Государственная власть: виды, содержание, функции

Сущностное содержание государственной власти; Общая характеристика судебной власти; Функции государственной власти в обеспечении правового порядка; заключение. Сущностное содержание государственной власти. Понятие и признаки государственной власти. Разделение властей как форма организации и осуществления государственной власти.

2015-09-18

190.46 KB

4 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Министерство образования и науки Республики Казахстан

Костанайский социально технический университет

имени академика Зулхарнай Алдамжар

Финькевич Нина Сергеевна

Государственная власть:  виды, содержание, функции

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

специальность 5В030100 –«Юриспруденция»

Дипломную работу защитил с оценкой ____________«___»_____2014 год

Костанай



Министерство образования и науки Республики Казахстан

Костанайский социально технический университет

имени академика Зулхарнай Алдамжар

«Допущена к защите»

___________

Заведующий кафедрой 

Шевцов В.М.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему: «Государственная власть: виды, содержание, функции»

по специальности 5В030100 –«Юриспруденция»

Выполнил                                                 Н.С. Финькевич 

Научный руководитель                         В.М. Мельников

Костанай


Костанайский социально-технический университет

имени академика Зулхарнай Алдамжар

Факультет  Экономики, права и управления

Кафедра Юридических наук

Специальность Юриспруденция

УТВЕРЖДАЮ

Зав. кафедрой ___________

« ___» __________ 2013г.

Задание

по дипломной работе (проекту) студента

Финькевич Нина Сергеевна

(фамилия, имя, отчество)

. Тема работы (проекта) «Государственная власть: виды, содержание, функции».

2. Срок сдачи студентом законченной работы (проекта) «31» марта 2014г.

. Исходные данные к работе - Учебная и учебно-методическая литература по изучаемой теме.

4. Перечень вопросов, разрабатываемых студентом: аналитический обзор; Сущностное содержание государственной власти; Общая характеристика судебной власти; Функции государственной власти в обеспечении правового порядка; заключение.

5. Список рекомендованной литературы: Общая теория права и государства. Учебник /под ред. В.В. Лазарева.з-е изд., перераб и доп.М.: Юрист, 2008; Конституционное право: Учебник  отв. ред. Шеретов Г.С. Алматы: Бiлiм 2005 г; Конституционное право Республики Казахстан. Учебник. Сост. А.Т. Ащеулов; отв. ред. М.С. Нарикбаев. Алматы. КазГЮА, 2001; Марченко В.Н. Теория государства и права.М., изд-во МГУ, 2006; Теория государства и права /Под ред. Алексеев С.С. М.: Приор,2007.

6. Дата выдачи задания «15» сентября 2013г.

Руководитель _____________________________________________________

(подпись)

Задание принял к исполнению _____________________________________

(подпись)


Календарный план

№№ п/п

Наименование этапов дипломной работы (проекта)

Срок выполнения этапов работы (проекта)

Примечание

Подбор и изучение учебной и учебно-методической литературы по теме исследования

сентябрьоктябрь 2013

Изучение практики привлечения к административной ответственности

сентябрь-декабрь 2013

Написание введения и первой главы

октябрь- ноябрь 2013

Написание второй главы

январь- февраль  2014

Написание третьей главы

февраль 2014

Полная проверка по написанию данной работы

март 2014

Предзащита дипломной работы

март-апрель 2014

Подготовка к защите

апрель-май 2014

Защита дипломной работы

По расписанию

Студент-дипломник ______________________

Руководитель работы _____________________


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………..

5

1 Сущностное содержание государственной власти

.1 Понятие и признаки государственной власти……………………….

.2 Разделение властей как форма организации и осуществления государственной власти…………………………………………………..

1.3 Осуществление принципа разделения властей в Республике Казахстан…………………………………………………………………..

7

7

13

2 Общая характеристика судебной власти ..................

.1 Понятие и признаки  судебной власти……………………………….

2.2 Судебная система Республики Казахстан и ее место в обеспечении правопорядка……………………………………………….

26

35

3 Функции государственной власти в обеспечении правового порядка………………………………………………

3.1 Понятие и принципы правового порядка…………………………..

3.2 Законность и ее соотношение с правопорядком……………………

43

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………

64

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………

66


Введение

Актуальность темы. Всякая власть имеет определенные институциональные формы, определенную организацию. Форма общественной власти, которая опирается на специальный аппарат принуждения и распространяется на все население,это государственная власть. Она осуществляет организованное воздействие на сознание и поведение людей с помощью различного рода средств, направленное на достижение общественно-значимых целейправа, авторитета, воли, убеждения или принуждения. Власть всегда выражена в официальных формах. Одно из проявлений общего понятия власти и понятия государственной власти, в частности,судебная власть, которая стоит на охране правового порядка. 

Актуальность выбранной темы определяется тем, что судебная власть является самостоятельной независимой ветвью государственной власти, осуществляемой судами, которые выполняют возложенные на них законом полномочия посредством установленного судопроизводства.

Современный этап развития нашего государства, происходящие социально-экономические и демократические процессы в обществе обусловили необходимость дальнейшего повышения эффективности национального правосудия, что отражено  в Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года [1], которая определила новые приоритеты в правовой политике нашего государства. Данная Концепция предусматривала развитие самостоятельной судебной власти, расширения сфер судебной защиты прав граждан и повышения доступа к правосудию, обеспечению правового порядка.

В соответствии с Конституцией РК судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. В 2000 году в стране был принят конституционный закон «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан», который регламентировал судебную систему Республики [2]. Следовательно, судебную власть следует рассматривать как обладание в силу закона правоприменительными полномочиями в правовой сфере жизни общества и осуществление этих полномочий в соответствии с процессуальными законами в целях обеспечения законности и правопорядка в стране, охраны от любых посягательств на конституционный строй, политическую и экономическую системы, права и законные интересы граждан, государственных органов и других организаций. 

Судебная власть должна и  стоит на охране и соблюдении правового порядка. Правопорядокэто порядок в общественной жизни, которая создается в результате строгого и неуклонного соблюдения норм права всеми государственными органами особенно  судебной властью в силу своей природы. На современном этапе развития Республики Казахстан четкий и жесткий общественный правовой порядок выступает единственно возможным путем дальнейшего движения и  формирование правового государства и цивилизованное демократическое развитие невозможно без этого. Правопорядок выступает необходимым условием возрождения экономики, функционирования всех социальных сфер, стабилизации жизненных процессов и становления подлинного народовластия. В заявлениях официальных лиц и прессы подчеркивается о приоритете правового порядка, так как  он необходим в работе власти, в нормотворчестве и других сферах государственной жизни. Только при таком положении гарантируется реальность прав и свобод граждан, законных интересов последних и выполнение всеми субъектами возложенных на них обязанностей, реализаций ответственности за свое поведение, а, следовательно, демократическое общество. 

Целью настоящей дипломной работы является комплексное изучение судебной власти и его роль в обеспечении правового порядка.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- раскрыть понятие государственной власти;

- дать общую характеристику органам, осуществляющим судебную власть в Республики Казахстан;

- исследовать правопорядок и законность, их соотношение.

Теоретическую и методологическую основу дипломной работы составили нормативно-правовые акты: Конституция Республики Казахстан, а также Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года и труды таких ученых: - Е.В.Абдуллаева, С.А.Батовой, В.А. Лазарева, В.М. Лебедева, Г.И. Никорова, Ю.А. Поповой, Н.Г.Салищевой и другие.

Методологическую основу составили: анализ, синтез, проблемно-хронологический, сравнительно-исторический, аналитический методы.

Объектом дипломной работы является общественные отношения, связанные с действием судебной власти в обеспечении правового порядка.

Предметом дипломной работы является изучение судебной власти, его функциональной роли в обеспечении правового порядка.

Структурно работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.


1 Сущностное содержание государственной власти

.1 Понятие и признаки государственной власти

Известно, что понятие складывается из основных, существенных черт и признаков тех явлений, которые отражаются в данном понятии. Поэтому чтобы раскрыть понятие государственной власти, первостепенно необходимым представляется рассмотрение и раскрытие тех специфических черт и признаков, которые присущи государственной власти. Как представляется, они заключаются в следующем.

Во-первых, государственная власть, как и любая власть,это способность или возможность при помощи каких-либо средств воздействовать на чье-то поведение, распоряжаться или управлять кем-то, подчинять своей воле других. Именно так или почти так чаще всего определяется власть. И хотя ее иногда отождествляют с государственной властью, рассматривая в качестве либо политического господства, либо системы государственных органов, либо облеченных властными полномочиями государственных служащих, власть тем не менее понятие достаточно широкое, поскольку этим понятием охватываются самые разные виды власти, включая и государственную.

Во-вторых, государственная власть является разновидностью социальной власти, т.е. власти общественной, власти, которая возникает и проявляется в отношениях между людьми. Как разновидность социальной власти государственная властьэто способность или возможность воздействовать не вообще на чье-то поведение, а на поведение людей, распоряжаться или управлять не вообще кем-то, а людьми и их объединениями, подчинять своей воле не вообще кого-то, а опять же людей. 

В-третьих, государственная властьэто публичная власть, т.е. власть, которая носит не частный, а всеобщий, всенародный характер. Она распространяется на общество в целом, на всех его членов и все их объединения.[3,c.126]

Нередко государственную и публичную власть отождествляют, полагая, что публичная властьэто и есть власть государственная. Между тем государственная властьне единственная разновидность публичной власти. К последней следует отнести, например, власть первобытного общества, которая тоже носила всеобщий, всенародный характер, являлась властью всего общества и распространялась на всех его членов. Поэтому не случайно отдельные государствоведы предпочитают называть государственную власть особой публичной властью или публичной властью особого рода. Но так или иначе государственная властьэто власть публичная, в связи, с чем ее нужно рассматривать как способность или возможность осуществлять управление, руководство обществом.

В-четвертых, государственная властьэто власть политическая. Ее политический характер выражается в том, что она является властью государства, организации политической, и функционирует в социально неоднородном обществе, обществе, разделенном на различные социальные группы: классы, сословия, страты и т.д.

В научной и учебной литературе государственную и политическую власть часто отождествляют, подчеркивая, что политическая властьэто и есть власть государственная. Определенные основания для такого отождествления существуют, поскольку политическая власть первоначально возникает как власть государственная и долгое время пребывает только в этом качестве. Связано это с тем, что государство явилось исторически первой политической организацией, просуществовавшей в единственномчисле достаточно длительное время. Однако постепенно в обществе сформировались и другие политические организации (например, политические партии), власть которых тоже приобрела политический характер. Поэтому государственная и политическая властьэто, как представляется, не совсем одно и то же, поскольку кроме государственной существуют и могут существовать другие формы политической власти. Однако вне зависимости от того, как решается вопрос о соотношении государственной и политической власти, государственная власть всегда была и остается властью политической, исходя из чего ее следует рассматривать как способность или возможность осуществлять политическое руководство обществом.

В-пятых, государственная властьэто легитимная власть. Легитимность государственной власти, как принято считать, выражается, прежде всего, в признании этой власти населением страны в качестве публичной. Поскольку государственная власть является властью общества, общество, население страны должно признавать эту власть в качестве таковой, считать ее своей властью и подчиняться ей. В случае, если общество не признает существующую государственную власть, отвергает ее, эта власть не имеет права на дальнейшее существование и должна быть заменена другой государственной властью. Поэтому государственная власть должна иметь кредит доверия у населения. [3,c.126]

Получение кредита доверия у населения, по-другому легитимация государственной власти, имеет несколько форм. Чаще всего, вслед за немецким политологом М.Вебером, выделяют три таких формы: традиционную, харизматическую и рациональную. Традиционная легитимация основана на действующих в обществе обычаях и традициях, нередко связана с ролью религии, с личной, племенной или сословной зависимостью. Харизматическая легитимация обусловлена особыми (нередко приписываемыми) качествами тех или иных государственных деятелей. Благодаря этому, такие государственные деятели становятся символами нации и пользуются, как правило, всеобщей поддержкой населения. Рациональная легитимация опирается на разум. Население поддерживает государственную власть, руководствуясь собственной оценкой деятельности этой власти. Основу такой легитимации составляют не лозунги и обещания действующей власти, а ее практические дела, направленные на благо общества. 

Легитимность государственной власти помимо признания ее населением характеризуется также легальностью. Легальность означает законность государственной власти и предполагает формирование, организацию и функционирование государственной власти в соответствии с действующим в стране законодательством: конституцией и другими нормативными правовыми актами. Легальность входит в состав легитимности и является ее юридическим выражением.

Легитимность - сущностное свойство государственной власти. Термин «легитимность» исторически возник в начале XIX в. во Франции для характеристики государственной власти как власти законной (при этом власть Наполеона рассматривалась как власть самочинно узурпированная и, значит, нелегитимная). С течением времени объем содержания этого термина расширился. Легитимность стала означать не только законность происхождения и способа установления власти, но и такое состояние власти, когда граждане (подданные) государства признают (согласны, убеждены) право данной власти предписывать им тот или иной способ поведения. Из последнего также следует, что существующие государственные институты по крайней мере не хуже, чем любые другие возможные институты, и поэтому им нужно подчиняться.

Большой вклад в теоретическую разработку понятия легитимности внес Макс Вебер.

Согласно разработанной им и ставшей классической теории, легитимность характеризуют два фундаментальных признака: признание власти, реализуемой существующими институтами государства, и обязанность индивидов ей подчиняться. Одновременно с этим сущностная характеристика легитимности состоит в том, что это именно представление (убеждение) граждан о государственной власти, присутствующее в их сознании. Макс Вебер выделял три основных типа легитимности:

- легитимность, базирующаяся на традициитрадиционная», например, монархическая, власть);

- легитимность, основанная на харизме (священном даре), которой обладает лидер, вождь;

- легитимность, основанная на рациональном (демократическом) устройстве и процедурах государственной власти.

В традиционной легитимности власти обычно выделяют герон-тологическую (власть старейшин), патриархальную (власть вождя племени), патримониальную (власть монарха) и другие разновидности.

Харизматическая власть базируется на личной преданности вождю, пророку (Будда, Мухаммед, Цезарь, Наполеон, Ленин, Сталин, Гитлер, де Голль) людей, убежденных в их необыкновенном даре. Власть харизматического лидера чаще не подкреплена легальным (установленным законом) правом на обладание неограниченной властью, что вынуждает его постоянно подтверждать гражданам свою харизму [3,c.126].

Рациональная легитимность - это легитимность государственной власти, при организации и реализации которой строго соблюдаются права человека, общие правовые принципы и правопорядок в целом. Здесь также выделяются демократическая легитимность (власть соответствует волеизъявлению управляемых) и технократическая легитимность (власть сообразуется со способностями управляющих).

Очевидно, что в чистом виде ни один из указанных типов легитимности не существует. Каждому государству соответствует то или иное сочетание типов легитимности.

Сегодня веберовская типология имеет, скорее, историко-познавательную ценность и не является в полной мере актуальным инструментарием современных исследований государства и политической системы. Ушли в прошлое монархические режимы времен Вебера и XIX в. Современные монархии, хотя и продолжают олицетворять единство нации, сколько-нибудь существенной политической роли не играют (исключение составляют исторически переломные моменты, как это было в нашем веке в Испании или Бельгии), закончился (надеемся) и период широкого распространения харизматических лидеров. Исторический опыт убедительно показал, что харизматические вожди очень быстро перерождаются в тиранов, а их харизма - в хорошо организованный культ возвеличивания лидера.

Одновременно со сказанным современная рациональная (легальная) легитимность оказывается далеко не однозначным, но многогранным и многоплановым явлением. Обычно в последнем выделяются четыре разновидности:

- плюралистические демократии, которые признаются большинством граждан как легитимные;

- авторитарно-бюрократическиережимы,гдеосновные права и свободы соблюдаются лишь частично;

- тоталитарные режимы, не поддерживаемые большинством граждан государства;

-режимы, относительно которых не существует ни признания, ни неприятия тех, кому принадлежит власть. Это беднейшие страны Азии и Африки, где бессмысленно даже ставить вопрос о легитимности власти, поскольку эта проблема отсутствует в сознании людей.

Наряду с типологией обычно выделяются основания (источники) легитимности власти. К ним относятся:

-идеологические принципы и убеждения граждан в государственной власти (политическом строе) как самой справедливой и передовой;

- привязанность к структурам (механизму) и нормам государственной власти, которая базируется на доверии к традиционной и устоявшейся системе власти (традиции парламентаризма в Великобритании, к примеру);

- преданность власти благодаря положительной оценке личных качеств субъектов власти (президента, премьер-министра); в отличие от харизматической легитимности, здесь в основу кладется рациональный расчет граждан в их отношении к политическому лидеру (президент США должен обладать персональной легитимностью, но совсем не обязательно быть харизматическим вождем);

- политическое (или государственное) принуждение; оно существует при любом политическом режиме, но, очевидно, чем ниже уровень легитимности, тем сильнее принуждение; в то же время есть граница в использовании силы, перейдя которую государственная власть обретает силу не как источник легитимности, а наоборот, как фактор ее неминуемого падения.

Можно говорить о степени (уровне) легитимности государственной власти. Очевидно, что власть не может быть одинаково легитимна для всех слоев населения, во всех своих проявлениях (субъектах, действиях). Причем чем ниже уровень легитимности, тем больше насилия необходимо для удержания власти [4, c.65].

Режим может оставаться легитимным при выраженном недоверии к отдельным институтам или руководителям государства. Сам президент может быть непопулярным, но это отнюдь не означает недоверия к институту президентства. Если президент избран в соответствии с закрепленными в конституции демократическими процедурами, то реализуемая им государственная власть легитимна, несмотря на степень доверия к нему населения [5, c.112]. Сказанное означает необходимость разграничения понятий легитимности власти и доверия к политическим (государственным) институтам или популярности их руководителей. Интересно, что по результатам опроса, проведенного в США в 1988 г., парламентарии внушали меньше доверия, чем риэлторы, журналисты-газетчики, владельцы похоронных бюро, но больше доверия, чем коммивояжеры и мелкие торговцы недвижимостью [6, c.34].

С понятием легитимности тесно связаны проблемы делегитимации государственной власти, особенно актуальные для сегодняшнего Казахстана. Основные предпосылки делегитимации казахстанской власти лежат, как представляется, в сфере духа, имеют идейные подтексты. Суть происходящих процессов состоит в нарушении консенсуса, который традиционно лежал в фундаменте нашего государства и власти. Ускоренное вхождение в европейский дом, способствует тому, что подавляющая часть населения оказывается за чертой бедности, в обстановке бесправия. Властвующая элита и связанные с нею немногочисленные социальные группы замыкаются в себе и в итоге теряют поддержку населения. Любовь к Отечеству со стороны элиты, в том числе культурной, ставится в зависимость от того, насколько страна соответствует мировым демократическим стандартам. Отсюда недалеко и до оправдания применения насилия власти над «непросвещенным» народом, не желающим добровольно идти по пути «прогресса». В результате все чаще наблюдается разрыв между идеями демократии и социально-политической практикой, склоняющейся к авторитарному режиму.

Политико-правовой фон, на котором обостряются проблемы делегитимации - нарастающая бюрократизация, коррумпированность чиновничества, криминализация общества в целом [7,c.231]. Ввиду неразвитости институтов гражданского общества в стране практически не действует контроль «снизу» за исполнительной властью. К этому добавляется затянувшаяся реформа судебной власти. В итоге открылась и активно эксплуатируется возможность «конверсии власти в богатство». В виду чего,сказанное свидетельствует, скорее, не о делегитимации, а о кризисе власти.

В-шестых, государственная власть - это власть территориальная. Как и государство, она действует только в пределах территории страны. При этом центральная власть действует в пределах всей территории страны, региональнаяв пределах территории соответствующего региона (например, в пределах территории субъекта федерации), местнаяв пределах территории соответствующих административно-территориальных образований (города, района, села и т.д.).

В-седьмых, государственная власть - это суверенная власть, власть, обладающая суверенитетом. Суверенитет государственной власти выражается в ее верховенстве внутри страны и независимости на международной арене. Верховенство проявляется в том, что государственная власть как бы возвышается над любой другой социальной властью в стране и при определенных обстоятельствах (например, в случае нарушения действующего законодательства) может эту власть запретить. Кроме того, верховенство государственной власти проявляется и в том, что только она может распространять свое действие на всю территорию страны и всех, кто на этой территории проживает или находится. Независимость же государственной власти состоит в ее праве самостоятельно решать все вопросы международного характера.

В-восьмых, государственная власть - это власть, которая осуществляется при помощи различных, в том числе и специальных, средств и методов. 

Средства осуществления власти - это то, на что опирается государственная власть в процессе своего функционирования, то, с помощью чего она реализуется, претворяется в жизнь. Выше уже отмечалось, что специфическими средствами осуществления государственной власти являются государственные органы (государственный аппарат) и нормы позитивного права. Вместе с тем для осуществления своей власти государство может использовать и другие средства, например, различные негосударственные объединения, средства массовой информации, ту или иную идеологию, нормы морали и другие неюридические нормы, религию и т.д. То есть арсенал средств, на которые может опираться государственная власть, весьма разнообразен и зависит от конкретных условий ее осуществления.

Наконец, методы осуществления власти - это те приемы, которые использует государственная власть в целях подчинения своей воле поведение и деятельность подвластных. Традиционно государственная власть использует два основных метода - метод убеждения и метод принуждения, как правило, сочетая их. Метод убеждения основан на использовании идейно-нравственных средств воздействия на поведение человека. Он предлагает целенаправленную культурно-воспитательную работу, связанную с разъяснением государственной политики, идеологическую обработку населения, другие приемы привлечения подвластных на свою сторону. Метод принуждения связан с психологическим, материальным или физическим воздействием государственных органов и должностных лиц на поведение людей с целью заставить их действовать по воле властвующих субъектов. В отличие от метода убеждения он носит более жесткий характер и выражается в применении организованной силы государства. Государственное принуждение всегда связано с ограничением свободы человека, с безусловным навязыванием ему государственной воли.[7,c.231]

Как было отмечено, государственная власть, как и любая власть, может осуществляться, используя самые различные средства и методы. Это могут быть сила авторитета, традиции, идеология, религия, пропаганда, поощрительные меры и т.д. Вместе с тем государственная власть располагает и своими, специальными средствами и методами, которых нет ниу одной другой социальной власти. К специальным средствам осуществления государственной власти относятся органы государства, в своем единстве образующие государственный аппарат, и нормы позитивного права, т.е. правила поведения, установленные или санкционированные государством. К специальным методам осуществления государственной власти относятся разнообразные методы государственного принуждения, вплоть до применения физического насилия и подавления.

Рассмотрев основные черты, признаки государственной власти, подытожим вопрос о ее понятии определением. Оно может быть, например, таким: государственная власть - это способность или возможность государства осуществлять политическое руководство обществом при помощи различных, в том числе и специальных, средств и методов. Хотя в данном определении не все из отмеченных признаков получили отражение, его, тем не менее, можно использовать в качестве рабочего определения государственной власти.

1.2 Разделение властей как форма организации и осуществления государственной власти

В Республике Казахстан государственные органы стоятся на принципе разделения властей. Принцип этот не нов, он был выдвинут на рубежах Новой истории, когда нарождавшаяся буржуазия боролась с абсолютной властью монарха и его дворянского окружения, когда в руках монарха была сосредоточена вся полнота власти, причем не ограниченная, что значительно тормозило и затрудняло развитие класса буржуазии. Впервые принцип разделения властей был разработан англичанином Джоном Локком и французом Шарлем Луи Монтескье, и поэтому их имена закономерно связывают с выдвижением исходных идей.

Идеи Локка и Монтескье неразрывны со временем, когда они жили и творили. Но и сегодня принцип разделения властей следует изначальным положениям: «Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что монарх или сенат станет издавать тиранические законы для того, чтобы так же тиранически применять их.

Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной».

За прошедшие столетия принцип разделения властей - разумеется, в развитии и постоянном совершенствовании, с учетом условий отдельных стран - выдержал испытания временем и ныне занимает ведущее место в конституционном конструировании властных структур, распределении функций и полномочий между ними. Он современен и актуален и в третьем тысячелетии нашей эры. Этот принцип, прежде всего, демократичен: он предусматривает такую организацию государственной власти, которая позволяет эффективно влиять и отражать интересы, как большинства, так и меньшинства населения, его различных групп - национальных, религиозных.

Обращает на себя внимание организационно-правовой потенциал принципа разделения властей. Его реализация предполагает не только выявление и необходимое обособление функций управления делами государства, но и адекватную институционализацию этих функций, создание и развитие государственных учреждений, относящихся к различным властям и составляющих вместе с тем единый комплекс осуществления государственной власти. Разделение властей, далее, тесно связано с формированием правовой системы, в которой, с одной стороны, выделяются определенные группы юридических норм, а с другой стороны, устанавливается иерархия их отношений. Это вносит упорядоченность, согласованность и стабильность в развитии права, повышает его эффективность.

Долгое время теория разделения властей рассматривалась советской наукой исключительно как буржуазная (реакционная), как «нелепость вроде квадратуры круга» и по этой причине отрицалась. Государственная власть, реализуемая как единое целое (здесь и единая компетенция советов и их органов), с необходимостью приводила к абсолютному доминированию исполнительной (партийно-административной) власти и ее аппарата, сосредоточению в последнем всех функций государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной) и в конечном счете к диктаторской узурпации власти особым слоем людей. Сказанное не означает, что рассматриваемая концепция отрицает необходимость разделения труда, функций между различными органами государства. Но это именно «прозаическое деловое разделение труда», которое приводит к формированию различных групп органов.

Механизм государственной власти требует комплексного, системного исследования, что означает необходимость рассмотрения его составных элементов (институтов) не только в их взаимосвязях и взаимоотношениях (статика), но и в процессе функционирования (динамика). Можно ли говорить о целостности механизма государственной власти? Ответ на этот вопрос далеко не прост. Представляется возможным говорить о целостном механизме государственной власти и в тоталитарном, и в демократическом государстве, т.е. способ взаимосвязи между элементами (институтами) механизма государственной власти может быть различным, но обеспечивающим его целостность и единство. В то же время понять то качество, которое объединяет элементы (институты) в единое целое, нельзя, анализируя только эти элементы, оставаясь в рамках (пределах) механизма государственной власти. Необходимо выйти за указанные рамки, пределы во внешнюю окружающую среду - политическую систему, гражданское общество - и исследовать роль, назначение механизма государственной власти в этой среде. Изменения внешней среды, роли и назначения в ней механизма государственной власти должны вести к изменению способа взаимосвязи между элементами (институтами) механизма государственной власти, и наоборот. В противном случае теряется целостность последнего [8, c. 278].

Современное правовое государство призвано обеспечивать не просто формальную законность, но и справедливость, «основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности и гарантируемую учреждениями, образующими структуры, обеспечивающие ее наиболее полное выражение» (п. 2 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ). К элементам справедливости относятся: свободные периодические выборы; представительная по своему характеру форма правления, при которой исполнительная власть подотчетна избранным законодательным органам или избирателям; обязанность органов государственной власти соблюдать конституцию и действовать совместимым с законом образом; четкое разделение между государством и политическими партиями; деятельность исполнительных и судебных органов в соответствии с. системой, установленной законом; вооруженные силы и полиция под контролем гражданских властей и подотчетны им; закон - гарантия прав человека и его основных свобод, соответствующих обязательствам по международному праву и др.

Элементом (ячейкой) механизма государственной власти является субъект (носитель) государственной власти. Элементы механизма различным образом объединяются, формируя институты (органы, формы непосредственной демократии и т.д.). Это государственные институты, и поэтому в них не включаются институты гражданского общества. Чтобы стать государственной, политическая власть должна стать публичной, т.е. политической волей, отражающей господствующие в обществе социально-групповые интересы. Ей должен быть придан общеобязательный, юридически закрепленный характер. Политическая воля должна быть проведена через нормы права, установленные государством.

Институты государственной власти формируются на основе разделения властей - структурообразующего и функционального принципа рациональной организации и контроля. Данный принцип имеет давнюю историю. Вот как его формулировал в 1748 г. французский просветитель Монтескье: «Политическая свобода объекта представляет собой уравновешенность ума, возникающую из понимания, которое каждая личность имеет о своей безопасности. Для того чтобы иметь эту свободу, требуется, чтобы правительство было организовано таким образом, дабы люди не боялись друг друга [9, c.89].

Когда законодательные и исполнительные силы объединены в одном и том же человеке или в одном и том же органе магистратуры, то свобода невозможна, так как могут возникнуть опасения, что тот же самый монарх или сенат сможет ввести тиранические законы, использовать их тираническим образом.

Опять же свободы быть не может, если судебная власть не разделена с законодательной и исполнительной. Если она объединена с законодательной властью, жизнь и свобода субъекта будут подвержены произвольному контролю, судья тогда превращается в законодателя. Если она объединена с исполнительной властью, судья может поступать со всей ожесточенностью угнетателя». Наиболее полное и последовательное отражение данный принцип нашел сначала в конституциях штатов (Вирджинии - в 1776 г., Массачусетса - в 1780 г. и др.), а затем и в федеральной Конституции США в 1787 г. Разделение властей представляет собой гораздо большее, чем просто обеспечение разделения государственных органов. Разделение властей должно сопровождаться системой сдержек и противовесов. Джеймс Мэдисон - главный «архитектор» Конституции США - говорил, что до тех пор, пока органы государственной власти «не будут связаны и переплетены до такой степени, чтобы предоставить каждому из органов конституционный контроль над другими, максимально требуемый уровень разделения, как сущность свободного правительства, никогда на практике не сможет быть организован надлежащим образом».

В классическом варианте (в качестве такового можно рассматривать, например, США) механизм государственной власти представлен парламентом, президентом и органом конституционной юрисдикции. Конституция США (ст. 1) наделяет парламент (Конгресс) не вообще законодательной властью, но строго определенными, а значит, ограниченными полномочиями. «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание оной либо ограничивающего свободу слова или печати либо право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб» (поправка 1). «Действие привилегии приказа habeascorpus не должно приостанавливаться... не должны приниматься законы expostfacto» (раздел 9 ст. 1) - таковы некоторые нормы Конституции, прямо ограничивающие законодателя.[10,c.233]

Внутри Конгресса также предусмотрена определенная система сдержек и противовесов. Смысл учреждения верхней палаты (Сената) наряду с нижней (палатой представителей) состоял в рассматриваемом плане в том, чтобы первая сдерживала популистские настроения народных представителей в нижней палате, предохраняла Конгресс от быстро и стихийно меняющегося общественного мнения. В то же время именно палата представителей имеет исключительное право возбуждать импичмент - процедуру привлечения к ответственности должностных лиц федеральных органов власти (кроме военных ведомств), совершивших правонарушения или проступки. Выборы палат Конгресса или Президента являются, раздельными и не совпадающими по времени.

Важной гарантией независимости и целостности Конгресса как законодательного органа является свобода парламентских речей и прений, иммунитет депутатов от ответственности за выступления в Конгрессе. Организационное разделение различных ветвей власти запрещает совмещение должностей в законодательных (нельзя быть также членом верхней и нижней палат одновременно), исполнительных и судебных органах. Заметим, что согласно разделу 6 ст. 1 Конституции США члены Конгресса не вправе занимать те гражданские должности в федеральных государственных органах, которые были созданы законом Конгресса, принятым во время действия их мандата, или по которым были в это время увеличены должностные оклады. Как здесь ни вспомнить казахстанских законодателей, свободно переходивших в правительство и обратно.

Важную роль в системе сдержек и противовесов применительно к нормотворческому процессу играют, с одной стороны, право отлагательного вето Президента, а с другой - законодательное вето Конгресса (о судебной власти будет сказано ниже). Объектом президентского отлагательного вето являются законопроекты, резолюции и решения, принимаемые совместно обеими палатами Конгресса. В случае несогласия с указанными документами Президент вправе вернуть их той палате, в которую они были внесены, вместе с посланием, где содержатся соответствующие возражения. Вето Президента может быть преодолено, если законопроект будет повторно одобрен обеими палатами Конгресса квалифицированным (2/3) большинством голосов каждой из палат. При этом первоначально законопроект мог быть принят простым большинством голосов, т.е. процедура преодоления вето значительно сложнее, чем обычная законодательная процедура одобрения законопроектов. Не случайно только около 3% всех президентских вето были когда-либо преодолены Конгрессом. [11,c.233]

Обе палаты Конгресса вправе совместно принимать так называемые совпадающие резолюции, которые могут содержать предписания Президенту или главам федеральных министерств и ведомств об аннулировании принятого правительством административного акта или о прекращении действия каких-либо полномочий, делегированных им ранее. Речь идет о законодательном вето Конгресса на административное правотворчество. Исполнительная власть, согласно ст. 2 Конституции США, принадлежит только Президенту; его полномочия прямо определены в разделах 2 и 3 Конституции. Так, Президент является верховным главнокомандующим вооруженными силами, но при этом объявление войны - исключительное право Конгресса (что, впрочем, не мешало США вести необъявленные войны против Вьетнама, Лаоса и т.д.).

Большими полномочиями Президент обладает в сфере внешней политики. В то же время и в этой сфере действует система сдержек и противовесов, отражаясь, в частности, на механизме заключения международных договоров. Конгресс может блокировать последние путем отказа в ассигновании сумм для их осуществления.

Президент не может непосредственно участвовать в законотворческой деятельности, лишен права на законодательную инициативу и не имеет права роспуска Конгресса.

Президент - глава исполнительной власти, обладает широкими административными полномочиями в отношении своего правительственного аппарата. Прежде всего его личной прерогативой является определение численного состава и комплектование кабинета - совещательного органа, включающего по желанию Президента тех или иных руководителей министерств и ведомств. Президент, далее, вправе назначать федеральных должностных лиц. Он подбирает кандидата на высшую должность, предварительно назначает его и предлагает кандидатуру Сенату для утверждения (для чего необходимо 2/3 голосов присутствующих). Что касается иных должностных лиц, чьи посты могут быть созданы актом Конгресса, то они назначаются единолично Президентом, министрами или судами, Компетенция Президента увольнять федеральных чиновников распространяется только на подчиненные ему департаменты (министерства и ведомства), но не на должностных лиц независимых агентств. Сам Президент, как говорилось выше, может быть отстранен от должности в результате импичмента. Основанием для этого являются государственная измена, взяточничество, другие уголовно наказуемые деяния, а также правонарушения. Поскольку перечень противоправных деяний, которые могут служить основанием для импичмента, в конституции строго не определен, то многие американские юристы считают, что таковым может быть любой проступок Президента, подрывающий доверие к федеральному правительству.

Конституция США предписывает Президенту «заботиться о добросовестном исполнении законов». Его полномочия в этой сфере в отношении нижестоящих органов и должностных лиц носят общий контрольно-надзорный характер. Реализация же принудительных мер, связанных с уголовным наказанием за неисполнение федеральных законов, - прерогатива атторней-генерала США и подчиненных ему органов министерства юстиции. [11,c.233]

Судебная власть в механизме разделения властей играет особую роль. Прежде всего в целях максимально возможного разграничения властей предполагается, что судебные органы не занимаются спорами, разрешение которых, согласно конституционным канонам, отнесено к компетенции «политических» ветвей власти - законодательной и исполнительной, Это не значит, конечно, что Верховный суд не оказывает влияния, и весьма заметного, на политический процесс в США. В качестве примера приведем существенную роль, которую он сыграл в разрешении проблем расовой десегрегации в системе образования или выборов. В то же время решающее значение Верховного суда в реализации принципа разделения властей, а значит, и в системе сдержек и противовесов определяется его функцией конституционного надзора, т.е. функцией судебного надзора за соответствием законодательных и исполнительных актов Конституции.

Смысл и назначение такого надзора состоят в обеспечении гарантий защиты от произвола органов исполнительной власти, от принятия и исполнения законов, нарушающих конституционные права и свободы граждан. Именно за Верховным судом закреплена исключительная привилегия толковать в конечной инстанции Конституцию и на этой основе объявлять недействительными действия и акты двух других ветвей власти. Но судебная власть, в том Числе судебный надзор, не безгранична.

Так, функциональные пределы судебной власти ограничены нормами, строго регламентирующими само право на обращение суд (правосубъектность истца, правильность изложения заявленного требования, наличие непосредственной личной заинтересованности в разрешении конфликта, компетентность судебной инстанции, куда подано заявление и др.). Возможности признания Верховным судом закона неконституционным также ограниченны: суд принимает дела, связанные с толкованием Конституции, только в случаях «строгой необходимости», «явной ошибки» законодателя; рассматривает дела, не вдаваясь в политические мотивы и практические соображения законодателя, исходя из презумпции конституционности применяемого закона, придерживаясь принципа следования ранее созданным прецедентам.

Важную роль судебный надзор играет в обеспечении законности. Правовая система США не знает института прокурорского надзора за законностью в деятельности государственных органов. В связи с этим право на беспрепятственное обращение в суд для обжалования неправомерных действий государственных органов стало в США одним из решающих средств и условий обеспечения законности, ограничения произвола государственной власти. Еще Законом о судоустройстве 1789 г. за федеральными судами было закреплено право издавать приказы habeascorpus, запретительные и обязывающие приказы. Habeascorpus- начальные слова латинского текста средневекового английского судебного приказа, который адресовался должностному лицу, отвечавшему за содержание лишенных свободы граждан. Приказ предписывал доставить этого гражданина в суд в целях проверки законности и обоснованности ареста, и, если последнее не соблюдено, судья обязан был немедленно освободить гражданина. Конституционный принцип habeascorpus означает право каждого гражданина беспрепятственно обращаться в суд с ходатайством об издании рассматриваемого приказа.

Запретительный приказ - это приказ федерального суда нижестоящим судебным органам, учреждениям, организациям или должностным лицам, содержащий требования прекратить какие-либо действия или не предпринимать их до решения вопроса об их правомерности. Наконец, в отличие от запретительного, обязывающий приказ предписывает прекратить должностное бездействие и выполнить установленную законом обязанность в отношении ходатайствующего. Судебный контроль за законностью арестов, равно как и обысков, изъятий предметов, связанных с преступлением, носит принципиальный характер. Именно 5 утверждение и выдача ордера на арест, обыск «нейтральным и беспристрастным» судьей являются необходимыми гарантиями реализации конституционных требований «достаточных оснований» при возбуждении уголовного дела, обысках и арестах, поскольку полиция или орган обвинения «не способны это сделать в силу обвинительной природы их функций».

Существенную роль в уголовном судопроизводстве, как и в целом в системе сдержек и противовесов, играют институты гражданского общества. Укажем на два их них - Большое и Малое жюри. Большое жюри - расширенная коллегия присяжных (от 16 до 23), выступающая как орган предания суду лиц, подозреваемых в совершении преступления. Цель использования института Большого жюри состоит в том, чтобы не допустить злоупотреблений со стороны обвинительной власти (и полицейской, и судебной). Согласно ст. 39 Великой хартии вольностей 1215 г., ни один вольный человек не может быть привлечен к ответственности иначе, как на основании законного решения равных ему сограждан. Иными словами, возможному злоупотреблению обвинительно-полицейской власти должна быть противопоставлена общегражданская гарантия; предание суду лица, подозреваемого в преступлении, осуществляется беспристрастными и равными ему согражданами. Большое жюри по собственному усмотрению и собсвенной инициативе выдвигает и утверждает обвинение в отношении конкретного лица по делам о преступлениях - фелониях (тяжких преступлениях, наказуемых лишением свободы на срок свыше одного года или смертной казнью).

Другой формой участия граждан в отправлении правосудия является суд присяжных (Малое жюри). Он, так же как и в случае с Большим жюри, являет собой форму выражения недоверия (противовеса) общества к государственной судебной власти. Присяжные исследуют материалы дела, представленные обвинением и защитой, заслушивают показания свидетелей, экспертов и на этой основе решают вопрос о виновности подсудимого (выносят вердикт). После этого судья единолично назначает наказание, оглашая решение о нем на другом, отдельном заседании. Разделение функций между судом и присяжными осуществляется в соответствии с тем, что «вопросы права» разрешаются судом, а «вопросы факта» - присяжными. Заметим, что от исполнения обязанностей присяжного автоматически освобождаются полицейские, пожарные, военнослужащие, юристы, священники.

Важен вопрос о действенности механизма сдержек и противовесов при возникновении чрезвычайных ситуаций. В этом случае решающую роль играет Конституция, которая является единственным источником законной власти и потому должна действовать как в обычных, так и в чрезвычайных обстоятельствах. И основные права, о которых говорилось выше, и базовые структуры власти должны сохранять устойчивость во все времена. Конституция

США опирается на презумпцию своей устойчивости. Правительство не вправе предпринимать действия, направленные на ограничение основных прав и свобод граждан, без обоснования таких действий перед Верховным судом. Эта конституционная норма работает как в обычных, так и в чрезвычайных обстоятельствах. Так, положение о том, что арестованный должен быть представлен в гражданский суд для рассмотрения вопроса о законности его ареста (приказ Habeascorpus), или право на разбирательство судом присяжных не могут быть приостановлены (дело Ехраrtе Мilligan, 1866 г.).

Смысл отсутствия общего положения, предусматривающего приостановление действия Конституции, в том, чтобы противостоять соблазну законодательной и особенно исполнительной власти использовать чрезвычайные ситуации, кризисы для узурпации власти в собственных неправедных интересах, в ущерб праву, свободе, равенству. Особенно актуально сегодня звучит предостережение из дела Миллигена: если руководители страны обладают властью заменить конституционное правительство правлением посредством декретов «под предлогом необходимости», то «перспектива опасностей, которые будут угрожать свободе людей, станет просто угрожающей». Даже суд может оказаться неспособным оказать какое-либо сопротивление, если сама Конституция допускает принцип, согласно которому основные конституционные структуры, принципы распределения полномочий и «сдержки» злоупотреблению власти могут быть временно приостановлены или деформированы в чрезвычайных обстоятельствах.

Как же можно ограничить полномочия государственной власти в чрезвычайных обстоятельствах? Во-первых, путем требования обоснования своих действий. Ведь государственные органы должны действовать на основе норм: Конституции, значит, у судебной власти есть возможность отвергнуть антиконституционные действия других ветвей власти. Во-вторых, важную роль может и должно сыграть правосознание граждан, воспитанных в уважении к конституционным структурам, к своим правам и свободам, которые в принципе не зависят от того, какая партия или лицо находятся у власти, есть чрезвычайные обстоятельства или их нет. Такое правосознание - существенная гарантия против любой тирании: законодательной, исполнительной или судебной. Сказанное не означает, что государственные органы не вправе или не способны реагировать на возникающие чрезвычайные обстоятельства. Здесь решающая роль в США принадлежит Верховному суду,который использовал Конституцию таким образом, чтобы иные ветви власти могли принимать некоторые меры, которые им запрещалось принимать в обычное время. Значит, чрезвычайные ситуации не являются источником новых, экстраординарных полномочий, но требуют разумного использования существующих полномочий. Приведем пример. Полномочия Президента выступать в качестве главнокомандующего и «обеспечить беспрекословное выполнение законов» позволяют ему в чрезвычайных ситуациях принимать меры, которые в иных обстоятельствах были бы недопустимыми, на основании «разумности» и, следовательно, допустимости (в то же время это не полностью односторонние действия Президента, последний обязан поступать в соответствии с актом Конгресса или решением Верховного суда) [11, c. 121].

Итак, разделение властей выражается в разграничении компетенции, взаимном контроле, в системе сдержек и противовесов и направлено на то, чтобы препятствовать возможным злоупотреблениям. С одной стороны, правовое государство невозможно без разделения властей, поскольку это способ его организации и функционирование; с другой - правовое государство само есть условие и основа для эффективного разделения властей. Разделение властей - это и результат, и сущностная характеристика степени развитости права, условие и предпосылка для организации и функционирования государства, законности.

Без разделения властей и соответствующей эффективной системы сдержек и противовесов не может быть правового государства и правовых законов. Препятствие для возникновения какой-либо неограниченной власти, не связанной правом и конституционными принципами, состоит в распределении власти между органами государства таким образом, что ни одному из них не принадлежит вся государственная власть в полном объеме.

Народ - единственный и первичный источник власти для государства, и в этом смысле народ суверенен и полновластен. Он передает часть принадлежащей ему власти государственным органам и должностным лицам - своим представителям на определенных условиях и на определенное время. Государство и его органы реализуют делегированные им полномочия во имя интересов народа.

Таким образом, можно констатировать, что, прежде всего, разделение властей призвано стать гарантом демократизма государственного строя, не допустить авторитаризма и тоталитаризма. Далее, данный принцип нацелен на то, чтобы добиваться рациональности и эффективности в управлении государством, предотвращать односторонние и ошибочные решения вопросов государственной жизни. Это достигается главным образом при помощи системы сдержек и противовесов, являющейся эффективным инструментом обеспечения баланса властей. Наконец, разделение властей не исключает, а предполагает их кооперацию, синхронизацию их усилий в решении важнейших задач, стоящих перед государством и обществом. Обострение отношений между властями, особенно между законодательной и исполнительной, способно резко ослабить и даже парализовать управление страной.

У разделения властей есть свои границы. Это - принцип организации и осуществления власти, прежде всего на общегосударственном уровне. Он может быть применен в соответствующих рамках и на уровне регионов РК. При этом каждый из них может использовать свои формы и методы разделения властей, их институционализация может идти разными путями. Общие подходы, относящиеся к разделению властей, могут быть в какой-то мере и в системе местного самоуправления, но здесь нужно учитывать, во-первых, что речь идет об особом специфическом институте и, во-вторых, что местная власть осуществляется в очень небольших территориальных рамках.

Разделение властей - не некий шаблон, одинаково применяемый во всех странах. Его конкретное воплощение каждый раз предопределяется конкретными условиями времени и места. 

 

1.3 Осуществление принципа разделения властей в Республике Казахстан

Сам принцип разделения властей в Конституции Республики Казахстан закреплен в статье 3 главы «Общие положения». Он гласит: «Государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов» [2].

Главное требование принципа разделения властей, сформулированное уже упомянутыми Д. Локком и Ш. Монтескье, заключается в том, что для утверждения политической свободы, обеспечения законности и устранения злоупотреблений властью со стороны какой-либо социальной группы, учреждения или отдельного лица необходимо разделить государственную власть на законодательную (избранную народом и призванную вырабатывать стратегию развития общества путем принятия законов), исполнительную (назначаемую представительным органом власти и занимающуюся реализацией данных законов и оперативно-хозяйственной деятельностью) и судебную (выступающую гарантом восстановления нарушенных прав, справедливого наказания виновных). 

Причем каждая из этих властей, являясь самостоятельной и взаимосдерживающей друг друга, должна осуществлять свои функции посредством особой системы органов и в специфических формах.

Система «сдержек и противовесов», установленная в Конституции, представляет собой совокупность правовых ограничений в отношении конкретной государственной власти законодательной, исполнительной, судебной. Так, применительно к законодательной власти большую роль в системе противовесов играет Президент, который имеет право применить отлагательное вето при поспешных решениях законодателя, в отношении исполнительной власти сдерживающими являются сроки президентской власти, импичмент, вотум недоверия Правительству, запрет ответственным работникам исполнительных органов избираться в состав законодательных структур, заниматься коммерческой деятельностью, для судебной власти правоограничивающими средствами, выраженными в конституции, процессуальном законодательстве, являются следующие принципы презумпция невиновности, право на защиту, равенство граждан перед законом и судом, гласность и состязательность процесса, отвод судей и т.п.

Разделение единой государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную выражается, прежде всего, в осуществлении каждой из них самостоятельными, независимыми друг от друга структурами государственного механизма. Целью такого разделения является обеспечение гражданских свобод и законности, создание гарантий от произвола. В условиях разделения властей одна ветвь государственной власти ограничивается другой, различные ее ветви взаимно уравновешивают друг друга, действуя, как система сдержек и противовесов, предотвращая монополизацию власти каким-либо одним институтом государства.

Согласно Конституции, на общегосударственном уровне законодательную власть осуществляет Парламент РК, исполнительную - Правительство РК, а судебную - Верховный Суд Республики Казахстан.

Существует ошибочное мнение относительно института Президента в системе разделения властей. Нередко Президента пытаются отнести к определенной ветви власти (как правило, к исполнительной).

В действительности же Президент Республики Казахстан не является органом какой-либо из трех властей, а как прямо указано в статье 40, «главой государства, его высшим должностным лицом, определяющим основные направления внутренней и внешней политики государства и представляющим Казахстан внутри страны и в международных отношениях; символом и гарантом единства народа и государственной власти, незыблемости Конституции, прав и свобод человека и гражданина; обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей государственной власти и ответственность органов власти перед народом». Таким образом, ни одна из вышеперечисленных функций Президента не указывает на его принадлежность к какой - либо из ветвей власти. Президент только создает базисные условия и обеспечивает гарантии деятельности органов государственной власти различных ветвей [2].

Принцип разделения властей, закрепленный в общей форме статьи 3, реализуется и конкретизируется в нормах Конституции, определяющих статус Президента, Парламента, Правительства, Конституционного Совета и судов Республики Казахстан. Содержание этих норм показывает, что принцип разделения властей предполагает их конструктивное взаимодействие.

Так, обособление функции принятия законов и наделения соответствующими полномочиями Парламента сочетается с правом Президента отклонять законы, что влечет их возврат в Парламент для вторичного обсуждения, а также издавать указы (в том числе нормативного характера), которые не должны противоречить законам, и правом Правительства издавать постановления и распоряжения на основании и во исполнение Конституции, государственных законов и нормативных указов Президента. Такой статус Президента произволен от его титула главы государства и гаранта Конституции.

Акты исполнительного характера, издаваемые Правительством, связаны с необходимостью повседневного осуществления организующей деятельности и неизбежным наделением исполнительной власти дискреционными полномочиями (дискреция - право усмотрения в рамках, определенных законом).

Лишь закон, а не какие бы то ни было иные соображения, а также посторонние влияния, требования и указания, - основа правосудия, судебной деятельности. Независимость как решающая характеристика, как конституционный принцип отличает именно судебную власть. При решении конкретных дел суды независимы даже от вышестоящих судов.

Особую роль в обеспечении принципа разделения властей играет Конституционный Совет Республики Казахстан, правомочный решать дела о соответствии Конституции Республики Казахстан, в частности, законов, нормативных актов Президента, Парламента, Правительства Республики Казахстан.

Конституционный Совет Республики Казахстан - специализированный орган правовой охраны Конституции. Его деятельность в данной области имеет контрольный характер, и в этом смысле Конституционный Совет является основным инструментом в системе сдержек и противовесов. Такое положение Конституционного Совета определяется прежде всего тем, что он наделен правом отмены актов, не соответствующих Конституции Республики Казахстан. Основными принципами деятельности Конституционного Совета Республики Казахстан является независимость, коллегиальность, гласность, состоятельность и равноправие сторон.

Понимая самостоятельность органов законодательной, исполнительной и судебной власти как их известную независимость (в границах собственных полномочий) друг от друга, ее нельзя трактовать как независимость этих органов от Конституции, как их свободу от контроля со стороны общества.

Единство системы государственных органов РК проявляется в разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Республики Казахстан. Оно проявляется и в том, что все органы этой системы действуют совместно, находятся во взаимосвязи, взаимодействии и взаимозависимости. В этих рамках одни органы этой системы избираются или назначаются другими органами, одни из них руководят другими, одни подконтрольны или подотчетны другим. Между всеми органами государственной власти существует организационно-правовая связь.

Каждая из названных систем является носителем соответствующей государственной власти - законодательной, исполнительной и судебной. Для того чтобы предотвратить злоупотребление властями и возникновение авторитарных, абсолютных властей, не связанных правом, эти ветви не должны сосредотачиваться в руках одного органа. Распределение власти, таким образом, является структурообразующим и функциональным принципом рациональной организации и контроля. Размежевание направлено на то, чтобы удержать государственную власть от возможных злоупотреблений. Все органы и ветви государственных властей призваны быть хранителями Конституции. Конституция должна стоять над этими властями, а не власти над Конституцией. Распределение власти выражается в распределении компетенций, во взаимном контроле, в системе противовесов, сбалансированности, то есть равновесие достигается путем взаимосогласия. Распределение властей служит средством сдерживания власти государства в рамках принципов развитого общества, служит механизмом защиты прав человека, закрепленного в Конституции.

Обобщая, можно сказать, что в основе организации и деятельности правового государства лежит принцип разделения властей: законодательной, исполнительной и судебной. Каждая власть осуществляет свои строго очередные функции. И вместе они сдерживают и уравновешивают друг друга, обеспечивая тем самым гарантию исполнения демократических норм и не злоупотребления государственной властью.


2 Общая характеристика судебной власти

2.1 Понятие и признаки судебной власти

К

Действующее законодательство не дает полного ответа на вопрос: что такое «судебная власть». По этой причине на настоящем этапе развития отечественной юридической науки большинство ученых к определению понятия «судебная власть» пытается подойти через уяснение таких, на первый взгляд, давно устоявшихся категорий, как «суд», «правосудие», «судебная система» и т.п. Вместе с тем содержание этих институтов в течение последнего столетия трактовалось совсем неоднозначно, а имеющиеся на этот счет в научной литературе определения четкостью никогда не отличались.

Так что же такое судебная власть?

Во-первых, судебная власть - частный случай проявления власти вообще, она одна из форм публичной власти, а именно государственной власти. В этой связи судебная власть - метафизическая и историческая реальность, уникальные и в то же время закономерно возникающие общественные отношения, социальная природа которых заключается в потенциальной способности человечества, базируясь в своей деятельности на такую социальную ценность, как право, посредством только одному ему ведомых средств, речи, символов и знаков мобилизовать свои ресурсы для разрешения определенных категорий социальных конфликтов, а равно наличие у общества права не только принимать решения в процессе их разрешения, но и добиваться путем неукоснительного следования нормам права обязательного их исполнения.

Таким образом, судебная власть - это присущее социальной природе человека средство и необходимое условие функционирования высокоразвитой социальной общности, а равно средство всеобщей связи (коммуникации), возникающее между высокоорганизованными людьми в процессе разрешения определенных категорий социальных конфликтов, символический посредник, обеспечивающий выполнение взаимных для граждан и государства обязательств на основе норм права. Судебная власть - институализация ожидания обществом того, что возникшим социальным конфликтам, их разрешению в соответствии с законами и на их основе будет уделено достойное внимание. Судебная власть - это принятая определенной человеческой общностью процессуально-правовая парадигма поведения субъектов права при разрешении социальных конфликтов. Судебная власть характеризуется многоаспектностью, сложностью и системностью [12, c.78].

Во-вторых, наличие в комплексе судебных властеотношений народа, нации, политического (гражданского) общества, в которых народ, нация, политическое (гражданское) общество - одновременно и объект, и специфический субъект, т.к. существование государственной власти, а следовательно, и судебной власти вне народа, нации, политического (гражданского) общества абсолютно невозможно, т.к. сами они - ее источники. Суд (судебная система) - это аппарат судебной власти, особые государственные учреждения (по сути своей уникальная особая форма государственно-властных правоотношений организационно-структурного характера), специфическим образом катализирующие процесс государственного управления при разрешении социальных конфликтов. При разрешении конкретного социального конфликта суд - государственное учреждение - выступает не только носителем судебной власти, но и является субъектом процесса.

В-третьих, приказ субъекта, осуществляющего судебную власть, - фактически воля народа в редукции органов государства судов по отношению к объекту, то есть к этому же народу, - в обязательном порядке сопровождается угрозой применения санкции в случае неповиновения.

Угроза может быть выражена в самых различных формах. Особенность применения силы государством в данном случае заключается в том, что она исходит не только от государства (изнутри), а и от его аппарата, то есть для общества, как бы извне. При удачном ходе судебного разбирательства в обществе быстро вызревает уверенность в том, что установившийся характер судебно-властных правоотношений для него благо, поэтому необходимость во внешней силе отпадает или минимизируется. Социальные конфликты разрешаются судом не посредством внешней силы, а путем совершенствования, специализации властеотношений. Именно результатом такого развития властеотношений является появление самостоятельной и независимой судебной власти судебно-властного правоотношения.

В-четвертых, подчинение народа, субъекту, то есть фактически господствующему в нем мнению, есть подчинение воле осуществляющего власть субъекта, в реальной жизни это выглядит как подчинение решению суда - решению конкретного государственного учреждения.

В-пятых, правовые нормы, устанавливающие, что отдающий «приказы» субъект - суд, имеет на это право, а объект - народ (как участники конкретного судоговорения, так и общество в целом) - обязан подчиниться его приказам. Таким путем судебная власть легитимизируется и распадается на совокупность рядовых правоотношений власти подчинения процессуального характера [13,c. 118].

Безусловно, судебная власть - ресурс, который необходим для осуществления каких-либо определенных целенаправленных действий. Конечно же, судебная власть в этом случае в умах людей предстает как мощь, сила, воля, в основе которых лежат почитаемые ими право, законы.

В организации судопроизводства используется все, что может быть конвертировано в судебную власть, конечно же, и богатство, и влияние, и культура. При этом судебной властью как ресурсом народ обладает, он ее передает (делегирует) судам (судьям), которые по общему признанию выступают как носители судебной власти.

В то же время судебная власть - устойчивые человеческие отношения, поэтому она не располагается в конкретном государственном аппарате, в самом обществе ничего не изменится, если  лишь сменим название судов, провозгласим состязательность процесса или, наоборот, отменим ее, а равно призовем на службу новое поколение судей. Судебная власть в данном случае есть не что иное, как функция. Судебная власть в государстве в качестве функции не может быть присвоена одним лицом. Отчужденную, неперсонифицированную судебную власть рассматривают как судебную машину.

Наконец, судебная власть - форма творчества, она позволяет находить новые оригинальные конфигурации прежних ресурсов и функций. Надстраиваемая ею коммуникация порождает новый смысл жизни народа, гарантирует новую увязку целей и средств, выдвигает новые критерии и основания власти и эффективность целедостижения.

В настоящее время, как в отечественной, так и мировой юридической науке судебная власть иногда приравнивается к так называемой осмотрительной власти (discretionarypower). В числе сторонников данной концепции К. Дэвис, Д. Галлиган, Дж. Венези, О.А. Папкова [14,c. 12]. Последняя, в частности, считает, что судебная власть - усмотрение, во-первых, ограничено юридическими нормами. Во-вторых, оно осуществляется только в процессуальной форме. В-третьих, судейское усмотрение должно быть мотивированным. В-четвертых, судейское усмотрение ограничено лишь выбором варианта решения. В-пятых, судейское усмотрение не более чем разновидность правоприменительной деятельности.

Как видим, феномен судебной власти многогранен. В то же время для него, как и власти вообще, характерны следующие аспекты.

Директивный, в соответствии с которым судебная власть понимается как реальное господство, имеющее материальное составляющее уже в силу того, что она является знанием целого народа, целой нации.

Технологический - совокупность социальных практик, позволяющих реализовать потенцию государственной власти в рамках разрешения конфликтных ситуаций.

Коммуникативный - судебная власть - это язык, понятный всем субъектам государственно-правовоговластеотношения.

В научной литературе судебная власть четко отграничена от авторитета, влияния, зависимости, воздействия, принуждения, насилия, произвола суда, имеется стройная и завершенная классификация функций судебной власти.

Принципы судебной власти. Современные идеи конституционного правового государства в Республики Казахстан диктуют целый ряд новых принципов, относящихся не только к деятельности и к организации самой власти, но и к ее взаимоотношениям с другими органами, организациями и ветвями власти; ее ресурсному обеспечению, статусу ее носителей, ее полномочиям и статусу актов, принимаемых органами судебной власти, и т.п. Такой вывод следует из объективных факторов казахстанской правовой действительности и потребностей правового развития в направлении построения правового государства. Исходным началом в формировании как комплексности (количества и системы действующих принципов), так и их содержания лежит базовый принцип самостоятельности судебной власти.[15.c. 6]

С позиций формирования конституционных основ судебной власти как самостоятельной ветви государственной власти исключительно важны идеи выявления, обоснования и нормативного закрепления основ инстанционного, функционального, ресурсного, компетенционного характера в сфере государственного властвования.

При этом все принципы взаимообусловлены и образуют единую систему, одни вытекают из других. Так, принципы, на которых организуется суд, не могут быть не связанными с принципами, положенными в основу его деятельности по рассмотрению конкретных дел, урегулированию социальных и иных конфликтов, имеющих правовой характер. Некоторые принципы имеют универсальное значение для организации и деятельности судов. Например, принцип самостоятельности суда должен быть основным ориентиром как при формировании судебных органов (они не должны быть организованы, в частности, при органах исполнительной или законодательной власти), так и непосредственно при осуществлении правосудия каждым судьей в конкретном деле). Выстраивание этой системы - сложный и неоднозначный процесс. Какие принципы важнее и являются системообразующими - вопрос, связанный и с идеологическими направлениями развития государственности и судебной власти, и с действующим нормативным регулированием и объективной реальностью - правовой практикой государственной системы.

Система принципов, в основе которой лежит системообразующий принцип самостоятельности судебной власти, соответствует всем названным параметрам в современном российском конституционном праве.

В современных исследованиях в сфере конституционно-правовых принципов, на которых основывается судебная власть, как правило, выделяются только одна или две категории принципов: принципы судоустройства и принципы судопроизводства, чаще всего используется простое перечисление и раскрытие содержания отдельных принципов, так или иначе относящихся к судебной власти.

При этом следует отметить, что в целом исследованию содержания принципов уделено довольно много внимания в современной правовой литературе. Одна из первых наиболее глубоких и полных работ по этой проблеме - монографическое исследование Н.М. Чепурновой, где автор раскрывает содержание основополагающих принципов организации и функционирования судебной власти, к числу которых относит: принцип законности, верховенства и прямого действия Конституции РК, принцип самостоятельности судебной власти, принципы независимости и неприкосновенности судей, принцип осуществления правосудия только судом, принцип несменяемости судей, принцип гласности, принцип равенства всех перед законом и судом, принцип состязательности и равноправия сторон, принцип участия граждан в осуществлении правосудия и сочетания коллегиального и единоличного порядка рассмотрения дел [16,c.57].  Принципы рассмотрены Н.М. Чепурновой только в их содержательном аспекте и не представлены в виде какой-либо системы, автор не выдвигает какой-либо основополагающей идеи, системообразующего принципа, раскрывая их как равнозначные.

Другой интересной работой является монография Е.Б. Абросимовой, в которой автор отмечает более десятка принципов судебной власти и разделяет их на институциональные и динамические, относя к первым универсальность правосудия, независимость суда, запрет на создание чрезвычайных судов и трибуналов, в какой-то степени принцип участия народа в отправлении правосудия. Все остальные принципы, по мнению Е.Б. Абросимовой, характеризуют осуществление судебной деятельности и относятся к динамическим [17,c.45].  К сожалению, предложенная система принципов также не раскрывает сущности судебной власти и тенденций ее развития в современном российской правовом пространстве.

Практически в каждой работе, посвященной основам о судебной власти, содержится часть, посвященная принципам. В книге В.М. Лебедева рассматривается ряд принципов судебной деятельности в качестве процессуальных гарантий справедливого правосудия, в их числе подробно анализируются беспристрастность суда, гласность, открытость судебного разбирательства, оперативность правосудия, состязательность и равноправие сторон, особые дополнительные требования к процедуре по уголовным делам, участие народа в отправлении правосудия [18, c.98]. 

В учебной литературе так же, как правило, дается определенный перечень принципов и тезисно раскрывается их содержание, в таких работах практикуются их классификации по различным основаниям. Так, Сапаргалиев Г.С. дают перечень конституционных принципов правосудия: осуществление правосудия только судом; независимость судей и подчинение их только Конституции Республикой Казахстан  несменяемость судей; неприкосновенность судей; открытое разбирательство дел в судах; осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон; финансирование судов из республиканского бюджета. Как видно из перечня, последний из названных принципов более относится к организации судебной власти, нежели к принципам правосудия [19,c. 114]

А.Е. Козлов классифицирует конституционные нормы и принципы, регулирующие судебную систему, на три группы: 1) принципы и нормы, определяющие взаимоотношения личности и судебной власти; 2) принципы организации судебной системы (осуществление правосудия только судом в соответствии с законом; единство судебной системы; сочетание профессиональных и непрофессиональных начал в осуществлении правосудия); 3) принципы функционирования судебной системы (независимость, несменяемость и неприкосновенность судей; гласность судопроизводства; состязательность и равноправие сторон в процессе) [20,c.67]

В периодической правовой литературе отмечается активное внимание к основополагающим началам судебной власти, чаще всего в статьях ученых и практиков раскрываются отдельные из них, либо принципы, относящиеся к отдельным видам судопроизводства. Изучение всего комплекса принципов, относимых в современной науке конституционного права к основам организации и деятельности государственной власти и правовых принципов в целом, идейных начал судебной власти, с принятием за основу позиции ее самостоятельности, тенденций развития государственных институтов в отечественной, зарубежных правовых системах и международном праве, выявляет довольно широкую и разноплановую систему основополагающих начал судебной власти.

Весь комплекс принципов в этой сфере можно распределить по критерию отнесения к основным признакам самостоятельности, обеспечиваемой: во-первых, запретом на внешнее вмешательство и, во-вторых, установлением в деятельности суда и внутрисистемном взаимодействии судов также начал невмешательства и обеспечения автономии воли судьи при осуществлении правосудия. Поэтому полагаем, что все основополагающие начала можно подразделить на:

а) принципы, определяющие начала внешней самостоятельности судебной власти, или идеи