Особенности перевода библейского текста

Например такое выражение как письмена на стене в значении предупреждения о чемто неизбежном неминуемом в русском языке практически не употребляется а вот его эквивалент в английском языке который звучит как: “the writing on the wll†употребляется достаточно. Это выражение нередко используется в заголовках где его всячески видоизменяют и обыгрывают: the moving finger finger on the wll the hndwriting from the sky etc. Кроме того в английском языке это выражение закрепилось и в форме употребления с глаголами to heed to red to...

2015-08-21

50.54 KB

60 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE  44

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Тульский государственный педагогический университет им. Л. Н. Толстого»

(ФГБОУ ВПО «ТГПУ им. Л. Н. Толстого»)

                                                            

Кафедра Переводоведения и   межкультурный                                                                                                        коммуникации

  

КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине: «Общая теория перевода»

На тему:

Особенности перевода библейского текста

Выполнила: cтудентка 3 курса группы 221421

очной формы обучения

факультета иностранных языков

направления подготовки «Лингвистика»

профиля «Перевод и переводоведение»

Гирич Анна Владимировна

Научный руководитель:

Кандидат филологических наук

Доцент кафедры переводоведения и

межкультурной коммуникации

Богатова Юлия Александровна

Тула 2015

                                            Содержание

Введение………………………………………………………………

Глава 1 Общие положения о библейском тексте…………………..

1.1. Библейский текст как объект филологических исследований…..

1.2. Виды библейского текста……………………………………

1.3. Лексико-семантические особенности библеизмов и способы их перевода………………………………………………………………………

Выводы по первой главе……………………………………………….

Глава 2 Прагматический аспект проблемы изучения библеизмов и их перевода………………………………………………………………….

2.1. Понятие дословного и идиоматического перевода…………………

2.2. Классификация библеизмов………………………………………..

2.3. Способы перевода библейского текста на примере главы из книги Екклезиаста………………………………………………………………

Выводы по второй главе…………………………………………….

Заключение……………………………………………………………..

Список литературы……………………………………………………….

ВВЕДЕНИЕ

Целью данной работы является рассмотреть основные положения о библейском тексте, его значимость, как объект исследования, а также особенности его перевода.

Ни один перевод не способен полностью передать все особенности текста оригинала. Читая библейские тексты в переводах, мы порой и не догадываемся обо всём многообразии подлинника; подробный комментарий лишь в некоторой мере способен восполнить ущербность нашего чтения в виде описания и анализа этих особенностей.

 Так, во многих изданиях переводов Библии на современные языки, весь текст Священного Писания предстает как прозаический. Однако в оригинале значительная часть священных текстов — стихи. Это относится не только к псалмам, но и другим памятникам ветхозаветной гимнографии, которые были рассчитаны на музыкальное исполнение. Речи большинства пророков — тоже стихи. Попытки современных ученых воссоздать арамейский текст речей Иисуса Христа также привели к выводу, что это были поэтические тексты. Правда, древняя поэзия семитских народов не знала рифмовки или строгих стихотворных размеров: она строилась на иных принципах, в число которых входила, в частности, богатая аллитерация — повторение однородных согласных, которое придавала стиху особую звуковую и интонационную выразительность. Поэтическое оформление речи не преследовало чисто эстетические цели. Оно способствовало лучшей запоминаемости высказываний — ведь в те времена не было магнитофонов, а стенографией владели лишь немногие. Тем не менее несомненно то, что слушатели пророков надолго запоминали услышанное и дословно передавали это другим. [Сахаров, 2001, с 117]

Трудно переоценить то влияние, которое оказала Библия и ее переводы на языки народов, прошедших стадию христианской культуры. Справедливо это и в отношении русского и английского языков. В процессах усвоения библейских выражений этими языками было много схожего, однако результаты оказались разными: в силу целого ряда исторических и других причин, говорить о которых не позволяет объем данной работы, в английский язык вошло гораздо больше слов, выражений и цитат из Библии, чем в русский (кстати, в английском языке их больше, чем в других западноевропейских языках). Общепризнано также то, что Библия явилась самым богатым источником английской идиоматики (на втором месте - произведения Шекспира). Большая часть библейских выражений настолько ассимилировалась в английском языке, что не всегда и не у всех они ассоциируются с Библией.[ Клюкина, 2003]

Актуальность изучения библейского текста обусловлена, прежде всего тем, что в последнее время возрос интерес к Библии, как в нашей стране, так и за рубежом (чтение, переводы, влияние этих переводов на фразеологию и лексикологию). В английском и русском языках многие библейские фразеологические единицы имеют длительную историю употребления, многие фразеологизмы употребляются в художественной литературе, публицистике, исторических работах, а так же живой речи. Изучением библейской фразеологии занимались такие ученые и лингвисты как А.В.Кунин, О.С.Ахманова, Э.М.Солодухо и другие.

Объектом исследования являются библейские фразеологические единицы английского языка на примере главы из книги Екклезиаста и их русские аналоги.

Предметом изучения являются особенности структуры, семантики и функционирования библеизмов как самостоятельной подсистемы языка, определение значимости и жизнедеятельности этой подсистемы.

Метод исследования – сплошная выборка, в общей сложности было отобрано и проанализировано несколько переводов главы из книги Екклезиаста.

Практическое значение работы заключается том, что полученные результаты исследования могут быть использованы при других исследованиях Библии, а также в трудах, которые специализируются на переводе фразеологизмов и устойчивых выражений, а также в практических занятиях по фразеологии, лексикологии, стилистики современного английского языка, в теории и практике перевода.


ГЛАВА 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О БИБЛЕЙСКОМ ТЕКСТЕ

1.1. Библейский текст как объект филологических исследований

При филологическом исследовании сакрального текста необходимо учитывать особенность его построения. Он организуется по принципу двойного реализма, благодаря чему имеет несколько уровней смысла, отражающих конкретно историческую и духовно-символическую действительность. Эта особенность требует герменевтического подхода к такому тексту и приемов экзегетического анализа. Для этого был разработан лингво-экзегетический метод когнитивного исследования текста, который предполагает, кроме семасиологического анализа лексики, выявление ее переносных значений с использованием данных святоотеческой экзегезы. [Клименко, 2013, с.90] Экзегетика - это греческое слово, оно означает изъяснение, толкование. Таким образом, слово экзегетика означает - изъяснение Писания или, другими словами, толкование Писания.[ Карев, 1993]

Существует пять основных методов экзегезы, или толкования Ветхого Завета:

Метод аллегорического толкования зародился у иудеев Александрии и был развит известным религиозным мыслителем Филоном (ум. ок. 40 г. н.э.). Филон и его предшественники заимствовали этот метод у античных писателей.

Аллегорическая экзегеза была воспринята христианской школой Александрии — Климентом и Оригеном (II-III вв.), а затем свт. Григорием Нисским (332-389). Все они исходили из мысли, что Ветхий Завет содержит гораздо больше, чем можно обнаружить при его буквальном понимании. Поэтому экзегеты стремились путем расшифровки аллегорий изъяснить сокровенный, духовный смысл Писания. И действительно, библейские авторы широко применяли иносказательную символику, условные образы, священные числа, которые должны были указывать на стоящее за ними внутреннее содержание. Однако, при всей его плодотворности, александрийскому методу недоставало надежных критериев для точного понимания древневосточной символики, которая использовалась в Ветхом Завете, а это нередко приводило к произвольным догадкам. Большой заслугой александрийской школы явилась попытка изложить учение Библии на философском и богословском языке.

Метод буквального толкования сводился к тому, чтобы по возможности связно и ясно представить себе ход библейских событий и прямой смысл учения, изложенного в Ветхом Завете. Этот метод был разработан в III и IV веках сирийскими Отцами Церкви (Антиохийская и Эдесская школы), из которых наиболее известен прп. Ефрем Сирин (306-379). Сирийцы были близко знакомы с обычаями Востока, что позволяло им лучше, чем эллинистическим авторам, реконструировать картину библейского мира. Но факт многозначного смысла Писания зачастую оставался вне поля зрения этих экзегетов.

Нравственно-гомилетическое толкование Ветхого Завета преследовало прежде всего цели назидания, проповеди, делая ударение на нравственном и догматическом аспектах Писания. Высочайшим образцом такого толкования являются труды свт. Иоанна Златоуста (380-407).

Типологический, или преобразовательный, метод толкования был впервые применен членами иудейской общины Кумрана (I-II века до Р.Х. — I век по Р.Х.). Этот метод строился на том, что Библия содержит многозначные прообразы, истории спасения, которые могут быть отнесены не к одному, а к различным ее этапам. Типологический метод играет большую роль в понимании духовной целостности Библии, которая говорит о деяниях единого Бога в единой истории спасения.

Историко-литературно-критический метод, или Библейская критика. Она получила свое начало в трудах Оригена, бл. Иеронима и ряда средневековых ученых. Библейская критика распадается на:

  •  текстуальную критику,
  •  литературную критику,
  •  историческую библеистику (включая библейскую археологию и данные изучения внебиблейских религий)
  •  внутреннюю (или «высокую») критику. [Мень, 2009]

Фразеологические единицы библейского происхождения - библеизмы, функционируя в речи, часто не вызывают ассоциаций в сознании говорящего с их первоначальными значениями. Дело в том, что библеизмы утрачивают связь со своим былым источником, в связи с отсутствием соответствующих помет во фразеологических словарях. Это относится и к библеизмам закрепившимся в английском языке, в котором их больше, чем в других западноевропейских языках, так как Библия явилась самым богатым источником английской идиоматики. Множество библейских выражений ассимилировались в английском языке, и они больше не ассоциируются с Библией, а превратились в цитаты и звучат как клише [Клюкина, 2003, c.123].

В английском языке библеизмы употребляются намного чаще, чем в русском языке. Например, такое выражение, как «письмена на стене» в значении предупреждения о чем-то неизбежном, неминуемом, в русском языке практически не употребляется, а вот его эквивалент в английском языке, который звучит как: “the writing on the wall” употребляется достаточно. Это выражение нередко используется в заголовках, где его всячески видоизменяют и обыгрывают: the moving finger, finger on the wall, the handwriting from the sky, etc. Кроме того, в английском языке это выражение закрепилось и в форме употребления с глаголами to heed, to read, to see, to interpret, а также в форме the writing is/was (already) on the wall [Ильиш, 1948, c. 243].


1.2. Виды библейского текста

Библия (от греч. biblia, букв. – книги) — это исторически сложившийся сборник книг, который охватывает — по Библейскому счету — возраст около пяти с половиной тысяч лет. Как литературное произведение она собиралась около двух тысяч лет.

Она делится по объему на две неравные части: большую — древнюю, то есть Ветхий Завет, и более позднюю — Новый Завет.

История Ветхого Завета готовила людей к пришествию Христа на протяжении около двух тысяч лет. Новый Завет охватывает земной период жизни Богочеловека Иисуса Христа и его ближайших последователей. Для нас, христиан, конечно, более важна история Нового Завета.

Тематика библейских книг весьма разнообразна. В начале она посвящена историческому прошлому с точки зрения философии истории и Богословия, происхождению мира, и сотворению человека. Именно этому посвящена древнейшая часть Библии.

Библейские книги делятся на четыре части. В первой из них говорится о законе, оставленном Богом народу через пророка Моисея. Эти заповеди посвящены правилам жизни и веры.

Вторая часть — историческая, в ней описываются все события, прошедшие за 1100 лет — до II в. нашей эры.

К третьей части книг относятся нравственно-назидательные. В их основе лежат поучительные истории из жизни людей, знаменитых теми или иными деяниями или же особым образом мысли и поведения.

Есть книги очень высокого поэтического, лирического содержания — например, Псалтирь, Песнь Песней. Особенно интересна Псалтирь. Это книга истории души, внутренней жизни человека, охватывающая диапазон внутренних состояний от духовного взлета до глубокого отчаяния из-за того или иного неправильного поступка.

Надо отметить, что из всех ветхозаветных книг Псалтирь была основной для формирования нашего русского мировоззрения. Эта книга была учебной — в допетровскую эпоху по ней учились грамоте все русские дети.

Четвертая часть книг — книги пророческие. Пророческие тексты это не просто чтение, а откровение — очень важное для жизни каждого из нас, так как наш внутренний мир все время находится в движении, стремясь достичь первозданной красоты человеческой души.

Рассказ о земной жизни Господа Иисуса Христа и суть его учения содержится во второй части Библии — Новом Завете. Новый Завет состоит из 27 книг. Это, прежде всего, четыре Евангелия — рассказ о жизни и трех с половиной годах проповеди Господа Иисуса Христа. Затем — книги, повествующие о Его учениках — книги Деяний Апостольских, а также книги самих Его учеников — Послания Апостолов, и, наконец, книга Апокалипсис, рассказывающая о конечных судьбах мира.

Ветхий Завет — это древний союз Бога с человеком, в котором Бог обещал людям Божественного Спасителя и в течение многих веков приготовлял их к Его принятию.

Новый Завет состоит в том, что Бог действительно даровал людям Божественного Спасителя, в лице Единородного Сына Своего, сшедшего с небес и воплотившегося от Духа Святаго и Девы Марии, и страдавшего и распятого за нас, погребенного и Воскресшего в третий день по Писанию.[18]

Другими словами библия это собрание древних текстов, канонизированное в иудаизме и христианстве в качестве Священного Писания. Первая часть признается как иудаизмом, так и христианством и называется Ветхий Завет, другая часть получила название Новый Завет, она прибавлена христианами и признается только ими. Эти термины порождены христианской традицией, согласно которой завет (договор, союз), заключенный Богом с еврейским народом через Моисея, сменен благодаря явлению Иисуса Христа Новым заветом, заключенным уже со всеми народами.

Книги Ветхого Завета написаны на древнееврейском языке (библейском иврите); некоторые книги содержат фрагменты на арамейском языке – обиходном языке евреев после 4 в. до н.э. Иудейская и христианская традиции связывают написание ветхозаветных книг с именами еврейских пророков и царей, в числе которых – Моисей, Самуил, Давид, Соломон.

Книги, составившие Новый Завет, датируются 1 – началом 2 в. н. э. Большинство из них имеет греческий оригинал; Евангелие от Матфея, по всей вероятности, было первоначально написано на иврите, а Евангелие от Марка – на арамейском. Авторство новозаветных книг традиционно приписывается ученикам Иисуса – апостолам.

Собрание книг Священного Писания составляет библейский канон. Состав и последовательность книг в иудейском и христианском библейских канонах различны. Эти различия восходят к двум библейским канонам дораввинистической иудейской традиции: палестинскому, представленному масоретской еврейской Библией, и александрийскому, представленному греческой Септуагинтой, причем последний в полной мере известен лишь по христианским источникам.

Еврейская Библия. Палестинский канон, закрепившийся позднее в раввинистическом иудаизме, включает в себя 39 книг (по евр. счету – 22), которые делятся на 3 раздела: Тора (Закон), Невиим (Пророки) и Кетувим (Писания); из первых букв названий этих разделов образовано еврейское название Ветхого Завета – Танах.

Септуагинта. Древнейший перевод Ветхого Завета на греческий язык называют Септуагинтой, или переводом Семидесяти (сокращенно LXX), по числу 72 толковников, которые, по преданию, в 285–247 до н.э. по просьбе египетского царя Птолемея II Филадельфа перевели Тору на греческий язык; состав Септуагинты отражает Александрийский канон Библии.

Также существуют переводы библии на новые языки. Рассмотрим несколько их них.

Русский. До 18 в. Библия в России существовала лишь на церковнославянском языке, который обслуживал практически всю сферу культуры, в то время как (древне)русский язык использовался по преимуществу как средство бытового общения. В течение столетий русский язык изменялся, и исходная дистанция между ним и церковнославянским языком постоянно увеличивалась. Кроме того, в 18 в. идет процесс создания русского литературного языка, противопоставленного традиционному церковнославянскому, который, в свою очередь, начинает осознаваться как непонятный и нуждающийся в переводе. В первой трети 19 в. процесс языкового строительства вступает в завершающую стадию, и задача перевода библейских текстов на русский язык встает во весь рост.

Перевод Российского библейского общества. Работа по переводу Библии на русский язык была начата Российским Библейским обществом, образованным в 1812. В 1816 Александр I разрешил создание рус. перевода Нового Завета, и к 1818 был подготовлен перевод Евангелия. Русский текст был дан параллельно с церковнославянским. В 1821 вышел весь Новый Завет на этих двух языках. В 1823 перевод Нового Завета был издан уже без церковнославянского текста.

В создание перевода новозаветных книг большой вклад внес архимандрит (впоследствии московский митрополит) Филарет (Дроздов). Им были составлены инструкции для переводчиков, а также написаны вступительные статьи к первым изданиям. В соответствии с инструкциями перевод должен был быть пословным; предлагалось по возможности сохранять и порядок слов; заимствование церковнославянской лексики предписывалось либо в случае отсутствия русских соответствий, либо если таковые соответствия относятся к низкому стилю. Кроме того, церковнославянский текст определял и состав русского перевода, сделанного с греческого оригинала: фрагменты, отсутствующие в греческом оригинале, но вошедшие в состав церковнославянского текста, были удержаны с выделением их в русском переводе квадратными скобками. Перевод Библии на русский язык замышлялся, таким образом, в первую очередь как объяснение, истолкование церковнославянского текста; это подчеркивалось и параллельным расположением этих переводов в две колонки. В предисловиях к изданиям русского Евангелия и Нового Завета потребность в русском переводе объяснялась произошедшими в русском языке изменениями, вследствие которых церковнославянский текст сделался непонятным.

Закрытие Российского библейского общества не означало полного прекращения работы по переводу Библии на русский язык. Среди переводов, появившихся с середины 1820-х до середины 1850-х следует отметить ветхозаветные переводы протоиерея Герасима Павского и архимандрита Макария (Глухарева).

1. Переводы протоиерея Герасима Павского. Профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Герасим Павский, читая в 1818–1836 лекции по еврейскому языку и богословию, переводил на русский язык и комментировал ветхозаветные тексты; таким образом были переведены все ветхозаветные книги, за исключением Восьмикнижия (переведенного ранее). Помимо собственно библейского текста лекции содержали краткие толкования и подробные оглавления. В переводе не делались вставки из церковнославянского или греческого текстов, имена собственные были даны в форме, приближенной к звучанию в еврейском языке. Для перевода характерна точность, отсутствие буквализмов, находчивость в отыскании рус. соответствий; как и в переводах Российского библейского общества, предпочтение отдано конкретной лексике. Последовательно употребляется имя Иегова. В художественном отношении перевод отличается более фольклорной, нежели книжной стилистикой.

2. Переводы архимандрита Макария (Глухарева). Архимандрит Макарий (Глухарев) известен в первую очередь как миссионер; местом его проповеди была Сибирь, в частности Алтай. Опыт миссионерской деятельности привел его к убеждению в необходимости полного перевода Библии на русский язык. В 1836–1847 перевел большую часть ветхозаветных книг. Архимандрит Макарий разделял мнение Г.Павского относительно бóльшей ценности еврейского текста в сравнении с Септуагинтой; апологии масоретского текста посвящена его записка О потребности для российской церкви переложения всей Библии с оригинальных текстов на современный русский язык (1834). В своих переводах с еврейского он использовал Восьмикнижие, изданное Российским библейским обществом, и переводы Г.Павского, а также учитывал переводы на европейские языки.

Синодальный перевод. Сразу же после восшествия на престол Александра II, в 1856, московский митрополит Филарет (Дроздов) возобновляет усилия по созданию полного русского перевода Библии. Он публикует написанную ранее статью о догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческого семидесяти толковников и славянского переводов Священного Писания, в которой обосновывает важность как Септуагинты, так и масоретского текста для понимания Ветхого Завета. В 1862 он получает в Синоде разрешение использовать еврейский текст Ветхого Завета как основу для перевода, составляет инструкцию для переводчиков, в которой указывает, как следует поступать в случае несовпадения масоретского текста и Септуагинты.

Перевод, получивший название Синодального, представляет собой, в общем и целом, ревизию переводов, выполненных ранее; в первую очередь это сказывается в новозаветных книгах. По причине своей чрезвычайной близости к греческому оригиналу в области синтаксиса и фразеологии, а к церковнославянскому тексту – в лексике, Синодальный перевод сформировал своеобразный «библейский стиль» русского языка.

Однако, уже вскоре после своего появления Синодальный перевод приобретает самостоятельное значение, функционально обособляясь от церковнославянского текста. Являясь первой полной русской версией Библии, он приобрел особый статус и значение в религиозной жизни, способствуя развитию духовного просвещения и богословской мысли в России конца 19 в. Богослужебным языком Русской Православной Церкви остается церковнославянский; однако для инославных исповеданий в России Синодальный перевод стал литургическим текстом.

Английский. Древнеанглийский период. Средневековые переводы библейских текстов на древнеанглийский язык выполнялись с Вульгаты; первые подобные опыты относятся к 8 в. В начале этого столетия была переведена Псалтирь (автор перевода, возможно, Альдгельм, епископ Шерборнский (ум. 709)). Часть Евангелия от Иоанна, а также молитву «Отче наш», содержащуюся в Евангелии от Матфея и от Луки, перевел Беда Досточтимый (673–735). Королем Альфредом Великим (849–899) были переведены десять заповедей, а также некоторые другие библейские тексты.

К концу 10 в. имеются следующие переводы:

1) Западно-саксонские Евангелия – полный перевод Четвероевангелия;

2) выполненный Эльфриком Грамматиком (ок. 955–1020) перевод Пятикнижия, книг Иисуса Навина, Судей, Царств, а также нескольких книг ветхозаветных апокрифов;

3) несколько переводов Псалтири.

В 1066 совершается норманское завоевание Англии, и деятельность по переводу Библии на англо-саксонский язык надолго прекращается.

Среднеанглийский период. В середине 14 в. появляются три перевода Псалтири; к 13–14 вв. относятся анонимные переводы различных частей Нового Завета.

Первый английский перевод всей Библии появляется к концу 14 в; он был выполнен по инициативе и под руководством Джона Уиклифа (ок. 1330–1384), который считал, что миряне имеют право читать Священное Писание на родном языке. После его смерти чтение его Библии было запрещено (впрочем, она продолжала переписываться, несмотря на запрет). В то время как в других европейских странах Библия переводилась, на Британских островах вновь наступила пауза в переводческой деятельности, продлившаяся до эпохи Реформации.

Протестантские переводы: от Тиндала до Новой Английской Библии. В эпоху Реформации впервые в истории английской Библии происходит отказ от Вульгаты как оригинала для перевода. Сопоставление ее с масоретским текстом и Септуагинтой выявило разного рода погрешности латинской версии Священного Писания. Сыграло свою роль и то, что протестантские переводчики не хотели зависеть в своих переводах от официального католического текста.

1. Перевод Тиндала.

Первым протестантским переводчиком Библии на английский язык стал Уильям Тиндал. Он был знаком с греческим и древнееврейским. Свой перевод Нового Завета Тиндал опубликовал в Вормсе в 1525; в следующем году издание достигло Англии, где было немедленно сожжено.

2. Библия Ковердейла.

Между тем в 1535 в Германии вышла полная английская Библия, в основе которой лежал перевод Тиндала, завершенный и дополненный его сотрудником Майлсом Ковердейлом; не владея древнееврейским, Ковердейл в своем переводе был вынужден прибегнуть к Вульгате. Издание в скором времени попало в Англию и распространялось там, не встречая никакого противодействия со стороны властей.

3. Библия Мэтью.

В 1537 с разрешения Генриха VIII вышло новое издание Библии. Переводчиком был указан некий Томас Мэтью, однако подлинным автором был, по всей видимости, еще один сотрудник Тиндала – Джон Роджерс; фиктивный же переводчик был нужен для того, чтобы завуалировать фактическое издание труда казненного Тиндала. Библейский текст был скомпонован из переводов Тиндала и Ковердейла и сопровожден многочисленными комментариями вероучительного характера.

4. Большая Библия.

В 1539 был издан перевод, получивший название Большой Библии. Редактором значился М.Ковердейл, однако текст был ближе к Библии Мэтью (и, очевидно, представлял собой переработку этого перевода), нежели к Библии Ковердейла 1535. Большой Библии был придан статус официального перевода, на остальные версии был наложен запрет.

5. Женевская Библия.

С приходом в Англии к власти католички Марии многие протестанты эмигрировали в Женеву. Под руководством Джона Нокса, шотландского кальвиниста, и при вероятном участии М.Ковердейла английскими протестантами в 1557 в Женеве были опубликованы Новый Завет и Псалтирь, а три года спустя – полная Библия, получившая название Женевской Библии.

6. Епископская Библия.

В 1568 вышла Епископская Библия; перевод представляет собой коллективный труд англиканских епископов. За основу была взята Большая Библия, которую выверили по древнееврейскому и греческому текстам. Кроме того, были использованы удачные переводческие решения Женевской Библии. В качестве официального библейского перевода Англиканской церкви Епископская Библия пришла на смену Большой Библии.

7. Библия короля Якова.

Три десятилетия спустя, по инициативе пуританина Джона Рейнолдса и при поддержке короля Якова I, началась работа над новым переводом Библии. Работа была распределена между четырьмя группами переводчиков; черновой вариант текста должен был получить одобрение всех переводчиков. Контрольные функции осуществлял комитет из 12 редакторов. За основу была взята Епископская Библия, однако использовались и другие переводы. Библия короля Якова вышла в свет в 1611. На протяжении без малого четырех столетий она фактически обладала статусом официального перевода, хотя власти никогда не делали никаких специальных распоряжений по этому вопросу.

8. Исправленный перевод (The Revised Version).

В 1870 по инициативе духовенства Кентерберийской и Йоркской епархий было решено приступить к пересмотру текста Библии короля Якова. Исправленный перевод был издан в 1881–1895, однако он не смог заменить старый текст.

9. Американский перевод (The American Standard Version).

В 1901 в США был издан Американский стандартный перевод в свою очередь, на основе этого текста был подготовлен Исправленный стандартный перевод (Новый Завет был опубликован в 1946, Ветхий Завет – в 1952).

10. Новая Английская Библия.

В отличие от вышеперечисленных опытов исправления Библии короля Якова Новая Английская Библия (полное издание – 1969) порывает с традицией, восходящей к Тиндалу; для новой версии характерен отказ от буквального перевода и использование разговорного английского языка 20 в. В подготовке этого перевода принимали участие все христианские церкви Соединенного королевства, кроме Католической церкви.[ Людоговский]


1.3.  Лексико-семантические особенности библеизмов и способы их перевода

Актуальной для библейской филологии является проблема лексико-семантических основ святоотеческой экзегезы.

Традиционно здесь выделяются, кроме буквального толкования, аллегорическое, типологическое, аналогическое. В рамках аллегорического толкования разработано несколько частных направлений изъяснения сакрального текста: богословское, христологическое, пневматологическое, сотериологическое, экклезиологическое, мариологическое, космоло-гическое, антропологическое и психологическое. Противники аллегорической экзегезы ее недостатком считают недостаточную объективность, возможность произвола и субъективизма в изъяснении смысла текста в духовно-символическом аспекте. Библейская филология связывает объективацию такого толкования с исследованием его лексико-семантических основ. [Клименко, 2013. с. 91]

Одной из главных задач при переводе библеизмов является способность их распознавания, так как в большинстве случаев библеизмы употребляются без ссылки на источник. Для создания определенного стилистического эффекта, достижения автором каких-либо своих целей библеизмы могут преобразовываться почти до неузнаваемости и использоваться в намеренно измененном виде. Так, например, если не знать исходного выражения, которое ассоциируетсяся с мирным рождественским праздником: “On Earth peace, good will toward men” (Luke 2:14) — “На земли мир, во человеках благоволение” будет непросто оценить горькую иронию заголовка “Bombs on Earth, Ill Will to Man”. Однако, необходимо отметить, что и в подобных случаях имеется какая-то “зацепка”, помогающая понять суть такого высказывания, так как от исходного выражения всегда что-то остается. Часто помогают архаизмы: strait = straight; to suffer = to allow; и устаревшие формы: thou, thyself, thane, doeth etc.

Еще одна трудность понимания и перевода библеизмов состоит в том, что они редко употребляются с нейтральной стилистической окраской. Исключение составляют лишь тех из них, которые усвоены языком как нейтральные устойчивые фразеологизмы. Например: the letter and the spirit; their name is legion, alpha and omega (of smth) [Patridge, 1978, с.261].

При переводе библеизмов с английского на русский язык необходимо помнить о различной стилистической окраске в каждом из этих языков и разной частотности их употребления. Например, английский библеизм “the writing on the wall” не стоит переводить выражением “письмена на стене”, которое является редко употребительным в русском языке и не имеет той ассоциации, которую вызывает его английский эквивалент у англоязычной аудитории, а как “зловещее предзнаменование”. В этом случае цель перевода будет достигнута, так как сохранится коннотативное значение высказывания [Кунин, 1964, c. 431].

Один и тот же библеизм может как возвышать контекст, так и придавать ему ироническую, юмористическую или другую окраску, и от того, правильно ли понята стилистическая нагрузка данного выражения в данном контексте, зависит верность передачи переводящим замысла автора. При переводе библеизмов с английского языка, переводчику необходимо средствами русского языка донести до русскоязычной аудитории ту положительную, отрицательную, ироническую или какую-либо другую ассоциацию, которую это выражение вызывает у англоязычной аудитории. Только преодолев все эти трудности, переводящий сможет дать адекватный перевод. Если же библеизм “неопознан” или неправильно понят, то результатом будет обесцвеченный или неправильный перевод.[ Апетян, 2014, с.93]

Очень часто приходится сталкиваться с трудностями переводов тексов, содержащих библеизмы, с английского языка на русский. Во-первых,  чтобы сделать  качественный  перевод  библейских  выражений,  нужно  детально изучить главу Библии, к которой относится данное выражение. Во-вторых, трудность перевода выражений из Библии заключается в том, что они не несут нейтральную окраску. Очень часто один и тот же библеизм может употребляться в позитивном или в негативном, ироническом или юмористическом значении. Переводчик должен  понять  стилистическую  нагрузку  переводимого выражения, а так же подобрать соответствующий эквивалент на русском языке, так чтобы оно оказалось эмоционально окрашенным. В  случаях,  когда  переводчик  не может  дать  точный  эквивалент определенному библейскому выражению, он может дать перевод-объяснение (толкование) или описательный перевод.[ Клюкина, 2003]


Выводы по первой главе

Библия представляет собой уникальное произведение, отражающее многовековой человеческий опыт, концептуализированный в форме библейских фразеологизмов. Следовательно, библеизмы являются кладезем мудрости многих поколений.  [Ахмеров].

Библия оказала огромное влияние на развитие языков народов, которые были приобщены к христианской культе. Большое количество лексических единиц различных европейских языков обязаны своему происхождению именно Библии. Огромный пласт фразеологических единиц в различных языках, относящихся к христианской культуре, имеет библейское происхождение и носит название «библеизмы». Библеизмы — фразеологические сочетания и афоризмы библейского происхождения [Звягинцев, 1962, c. 54]

Таким образом, библеизмы прочно закрепились в английском языке, так как Библия служила самым богатым источником английской идиоматики. Большое количество библейских выражений ассимилировались в английском языке и они больше не ассоциируются с Библией, а превратились в цитаты и звучат как клише. [Апетян, 2014, с. 93-95]

Библейский текст имеет множество особенностей и именно поэтому он представляет огромный интерес для различных сфер наук. Так как в библии отражено множество аспектов. Каждая отрасль науки найдет в ней нечто важное, ровно, как и общая теория перевода. Где как не в самом переводимом на все языки мира источнике можно черпать новую информацию для исследований.

ГЛАВА 2. ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ БИБЛЕИЗМОВ И ИХ ПЕРЕВОДА

                            2.1. Анализ перевода библеизмов

Многие лингвисты-переводчики обращались к проблеме перевода библеизмов, а именно каким образом их переводить. Существует два основных способа: Буквальный и идиоматический перевод.

При переводе необходимо учитывать два важных компонента: форма и смысл. Формальные характеристики яблока можно описать с точки зрения его цвета, очертаний, составных частей и т. д. Язык также можно описать с точки зрения его звуков (фонологической системы), его грамматики, синтаксиса и словарного состава (лексической системы). Именно эти формальные языковые элементы и имеют в виду, когда говорят о форме какого-либо языка. А смыслом является то сообщение, которое передается при помощи этих формальных элементов.

Один из этих двух компонентов перевода - форма - является фундаментальным для различения двух подходов к переводу. Все переводчики согласны в том, что их задача - передать смысл оригинала вне зависимости от того, насколько последняя близка к языковой форме оригинала.

Переводчик делает выбор между указанными двумя подходами, и его выбор определяет, будет ли данный перевод отнесен к разряду буквальных или идиоматических переводов. [Келлоу, 1994]

Понятия "буквальный" и "идиоматический" предложены Бикманом в его статье "Idiomatic Versus Literal Translations" [Beekman 1965], вновь опубликованной в сокращенном виде под заглавием "`Literalism' a Hindrance to Understanding" в журнале The Bible Translator [Beekman 1966, с. 178-189].

Рассмотрим подробнее каждый из них.

Буквальный перевод последовательно воспроизводит все характерные признаки языка оригинала. В результате мы получаем такой перевод, который неадекватно передает сообщение читателю, незнакомому с языком оригинала и не имеющему доступа к комментариям или каким-либо другим работам справочного характера, которые объяснили бы ему содержание исходного сообщения.

Одним из видов буквального перевода является подстрочник. По-видимому, подстрочник ближе всего стоит к языковой форме оригинала, и при этом он все же имеет право называться переводом. Обязательные грамматические правила ЦЯ не учитываются, и оригинал переводится пословно с соблюдением порядка слов. Этот тип перевода лучше всего служит для того, чтобы продемонстрировать структуру языка и текста оригинала, однако он обладает минимальной коммуникативной ценностью для читателей, не знающих языка оригинала. Он неприемлем в качестве общеупотребительного перевода.

Другие буквальные переводы приспосабливаются к обязательным грамматическим характеристикам целевого языка (порядок слов, формальные показатели времени, числа и т. п.). Например, в литературном переводе с иврита на русский язык необходимо всякий раз изменять принятый в иврите синтаксический порядок "глагол-субъект-объект" на более естественный для русского языка порядок "субъект-глагол-объект". Однако в буквальном переводе (особенно в том случае, когда в ЦЯ допускается определенная вариативность языковых средств) выбирается та форма ЦЯ, которая максимально соответствует языковой форме оригинала, даже если она звучит неуклюже или употребляется крайне редко.

Кроме того, в буквальных переводах не только калькируются грамматические формы, но также делается попытка ставить в соответствие одному слову оригинала лишь одно определенное слово ЦЯ и использовать это слово во всех контекстах, в которых употреблено исходное слово. В результате такой процедуры слова, которые в ЦЯ никогда не употребляются в сочетании друг с другом, ставятся рядом, что приводит либо к искажению смысла оригинала, либо к полной бессмыслице.

Особенно трудна для переводчиков сфера фразеологизмов, идиом и фигур речи. Так, в целом ряде языков северной Ганы широко используется выражение, которое в буквальном переводе означает "он съел женщину". По-русски это воспринимается совершенно определенным образом: речь идет о людоеде. Однако на самом деле данное выражение означает "он женился". Буквальный перевод этого фразеологического оборота создает совершенно ложное впечатление о характере и обычаях жителей северной Ганы. В качестве аналогичного примера можно указать на фигуру речи из Мк 10:38, где Иисус спрашивает Иакова и Иоанна: "Можете ли пить чашу, которую Я пью?", которая была буквально переведена на один из языков западной Африки. Когда носителя данного языка спросили, используют ли у них это выражение, он ответил: "Да. Именно так пьяница подзадоривает своих товарищей, могут ли они выпить так же много или столь же крепкий напиток, как он сам". Таким образом, читателям этого перевода представлялось, будто Иисус вызывал Иакова и Иоанна на состязание, кто больше выпьет. Мы видим, что буквальный перевод определенных фразеологизмов и фигур речи довольно часто может вводить читателя в заблуждение, что и произошло с переводами вышеприведенных примеров.  [Келлоу, 1994]

При идиоматическом переводе переводчик стремится донести до людей, читающих на ЦЯ, смысл оригинала, используя естественные грамматические и лексические формы ЦЯ. Он сосредотачивается на смысле и осознает тот факт, что используемые в оригинале грамматические конструкции, лексический выбор и сочетаемость слов пригодны для передачи сообщения на ЦЯ не в большей степени, чем скажем орфографические символы оригинала. Сообщение на ЦЯ должно передаваться путем использования естественных языковых форм ЦЯ.

Иероним, знаменитый создатель латинского перевода Библии, известного под названием Вульгаты, писал: "Я могу перевести только то, что я прежде понял" [Schwarz, 1955, с. 32]. Он осознавал, что для осмысленного перевода необходимо точное понимание смысла. Знал об этом и Мартин Лютер. Шварц резюмирует взгляды Лютера следующим образом: "Лютер сознавал, что дословный перевод не может буквально воспроизвести форму и атмосферу оригинала. У еврейского, греческого, латинского и немецкого есть свои особенности, которые обязывают переводчика перемоделировать многие из идиом и даже риторических приемов" [Schwarz, 1955, с. 205, 206]. Мартин Лютер писал: "Если бы ангел разговаривал с Марией по-немецки, он бы использовал соответствующую форму обращения; это, и никакое другое слово и является самым лучшим переводом, какое бы выражение ни употреблялось в оригинале" [Schwarz, 1955, с. 207].

Холландер в работе On Translation говорит: "...Все виды высказываний выражают определенный смысл. Перевести предложение с одного языка на другой --- значит каким-то образом выявить его смысл и затем построить предложение на новом, целевом языке, которое выражало бы тот же самый смысл" [Hollander, 1959, с. 207]. Аналогичную формулировку встречаем и у Эттингера: "Соответствующие друг другу модели должны быть определены как передающие эквивалентные смыслы, поскольку, каков бы ни был исходный смысл, все согласны в том, что в переводе его необходимо сохранять" [Oettinger 1959, с. 248].

Все вышеприведенные цитаты и примеры указывают на первостепенную значимость сохранения смысла в процессе перевода. Форма важна лишь постольку, поскольку служит для передачи правильного смысла. Таким образом, следует предпочесть тот подход к переводу, который наиболее точным и естественным образом переносит смысл из оригинала в ЦЯ. Лучше всего это делает идиоматический перевод. Идиоматический подход к переводу предполагает, что любое слово оригинала можно передать в переводе на ЦЯ различными способами, чтобы как можно точнее выразить исходный смысл оригинала и употребить наиболее естественное сочетание слов в данном контексте. Для адекватной и ясной передачи смысла оригинала используется естественный порядок слов, словосочетаний и предложений. Именно идиоматический подход к переводу сводит количество неясностей и темных мест к минимуму, использует текстообразующие и стилистические свойства ЦЯ наиболее естественным образом. В результате получается ясный и понятный перевод, так что даже те, кто прежде мало соприкасался или совсем не соприкасался с христианством, имеют возможность понять суть евангельской вести. Авторы этой книги являются сторонниками идиоматического подхода к переводам, предназначенным для широкого употребления. [Келлоу, 1994]


2.2. Классификация библеизмов

Рассмотрев способы перевода библеизмов, обратимся к проблеме их классификации.

Наиболее успешную на сегодняшний день классификацию библейских фразеологизмов предложила А.А. Меликян [Меликян, 1998]. Ее структурно-семантическая классификация основывается на положении, выдвинутом ранее А.В. Куниным и Э.М. Солодухо, о существовании/отсутствии прототипа фразеологической единицы в библейском тексте.

Как считает А.В. Кунин, библейские ФЕ являются полностью ассимилированными заимствованиями. Например, in the twinkling of an eye—в мгновение ока; new wine in old bottles—новое вино в старых мехах; новое содержание в старой форме; the olive branch—оливковая ветвь (символ мира и успокоения); beat the air—толочь воду в ступе [Кунин, 1996]. Огромное число библеизмов утратили связь с текстом и настолько вошли в плоть русского и английского языков, что уже не ощущаются как библеизмы. Например, «проливать потоки слез» (Пс 119, 136)—a flood/rivers of tears (Psalms 119, 136), «сидеть сложа руки» (Еккл 4, 5)—to fold one’s hands/arms (Ecclesiastes 4, 5), «каменное сердце» (Иез 36, 27)—the stony heart (Ezekiel 36, 27) и т.д.

Согласно классификации А.А. Меликян, английские библеизмы распадаются на два основных типа: имеющие библейский прототип, не имеющие непосредственного библейского прототипа. Библеизмы первого типа различаются по принципу вторичной/третичной номинации (вторичные—переосмысленные свободные сочетания слов; третичные—переосмысленные образные обороты), а библеизмы второго типа восходят не к отдельным библейским высказываниям, но к библейским сюжетам и к отдельным их компонентам [Меликян, 1998].

1. БФ вторичной номинации делятся на три вида:

а) ФЕ, библейские прототипы которых являются свободными (или переменными) сочетаниями слов и употребляются в буквальном значении. Соответствующие фразеологизмы создаются в результате их переосмысления.

Оборот kill the fatted calf в притче о блудном сыне употребляется в буквальном значении «заклать упитанного тельца». Позднее этот оборот приобрел новое значение «угостить лучшим, что есть дома».

A millstone about smb.’s neck—«тяжелая ответственность, камень на шее». Оборот восходит к библейскому тексту, имеющему буквальное значение. Фразеологизм часто употребляется с глаголами hang и have. Слово about допускает замену словом (a)round.

Daily bread—«хлеб насущный, средства к существованию». В молитве, приведенной в Евангелии, оборот употребляется в прямом значении: “Give us this day our daily bread” (Matthew 6, 11). («Хлеб наш насущный даждь нам днесь».)

Thirty pieces of silver—«тридцать сребренников» (цена предательства). Выражение восходит к евангельскому рассказу об Иуде, который продал Христа за тридцать серебренников.

Иногда фразеологизм отличается по форме от своего библейского прототипа, употребляющегося в буквальном значении.

Представляет интерес оборот the ten Commandments—«десять заповедей». В Библии перечисляются десять заповедей; называются они the Commandment, а не the ten Commandments. За пределами Библии оборот приобрел шутливое или даже ироническое значение—«ногти десяти пальцев» (особенно женщины).

б) ФЕ, варианты библейских прототипов которых становятся фразеологизмами. Например, оборот to live on the fat of the land—«жить в роскоши, припеваючи (кататься как сыр в масле)» - вытеснил библейский прототип eat the fat of the land, который не вошел во всеобщее употребление.

Оборот to hang (up) one’s harps on the willows—«перейти от веселья к унынию». “By the rivers of Babylon, there we sat down, yea, we wept, when we remembered Zion. We hanged our harps upon the willows in the midst thereof” (Psalms 137, 1-2). При сравнении библеизма с исходным текстом мы видим, что выражение to hang (up) one’s harps on the willows употреблено в Библии в прямом значении, и ФЕ является вариантом библейского прототипа, при этом расхождения наблюдаются в употреблении предлогов on/upon и в альтернативном употреблении послелога up.

в) ФЕ, прототипами которых являются измененные формы образных библейских оборотов.

Фразеологизм a drop in the bucket—«капля в море»—является измененным библейским выражением: “Behold the nations as a drop of a bucket…” (Isaiah 40, 15).

Be weighed in the balance and found wanting—оказаться неподходящим, недостаточным, не оправдать надежд. В Библии: “Thou art weighed in the balance, and found wanting” (Daniel 5, 27).

Фразеологизм wheels within wheels—«переплетение интересов, влияний или интриг, запутанное положение»—произошел, видимо, от слов “…A wheel in the middle of a wheel” (Ezekiel 1, 16).

Pride goes before a fall—«гордыня до добра не доводит» («Дьявол гордился, да с неба свалился»): “Pride goeth before destruction, and an haughty spirit before a fall” (Proverbs 16, 18).

В ФЕ gall and wormwood—«нечто ненавистное, постылое»—изменен порядок слов по сравнению с библейским прототипом и отброшены артикли: “Remembering mine affliction and my misery, the wormwood and the gall” (Lamentations 3, 19).

БФ третичной номинации:

ФЕ, образованные в результате искажения библейских оборотов из-за неправильного цитирования.

Это относится, например, к фразеологизму cast in one's lot with smb.—«связать свою судьбу с кем-либо, разделить чью-либо судьбу»,—возникшему в результате неправильного истолкования следующего места из Библии: “Cast in thy lot among us; let us all have one purse” (Proverbs 1, 14). По свидетельству  Большого Оксфордского словаря и словаря Э. Партриджа, в данном предложении речь идёт о бросании жребия при дележе награбленного [Partridge, 1980].

Оборот possess one’s soul in patience—«запастись терпением»—является структурным и семантическим видоизменением библейского выражения: “In your patience possess ye your souls” (Luke 21, 19).

А.В. Кунин, ссылаясь на Большой Оксфордский словарь, указывает, что глагол possess употребляется здесь в своем устаревшем значении “come into possession of, obtain, gain, win” [Кунин, 1996].

Оборот see eye to eye—«смотреть на что-либо одними глазами, сходиться во взглядах, придерживаться одного мнения»—в Библии, видимо, означает «стоять лицом к лицу».

3. БФ, не имеющие непосредственных прототипов, распадаются на два вида:

а)   на фразеологизмы, компоненты которых употребляются в Библии в своих буквальных значениях, но не образуют переменного сочетания.

Фразеологизм loaves and fishes означает «земные блага». Оба слова loaves и fishes употребляются в евангельском предании о том, как Христос накормил пятью хлебами и двумя рыбами сотни людей, собравшихся слушать его. В Библии употребляется и слово loaves, и слово fishes, но не словосочетание loaves and fishes. Наибольшее приближение к этому словосочетанию находим в тексте Библии: “There is a lad here, which hath five barley loaves, and two small fishes, but what are they among so many?” (John 6, 9-27).

Сказанное выше относится и к фразеологизму the writing on the wall – «предвестник грядущего несчастья, зловещее предзнаменование». Выражение восходит к библейской легенде о халдейском царе Балтазаре, который во время пира увидел на стене слова, начертанные неизвестной рукой. Это было зловещим предзнаменованием. Вскоре Балтазар был убит, и царство его распалось. В легенде о Балтазаре не употребляется словосочетание the writing on the wall, хотя отдельно встречаются как слово writing, так и слово wall. Позднее у фразеологизма the writing on the wall появился вариант the handwriting on the wall.

б) некоторые ФЕ восходят к библейскому сюжету, в котором упоминается лишь один или ни одного  компонента фразеологизма. Например, выражение a doubting Thomas—«Фома неверный (или неверующий)» возникло из евангельской легенды о том, как один из апостолов, Фома, когда ему рассказали о воскресении распятого Христа, не поверил этому. К библейскому сюжету восходят оборот forbidden fruit—«запретный плод» и пословица Forbidden fruit is sweet (sweetest) – «запретный плод сладок».

ФЕ a fly in the ointment—«ложка дегтя в бочке меда»—основана на следующем библейском иносказании: “Dead flies cause the ointment of the apothecary to send forth a stinking savour; so doth a little folly him that is in reputation for wisdom and honour” (Ecclesiastes 10, 1).

Выражение the massacre (slaughter) of the innocents—«избиение младенцев»—идет от евангельского рассказа об умерщвлении всех младенцев в Вифлееме по приказу иудейского царя Ирода, когда он узнал от волхвов о рождении Иисуса, которого они назвали царем иудейским. Евангельский рассказ не содержит ни одного компонента ФЕ.

По своему содержанию структурно-семантическая классификация библеизмов, предложенная А.А. Меликян, представляет собой значительно видоизмененную, дополненную и более удачно систематизированную классификацию библейских ФЕ, описанную А.В. Куниным [Кунин, 1970]. Такая классификация достаточно полно отображает основные типы генетических прототипов современных английских фразеологизмов. Однако при исследовании фразеологизмов библейского происхождения, содержащих в своем плане выражения имена собственные (например, bow down in the house of Rimmon—«подчиниться действиям, которые не одобряешь, поступить вопреки своим принципам»; Риммон—имя бога Сирии) или иногда имена нарицательные (например, the prodigal son), обозначающие различные библейские персонажи, мы выделили ряд библеизмов, которые не подходят ни к одному пункту классификации А.А. Меликян. Как правило, это ФЕ, не только не имеющие прототипа в Библии, но и даже не восходящие к конкретному библейскому сюжету. Например, БФ the daughter of Jezebel—«наглая, преступная женщина». Иезавель является отрицательным персонажем, упоминание о котором мы встречаем в Ветхом Завете ( 1 Kings 16-22). При этом в Библии не идет повествование о какой-либо дочери Иезавели. Данный фразеологизм является результатом переосмысления библейских данных об этой коварной женщине самим англоязычным обществом с добавлением компонента daughter, который объединяет преступных женщин с образом Иезавели. Таким образом, мы относим эту ФЕ к фразеологизмам, содержащим аллюзию на библейский текст, что позволяет нам считать данное выражение библеизмом. Сюда также относятся такие БФ, как naked as God made you—«в чем мать родила», Jesus wept (нет эквивалента в русском языке, можно перевести как «Боже мой»), Christ knows/God knows—«Бог знает», the devil take me—«черт побери» и т.д.[ Кунин, 1984, с. 942]

     


2.3.
Способы перевода библейского текста на примере главы из книги Екклезиаста

Книга Екклезиаста - название ветхозаветной книги, которая в христианской Библии помещается среди Соломоновых книг. Эта книга, кроме древнееврейского оригинала, сохранилась во многих древних переводах, свидетельствующих о её популярности.

Существует несколько переводов на английский, а так же и на русский, которые отличаются друг от друга своей причастностью к буквальному или идиоматическому переводу. Это зависит от выбора переводчика: что для него предпочтительнее сохранить смысл или форму. Но для книги Екклезиаста, как и для библии в целом, характерно такое явление как общепринятый перевод, тот перевод который известен многим. Тот перевод библейского выказывания, который в дальнейшем становится фразеологизмом.  Ведь библеизм - to every thing there is a season [Ecclesiastes 3, KJV] несомненно, будет известен многим в англоязычном мире, собственно как и его русский аналог в русскоязычном - всему свое время [Книга Екклезиаста, синодальное издание] Именно это и определяет профессионализм переводчика. Поэтому мы берем для анализа только общепринятые версии перевода книги Екклезиаста.

Наиболее известный версией перевода на английский язык является версия из библии короля Якова.

Ecclesiastes 3 King James Version (KJV)

1. For everything there is a season, And a time for every purpose under heaven:

2. A time to be born, and a time to die; A time to plant, and a time to pluck up what is planted;

3. A time to kill, and a time to heal; A time to tear down, and a time to build up;

4. A time to weep, and a time to laugh; A time to mourn, and a time to dance;

5 . A time to cast away stones, and a time to gather stones together; A time to embrace, and a time to refrain from embracing;

6. A time to seek, and a time to lose; A time to keep, and a time to throw away;

7. A time to tear, and a time to sew; A time to be silent, and a time to speak;

8. A time to love, and a time to hate; A time for war, and a time for peace.

9. What profit does the worker have in all that he labors?

10. I have seen the travail that God has given the children of men to travail in.

11. He has made everything beautiful in its own time; also He has put eternity in their heart, yet so that man does not find out what God has done from the beginning to the end.

12.  I know that there is nothing better for them than to rejoice and do good in their lifetime;

13.  Moreover, that every man should eat and drink and taste enjoyment in all his labor; it is the gift of God.

14.  I know that whatever God does, it will be forever; nothing can be added to it, nor can anything be taken from it. God has so done, that all would fear Him.

15. That which is has already been, and that which will be has already been; and God seeks what has passed.

16. Moreover I saw under the sun that in the place of judgment, wickedness is there; and in the place of righteousness, wickedness is there.

17. I said in my heart, God will judge the righteous and the wicked; for there is a time there for every purpose and every work.

18. I said in my heart, This is so for the sake of the children of men, that God may prove them and that they may see for themselves that they are but beasts.

19. For what happens to the children of men happens also to beasts; even the same thing happens to them both: As the one dies, so dies the other; and they all have one breath; and man has no advantage over the beast; for all is vanity.

20. All go to one place: all are of dust, and all return to dust.

21. Who knows the breath of the children of men, that it goes upward; or the breath of the beasts, that it goes downward to the earth?

22. Therefore I saw that there is nothing better than that a man should rejoice in his works, for that is his portion. For who will bring him to see what will be after him? [Ecclesiastes 3, KJV]

Теперь рассмотрим и проанализируем версию русского перевода. Общепринятым считается текст Синодального издания.

Книга Екклезиаста или проповедника глава 3

1. Всему свое время, и время всякой вещи под небом: 

2. Время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; 

3. Время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; 

4. Время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать; 

5. Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; 

6. Время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; 

7. Время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; 

8. Время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.

9. Что пользы работающему от того, над чем он трудится?

10. Видел я эту заботу, которую дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в том.

11. Всё соделал Он прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их, хотя человек не может постигнуть дел, которые Бог делает, от начала до конца.

12. Познал я, что нет для них ничего лучшего, как веселиться и делать доброе в жизни своей.

13. И если какой человек ест и пьет, и видит доброе во всяком труде своем, то это - дар Божий.

14. Познал я, что всё, что делает Бог, пребывает вовек: к тому нечего прибавлять и от того нечего убавить,- и Бог делает так, чтобы благоговели пред лицем Его.

15. Что было, то и теперь есть, и что будет, то уже было,- и Бог воззовет прошедшее.

16. Еще видел я под солнцем: место суда, а там беззаконие; место правды, а там неправда.

17. И сказал я в сердце своем: "праведного и нечестивого будет судить Бог; потому что время для всякой вещи и суд над всяким делом там".

18. Сказал я в сердце своем о сынах человеческих, чтобы испытал их Бог, и чтобы они видели, что они сами по себе животные; 

19. Потому что участь сынов человеческих и участь животных - участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что всё - суета!

20. Все идет в одно место: все произошло из праха и все возвратится в прах.

21. Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю?

22. Итак увидел я, что нет ничего лучше, как наслаждаться человеку делами своими: потому что это - доля его; ибо кто приведет его посмотреть на то, что будет после него? [Книга Екклезиаста, синодальное издание]

Текст синодального издания является канонической и устоявшейся версией перевода книги Екклезиаста, так как содержит в себе элементы и буквального и идиоматического перевода, при этом, не теряя ни формы и ни смысла оригинала.

Форма сохранена благодаря сохранению в ПЯ лексического повтора(1-8) использованного в ИЯ, то указывает на элемент буквального перевода. Но если сравнить for everything there is a season (1) и всему свое время (1) мы видим идиоматический перевод, использованный с целью максимально адаптировать и  донести смысл высказывания до реципиента.

Идеальное сочетание буквального и идиоматического перевода, сохранение и формы и смысла – на все это указывают приведенные выше оригинал и перевод. Это само по себе редкое явление, когда перевод способен передать уникальность произведения. Именно поэтому Книга Екклезиаста стала настолько известной и цитируемой во всем мире.


Выводы по второй главе

Библейские  выражения  широко  используются  в  разных  жанрах литературного языка, и это позволяет им оставаться востребованными и не уходить в пассивный запас языка. Библеизмы активно использовались и используются русскими поэтами и писателями. В последнее время особенно широко библейские цитаты употребляются в публицистической литературе. Востребованность библейских  фразеологизмов  в  современной  речи свидетельствует об их актуальности и современности.

 Библеизмы  стали  фразеологизмами  в  обоих  языках,  но  при  их употреблении  наблюдаются  несовпадения. Несовпадения  между фразеологизмами-библеизмами в русском и английском языках могут иметь различный  характер:  семантические,  грамматические,  стилистические расхождения, несовпадение эквивалентов.

Семантические расхождения заключаются в том, что английский и русский  эквиваленты  демонстрируют  различия  в  объеме  значений  и оценочной нагрузки –то есть при совпадении основного значения переносные значения (которых у английского библеизма обыкновенно больше) имеют лишь некоторую общность в сферах применения.

Таким  образом,  на  основе  одного и  того  же  библейского  сюжета возникли разные ассоциации к выражениям в различных языках. Поэтому только с учетом рассмотренных вариантов соотношения английских и русских библеизмов  переводчик  может  преодолеть  трудности  и предложить адекватный перевод. Переводчику необходимо знать, какое значение имеет тот  или  иной  библеизм  (для  этого  можно  использовать  англо-русский словарь), чтобы не быть сбитым с толку видимым сходством.

Если же библеизм  «неопознан»  или  неправильно  понят,  то  результатом  будет обесцвеченный или неправильный перевод.[Ершова, 2015] Именно это объясняет существование двух основных способа перевода библейского текста: буквальный и идиоматический. При переводе необходимо учитывать два важных компонента: форма и смысл.

Переводчик делает выбор между указанными двумя подходами, и его выбор определяет, будет ли данный перевод отнесен к разряду буквальных или идиоматических переводов. При помощи этих двух понятий можно отнести перевод к тому или иному классу только в зависимости от его языковой формы. Это не классификация переводов на основе передаваемого ими смысла, который в адекватном переводе, разумеется, всегда должен соответствовать буквальному смыслу оригинала. Если форма перевода в большей степени соответствует форме оригинала, перевод относится к разряду буквальных; если его форма в большей степени соответствует форме целевого языка (ЦЯ), то перевод относится к разряду идиоматических. И даже несмотря на то, что абсолютно буквальные или последовательно идиоматические переводы встречаются крайне редко (если вообще встречаются), любой перевод всегда осуществляется с применением того или другого общего подхода. [Келлоу, 1994]


Заключение

На основании изучения работ известных ученых и своих наблюдений, мы пришли к следующим выводам:

- Библия уникальное произведение, которое оказало огромное влияние на разные сферы жизни народов мира, будь это духовные либо лингвистические аспекты.

-  Библия принесла  множество лексических и фразеологических единиц в различные европейские языки. Фразеологические единицы в различных языках, относящихся к христианской культуре, и которые имеют библейское происхождение, получили название «билеизмы».

-   Библия представляет огромный интерес для такой отрасли науки как общая теория перевода. Так как библейский текст содержит в себе множество лингвистических явлений, которые играли немаловажную роль в развитии теории перевода. Но библия и по-прежнему является кладезем мудрости многих поколений, а поэтому библейский текст будет всегда представлять интерес для ученых-лингвистов.

- Наиболее успешная классификация библейских фразеологизмов  предложена А.А. Меликян [Меликян, 1998]. Ее структурно-семантическая классификация основывается на положении, выдвинутом ранее А.В. Куниным и Э.М. Солодухо, о существовании/отсутствии прототипа фразеологической единицы в библейском тексте.

- Существует два общепринятых способа перевода: буквальный и идиоматический. Каждый из них имеет свои особенности, достоинства и недостатки, но при этом каждый из них чрезвычайно важен для перевода библейского текста. Если идиоматический перевод нацелен главным образом на передачу общего смысла сказанного, то буквальный сохраняет все мельчайшие делали текста исходного языка. Так библия в идиоматическом переводе идеально подходит для тех. Кто хочет иметь общее представление о библии, а буквальный перевод, отражая истинный, хотя немного и труднопонимаемый смысл сказанного, подходит для тех, кто хочет проникнуть в самую суть библии.


Список использованной литературы

1.  Апатова, И. \\ Герминевтика синодального перевода библии, 2006

2.  Апетян, М. К. Библеизмы в английском языке [Текст] / М. К. Апетян // Молодой ученый. — 2014. — №14. — . 93-95 с.

3.  Гак, В.Г. Особенности библейских фразеологизмов в русском языке / В.Г. Гак // Вопросы языкознания. –1997. No5

4. Ершова В. Ю. Особенности перевода библеизмов с английского языка на русский, 2015

5.  Звягинцев, В. А. Очерки по общему языкознанию. Изд. Моск. Ун-та, 1962. — 293 c.

6.  Ильиш, Б. А. Современный английский язык. Изд. лит. на ин.яз., М., 1948. –321c.

7. Карев, А.В., Мицкевич, А.И., Попов, В.А. Экзегетика \\Лекция 1. Начальная методика толкования Священного Писания Изд. "Восток-Запад", 1993

8. Кислякова Е.\\Варьирование эмотивных смыслов английских библеизмов, 2004

9. Клименко Л.П. Актуальные проблемы библейской филологии в современной исторической // Труды Нижегородской духовной семинарии. Вып. 6. Н. Новгород, 2013. – 90 с.

10.  Клюкина, Т.П. Особенности употребления и перевода английских и русских библеизмов // Столпотворение.  –2003. No 8-9.

11. Кунин, А. В. Основные понятия английской фразеологии как лингвистической дисциплины и создание англо-русского фразеологического словаря. Докт. дисс, М., 1964. — 753 c.

12. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь.— М., 1984.—942 с.

13.  Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка.— М., 1970.—344 с.

14. Мень, А.\\Исагогика\\ §7. Экзегеза, герменевтика: методы толкования Ветхого Завета, 2009

15. Палажченко, П. Р. Мои несистематический словарь // Bible words  Изд. Р.ВалентООО , 2002

16. Сахаров, П. Д.  Из приложений (№ 4,5) к книге:о. Бернардо Антонини. Введение в Библию. // М.: Колледж катол. Теологии им. св. Фомы Аквинского. . 117-122,137-141 с., 2001

17. Eric Patridge, A Dictionary of Cliches, N.Y., 1978. -261 c.

18. Schwarz 1955, с. 207

19. Beekman 1966, с. 178-189

Электронные ресурсы

20. Ахмеров И. Проблема классификации библеизмов http://www.ahmerov.com/book_1102_chapter_23_3.1._Problema_klassifikaii_bibleizmov_v_teoreticheskojj_lingvistike.html

21.  Келлоу, Д., Принципы перевода и семантического анализа Библии ,Оксфорд, 1994 http://www.biblicalstudies.ru/Books/Bikman1.html

22.  Книга Екклезиаста Текст Синодального издания  http://www.bible-center.ru

23. Ecclesiastes 3 King James Version (KJV) http://www.biblegateway.com

24. .Людоговский, Ф.\\ Библия http://www.bogoslov.ru/



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
5400. ГРАММАТИЧЕСКИЕ И ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА НАУЧНО-ПОПУЛЯРНОГО ТЕКСТА РЕЛИГИОЗНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ 130.08 KB
  Научно-популярный текст непосредственно связан с научным, их схожесть в том, что оба текста отражают научную проблему, новое знание, но они по-разному его преподносят читателям. Научный текст более формализован, насыщен терминами.
17201. Отображение временных функций английского перфекта в языке перевода художественного текста 44.01 KB
  Профессор Иртеньева делит систему времен на 2 части: времена относящиеся к настоящему the Present Present Perfect Future Present Continuos Present Perfect Continuous времена относящиеся к прошлому the Pst Pst Perfect Future in the Pst Pst Continuous Pst Perfect Continuous. Например: In the closing weeks of 1958 new force hs lept on to the world stge with the cll: Hnds off fric fric must be free the delegtes to the ccr Conference hve told the imperilists to get out of this continent. The show hs not begun yet. раз It’s the...
12892. Особенности перевода эвфемизмов 1.44 MB
  Эвфемизм как лингвокультурное явление представляет особый интерес, так как в последние десятилетия процесс образования эвфемизмов протекает с растущей интенсивностью, и они получают широкое распространение в различных сферах речевой деятельности.
4898. Особенности машинного перевода 40.02 KB
  Виды формы и жанры перевода.8 Место машинного перевода в общей классификации. Анализ некоторых особенностей машинного перевода Проблема переводимости при машинном переводе.
11716. ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА НАУЧНЫХ ТЕКСТОВ 73.94 KB
  Перевод научно-технической литературы, которая отличается научным стилем и стилем официальных документов, часто требует особого анализа текста, изучения закономерностей языка науки и техники. Все это ведет к необходимости овладения техникой адекватного перевода.
10001. Структурно-функциональные особенности персонификации рекламного текста на материале современного английского языка 127.69 KB
  Для современного языкознания характерен возросший интерес к выявлению механизмов взаимодействия базовых категорий сознания и психического мира человека на уровне языковой репрезентации, а также способов отражения гендерной картины мира в структуре самого языка. Рекламный текст принадлежит к числу наиболее популярных предметов исследования в современной лингвистике. Исследованиями стереотипов в рекламе занимались следующие зарубежные и российские авторы
18811. Особенности перевода терминов в сфере фитнеса с английского на русский 996.67 KB
  Поэтому фитнес – это не просто физические упражнения подвижные игры и активный отдых это прежде всего особая культура подразумевающая под собой физическую активность вкупе с соблюдением режима и рационального питания это особое отношение к жизни к себе и к окружающим. Отношение к фитнесу у каждого человека свое: для одних – это спорт и активный образ жизни для других – сильные эмоции для третьих – профессия. Фитнесом можно заниматься практически в любом месте: или это может быть дорогой фитнес-клуб или небольшой спортивный зал...
4947. Особенности перевода названий кинофильмов с английского и немецкого языков. Стратегии адаптации 53.14 KB
  Целью моей дипломной выпускной работы станет выявление особенностей перевода названий кинолент с английского и немецкого на русский язык и стратегии их адаптации в данном процессе. Объектом исследования станут непосредственно заглавия американских и немецких кинокартин, выпущенных в последние годы в мировой прокат, предметом же анализа станут варианты их перевода в российской версии.
19346. Лексические средства эмотивности и особенности их перевода с английского языка на русский (на примере Р. Киплинга «Пак с волшебных холмов») 96.25 KB
  Эмотивность как языковое воплощение эмоциональности. Литературная сказка как жанр детской литературы. Человек рассматривается как носитель языка и культуры и как ключевая фигура для дальнейшего лингвистического анализа. Теоретические исследования в области категории эмотивности и литературной сказки Эмотивность как языковое воплощение эмоциональности В последние десятилетия особенно в связи с прочно укрепившейся антропоцентрической лингвистической парадигмой интерес как зарубежных так и отечественных лингвистов прикован к изучению...
17569. Обучение безэквивалентной лексике в процессе преподавания иностранному языку. Особенности перевода безэквивалентной лексики 77.57 KB
  Безэквивалентная лексика как предмет лингвистического исследования. Ассоциативный эксперимент как способ выявления национальной лексики в сопоставительном аспекте. Они заметны в лексике и фразеологии так как номинативные средства языка наиболее связаны с внеязыковой действительностью. Безэквивалентная лексика как лексическая...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.