Комплексное диахроническое исследование грамматического и лексических способов выражения будущего действия в древнеанглийском, среднеанглийском, ранненовоанглийском и современном периодах истории английского языка

Категория времени слагается из трех делений: настоящего, прошедшего и будущего; английский глагол обладает четырьмя временными формами: прошедшей, настоящей, будущей, «зависимой будущей»; в системе английского глагола категория времени состоит из бинарной оппозиции «прошедшее - непрошедшее время», то есть она двучленна.

2015-08-07

160.18 KB

4 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ                                                                                          3

Глава I. Развитие грамматического способа выражения будущего

действия в английском языке

Раздел 1. Зарождение грамматического способа выражения будущего

действия в древнеанглийском языке                                                 9

Раздел 2. Грамматический способ выражения будущего действия в

среднеанглийском языке                                                                  11

Раздел 3. Грамматический способ выражения будущего действия в

ранненовоанглийском языке                                                            16

Раздел 4. Грамматический способ выражения будущего действия в

современном английском языке                                                      22

Выводы по первой главе                                                                  27

Глава II. Развитие лексических способов выражения будущего действия в английском языке                                                       

Раздел 1. Настоящее время неопределенного разряда в функции

будущего                                                                                           29

Раздел 2. Настоящее время длительного разряда в функции

будущего                                                                                           33

Раздел 3. Конструкция to be going to + инфинитив, выражающая

будущее действие                                                                            38

Раздел 4. Другие сочетания английского языка, служащие для

выражения будущего действия                                                      46

Выводы по второй главе                                                                 50

ЗАКЛЮЧЕНИЕ                                                                               52

ЛИТЕРАТУРА                                                                                 57

СЛОВАРИ                                                                                        62

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ                        63

Введение

Данная дипломная работа посвящена изучению грамматического и лексических способов выражения будущего действия в истории английского языка.

В лингвистической литературе уделялось и уделяется большое внимание не только статусу, но и существованию вообще в английском языке грамматического способа выражения будущего действия.

Как известно, «грамматическое глагольное время есть такая грамматическая категория, посредством форм которой так или иначе определяется временное отношение между процессом, обозначенным данной формой глагола, и моментом данной речи, причем именно этот последний момент выступает в качестве «нуля» на линии времени». [Смирницкий 1959, c.328].

Поскольку язык отражает реально существующую действительность и грамматические категории тесно связаны с категориями мышления, то наиболее точным приближением к реальному, понятийному времени, естественно, представляется деление грамматического времени на настоящее, прошедшее и будущее.

Однако следует заметить, что «основными являются деление настоящего и прошедшего как точек, непосредственно наблюдаемых, и в отношении которых могут быть высказаны точные сведения, подкрепляемые фактами». [Хлебникова, 1969, c.73]. Будущее же как действие проектируемое не может не содержать элемент предположительности, поэтому «... одни языки вовсе обходятся без отражения этого времени в глагольных формах, другие используют модальные форманты для его обозначения, третьи - специальные словообразующие форманты и т.д.». [Курбанов, 1978, c.84].

Форма будущего времени является одним из спорных явлений языка. В истории развития представлений о будущем времени английского глагола можно найти весьма разнообразные точки зрения - от безоговорочного признания этой категориальной формы до полного ее отрицания, со всеми возможными промежуточными компромиссными ее интерпретациями.

«Легко понять, что способы выражения будущего времени менее определены и менее разработаны в наших языках, чем способы выражения прошедшего: мы знаем о будущем меньше, чем о прошлом, а поэтому нам приходится говорить о нем в более неопределенных выражениях». [Есперсен, 1958, c.304].

Все взгляды на категорию времени английского глагола можно в основном свести к следующему:

1) категория времени слагается из трех делений: настоящего, прошедшего и будущего;

2) английский глагол обладает четырьмя временными формами: прошедшей, настоящей, будущей, «зависимой будущей»;

3)в системе английского глагола категория времени состоит из бинарной оппозиции «прошедшее - непрошедшее время», то есть она двучленна.

Первая точка зрения является общепринятой. Она подкупает логической основой, так как сополагается с понятийным временем. Сторонники этой точки зрения (М.Я. Блох, Е.А. Корнеева, Б.А. Ильиш, А.И. Смирницкий, Б.С. Хаймович, Б.И. Роговская и др.) исключают из парадигмы категории времени глагольные формы, коррелирующие с формами shall / will do, shall / will be doing, shall / will have done, т.е. формы «should / would do, should / would be doing, should / would have done, should / would have been doing», называемые одними авторами (B.H. Жигадло, И.П. Иванова) «зависимым будущим», вторыми - «относительным будущим» (Б.С. Хаймович), третьими - «будущим в прошедшем» (Н.И. Мелешкова), четвертыми - «будущим II» (И.Б. Хлебникова).

Л.С. Бархударов и Д.А. Штелинг называют формы «should / would + инфинитив» изолированными граммемами, выходящими за пределы системы морфологических категорий. Б.С. Хаймович и Б.И. Роговская выделяют отдельную грамматическую категорию, образованную парами противопоставленных графем shall соте - should come, will be writing - would be writing и т.д., которую называют категорией следования (Category of Posterity). А.И. Смирницкий относит «should / would + инфинитив» к формам косвенного наклонения.

Очевидно, лингвисты испытывают особые трудности при интерпретации «будущего в прошедшем». Как справедливо отмечает В.П. Кобков, «будущее в прошедшем» еще не нашло общепризнанного места в системе грамматических категорий английского глагола. [Кобков, 1972, c.60]. Именно поэтому, на наш взгляд, более правомерна традиционная концепция, согласно которой категория времени слагается из трех делений: настоящего, прошедшего и будущего.

Однако большинство сторонников данной точки зрения зачастую рассматривают сочетания shall/will + инфинитив (помимо грамматического способа отнесения к сфере будущего) как одно из средств выражения модальных значений в языке. (А.И. Смирницкий, Г.Н. Воронцова, Б.А. Ильиш и др.). Это мнение, по сути, стало господствующим в практических грамматиках английского языка (Е.С. Израилевич, К.Н. Качалова; B.JI. Каушанская; Б.М. Гордон; Р.В. Резник; Т.М. Жималенкова, М.А. Беляева и др.).

Постоянным значением, объединяющим все формы «будущего», является значение следования в плане настоящего, параллельное общему значению форм «будущего в прошедшем». Остальные категориальные значения как бы наслаиваются на него и сопутствуют ему. Так, например, в формах «будущего длительного» и «будущего длительного в прошедшем» значению следования сопутствует значение длительности действия и т.д. Значит, синтаксическая сфера употребления форм «should / would + инфинитив» является столь же широкой, как и сфера форм «shall/will + инфинитив». На основании этого сторонники второй точки зрения (И.Б. Хлебникова, Н.Ф. Иртеньева) выделяют четыре временные формы в системе английского глагола, т.е. настоящее, прошедшее, будущее и «будущее в прошедшем». Однако они сами вынуждены признать, что будущее в английском языке расщепляется на две самостоятельные оси ориентации, одна из которых отталкивается и зависит от настоящего, другая - от прошедшего. Эту временную дихотомию И.Б. Хлебникова схематично изобразила следующим образом:

настоящее

прошедшее

будущее I

будущее II

[Хлебникова, 1994, c.65].

Н.Ф. Иртеньева отмечает наличие «двух систем будущих времен, тяготеющих к настоящему и прошедшему», в связи с чем вся система времени делится на 2 плана - настоящее и прошедшее. [Иртеньева, 1956, c.77 и c.97].

В последние годы в отечественной и зарубежной англистике получила распространение концепция, согласно которой категория времени представляет собой систему двучленную, образованную противопоставлением только двух категориальных форм времени: настоящего и прошедшего.

Своим появлением данная концепция обязана высказываниям Дж.О.Кёрма и О. Есперсена, которые еще в начале века говорили о неоправданности выделения парадигмы будущего времени в ряду временных форм английского глагола.

Выдвигая тезис о том, что футуральные формы не располагаются на одной линии времени с настоящим и прошедшим, сторонники точки зрения о двучленности категории времени вообще отрицают временное значение образований «shall/will + инфинитив», что приводит, на наш взгляд, к затруднению при определении места данных сочетаний в общей системе английского глагола. Одни авторы (Э.Р. Пальмер, М. Джус, JI.C. Бархударов) относят их к модальным синтаксическим сочетаниям, другие (Е. Курилович) считают их формами косвенного наклонения.

Следует подчеркнуть, что изучение средств выражения футуральности в английском языке в диахроническом плане носит преимущественно разрозненный характер: внимание уделяется только грамматическому способу или только лексическим средствам выражения будущего действия, либо касается определенного исторического периода.

Объект исследования – будущее действие в английском языке.

Предмет исследования – грамматические и лексические способы выражения будущего действия на разных исторических этапах развития английского языка.

Целью настоящей работы является комплексное диахроническое исследование грамматического и лексических способов выражения будущего действия в древнеанглийском, среднеанглийском, ранненовоанглийском и современном периодах истории английского языка.

В задачи исследования входит:

1)анализ теоретического материала по данной проблеме;

2)классификация способов передачи будущего действия в английском языке;

3)выявление особенностей и тенденций развития способов выражения футурального значения в различные периоды истории английского языка.

Материалом для исследования послужили 4817 примеров употребления форм, выражающих будущее действие, отобранных методом сплошной выборки из англоязычных литературных произведений, а также хрестоматий и учебников по истории английского языка.

В работе использованы такие методы, как описательный, исторический, сопоставительный, а также метод количественных подсчетов.

Работа состоит из введения, двух глав и заключения. Первая глава посвящена сопоставительному описанию грамматического, а вторая - лексических способов выражения будущего действия в различные периоды развития английского языка: древнеанглийском, среднеанглийском, ранненовоанглийском и современном английском языке. В заключении излагаются основные выводы, касающиеся данной проблемы. В конце работы приводятся литература, список словарей и список использованной литературы.

Глава I. Развитие грамматического способа выражения будущего действия в английском языке

В данной главе речь пойдет о развитии грамматического способа выражения будущего действия в древнеанглийском, среднеанглийском, ранненовоанглийском и современном английском языке.

Раздел 1. Зарождение грамматического способа выражения будущего действия в древнеанглийском языке

В древнеанглийском языке существовало две временные формы: настоящая и прошедшая. Как и в других германских языках, не было специальной грамматической формы для передачи будущего времени. Значение будущего действия выражалось, главным образом, с помощью формы настоящего времени, например:

Donne дй да in brinʒst, he ytt and bletsap pe, ær he swelte.

[Смирницкий, 2008].

(Затем ты это принесешь, он съест и благословит тебя, прежде чем он умрет)

Однако в конце древнеанглийского периода уже зарождается новый способ выражения будущего времени, возникающий из сочетания модального глагола с инфинитивом. Большинство ученых (В.Д. Аракин, Б.А Ильиш, И.П. Иванова, Л.П. Чахоян, Р. Квирк, А. Бо и др.) полагают, что модальные глаголы sculan «долженствовать» и willan «хотеть», вступая в сочетание с инфинитивом, часто постепенно утрачивали свое лексическое значение и начинали грамматикализоваться.

В.Н. Ярцева отмечает, что в подобных описательных конструкциях, где «модальное значение имеет оттенок выражения будущего времени», в древнеанглийском языке можно встретить также глаголы cunnan, durran, purfan, witan, motan, magan. [Ярцева, 1960, c.127].

В некоторых случаях употребления глагола sculan с инфинитивом его первоначальное значение долженствования еще совершенно прозрачно, например:

Fela sceal gebidan leofes and lapes, se рё longe ... worolde brucep. [Ярцева].

(Много должен узнать (ср. узнает) хорошего и дурного тот, кто долго на свете живет).

... swa sceal man don [Ильиш, 1968].

(так должен поступать (ср. поступит человек)

Иногда, однако, значение долженствования настолько ослаблено, что все сочетание приобретает значение будущего времени, например:

Ne ðearf he hopian по pystrum forðylmed ... of pam wyrmsele, ас ðær

wunian sceal awa to aldre. [Иванова, 1999].

(Он не смеет надеяться победить мрак этого ада, но останется там жить (ср. должен жить) навечно).

Аналогичное ослабление модального значения происходит с глаголом willan, первоначально означавшим «хотеть». Ср.:

ic рё biddan wille апrе bёпе [Ильиш, 1968].

хочу попросить тебя об одной услуге).

Здесь глагол willan имеет модальное значение желания.

wille ic asecʒan скажу (ср. я хочу сказать)) [Смирницкий, 2008]

We willað secgan eow sum bispell. [Blakeley, 1964].

(Мы расскажем (ср. хотим рассказать) тебе притчу).

В этих двух примерах значение желания ослабляется до значения будущего действия.

Мнения лингвистов о способности сочетаний модального глагола с инфинитивом выражать «чистое» будущее в древнеанглийском резко расходятся: так, например, Э. Вюльфинг расценивает употребление модальных сочетаний при переводе латинского будущего как доказательство их чисто футурального значения, тогда как Ф. Блекберн считает такое употребление намеренной вольностью переводчика, который хотел изменить смысл текста, добавив модальное значение. В качестве единственного древнеанглийского примера «чистого» будущего Ф. Блекберн приводит сочетание willan с неодушевленным субъектом, несовместимое с модальным значением желания:

hit will hearmian pinum cynerice [Ӕlfric]

(Это повредит твоему королевству) [Расторгуева, 2009]

Т.А. Расторгуева отмечает, что лишь в очень редких случаях можно предполагать, что глаголы sculan и willan десемантизировались и выражали “чистое” будущее. Она считает, что важным, хотя и косвенным доказательством того, что модальные сочетания в древнеанглийском не были регулярным средством обозначения будущих действий, является высокий удельный вес форм настоящего времени в значении будущего. Подсчитано, что в Веспасианском псалтыре и гимнах во всех случаях обозначения будущего действия используется форма настоящего времени; в переводе «Обязанностей пастыря короля Альфреда» из 106 случаев только 15 составляют данные сочетания. [Расторгуева, 2009, c.113].

В нашей древнеанглийской выборке примеры модальных сочетаний составляют 48%, из которых только в 7% случаев значение модальности ослаблено.

Раздел 2. Грамматический способ выражения будущего действия в среднеанглийском языке

Новым в морфологической системе английского языка, начиная со среднеанглийского периода, явилось включение аналитических форм в систему морфологического строя языка. Начиная с раннего среднеанглийского периода, происходит стремительное падение флексии. Отсутствие в словах показателей, выражающих отношения между словами в предложении, приводит к необходимости передавать ряд грамматических значений в словосочетании.

В среднеанглийский период значительно возрастает количество описательных конструкций с глаголами shall и will. Одновременно с этим осуществляется переход сочетаний этих модальных глаголов с инфинитивом в аналитическую форму глагола, в результате чего происходит изменение лексического и грамматического значения самих модальных глаголов, входящих в описательную конструкцию. Модальный глагол подвергается лексическому опустошению и начинает специализироваться на передаче грамматического значения объективного будущего.

Параллельно с этим процессом происходит и процесс утраты глаголами shall и will самостоятельного синтаксического статуса. Они превращаются из равноправного члена словосочетания «модальный глагол + инфинитив» во вспомогательный глагол - часть морфологической глагольной формы. Вместе с другими вспомогательными глаголами английского языка они разделяют ряд специфических для них черт, например: образование вопросительной и отрицательной формы без помощи глагола do.

Whoso thee loueth, he shal not loue in veyn. [Sourcebook].

(Кто бы тебя ни любил, не будет любить напрасно).

Who shal vnto pi sone my mene bee? [Sourcebook].

(Кто будет моим посредником для твоего сына?)

В.Н. Ярцева отмечает, что если в древнеанглийском языке описательная конструкция с любым модальным глаголом могла иметь оттенок будущего времени, сохраняя при этом свое основное модальное значение, то в среднеанглийском языке для передачи будущего отбираются только конструкции shall + инфинитив и will + инфинитив. [Ярцева, 1960, c.127].

В.Я. Плоткин считает, что не все глаголы с модальным значением в равной мере были способны развить в себе грамматическое значение будущего времени, поскольку наряду с компонентом потенциальности в значение модального глагола входит и компонент, характеризующий состояние субъекта, его способность и готовность осуществлять потенциальное действие. В.Я. Плоткин подчеркивает двойственную природу всякого указания на потенциальное действие: его предпосылки относятся к настоящему, а совершение - к будущему. Соотношение двух аспектов потенциального действия может быть различным у разных модальных глаголов. Так, например, физическая или интеллектуальная способность к совершению действия модальным глаголом сап основана, прежде всего, на состоянии субъекта в настоящем - его здоровье, уме, навыках и т.п. Для передачи грамматического значения будущего больше всего подходят, согласно В.Я. Плоткину, те модальные глаголы, которые содержат в своем значении слабый, субъективный по природе предпосылочный компонент. Это модальные глаголы, означающие желание или обязанность. Желания и обязанности подобного рода представляются говорящему как побуждения чисто субъективного характера, вытекающие из его собственного эмоциональнопсихического состояния. «Наиболее пригодными для передачи чисто прогностического значения будущего времени оказались в английском

модальные глаголы shall и will, которые стали в среднеанглийском специализироваться на передаче этого значения. [Плоткин, 1975, c.68].

Безусловный пример десемантизированного shall и модального, даже смыслового, will содержит вступление к поэме “Ормулум” (XIII в.).

Annd whase wilenn shall piss boc efft operrsipe written,

Himm bidde icc patt het write rihht, swasumm piss boc himm tachepp. [Расторгуева, 2009].

(И если кто-нибудь захочет написать свою книгу когда-нибудь снова,

Я прошу его написать так, как эта книга его учит...).

Т.А. Расторгуева приводит примеры из текстов XIV в., в которых значение долженствования, необходимости несовместимо со значением инфинитива или других компонентов высказывания или плохо с ними сочетается:

... trusteth те,

Ye shal not plesen hire fully yeres thre, -

This is to seyn, to doon hire ful plesaunce.

[Pасторгуева, 1989].

(поверь мне,

Ты не будешь радовать ее целых три года,

Так сказать, чтобы доставить ей полное удовольствие).

Точно так же и значение willan “желать” могло быть несовместимо со смыслом предложения.

But natheless she ferde as she wolde deye. [Расторгуева, 2009]

(Но тем не менее она боялась, что умрет).

«Между тем бесспорных случаев полной десемантизации очень мало не только в древнеанглийском, но и в более поздние периоды». [Расторгуева, 2009; c.114].

Интересно, что в среднеанглийском языке конструкции с глаголами shall и will свободно чередовались с формой настоящего времени в придаточных условия и времени:

And if that evere ye shul been a wyf,

Foryet nat Palamon... [Chaucer].

(И если когда-нибудь ты будешь женой, не забудь Паламона)

(в придаточном условия используется конструкция с глаголом

shall).

If thou tomorwe wende,

Thou shalt be dreynt. [Chaucer].

(Если завтра ты пойдешь, ты утонешь).

(в придаточном условия употребляется форма настоящего времени).

Следует отметить, что самостоятельное значение глагола shall ослабляется раньше, чем значение глагола will. Поэтому shall чаще служит для выражения будущего действия, в то время как will в большей или меньшей степени сохраняет дополнительный модальный оттенок воли или желания.

Так, например, Дж. Чосер в своем переводе Боэция передает латинские формы будущего времени в основном конструкцией с shall. Например:

лат.: Наес erit vobis requies laborum.

cp.a.: Heer shal ben the reste of your labours. [Бруннер].

рус.: Здесь вы отдохнете от трудов ваших.

лат.: cani comparabis

cp.a.: Thou shalt lykne him to the hound. [Бруннер],

рус.: Ты сравнишь его с собакой.

Глагол will употребляется в этой функции реже и практически всегда только в том случае, если латинская форма будущего времени имеет оттенок волеизъявления:

лат.: turn illa, quanti, inquit, aestimabis. si bonum ipsum quid sit, agnoveris?

cp.a.: How muchel wilt thou preysen it, quod she, yif that thou knowe what thilke good is? [Бруннер]

рус.: «Во сколько, - спросила она, - ты оценишь это, если ты будешь знать, что такое добро?»

Вспомогательный глагол shall в среднеанглийский период употребляется для передачи будущего времени во всех лицах:

Me thinketh that I shal reherce it here. [Иванова, 1999].

(Мне кажется, что я повторю его (этот рассказ) здесь).

If thou tomorwe wende,

Thou shalt be dreynt. [Chaucer, p.140]

(Если ты завтра пойдешь, ты утонешь).

Lat se now who shal telle the firste tale. [Chaucer].

(Давайте посмотрим, кто будет рассказывать первую историю).

         «Несомненно, что в среднеанглийском shall является более частотным глаголом, чем will (и в большей степени десемантизированным). В XIV - XVII вв. основной формальной моделью аналитической конструкции будущего времени ... становится shall... с инфинитивом” [Расторгуева, 2009; c.117].

Сочетания инфинитива с глаголом will в среднеанглийский период, хотя и часто употребляются для передачи будущего времени, всегда имеют дополнительный оттенок волеизъявления. Это свидетельствует о том, что глагол will еще не утратил полностью своего лексического значения:

And at a knyght than wol 1 first bigynne.

(И с рыцаря тогда хочу я начать (ср. начну)). [Смирницкий, 2008].

What wiltow seyn? [Chaucer].

(Что ты хочешь сказать (ср. скажешь)?)

... in this world right now ne knowe I non

So worthy to be loved as Palamon,

That serveth yow, and wol don al his lyf. [Chaucer].

(... в этом мире сейчас я не знаю никого, кто был бы столь достоин любви, как Паламон, который служит Вам и будет (хочет) служить всю свою жизнь).

Раздел 3. Грамматический способ выражения будущего действия в ранненовоанглийском языке

В отличие от глагола shall, который уже в среднеанглийском языке в сочетании с инфинитивом стал грамматическим способом выражения будущего действия, окончательная грамматизация сочетания с will происходит лишь в ранненовоанглийский период. В это время will, как правило, полностью утрачивает свое лексическое значение волеизъявления и в сочетании с инфинитивом превращается во вспомогательный глагол.

We will haste us. [Sh, Hamlet]

No, you will reveal it. [Sh, Hamlet]

I hope all will be well. [Sh, King Lear]

В ранненовоанглийском параллельно существуют две аналитические формы, которые передают значение объективного будущего времени: shall + инфинитив и will + инфинитив. В начале периода обе эти формы употреблялись для всех трех лиц единственного и множественного числа.

We shall know by this fellow. [Sh, Hamlet]

Follow me, thou shalt serve me. [Sh, King Lear]

I will sooner have a beard grow in the palm of my hand, than he shall get one on his cheek. [Sh, Henry V].

We will haste us. [Sh, Hamlet]

You will say they are Persian, but let them be changed. [Sh, King Lear]

Nothing will come of nothing. [Sh, King Lear]

Грамматисты XVI в., а также еще Гилл (Logonomia anglica)

называют две формы будущего времени: конструкцию shall и will с инфинитивом и форму простого настоящего времени, причем они не делают различия между вспомогательными глаголами shall и will.

Однако к середине XVII в. вспомогательный глагол will начинает вытеснять shall во втором и третьем лицах единственного и множественного числа. Такое положение вещей было отмечено грамматистами середины XVII в. Так, Джордж Мэсон [Grammaire angloise, 1622] и Джон Уоллис [Grammatica Lingual Anglicanae, 1653] признают это различие, согласно которому глагол shall выражает будущее время только в первом лице, a will - лишь во втором и третьем лицах. Одновременно они отмечают, что shall во втором и третьем лицах означает обещание, a will в первом лице - желание.

Однако правило о распределении shall и will по лицам не совсем точно отражало действительность. Ч. Фриз подсчитал употребление shall и will по лицам, начиная с эпохи Шекспира, и доказал, что такого распределения вообще не было [Фриз, 1940, c.153].

В ранненовоанглийском языке впервые были зарегистрированы стяженные формы типа Ill do, youll do, he'll do и т.д.:

We’ll  wait upon you. [Sh, Hamlet]

But you’ll be secret? [Sh, Hamlet]

O, but she’ll keep her word. [Sh, Hamlet]

По мнению специалистов, сокращенная форма вспомогательного глагола ll восходит к will, т.к. фонема [ʃ] не поддается фонетической редукции. Это дает основание сделать вывод о том, что в ранненовоанглийский период форма будущего времени с will начинает вытеснять более старую форму с shall.

Списки значений конструкций с shall и will в период их интенсивного употребления в XV - XVIII вв., приводимые во многих работах, не создают четкой картины. Некоторые лингвисты приводят множество значений shall и will, другие перечисляют только более обобщенные значения. Так, Г. Фриден, Т. Мустанойа, Ф. Виссер дают 10 -15 значений для каждого глагола, перечисляя также и синтаксические структуры с ними. Ф. Блекберн, Б. Трнка, В. Франц формулируют лишь основные значения этих глаголов. Ф. Блекберн определяет их как «обещание и угроза». Согласно Б. Трнка, будущее с will передает спонтанные действия или действия, которые произойдут по воле другого лица или в силу обстоятельств. [Расторгуева, 2009; c.123]. По мнению В. Франца, у Шекспира сочетание с shall обозначает обязательное будущее, т.е. действие, которое непременно произойдет [Франц, 1939, c.485].

По нашим данным, из всех случаев употребления форм с shall / will в произведениях ранненовоанглийского периода около 42% приходится на долю так называемого «модально окрашенного будущего» с различными оттенками, такими как «обещание», «желание», «намерение», «приказание с оттенком угрозы» и другие.

His majesty hath strictly given in charge

That no man shall have private conference of what

degree soever with your brother [Sh, King Richard the Third]

(приказание)

What wilt thou do? Thou wilt not murder me? [Sh, Hamlet]

(желание)

Тем не менее, несмотря на модальные оттенки, частотность футуральных конструкций как средства обозначения будущего действия растет.

В эпоху Шекспира так же, как и в среднеанглийском языке, конструкция с shall и will могла свободно чередоваться с формой настоящего времени в придаточных предложениях условия и времени, например:

Nor shall Death brag thou wander’st in his shade

When in eternal lines to time thou grow’st. [Sh, Sonnet 18].

(в придаточном времени употребляется форма настоящего времени).

When forty winters shall besiege thy brow,

And dig deep trenches in thy beauty’s fields,

Thy youth’s proud livery, so gazed on now,

Will be a totter’d weed of small worth held. [Sh, Sonnet 2].

(в придаточном времени Шекспир употребляет конструкцию с

shall).

Сравнение, приведенное Т. А. Расторгуевой, следующих отрывков трех переводов Библии X, XIV и XVI вв. позволяет проследить замещение формы настоящего времени в значении будущего конструкцией с shall в XIV в. и далее частичное замещение shall глаголом will в XVI в.

X век:

7. pa cwᴂp se Hᴂlend to him, Ic cume and hyne gehᴂle.

(И Иисус сказал ему, я приду и вылечу его).

11. То sopum ic secᴣe eow ðᴂt manige cumap fram eastdᴂle and westdᴂle, and wunap mid Abrahame and Isaace and Iacobe on heofena rice.

(Я говорю поэтому тебе, что многие придут с запада и востока, и будут отдыхать с Авраамом, Исааком и Иаковом в царстве небесном).

XIV век

7. And Jhesus saith to hym, I shal cume, and shal hele hym.

11. Sothely I say to you that manye shulen come fro the est and west and shulen rest with Abraham and Ysaac and Jacob in the kingdom of heuenes.

XVI век

7. And Jesus sayd unto him, I wyll come and cure him.

11. I say therfore ynto you, that many shall come from the eest and west, and shall rest down with Abraham, Isaac and Jacob, in the kyngdom of heven.

При исследовании средств, передающих будущее время в драматургии Шекспира, обнаружился ряд форм, не употребляющихся в современном английском языке:

Shall we to the court? [Sh, Hamlet].

1 have in quick determination

Thus set it down: he shall with speed to England,

For the demand of our neglected tribute. [Sh, Hamlet].

And when I have my need, I will away,

For this will out, and here I must not stay. [Sh, King Richard the Third].

В данных примерах отсутствует инфинитив, который обязателен в современном языке. Возможно, глагол в этом употреблении был полнозначным, а такое использование - нормативным для того времени. В большинстве примеров такого типа значение будущего переплетается со значением движения, указателем которого в большинстве случаев является предлог to, реже - away, out. Примеры подобного рода составляют 3% от общего числа структур с shall/will в ранненовоанглийском периоде, в других периодах подобные формы отсутствуют.

Е.В. Тарасова выделяет еще один способ передачи будущего времени, характерный для этого периода, - инфинитивный атрибут с футуральной ориентацией, т.е. инфинитив в постпозиции к существительному, несущий значение последующего действия:

My lord, I have news to tell you. (Sh)

Sir, there is a fray to be fought between Sir Hugh the Welsh priest and Cains the French doctor. (Sh). [Тарасова, 1981, c.83].

Однако, на наш взгляд, критерий для выделения этого способа чисто семантический, ассоциативный, основанный на понимании, что будущее - это последующее действие.

Е.В. Тарасова отмечает «... полное отсутствие в пьесах Шекспира форм the Future Continuous Non-Perfect и the Future Non-Continuous Perfect, которые в XX в. все же получают некоторое, хотя и незначительное распространение». [Тарасова, 1981, c.84].

Однако в нашей выборке встретился пример употребления будущего времени перфектного разряда в пьесе В. Шекспира «Гамлет»:

Horatio, when thou shalt have overlooked this,

give these fellows some means to the king, they

have letters for him. [Sh, Hamlet].

Данная форма передает действие, которое будет выполнено к определенному моменту времени в будущем. Она имеет и временное значение будущего времени, и видовое значение завершенности. Нехарактерным с точки зрения современного употребления является лишь использование формы будущего времени в придаточном предложении времени.

Т.А. Расторгуева, И.П. Иванова и Л.П. Чахоян отмечают появление аналитической формы будущего времени длительного разряда в ранненовоанглийском языке, что также опровергает данные Е.В. Тарасовой. Например:

In 20 years ’ time you will be saying what a good time you had with me. [Иванова, 1999].

Doing is activitie, and he will still be doing. [Sh. Henry V].

Раздел 4. Грамматический способ выражения будущего действия в современном английском языке

Итак, в ходе развития языка в результате грамматизации сочетаний модальных глаголов shall и will с инфинитивом смыслового глагола возникает грамматический способ передачи будущего действия, который интенсивно используется в современном английском языке. Будущее время неопределенного, длительного и перфектного разрядов - грамматические средства передачи будущего времени в современном английском языке. «Будущее время перфектно-длительного разряда фактически в литературе не отмечено» [Иванова, 1961; c.154]. В нашей выборке также не встретилось ни одного примера будущего времени перфектно-длительного разряда.

Формы будущего времени длительного и перфектного разрядов получили распространение только в современном английском языке. Например:

Не wont be sailing till August [Maugham, 2004]

(будущее время длительного разряда);

Oh, before the end of the week I shall have got rid of him [Wilde, 2002]

(будущее время перфектного разряда).

Интересно, что в XVII - XX вв. употребление конструкций с shall, will в сравнении с формами настоящего времени для обозначения будущего действия падает. По нашим данным, оно снизилось с 87% в XVII в. до 70% в XX в. Скорее всего, это объясняется появлением новых способов выражения будущего действия, которые отсутствовали в более ранние периоды (такие, например, как настоящее время длительного разряда, конструкция to be going to + инфинитив и некоторые другие).

Особенность грамматического способа выражения будущего действия состоит в том, что одни и те же единицы иногда могут иметь в качестве доминирующего модальное значение, а иногда темпоральное. В последнем случае они выражают так называемое «чистое» будущее.

В ряде случаев, например:

I am afraid he will refuse to confess. [Maugham, 2001];

This woman will tell me nothing. [Galsworthy, 1974],

Трудно определить, является ли will модальным или вспомогательным глаголом, поскольку определение модальности нередко зависит от субъективного ощущения. В устной речи это легче определить, поскольку на модальный глагол обычно падает ударение.

Модальность, как правило, отсутствует при изложении объективных фактов в будущем. Например:

Our night, however, will soon be over. [Cooper, 2002],

Yes, it will be exactly three months on Thursday. [Wilde, 2002].

Значение действия в будущем тесно связано со значением модальности. Действие мыслится как возможное, необходимое, желательное, единственная возможность его осуществления лежит за пределами момента речи, т.е. в будущем. Именно поэтому, считает И.II. Иванова, «значение модальности не только не противопоставляется значению будущего, но и тесно с ним ассоциируется, ослабление модального значения идет чрезвычайно медленно». [Иванова, 1961; c.48].

К.Б.Брэдли различает два будущих времени: модальное (modal) и предсказательное (predictive), т.е. собственно будущее. По его мнению, в предсказательном будущем все более расширяется употребление глагола will за счет shall. Следовательно, глагол will более грамматизован. [Иванова, 1961; c.48].

Крайнюю позицию занимает О. Есперсен, вообще отрицающий существование объективного будущего в современном английском языке, поскольку, говорит он, в глаголе will дополнительным созначением является элемент желания, в глаголе shall - элемент обязательности. [Есперсен, 1958; c.304 – 305]. Такой же точки зрения придерживаются Г.Вебер, Э. Пальмер, М. Джус, Л.C. Бархударов и некоторые другие.

На наш взгляд, более правомерна точка зрения, предполагающая существование «чистого» будущего. В современном английском языке можно найти ряд примеров, подтверждающих полную лексическую опустошенность глаголов shall и will, что доказывается употреблением этих глаголов в ситуациях, противоречащих их модальным значениям. Иногда глаголы shall и will могут передавать такой тип модальности, который не был заключен в старом лексическом содержании вспомогательного глагола, например:

Sagamore, you will take the hill side to the right, Uncas will bend along the brook to the left. [Cooper, 2002].

В этом примере отчетливо проявляется значение приказания, которое не было заключено в старом лексическом содержании глагола will.

В примере:

1 shall lie down; I'm frightfully tired. [Maugham, 2001]. 

глагол shall имеет оттенок намерения, желания, не характерный для его старого значения.

На основании этого можно присоединиться к выводу И.Г. Кошевой, которая пишет: «Надо полагать, что в современном английском языке процесс грамматизации глаголов shall, will по сути завершился. Формы глаголов shall, will ... с инфинитивом свободны от лексических наслоений и выполняют чисто грамматическую функцию». [Кошевая, 1972, c.170].

Такого же мнения придерживается И.П. Иванова, которая считает, что едва ли можно согласиться с тезисом О. Есперсена, Г. Вебера о наличии модального содержания в самой форме будущего времени. «Модальное значение будущего ... обычно возникает под действием контекста, но не заключено в самой форме». [Иванова, 1961; c.50].

Как известно, будущее время неопределенного разряда может обозначать:

- единичное действие, совершаемое в будущем, например:

I’ll put on a dressing-gown. [Maugham, 2001].

- действие, занимающее целый период времени в будущем:

1 shall never forget the drive he took me. [Galsworthy, 1974].

- последовательность действий в будущем:

I’ll come and fetch you and take you to see the Magistrate ... and then

we’ll go along to the Convent. [Maugham, 2001].

Будущее время длительного разряда выражает действие, которое начинается перед определенным моментом в будущем, длится в этот момент и продолжается некоторое время после него, например:

I’ll bet you anything you like that an hour after they have met, they will be calling each other sister. [Wilde, 2002],

а также действие, которое говорящий ожидает в будущем в обычном ходе событий, например:

I shall be dining out in the usual style, no doubt. [Christie, 2002].

Интересно, что Г. Суит рассматривает будущее время длительного разряда как собственно объективное будущее, поскольку оно «создает впечатление, что предстоящее событие является результатом причин, к которым говорящие не имеют никакого отношения» [Иванова, 1961; c.89].

Однако в нашей выборке встретился ряд примеров будущего времени длительного разряда, в которых можно усмотреть модальный оттенок предположительности, например:

They’ll be wondering where I am. [Dreiser, 2005].

Будущее время перфектного разряда передает действие, которое будет выполнено к определенному моменту времени в будущем. Например:

I daresay you’ll have gone to bed by the time I’ve finished [Maugham, 2001].

В современном английском языке, начиная с XVIII в., наблюдается также растущая тенденция употреблять will в первом лице вместо shall:

but I will endeavour to deserve this good opinion. [Fielding, 1982] (XVIII в.)

I will be back in a moment. [Wilde, 2002]. (XIX в.)

We will be there tomorrow. [Maugham, 2001] (XX в.).

Исключение составляют вопросы типа:

Shall I translate the whole text?, которые используются, когда кто-то хочет узнать чье-либо мнение по какому-либо поводу.

Р. Клоуз отмечает, что «shall не употребляется в современном английском языке, когда подлежащим являются фразы типа you and I или both of us». [Клоуз, 1979; c.256]. Пример из нашей выборки подтверждает данное утверждение:

My wife and I will be charmed to see you! [Wilde, 2002].

Большой Оксфордский словарь (NED), а также «Словарь современного употребления» Г. Фаулера относят употребление will в первом лице к признакам шотландской, ирландской провинциальной речи, а также к признакам внебританской речи, т.е. английского языка Америки, Австралии и колоний. Однако следует отметить, что этот вывод не согласуется с данными нашего материала.

Р. Пули, носитель английского языка США, является сторонником той точки зрения, что shall в первом лице встречается чаще, чем will. Вместе с тем, он приводит весьма показательные статистические данные из записей телефонных разговоров, опубликованные в бюллетене Bell Telephone System под названием The Words and Sounds of Telephone Conversations, которые опровергают его точку зрения. Согласно этим данным, will было зарегистрировано в 402 разговорах 1305 раз; shall отмечено в 6 разговорах всего 6 раз. [Пули, 1933, c.60]. Эти цифры указывают на то, что в английском языке США shall, по-видимому, совершенно выходит из употребления.

Р. Квирк отмечает: «will для обозначения будущего может использоваться во всех лицах во всем англоязычном мире, в то время как употребление shall в первом лице для передачи будущего действия главным образом используется в южном британском варианте английского языка». [Квирк, 1982; c.47].

В нашей выборке примеры грамматического способа передачи будущего времени составляют 71%, из них 43% иллюстрируют «чистое» будущее, 28% - так называемое «модально окрашенное» будущее.

Выводы по первой главе:

1. В древнеанглийском языке только начинает зарождаться тот грамматический способ выражения будущего действия, который широко используется в современном английском языке.

2. В среднеанглийский период в результате грамматизации сочетаний модальных глаголов shall и will с инфинитивом смыслового глагола получает распространение зародившийся еще в древнеанглийском языке грамматический способ передачи будущего действия с помощью аналитической формы глагола.

3. В ранненовоанглийском языке происходит окончательная грамматизация описательных конструкций с shall и will, а также возникают разряды, в результате чего появляются формы будущего времени длительного и перфектного разрядов.

4. В современном английском языке широко используется грамматический способ передачи будущего действия - будущее время неопределенного, длительного и перфектного разрядов, а также прослеживается растущая тенденция употребления вспомогательного глагола will в первом лице.

Глава II. Развитие лексических способов выражения будущего действия в английском языке

В данной главе речь пойдет о лексических способах передачи будущего действия в древнеанглийском, среднеанглийском, ранненовоанглийском и современном английском языке.

Раздел 1. Настоящее время неопределенного разряда в функции

будущего

Как отмечалось выше, в древнеанглийском языке существовало две временные формы: настоящая и прошедшая. Будущее действие выражалось, главным образом, с помощью формы настоящего времени. При этом часто в предложении присутствовали временные индикаторы - уточнители временной сферы действия, или весь лексический состав предложения подсказывал идею будущего. Например:

lc lufige to dᴂg оððе to mergen. [Иванова, 1999].

полюблю сегодня или завтра).

(понятие будущего времени здесь выражается формой настоящего в сочетании с обстоятельством времени).

Of рё ford gð sё heretoga. [Ильиш, 1968].

(От тебя произойдет тот вождь).

(в этом примере значение будущего становится ясным только из контекста).

В древнеанглийском языке использовались также видовые сочетания для выражения будущего действия. Они стоят в тесной связи с использованием форм совершенного вида настоящего времени со значением будущего. «Зависимость значения будущего времени от значения перфектного вида основана на том, что глаголы перфектного вида выражали действие, лишенное представления о длительности, действие в его результате. С моментом речи может совпадать самый процесс действия, а его завершение, результат выходит уже за рамки настоящего и выявляется в будущем». [Филиппова, 1956, c.6].

Следовательно, с приобретением значения перфектного вида личная форма настоящего времени теряла возможность выражать настоящее и получала значение будущего. Грамматическая функция префикса Ʒe- признается всеми исследователями. Глаголы с этим префиксом в форме настоящего времени часто имеют значение будущего:

Ʒё Ʒemetað an cild hrᴂglum bewunden and on binne alegd. [Blakeley, 1964]. 

(Ты найдешь ребенка, завернутого в одежды и положенного в

ясли).

В современном языке настоящее время перфектного разряда может передавать будущее действие только в придаточных предложениях времени и условия, например:

It’ll be lonely here when she has gone. [Galsworthy, 1974].

I’ll not leave your room till I have searched every corner of it. [Wilde, 2002]. 

Однако «будущее время при помощи перфективного префикса Ʒe-

выражалось в древнеанглийском чрезвычайно редко» [Хлебникова, 1975; c.106].

Префиксы a-, to-, be- также могли выполнять грамматическую функцию, и глаголы с этими префиксами в форме настоящего иногда приобретали значение будущего. Например:

Ic ре аlᴂdo of pisse mᴂgpе. [Blakeley, 1964].

уведу тебя из этого племени).

Crist towyrpp pas stowe, and towent pa gesetnysse. [Blakeley, 1964].

(Христос разрушит это место и изменит обычаи).

He ponne pa manfullan deofle betᴂcp into pam ecan fyre hell susle. [Blakeley, 1964].

(Затем он отправит грешников в ад).

Многие лингвисты (Б.А. Ильиш, Р. Квирк, К. Ренн и др.) отмечают, что для выражения будущего времени глаголом «быть» преимущественно употреблялись формы от основы be-, например:

hi bёоp Ʒe-frefrede [Ильиш, 1968].

(они будут утешены)

bёоp pа fyrmestan ytemeste [Квирк, 1960].

(первый будет последним).

В среднеанглийский период передача будущего с помощью формы настоящего времени все еще возможна, особенно с глаголами движения, которые по своему лексическому значению способны отчетливо выражать значение будущего:

My modir comes to you this daye. [Иванова, 1980].

(Моя мать придет к тебе на днях).

Of his array telle I no lenger tale. [Chaucer, 2003].

(О его одеянии (наряде) не буду я рассказывать долгую историю).

Now help те dere brother, or I dye. [Chaucer, 2003].

(Теперь помоги мне, дорогой брат, или я умру).

Следует также отметить, что в течение среднеанглийского периода исчезает парадигма спряжения от основы be-, поэтому формы с bе- теряют значение будущего времени.

В ранненовоанглийском языке, хотя аналитические формы будущего с глаголами shall и will стали основным средством передачи значения футуральности, настоящее время неопределенного разряда также употреблялось в этом значении. Однако по сравнению с древнеанглийским периодом частотность употребления настоящего времени с футуральным значением была очень низка. В нашей выборке, например, соотношение форм будущего и настоящего времени в эпоху Шекспира составляет 10 : 1 (в древнеанглийском оно составляло 1: 1,08). Те и другие формы в ранненовоанглийском языке употреблялись свободно, не ограничиваясь какими-либо правилами, что противоречит современному употреблению. Так, в придаточных условия и времени их варьирование было свободно. Ср.:

Nor shall Death brag thou wander’st in his shade.

When in eternal lines to time thou grow'st. [Sh, Sonnet 18].

(в придаточном времени употребляется форма настоящего времени).

When forty winters shall besiege thy brow

And dig deep trenches in thy beauty’s fields,

Thy youth’s proud livery, so gazed on now,

Will be a totter’d weed of small worth held. [Sh, Sonnet 2].

(в придаточном времени Шекспир употребляет конструкцию с

shall).

В современном английском языке одним из способов выражения будущего действия (но не главным) продолжает оставаться настоящее время неопределенного разряда, хотя частотность его употребления по сравнению с предыдущими периодами значительно снизилась (если в древнеанглийской выборке примеры форм настоящего времени в значении будущего составляют 52%, то в выборке из произведений современного английского языка - 14,39%, причем из них 13,29% приходится на употребление форм этого времени в придаточных предложениях времени и условия, где такое использование нормировано, и только 1,1% - на все остальные случаи).

Выделяются следующие основные случаи употребления настоящего времени неопределенного разряда в функции будущего:

а)в придаточных предложениях времени, условия, когда действие относится к будущему. В предыдущие периоды форма настоящего времени свободно чередовалась с конструкцией с shall, will в таких случаях.

I suppose you don’t want to miss Bosinney if he comes. [Galsworthy, 1974].

I shall stay here until it’s time for me to go to Japan. [Maugham, 2001].

б)в дополнительных придаточных предложениях после глаголов to see (to), to take care, to make (be) sure. Например:

We will see how the world treats her. [Dreiser, 2005].

I will take care that no one interferes with them [Cooper, 2002].

And, Parker, be sure you pronounce the names of the guests very distinctly tonight. [Dreiser, 2005].

Однако у Т. Драйзера в подобном случае встречается и форма будущего времени:

Well, now 1 will see for myself once whether this thing will be stopped or not. [Dreiser, 2005].

в)в некоторых специальных вопросах:

What do we do next? [Wilde, 2002].

Why don’t you go to him and throw yourself on his mercy? [Maugham,

2001].

“How long do you remain in town”?

Till Monday". [Wilde, 2002].

г)для выражения будущего действия, которое должно произойти согласно расписанию, договоренности, например:

I arrive Thursday night. [Dreiser, 2005].

Lord Darlington leaves England tomorrow. [Wilde, 2002].

Большинство грамматистов (М. Суон, Р. Мёрфи, Е. Гордон, Р. Квирк, Р. Клоуз и др.) отмечают наличие в таких предложениях обстоятельства, относящего действие к будущему времени, что подтверждается данными нашего материала.

Раздел 2. Настоящее время длительного разряда в функции

будущего.

Видовое значение длительности не имело специально закрепленной формы выражения в древнеанглийском языке. Однако многие лингвисты (В.Д. Аракин, И.П. Иванова, Л.П. Чахоян, Б.А. Ильиш, Т.А. Расторгуева, А.И. Смирницкий, Б. Стрэнг и др.) отмечают, что в ряде случаев длительное действие могло быть передано с помощью особой синтаксической конструкции - именного составного сказуемого, выраженного bёоn (wesan) и причастием I. Иногда такие конструкции передавали значение будущего действия. Наряду с глаголом bёоn с причастием I мог также сочетаться глагол weorpan, выражая при этом будущее действие. Например:

pin eaƷan weorpap Ʒesionde [Quirk, 1960].

(Твои глаза увидят (букв, станут видящими)).

pа ре libbende biop... [Blakeley, 1964].

(Те, кто будут жить...)

В древнеанглийском языке формы от основы be- сочетались не только с причастием I, но и с причастием II, образуя прототип современной пассивной конструкции:

Donne se heretoƷa wacað ponne bið eall se here swiðe Ʒehindrod [Blakeley, 1964].

(Когда вождь армии ослабеет, вся армия будет удержана).

По всей вероятности, нельзя считать эти синтаксические конструкции источником лексического способа передачи будущего действия - настоящего времени длительного разряда, поскольку частотность таких конструкций для передачи будущего была невелика.

В течение среднеанглийского периода употребление формы ben (wesen) + причастие I для передачи длительного действия встречается довольно редко. Значение будущего действия у них не отмечено.

В ранненовоанглийском периоде весьма медленно и постепенно начинает складываться категория длительного вида, получающего отчетливое морфологическое оформление (сочетание вспомогательного глагола to be с причастием первым основного глагола):

The Earl of Wesmoreland, seven thousand strong, is marching hitherwards. [Sh] [Расторгуева, 2003].

What, my dear lade Disdain! Are you yet living? [Sh] [Расторгуева,

2003].

Однако в нашей выборке из произведений Шекспира не встретилось ни одного примера настоящего времени длительного разряда в значении будущего. Т.А. Расторгуева также отмечает отсутствие в эпоху Шекспира случаев употребления формы настоящего времени длительного разряда в значении будущего. В.Д. Аракин вообще считает, что «до XVIII в. формы Present Continuous употреблялись для обозначения «заочного» действия, т.е. такого, которое происходило не на глазах говорящего, свидетелем которого он не являлся. В дальнейшем своем развитии формы Continuous приобрели более широкое значение: стали выражать действия, происходящие в момент высказывания, независимо от того, является ли говорящий свидетелем или нет». [Аракин, 2007; c.242].

По-видимому, это значение стало присуще данной форме только в последние 300 лет (в XVIII - XX вв.).

История возникновения будущего значения у формы настоящего времени длительного разряда, вероятно, иная, чем история аналогичного значения неопределенного разряда. В неопределенном разряде значение будущего сохранилось от содержания, когда-то характерного для этой формы; в длительном разряде настоящее время в период грамматизации составного сказуемого не имело значения будущего, и, следовательно, оно возникло уже на основании значения настоящего времени. «Очевидно, значение это легче всего могло выработаться из основного содержания процессуальности при употреблении в длительном разряде глаголов движения. В типе he is coming, arriving передается момент движения, завершение которого, естественно, предполагается в будущем. Очевидно, отсюда возможно перенесение не только момента завершения, но и самого действия в будущее время». [Иванова, 1961; c.85].

Длительный разряд в значении будущего передает действие, предварительно решенное, обдуманное, которое совершится после момента речи, как факт, не подлежащий сомнению. Действие должно произойти в близком будущем. В таком предложении обычно наличествует обстоятельство времени, например:

Lester’s coming to-morrow, Henry. [Dreiser, 2005].

I am sailing early next month. [Maugham, 2001].

Однако возможно употребление такого рода и без обстоятельства времени, например:

They tell те June’s going to Wales. [Galsworthy, 1974].

Uncle Jack is sending you to Australia. [Wilde, 2002].

Поскольку длительный разряд употребляется как для обозначения настоящего, так и будущего, обстоятельство времени уточняет, как правило, в каком значении употребляется глагол. Например, в предложении типа Are you doing anything tonight? [Maugham, 2001] отсутствие обстоятельства tonight указывало бы на принадлежность к сфере настоящего.

В нашей выборке случаи употребления настоящего времени длительного разряда в современном английском языке составляют 3,7% от общего числа примеров, выражающих футуральное действие в этот период, примеры настоящего времени неопределенного разряда - 1,1% (исключая случаи употребления в придаточных условия и времени, где такое использование структурно закреплено, нормировано). Таким образом, продолженный презенс употребляется в футуральном значении в 3,3 раза чаще, чем презенс неопределенного разряда, однако круг глаголов для последнего значительно шире: 35 примерам в презенсе неопределенного разряда соответствуют 20 глаголов, 100 примерам в продолженном презенсе - лишь 15. Небольшое разнообразие глаголов, употребляемых в настоящем времени длительного разряда, указывает на то, что длительный презенс менее открыт для глагольных лексических единиц, чем презенс неопределенного разряда.

К глаголам с наивысшей относительной частотностью в настоящем времени длительного разряда относятся: go - 42%, come - 28%. Высокая относительная частотность глаголов движения ввела в заблуждение некоторых исследователей, которые утверждают, что в футуральном продолженном презенсе употребляются только глаголы движения (Г. Суит, Б. Стрэнг). Наша выборка содержит в настоящем времени длительного разряда пять глаголов движения, общее процентное содержание которых равно 77%. Это to соте, to go, to leave, to pass, to sail. Глаголы, принадлежащие к другим семантическим группам (например, to give, to take, to do, to dine и др.), составили остальные 23%, что указывает на полноправность их употребления в настоящем времени длительного разряда для выражения будущего действия. Например:

Dolly's giving a party for us tonight. [Maugham, 2004].

Robert and I are dining at home by ourselves tonight. [Wilde, 2002].

Are you doing anything tonight? [Maugham, 2004].

P. Клоуз полагает, что использование длительного разряда в значении будущего ограничено глаголами, которые обозначают действие, предварительно решенное, обдуманное человеком. «Именно поэтому its raining приемлемо, когда действие относится к сфере настоящего, а не будущего». [Клоуз, 1970; c.44].

Форма длительного разряда в значении будущего употребляется большей частью в прямой речи. Она передает действие, относительно которого субъектом принято решение, в этом отношении употребление неопределенного и длительного разряда в значении будущего сходны между собой:

Tomorrow I leave England. [Wilde, 2002].

I’m leaving tomorrow, but I’ll see you again. [Dreiser, 2005].

Однако употребление неопределенного разряда в значении будущего всегда предполагает наличие объективных условий в настоящем, с которыми связано данное предстоящее действие, и известную категоричность высказывания, уверенность в реализации действия, тогда как длительный разряд сообщает только о наличии субъективного решения, которое наверняка будет приведено в исполнение. «Поэтому неопределенный разряд употребляется, как правило, когда сообщается о прибытии самолетов, поездов, кораблей и т.д., которые следуют согласно расписанию. Длительный разряд используется, когда говорится о людях». [Резник, 2002; c.97].

В примере:

They entered the station.

“What class are you going?”

I go second”. [Galsworthy, 1974]

как форма настоящего времени длительного разряда, так и неопределенного употребляются для передачи футурального действия, однако длительный презенс выражает намерение, а презенс неопределенного разряда - решение.

Раздел 3. Конструкция to be going to + инфинитив, выражающая

будущее действие

Весьма распространенный в современном английском языке оборот to be going to + инфинитив был впервые засвидетельствован, по данным Оксфордского словаря, в 1482 г.:

This onhappy sowle ... was goying to be broughte into helle for the

synne.

(Эта несчастная душа должна была попасть в ад за грех).

Как известно, грамматическая форма длительного вида возникла только к самому началу ранненовоанглийского периода. Поэтому естественно, что данная конструкция не зарегистрирована раньше этого времени. Так, по мнению О. Есперсена, «употребление сочетания с ослабленным значением первого компонента началось с конца XV в., но не было еще частым даже около 1600 г.». [Есперсен, 1954; c.140]. К. Бруннер считает, что «сочетание I am going to ... стало употребительным, начиная с XVII века». [Бруннер, 2010; c.352]. Р.И. Цыба относит период становления данной конструкции к XVI - XVII вв. Е.Г. Лапшина отмечает, что «при анализе памятников XIV и, главным образом, XV вв. не удалось обнаружить ни одного примера на сочетание to be going to + инфинитив, хотя формы Continuous от глагола to go без инфинитива и формы Indefinite от него же с последующим инфинитивом встречались». [Лапшина, 1962; c.123]. Первые примеры на сочетание to be going to + инфинитив автор обнаруживает только в текстах XVI в.:

And to the Strange Marshes am I going, the queen to defend. [Peele]. Однако в этом примере сочетание am I going ... to defend является свободным синтаксическим сочетанием, в котором глагол to go сохраняет свое лексическое значение движения, а присоединяемый к нему инфинитив означает цель движения. Это подтверждается наличием обстоятельства места (to the Strange Marshes), которое уточняет направление движения, выраженное глаголом to go в форме Continuous.

И все-таки Е.Г. Лапшиной удалось обнаружить пример, относящийся также к XVI в., в котором встречается данное сочетание, уже не являющееся свободным, о чем говорит контекст:

Adam: This way he is, and here will I speak with him.

First Lord: Fellow, whither pressest thou?

Adam: I press nobody, Sir; I am going to speak with a friend of mine. [Greene] [Лапшина, 1962; c.124]

(Адам пришел сюда, чтобы поговорить с другом, значит, нет оснований предполагать, что он в данный момент идет куда-то с этой целью).

Переход от свободного синтаксического сочетания к конструкции с новым значением (модальным или временным) обусловлен как семантикой глагола to go, так и значением длительного вида. Р.И. Цыба представляет процесс переосмысления следующим образом: «Я иду что-то делать, следовательно, я скоро буду совершать это действие, я отправляюсь, чтобы совершить что-то, я намерен что-то сделать». [Цыба, 1958; c.89]. Такого же взгляда придерживается и Е.Г. Лапшина. Что же касается временного значения, то намерение всегда направлено в будущее, кроме того, широкое лексическое значение самого глагола to go (движение вперед) относит действие, выраженное инфинитивом, в будущее, а также настоящее время длительного разряда глагола to go употребляется в значении будущего - все это способствовало выявлению в определенном контексте значения будущего времени.

Следует отметить, что в XVI - н. XVII вв. процесс отделения несвободного сочетания от свободного только начинается. По данным Е.Г. Лапшиной, «... на все драматические произведения Шекспира приходится только один пример, где модальное значение первого компонента сочетания не вызывает сомнений:

Bard: Sir, the Germans desire to have three of your horses; the duke himself will be tomorrow at court, and they are going to meet him. [Sh [Лапшина, 1962; c.125].

В большинстве случаев трудно провести четкую грань между лексическим значением движения и модальным значением намерения в сочетании to be going to + инфинитив.

В XVII в., когда формы длительного разряда получают большее распространение, примеры с несвободным сочетанием встречаются несколько чаще:

Не tells те too that our Lord Treasurer is going to lay down and that Lord Arlington is to be Lord Treasurer. [Pepys]. [Цыба, 1958; c.92]

Letitia: I hope my dearest jewel is not going to leave me - are you Nykin? [Congreve]. [Цыба, 1958; c.93]

Таким образом, можно считать, что становление конструкции to be going to + инфинитив относится к ранненовоанглийскому периоду, а к XVIII в. она прочно входит в язык.

В подавляющем большинстве случаев в этот период (XVII - XVIII вв.) первый компонент конструкции имеет модальное значение (значение намерения). Поскольку оно тесно связано со значением будущего (так как намерение всегда направлено в будущее), то в определенном контексте в конструкции to be going to + инфинитив начинает преобладать временное значение. Р.И. Цыба полагает, что первоначально рассматриваемая конструкция «очевидно, выражала лишь действие, которое должно будет произойти вскоре после момента речи, т.е. ... намерение осуществить действие в ближайшем будущем». [Цыба, 1958; c.93]. Об этом свидетельствует и употребление конструкции в придаточных предложениях времени, вводимых союзом as, который обычно указывает, что действие главного и придаточного предложений происходят почти одновременно:

As she is going to stab Indamora, Morat raises himself and holds her hand. [Dryden].

«Идея непосредственного будущего проходит через все встретившиеся в XVII в. случаи употребления конструкции. Очевидно, в XVII в. конструкции было присуще выражение действия, относящегося к ближайшему будущему». [Цыба, 1958; c.94].

В XVIII в. удельный вес конструкции значительно увеличился. Наряду с количественным ростом, сочетание to be going to + инфинитив приобретает и ряд новых качественных особенностей. Так, расширяется круг подлежащих, с которыми возможно употребление рассматриваемой конструкции - появляются случаи употребления to be going to + инфинитив с подлежащими, обозначающими неодушевленные предметы:

Partridge therefore prevailed on Jones to stay and see the puppet show, which was just going to begin. [Fielding, 1982].

Кроме этого, появляются случаи употребления инфинитива знаменательного глагола в страдательном залоге:

... And as her project with Lord Fellamar had failed of success, she was well contended that other violent methods were now going to be used in favour of another man. [Fielding, 1982].

Наряду с этим конструкция начинает выражать действие, относящееся к отдаленному будущему, к будущему вообще:

And I leave to you to judge how inconsistent such behaviour is in men who are going to fight in defence of the Protestant religion. [Fielding, 1982].

(Речь идет не о защите протестантской религии в ближайшем будущем, а о поддержке этой веры вообще).

Р.И. Цыба отмечает также, что «в XVIII в. происходит обогащение конструкции новыми модальными значениями, модальная моносемия развивается в модальную полисемию. Наряду со значением намерения появляется у конструкции значение долженствования». [Цыба, 1958; c.102 — 103]. Например:

Partridge therefore prevailed on Jones to stay and see the puppet show, which was just going to begin. [Fielding, 1982].

В XIX - XX вв. конструкция to be going to + инфинитив прочно закрепилась в языке и сейчас является одним из основных лексических средств передачи будущего действия. Примеры этого способа составляют 9,1% от всей выборки из произведений современного английского языка.

В современном английском языке конструкция to be going to + инфинитив выражает модально окрашенное будущее, при этом на первый план выступает то временное, то модальное значение. Практически все грамматисты (Е.М. Гордон, Т.А. Барабаш, М.А. Беляева, В.JI. Каушанская, М.А. Ганшина, Р. Квирк, Ч. Барбер, Дж. Лич и др.) выделяют два основных значения данной конструкции:

1.Конструкция to be going to + инфинитив используется для выражения преднамеренного, заранее обдуманного действия. Указание конкретного времени совершения действия в этом случае факультативно. Например:

Iт going to take a house in your town and I hope to see a lot of you, she wrote to Lester. [Dreiser, 2005].

And now I am going to sell you that letter. [Wilde, 2002].

Глагол will может также выражать намерение. «Разница между will и to be going to для выражения намерения заключается в том, что решение для осуществления намерения в предложениях с to be going to является обдуманным до момента речи, например:

- We've run out of sugar.

- I know. I’m going to buy some.

- We’ve run out of sugar.

- Have we? I didn’t know. I’ll buy some when I go shopping. [Жималенкова, 2005; c.55].

2.Конструкция to be going to + инфинитив употребляется для обозначения действия, совершающегося в ближайшем будущем и которого нельзя избежать. Например:

I think I’m going to be sick. [Dreiser, 2005].

Who is going to start? [Christie, 2002].

Р.И. Цыба отмечает, что в современном английском языке рассматриваемая конструкция обычно «... выражает действие, относящееся к более отдаленному времени в будущем, к будущему неопределенному». [Цыба, 1958; c.106].

В нашей выборке встретилось довольно много таких примеров:

You’re going to be a star. [Maugham, 2004].

That’s not going to lead you anywhere, you know. [Maugham, 2004].

В большинстве случаев довольно трудно определить, имеет ли сочетание to be going to + инфинитив модальное значение намерения или футуральное значение. Например:

But we are going to be christened this afternoon. [Wilde, 2002].

Однако в ряде случаев это возможно, например:

Аm I going to die?”

“Of course, you’re not going to die.” [Maugham, 2001].

(В данном примере конструкция имеет значение будущего времени, о чем свидетельствует семантика инфинитива to die).

... but what’s it going to cost? [Galsworthy, 1974].

(Здесь конструкция также имеет футуральное значение, на что указывает употребление подлежащего, обозначающего неодушевленный предмет).

Р. Квирк, М. Суон отмечают, что сочетание to be going to + инфинитив, как правило, не употребляется в главном предложении с придаточными условия, обычно в этом случае используется грамматический способ передачи будущего действия. [Квирк, 1982; c.47; Суон, 2005; c.251]. В нашей выборке встретилось всего три примера использования рассматриваемой конструкции в главном предложении с придаточным условия; причем два из них относятся к XIX в.:

1. I’m going to look in at the Bachelors’ Ball tonight, unless I find something better to do. [Wilde, 2002].

2. If Gwendolen accepts me, I am going to kill my brother, indeed. [Wilde, 2002].

3. And unless the truth is found out, those three are going to remain under the terrible shadow of doubt. [Christie, 2002].

Многие лингвисты (E.M. Гордон, И.П. Крылова, И.П. Иванова, Т.М. Жималенкова) считают, что сфера глаголов, употребляемых в данной конструкции, ограничена. Так, И.П. Иванова пишет: «... ограничивается лексическая сфера глаголов, способных выступать в этом сочетании. Это только глаголы конкретного действия. Но и в этой группе отпадают глаголы движения, употребление которых создает тавтологическое сочетание». [Иванова, 1961; c.57]. Однако Р.И. Цыба отмечает, что начиная с XIX в., «... конструкцию можно встретить с глаголами самых разнообразных лексических групп», «в качестве приглагольного инфинитива появляется и сам глагол to go». [Цыба, 1958; c.105]. В нашей выборке встретилось несколько примеров (причем все в языке Т.Драйзера), когда в качестве приглагольного инфинитива используется глагол to go:

I'm going to go, and may be if I get anything we can all move. [Dreiser, 2005].

Where is she going to go? [Dreiser, 2005].

Следует также отметить, что в современном английском языке наблюдается тенденция присоединять в разговорной речи частицу to не к инфинитиву, а к первому компоненту конструкции going. Так, обычно произносят I am going to tell you как [aim' gountə 'telju:], в просторечьe

[ai 'gɔ nə 'tel ju:].

Эта тенденция более характерна для американского варианта английского языка. Американские писатели часто используют форму gonna в диалогической речи:

Were just gonna have to wait. [Benchley, 2011].

Ч. Барбер относительно этого явления отмечает, что он даже встречал американских учителей английского языка как иностранного, которые обучают учеников тому, что будущее время глагола to goI gonna [gɅnə] go, you gonna go и т.д. «В британском варианте мы, конечно, еще не достигли этой стадии», - пишет он, - «но вполне вероятно, что такое употребление может войти в речь». [Барбер, 1964; c.136].

Широкое распространение конструкции to be going to + инфинитив - явление сравнительно позднее. По всей вероятности, данное сочетание, получившее значительное распространение лишь в XIX - XX вв., вместе с настоящим временем длительного разряда возникли в языке, чтобы заполнить пробел, образовавшийся из-за отсутствия в нем форм, передающих связь настоящего и будущего, аналогично тому, как форма настоящего времени перфектного разряда возникла в системе времен как средство выражения связи между прошедшим и настоящим.

Вопрос о природе конструкции to be going to + инфинитив привлекал внимание многих лингвистов. Так, Г. Суит рассматривал это сочетание как аналитическую форму ближайшего будущего. В то же время О. Есперсен не относит данные сочетания к парадигматическим формам. И.П. Иванова присоединяется к этому мнению: «... эти устойчивые сочетания лексически в большей степени десемантизированы, но они не включаются в совокупность грамматических средств, выражающих видо-временные отношения». [Иванова, 1961; c.56].

Раздел 4. Другие сочетания английского языка, служащие для выражения будущего действия

В современном английском языке существует целый ряд сочетаний, использующихся для передачи футурального значения: to be to + инфинитив, to be about to + инфинитив, to be sure to + инфинитив, to be certain to + инфинитив, to be likely to+инфинитив, to be on the point (verge) of + герундий.

Большинство зарубежных и отечественных лингвистов (Р. Мёрфи, М. Суон, Р.В. Резник, В.Л. Каушанская и др.) рассматривают сочетания to be about to + инфинитив, to be on the point of + герундий как синонимы конструкции to be going to + инфинитив. Однако данные нашей выборки позволяют отметить различия в употреблении этих сочетаний.

Сочетание to be about tо + инфинитив появляется в языке несколько раньше, чем конструкция to be going to + инфинитив - в XIV в.:

Thou woldest falsly ben aboute to love my lady. [Chaucer, 2003].

(Ты собирался обмануть мою госпожу своей фальшивой любовью).

К. Бруннер также приводит подобный пример:

Satan is Ʒеоrnе abuten worto ridlen pe ut of mine corne. [Ancren

Riwle]. [Бруннер, 2010].

(Сатана собирается отсеять тебя из моего зерна).

На более ранних этапах развития языка как данное сочетание, так и конструкция to be going to + инфинитив выражали значение ближайшего будущего.

Еще в XVIII в. у Г. Филдинга встречаются случаи параллельного употребления обоих сочетаний, которые выступали как синонимы:

And now, having grasped his new purchased sword in his hand, he was going to issue forth, when the thought of what he was about to undertake laid suddenly hold of him, and he began to reflect that in a few minutes he might possibly deprive a human being of life. [Fielding, 1982].

Однако дальнейшее развитие сочетаний шло по-разному. Сочетание to be about to+ инфинитив как на более раннем, так и на нынешнем этапе развития языка выражает только действие, относящееся к ближайшему будущему с точки зрения настоящего, или действие, которое планировалось на ближайшее будущее с точки зрения момента в прошлом, в отличие от конструкции to be going to + инфинитив, которая значительно расширила свое значение в современном языке.

Во всех встретившихся нам примерах to be about to + инфинитив обычно не сочетается ни с какими обстоятельственными словами, здесь само сочетание указывает на то, что действие, выраженное им, относится к ближайшему будущему.

The story I am about to tell is a perfectly simple and straightforward one. [Christie, 2002].

Сочетания to be sure to + инфинитив, to be certain to + инфинитив, указывая на близость совершения действия, имеют коннотативное значение уверенности. Данные сочетания употребляются с подлежащим, обозначающим как одушевленный, так и неодушевленный предмет:

She is sure to tell him. [Wilde, 2002].

An acquaintance that begins with a compliment is sure to develop into a real friendship. [Wilde, 2002].

Cecily and Gwendolen are perfectly certain to be extremely great friends. [Wilde, 2002].

Within twelve miles of Hyde Park Corner the value of the land is certain to go up. [Galsworthy, 1974].

Сочетание to be likely to + инфинитив, обозначая будущее действие, как правило, имеет коннотативное значение склонности, желания, намерения; например:

...he’s not likely to part with it except at a good price. [Galsworthy, 1974].

Удельный вес рассматриваемых в этой главе сочетаний значительно меньше, чем конструкции to be going to + инфинитив. Примеры последней составляют 9,1% (от выборки из произведений современного языка), примеры рассматриваемых в этом разделе сочетаний - всего 0,47%.

Н.В. Ермакова объясняет этот факт следующим образом: «Высокая относительная частотность конструкции to be going to + инфинитив обусловлена коммуникативной необходимостью гораздо чаще выражать намерение осуществить футуральное действие, чем отношение к нему». [Ермакова, 1980; c.8].

В отличие от конструкции to be going to + инфинитив, которая стоит на пути превращения в аналитическое средство выражения будущего и свободно образует отрицательные и вопросительные формы, сочетания to be about tо + инфинитив и др., за исключением сочетания to be likely to + инфинитив, как правило, употребляются только в утвердительных предложениях. В нашей выборке не встретилось ни одного примера отрицательного или вопросительного предложения с данными сочетаниями.

Сочетание to be on the point of + герундий относится к области фразеологии. А.В. Кунин рассматривает этот оборот как фразеологизм и описывает его значение следующим образом: «собираться сделать что- либо (в самом близком будущем)». [Кунин, 1984, c.829].

Практически во всех грамматиках приводятся примеры с данным сочетанием, которое указывает на ближайшее будущее с точки зрения момента в прошлом:

She was for a moment on the point of stopping him [Murdoch].

It was this time half past five and the sun was on the point of rising. [Bronte].

Что касается стилистического употребления, то рассматриваемый оборот встречается преимущественно в литературном стиле речи.

Данные нашей выборки показывают, что это сочетание употребляется чрезвычайно редко. Нам встретился всего лишь один пример использования этого оборота:

... a dozen times he had been on the point of giving up practice. [Maugham, 2001].

Еще одним лексическим способом передачи будущего времени является конструкция to be to + инфинитив, удельный вес которой составляет 1,53% в выборке из современного английского языка.

I don t see what’s to become of us now. [Dreiser, 2005].

If he’s a success he’s to stay another year. [Maugham, 2004].

Обычно это сочетание рассматривается как модальное. Глагол to be в сочетании с неперфектным инфинитивом употребляется для выражения необходимости совершить действие согласно предыдущей договоренности или заранее намеченному плану. Иногда это значение становится настолько сильным, что конструкция to be to+ инфинитив используется для выражения приказов и инструкций, которые должны быть выполнены в будущем, например:

You are not to go to lunch there. [Wilde, 2002].

Что касается временного значения данного сочетания, то действие, передаваемое им, как правило, относится не обязательно к близкому будущему:

And if he takes me on for a second year, I’m to get three hundred. [Maugham, 2004].

If she’s to go on as she's going now, I can’t tell what’s to come. [Galsworthy, 1974].

P. Квирк выделяет еще одно значение этой конструкции - возможный, непредвиденный случай, который может произойти:

If he's to succeed, he must work harder. [Квирк, 1982].

Подобное значение встречается и в нашей выборке:

... but if the young Sagamore is to be led to the stake the Indians will see also how a man without a cross can die! [Cooper, 2002].

And what's to happen to me if Walter divorces me? [Maugham. 2001]. 

Выводы по второй главе:

1. В современном английском языке сфера употребления формы настоящего времени неопределенного разряда для передачи будущего действия значительно сузилась по сравнению с предыдущими периодами, однако она по-прежнему продолжает оставаться одним из способов передачи футурального значения.

2. В современном английском языке появляется новый лексический способ выражения предстоящего действия настоящее время длительного разряда (The Present Continuous Tense). Этот способ является третьим по частоте использования среди всех средств выражения будущего действия (после грамматического средства и конструкции to be going to + инфинитив), что свидетельствует о достаточно широком употреблении этого лексического способа.

3. Все большее употребление конструкции в значении будущего времени, сочетаемость ее первого компонента с инфинитивами самых разных лексических групп, сочетаемость конструкции со словами, обозначающими как одушевленные, так и неодушевленные предметы - все это свидетельствует о возрастающей степени грамматизации сочетания. Однако еще рано считать конструкцию to be going to + инфинитив полностью грамматизованной и приравнивать ее к аналитической глагольной форме. Более правомерной в этом отношении, на наш взгляд, представляется точка зрения Е.Г. Лапшиной, которая считает, что «конструкция с ее двумя основными значениями - модальным и временным - представляет собой промежуточное явление между свободным синтаксическим словосочетанием и аналитической глагольной формой». [Лапшина, 1962; c.134].

4. Большинство сочетаний, рассмотренных в данном разделе, получили распространение преимущественно в современном английском языке. Однако их способность передавать футуральное значение, как правило, ограничена; либо они передают только ближайшее будущее, как, например, сочетания to be about to + инфинитив, to be certain to + инфинитив, to be sure to + инфинитив, to be likely to + инфинитив, причем у большинства из них отсутствуют отрицательные и вопросительные формы, либо довольно трудно провести четкую грань между модальностью и футуральностью, как, например, в сочетании to be to + инфинитив.

Заключение

В настоящей дипломной работе была предпринята попытка комплексного диахронического описания грамматического и лексических способов выражения будущего действия в английском языке. По результатам исследования были получены следующие выводы. В древнеанглийском языке ведущим способом передачи будущего действия были формы настоящего времени. (В древнеанглийской выборке формы настоящего времени в значении будущего составили 52%). Однако в этот период существовал также целый ряд глаголов (sculan, willan, сиппап, durran, таƷan и др), которые в своем лексическом значении имели оттенок футуралъности и в сочетании с инфинитивом могли употребляться для передачи будущего действия. В конце древнеанглийского периода для передачи футуралъности начинают употребляться преимущественно модальные глаголы sculan и willan в сочетании с инфинитивом. Однако вплоть до конца древнеанглийского периода довольно ясно ощущается их лексическое модальное значение. (В древнеанглийской выборке

Диаграмма 1. Способы выражения будущего действия в древнеанглийском языке.

примеры модальных сочетаний составили 48%, из которых только в 7% примеров значение модальности ослаблено). Следовательно, в древнеанглийском языке существовали только лексические способы передачи футуральности.

Среднеанглийский период характеризуется развитием как грамматического, так и лексических средств выражения будущего действия. В этот период значительно увеличивается количество конструкций, состоящих из глаголов shal и wil с инфинитивом. (В среднеанглийской выборке примеры данных сочетаний составили 64%, причем из них 37% примеров содержат футуральное значение, а 27% наряду со значением будущего имеют модальное значение). Следует также отметить, что глагол shal чаще служит для выражения будущего действия, в то время как сочетание инфинитива с глаголом wil в среднеанглийском языке, как правило, имеет дополнительный оттенок волеизъявления. Тем не менее, можно сделать вывод о том, что в среднеанглийском языке в результате грамматизации модальных сочетаний shal и wil с инфинитивом смыслового глагола возникает грамматический способ передачи будущего действия с помощью аналитических форм.

Диаграмма 2. Способы выражения будущего действия в среднеанглийском языке.

В этот период также сохраняется передача будущего с помощью формы настоящего времени, особенно с глаголами движения. (В среднеанглийской выборке примеры настоящего времени неопределенного разряда в значении будущего составляют 36%). Кроме того, появляется новый лексический способ выражения будущего действия. Уже в среднеанглийском языке эту функцию выполняло сочетание to be about to + инфинитив.

В ранненовоанглийском языке происходит окончательная грамматизация описательных конструкций с shall и will, частотность которых значительно возрастает по сравнению с предыдущими периодами (в  выборке из произведений Шекспира 87% примеров выражения будущего принадлежит футуральным конструкциям с глаголами shall и will), а также возникают разряды, в результате чего появляются формы будущего времени длительного и перфектного разрядов.

Диаграмма 3. Способы выражения будущего действия в ранненовоанглийском языке.

В этот период увеличивается количество лексических средств передачи будущего действия. Так, например, появляется конструкция to be going to + инфинитив. Однако среди всех лексических средств ведущее место занимают формы настоящего времени неопределенного разряда, примеры которых составляют 11 % от ранненовоанглийской выборки, в то время как примеры всех остальных лексических средств (конструкции to be going to + инфинитив, сочетание to be to + инфинитив) составляют лишь 2%.

В современном английском языке количество способов выражения футуральности значительно увеличивается за счет появления новых лексических средств: в XVIII в. в значении будущего начинает употребляться настоящее время длительного разряда, кроме того появляются сочетания типа to be sure to + инфинитив, to be likely to + инфинитив, to be certain to + инфинитив. Первым по частотности употребления в современном английском языке является грамматический способ передачи футуральности (в выборке из произведений современного английского языка примеры данного способа составляют 70,81%), далее следуют конструкция to be going to + инфинитив (9,1%) и настоящее время длительного разряда (3,7%), и уже затем сочетания to be to + инфинитив, to be sure to + инфинитив, to be likely to + инфинитив, to be certain to + инфинитив (2%) и, наконец, настоящее время неопределенного разряда (1,1%). Следует отметить, что общее количество примеров форм настоящего времени неопределенного разряда в значении будущего в нашей выборке из современного английского языка составляет 14,39%. Однако в 13,29% примеров формы этого времени употребляются в придаточных предложениях времени и условия, где такое использование структурно закреплено, нормировано.

В современном английском языке, как показало исследование, наблюдается также растущая тенденция употребления глагола will в первом лице вместо shall.

Диаграмма 4. Способы выражения будущего действия в современном английском языке.

1) грамматический способ выражения будущего действия (70,81%)

2) настоящее время неопределенного разряда в придаточных условия и времени (13,29%)

3) конструкция to be going to + инфинитив (9,1%)

4) настоящее время длительного разряда (3,7%)

5) сочетания to be to + инфинитив, to be about to + инфинитив и т.д. (2%)

6) настоящее время неопределенного разряда (1,1%)

ЛИТЕРАТУРА

Акопян А.А., Леонова Л.П. Практикум по истории английского языка. Тверь, 2005. – 50с.

Аракин В.Д. История английского языка. М.: ФИЗМАТЛИТ, 2009. -  304с.

Аракин В.Д. Очерки по истории английского языка. М.: ФИЗМАТЛИТ, 2007. -  288с.

Бархударов Л.C. Очерки по морфологии современного английского языка. М.: Высшая школа, 1975. – 156с.

Бархударов Л.С., Штелинг Д.А. Грамматика английского языка. М.: Издательство литературы на иностранных языках, 2013. – 424с.

Беляева М.А. Грамматика английского языка. М.: Высшая школа, 1984. – 333с.

Бруннер К. История английского языка. М.: Издательство ЛКИ, 2010. – 393с.

Воронцова Г.Н. Очерки по грамматике английского языка. М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1960. – 400с.

Ермакова Н.В. Дистрибутивный анализ средств выражения футуральности в современном английском языке: автореф. дис. …канд. филол. наук. Калинин, 1980.

Есперсен О. Философия грамматики. М.: Издательство иностранной литературы, 1958 – 400 с.

Жигадло В.Н., Иванова И.П., Иофик Л.Л. Современный английский язык. М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1956. – 350с.

Жималенкова Т.М., Мыльцева Н.А. Универсальный справочник по грамматике английского языка. М.: ГЛОССА, 2005. – 272с.

Иванова И.П. Вид и время в современном английском языке. Л.: ЛГУ,  1961. – 200с.

Иванова И.П., Чахоян Л.П. История английского языка. Спб.: Издательство «Лань», 1999. – 512с.

Израилевич Е.С., Качалова К.Н. Практическая грамматика английского языка. М.: Каро, 2012. – 608с.

Ильиш Б.А. История английского языка. М.: Высшая школа, 1968. – 420с.

Кобков В.П. О месте «будущего в прошедшем» в системе грамматических категорий английского глагола. // В помощь преподавателям иностранных языков. Новосибирск, 1972. Вып.З. - с.56 - 93.

Корнеева Е.А., Кобрина Н.А., Гузеева К.А., Оссовская М.И. Пособие по морфологии современного английского языка. М.: Высшая школа, 1974. – 232с.

Кошевая И.Г. Типологические структуры языка (Сфера видовременных отношений). Киев, 1972. – 234с.

Курбанов М.К. О месте категории футуральности в системе английского глагола. // Грамматические и лексико-семантические исследования в синхронии и диахронии. Калинин, 1978. с.83 - 96.

Курилович Е. Очерки по лингвистике. М.: Тривиум, 2000. – 50с.

Лапшина Е.Г. Становление и развитие конструкции to be going to + инфинитив. 11 Романо-германская филология. М., 1962. Вып.4. С. 122- 135.

Мелешкова Н.И. Future-in-the Past в английском языке. автореф. дис. …канд. филол. наук. Д., 1960.

Плоткин В.Я. Грамматические системы в английском языке. Кишинев: Штиинца, 1975. – 128с.

Расторгуева Т.А. Очерки по исторической грамматике английского языка. М.: Либроком, 2009. – 168с.

Смирницкий А.И. Древнеанглийский язык. М.: МГУ, 1998. – 319с.

Смирницкий А.И. История английского языка. М.: Академия, 2008. – 304с.

Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1959. – 440с.

Тарасова Е.В. К сопоставлению грамматико-лексического микрополя будущего в произведениях Шекспира и современного английского языка. // Вестник Харьковского университета. Харьков, 1981. № 220. с.81 - 86.

Филиппова А.Н. Средства выражения будущего действия в английском языке (на материале памятников VIII - XV вв.). автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 1956.

Хлебникова И.Б. Введение в германскую филологию и историю английского языка. Калинин, 1975. – 147с.

Хлебникова И.Б. Оппозиции в морфологии. М.: МОПИ им. Н.К. Крупской, 1969. – 128с.

Цыба Р.И. Конструкция to be going to + инфинитив в английском языке. дис. … канд. филол. наук. Сумы, 1958.

Ярцева В.Н. Историческая морфология английского языка. М., Л.: Институт языкознания, 1960. – 194с.

Barabash Т.A. A Guide to Better Grammar. М.: Юнвес, 2000. – 329с.

Barber Ch. Linguistic Change in Present-Day English. London, 1964. – 154p.

Baugh A History of the English Language. Ldn.: Routledge, 2002. – 447p.

Blokh M.Y. A Course in Theoretical English Grammar. М.: Высшая школа, 1983. – 285с.

Close R.A. A Reference Grammar for Students of English. М.: Просвещение, 1979. – 352с.

Close R.A. Problems of the Future Tense. // English Language Teaching. Vol. XXV. 1970. N4. P.43-48.

Franz W. Die Sprache Shakespeares in Vers und Prosa. Shakespeare Grammatik. Halle/Saale, 1939.

Fries Ch. C. American English Grammar. New York - London, 1940.

Ganshina M.A., Vasilevskaya N.M. English Grammar. М.: Высшая школа,  1964. – 548с.

         Gordon E.M., Krylova l.P. A Grammar of Present-Day English. М.: Высшая школа, 2003.  – 448с.

         Ilyish B. The Structure of Modern English. М.: Просвещение, 1971. – 370c.

Jespersen O. A Modern English Grammar on Historical Principles. Part IV. London.: G. Allen & Unwin, 1954. - 486p.

Jespersen O. Essentials of English Grammar. London,: Routledge, 2006. – 387p.

Joos M. The English Verb. Form and Meaning. University of Wisconsin Press, 1964.

Kaushanskaya V.L. A Grammar of the English Language. М.: Айрис пресс, 2008. – 381с.

Khlebnikova I.B. Essentials of English Morphology. М.: Высшая школа, 2004. – 136с.

Khaimovich B.S., Rogovskaya B.I. A Course in English Grammar. М.: Высшая школа, 1987. – 298с.

Leech G., Svartvyk Y. A Communicative Grammar of English. М.: Pearson ESL, 2003. – 304с.

Murphy R. English Grammar in Use. Cambridge University Press, 2004. – 393p.

Palmer E.R. A Linguistic Study of the English Verb. London.: Longman, 1988. – 288p.

Pooley C. Grammar and Usage in Text-books on English. Madison, Wisconsin, 1933.

Quirk R., Greenbaum S., Leech G., Svartvik J. A University Grammar of English. М.: Высшая школа, 1982. – 391c.

Quirk R., Wrenn C.L. An Old English Grammar. London: Routledge, 1960. – 176p.

Rastorguyeva T.A. History of English. М.: Издательство Астрель, 2003. – 348с.

Rastorguyeva T.A., Zhdanova I.F. History of the English Language. М.: Высшая школа, 1972. – 174с.

Reznik R.V., Sorokina T.S. A Grammar of Modem English Usage. М.: Флинта, 2002. – 688с.

Strang B. A History of English. London, 1974. – 523p.

Swan M. Practical English Usage. Oxford, 2005. – 689p.

Sweet H. A New English Grammar, Logical and Historical. Oxford, Clarendon Press, 1958. – 127p.

Словари

Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь. М.: Русский язык, 1984. – 944c.

Маковский М.М. Историко-этимологический словарь современного английского языка. М.: Диалог, 2000. – 423с.

A New English Dictionary on Historical Principles. Oxford, 1933. Vol. IV, XII. – 1270p.

Ernest Weekley M.A. An Etymological Dictionary of Modern English. London, John Murray, Albemarle Street, W., 1976. – 1660p.

Fowler H.W. A Dictionary of Modern English Usage. Oxford, University Press, 2009. – 825p.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Смирницкий А.И. Хрестоматия по истории английского языка (с VII по XVII вв.). М.: Академия, 2008. – 304с.

Anthony E. Farnham. A Sourcebook in the History of English. USA, 1969. – 153p.

Benchley P. Jaws. London, Random House, 2011. – 57p.

Chaucer G. The Canterbury Tales: A Selection. New York, Penguin Group, 2003. – 528p.

Christie A. Thirteen problems. USA, Harpercollins, 2002. – 316p.

Cooper J.F. The Last of the Mohicans. USA, Wordsworth Classics, 2002. – 384p.

Dreiser T. Jennie Gerhardt. М.: Менеджер, 2005. – 83с.

Fielding H. The History of Tom Jones, a Foundling. М.: Правда, 1982. – 148с.

Galsworthy J. The Man of Property. М.: Progress Publishers, 1974. – 383p.

Ivanova I.P. Belyaeva T.M. A Reader in Early English. Л.: Просвещение, 1980. – 190с.

Maugham W.S. Theatre. М.: Менеджер, 2004. – 144с.

Maugham W.S. The Painted Veil. М.: Менеджер, 2001. – 272с.

Shakespeare W. Hamlet. Н.: Сибирское университетское изд., 2010. – 170с.

Shakespeare W. King Lear. USA, Wordsworth classics, 2002. – 170p.

Shakespeare W. The Works of Shakespeare. М.: Менеджер, 2011. Vol.I, III. – 346с., 684с.

Blakeley L. Teach Yourself Old English. London,  English Universities Press, 1964. – 193p.

Wilde O. Plays. USA, Wordsworth classics, 2002. – 444p.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17203. АНАЛИЗ СПОСОБОВ ПЕРЕДАЧИ СИНТАКСИЧЕСКИХ СТИЛИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ АНГЛИЙСКОГО РАЗГОВОРНОГО ЯЗЫКА ПРИ ПЕРЕВОДЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА 40.25 KB
  Значительное место в разговорной речи занимают также слова широкой семантики значение которых можно понять только в контексте такие как thing the like some something. В книжной речи эллипса в этом случае нет зато часто следует инверсия связочного глагола и подлежащего: Unesy lies the hed tht wers crown. 2 прямое дополнение с целью эмфазы может быть поставлено на первое место: Her love letters I returned to the detectives for filing. End of the ffir 3 определение выраженное прилагательным или несколькими прилагательными при...
1335. Основные словообразовательные модели в современном варианте американского английского языка 117.01 KB
  Основные различия американского и британского вариантов английского языка. Проблема определения мирового статуса американского варианта английского языка. Американский вариант английского языка в современном мире. Лексические особенности американского варианта английского языка.
11757. ЭМОТИВНЫЕ ВЫРАЖЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ 83.15 KB
  Язык развивается, в нем появляются все новые формы речи, фразеологизмы, идиомы и нам необходимо понимать не только их словарное значение, но и воспринимать сопровождающий эмоциональный фон. Теперь, эмоции собеседника оказывают нам непомерную помощь в осмыслении его речи.
3956. Выражения и операции языка JavaScript 10.61 KB
  Строковые операторы используются для создания строковых выражений. В JavaScript существует только один строковый оператор – оператор конкатенации (соединения) строк
6028. Граматика английского языка 80.08 KB
  Часто они представляют собой сочетание глагола с последующим предлогом который часто значительно меняет исходное значение слова создавая новое понятие фразовые глаголы например: to go идти to go in входить to go out выходить to go wy уходить to go down спускаться и т. Они употребляются с инфинитивом смыслового глагола словарный вариант следующего за ними и показывают возможность вероятность необходимость желательность совершения действия выраженного инфинитивом. Все они пишутся с прописной большой буквы а если...
18405. Институт президентства в истории и современном мире 126.84 KB
  Степень изученности данной темы оказалась не высокой, так как спустя почти год после официальной публикации данного законопроекта я не нашел ни одной статьи или публикации, в которой бы грамотно и доступно для населения был дан юридический анализ этому конституционному закону.
20181. Комплексное исследование рынка кофе 91 KB
  Цель исследования рынка чая - провести исследование рынка чая и определить перспективы его развития. Задачи: проанализировать товарное предложение на рынке чая; выявить основных поставщиков чая; определить долю импортного чая; проанализировать состояние спроса на чай; определить перспективы развития рынка чая. Анализ рынка чая: определение общих тенденций российского рынка чая; оценка объемов производства экспорта импорта и предложения чая на товарном рынке; анализ сбалансированности спроса и предложения на...
21162. Фонетический строй английского языка древнего периода 74.19 KB
  Важно помнить что следует изучать язык как в синхроническом так и диахроническом аспектах. Актуальность проблемы: изучение фонетического строя английского языка древнего периода важно и по сей день так как фонетическая система современного языка напрямую связана и зависит от строя древнеанглийского периода. Практическая значимость данного исследования состоит в том что его результаты могут быть использованы в учебных курсах высших заведений таких как фонетика лексикология или же при изучении различных диалектов. Возникший натуральный...
19662. ТЕОРИЯ ДИАЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА НА УРОКЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА 68.08 KB
  Подготовка текста профессионально-педагогического диалога и его исполнение с позиций классической и современной риторики. Диагностика готовности учителя английского языка к организации профессионально-педагогического диалога на уроках. Методика обучения студентов-филологов планированию и исполнению диалога на лингвистическую тему. Современным гуманитарным знанием в целом и методическим знанием в частности накоплен немалый опыт в изучении диалога и диалогических отношений.
6029. Стилистическая дифференциация словарного состава современного английского языка 20.02 KB
  Стилистика относится к циклу филологических наук. В любом высказывании выделяются три стороны: синтактика, семантика и прагматика. Синтактика объясняет, как устроено высказывание внешних форма языка, семантика показывает, что означает данное высказывание, прагматика раскрывает, в каких условиях и с какой целью говорит человек
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.