ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Традиционно рассмотрение элементов состава преступления начинается с его объекта. Это обусловлено приоритетной ролью, которую играет объект в познании и раскрытии социально-правовой сущности преступления.

2015-08-07

40.33 KB

6 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Контрольная работа

ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ


Содержание

1. Понятие объекта преступления

2. Альтернативные концепции объекта преступления

3. Классификация объектов преступления

4. Предмет преступления

Литература


1. Понятие объекта преступления

Традиционно рассмотрение элементов состава преступления начинается с его объекта. Это обусловлено приоритетной ролью, которую играет объект в познании и раскрытии социально-правовой сущности преступления.

Объект преступления, как элемент состава, представляет собой совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих общественно опасную направленность преступления.

Обязательным признаком данного элемента состава является непосредственный объект преступления.

К числу факультативных (дополнительных) признаков относятся, во- первых, дополнительный или факультативный объект, а во-вторых, предмет преступления.

Строго говоря, указанные признаки выступают внешней характеристикой по отношению к самому преступному поведению и не входят в его фактическое содержание. Однако включение их в состав преступления в виде самостоятельного элемента оправданно, поскольку признаки объекта раскрывают социальную направленность преступления, его общественную опасность.

Объект преступления, как обязательный признак состава, присущ любому преступлению. Отсутствие объекта исключает в содеянном состав преступления. Объект преступления обозначает то, на что направлено преступление, чему оно причиняет вред или создает угрозу причинения вреда.

В отечественном уголовном праве возобладало мнение, что объектом всякого преступления являются общественные отношения, охраняемые уголовным законом от причинения вреда. Данный тезис продиктован социальной функцией уголовного права, которое призвано оберегать существующий правопорядок от наиболее опасного с точки зрения личности, общества и государства поведения человека. Общественная опасность преступления, как социального поступка, как раз и состоит в том, что оно нарушает этот правопорядок, существующие в обществе отношения.

Изучение объекта преступления, как общественного отношения, и понимание механизма причинения ему вреда предполагает уяснение структуры самого общественного отношения. При этом уголовно-правовая теория опирается на положения философии, теории права и других общественных наук, которые доказывают, что всякое общественное отношение имеет типовую структуру, состоящую из трех элементов: 1) предмета (материальных и нематериальных благ), то есть то по поводу чего возникает социальный интерес, порождающий, в свою очередь, общественное отношение; 2) субъектов (участников) отношения, которыми являются два или более лица; 3) социальной связи (содержания) между субъектами, отражающей комплекс их взаимных прав, обязанностей и поведения.

В этой структуре находит свое место категория социального интереса. Интерес, как и само благо (предмет), по отношению к которому он возникает, является условием существования общественных отношений и обеспечивается общественными отношениями. Благодаря своей роли социальный интерес выполняет гносеологическую (познавательную) функцию - интерес позволяет познать стоящие за ним и скрытые от непосредственного восприятия соответствующие ему общественные отно- шения1. Вне общественных отношений социальный интерес охраняться не может.

Так, например, собственность, выступающая объектом преступлений, предусмотренных главой 21 УК РФ, представляет собой общественное отношение, обеспечивающее право собственника владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Предметом, в связи с которым возникает отношение собственности, является движимое и недвижимое имущество

  •  благо, удовлетворяющее объективные потребности человека и формирующее у него интерес к этому благу. Субъектами этого отношения являются, с одной стороны, собственник имущества, которому оно принадлежит, с другой стороны - все остальные лица, обязанные соблюдать права собственника. При этом собственник имеет исключительное право владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему вещью, а другие лица обязаны воздерживаться от нарушения этого права. В этом заключается содержание отношения собственности.

Причинение вреда общественным отношениям в результате совершения преступления возможно только путем непосредственного воздействия виновного на какой-либо из указанных элементов отношения: на субъектов отношения, как это имеет место при убийстве, умышленном причинении вреда здоровью человека, ином преступлении, связанном с физическим или психическим воздействием на человека (ст. 105, 111, 277, 318 УК РФ и др.); на предмет отношения, как например, в преступлениях против собственности, при незаконном обороте оружия (ст. 222 УК РФ), надругательстве над Государственными гербом или флагом Российской

Федерации (ст. 329 УК РФ) и др.; на социально-правовую связь между субъектами отношения в виде неисполнения обязанности одной стороной и, как следствие этого, нарушения права другой стороны, например, при воспрепятствовании осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ), нарушении правил охраны труда (ст. 143 УК РФ), уклонении от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ) и др.

Схема механизма причинения преступного вреда объекту преступления такова. Осуществляя противоправное воздействие на какой-либо из элементов отношения, виновный тем самым причиняет общественно опасное последствие и воспрепятствует удовлетворению социального интереса, в связи с которым данное отношение существует. В результате права и обязанности субъектов отношения, правообязанной стороной которого является преступник, нарушены, т.е. происходит разрыв социально-правовой связи, а в итоге нарушение конкретного охраняемого уголовным законом общественного отношения.

Отсюда следует, что любое преступление производит три вредоносных изменения в общественном отношении, выступающим его объектом:

  1.  причинение общественно опасного последствия; 2) воспрепятствование реализации социального интереса, являющегося условием существования общественного отношения; 3) разрыв социально-правовой связи между субъектами отношения в виде нарушения права одного и обязанности другого. Совокупность вредных изменений в элементном составе общественного отношения составляет социально-правовое содержание и выражает сущность преступного вреда, причиняемого объекту преступления.

Говорить о реальном причинении вреда объекту преступления (его полном нарушении, прекращении существования отношения в конкретном случае) можно только тогда, когда имеются все три негативных изменения в правоохраняемом общественном отношении. Отсутствие хотя бы одного из них означает отсутствие преступного вреда в полной мере. Так, например, если причинение смерти человеку, уничтожение или повреждение чужого имущества или причинение иного последствия и воспрепятствование реализации интереса человека к соответствующим благам не сопровождались разрывом социально-правовой связи между субъектами отношения, то совершенное деяние является не преступлением, а правомерным поступком (например, необходимая оборона, устрашающее воздействие уголовным наказанием, изъятие трансплантата с согласия донора и т.д.). Если же наоборот, разрыв социальной связи налицо, а преступного последствия и, следовательно, воспрепятствования реализации социального интереса в виде утраты соответствующего этому интересу блага нет, то имеется лишь возможность (угроза) наступления преступного вреда объекту, которая при прочих условиях (ст. 30 УК РФ) может оцениваться как неоконченное преступление.

Не могут быть признаны объектом преступления вещи, животные, человек, а также личные неимущественные блага (жизнь, здоровье, честь и т.п.). Сами по себе, так сказать, в чистом виде, они не охраняются уголовным правом, а защищаются только лишь в связи с общественными отношениями, возникающими по поводу их существования и проявления к ним социального интереса. Являясь элементами общественного отношения, вещи, животные, человек и другие блага могут выступать в качестве предмета преступления, на который воздействует виновный, а не объекта. Одним из доказательств этих суждений и одновременно их практическим выводом являются случаи, когда деяние хотя и наносит вред имуществу, животным, личным благам человека, но не является общественно опасным в силу отсутствия охраняемых общественных отношений (ограничения в правах по приговору суда, необходимая оборона, крайняя необходимость и т.п.).

Для обозначения объекта преступления в уголовном законе законодатель в названии большинства глав Особенной части УК РФ и некоторых статей указывает на конкретные блага человека, в связи с которыми осуществляется уголовно-правовая охрана. Такое словоупотребление принято для краткости языка уголовного закона, обеспечивает ясность и лаконичность законодательных конструкций.

Не могут быть признаны объектом преступления нормы права, которые нарушает виновный, совершая преступление. Речь идет не только об уголовно-правовых нормах, запрещающих преступные деяния, но и о нормах других отраслей права, в противоречие с которыми вступает поведение преступника. Правовой норме, как формально определенному предписанию, не может быть причинен вред. Таковой причиняется общественным отношениям, урегулированным данной нормой.

Российское уголовное право берет под охрану и, таким образом, рассматривает в качестве объекта преступления наиболее важные, значимые для интересов человека, общества и государства общественные отношения. Их примерный перечень дан в ч. 1 ст. 2 УК РФ: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества. Весь спектр объектов преступлений представлен названиями разделов и глав Особенной части УК РФ, ее статьями.

Не охраняется нормами уголовного права основная масса трудовых, семейных, гражданско-правовых, личных и других отношений, нарушение которых не затрагивает жизненно важных устоев общества и государства. Для реагирования на нарушения этих отношений нет необходимости прибегать к средствам уголовно-правового воздействия, а вполне достаточно применения мер административной, дисциплинарной, гражданско-правовой либо моральной ответственности.

Между тем, следует учитывать, что перечень общественных отношений, находящихся под уголовно-правовой охраной, весьма подвижен и исторически изменяется в зависимости от конкретных политических, экономических и социальных условий жизни общества. Так, например, с 1997 года совершенно новыми объектами охраны для отечественного уголовного законодательства стали интересы службы в коммерческих и иных организациях (глава 23 УК РФ), безопасность компьютерной информации (глава 28 УК РФ), мир и безопасность человечества (глава 34 УК РФ). Напротив, перестали охраняться российским уголовным законом принцип добросовестной конкуренции в сфере рекламы, ввиду того, что утратила силу ст. 182 УК РФ (заведомо ложная реклама), отношения, обеспечивающие имущественные права граждан на потребительском рынке, ввиду того, что утратила силу ст. 200 УК РФ (обман потребителей).

В силу своей значимости отношения, являющиеся объектом преступных посягательств, обычно урегулированы нормами различных отраслей права и законодательства (конституционного, административного, гражданского, экологического, транспортного и т.д.). В них отражается субъектный состав отношений, их содержание, другие характерные свойства. Поэтому для уяснения сущности того или иного объекта уголовно-правовой охраны нередко приходится обращаться к соответствующим нормативно-правовым актам не уголовно-правового характера.

Часто один и тот же вид общественных отношений охраняется нормами различных отраслей права. Скажем, общественный порядок и общественная безопасность охраняются не только нормами уголовного права (глава 24 УК РФ), но и нормами административного права (глава 20 Кодекса РФ об административных правонарушениях). Уголовное право берет под охрану общественные отношения только от наиболее опасных посягательств. Поэтому еще одной немаловажной чертой объекта преступления является то, что в качестве такового выступают лишь те общественные отношения, которым причиняется существенный вред в результате совершенного посягательства. Такой вред способны причинять не все правонарушения, а только преступления. Поэтому малозначительные деяния, формально содержащие признаки какого-либо преступления (ч. 2 ст. 14 УК РФ), часто не являются таковым именно из-за отсутствия объекта уголовно-правовой охраны, оборотной стороной которого является общественная опасность преступления (например, незаконное хранение одного патрона к огнестрельному оружию, подделка одного экземпляра монеты или денежной купюры низкого достоинства).

С учетом сказанного, объект преступления - это наиболее важные общественные отношения, охраняемые уголовным законом от причинения им существенного вреда в результате преступных посягательств.

Уголовно-правовое значение объекта преступления состоит прежде всего в том, что именно объект избран критерием для систематизации составов преступлений в Особенной части УК РФ, распределения их по главам и разделам уголовного закона. Однако не меньшее значение объект, как элемент конкретного состава преступления, имеет для квалификации преступления, что иллюстрируется следующим примером из судебной практики.

Так, по одному уголовному делу установлено, что Стефанишин узнал, что у заключенного Рыжова имеется поддельный казначейский билет (денежная купюра), взял его и сбыл заключенному Лапшину за 2 пачки табака. Областной суд признал Стефанишина виновным в сбыте поддельных денег.

При пересмотре дела надзорная судебная инстанция изменила уголовно-правовую оценку действий Стефанишина по следующим основаниям. Статья уголовного закона, по которой квалифицированы действия осужденного, предусматривает ответственность за изготовление с целью сбыта, а также сбыт поддельных денежных знаков или ценных бумаг. Данное преступление, объектом посягательства которого является государственная денежная система, предполагает наличие у виновного умысла, направленного на изготовление фальшивых денежных знаков или ценных бумаг, имеющих близкое сходство с действительными, что делает возможным пустить поддельный знак в денежное обращение. Из этого следует, что для обвинения лица в фальшивомонетничестве необходимо установить, что им были изготовлены или сбывались такие фальшивые денежные знаки, обнаружение подделки которых в обычных условиях реализации денег по замыслу виновного было бы затруднительным либо вовсе исключалось.

В данном же конкретном случае по делу не установлено наличие у осужденного цели совершения такого рода действий. Из материалов дела усматривается, что изготовленные денежные знаки по внешнему виду существенно отличались от настоящих денег и не могли поступить в обращение, а следовательно, и причинить ущерб денежной системе. Поддельный казначейский билет предназначался для совершения мошеннических действий. Умысел осужденного был направлен на обман заключенного, занимавшегося спекуляцией, и для этой цели использовался нарисованный денежный знак. Поэтому действия Стефанишина были переквалифицированы как преступление против собственности

  •  мошенничество2.

Из данного примера видно, что правильное уяснение объекта преступления, на который посягает фальшивомонетничество (общественные отношения, образующие денежную систему государства), позволило надзорной судебной инстанции принять правильное решение о квалификации действий осужденного, которые по своему характеру не могли причинить вред указанному объекту, а посягали на другой объект преступления - собственность.

Объект преступления стал предметом внимания Пленума Верховного Суда РФ по делам об экологических преступлениях: «Высокая степень общественной опасности этого вида правонарушений обусловлена тем, что объектом их посягательства являются стабильность окружающей среды и природно-ресурсный потенциал, а также гарантированное ст. 42 Конституции Российской Федерации право каждого на благоприятную окружающую среду». Исходя из этого, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что не являются предметом экологического преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ (Незаконная рубка лесных насаждений), деревья и кустарники, произрастающие на землях сельскохозяйственного назначения, за исключением лесозащитных насаждений, на приусадебных дачных и садовых участках, ветровальные, буреломные деревья и т.п., если иное не предусмотрено специальными правовыми актами. Завладение теми деревьями, которые срублены и приготовлены к складированию, сбыту или вывозу другими лицами, следует квалифицировать как хищение чужого имущества3.

В теории уголовного права наряду с понятием «объект преступления» нередко используется понятие «объект уголовно-правовой охраны». Отдельные авторы видят в них различие. В частности, «объект уголовноправовой охраны возникает с момента принятия соответствующей уголовно-правовой нормы. Он может существовать и существует при отсутствии деяний, на него посягающих, т.е. преступлений. Объект преступления

  •  то, на что посягает преступление, возникает в момент совершения преступления, хотя только при условии существования уголовно-правовой охраны»4. Или, например, понятие «объект уголовно-правовой охраны» дает лишь общее представление о круге общественных отношений, защищаемых уголовным законом (ч. 1 ст. 2 УК РФ), тогда как понятие «объект преступления» характеризует элемент состава преступления. Однако, несмотря на то, что «объект преступления» и «объект уголовно-правовой охраны» характеризуют различные аспекты понимания одного и того же явления, чаще всего оба этих термина употребляются как синонимы. И тот и другой означают не что иное как охраняемые уголовным правом общественные отношения.

Объект преступления (объект уголовно-правовой охраны) не следует отождествлять с предметом уголовного права, как отрасли права. Предметом уголовно-правового регулирования являются специфические отношения, связанные с удержанием граждан от совершения преступлений, применением мер уголовно-правового характера в связи с совершением преступлений и иных общественно опасных деяний, а также реализацией прав граждан на правомерное причинение вреда. Общественные отношения, выступающие в качестве объекта преступления, напрямую регулируются не уголовным правом, а являются предметом регулирования иных отраслей. Уголовное право в их регулировании играет вспомогательную роль, охраняя данные отношения от преступлений путем непосредственного регулирования тех отношений, которые образуют его предмет как самостоятельной отрасли.

2. Альтернативные концепции объекта преступления

Концепция объекта преступления как общественных отношений, современное представление о которой изложено в предыдущем параграфе, в теории российского уголовного права является господствующей, т.е. поддерживается подавляющим большинством ученых-юристов и представителей правоприменительной практики. Однако доминирующую позицию эта концепция обрела не сразу.

В современной уголовно-правовой науке выделяют три периода в развитии учения об объекте преступления5.

Первый период, датируемый срединой XIX в., характеризуется отождествлением объекта с тем, что сегодня именуется предметом преступления, и выделением двух объектов преступления - непосредственного как правового блага (вещи, состояния, конкретные отношения) и посредственного (отвлеченного) - воля государства, сформулированная в уголовно-правовых нормах.

Неразвитость учения об объекте преступления обусловливало то, что объект не рассматривался законодателем того времени в качестве критерия, пригодного для систематизации групп и видов составов преступлений в Особенной части уголовного законодательства. Критериями группировки норм по главам в уголовных законах досоветского периода были признаки субъекта преступления, имущество как предмет преступления, действия, характеризующие объективную сторону преступлений, а также сфера жизнедеятельности, в которой совершалось преступление. Такое положение в свою очередь приводило к избыточной казуальности (детализации) в изложении диспозиций статей Особенной части уголовного закона, чрезмерному законодательному дроблению составов по существу одного и того же преступления, громоздкости уголовно-правовых актов в целом. Так, Особенная часть Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. состояла из 2034 статей, в Особенной части Уложения 1885 г. содержалось 1711 статей, а Особенная часть Уголовного уложения 1903 г. состояла из 611 статей.

Второй период (конец XIX - начало XX в.) характеризуется постепенным признанием того, что преступление причиняет вред всему обществу и посягает на общественные отношения, но не как определенную систему, а как отношения (социальные связи), существующие между конкретными субъектами. Объект преступления рассматривался как двухаспектное явление, характеризующееся нарушением запрета, выраженного в правовой норме, и наличием блага, которому непосредственно причинен вред. В учении об объекте преступления в тот период времени наблюдается противостояние, а затем слияние двух основных концепций объекта

  •  нормативистской, видевшей объектом норму права, и теории объекта как правового блага или правоохраняемого интереса. В начале XX в. отечественной уголовно-правовой наукой стала осознаваться необходимость отграничения объекта преступления от того, что позже станут называть предметом преступления.

Первый уголовный закон советского государства - Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, принятые Постановлением Народного комиссариата юстиции 12 декабря 1919 г. - ставил перед советским уголовным правом задачу посредством репрессии охранять систему общественных отношений, соответствующую интересам трудящихся масс, организовавшихся в господствующий класс в переходной от капитализма к коммунизму период диктатуры пролетариата. Преступление определялось как нарушение порядка общественных отношений, охраняемого уголовным правом. Однако, несмотря на законодательное признание того, что преступление посягает на общественные отношения, учение об объекте преступления досоветского периода было практически полностью перенесено в начавшую свое развитие теорию советского уголовного права, в которой объектом преступления преимущественно признавались правовые блага.

Третий период (1930-1960 гг.) характеризуется критикой концепций объекта преступления досоветского периода как буржуазных и непригодных для советского уголовного права, признанием в качестве объекта общественных отношений. Первое обоснование с позиции социалистического права эта точка зрения получила в учебнике А.А. Пионтковского, изданного в 1925 году6, а наиболее яркое концептуальное оформление - в монографии Б.С. Никифорова, изданной в 1960 году7. В начале 60-х годов ХХ в. концепция «объект преступления - общественные отношения» в своей основе была сформирована и в последующие годы широко и прочно укрепилась в умах представителей уголовно-правовой науки и правоприменительной практики.

Итак, концепция «объект преступления - общественные отношения» является закономерным итогом эволюционирования учения об объекте преступления, зародившегося в виде отдельных взглядов, идей и теорий относительно того на что посягает преступление, чему оно причиняет вред, развившихся в палитру нормативистских (объект - норма права), социологических (объект - правовое благо, социальный интерес) и разного рода промежуточных, дуалистических концепций объекта, сменившихся в итоге четким осознанием того, что объектом всякого преступления являются сложившиеся в обществе отношения. Как отмечает В.С. Прохоров, «обращение к авторитетам прошлого в поисках действительного объекта преступления показывает, что концепция объекта преступления развивалась в отечественной науке в направлении все более четкого понимания, что преступление - не только ущемление частного интереса, посягательство на то или иное благо и т.п., но что за конкретным преступлением стоит нечто скрытое от чувственного восприятия - общество»8.

Порочной особенностью разработки концепции объекта преступления как общественных отношений в советском уголовном праве стало то, что на первых порах конструктивная критика досоветских концепций объекта либо отсутствовала вовсе либо была скрыта за политически и идеологически ангажированными штампами, которые присваивались указанным концепциям, как «буржуазным» и потому неприемлемым и непригодным для уголовного права советского государства, опирающегося в учении об объекте преступления на марксистско-ленинскую теорию общественных отношений. В результате «создавалось обманчивое впечатление, что со сменой политических ориентиров понятие объекта можно создать с чистого листа»9. Вероятно, по этой причине, после смены в России в начале 90-х годов ХХ в. политического, экономического и общественного строя, в науке уголовного права отмечается проявление интереса к господствующим в досоветский период альтернативным взглядам на объект преступления, которые отличаются от концепции «объект преступления - общественные отношения».

По истечении более чем ста лет, очевидно, нет особого интереса в пересказе всего многообразия теорий, которые в XIX - начале XX вв. приводились в пользу того или иного взгляда на решение проблемы объекта преступления. Гораздо актуальным видится краткое описание основных альтернативных концепций объекта преступления, которые обосновываются в трудах современных исследователей российского уголовного права, а также их критический очерк.

«Объект преступления - правовое благо, правоохраняемый интерес». Известная отечественному уголовному праву XIX века и приобретающая все большую популярность в наше время точка зрения на объект преступления как правовое благо (правоохраняемый интерес) не является сугубо индивидуальной разработкой какой-либо отдельной теории в учении об объекте преступления из всей палитры теорий, описанных в литературе по уголовному праву досоветского периода. Термин «благо» или «интерес» так или иначе использовался представителями всех концепций объекта преступления, причем интерпретировался учеными по-разному, но всегда как нечто нарушаемое, изменяемое, подвергающееся воздействию и т.п., и с некоторых пор стал играть роль своеобразного собирательного понятия, позволившего связать воедино нормативистское и социологическое направления в объяснении понятия объекта преступления. Однако, многие современные исследователи наиболее отчетливое концептуальное оформление указанной позиции связывают с трудами видного ученого- криминалиста дореволюционного времени Н.С. Таганцева.

В постсоветский период последователями концепции «объект преступления - правовое благо, правоохраняемый интерес» оказались некоторые ученые-юристы, развивавшие науку советского уголовного права, но под воздействием произведений Н.С. Таганцева, пересмотревшие свои взгляды на объект преступления.

Так, профессор Н.И. Загородников в начале 90-х годов уходящего столетия усомнился в научной достоверности господствующего взгляда на объект преступления как общественное отношение. Взамен он предложил считать объектом уголовно-правовой охраны конкретные блага человека биологического, биосоциального и социального характера10. К сожалению, обоснование своей позиции автором больше носит идеологический, эмоциональный характер, нежели опирается на глубокие уголовно-правовые аргументы. Если конкретные блага человека (жизнь, здоровье, свободу, имущество и т.д.) рассматривать в качестве объекта преступления изолированно от системы общественных отношений, то можно прийти к неверному выводу о том, что необходимая оборона, причинение вреда преступнику при задержании, крайняя необходимость также являются общественно опасными, поскольку предполагают причинение вреда тем или иным благам человека. «Рассматривать благо в качестве объекта преступления вне связи с общественными отношениями нельзя»; «в качестве объекта преступления благо может выступать в тех случаях, когда оно, во-первых, выражается в социально-полезном общественном отношении, во-вторых, является объектом социально-полезного общественного отношения»11.

По мнению профессора А.Э. Жалинского, для отражения значимых в уголовном праве признаков объекта преступления разумнее использовать нейтральное понятие «правовое благо» либо «защищаемый интерес», поскольку понятие «общественные отношения» есть излишне абстрактная модель реального явления и не отражает свойств объекта преступления. «Правовое благо» легче поддается конкретизации, не несет в себе ложного идеологического заряда и легче привязывается к особенностям правового регулирования12.

Взгляд на объект как правовое благо высказывает и профессор А.В. Наумов. Однако по его мнению: «Во многих случаях трактовка объекта преступления как определенных общественных отношений вполне справедлива, например, в случаях признания объектом преступления отношений собственности при краже, грабеже и других хищениях имущества. В этом случае объектом преступления действительно выступает не похищаемое имущество непосредственно (ему при этом может быть не причинено никакого вреда), а именно отношения, вытекающие из права собственности, т.е. права владения, пользования и распоряжения имуществом. Однако в ряде других случаев теория объекта преступления как общественного отношения «не срабатывает». Особенно это относится к преступлениям против личности, в первую очередь к убийству»13. Свое мнение А.В. Наумов аргументирует тем, что в советском уголовном праве жизнь человека как объект убийства понималась не сама по себе, а в смысле совокупности общественных отношений, исходя из марксистского тезиса о том, что сущность человека - это совокупность всех общественных отношений. Это по словам А.В. Наумова привело к тому, что ценность жизни человека как объекта уголовно-правовой охраны была явно принижена, а «человек из самостоятельной абсолютной ценности превращался в носителя общественных отношений (трудовых, оборонных, служебных, семейных, собственности и т.д.)»14.

В итоге А.В. Наумов заключает, что теория объекта преступления как общественных отношений, охраняемых уголовным законом, не может быть признана общей универсальной теорией, поэтому представляется возможным возвращение к теории объекта как правового блага, созданной еще в конце XIX века в рамках классической и социологической школ уголовного права.

Пожалуй, в доводах А.В. Наумова преобладает все та же политическая, идеологическая нота. Низведение ценности человека и его жизни, в частности в советском уголовном праве было обусловлено не концепцией «объект — общественные отношения», а бытовавшим в то время идеологическим подходом к человеку как «винтику в машине социализма» и возведением в приоритет государственных и общественных интересов над интересами личными.

Что же касается существа вопроса, то необходимо четко различать два аспекта проблемы: во-первых, уголовно-правовую охрану самостоятельных общественных отношений, обеспечивающих незыблемость и благополучное существование каждого человека как биологической единицы рода людей, и во-вторых, уголовно-правовую охрану тех общественных отношений, в которые вступает человек в процессе своей жизни, выполняя различные социальные роли, а его жизнь, здоровье и другие личные блага являются условием выполнения этих ролей (например, ст.ст. 277, 317, 318 УК РФ). С этой точки зрения никакого принижения человека и его личных благ как высшей ценности не происходит, а теория объекта преступления как общественного отношения применительно к преступлениям против личности как раз срабатывает.

Если обратиться к истокам теории объекта преступления, которую более ста лет назад разработал Н.С. Таганцев, и которая некоторым современным исследователям представляется наиболее верной и сохраняющей свое значение15, то основные ее положения состоят в следующем.

Дистанцируясь от нормативистских теорий объекта преступления и полагая, что посягательство на норму права не исчерпывает всей юридической сущности объекта, Н.С. Таганцев утверждал, что «посягательство на норму права в ее реальном бытии есть посягательство на правоохраненный интерес жизни, на правовое благо»16. «Жизнь общественная, - писал Н.С. Таганцев, - в ее индивидуальных и общественных проявлениях творит интересы и вызывает их правоохрану, в силу чего эти интересы получают особое значение и структуру, облекаются в значение юридических благ и как таковые дают содержание юридическим нормам и в то же время служат их жизненным проявлением, образуя своей совокупностью жизненное проявление правопорядка. При этом нельзя забывать, что, обращая интерес жизни в правовое благо, право не только признает бытие этого интереса, не только дает ему охрану и защиту, но видоизменяет его в объеме, форме, иногда даже в содержании, сглаживая его частный, индивидуальный характер и придавая ему социальное, общественное значение. ... Такими правоохраняемыми интересами могут быть: личность и ее блага - жизнь, телесная неприкосновенность, личные чувствования, честь, обладание или пользование известными предметами внешнего мира; проявление личности вовне, свобода передвижения и деятельности в ее различных сферах; возникшие в силу этой деятельности известные отношения или состояния - их неизменяемость, ненарушимость; различные блага, составляющие общественное достояние, и т. п. ... Охраняемые интересы могут иметь реальный характер - жизнь, здоровье, неприкосновенность владения, или идеальный - честь, религиозное чувство, благопристойность и т. д.»17.

«Определяя преступное деяние как посягательство на правовую норму в ее реальном бытии или, другими словами, как посягательство на правоохраненные интересы жизни, мы тем самым устанавливаем и понятие об объекте преступного посягательства: таковым является заповедь или норма права, нашедшая свое выражение во входящем в сферу субъективных прав, охраненном этой нормой интересе жизни. Так, говоря, что воровство есть похищение чужого движимого имущества, мы этим указываем, что конкретным предметом, на который направляется преступное деяние, являются часы, кошелек и т.п., находящиеся в чьем-либо обладании, а отвлеченным объектом - норма права, определяющая отношение лиц по имуществу и защищающая неприкосновенность собственности и владения. ... Даже наказуемое по ст. 287 жестокое обращение с животными имеет своим объектом не животное как таковое, а интересы народной нравственности, оскорбление чувства сострадания, опасность огрубления нравов и т.п.»18.

Сравнивая данные положения с концептуальными основами теории объекта как общественного отношения нетрудно заметить, что между двумя теориями нет принципиальных противоречий, а «имеющаяся дискуссия в большей степени имеет политизированный оттенок, отражает стремление представителей теории интереса (блага) дистанцироваться от советской школы уголовного права и использовать в своих рассуждениях «нейтральное» понятие интереса или блага вместо «имеющего ложный идеологический заряд» понятия общественные отношения. В действительности же категория общественных отношений объективна и не имеет политической или идеологической окраски»19. Концепция объекта преступления как общественных отношений является усовершенствованной концепцией объекта как правового блага (правоохраняемого интереса).

«Люди как объект преступления». Истоки данной концепции, как и предыдущей, лежат в трудах ученых-криминалистов XIX столетия20. Современная трактовка концепции, согласно которой под объектом преступления понимается человек или группа людей, представлена в трудах профессора Г.П. Новоселова. По его мнению, «объектом любого преступления, а не только направленного против личности, выступают люди, которые в одних случаях выступают в качестве отдельных физических лиц, в других - как некоторого рода множество лиц, имеющих или не имеющих статус юридического лица, в-третьих - как социум (общество)»21. При обосновании своей позиции ученый исходит из взаимосвязанности следующих положений.

«Поскольку каждое преступление есть отношение лица к людям, то на этом основании можно констатировать, что объект преступления есть не само общественное отношение, а лишь одна его сторона. . В качестве стороны общественных отношений объектом преступления выступает определенный участник отношений, а стало быть, объект - это всегда люди (отдельное лицо или группа лиц), и только они»22.

Представления об объекте, как справедливо полагает Г.П. Новоселов, должны быть обусловлены решением вопроса о сущности преступного вреда, понятие которого принципиально отличается от понятия общественно опасных (преступных) последствий. «Преступные последствия,

  •  пишет он, - есть причинно связанные с содеянным любые изменения окружающего мира, где бы (в природе, имуществе, документах, здоровье человека и т.д.) они не происходили и какой бы (физический, химический и т.д.) характер ни носили», тогда как «сущность преступного вреда состоит в лишении кого-либо не юридической, а фактической возможности законного удовлетворения своих потребностей»23.

Преступные последствия характеризуются Г.П. Новоселовым как результат физического взаимодействия субъекта и предмета преступления. Поскольку «во всяком взаимодействии предполагается несколько сторон, одна из которых при совершении преступления - сам действующий виновный, а другая - предмет посягательства», место предмета преступления в структуре преступного посягательства определяется тем, что он характеризует одну из сторон взаимодействия, вызывающего какие-либо изменения в окружающем мире, т.е. «предмет преступления всегда есть нечто, подвергающееся преступному воздействию со стороны виновного»24. Между тем, «способность чего-либо служить предметом преступления возникает не в силу предусмотренности законодателем в качестве признака состава преступления, а по объективным причинам, в частности, в силу возможности служить средством удовлетворения потребностей людей и порождать между ними определенные отношения»25. В этой связи Г.П. Новоселов консолидируется со сторонниками концепции объекта преступления как общественных отношений в том, что вне связи с людьми и общественными отношениями предмет преступления не существует и существовать не может в принципе. В итоге предмет преступления определяется ученым как различного рода материальные (имущество, деньги и т.п.) или нематериальные (честь, достоинство, интеллектуальная собственность) блага (ценности), способные удовлетворять потребности людей, преступное воздействие на которые (или незаконное обращение с которыми) причиняет или создает угрозу причинения вреда. В наиболее обобщенном виде перечень таких ценностей, выступающих предметом преступления, с одной стороны, а с другой стороны, по версии ГП. Новоселова - объектом уголовно-правовой охраны, зафиксирован в ч. 1 ст. 2 УК РФ (права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества).

И далее. «Если исходить из того, что преступный вред и преступные последствия - понятия не тождественные, то вполне логично рассматривать как вред не сами по себе изменения, производимые в результате преступного воздействия, а некоторого рода их оценку, отражающую значимость данных изменений для людей. Действия человека способны уничтожить, повредить, видоизменить какую-либо вещь, однако изменения окружающей действительности, порождаемые деянием, вне связи с их отношением к человеку не являются отрицательными или положительными. Более того, одни и те же изменения окружающего мира могут иметь неодинаковое, даже противоположное значение для разных лиц, причиняя, например, ущерб собственнику и обогащая виновного, незаконно присвоившего чужое имущество. Полагая, что в понятии вреда всегда отражается не просто физическая характеристика последствий преступления, а их социальная оценка, осуществляемая людьми с точки зрения их интересов, есть все основания утверждать: преступление причиняет или создает угрозу причинения вреда не чему-то (благам, нормам права, отношениям и т.п.), а кому-то, и, следовательно, как объект преступления нужно рассматривать не что-то, а кого-то»26. По этим соображениям Г.П. Новоселов считает, что никакого иного вреда, кроме вреда людям, преступление причинить не может, стало быть, всякое лицо, являющее потерпевшим, есть объект преступления.

Приведенная концепция объекта преступления в науке воспринимается критически. При таком понимании объекта преступления он перестает играть свою роль в раскрытии специфики общественно опасной направленности того или иного преступления, утрачивает свойство быть критерием для разграничения различных видов и групп преступлений, поскольку объектом любого из них (и убийства, и кражи, и государственной измены и т.п.) считается человек (люди). Как следствие, утрачивается практическое значение объекта преступления для систематизации Особенной части уголовного законодательства.

Главное же видится в том, что сторонникам концепции «объект преступления - человек (люди)» не удалось создать теорию объекта, изолированную от категории общественного отношения, ибо как считает сам Г.П. Новоселов, «не будет ли более логичным положение о том, что не сам факт причинения вреда людям, их интересам влечет за собой нарушение (разрушение) «нормальных» общественных отношений, а как раз напротив: нарушение этих отношений нужно воспринимать как средство, способ и т.п. причинения вреда самим участникам отношений, их интересам»27. Значит, так сказать, целью первого порядка для преступника все- таки является не человек или люди, а общественные отношения, которые ввиду своей содержательности, качественного многообразия и способности к теоретической классификации (взять к примеру деление отраслей права по предмету правового регулирования) в большей мере отвечают практическим потребностям уголовного права. Концепция объекта преступления как человека (людей) «представляет собой модифицированный вариант господствующей теории, но с концентрацией внимания только на участнике общественных отношений»28.

«Объект преступления - интересы социальных субъектов». Концептуальный взгляд на объект преступления, как некий социальный интерес, в наиболее полном виде представлен в научных трудах профессора Е.И. Каиржанова. В своей монографии «Интересы трудящихся и Уголовный закон. Проблемы объекта преступления», вышедшей в Алма-Ате в 1973 году и переизданной с некоторыми уточнениями автора в 2008 году, Е.И. Каиржанов, опираясь на обширный анализ философской и социологической литературы, отстаивает точку зрения о том, что объектом преступления (объектом уголовно-правовой охраны) являются интересы социальных субъектов (индивидов, социальных групп, общества и государства)29.

Необходимость признания интереса объектом уголовно-правовой защиты, как считал Е.И. Каиржанов, вытекает не только из материалистической философии классиков марксизма-ленинизма, которую ученый берет в качестве методологической базы своего исследования. В ряде случаев сам законодатель прямо выделяет тот или иной интерес в качестве объекта правовой охраны и преступного посягательства, например, в статьях об ответственности за должностные преступления, где речь идет

  1.  причинении вреда «интересам граждан, организаций, общества или государства».

Рассматривая интерес как благо, которое находится в реальном и объективном мире, независимо от нашего сознания, Е.И. Каиржанов отводил ему роль своеобразного предмета элементарного общественного отношения, считая его «ядром» всякого общественного отношения. Сами общественные отношения, «хотя и возникают независимо от сознания человека, но складываются по поводу и в связи с интересом, вокруг него». В итоге, интерес определяется автором как «конкретное проявление и выражение определенных общественных отношений»30.

Объект уголовно-правовой охраны, по мнению Е.И. Каиржанова, имеет не только материальную, но и формальную стороны. «Нет интереса в праве без его правовой защиты. Но нет права, конкретных правовых норм без охраняемого ими социально ценного интереса. Интерес и право тесно взаимосвязаны между собой и неразрывны в качестве объекта. . Как объект уголовно-правовой защиты тот или иной социально ценный интерес оформляется юридически, находит свою правовую форму («обо- лочку»)»31.

Для определения объекта того или иного преступления в каждом отдельном случае ученый полагал необходимым обратиться к двум взаимосвязанным вопросам. «Во-первых, какие и чьи интересы (в смысле субъекта интереса) потерпели либо могли потерпеть ущерб? Это, другими словами, материальный, сущностно-содержательный признак или элемент объекта преступления. И, во-вторых, какая правовая норма, какое и чье право или правовой порядок нарушен преступлением, поскольку общественное отношение может находиться под защитой либо регулировкой разных правовых институтов, отраслей и норм права. Необходимо определить и установить, какая «правовая оболочка» того или иного «интереса» нарушена. Это как бы внешний, формально правовой признак или элемент объекта преступления»32.

Считая, таким образом, объектом преступления с формальной стороны правовую норму, Е.И. Каиржанов пояснял, что «это лишь ближайшая сторона, видимая с правовой точки зрения сторона объекта преступления. Более глубокая, содержательная сторона, суть или общественная ценность объекта лежит в интересе, в материальном или моральном благе общества, государства, коллектива, отдельных людей, которые охраняются или защищаются данным правовым порядком от имени общества, государства. . Таким образом, объект преступления всегда выступает в своем единстве интереса и его правовой формы»33.

Как видим, теория «объект преступления - интересы социальных субъектов» в своей основе тесно связана с концепцией объекта как общественных отношений. Как признается сам Е.И. Каиржанов во введении к своей монографии, он не противопоставляет разработанную им теорию господствующей концепции «объект преступления - общественные отношения», а видит в ней уточнение категории «общественного отношения» применительно к непосредственному объекту уголовно-правовой охраны34. «Рассмотрение общественных отношений как общего основания для определения объекта преступления, - пишет Е.И. Каиржанов, - не может вызвать каких-либо принципиальных возражений. Оно основано на марксистско-ленинском понимании личности и общества, следовательно, такая концепция может быть общеметодологической базой, на которой может быть построено всякое уточнение и конкретизация объекта уголовно-правовой охраны»35.

Вышеизложенные концепции объекта преступления не исчерпывают всего многообразия мнений по данной проблеме, которые имеются в современной литературе по уголовному праву. В противовес господствующей для последних десятилетий концепции объекта преступления как общественного отношения объектом преступления предлагается считать личные, общественные и государственные ценности36, охраняемую уголовным законом социальную безопасность, т.е. состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства37, и др.

Не отвергая научной ценности и, вероятно, перспективности приведенных взглядов, вместе с тем следует отметить, что концепция объекта преступления как общественных отношений, без преувеличения, была значимым достижением отечественной науки уголовного права, устойчиво держалась на протяжении десятилетий и послужила теоретической базой не для одного десятка уголовно-правовых исследований конкретных преступлений, нашла поддержку в судебной практике. Альтернативным теориям объекта преступления, ставшим с недавних пор популярными в российской науке уголовного права, не удалось дистанцироваться от категории общественного отношения в объяснении объекта преступления. Таковым они объявляют по существу какой-либо из структурных элементов общественного отношения (его предмет (блага, ценности), участников, их интересы или права). При этом сколько-нибудь удовлетворительных объяснений тому, чем перестала устраивать традиционная концепция объекта ученых и практиков, в новейшей литературе по уголовному праву по большей части не находится. Это говорит о том, что в российской доктрине уголовного права корни теории объекта преступления как общественного отношения достаточно прочны, и для потеснения ее какой-то другой концепцией нужны серьезные практически ориентированные уголовно-правовые исследования, с подлинно научным переосмыслением того опыта, который накоплен в учении об объекте преступления представителями классической, социологической и советской школ уголовного права XIX-XX столетий.

3. Классификация объектов преступления

Для уяснения системы объектов уголовно-правовой охраны и правильной юридической оценки (квалификации) преступлений по этому элементу состава важное значение имеет классификация объектов преступления. В теории уголовного права объекты преступления принято классифицировать по двум основаниям, во-первых, по степени обобщенности (уровню уголовно-правовой охраны), во-вторых, в зависимости от той роли, которую играет объект в определении социально-правовой природы конкретного преступления.

Согласно первому основанию выделяют общий, родовой, видовой и непосредственный объект. Это деление называют классификацией объектов «по вертикали», так как в основе ее лежит логическая операция ограничения понятий от общего к частному.

Общий объект - это совокупность всех общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Понятие общего объекта позволяет определить объем общественных отношений, взятых под уголовно-правовую охрану, установить их общие черты в совокупности и, таким образом, очертить пределы действия уголовного законодательства в общественной жизни.

Родовой объект - это совокупность охраняемых уголовным законом родственных общественных отношений, составляющих определенную сферу жизни общества (политическую, экономическую, социальную, личную). Ввиду этого родовыми объектами выступают отношения, обеспечивающие безопасность личности, экономики, общественную безопасность и общественный порядок, безопасность государства и обороноспособность его войск, международную безопасность. В свою очередь, совокупность родовых объектов составляет понятие общего объекта.

Понятию родового объекта соответствует однородная по сфере социального бытия группа общественных отношений, нуждающаяся в охране единым комплексом уголовно-правовых норм. Соответствующий комплекс норм обособлен рамками раздела Особенной части УК РФ, который объединяет составы преступлений, посягающих на один и тот же родовой объект. Сам родовой объект обозначен названием раздела Особенной части УК РФ.

Видовой объект - это узкая группа охраняемых уголовным законом общественных отношений, отражающих определенный спектр отдельной сферы общественной жизни. Любая из сфер жизни общества включает в себя множество спектров общественных отношений, которые в силу своей схожести можно объединить в родственные группы. Каждая из этих групп соответствует понятию видового объекта преступления, который, в свою очередь, включается в понятие родового объекта.

По видовому объекту преступления объединяются в главы, название которых и отражает видовой объект обособленных групп преступлений. Например, отношения, обеспечивающие безопасность личности, являются родовым объектом всех преступлений раздела VII Особенной части УК РФ. В качестве же видовых объектов выступают отношения, обеспечивающие право человека на жизнь и здоровье (глава 16 УК РФ), право на свободу, честь и достоинство (глава 17 УК РФ), право на половую свободу и половая неприкосновенность (глава 18 УК РФ) и т.д. Обычно несколько видовых объектов составляют родовой объект. Но есть и исключения, когда родовой и видовой объект тождественны. Например, совпадают родовой и видовой объекты преступлений против военной службы.

В Особенной части действующего УК РФ имеются примеры, когда законодатель в рамках одной главы объединил группы преступлений, посягающих по существу на самостоятельные видовые объекты. Так, глава 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» объединяет преступления, которые имеют своим видовым объектом различные сферы общественных отношений: отношения, обеспечивающие здоровье населения и отношения, обеспечивающие нравственные и культурные устои жизни общества. Аналогичное замечание следует сделать в отношении главы 17 УК РФ «Преступления против свободы, чести и достоинства личности», которая объединяет преступления, посягающие на отношения по поводу качественно разных личных благ человека38. Такого рода главы являются искусственным структурным элементом Особенной части уголовного законодательства, ибо не основаны на самостоятельном видовом объекте. Правильное понимание видового объекта преступления позволяет законодателю избегать подобных ошибок в систематизации Особенной части уголовного законодательства.

Непосредственный объект - это конкретное общественное отношение, на которое посягает отдельное преступление. Каждое преступление, предусмотренное в УК РФ, имеет свой непосредственный объект, который является обязательным признаком состава. Непосредственный объект преступления является частью видового, родового и общего объекта. В отдельных случаях непосредственный объект совпадает с видовым объектом, как например, в преступлениях против собственности.

Непосредственный объект охраняется уголовным законом на уровне конкретной статьи Особенной части и устанавливается из содержания и смысла ее диспозиции, а также из анализа родового и видового объекта. Непосредственный объект может охраняться одной статьей Особенной части УК РФ либо несколькими статьями, когда одновременно несколько преступлений имеют один и тот же непосредственный объект. Например, общественные отношения в сфере похоронной культуры напрямую охраняются только ст. 244 УК РФ. А скажем, собственность является непосредственным объектом не только кражи (ст. 158 УК РФ), но и мошенничества (ст. 159 УК РФ), грабежа (ст. 161 УК РФ) и др.

Классификация объектов «по вертикали» положена в основу систематизации Особенной части УК РФ на разделы и главы, что позволило объединить все преступления в однородные группы по их объекту. То, что именно объект избран критерием классификации преступлений в Особенной части УК РФ, а не какой-либо другой признак состава, объясняется тем, что объект, в отличие от других признаков, раскрывает индивидуальную социально-правовую природу каждого преступления, определяет его сущность. Последовательность расположения родовых и видовых объектов в Особенной части позволяет судить об относительных приоритетах в уголовно-правовой охране общественных отношений, выстроенных по принципу «личность - общество - государство».

Согласно второму основанию классификации объекты подразделяются на основной, дополнительный и факультативный. Эта классификация получила название классификация объектов «по горизонтали», поскольку соответствующие виды объектов выделяются на уровне непосредственного объекта преступления, являются разновидностями последнего.

Обычно преступление посягает на какой-то один вид общественных отношений, который выступает его непосредственным объектом. Например, непосредственным объектом убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, является безопасность жизни человека. Некоторые преступления имеют своим непосредственным объектом не одно, а одновременно несколько (два, реже три и более) общественных отношения. Такие преступления получили название многообъектных. Например, непосредственным объектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) является не только политическая система России, но и безопасность жизни указанных лиц.

В многообъектном преступлении различные общественные отношения, на которые оно посягает, имеют неодинаковое значение. Социальноправовая природа преступления определяется его основным непосредственным объектом, а другие непосредственные объекты выступают как дополнительные или факультативные. С учетом того, что дополнительный и факультативный объекты имеются не во всех преступлениях, они являются необязательными (факультативными) признаками состава преступления.

Основной объект - это общественное отношение, определяющее социально-правовую природу посягающего на него преступления, и которое законодатель стремился поставить под охрану посредством создания конкретной уголовно-правовой нормы. Основной непосредственный объект оказывает решающее влияние на характер общественной опасности преступления и предопределяет место состава соответствующего преступления в системе Особенной части УК РФ.

Основной объект вытекает из видового и родового объектов, является их частью. Поэтому основной объект конкретного преступления устанавливается исходя из того места (раздел, глава), которое занимает преступление в Особенной части УК РФ, и предварительного анализа его родового и видового объекта. Так, основным объектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) является политическая система России, поскольку данное преступление входит в группу преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, а безопасность жизни человека выступает дополнительным объектом данного преступления.

Дополнительный объект - это общественное отношение, находящееся под единой уголовно-правовой охраной вместе с основным объектом в связи с неизбежностью причинения ему вреда при посягательстве на основной объект. Дополнительный объект играет второстепенную роль в характеристике социально-правовой природы преступления после основного объекта. В преступлениях, имеющих дополнительный объект, последний охраняется наряду с основным объектом, так как дополнительному объекту всегда причиняется вред при посягательстве на основной объект.

Можно сказать, что в таких преступлениях невозможно совершить посягательство на основной объект, не причинив вреда или не создав угрозы причинения вреда дополнительному объекту. Общественное отношение, выступающее дополнительным объектом, если рассматривать его отдельно вне состава многообъектного преступления, может выступать непосредственным объектом другого преступления, где оно будет иметь значение основного объекта.

Дополнительный объект всегда отражен в основном составе преступления. Он может быть представлен как единственным видом общественных отношений (единственный дополнительный объект), так и несколькими видами общественных отношений, когда причинение вреда основному объекту сопровождается причинением вреда какому-либо одному из дополнительных объектов (альтернативный дополнительный объект). Причем, если не одному из альтернативных дополнительных объектов не будет причинен вред, оконченный состав данного преступления исключается. Так, в преступлении, предусмотренном ст. 277 УК РФ, дополнительный объект является единственным - безопасность жизни человека. Зато дополнительный объект состава доведения до самоубийства (ст. 110 УК РФ) альтернативный, им выступает либо психическая безопасность человека, либо здоровье человека, либо его физическая свобода, либо его достоинство, основным же объектом этого преступления является безопасность жизни человека.

Факультативный объект - это общественное отношение, находящееся под единой уголовно-правовой охраной вместе с основным объектом в связи с вероятностью причинения ему вреда при посягательстве на основной объект. В отличие от дополнительного объекта, факультативный объект не всегда затрагивается при совершении данного преступления. Причинение вреда основному объекту может быть достигнуто и без посягательства на факультативный объект. Однако, в тех случаях, когда попутно с основным объектом вред причиняется еще и другому объекту, предусмотренному уголовно-правовой нормой в качестве факультативного, то преступление характеризуется повышенной степенью общественной опасности.

Например, кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище (п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ), причиняет вред не только отношению собственности, которое является основным объектом, но и неприкосновенности жилища, которая выступает факультативным объектом преступления. В этом случае кража является многообъектным преступлением. Однако кражу можно совершить и без проникновения в жилище. Тогда факультативный объект отсутствует, тем не менее отношению собственности, как непосредственному объекту кражи, вред все равно причиняется.

Факультативный объект чаще всего отражен в квалифицированных составах преступления, где обусловливает наличие отягчающего обстоятельства (ч. 2 ст. 139, п. «б» ч. 2 ст. 2291 УК РФ и т.п.), реже в основном составе преступления, где характеризует один из альтернативных признаков состава преступления (ч. 1 ст. 254 УК РФ и т.п.). Также, как и дополнительный объект, факультативный объект может быть единственным в составе преступления или альтернативным.

О наличии в составе преступления дополнительного или факультативного объекта обычно свидетельствуют особенности предмета преступления, способ преступления (например, насилие, использование служебного положения), характер общественно опасных последствий (например, тяжкие последствия) и некоторые другие признаки состава преступления.

Классификация объектов преступления на основной, дополнительный и факультативный отражает криминологические закономерности совершения отдельных общественно опасных деяний, наносящих урон множеству общественных отношений, позволяет повысить уголовно-правовую охрану некоторых объектов путем создания специальных норм, предусматривающих наказание за многообъектные преступления, способствует дифференциации уголовной ответственности.

Не менее важную роль данная классификация играет при квалификации преступлений, учитывая то, что при совершении многообъектного преступления причинение вреда дополнительному или факультативному объекту, как правило, не требует самостоятельной уголовно-правовой оценки в качестве отдельного преступления.

4. Предмет преступления

К числу факультативных признаков объекта преступления, помимо дополнительного и факультативного объекта, относится предмет преступления.

Предмет преступления - это какой-либо структурный элемент общественного отношения, путем воздействия на который виновный причиняет вред объекту преступления. В роли предмета преступления может выступать либо предмет общественного отношения, либо участники (субъекты) отношения, либо социальная связь между участниками отношения.

В связи с этим, предмет преступления, во-первых, необходимо отличать от предмета общественного отношения, то есть материальных или нематериальных благ, по поводу которых возникает общественное отношение. Нередко предметом преступления является именно предмет общественного отношения. Однако во многих случаях роль предмета преступления выполняют другие элементы отношения.

Во-вторых, предмет преступления нельзя отождествлять с объектом преступления. Объект преступления, как общественное отношение, включает в себя все его элементы: предмет отношения, его участников, социальную связь между ними. Предметом преступления может быть какой-либо из элементов отношения. Таким образом, предмет преступления, являясь элементом структуры общественного отношения как непосредственного объекта преступления, соотносится с последним как часть и целое.

В процессе посягательства на объект преступления обычно вред причиняется и его предмету. Однако, при совершении некоторых преступлений причинение вреда объекту может быть не связано с причинением вреда предмету преступления. Например, в случае хищения чужого имущества вред отношению собственности, как непосредственному объекту, безусловно, причиняется, а вот чужое имущество, которое похищает виновный, и которое, таким образом, является предметом преступления, обычно остается невредимым.

Предмет преступления является факультативным признаком объекта как элемента состава преступления. Но это не означает, что в некоторых преступлениях предмет отсутствует. Предмет преступления является обязательным промежуточным звеном между преступным воздействием виновного и причинением вреда объекту уголовно-правовой охраны. Это значит, что общественному отношению может быть причинен вред только путем воздействия на какой-либо его элемент, который в данном случае выступает как предмет преступления. Поэтому предмет преступления свойственен любому преступному деянию. «Беспредметных» преступлений не существует. Другое дело, предмет преступления не во всех случаях указывается в статье Особенной части УК РФ и, таким образом, не всегда имеет значение для уголовно-правовой оценки преступлений. Это и делает его факультативным признаком состава.

Если предмет преступления прямо описан в диспозиции статьи Особенной части УК РФ либо с очевидностью вытекает из ее смысла, то он подлежит обязательному установлению при квалификации преступления. Иначе оконченный состав данного преступления исключается.

Чаще всего в качестве предмета преступления, в тех случаях когда он имеет значение для квалификации, выступает предмет общественного отношения в виде каких-либо материальных или нематериальных благ. Это могут быть имущество (ст. 158, 191 УК РФ и др.), животные (ст. 258 УК РФ и др.), информация (ст. 276 УК РФ и др.) и пр. Например, предметом кражи является чужое имущество (ст. 158 УК РФ), в то время как объектом этого преступления является собственность. В преступлении, предусмотренном ст. 228 УК РФ, предметом являются наркотические средства, психотропные вещества и их аналоги, а непосредственным объектом - установленный порядок оборота этих средств и веществ. Скажем, если лицо по ошибке вместо наркотиков приобрело безвредное вещество, то квалификация его действий изменится, оконченного состава преступления в его действиях не будет.

Во многих составах преступлений в роли предмета выступает правореализующий субъект нарушаемого отношения, приобретающий в таком случае статус потерпевшего, которому преступлением причиняется физический, имущественный, психический или иной вред. Например, предметом убийства (ст. 105 УК РФ) является «другой человек», а объектом

безопасность жизни человека. Если виновный попытается «лишить жизни» умершего, не зная этого обстоятельства, то содеянное признается не оконченным убийством, а лишь покушением. Другой пример, предметом изнасилования является лицо женского пола (ст. 131 УК РФ). Если «изнасилованным» окажется мужчина, то ст. 131 УК РФ применяться не может из-за отсутствия предмета преступления. Такое преступление квалифицируется по ст. 132 УК РФ.

Литература

Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ

Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. /Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева.- М.: ИНФРА-М, НОРМА, 2011.-876 с.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. С.И. Никулина.- М.: Проспект, 2012. – 912 с.

Иванов, В. Д. Уголовное право/В.Д. Иванов.- М.: Изд-во Приор, 2011.- 420 с.

Иванов, Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. / Н.Г. Иванов. – М.: Экзамен, 2009. – 436 с.

Игнатов, А.Н. Уголовное право России/А.Н Игнатов. – СПб: Питер, 2009. – 612 с.

Курс Российского уголовного права. Общая часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Спарк, 2011. – 456 с.

Наумов, А.В. Российское уголовное право. Общая часть/ А.В. Наумов. М.: Проспект, 2010. – 514 с.

Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 2011. – 678 с.

Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011. – 570 с.

Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2012. – 720 с.

Уголовное право. Общая часть: Учебник под ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2011. – 516 с.

1 Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений. Л., 1979. С. 74; Кузнецов А.В. Уголовное право и личность. М., 1977. С. 28-31; Та- ций В.Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. Харьков, 1988. С. 76-77.

2 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1967. № 6. С. 29-31.

3 О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

4 Жалинский А.Э. Глава 6. Объект преступления // Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. М., 2000. С. 102.

5 Винокуров В.Н. Объект преступления: аспекты понимания, способы установления и применение уголовного закона: монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 31-32.

6 Пионтковский А.А. Уголовное право РСФСР. Часть Общая. М., 1925. С. 129-130.

7 Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960.

8 Уголовное право России: Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006. с. 388.

9 Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. М., 2001. С. 17.

10 Загородников Н.И. Объект: от идеологизации содержания к естественному понятию // Проблемы уголовной политики и уголовного права. М., 1994. С. 21-22

11 Филимонов В.Д. Охранительная функция уголовного права. СПб., 2003. С. 23, 24.

12 Жалинский А.Э. Глава 6. Объект преступления // Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2 т. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. А.Н. Игнатов, Ю.А. Красиков. М., 2000. С. 104.

13 Наумов А.В. Российское уголовное право: Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 147.

14 Там же.

15 Пашковская А.В. Глава VII. Объект преступления // Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 201.

16 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. Тула: Автограф, 2001. С. 50.

17 Там же. С. 50-51.

18 Там же. С. 394, 396.

19 Пудовочкин Ю.Е. Учение о составе преступления. Учебное пособие. М.: Юрли- тинформ, 2009. С. 44.

20 Будзинский С.М. Начало уголовного права. Варшава, 1870; Калмыков П.Д. Учебник уголовного права. Часть общая. СПб., 1886; Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права с подробным изложением русского уголовного законодательства. Часть общая. Киев, 1891.

21 Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. М., 2001. С. 60.

22 Новоселов Г.П. Глава 6. Объект преступления // Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. М., 1997. С. 133.

23 Там же. С. 46-47, 57.

24 Там же. С. 51.

25 Там же. С. 52.

26 Там же. С. 53.

27 Новоселов Г.П. Глава 6. Объект преступления // Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. М., 1997. С. 129.

28 Павлов С.Н. Объект и последствия преступления в теории уголовного права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2011. С. 16.

29 Каиржанов Е.И. Объект преступления - интересы социальных субъектов: Монография. Алматы: Экономика, 2008.

30 Там же. С. 81.

31 Там же. С. 82.

32 Там же. С. 92-93.

33 Там же. С. 93, 95.

34 Там же. С. 3.

35 Там же. С. 153.

36 Фесенко Е. Объект преступления с точки зрения ценностной теории // Уголовное право. 2003. № 3. С. 72.

37 Зателепин О. К вопросу о понятии объекта преступления в уголовном праве // Уголовное право. 2003. № 1. С. 29-31.

38 Насильственные деяния, посягающие на физическую свободу (ст. 125-128 УК РФ), родственны преступлениям против жизни и здоровья, видовой объект которых заключает общественные отношения, обеспечивающие безопасность физических благ человека (физическая безопасность). Честь, достоинство личности


объект клеветы однородны с объектом половых преступлений, отражающим духовные (психические) блага человека (психическая безопасность).



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
14360. Убийство при отягчающих обстоятельствах, характеризующих объект и объективную сторону преступления (п. «а»-«е» ч.2 ст.105 УК РФ) 82.02 KB
  Исторический аспект регламентации уголовной ответственности за убийство. Россию захлестнула волна насилия. В этих условиях криминальное насилие превращается в привычный способ разрешения конфликтов для всех групп и слоев населения а ценность личности девальвируется.
3632. Понятие преступления и его признаки. Отличие преступления от других правонарушений 4.27 KB
  Преступное бездействие – это обществ. опасное, осознанное, волевое поведение, выражающееся в том, что опред. лицо не совершило тех действий, к-ые оно обязано было и могло совершить в данных условиях, и в результате чего был причинен вред тому или иному объекту.
21564. Состав преступления как юридическая основа квалификации преступления 68.93 KB
  Формальная логика устанавливает следующие правила деления понятия: в одной и той же классификации необходимо применять один критерий, объем членов классификации должен равняться общему объему предметов, явлений, которые классифицируются, члены классификации должны взаимно исключать друг друга; подразделение на классы должно быть непрерывным; основание деления должно быть ясным, четким.
6935. Объект TQuery 46.71 KB
  Однако как бы Вы его ни произносили SQL это мощный язык БД который легко доступен из Delphi но который отличается от родного языка Delphi. Delphi может использовать утверждения SQL для просмотра таблиц выполнять объединение таблиц создавать отношения одинкомногим или исполнить почти любое действие которое могут сделать ваши основные инструменты БД. Delphi поставляется с Locl SQL так что Вы можете выполнять запросы SQL при работе с локальными таблицами без доступа к SQL серверу.
20274. Предмет и объект социологии 22.93 KB
  Предмет и объект социологии Появление социологии как самостоятельной науки было вызвано развитием общества и обществознания в конце XVIII и начале XIX века. Возникла потребность перехода от общих абстрактных философских размышлений об обществе к позитивной науке об обществе как живом функционирующем образовании. В отличие от большинства наук изучающих отдельные подструктуры общества отдельные виды отношений социология изучает общество как целостность как целостный функционирующий и развивающийся социальный организм. Если так называемые...
13044. Общество как объект социологии 35.34 KB
  Понятие общества в социологии. Типологическая характеристика общества в социологии. Концепция гражданского общества. Идейные положения концепции постиндустриального общества.
2679. Фирма как объект микроэкономического анализа 40.07 KB
  Какие процессы изучает микроэкономика Микроэкономический анализ – часть экономики исследующая во-первых такие обособленные экономические единицы как домашние хозяйства фирмы отрасли и во-вторых отдельные рынки конкретные рынки конкретные цены и конкретные товары и услуги. Это объясняется тем что в современной экономике именно предприятия фирмы производят основную массу товаров и услуг которые удовлетворяют потребности человека. ЦЕЛИ И ФУНКЦИИ ФИРМЫ Предприниматели создают в рыночной экономике сектор...
2608. Организация как объект социального управления 18.27 KB
  Такое содержание термина употребляется например когда речь идет об организованных и неорганизованных системах эффективной и неэффективной организации и т. В данном разделе речь пойдет об организации в первом из перечисленных выше значений то есть о как совокупности людей и групп объединенных для достижения какой-либо цели решения какой-либо задачи на основе определенных правил и процедур разделения труда и...
17965. Права человека, как объект преподавания 84.07 KB
  Изучить права человека с российском законодательстве; рассмотреть права человека как ценность образовательного процесса; провести анализ преподавания прав человека в общеобразовательной школе;
7310. ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА КАК ОБЪЕКТ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА 12.04 KB
  Теоретические вопросы учения о личности преступника и ее структура. Основные направления и методы использования в практической деятельности криминологической характеристики личности преступника. Перечислите наиболее распространенные психофизические аномальные признаки свойственные: а рецидивистам; б несовершеннолетним преступникам; в убийцам. Назовите основные направления и методы изучения личности преступника при раскрытии расследовании: заказных...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.