наследодателем родством, признаются лица, относящиеся к прямой восходящей, прямой нисходящей и боковой линиям родства с ограничениями определенной степенью кровной близости (не далее пятой степени боковой линии родства)22.

Родство – это  кровная  связь  между гражданами,  основанная  на  происхождении.  Степень  родства  устанавливается количеством рождений,  связывающих родственников. При определении  степени родства рождение  одного  из  них (применительно  к  наследственным  отношениям -  рождение наследодателя) не учитывается. Чем дальше биологически родственники отстоят друг от друга,  тем  большая  степень  родства  их  связывает.  Так,  мать  и  дочь  состоят  в  первой степени родства, дедушка и внуки - во второй, прабабушка и правнуки - в третьей23.

Согласно п. 1 ст. 1141 ГК, наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, что является одним из основных принципов наследования по закону. Именно принадлежность к определенной очереди определяет предпочтительный статус наследника по отношению к другим. При этом наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей. Их может не быть, например, в случае физического отсутствия, либо когда они не принимают наследство по собственной воле, либо просто отказываются от наследства, либо они экгередированы, т.е.  лишены права наследовать (exheres — лицо, лишенное наследства), либо отстранены от наследования, либо не имеют права наследовать по каким- либо другим причинам. Наследники одной очереди наследуют в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления, п. 2 ст. 1141 ГК РФ.

Еще со времен римского права все наследники по закону подразделяются на sui heredes (своих наследников), или heredes recti (прямых наследников) и на heredes remotiores (отдаленных наследников), или, по-другому, «боковых» наследников. «Свои», или «прямые», наследники, т.е. члены одной семьи, близкие родственники, проживавшие, как правило, вместе и имевшие одно хозяйство, делятся, в свою очередь, на heredes natus или heredes proximi (наследников по нисходящей линии, по рождению) и на наследников по восходящей линии, получавших «скорбное наследство» (hereditas luctuosa), например, когда родители, пережившие своих детей, получают их имущество в порядке наследования24.

Назовем состав каждой очереди наследников по закону. В первую очередь входят дети, супруг и родители наследодателя, а также наследующие по праву представления внуки наследодателя и их потомки (ст. 1142 ГК РФ). Изменение этой очереди по сравнению с ГК 1964 г. состоит, по существу, только в том, что перечень наследников, наследующих по праву представления, теперь не замыкается правнуками наследодателя: наследовать по праву представления могут и более дальние его потомки - праправнуки и даже их потомки. Во вторую очередь (ст. 1143 ГК РФ) входят полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери, а также наследующие по праву представления дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя (племянники и племянницы наследодателя). Третья очередь - это полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя (дяди и тети наследодателя), а также наследующие по праву представления двоюродные братья и сестры наследодателя (ст. 1144 ГК РФ).

Наследниками по закону четвертой очереди являются родственники третьей степени родства - прадедушки и прабабушки наследодателя.

Состав наследников второй, третьей и четвертой очередей по закону совпадает с тем, что был предусмотрен ст. 532 ГК 1964 г. в редакции Федерального закона от 14 мая 2001 г. N 51-ФЗ. Последующие же очереди в ГК 1964 г. вообще не предусматривались.

В соответствии с частью третьей ГК РФ (ст. 1145) в качестве наследников пятой очереди наследуют родственники четвертой степени родства - дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные дедушки и бабушки).

Шестую очередь составляют родственники пятой степени родства - дети двоюродных внуков и внучек наследодателя (двоюродные правнуки и правнучки), дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети).

В седьмую очередь входят не родственники, а свойственники - пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя.

К числу наследников по закону относятся также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя. Они наследуют совместно с наследниками по закону призываемой к наследованию очереди, а при отсутствии других наследников по закону нетрудоспособные иждивенцы, не входящие в круг наследников первой - седьмой очередей, наследуют самостоятельно в качестве наследников последней, восьмой, очереди (ст. 1148 ГК РФ).

В каждую из очередей, кроме двух последних - седьмой и восьмой, входят родственники наследодателя. Они наследуют  совместно с наследниками  по закону призываемой к наследованию очереди, а при отсутствии других наследников по закону нетрудоспособные иждивенцы, не входящие в круг наследников первой – седьмой  очередей, наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди (ст. 1148 ГК)25.

Следует отметить, что подобный широкий круг наследников по закону предусмотрен законодательством развитых стран, а также был установлен в законодательстве дореволюционной России. Вместе с тем, как показывает опыт других стран, недостатком подобной системы является сложность доказывания наличия родственных связей. Такие дела должны рассматриваться в порядке особого производства при отсутствии спора о праве и ответчика. При наличии достаточных доказательств и отсутствии возражений со стороны третьих лиц суды признают наличие родственных связей26.

Очередность наследования означает, что вначале призываются наследники первой очереди. Если нет наследников первой очереди, призываются наследники второй очереди и далее, если нет наследников предшествующих очередей или они признаны недостойными наследниками и отстранены от наследства (ст. 1117) или лишены наследства (п. 1 ст. 1119), не приняли наследства либо все наследники отказались от него, наследство становится выморочным (ст. 1151) и переходит к государству. Наличие хотя бы одного наследника предшествующей очереди исключает призвание наследников последующих очередей. Следовательно, основаниями призвания к наследованию последующей очереди наследников являются, согласно ч. 2 п. 1 ст. 1141 ГК, те случаи, когда: на момент открытия наследства нет в живых никого из наследников предшествующих очередей, т.е. соответствующие наследники отсутствуют; все наследники предшествующих очередей оказались недостойными и не могут наследовать по основаниям ст. 1117 ГК; все наследники предшествующих очередей лишены завещателем наследства, что предусмотрено завещанием (ст. 1119, 1124); никто из наследников предшествующих очередей не принял наследства (ст. 1152, 1153), ввиду чего наследство не получило правопреемников из числа наследников по закону этих очередей; все наследники предшествующих очередей отказались от наследства безусловно, т.е. без указания лиц, в пользу которых совершается отказ от наследства (ст. 1157, 1158)27.

Судебная практика, как правило, исходит из строгого соблюдения правил об очередности призвания к наследованию. Так, определением Московского городского суда от 29.06.2010 г. по делу № 33-19097-2010 был удовлетворен иск о признании за лицом – наследником первой очереди – права собственности в порядке наследования и отклонены аналогичные требования сестры умершего, так как призвание ее к наследованию в данном случае невозможно28.    

В случаях, когда наследственные правоотношения возникли до введения в действие части третьей ГК РФ то к ним должны применяться нормы законодательства, действовавшего в момент открытия наследства однако это не всегда так. Если обратиться к положениям Федерального закона «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» от 26 ноября 2001 г. № 147-ФЗ29 (далее – ФЗ №147), можно увидеть некоторые исключения из правила о подчинении наследственных правоотношений нормам ранее действовавшего законодательства. Согласно ст. 6 ФЗ №147  «Применительно к наследству, открывшемуся до введения в действие части третьей Кодекса, круг наследников по закону определяется в соответствии с правилами части третьей Кодекса, если срок принятия наследства не истек на день введения в действие части третьей Кодекса либо если указанный срок истек, но на день введения в действие части третьей Кодекса наследство не было принято никем из наследников, указанных в статьях 532 и 548 Гражданского кодекса РСФСР, свидетельство о праве на наследство не было выдано Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию или наследственное имущество не перешло в их собственность по иным установленным законом основаниям. В этих случаях лица, которые не могли быть наследниками по закону в соответствии с правилами Гражданского кодекса РСФСР, но являются таковыми по правилам части третьей Кодекса (статьи 1142-1148), могут принять наследство в течение шести месяцев со дня введения в действие части третьей Кодекса». То есть, лица являвшиеся наследниками по закону в соответствии с ранее действовавшим законодательством и являющиеся таковыми в соответствии с действующим Гражданским кодексом РФ, имели право  на принятие наследства в установленный законом срок.

Наиболее существенным изменением в законодательстве о наследовании стало увеличение числа очередей наследования. Прежде всего, это было сделано для того чтобы свести к минимуму случаи выморочности, так как по мнению законодателя хоть кто-то из числа наследников входящих в поименованные Гражданским кодексом РФ восемь очередей унаследует имущество наследодателя. Сама структура построения их построения основана на принципе семейной близости, наиболее заметно это отраженно в построении первых трех очередей, так как  в эти  очереди включены наиболее близкие к наследодателю родственники. В литературе по наследственному праву такое построение названо «молчаливым завещанием», считается, что это соответствует предполагаемой воле умершего.


Глава 2. Призвание к наследованию кровных

родственников умершего

2.1. Наследники первой-третьей очередей

В современном российском праве к первой очереди наследников законодатель отнес детей, супруга и родителей наследодателя. Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления. Подобная последовательность не случайна. Дети являются наследниками по нисходящей линии. Известный русский цивилист И.А. Покровский писал: Можно ли, прежде всего, отказаться от наследования нисходящих? Очевидно, нет: это значило бы, прежде всего, отнять у родителей уверенность в том, что результаты их трудов пойдут тем, интересы которых составляли главную заботу их жизни, и вследствие этого вызвать то же ослабление народной энергии. Конечно, при сохранении завещательного права дети могут быть обеспечены завещанием родителей, но, во-первых, завещание не всегда может быть совершено, а, во-вторых, все это уничтожение законного наследования нисходящих практически превратилось бы тогда в установление всеобщей обязательности завещания. С другой стороны, лишение детей законного наследования выбрасывало бы их тотчас после смерти родителей на улицу часто в совершенно беспомощном состоянии. Вследствие этого вопрос о наследовании нисходящих также серьезно не ставится»30.

Основным правовым актом, определяющим правовой статус родителей и детей, в том числе порядок установления происхождения ребенка от определённых лиц, материнства и отцовства является Семейный кодекс РФ (далее – СК, СК РФ)31.

Так, в частности, материнство (происхождение ребенка от матери) устанавливается органом ЗАГС на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинском учреждении, а в случае рождения ребенка вне медицинского учреждения - на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств.

Отцовство супруга матери ребенка удостоверяется записью об их браке. В случае рождения ребенка от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное в установленном порядке. Установление отцовства, как и оспаривание отцовства (материнства), может устанавливаться в судебном порядке в соответствии с нормами СК РФ. Важно, что при установлении отцовства дети, родившиеся от лиц, не состоящих в браке между собой, имеют такие же права и обязанности по отношению к родителям и их родственникам, какие имеют дети, родившиеся от лиц, состоящих в браке между собой32.

Таким образом, право детей наследовать по закону сомнению не подлежит и вряд ли будет оспариваться когда-нибудь. Естественно, дети были, есть и будут самыми первыми наследниками умершего. Очень часто понятия «наследник» и «сын» («наследница» и «дочь») используются как слова-синонимы. Также близки по смыслу выражения «потомки» и «наследники». Кто может быть потомками, как не дети? Все эти очевидные вещи и легли в основу указания в ГК РФ в числе первых наследников в первой очереди — детей наследодателя. В любом случае для установления факта родственных отношений с наследодателем как с родителем, наследнику необходимо будет представить документальное тому доказательство - либо свидетельство о рождении, либо соответствующее решение суда, которым установлен юридически значимый факт родственных отношений с умершим, если на наследство претендует рожденный не в браке.

Наряду с родителями и детьми в первую очередь наследников по закону входит супруг наследодателя. Супруги в большинстве случаев родственниками не являются. Статус супруга приобретается в соответствии с положениями СК. Права и обязанности супругов, в том числе право быть призванным к наследованию после смерти супруга в качестве его наследника первой очереди по закону, возникают при условии и со дня государственной регистрации заключения брака в органах загса (ст. 1, 10 СК РФ). В российском праве признается тот брак, который заключен только в органах записи актов гражданского состояния. Такой брак именуется гражданским, т.е. оформленным юридически по правилам гражданского (социального) общества, а не по церковным канонам, однако действующее законодательство такого понятия не содержит, впрочем, как и ранее действовавший Кодекс о браке и семье РСФСР. Следует также отличать понятие гражданского брака от фактических брачных отношений, в просторечии именуемых сожительством (concubinatus), ибо такие отношения не порождают юридических последствий, сравнимых с теми, которые возникают при оформлении брака в органах ЗАГС.

Лицам, зарегистрировавшим брак в порядке, установленном законом, выдается свидетельство о заключении брака. Указанный документ имеет доказательственное значение и подтверждает наличие у лица определенных субъективных прав, например, на получение алиментов, пенсии, жилищных и наследственных прав. Статус государственной регистрации придает браку законность, так как с юридической точки зрения ни церемония бракосочетания в церкви, ни брак, заключенный по местным или национальным обрядам, не являются браком и не порождают никаких правовых последствий.

Единственным исключением из этого общего правила является нахождение граждан в фактических, признанных в судебном порядке брачных отношениях, возникших до 8 июля 1944 г. и продолжавшихся после 8 июля 1944 г. до смерти одного из супругов. Это обстоятельство должно быть подтверждено в судебном порядке в соответствии с нормами гражданского процессуального законодательства.

В качестве документа, подтверждающего фактические брачные отношения, нотариус принимает копию решения суда, вступившего в законную силу. Факт состояния (нахождения) в фактических брачных отношениях устанавливается судом в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством. Следует иметь в виду, что такой факт может быть установлен только при наличии следующей совокупности обстоятельств: только в случае смерти одного или обоих супругов; только в случае, если фактические брачные отношения возникли в период с 1926 г. по 8 июля 1944 г.; только  если  фактические  брачные  отношения  продолжались до  смерти  одного  из лиц, состоявших в них; никто из супругов до смерти не должен был состоять в другом браке.

При доказанных в таком порядке фактических брачных отношениях выдача свидетельства о праве на наследство также возможна, хотя встречается сейчас, естественно, крайне редко. В качестве документа, подтверждающего фактические брачные отношения, нотариус принимает копию решения суда, вступившего в законную силу.

Как отмечается в литературе, на практике не так уж редко приходится встречать решения судов, которыми установлен факт нахождения (состояния) лиц в фактических брачных отношениях, возникших после 8 июля 1944 г. Подобные решения судов противоречат закону. По сути, в данном случае судом устанавливается факт, не имеющий юридического значения, так как подобные отношения, сколь бы долго они не продолжались, не могут быть признаны государством33. Приведём пример из судебной практики.

Так, 20.05.2010 решением Дульдургинского районного суда Агинского Бурятского автономного округа от 20 мая 2010 г. по делу N 68-Вп02-1 по заявлению Ч. об установлении факта нахождения в фактических брачных отношениях был установлен факт нахождения в фактических брачных отношениях. Заявительница указала, что в период с 5 января 1965 г. по 11 октября 1997 г. проживала совместно с А. в фактических брачных отношениях, они вели общее хозяйство, имели совместных детей А.А. и А.Т., в органах загса их отношения зарегистрированы не были, они проживали на стоянке, работали чабанами в колхозе, в 1997 году А. умер. При обращении в органы загса ей было отказано в выдаче свидетельства о заключении брака, вследствие чего она не может вступить в права наследования после смерти А. Суд, заслушав заявителя и свидетелей, установил факт состояния в фактических брачных отношениях заявительницы с гр. А., решение в кассационном порядке не обжаловалось и вступило в законную силу 31.05.2010. Однако на это решение впоследствии был принесен протест заместителем председателя ВС РФ. В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, внесенном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, был поставлен вопрос об отмене указанного решения. По результатам рассмотрения материалов дела, обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. 

Разрешая данное дело, суд первой инстанции не учел изложенных разъяснений и вопреки действующему законодательству рассмотрел заявление Ч. и установил факт нахождения в фактических брачных отношениях, возникших после 8 июля 1944 г., который не порождает юридических последствий, поскольку после 8 июля 1944 г. только зарегистрированный в органах ЗАГС брак порождает права и обязанности супругов, т.е. рассмотрел дело, не подлежащее рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Решение Дульдургинского районного суда Агинского Бурятского автономного округа от 20 мая 2009 г.  было отменено34.

Помимо заключения браков в органах ЗАГС, также допускается регистрация указанного юридического факта и за пределами территории РФ, в том случае, если граждане РФ, находятся в момент изъявления желания о вступлении в брак на территории другого государства. Подобные браки регистрируются дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями (ст. 157 СК РФ). Брак, заключенный между гражданами РФ за ее пределами, но с соблюдением порядка регистрации брака, существующего в стране их пребывания и при соблюдения ими требований ст. 14 СК РФ, будет признан действительным на территории РФ и повлечет соответствующие последствия, в т.ч. в наследственно-правовой сфере.

В случае признания брака недействительным он не порождает никаких прав и обязанностей для лиц, в нем состоявших, в том числе и наследственных прав. Брак признается недействительным со дня его заключения (п. 4 ст. 27 СК РФ). Поэтому лицо, состоявшее с наследодателем в недействительном браке, не входит в число наследников первой очереди по закону и в том случае, когда решение суда о признании брака недействительным вступило в законную силу после открытия наследства. В п. 1 ст. 28 СК РФ приводится перечень лиц, правомочных предъявлять в суд требование о признании брака недействительным. Следует отметить, что данный перечень ограничен, что обусловливается теми требованиями, на основании, которых заинтересованное лицо просит признать брака недействительным: требования искового заявления могут вытекать из положений ст. 14 СК РФ, то есть касаться объективных препятствий к заключению брака, поэтому лицо, заинтересованное в увеличении своей наследственной доли или в призвании к наследованию, вправе предъявить таковой иск  после смерти одного из супругов. При отсутствии же добровольного согласия одного из супругов на заключение брака (в результате принуждения, обмана, заблуждения или невозможности в силу своего состояния в момент государственной регистрации заключения брака понимать значение своих действий или руководить ими), а равно в случае фиктивности брака возможность посмертного предъявления иска о признании брака недействительным имеется только у пережившего супруга и у прокурора.

Если супруг вступил в новый брак после прекращения предыдущего брака вследствие смерти (объявления умершим) супруга, то это обстоятельство не влияет на право пережившего супруга наследовать имущество умершего супруга в качестве наследника первой очереди.

Как известно, все приобретенное в браке имущество является совместной собственностью супругов (законный режим имущества супругов), независимо от того, на имя кого из супругов оно оформлено, за исключением полученного каждым из них по безвозмездным сделкам (ст.ст. 34-36 СК). Допускается также возможность признания в судебном порядке имущества, нажитого каждым из супругов в период их раздельного проживания в случае прекращения семейных отношений (без расторжения брака), собственностью каждого из них (п. 4 ст. 38 СК РФ), а также может быть признано совместным имущество, хотя бы и приобретенное одним из супругов до вступления в брак, но при условии, что в период брак указанное имущество было подвергнуто значительным улучшениям, которые производились за счет средств обоих супругов (ст. 37 СК). Уже факт того, что наследодатель состоял в браке, учитывается при определении состава и объема наследственного имущества. Доля умершего супруга в нажитом во время брака имуществе входит в состав наследства и переходит к его наследникам, а доля пережившего супруга в наследство не включается (ст. 1150 ГК РФ).

В случае смерти одного из супругов или обоих супругов их доли в общем имуществе признаются равными, как и при прижизненном разделе супружеского имущества (ст. 39 СК РФ). Отступление от начала равенства долей супругов в их общем совместном имуществе допускается по инициативе суда, исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал имущество супругов в ущерб интересам семьи (п. 2 ст. 39 СК РФ).

Доля умершего супруга в общем имуществе наследуется по общим правилам наследственного правопреемства. Переживший же супруг имеет право собственности на свою долю в этом имуществе, независимо от того, призван он к наследованию или нет, а если призван, то не имеет значения, по какому основанию - по закону или по завещанию, и принял ли он наследство, а потому вправе определить эту долю в общем имуществе, нажитом в период брака. Доля пережившего супруга может быть определена нотариусом по месту открытия наследства путем выдачи свидетельства о праве на долю в общем имуществе супругов в соответствии со ст. 75 Основ законодательства РФ о нотариате. Свидетельство подтверждает право пережившего супруга на одну вторую долю перечисляемых в свидетельстве вещей и имущественных прав.

Такое свидетельство выдается по письменному заявлению пережившего супруга с извещением наследников, принявших наследство. Выдача свидетельства может быть оспорена  в судебном порядке заинтересованными лицами. Свидетельство о праве на долю в общем имуществе супругов может быть признано недействительным и по иску кредиторов наследодателя. Приведем примеры из судебной практики.

К. и С. состояли в браке. В период брака ими были приобретены автомобили «Мицубиси-Паджеро», «Ниссан-Датсун», «Ниссан-Санни», доли в уставном капитале ООО, общая стоимость которых составляет 163 396 руб. 25 коп. Все это имущество было оформлено на имя К. В августе 1998 г. К. умер. С. приняла наследство после его смерти, подав в нотариальную контору соответствующее заявление.

X. обратился в суд с иском к С. о взыскании суммы долга и процентов за пользование чужими денежными средствами. Он сослался на то, что заключил с К. договор займа, по которому передал К. 50 тыс. долл. США с условием возврата 1 сентября 1998 г. В связи со смертью К. долг истцу возвращен не был. X. просил возложить обязанность по исполнению условий договора на С. как на наследницу должника по закону. Решением Магаданского городского суда Магаданской области от 27 июня 2000 г. иск X. удовлетворен: с С. в его пользу взыскано 163 395 руб. 25 коп. Рассмотрев дело в порядке надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение суда и передала дело на новое судебное рассмотрение, поскольку суд не применил ст. 34 СК РФ и неправильно, без учета права С. на супружескую долю в имуществе, определил стоимость наследства. По утверждению С., действительная стоимость перешедшего к ней в порядке наследования имущества составляет 1/2 часть от 163 396 руб. 25 коп. Только в этих пределах она отвечает по долгам наследодателя. Доказательств того, что перечисленное имущество не является общим, а принадлежало лично К. (было ему подарено и т.д.), суду представлено не было35.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании дело по иску Ш.А.А. к Ш.Л.А., Ш.О.А., Д.Т.А., обществу с ограниченной ответственностью «Проммонтаж», закрытому акционерному обществу «Белореченское монтажное управление специализированное» о признании права собственности на супружескую и наследственную долю в совместно нажитом имуществе, признании недействительными свидетельств о праве на наследство по закону, по надзорной жалобе Ш.А.А. на определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 4 декабря 2008 года.

Истица ссылалась на то, что 2 сентября 2007 года умер ее муж Ш.А.И., с которым она состояла в браке с 1980 года. В период совместной жизни Ш.А.И. приобретено ООО «Проммонтаж» и акции ЗАО «Белореченское монтажное управление специализированное», где он стал единственным учредителем. После смерти Ш.А.И. наследниками первой очереди являлись она (истица), три дочери умершего и его мать, которая отказалась от наследства в пользу детей умершего. Несмотря на то, что заявлений об отказе от права собственности на супружескую долю она не подавала, свидетельства о праве собственности на наследство по закону выданы нотариусом всем наследникам поровну (по 1/5 доле), без учета её супружеской доли в наследственном имуществе. Между тем, поскольку ООО «Проммонтаж» и акции ЗАО «Белореченское монтажное управление специализированное» приобретены Ш.А.И. в период брака, истица просила суд признать за ней право на 3/5 доли указанного имущества. Решением Белореченского районного суда Краснодарского края от 20 октября 2008 года исковые требования Ш.А.А. удовлетворены36.

Что касается третьей категории наследников первой очереди — родителей, то их статус доказывается аналогично доказыванию статуса ребенка. Родители наследодателя – лица, от которых он ведет свое происхождение. Определенные лица признаются отцом или матерью умершего по тем же основаниям, предусмотренным семейным законодательством, по каким наследодатель приобретает гражданское состояние ребенка (одного из детей) по отношению к этим же определенным лицам, признаваемым родителями. Документом, подтверждающим статус родителей (отца и матери) наследодателя, является свидетельство о рождении лица, являющегося наследодателем, либо судебное решение об установлении юридического факта родства с наследодателем по основаниям, предусмотренным семейным законодательством.

 Мать является наследницей после смерти любого из детей, отец наследует после смерти детей на тех же основаниях, что и дети наследуют после него. Не имеют права наследовать после смерти детей родители, лишенные в отношении этих детей родительских прав и не восстановленные в родительских правах к моменту открытия наследства. Данное положение предусмотрено п. 1 ст. 1117 ГК, корреспондируя ст. 71 СК, согласно которой родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав37.

Насколько оправданно включение в первую очередь родителей наследодателя? Этот вопрос несколько сложнее ввиду того, что родители обыкновенно меньше зависят от детей, чем дети от родителей. Однако он должен быть решен в положительном смысле: родители в свое время заботились о детях, обязаны были давать им содержание и сплошь и рядом имеют в них на старости единственную поддержку38. Ввиду этого во всех западноевропейских законодательствах наследственное право восходящих признается бесспорным.

Круг наследников по закону, призываемых к наследованию в первую очередь, расширен с учетом положений ст. 1147 ГК РФ, определяющей порядок наследования усыновленными и усыновителями. В соответствии с пп. 1 и 2 этой статьи при наследовании по закону усыновленный и его потомство, с одной стороны, и усыновитель и его родственники — с другой, приравнены к родственникам по происхождению (кровным родственникам)39. Это означает, что усыновленный и усыновитель входят в первую очередь наследников по закону подобно родителям и детям, а потомки усыновленного наследуют по закону после смерти усыновителя по праву представления подобно внукам усыновителя и их потомкам несмотря на то, что в числе наследников по закону первой очереди, перечисленных в ст. 1142 ГК РФ, эти лица не названы. Родственники же усыновителя после смерти усыновленного и его потомков, а потомки усыновленного после смерти родственников усыновителя наследуют в качестве наследников в той же очередности, что и родственники по происхождению. В связи с этим усыновленный и его потомство не наследуют по закону после смерти родителей усыновленного и других его родственников по происхождению, а родители усыновленного и другие его родственники по происхождению не наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства. При этом следует учитывать, что данное правило действует лишь в случае, если усыновление установлено при жизни родителей (родителя). Дети же, усыновленные после смерти родителей (родителя), призываются к наследованию по закону после их смерти и после смерти прочих кровных родственников, право на наследование имущества которых они имели до усыновления, поскольку на день смерти наследодателя правоотношения с ним не были прекращены. На это обстоятельство было обращено внимание, в частности, в подп. г» п. 10 постановления Пленума ВС РФ от 23 апреля 1991 г. № 2 ««О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании»40 (утратило силу). Однако к данному правилу имеется следующие немаловажные исключения.

В том случае, когда в соответствии с СК РФ усыновленный сохраняет по решению суда отношения с одним из родителей или другими родственниками по происхождению, усыновленный и его потомство наследуют после смерти этих родственников, а последние, в свою очередь, наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства. При этом наследование в соответствии с данным положением не исключает перечисленными в нем лицами наследования в соответствии с п. 1 ст. 1147 ГК РФ как родственниками по происхождению (кровными родственниками) (п. 3 ст. 1147 ГКРФ). Такое положение вполне естественно - ведь сохраняющие правовую связь с ребенком родитель и его кровные родственники при усыновлении ребенка одним лицом не заменены с юридической точки зрения другими лицами.

В то же время, в доктрине имеется и противоположное мнение по данному вопросу, согласно которому даже при сохранении правовой связи усыновленного ребенка с одним из его родителей правоотношения ребенка с кровными родственниками этого родителя прекращаются, вследствие чего они не наследуют друг после друга41.  Такая позиция, по мнению М.Л. Шелютто, не вытекает из смысла закона и приведет к тому, например, что при усыновлении отчимом ребенок и его кровные родственники по линии находящейся в живых матери (родные брат и сестра, бабушка и дедушка и т.д.), продолжая быть членами одной семьи, лишаются права наследовать по закону друг после друга, что к тому же не отвечает интересам ребенка42. Вторым исключением является случай, когда один из родителей ребенка умер и по просьбе родителей умершего родителя (дедушки и (или) бабушки ребенка) при усыновлении ребенка могут быть сохранены его личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка (п. 4 ст. 137 СК РФ). В этом случае усыновленный ребенок наследует по закону после смерти того кровного родственника (дедушки и (или) бабушки), с которым сохранены правоотношения (по праву представления своего умершего родителя), а дедушка (бабушка) - после смерти внука (внучки) на правах наследника второй очереди.   

Несмотря на сохранение правовой связи усыновленного ребенка с дедушкой (бабушкой), правоотношения ребенка с кровными родственниками дедушки (бабушки) при усыновлении прекращаются. Поэтому усыновленный ребенок и кровные родственники дедушки (бабушки) не входят в круг наследников по закону после смерти друг друга. Дело в том, что в большинстве таких случаев место умершего родителя занимает усыновитель того же пола, что и умерший родитель, вследствие чего у усыновленного ребенка возникает правовая связь как с усыновителем, так и с его кровными родственниками - всем родом усыновителя. Кровные родственники усыновителя в юридическом смысле заменяют усыновленному ребенку родственников по линии его умершего родителя, кроме дедушки (бабушки), если с ним (нею) или с ними сохранены правоотношения43.

В обеих ситуациях на сохранение правоотношений указывается в решении суда об установлении усыновления44. Если правоотношения сохранены с одним из родителей ребенка, сведения об этом родителе, указанные в записи акта о рождении ребенка, изменению не подлежат (ст. 45 Федерального закона от 15.11.1997 № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния»)45.

Приведем пример применения норм ст. 1147 ГК РФ, с учетом п. 3 ст. 137 СК РФ, где закреплено, что при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина.

Р. вступила в брак с П., имея от первого брака несовершеннолетнюю дочь Ирину. По заявлению П. в установленном порядке было произведено удочерение (усыновление) Ирины. При таких обстоятельствах отец Ирины, как и она сама, утрачивают по отношению друг к другу свои права быть наследниками по закону. Вместе с тем между Ириной и ее матерью обоюдно сохраняются права наследования по закону. Такие же обоюдные права возникают между Ириной и усыновителем П. после государственной регистрации усыновления в установленном порядке46.

Право наследования по закону за родителем другого, чем усыновитель, пола сохраняется не только в случае его вступления в брак с матерью (отцом) ребенка, но и в иных случаях, соответствующих интересам ребенка. Так, в вышеприведенном примере права на наследование по закону между Ириной и ее матерью Р. могут быть сохранены и в том случае, если Р. не вступала бы в брак с усыновителем П., а в отношениях Ирины со своим отцом как наследниками по закону эти права обоюдно утрачиваются.

В третьем варианте, когда усыновителем Ирины стала бы женщина, отношения как между наследниками по закону могли быть сохранены у Ирины со своим отцом, но были бы обоюдно утрачены между ней и ее матерью Р.47.

Усыновление может быть отменено по основаниям, предусмотренным СК РФ (ст. 141). Отмена усыновления не допускается, если к моменту предъявления требования о его отмене усыновленный ребенок достиг совершеннолетия, за исключением случаев, когда на такую отмену имеется взаимное согласие усыновителя и усыновленного ребенка, а также его родителей, если они живы, не лишены родительских прав и не признаны судом недееспособными (ст. 144 СК РФ).

При отмене усыновления правоотношения между усыновленным и усыновителями (родственниками усыновителей), в том числе право быть призванным к наследованию после смерти друг друга в качестве наследников первой очереди по закону, прекращаются со дня вступления в законную силу решения суда об отмене усыновления (ст. 140 СК РФ). Что касается правоотношений ребенка и его родителей (кровных родственников) при отмене усыновления, то они восстанавливаются не автоматически, а только если того требуют интересы ребенка. О восстановлении отношений указывается в решении суда об отмене усыновления (ст. 143 СК РФ). В случае восстановления правоотношений с кровными родственниками ребенка восстанавливаются среди прочих и их взаимные права на наследование по закону: ребенок и его потомки, с одной стороны, и его кровные родственники, с другой, призываются к наследованию по закону друг после друга.

Правовые последствия отмены усыновления на основании решения суда об отмене усыновления, вынесенного в соответствии со ст. 140 СК РФ, необходимо отличать от последствий отмены в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу решения суда об усыновлении. В случае пересмотра решения об усыновлении в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством, с отказом в удовлетворении заявления об усыновлении, либо прекращением производства по делу, либо с оставлением заявления без рассмотрения усыновление считается не установленным: правоотношения между ребенком, с одной стороны, и заявителем (заявителями) и его (их) кровными родственниками, с другой стороны, - не возникшими, а между ребенком и его кровными родственниками – не прекращенными. В таком случае наследование по закону осуществляется так, как если бы усыновление вовсе не устанавливалось48.

В состав второй очереди наследников законодатель включил полнородных и неполнородных братьев и сестер умершего, а также его дедушку и бабушку – как со стороны отца, так и со стороны матери (п. 1 ст. 1143 ГК). Современный исследователь В.А. Белов отмечает, что в одном из проектов раздела ГК РФ о наследовании указанных лиц планировалось отнести к третьей очереди наследников49. Родственники умершего указанные в нормах ст. 1143 ГК РФ призываются к  наследованию только при отсутствии наследников первой очереди. Братья и сестры наследодателя – его родственники по боковой линии родства, которые имеют общего предка, т.е. с умершим они состояли в родстве второй степени. Братья и сестры могут быть полнородными (имеют обоих общих родителей), и неполнородными (общий родитель у них только один), причем данное различие никак не меняет условий, на которых будет осуществляться наследование, т.е. не происходит ущемления чьих-либо прав – главное чтобы между ними было кровное родство. В свою очередь неполнородные братья и сестры именуются единокровными, если происходят от одного отца, и единоутробными, если у них общая мать50. Родственные отношения указанных лиц с наследодателем подтверждаются происхождением от общего родителя – в частности, свидетельствами о рождении умершего и его брата (сестры). При необходимости требуемые юридические факты могут быть установлены в судебном порядке51.

Следует отметить, что сводные братья и сестры наследодателя (т.е. не имеющие ни одного общего родителя) к наследованию не призываются.

Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 137 СК и п. 1 ст. 1147 ГК усыновленные и их потомство приравниваются в своих личных неимущественных и имущественных правах к кровным родственникам не только в отношении усыновителя, но и в отношении его родственников. Наследовать после умершего могут не только его родные братья и сестры, но и лица, усыновленные матерью или отцом умершего, на правах его брата (сестры). При усыновлении брата и сестры в разные семьи их естественная родственная связь юридически прерывается, они не могут на этом основании являться наследниками по закону друг после друга.

Бабушка и дедушка наследодателя со стороны его матери и со стороны его отца – это прародители наследодателя. Они относятся к родственникам наследодателя второй степени родства по прямой восходящей линии. Родство этих лиц с наследодателем устанавливается на основании происхождения от них родителей наследодателя, а затем – на основании происхождения самого наследодателя. Прямая связь по происхождению подтверждается документами о рождении, содержащими сведения о родителях каждого лица, которое относится к соответствующему уровню предков наследодателя по восходящей линии. При этом бабушка и дедушка со стороны матери являются наследниками всегда, а  бабушка и дедушка со стороны отца наследуют только в случае, когда отец состоял с матерью в зарегистрированном браке в момент рождения ребенка, либо отцовство было признано в установленном порядке (ст. 49, 50 СК)52. Усыновители родителей (одного из родителей) также могут наследовать после своих внуков. В литературе высказывается также мнение о необходимости включения в состав второй очереди наследников фактических воспитателей наследодателя53.

Описанные выше категории наследников являются некой кагортой, которая при жизни наследодателя была ему наиболее близка. Поэтому определяя круг лиц на сегодняшний день входящих в три первые очереди наследования составители раздела 5 ГК РФ не только учитывали опыт прошлых поколений, но исходили из соображений присущих принципам разумности и справедливости.  

2.2. Наследование по праву представления

Наследование по праву представления является специальным правовым способом замещения умершего наследника его ближайшими по прямой нисходящей линии родственниками. «Право представления ставит лиц представляющих на место, в степень и в права лиц представляемых» - такую характеристику данному институту давал Г.Ф. Шершеневич, отмечая, что право представления позволяет родственникам более отдаленной степени родства перейти в ближайшую очередь наследования54. Сам по себе данный институт не является для отечественного законодательства новым, хотя современный этап его развития несколько модифицировал соответствующие юридические нормы. Итак, каковы же основные характеристики механизма наследования по праву представления?   

Наследование по праву представления означает, что место основного наследника занимает другое лицо, являющееся его наследником. Оно как бы «представляет» интересы своего предка. Это может произойти лишь в том случае, если сам наследник не в состоянии осуществить свои права в силу того, что его уже нет в живых. Поэтому законодатель допускает, что в случае смерти основного наследника до открытия наследства или одновременно с наследодателем его место займет его наследник (или наследники). Само собой разумеется, что умершее лицо не может быть представляемо кем бы то ни было – т.е. термин «право представления» является в известной степени условным, на что обращается внимание в литературе55.  Интересные рассуждения касательно данного института были изложены известным русским цивилистом А.А. Башмаковым в своем научном труде «Право представления и поколенное преемство», где он на примере двух схем обосновывает необходимость существования этого специального порядка призвания к наследованию по закону56.

Представим две следующие ситуации: одна построена по модели права представления в том виде, как оно существует сегодня, а другая – вариант, при котором наследственная доля переходит не напрямую к представляющему наследнику, а только в случае принятия ее умершим. Допустим следующее: А. отец Б., у Б. есть сын С. Б. умирает, соответственно С. получает все имущество Б, как наследник первой очереди (заметим, что имущество А. туда не входит). Теперь посмотрим, как работает право представления, построенное по вышеописанным схемам. Умирает А. - дедушка С., по первой схеме все очевидно, С вступает в наследство вместо своего отца и получает имущество деда, т.е. С - самостоятельный наследник. Иначе обстояло бы дело при отсутствии права представления: С. просто напросто не получил бы того имущества, которое всю жизнь копил его дедушка, так как его отец умер раньше и в его наследственную массу не входило имущество его отца, следовательно оно теряется. При второй схеме требовалось бы соблюдение «естественного порядка смертей – «дед-отец-сын» для того чтобы унаследовать имущество деда. Но, как известно жизнь штука коварная и вносит свои коррективы. Поэтому никакого перехода наследственной доли от наследодателя к представляемому наследнику, а от него — к наследнику, представляющему не происходит и не подразумевается.

Кроме того, правила о наследовании в порядке представления служат целям расширения круга наследников по закону; реализуют принцип приоритетного права наследования на основе ближайшего родства, содействуют удержанию наследства в пределах той очереди, в составе которой наследовал бы выбывший наследник. Субъектами наследования по праву представления признаются лишь указанные в законе потомки определенных наследников, призываемых в первую, вторую или третью очередь.

Таким образом, в данном институте находит свое воплощение индивидуальное начало наследования по закону – место выбывшего наследника занимают его потомки, которые, как правило, являются близкими наследодателю лицами, составляя с ним одну семью: по мнению законодателя, вполне логичным является предположение о намерении наследодателя оставить имущество представляющим наследникам преимущественно или наравне с родственниками старшей степени родства. Наследники, которые призываются к наследованию в порядке представления, получают возможность приобрести в равных долях право на наследство, которое имел бы наследник, умерший до открытия наследства или одновременно с наследодателем. Размер доли наследников при наследовании ими имущества по праву представления определяется поколенно, представляющие делят долю представляемого между собой поровну.

Право представления чрезвычайно интересный и необходимый институт наследственного права. Отечественной наукой выработаны целостные представления о нем, однако это не означает, что он является каким-то застывшим гражданско-правовым явлением. В дальнейшем думаю, он найдет своего исследователя, который выявит его особенности и перспективы развития.

2.3. Четвертая-шестая очереди наследников

В связи с беспрецедентным расширением числа очередей наследования в п. 2 ст. 1145 ГК РФ законодатель объединил четыре очереди наследников, Общим для  этих очередей является то, что,  во-первых, они состоят только из родственников наследодателя и, во-вторых, ни в одной из них нет наследников, наследующих по праву представления. В них вошли прадедушки и прабабушки наследодателя (третья степень родства), дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные дедушки и бабушки) – представляющие собой родственников четвертой степени, а также пятая степень родства, состоящая из детей двоюродных внуков и внучек (двоюродные правнуки и правнучки), двоюродных племянников и племянниц, двоюродных дядей и тетушек. Наследники четвертой очереди имеют право наследовать  по закону, если  нет наследников трех предшествующих очередей, наследники пятой очереди – если  нет наследников с первой по четвертую очередь,  наследники шестой очереди – если нет наследников с первой по пятую очередь.

При  перечислении  наследников четвертой, пятой и шестой очередей в п. 2 статьи 1145 ГК РФ, наряду с общепринятым традиционным названием родственника (например, двоюродный внук), указана еще и степень его родства с наследодателем (в данном случае четвертая степень), хотя в других  статьях, в которых говорится о наследниках трех предшествующих очередей (ст. 1142 - 1144 ГК), указание на степень родства наследников с наследодателем отсутствует.

Как отмечается в литературе, до внесения изменений в ст. 532 ГК 1964 г., степень родства проверялась  нотариусами без каких-либо особых затруднений. Доказательствами родственных отношений с наследодателем для  наследников первой и второй очереди являлись свидетельства органов ЗАГС о  заключении брака, о рождении и усыновлении. Конечно же, близким родственникам, как правило, значительно проще бывает подтвердить документально степень родства. С учетом расширения круга наследников по закону и связанным с ним усложнением сбора необходимых  документов,  очевидно,  следует расширить перечень возможных средств доказывания и подтверждения родственных отношений между наследодателем и наследниками. Так,  в  качестве документов, подтверждающих родственные отношения с наследодателем, возможно в зависимости от конкретных обстоятельств использовать справки о родственных отношениях, выданные органами  ЗАГС на основании соответствующих копий актовых записей; аналогичные справки, выданные организациями (по месту работы либо по месту жительства наследодателя  или наследников), в которых подобные сведения имеются; записи в паспортах о супруге; домовые книги и т.п. Вместе с тем при использовании документов, лишь косвенно подтверждающих родство, следует, очевидно, применять принцип комплексности оценки: факт родственных отношений должен быть подтвержден не одним документом, а их совокупностью. При недостаточности доказательств, подтверждающих родственные отношения и их степень, необходимо истребовать  решение суда об установлении необходимых юридических фактов (факта родственных или брачных отношений, факта регистрации тех или иных событий, факта иждивенчества и т.п.). Следует порекомендовать нотариусам шире использовать возможность включения в свидетельство о праве на наследство тех наследников, которые не могут  подтвердить своих родственных отношений с наследодателем, если при  этом  есть добровольное согласие наследников (чье родство не вызывает сомнения), подтвердивших свою степень родства57. Однако  нельзя упускать из поля зрения тот факт, что существенные возрастные различия наследодателя и его родственников, отнесенных к наследникам четвертой, пятой и шестой очередей наследования по закону, а также принадлежность наследодателя и этих наследников к обособленным семейным группам боковых ветвей родства объективно препятствуют сближению жизни и судеб указанных лиц, их постоянному и тесному общению и взаимодействию. Между этими лицами, как правило, отсутствуют лично-родственные связи либо они имеют неустойчивый, эпизодический характер. Приобретенный обществом социальный опыт подтверждает, что родственники этого круга не обладают или обладают довольно ограниченной информацией как друг о друге, так и о важнейших событиях в жизни друг друга. Такие реальные отношения неблизких родственников ограничивают самые возможности призвания к наследованию указанных очередей наследников по закону58.

Исследовав вышеописанные категории наследников, видится верной позиция изложенная в научной литературе касательно того, что наличие в законе очередей наследования с кругом родственников столь отдаленных от наследодателя неоправданно и не отвечает принципам наследственного права. Видится правильным вернуть количество очередей наследования по закону, которое имелось в  Гражданском Кодексе РСФСР 1964 года  с некоторыми изменениями состава этих очередей.


Глава 3. Иные категории наследников

3.1. Призвание к наследованию свойственников наследодателя

Свойством называется возникающая вследствие брака связь между супругом и родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов59. К свойственникам наследодателя относятся пасынки, падчерицы, отчим и мачеха. Они включены в седьмую очередь наследников и призываются к наследованию в случае отсутствия наследников предыдущих очередей (п. 3 ст. 1145 ГК).  

Включение данной категории наследников в ГК РФ является новеллой, так как по ГК 1964 г. эти лица могли быть призваны к наследованию по закону лишь в качестве нетрудоспособных иждивенцев наследодателя. Этого же придерживалась и судебная практика. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. № 6 «О судебной практике по делам о наследовании»60 (далее – ППВС СССР от 1 июля 1966 г.) указывалось, что пасынки и падчерицы не являются наследниками отчима и мачехи, равно как отчим и мачеха не являются наследниками пасынков и падчериц, за исключением случаев, когда они призываются к наследованию как нетрудоспособные, находившиеся на иждивении наследодателя не менее года до его смерти.

Включение указанных лиц в число наследников по закону может объясняться тем, что они, так или иначе, входят в состав семьи наследодателя. B современном отечественном законодательстве нет единого определения состава семьи. Так, ст. 53 Жилищного кодекса РФ (ЖК РФ) относит к членам семьи нанимателя жилого помещения супруга, детей и родителей, а в исключительных случаях и других лиц, если они проживают совместно с нанимателем и ведут общее хозяйство. Иное определение семьи следует из положений СК РФ. В соответствии со ст. 2 СК и другими нормами этого акта, к членам семьи могут быть отнесены: супруги; родственники первой и второй степени; усыновители и усыновленные; фактические воспитатели и воспитанники; отчим и мачеха, пасынок и падчерица. Следовательно, состав семьи описан в СК РФ шире, чем в ЖК РФ, и здесь отнесение тех или иных лиц к числу членов семьи не ставится в зависимость от совместного проживания и ведения общего хозяйства. В связи с этим представляется более правильным ориентироваться на положения СК РФ при определении состава семьи, поскольку он является специальным законодательным актом, регулирующим отношения между членами семьи.

Лексическое значение слов «пасынок», «падчерица», «отчим», «мачеха», на первый взгляд, не нуждается в разъяснении. Однако когда речь идет о правовом регулировании имущественных отношений с участием данных субъектов, а именно о возникновении, изменении и прекращении в силу наличия этих статусов имущественных прав и обязанностей, становится очевидной определенная проблематичность выявления и единообразного закрепления в законодательстве критериев приобретения и прекращения указанных статусов (пасынка, падчерицы, отчима, мачехи).

Так, в «Словаре живого великорусского языка» В. Даля пасынок определен как «не родной, одному из супругов сын; так сын от первого брака, приведенный ко второму браку, будет второму супругу пасынок». Аналогичным образом определено понятие «падчерица». Мачехой названа другая жена отца, неродная мать, отцова жена, детям прежнего брака61.

Основанием возникновения правоотношения являются юридические факты - единичные либо их совокупность (юридические составы). Первичным юридическим фактом, порождающим правовой статус лица в качестве пасынка (падчерицы) либо отчима (мачехи), будет, безусловно, являться заключение брака между двумя лицами, у которых (либо у одного из них) уже имеются дети.

Однако анализ действующего законодательства показывает, что для реализации отдельных правовых возможностей, предоставляемых законодателем указанным лицам, такого первичного юридического факта недостаточно62. Поэтому следует согласиться с предложенным некоторыми учеными мнением о том, что требуется легальное закрепление указанных понятий с целью устранения разночтений в правоприменительной практике63.

Принимая во внимание существенное расширение количества очередей законных наследников в современном российском законодательстве, следует сказать, что случаи наследования свойственниками чрезвычайно редки в силу «отдаленности» этой очереди от потенциального наследодателя. Такое положение практически сводит на «нет» возможность наследовать для отчима, мачехи, пасынка и падчерицы умершего.  В жизни бывают и довольно часто ситуации, когда именно эти люди оказываются наиболее близкими к наследодателю и проявляют наибольшее внимание и заботу, а также участие в его жизни до его последних дней. Налицо явное игнорирование законодателем принципа семейной близости, так как в случае открытия наследства и отсутствия наследников первых трех очередей наследования преимущественное право на принятие наследства будет у лиц, которые наследодателю не были не только  близки, но и не знакомы. В данном случае приходится наблюдать явное умаление прав категории наследников закрепленных в п.3 статье 1145 ГК РФ. Видится правильным отнести указанных лиц к наследникам первой очереди.

Не лишним будет отметить несколько критериев определяющих правовой статус пасынков (падчериц) и отчимов (мачех). Во-первых, правовой статус пасынка (падчерицы) и отчима (мачехи) возникает после регистрации брака между мужчиной и женщиной, у которых (либо у одного из них) уже имеются несовершеннолетние дети. Регистрация брака выступает единственным юридическим фактом, в силу которого возникают указанные правовые статусы, то есть является единственным статутным критерием.

Во-вторых, безусловным правообразующим юридическим фактом для реализации имущественных прав и обязанностей у отчима (мачехи) и пасынков (падчериц), во всех вышеперечисленных случаях в рассмотренных отраслях, являются сложившиеся семейные отношения, возможность считать данных лиц членами семьи. Данный критерий, сформулированный в общем виде, имеет значение исключительно для группы имущественных прав и обязанностей, поскольку возможность реализации любых неимущественных прав в рамках указанных статусов (например, в семейных отношениях) возникает уже с момента регистрации брака. Следовательно, он не является статутным, но с необходимостью выступает как межотраслевой, поскольку ему подчинена реализация всех без исключения имущественных прав и обязанностей, заложенных в статусе.

В-третьих, выявленный характер данного критерия определяет необходимость его единообразного юридического закрепления. Представляется целесообразным закрепление как статутного, так и указанного не статутного межотраслевых критериев (условий) реализации взаимных прав и обязанностей пасынков (падчериц), отчима (мачехи) в нормах СК РФ в связи с существенным преобладанием семейных правоотношений в сфере регулирования, обусловленной данными правовыми статусами. Нормы же иных отраслей права, регулирующие имущественные отношения между названными субъектами, должны носить отсылочный характер и могут непосредственно регламентировать условия реализации прав и обязанностей лишь в том случае, когда применение межотраслевых критериев ограничено объективной необходимостью либо целесообразностью, как это было показано выше.

В-четвертых, для целей единообразного правового регулирования необходимо считать семейные отношения сложившимися, если воспитание и содержание пасынка (падчерицы) осуществлялось надлежащим образом не менее пяти лет при условии совместного проживания. Установление указанных критериев позволит суду, в случае возникновения спора, апеллировать едиными правовыми категориями64.

Безусловно, можно сделать вывод о том, что факт нахождения в отношениях падчерицы, пасынка, отчима или мачехи с наследодателем будет подлежать установлению только в судебном порядке. К сожалению, как это нередко имеет место в отечественной юридической практике, процессуальное право не отражает особенности возникающих материальных правоотношений. Создается ощущение, что при принятии Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ) законодателем совершенно не был принят в расчет основной закон, регулирующий материальные правоотношения в сопредельной отрасли права – ГК РФ. Ибо факт состояния в указанных отношениях просто обязан был найти отражение в ст. 264 ГПК РФ, где указано, что суд рассматривает дела об установлении родственных отношений, факта нахождения на иждивении, факта признания отцовства и пр. В силу того, что наследники седьмой очереди не являются родственниками умершего с точки зрения «буквы закона», то установление факта отнесения определенных лиц к наследникам седьмой очереди «выпало» из конкретного перечня дел по этой норме ГПК РФ. Представляется, что судам остается рассматривать эту категорию дел только в контексте подп. 10 п. 2 ст. 264 ГПК РФ – «другие, имеющие юридическое значение факты»65.

Свойственники наследодателя наверно самая неурегулированная и труднодоказуемая категория наследников с точки зрения подтверждения статуса. Не секрет, что в случае возникновения ситуации при которой потребуется подтверждение наличия отношений свойства лицу придется обращаться в суд. Возможное решение данной проблемы видится в предоставлении нотариусам возможностей в собирании доказательств существования «близости» сходной с родственными отношениями между наследодателем и наследником.

3.2. Нетрудоспособные иждивенцы наследодателя

Правовые основы иждивения были заложены в глубокой древности. Уже в Древней Греции, во времена Перикла (V век до н.э.), существовал закон, по которому видные государственные деятели в старческом возрасте переходили на иждивение государства. В последующем содержание одного лица другим пробрело различные публично-правовые (социальное обеспечение, алиментирование и пр.) и частноправовые формы (гражданско-правовые обязательства содержания с иждивением), стало обязательным или возлагалось на себя добровольно. Современное российское отраслевое законодательство содержит различные определения нетрудоспособных иждивенцев, но все они так или иначе сводятся к тому, что лицо признается иждивенцем, если находится на полном содержании или получает от другого лица помощь, которая является для него постоянным и основным источником средств к существованию. Традиция же включения иждивенцев в круг наследников по закону относительно нова и связана, как ни странно это звучит, с отменой наследования одним из первых актов советского гражданского законодательства – упомянутым ранее Декретом ВЦИК от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования». Как уже отмечалось, в ст. 2 данного декрета устанавливалось, что впредь до издания декрета о всеобщем социальном обеспечении нуждающиеся нетрудоспособные родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, братья и сестры, а также супруг умершего получают из оставшегося после умершего имущества содержание. Это не было в прямом смысле ни наследованием, ни социальным обеспечением, а представляло собой некий суррогат частноправового обеспечения нетрудоспособных родственников, однако предопределило особое отношение законодателя в будущем к подобной категории лиц66.

Действующий в настоящее время ГК РФ по сравнению с предыдущим регулированием внес некоторые изменения в порядок призвания к наследованию этой категорией лиц. Прежде всего, все нетрудоспособные иждивенцы разделены на две группы:

1) граждане, которые формально относятся к числу наследников любой из предшествующих очередей, за исключением первой, но при этом не вошли в круг наследников той очереди, которая была призвана к наследованию. Такие лица всегда наследуют как наследники скользящей очереди (т.е. наравне и наряду с наследниками призванной к наследованию очереди), но только в том случае, когда они были: (а) нетрудоспособны ко дню открытия наследства и одновременно с этим (б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет (п. 1 ст. 1148 ГК);

2) граждане, которые вообще не входят в круг наследников какой-либо из семи очередей. Призвание их к наследованию возможно лишь тогда, когда ко дню открытия наследства указанные лица являлись: (а) нетрудоспособными, одновременно с этим (б) не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и притом (в) проживали совместно с ним (п. 2 ст. 1148 ГК)67. Отношения иждивения (сколь бы они ни были длительными), прекратившиеся за год до открытия наследства, не дают такому иждивенцу прав на имущество наследодателя (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 01.07.1993 г.). При отсутствии, у умершего других наследников по закону указанные нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди68.

Регулирование правового положения иждивенцев при обеспечении реализации их наследственных прав не лишено пробелов, что порождает ряд не имеющих однозначного решения вопросов в правоприменительной практике.

Так, в наследственном законодательстве прямо не определяется, что понимается под обозначенными выше условиями, необходимыми для призвания к наследованию (напомним, что общими для иждивенцев обеих групп являются критерии нетрудоспособности и иждивения, а для иждивенцев второй группы дополнительно требуется совместное проживание). Поэтому содержание каждого требования раскрывается на основе логического и систематического толкования и подходов, выработанных судами.

Содержание признака иждивения было определено еще в  ППВС СССР от 1 июля 1966 г., а именно в ч. 3 его п. 2 указывалось, что состоящими на иждивении наследодателя следует считать нетрудоспособных лиц, находившихся на полном содержании наследодателя или получавших от наследодателя такую помощь, которая была для них основным и постоянным источником средств к существованию. Из этого можно сделать вывод, что факт нахождения лица на полном содержании умершего или признание его неимущим, нуждающимся не является исключительным условием признания такого лица иждивенцем наследодателя. Помощь должна быть систематической и являться основным источником к существованию. Нерегулярная, эпизодическая материальная помощь не может служить основанием для признания лица иждивенцем69. Нельзя не отметить, что при кажущейся простоте установление факта нахождения на иждивении сопряжено с множеством спорных вопросов. Так, понятия «полное содержание», «основная и постоянная помощь» не определены в законодательстве и являются оценочными. Нет единообразных критериев определения того, когда тот или иной перерыв в предоставлении содержания «опорочивает» факт нахождения на иждивении в течение года ввиду отсутствия постоянства и т.д. Представляется, что установление факта нахождения на иждивении должно осуществляться в каждом конкретном случае с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств. В то же время наличие у лица определенного имущества (квартиры для постоянного проживания, пенсии, компенсации вследствие причиненного вреда), не являющегося, однако, для него основным источником существования, не служит препятствием к признанию данного лица иждивенцем умершего. Кроме того, не должно придаваться юридического значения тем источникам дохода, которые появились у иждивенца после момента открытия наследства. По давно сложившейся судебной практике при рассмотрении споров о наследстве в тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал стипендию и т.п., необходимо выяснять, была ли помощь со стороны лица, предоставляющего содержание, постоянным и основным источником средств к существованию заявителя (на это обращалось внимание, например, в п. 4 постановления Пленума ВС СССР от 21.06.1985 N 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение»).

Особого внимания заслуживает вопрос о том, порождает ли отношения иждивения предоставление помощи в силу принятых на себя обязанностей. Можно согласиться с мнением о том, что в случае принятия такой обязанности по договору (например, брачному, договору ренты и т.д.) не возникает отношений иждивения в аспекте наследования. Такая позиция вполне логична, поскольку договор – отдельный юридический факт, воплощающий волеизъявление сторон и порождающий самостоятельные юридические последствия. Соответственно, постановка вопроса о нахождении на иждивении обоснована, если обязанность по содержанию была обусловлена требованиями закона (например, выплата алиментов) или какими-либо моральными соображениями (т.е. обстоятельствами, которым не придается юридического значения)70.

В случае призвания к наследованию иждивенцев второй группы правовое значение приобретает дополнительное условие – совместное проживание с наследодателем. Введение этого условия рассматривается доктриной как свидетельство «семейной близости» иждивенца и наследодателя, что, как представляется, позволяет разумно предположить о намерении наследодателя предоставить совместно проживавшему с ним иждивенцу содержание и на случай своей смерти. Совершенно очевидно, что совместное проживание в таком понимании не может служить обоснованием для предоставления нетрудоспособному иждивенцу своего рода социального обеспечения, поскольку нетрудоспособность такого иждивенца – как главное основание для предоставления обеспечения – не может зависеть от места его проживания. В этом контексте как раз раздельное проживание может свидетельствовать о меньшей нуждаемости (с позиций социального обеспечения) иждивенца ввиду наличия у него, по крайней мере, жилой площади71.

В литературе отмечается, что формулировка п. 2 ст. 1148 ГК достаточно неудачна, поскольку допускает двоякое толкование. Так, на основе грамматического анализа (соединительный союз «и») можно утверждать, что совместное проживание также должно длиться не менее одного года до даты открытия наследства. Однако если учесть, что все нормы о наследовании по закону должны толковаться буквально, равным образом можно говорить, что в тексте п. 2 ст. 1148 ГК указание на период времени в один год содержится только в отношении нахождения на иждивении72.

Представляется, что именно первое толкование отвечает действительному смыслу, поскольку совместное проживание характеризует наличие близких отношений между наследодателем и иждивенцем и в своем роде компенсирует отсутствие кровнородственных. Однако в этом случае возникают уже другие проблемы «технического характера»: должно ли быть совместное проживание непрерывным или могут быть какие-либо периоды отдельного проживания (например, ввиду проведения раздельного отпуска), требуется ли соблюдение формальностей в виде регистрации по месту жительства (представляется, что нет, но тогда очевидны сложности в доказывании факта совместного проживания) и т.п.  

Нормы гражданского кодекса, а именно п. 2 ст. 1148 ГК РФ не содержит указаний о том требуется ли формальное подтверждение совместного проживания наследодателя с лицом, находившимся у него на иждивении. В литературе этот вопрос является дискуссионным. Некоторые ученные считают, что совместное проживание не должно быть связано с выполнением каких-либо формальностей (регистрация по месту постоянного или временного проживания), и для призвания нетрудоспособного иждивенца к наследованию кроме фактического его проживания в одном жилом помещении с наследодателем больше ничего не требуется73.  Противоположный взгляд  заключается в необходимости подтверждения факта совместного проживания иждивенца с наследодателем документами об их регистрации на протяжении этого срока по одному месту жительства, думаю с ней следует согласиться, так как без документального подтверждения совместного проживания на практике могут возникнуть ситуации противоправного использования статуса нетрудоспособного иждивенца при наследовании имущества74. Фактическое проживание совместно с наследодателем в одном жилом помещении, т.е. проживание, не связанное с выполнением предусмотренных законодательством формальных требований, не может рассматриваться как свидетельство тех или иных намерений наследодателя, как и временное или кратковременное пребывание иждивенца у наследодателя. Для того чтобы проживание давало основание разумно предположить о намерении наследодателя обеспечить иждивенца и на случай своей смерти, это проживание должно быть проживанием юридическим, а не фактическим. Совместное проживание наследодателя с иждивенцем тогда лишь дает основание для призвания последнего к наследованию, когда такое проживание было надлежащим образом оформлено75.

Нельзя не упомянуть о сложностях в призвании к наследованию  на основании ст. 1148  тех лиц, которые могут наследовать по праву представления – внуков наследодателей  и  потомков  внуков (п. 2  ст. 1142),  племянниц и племянников наследодателя (п. 2 ст. 1143) и его двоюродных братьев и сестер (п. 2 ст. 1144). Речь идет о  тех случаях, когда такое лицо нетрудоспособно и находилось на иждивении наследодателя,  а  основания  для  призвания  его  к  наследованию  по  праву  представления (см. ст. 1146) отсутствуют. В литературе нет однозначного мнения по обозначенной проблеме.

Согласно одной точке зрения так называемые  представляющие  наследники не являются сами  по себе наследниками соответствующей очереди (первой, второй или третьей), поэтому такой наследник при  отсутствии  необходимых оснований для призвания его к наследованию по праву представления не может быть призван к наследованию только на том  основании, что  он нетрудоспособен и находился на иждивении наследодателя не менее года до его смерти, т.е. в силу п. 1 ст. 1148. В  то же время вполне возможно призвание  такого  лица  к  наследованию  в  соответствии  с  п. 2  ст. 1148,  если  этот нетрудоспособный  иждивенец  не  менее  года  до  смерти  наследодателя  проживал совместно с ним76.

Представляется,  неудачным утверждение о том, что представляющие не входят в конкретные очереди, так как уже само включение норм о представляющих наследниках в статьи 1142-1144, посвященные соответственно первой-третьей очередям наследников, указывает на то, что данная категория наследников входит в данную очередь. Проанализируем на примере.

Умирает А., после него остаются наследники: родной брат – Б. и внук – С. Как наследуют эти родственники? Ответ очевиден: все наследственное имущество перейдет к внуку – С., хотя он является наследником по праву представления. Это свидетельствует о том, что представляющие являются наследниками соответствующих очередей и в случае отсутствия представляемых имеют приоритет перед наследниками других очередей.

Однако, в литературе есть и иные мнения касательно  возможности наследования представляющим по основаниям, определенным ст. 1148 ГК РФ. Так, Ю.К. Толстой считает, что если наследник отвечает обоим основаниям призвания к наследованию то, ему придется сделать выбор в пользу одного из них. Иной подход, по мнению автора, привел бы к не основанному на законе ограничению прав остальных наследников по закону, призванных наследованию77. В ряде случаев, наследование в качестве нетрудоспособного иждивенца наследодателя ведет к увеличению наследственной доли, но требует доказывания  условий, которыми определено наследование в таком качестве78. Правильным видится тот вариант толкования норм закона, при котором указанные лица будут  призваны в порядке п. 1 ст. 1148 ГК РФ, за исключением внуков и их потомков (они в качестве нетрудоспособных иждивенцев наследовать не могут ни при каких обстоятельствах).

В связи с последним обстоятельством можно констатировать факт недостаточной проработанности положений ст. 1148 ГК РФ, в силу ее ограниченного действия: внук, входящий в число представляющих наследников, лишен возможности в случае смерти бабушки, либо дедушки унаследовать их имущество как нетрудоспособный иждивенец, если, к примеру, родители внука на момент смерти бабушки живы, но фактически воспитанием своего ребенка не занимались (лишены родительских прав, либо халатно относятся к родительским обязанностям). Тем самым ущемляются права лиц, фактически отвечающих критериям иждивения, однако в силу пробелов в правовой регламентации, не имеющих возможности получить содержание от своих ближайших родственников, что нельзя признать правильным и отвечающим принципам наследственного права79. Поэтому следует внести изменения в ответствующую статью Гражданского кодекса РФ для устранения вышеописанных недоработок в правовом регулировании.

Теперь перейдем к анализу понятия нетрудоспособности. Оно является общим критерием призвания к наследованию лиц в порядке ст. 1148 ГК РФ. В Гражданском кодексе РФ это понятие не раскрывается, поэтому в современных условиях его принято определять, основываясь на положениях законодательства о социальном обеспечении, посредством сугубо формальных критериев возраста и состояния здоровья.

Для того, чтобы отнести лицо к категории нетрудоспособного, оно должно отвечать определенным критериям, а именно: к нетрудоспособным можно отнести женщин, достигших 55 лет, мужчин – 60 лет, инвалидов 1, 2, 3 групп (независимо от назначения пенсии по старости или инвалидности), а также лица, не достигшие возраста 18 лет (ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001 № 173-ФЗ)80. Подробнее проанализируем каждую из категорий.

В первую очередь хотелось бы сказать о несовершеннолетних, т.е. лицах, не достигших возраста восемнадцати лет. Следует упомянуть в связи с этим, что в настоящее время действует упомянутое выше ППВС СССР от 1 июля 1966 г., в котором разъяснено, что применительно к наследственным отношениям к нетрудоспособным следует относить «лиц, не достигших 16, а учащихся - 18 лет». В этих условиях господствующим в доктрине является мнение о необходимости придерживаться границ трудоспособности, выработанных судебной практикой.

При этом Ю.К. Толстой последовательно выступает за отнесение по аналогии со ст. 1088 ГК РФ к нетрудоспособным - лиц не достигших 18 лет, а учащихся по очной форме обучения - до окончания учебы, но не более чем до 23 лет, «учитывая крайне тяжелое положение молодежи, особенно учащейся, а также высокий процент безработицы среди молодежи»81. Подобный подход, думается, является оправданным и отвечающим целям, которые преследовал законодатель при наделении указанных лиц наследственными правами, а именно предоставление необходимой социальной помощи и освобождение государства от обременения в дальнейшем содержании лиц оставшихся в трудном материальном положении. В то же время высказываются и возражения против выработанных судебной практикой критериев нетрудоспособности несовершеннолетних. M.Л. Шелютто, ссылаясь на пенсионное законодательство, делает вывод о неприменимости разъяснений Пленума Верховного Суда СССР (как противоречащих законодательству Российской Федерации) и отстаивает необходимость отнесения к нетрудоспособным всех несовершеннолетних, не достигших 18 лет, независимо от того, учатся они по достижении 16 лет в образовательных учреждениях или нет82.

По мнению О.Ю. Шилохвоста, в момент принятия указанных разъяснений Пленума Верховного Суда СССР они в части определения нижней границы трудоспособности несовершеннолетних совпадали с одним из условий предоставления пенсии по случаю потери кормильца, которая назначалась членам семьи умершего, не достигшим 16 лет (учащимся — 18 лет). Однако, давая соответствующее разъяснение, Пленум не ссылался на пенсионное законодательство. Пленумом была сформулирована норма, восполнявшая пробел в гражданском законе в части определения понятия нетрудоспособности как основания наследования иждивенцев. С этой точки зрения такое разъяснение представляло положение, применимость которого могла быть поставлена под сомнение только в связи изменением понятия нетрудоспособности в той отрасли законодательства, применительно к которой Пленумом было дано соответствующее разъяснение. Поскольку ГК РФ понятие нетрудоспособности не было установлено, разъяснение высшей судебной инстанции не противоречит гражданскому законодательству, а значит, его применение не может ставиться под сомнение по мотивам «несоответствия законодательству Российской Федерации»83.

Поскольку справедливость требует отодвинуть нижнюю границу трудоспособности несовершеннолетних иждивенцев, дающей им право на наследование по закону, следует либо внести в гражданское законодательство понятие нетрудоспособности, либо продолжать традицию заимствования понятия нетрудоспособности из других отраслей законодательства, принять соответствующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ84.

Далее, к нетрудоспособным принято относить лиц достигших возраста дающего право на получение пенсии по старости (женщины, достигшие 55 лет, мужчины - 60 лет). Эти установленные пенсионным законодательством возрастные границы совпадали с предусмотренными Пленумом Верховного Суда СССР условиями наследования нетрудоспособных иждивенцев. Судебная практика и доктрина признавали одинаковые условия возрастной нетрудоспособности в качестве основания для наследования по закону для всех без исключения лиц, независимо от их права на получение пенсии по старости на льготных условиях, что свидетельствует о том, что эти условия (достижение 55 или 60 лет) приобрели свойство некой определенной объективной характеристики.  Наличие такой характеристики позволяет говорить о наследовании нетрудоспособных иждивенцев уже не только как о квазисоциальном обеспечении, но и как об определенной мере восполнения законом предполагаемой воли наследодателя85. Нетрудоспособность по возрасту устанавливается по паспорту, свидетельству о рождении и приравненным к нему документам.

Также к этой группе наследников относят инвалидов с детства, инвалидов I, II, III групп, имеющих ограничение способности к трудовой деятельности. Согласно Федеральному закону «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» при назначении трудовой пенсии по инвалидности принимается во внимание группа инвалидности, а не степень ограничения к трудовой деятельности, как это было в ранее действовавшей редакции Закона (в ред. от  30.06.2009 N 142-ФЗ). Критерием для определения первой группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким значительно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности или их сочетанию и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию третьей степени; способности к передвижению третьей степени; способности к ориентации третьей степени; способности к общению третьей степени; способности контролировать свое поведение третьей степени; способности к обучению третьей степени; способности к трудовой деятельности третьей степени. Критерием для установления второй группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению одной из следующих категорий жизнедеятельности или их сочетанию и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию второй степени; способности к передвижению второй степени; способности к ориентации второй степени; способности к общению второй степени; способности контролировать свое поведение второй степени; способности к обучению второй степени; способности к трудовой деятельности второй степени. Критерием для определения третьей группы инвалидности является нарушение здоровья человека со стойким умеренно выраженным расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению способности к трудовой деятельности первой степени или ограничению следующих категорий жизнедеятельности в их различных сочетаниях и вызывающее необходимость его социальной защиты: способности к самообслуживанию первой степени; способности к передвижению первой степени; способности к ориентации первой степени; способности к общению первой степени; способности контролировать свое поведение первой степени; способности к обучению первой степени. Категория "ребенок-инвалид" определяется при наличии ограничений жизнедеятельности любой категории и любой из трех степеней выраженности (которые оцениваются в соответствии с возрастной нормой), вызывающих необходимость социальной защиты86.

Некоторое время в доктрине не было единого мнения о том стоит ли относить инвалидов третьей группы к нетрудоспособным. Одни авторы выступали за безоговорочное отнесение их к категории законных наследников, как обладавших лишь частичной трудоспособностью. Другие занимали противоположную точку зрения, потому что за инвалидами третьей группы признавалась возможность подыскать подходящую работу. И с учетом последнего довода налицо вывод о том, что наследование иждивенцами являлось неким суррогатом социального обеспечения.

Окончательное разрешение вопроса о наследственных правах инвалидов третьей группы было дано Пленумом Верховного Суда СССР, разъяснившим, что «к нетрудоспособным следует относить инвалидов первой, второй и третьей групп, независимо от того, назначена ли данным лицам пенсия по старости или инвалидности»87.

Таким образом, нетрудоспособность по состоянию здоровья стала общим объективным критерием, что получило безоговорочную поддержку в литературе. С устранением сомнений относительно наследственных прав инвалидов третьей группы наследование нетрудоспособных иждивенцев утратило еще один признак, превращавший его исключительно в суррогат социального обеспечения, для которого действительно может иметь значение сохранение у лица частичной или остаточной трудоспособности88.

Кроме того, существенным обстоятельством является то, к какому типу относится нетрудоспособность – она может быть как стойкой, так и временной. Судебная практика, поддержанная и исследователями, идет по пути признания права на наследование только за лицами, имеющими стойкую нетрудоспособность. Однако такой подход не всегда оправдан. В частности, речь в данном случае может идти о случаях заболеваний и травм, когда по решению клинико-экспертной комиссии при благоприятном клиническом и трудовом прогнозе в отдельных случаях (травмы, состояния после реконструктивных операций, туберкулез) листок нетрудоспособности может быть продлен до полного восстановления трудоспособности, но на срок 12 месяцев. В законе целесообразно было бы специально предоставить суду право в отдельных случаях, например, устанавливать факт нетрудоспособности не приводящей к инвалидности, но имеющей существенное значение для получения обязательной наследственной доли материально не защищенным лицом89.

Гражданское  право  во всех вышеперечисленных случаях,  ориентируется  на  формальные  признаки нетрудоспособности (определенный возраст, инвалидность), исходит из того, что с этими признаками,  как  правило,  связана  и  фактическая  нетрудоспособность,  полная  или значительная.  Такое  понимание  нетрудоспособности  в  гражданском  праве  всегда  было уже  понятия  нетрудоспособности,  определяемого  критериями,  установленными  в пенсионном  законодательстве.  Поэтому  судебная  практика  никогда  не  признавала нетрудоспособными для целей наследования лиц, имеющих право на получение пенсии по возрасту на льготных условиях (шахтеров, военнослужащих, артистов балета и др.), если к моменту открытия наследства они не достигли общего пенсионного возраста. Этот подход должен  быть  сохранен  и  в  дальнейшем,  несмотря  на  то,  что  к  настоящему  времени границы понятия нетрудоспособности в пенсионном законодательстве, по-видимому, еще более расширились.


Заключение

Подводя итог дипломного исследования, сформулируем несколько выводов обобщающего характера. Следует отметить, что в  нынешней ситуации правовое регулирование наследственных отношений при правопреемстве в отсутствие завещания или вопреки ему характеризуется чрезмерным расширением числа очередей наследников – действующий Гражданский кодекс РФ довел число этих очередей до восьми. Одна из основных причин этого состоит в том, чтобы свести к минимуму случаи перехода наследства как выморочного в собственность публичных образований.

При построении очередей законодатель исходил из принципа кровного родства, совершенно игнорируя порой принцип семейной близости. Поэтому следует сказать, что ныне действующий закон абсолютизирует значение кровного родства как фактора, детерминирующего правила о круге законных наследников.

В литературе, как уже отмечалось, высказываются мнения о том, что подобный подход соответствует предполагаемой воле наследодателя, с такой точкой зрения можно согласиться только в части. Такую презумпцию можно установить только в отношении наследников первых трех очередей, хотя в соответствии с действующими положениями Гражданского кодекса к наследованию призываются лица, близкие отношения которых с наследодателем маловероятны или даже совсем исключены (так называемые «Lachende Erben» - «смеющиеся наследники», как говорят немецкие цивилисты). Обосновывать указанные нормативные решения тем, что закон закрепляет господствующие в обществе представления о родственных отношениях и семейной близости, затруднительно по тем же причинам. В силу этого единственным разумным объяснением позиции законодателя может служить его стремление к максимальному сохранению наследственного имущества в частных руках. К тому же тут прослеживается стремление оградить государственную казну от незапланированных расходов, ведь, как известно в состав наследственной массы кроме имущества входят и долги наследодателя, а если оно окажется выморочным то, данные обязанности перейдут к органам публичной власти, которые должны будут их исполнить.

Расширение круга наследников по закону является, с одной стороны, прогрессивным шагом на пути совершенствования регулирования наследственных отношений, поскольку Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. не в полной мере обеспечивал права и законные интересы граждан. Возможность сокращения случаев призвания государства к наследованию при наличии родственников наследодателя в значительной степени способствует становлению гражданского общества в нашей стране, а также укреплению и развитию основных начал гражданского законодательства. Однако, поддерживая идею расширения круга наследников по закону, необходимо отметить, подобное увеличение количества очередей вряд ли оправданно, поскольку наследники даже пятой очереди могут и не догадываться о существовании двоюродных дедушки и бабушки (с которыми они вряд ли имели какие-либо отношения), не говоря уже о наследниках последующих очередей.

При установлении юридических фактов, необходимых для призвания наследника к наследованию, нередко возникает проблема, связанная с установлением факта родственных отношений. Необходимость установления таких отношений в судебном порядке возникает, как правило, если в выданных органами ЗАГС документах имеются неточные или ошибочные записи, а также когда первичные документы утрачены и не могут быть восстановлены путем получения повторных свидетельств в органах ЗАГС.

При этом следует отметить, что увеличение круга наследников по закону также способствует усложнению сбора необходимых документов для подтверждения статуса наследника. Это в большей степени касается наследников четвертой, пятой и шестой очереди, а также свойственников. Очевидно, следует расширить перечень возможных средств доказывания и подтверждения родственных отношений между наследодателем и наследниками. Так, в качестве документов, подтверждающих родственные отношения с наследодателем, возможно, в зависимости от конкретных обстоятельств, использовать справки о родственных отношениях, выданные органами ЗАГС на основании соответствующих копий актовых записей; аналогичные справки, выданные организациями по месту работы либо по месту жительства наследодателя или наследников, в которых подобные сведения имеются; записи в паспортах о супруге; домовые книги и т.п. Вместе с тем при использовании документов, лишь косвенно подтверждающих родство, следует применять принцип комплексности оценки: факт родственных отношений должен быть подтвержден не одним документом, а их совокупностью. В то же время может получиться, что наследникам, являющимся дальними родственниками наследодателя, будет сложно доказать свое родство с умершим с помощью личных документов, а доказывание этого обстоятельства в судебном порядке значительно усложняет работу судов из-за загруженности их подобными исками. Кроме того, такие факты, установленные судом в массовом количестве, будут вызывать сомнение в их действительности из-за возможной недобросовестности свидетелей, которые могут дать ложные показания на суде из корыстных побуждений.


Список использованных источников

Нормативно-правовые акты

  1.  Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 2009. № 7.   
  2.  Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2204 № 118-ФЗ (в ред. от 30.11.2010 № 328-ФЗ) // СЗ РФ. 2005. № 1 (часть 1). Ст. 14; СЗ РФ. 2010. № 31. Ст. 4206.
  3.  Федеральный закон от 26.11.2001 г. № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (в ред. от 11.11.2003 г. № 145-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4553; СЗ РФ. 2003. № 46 (ч. 1). Ст. 4441.  
  4.  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 3) от 26.11.2001 № 146-ФЗ (в ред. от 30.06.2008 № 105-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552; СЗ РФ. 2008. № 27. Ст. 3123.  
  5.  Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (в ред. от 28.07.2010 № 241-ФЗ) // СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340; СЗ РФ. 2010. №  31. Ст. 3210.  
  6.  Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (в ред. от 23.12.2010 № 386-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16; СЗ РФ. 2010. № 52 (ч.1). Ст. 7001.
  7.  Приказ Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 N 1013н «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» // Российская газета. 26.03.2010. № 63.
  8.  Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 г. // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733. (утратили силу).  
  9.  Гражданский кодекс РСРФСР 1964 г. // Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406. (утратил силу).
  10.  Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. // Ведомости ВС СССР. 1961. № 50. Ст. 525. (утратили силу).
  11.  Указ Президиума ВС СССР «О наследниках по закону и по завещанию» // Ведомости ВС СССР. 1945. № 15. (утратил силу).
  12.  Указе Президиума Верховного Совета от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении  высшей степени отличия – звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства» // Ведомости ВС СССР. 1944. № 37. (утратил силу).
  13.  Декрет ВЦИК от 18.05.1923 «Об утверждении Инструкции о наследственных пошлинах и о наследственных имуществах, переходящих к государству» // СУ РСФСР. 1923. № 59. Ст. 565. (утратил силу).
  14.  Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. // СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904. (утратил силу).
  15.  Декрет ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР» // СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 425. (утратил силу).
  16.  Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования» // СУ РСФСР. 1918. № 34. Ст. 456. (утратил силу).

Книги

16.

  1.  
  2.  
  3.  
  4.  
  5.  
  6.  
  7.  
  8.  
  9.  Абраменков М.С., Чугунов П.В. Круг наследников по закону в российском гражданском праве: учебное пособие. Белгород: КОНСТАНТА, 2009. 199 с.
  10.  Байзигитова А.М. Очередность наследования по закону в Российской Федерации и зарубежных странах. Уфа: РИО БашГУ, 2005. 186 с.
  11.  Барщевский М.Ю. Если открылось наследство. М.: Юридическая литература, 1989. 192 с.
  12.  Бунич Г.А., Гончаров А.А., Кутузов О.В., Попонов Ю.Г. Наследственное право: Учебник. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2003. 140 с.
  13.  Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: РГ-Пресс, 2010 // СПС «Гарант».
  14.  Гражданское право. В 3-х томах Т. 3. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2005. 784 с.
  15.  Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право в нотариальной практике. Изд. 5-е, перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. 800 с.
  16.  Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. Изд. 5-е, перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011. 730 с.
  17.  Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2003. 538 с.
  18.  Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. 656 с.
  19.  Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. М.: КОНТРАКТ: ИНФРА-М, 2004. 578 с.
  20.  Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Волтерс Клувер, 2005. 448 с.
  21.  Мананников О.В. Наследственное право России. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2004. 357 с.
  22.   Неволин К.А. История российских гражданских законов. Часть третья: Книга вторая об имуществах. Раздел третий о правах на действия лиц и раздел четвертый о наследстве. М.: Статут, 2006. 493 с.
  23.  Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. М.: Статут, 2003. 639 с.
  24.  Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. 4-е изд. М.: Статут, 2003. 351 с.
  25.  Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. М.: ООО «ТК Велби», 2002. 304 с.
  26.  Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М.: Статут, 2003. 558 с.
  27.  Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005. 462 с.
  28.  Шилохвост О.Ю. Наследование по закону в российском гражданском праве. М.: НОРМА, 2006. 272 с.
  29.  Эйдинова Э.Б. Наследование по закону и завещанию. М.: Юридическая литература. 1984. 112 с.

Статьи

  1.  Абраменков М.С., Чугунов П.В. Седьмая очередь наследников // Наследственное право. 2009. № 4. С. 23-24.
  2.  Башмаков А.А. Право представления и поколенное преемство. // Наследственное право. 2010. № 1. С. 30-35.
  3.  Белов В.А. Круг наследников по закону // Вестник Московского университета. Серия 11. «Право». 2002. № 1. С. 57-70.
  4.  Блинков О.Е. Советское наследственное право и наследственное право союзных республик: теоретические и практические проблемы кодификации и унификации // Наследственное право. 2009. № 3. С. 14-20.
  5.  Блинков О.Е., Борисова Е.Н. Понятие, сущность и основания иждивения (наследственно-правовой аспект) // Наследственное право. 2008. № 4. С. 18-25.   
  6.  Вавилин Е.И. Наследование по закону: очередность и субъектный состав // Наследственное право. 2010. № 1. С. 7-10.  
  7.  Зубарева О.Г., Малыхина М.Н. Правовой статус пасынков (падчериц) и отчима (мачехи): условия реализации имущественных прав и обязанностей // Журнал российского права. 2006. № 3. // СПС «Консультант- Плюс».
  8.  Копеина С.А. Исторический анализ развития отечественного наследственного права // Нотариус. 2010. № 6. С. 18-24.
  9.  Ростовцева Н.В. Нормы наследственного права в третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации // Юрист. 2002. № 3. С. 34-39.
  10.  Шилохвост О.Ю. Спорные вопросы правового регулирования наследования по праву представления // Правоведение. 2005. № 5. С. 36-49.

Ресурсы Интернет

  1.  Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. URL: http://lib.rus.ec/b/105621/read (дата обращения: 03.05.2010 г.).

Авторефераты диссертаций

  1.  Шилохвост О.Ю. Проблемы правового регулирования наследования по закону в современном гражданском праве России: автореф. дисс. докт. юрид. наук. М.: 2006. 58 с.

Материалы судебной практики

  1.  Определение Московского городского суда от 29.06.2010 г. по делу № 33-19097-2010 // СПС «Консультант Плюс».
  2.  Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 3. С. 14.
  3.  Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1991 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» / Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. № 7 // СПС «Консультант Плюс» (утратило силу).
  4.  Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. № 6 «О судебной практике по делам о наследовании» // СПС «Консультант Плюс»
  5.  Определение ВС РФ от 27 октября 2010 года Дело N 68-Вп02-1. СПС «КонсультантПлюс».
  6.  Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2009 г. N 18-В09-54 // Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 3 // СПС «Гарант».

1 Шилохвост О.Ю. Проблемы правового регулирования наследования по закону в современном гражданском праве России: автореф. дисс. докт. юрид. наук. М.: 2006. С. 3.   

2 Российская газета. 2009. № 7.

3 СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552.

4 Абраменков М.С., Чугунов П.В. Круг наследников по закону в российском гражданском праве: учебное пособие. Белгород: КОНСТАНТА, 2009. С. 22-23.

5 Неволин К.А. История российских гражданских законов. Часть третья: Книга вторая об имуществах. Раздел третий о правах на действия лиц и раздел четвертый о наследстве. М.: Статут, 2006. С. 262-485.

6 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Волтерс Клувер, 2005. С.12

7 СУ РСФСР. 1918. № 34. Ст. 456.

8 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 11-13.

9 СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 425.

10 Копеина С.А. Исторический анализ развития отечественного наследственного права // Нотариус. 2010. № 6. С. 19.

11 Там же.  

12 Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М.: Статут, 2003. С. 48.

13 Ведомости ВС СССР. 1945. № 15.

14 Блинков О.Е. Советское наследственное право и наследственное право союзных республик: теоретические и практические проблемы кодификации и унификации // Наследственное право. 2009. № 3. С. 15.

15 Ведомости ВС СССР. 1961. № 50. Ст. 525.

16 Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406.

17 Копеина С.А. Исторический анализ развития отечественного наследственного права. С. 21.

18 Копеина С.А. Исторический анализ развития отечественного наследственного права . С. 23.

19 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 27.

20 Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733.

21Ростовцева Н.В. Нормы наследственного права в третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации // Юрист. 2002. № 3. С. 39.

22 Абраменков М.С., Чугунов П.В. Круг наследников по закону в российском гражданском праве: учебное пособие. С. 86.

23 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. М.: КОНТРАКТ: ИНФРА-М, 2004. С. 76.

24 Мананников О. В. Наследственное право России. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2004. С.137

25 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 121-123.

26 Гришаев С.П.  Наследственное право. СПС «Гарант», 2005.

27 Абраменков М.С., Чугунов П.В. Круг наследников по закону в российском гражданском праве: учебное пособие. С. 89-90.

28 Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».  

29 СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4553; СЗ РФ. 2003. № 46 (ч. 1). Ст. 4441.

30 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 303.

31 СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

32 Бунич Г.А., Гончаров А.А., Кутузов О.В., Попонов Ю.Г. Наследственное право: Учебник. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2003. С. 76.

33 Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право в нотариальной практике. Изд. 5-е, перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 164.     

34 Определение ВС РФ от 27 октября 2010 года Дело N 68-Вп02-1 // СПС «КонсультантПлюс».

35 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 3. С. 14.

36 Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2009 г. N 18-В09-54 // Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации. 2010. № 3 // СПС «Гарант».

37 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 107.

38 Мананников О. В. Наследственное право России. С. 147.

39 Бунич Г.А., Гончаров А.А., Кутузов О.В., Попонов Ю.Г. Указ. соч. С. 77.

40 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1991. № 7 // СПС «КонсультантПлюс».   

41 Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского и Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2002. С. 176.

42 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 138.

43 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 138.

44 Там же. С. 139.

45 СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.

46 Бунич Г.А., Гончаров А.А., Кутузов О.В., Попонов Ю.Г.Указ. соч. С. 77-78.

47Там же.  С. 78.

48 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 140.

49 Белов В.А. Круг наследников по закону // Вестник Московского университета. Серия 11. «Право». 2002. № 1. С. 63.

50 Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть вторая: Права семейственные, наследственные и завещательные. М.: Статут, 2003. С. 229.

51 Абраменков М.С., Чугунов П.В. Круг наследников по закону в российском гражданском праве: учебное пособие. С. 113.

52 Абраменков М.С., Чугунов П.В. Круг наследников по закону в российском гражданском праве: учебное пособие. С. 115.

53 Вавилин Е.И. Наследование по закону: очередность и субъектный состав // Наследственное право. 2010. № 1. С. 9.

54 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 388. 

55 Шилохвост О.Ю. Наследование по закону в российском гражданском праве. М.: НОРМА, 2006. С. 86.

56 Башмаков А.А. Право представления и поколенное преемство. // Наследственное право. 2010. № 1. С. 30-32.

57 Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А.Суханова. С. 87.

58 Абраменков М.С., Чугунов П.В. Круг наследников по закону в российском гражданском праве: учебное пособие. С. 130.

59 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 133.

60 СПС «Консультант Плюс». Документ опубликован не был.  

61 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. http://lib.rus.ec/b/105621/read. (дата обращения: 03.05.2010 г.).

62Зубарева О.Г., Малыхина М.Н. Правовой статус пасынков (падчериц) и отчима (мачехи): условия реализации имущественных прав и обязанностей // Журнал российского права. 2006. № 3. // СПС «Консультант- Плюс».

63Абраменков М.С.  Чугунов П.В. Седьмая очередь наследников. // Наследственное право. 2009. №4. С. 24.

64 Зубарева О.Г., Малыхина М.Н. Правовой статус пасынков (падчериц) и отчима (мачехи): условия реализации имущественных прав и обязанностей. СПС «КонсультантПлюс».

65 Мананников О. В. Указ. соч. С. 132.

66 Блинков О.Е., Борисова Е.Н. Понятие, сущность и основания иждивения (наследственно-правовой аспект) // Наследственное право. 2008. № 4. С. 18.

67 Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева. М.: РГ-Пресс, 2010 // СПС «Гарант».

68 Блинков О.Е., Борисова Е.Н. Указ. соч. С. 19.

69 Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. Изд. 5-е, перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011. С. 66.

70 Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева. СПС «Гарант».

71 Блинков О.Е., Борисова Е.Н. Указ. соч. С. 23.

72 Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 3 / Под ред. А.П. Сергеева. СПС «Гарант».

73 Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 103.

74 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. С. 127.

75 Блинков О.Е., Борисова Е.Н. Указ. соч. С. 24.

76 Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 104.

77 Гражданское право. В 3-х томах. Т. 3. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2005. С. 720.

78 Наследственное право / Под ред. К.Б. Ярошенко. С. 147-148.

79 Байзигитова А.М. Очередность наследования по закону в Российской Федерации и зарубежных странах. Уфа: РИО БашГУ, 2005. С. 143.

80 СЗ РФ. 2001. № 42 (ч. 1). Ст. 4920.

81 Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья. М.: ООО «ТК Велби», 2002. С. 95.

82 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. С. 124.

83 Шилохвост О.Ю. Наследование по закону в российском гражданском праве. С. 217-218.

84 Блинков О.Е., Борисова Е.Н. Указ. соч. С.20.

85 Там же.

86 Приказ Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 N 1013н «Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» // Российская газета. 26.03.2010. № 63.

87 Эйдинова Э.Б. Наследование по закону и завещанию. М.: Юридическая литература. 1984. С. 34-35.

88 Барщевский М.Ю. Если открылось наследство. М.: Юридическая литература. 1989. С. 42-60.

89 Блинков О.Е., Борисова Е.Н. Указ. соч. С. 21.



21510. Наследование по завещанию 72.05 KB   Большинству хотя бы раз в жизни приходится сталкиваться с вопросами наследственного права. Особенно остро встает вопрос о наследстве, если в наследственное имущество входят квартиры и жилые дома. Именно в этой ситуации возникает наибольшее количество споров между наследниками, а родственники часто становятся врагами. Чтобы по возможности избежать подобного конфликта, необходимо знать основы наследственного права. 8399. Наследование. Основные понятия 41.01 KB   Каждый объект является конкретным представителем класса. Объекты одного класса имеют разные имена но одинаковые по типам и внутренним именам данные. Объектам одного класса для обработки своих данных доступны одинаковые функции класса и одинаковые операции настроенные на работу с объектами класса. А новые классы формируемые на основе базовых производными классамипотомкамидочерними классами. 15513. ПОРЯДОК ПРИНЯТИЯ НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ 46.67 KB   Условия открытия наследства. Иные случаи наследования по закону сводятся к отсутствию наследников по завещанию в том числе отсутствие у них права наследовать отстранению их от наследования непринятию ими наследства их отказу от наследства а также к праву на обязательную долю в наследстве к наследственной трансмиссии и к наследованию вымороченного имущества6. Грудцына к принципам наследственного права относит: приоритет наследования по завещанию над наследованием по закону субъективную свободу выбора равенство наследников по закону... 13907. Аналіз та характеристика Закону 1743 року 42.25 KB   Формування української держави безперечно вплинуло на розвиток українського права. Серед джерел права було скасовано лише ті які слугували зміцненню панування польської шляхти: Устава на волоки Ординація війська Запорозького сеймові конституції. збірники магдебурзького права окремі королівські та князівські грамоти постанови сейму частково продовжували діяти. Норми російського законодавства діяли на Слобожанщині та в Новоросії хоча й тому деяких випадках наприклад при розгляді дрібних кримінальних справ ще дотримувалися... 8963. Прокурорський нагляд за додержанням вимог закону щодо притягнення особи як обвинуваченого 59.63 KB   Конституція України Кримінально-процесуальний кордекс України Кримінальний кодекс України Будников В. Кримінальний процес України: Підручник К. Конституційний Суд України: Рішення. Перебудова кримінального процесу України в контексті європейських стандартів: Монографія. 14182. Надзор за соответствием закону судебных постановлений, а также соблюдением законодательства при их исполнении 23.35 KB   Понятие и задачи надзора за соответствием закону судебных постановлений а также за соблюдением законодательства при их исполнении. Предмет и пределы надзора за соответствием закону судебных постановлений и за соблюдением законодательства при их исполнении. Полномочия прокурора при осуществлении надзора за соответствием закону судебных постановлений и за соблюдением законодательства при их исполнении. 8734. Нагляд прокурора за додержанням вимог закону щодо забезпечення прав учасників досудового провадження у справі 26.06 KB   Прокурорський нагляд за додержанням законів органами дізнання та досудового слідства є одним із галузевих напрямків наглядової діяльності прокуратури. Разом з тим здійснення такого нагляду складає основний зміст діяльності прокурора у досудових стадіях кримінального процесу де прокурор зобов’язаний забезпечити постійний нагляд за додержанням законів всіма органами дізнання і досудового слідства незалежно від їх відомчого підпорядкування. Додержання законів органами які проводять дізнання та досудове слідство складають предмет... 8771. Нагляд прокурора за додержанням вимог закону при прийомі, реєстрації та вирішенні заяв, повідомлень та іншої інформації про вчинені або ті, що готуються, злочини 41.91 KB   Про прокуратуру предметом нагляду за законністю є додержання законів органами дізнання попереднього слідства й іншими органами які ведуть боротьбу зі злочинністю. 20 Закону України Про прокуратуру слідує що прокурор взагалі не перевіряє зазначені в ній органи й організації а: 1 витребовує для перевірки відповідності закону акти що видаються цими органами; 2 або витребовує із відповідних органів і організацій матеріали й іншу інформацію про стан законності і заходи для її забезпечення.121 Конституції України...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.