Конституционно-правовая характеристика единства и разделения государственной власти

Государственная власть как разновидность социальной власти. Особенности государственной власти. Понятие виды и функции государственной власти и их взаимосвязь. Формы и способы осуществления государственной власти.

2015-09-18

128.24 KB

0 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

Введение……………………………………………………………………………...5

1 Государственная  власть  как  разновидность  социальной власти ………...….7

1.1 Понятие  государства:  основные  подходы  и  определения………………...7

1.2  Государство, государственная власть и гражданское общество:

соотношение понятий……………………………………………………………...11

2 Особенности государственной власти ………………………………….……....20

2.1Понятие, виды и функции государственной власти и их взаимосвязь…………………………………………………………………………20

2.2 Формы и способы осуществления государственной власти…..……............30

2.3 Легализация и легитимация государственной власти ……………………... 34

3 Конституционно-правовая характеристика единства и разделения государственной власти ……………………………….…..…….…....……….…39

3.1 Сущность государственной власти в функциональных и организационных аспектах…………………….……………………………………………………....39

3.2 Место судебной власти в системе государственной власти.…………..…....48

3.3 Органы прокуратуры в системе государственной власти

Республики  Казахстан …………………………………………..………………...53

Заключение……………………………………………………………………….…61

Список  использованных  источников…………………………………………….65


Введение

Актуальность выбранной темы, обусловлена с одной стороны большим интересом к теме понятие и особенности государственной власти в современной науке, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью. Почти весь объем внимания ученого сообщества достается политической, государственной власти, в связи, с чем складывается впечатление, что это единственное и всепроникающее властное явление. Остальные виды власти остаются в тени и их изучение гораздо менее востребовано в научно - исследовательском плане.

Феномен власти во все времена вызывал большой интерес у представителей практически всех гуманитарных наук. И это не удивительно, если принять во внимание, что достаточно не просто найти более распространенную форму человеческих отношений, но в то же время столь таинственную среди других механизмов социального взаимодействия. Редкие формы человеческого общения выступают предметом столь оживленных дискуссий и диаметрально противоположных оценок в их понимании, и именно к ним относится власть.

Государственная власть возникает одновременно с государством и является его неотъемлемым атрибутом.

В практике государственной власти стимулирование методами убеждения и принуждения необходимо в любое время и в любой сфере общественной жизни. Без них не создать предпосылок экономического роста, невозможны подлинная демократия, высокая культура и нравственность общества.

Государственная власть в правовом государстве не является абсолютной. Это обусловлено не только господством права, связанностью государственной власти правом, но и тем, как организована государственная власть, в каких формах и какими органами она осуществляется. Здесь необходимо обратиться к теории разделения властей. Согласно этой теории смешение, соединение властей (законодательной, исполнительной, судебной) в одном органе, в руках одного лица чревато опасностью установления деспотического режима, где невозможна свобода личности. Поэтому для того, чтобы предотвратить возникновение авторитарной абсолютной власти, не связанной правом эти ветви власти должны быть разграничены, разделены, обособлены. Данным утверждением и объясняется актуальность нашего исследования.

С помощью разделения властей правовое государство организуется и функционирует правовым способом: государственные органы действуют в рамках своей компетенции, не подменяя друг друга; устанавливается взаимный контроль, сбалансированность, равновесие во взаимоотношениях государственных органов, осуществляющих законодательную, исполнительную и судебную власть.

Принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную означает, что каждая из властей действует самостоятельно и не вмешивается в полномочия другой. При его последовательном проведении в жизнь исключается всякая возможность присвоения той или иной властью полномочий другой. Принцип разделения властей становится жизнеспособным, если он еще и обставляется системой «сдержек и противовесов» властей. Подобная система «сдержек и противовесов» устраняет всякую почву для узурпации полномочий одной власти другой и обеспечивает нормальное функционирование органов государства.

Целью дипломной работы является комплексное, системное исследование понятия государственной власти, а также конституционно-правовой характеристики единства государственной власти в Республике Казахстан.

Поставленная цель достигается при решении следующих задач:

-  дать общую характеристику органов государства и их классификации.  - провести анализ современной практики построения органов государственной власти в  разрезе их принадлежности к той или иной ветви государственной власти - законодательной, исполнительной и судебной.

-рассмотреть  органы государственной власти Республики Казахстан, дать конституционно-правовую характеристику.

Методологическая основа. В процессе разработки теоретических и научно-прикладных положений, постановки целей и решения указанных задач, автор руководствовался общенаучным диалектическим методом познания, а также частно-научными методами исследования: сравнительно-правовым, системно-структурным, формально-логическим, технико-юридическим, конкретно-социологическим, статистическим и методом правового моделирования.

Объектом настоящего исследования послужили общественные правоотношения, сформировавшие исторические, теоретические и организационно-правовые основы организации государственной власти в Республике Казахстан.

Предмет исследования составляет конституционно-правовая характеристика единства государственной власти в Республике Казахстан на стадиях их становления, исторического развития и современного состояния.

 Структура дипломной работы. Состоит из введения, 3 глав, заключения и списка использованных источников.


1 Государственная  власть  как  разновидность  социальной власти

1.1 Понятие  государства:  основные  подходы  и  определения

Сложившееся в науке многообразие теоретических представлений о социальной власти привело к множеству принципиально различных ее определений и пониманий. Действительно, социальная власть - это такой многогранный и всепроникающий феномен, проявления которого мы находим практически во всех сферах человеческой жизнедеятельности.

Ученые различных областей гуманитарного знания разрабатывают понятие социальной власти в частности, пытаются создать оригинальные теории социальной власти. В итоге сложилось большое количество подобных концепций, но к единому мнению по поводу понятия власти их авторы так и не пришли. Более того, данное понятие оказалось сущностное оспариваемым, что порождает прямо противоположные его трактовки.

Социальная власть есть общественная сила, выросшая на основе соглашения. Ее назначение состоит в точном выполнении обязанностей и функций, вытекающих из данного соглашения. В этом смысле социальная власть вторична по отношению к обществу, она - его порождение, носящее инструментальный характер и служащее средством упорядочивания общественных отношений [1. с. 45].

Социальная власть – одна из форм управления социальными процессами, при которой согласованность совместной деятельности многих людей достигается путем подчинения их единому руководящему началу; путем определяющего, доминирующего значения воли одних людей (субъектов власти) для воли других людей (объектов власти).

Категория «власть» имеет ряд родственных понятий.

Власть связывают с господством, под которым понимают принуждающее насилие, приказание. Директивный момент (навязывание своей воли в виде приказа) присутствует во власти как обобщенный символ (возможность применить насилие, наказание) и как реальная власть по отношению к тем, кто нарушил законы. С другой стороны, категория господства уже категория власти, т.к. власть может выступать в форме влияния и авторитета и не прибегать к насилию.

Власть может осуществляться в форме влияния. Но влияние по содержанию шире власти. Говорить о власти можно и в том случае, если это влияние не носит случайного характера, а наблюдается постоянно. Власть как влияние осуществляется либо в форме убеждения (воздействие на рациональный уровень сознания), либо в форме внушения, что предполагает использование особых приемов манипулирования (воздействие на подсознание) [2, с.89].

Авторитет рассматривается как возможная форма и источник власти. Авторитет – это руководство, добровольно признаваемое подвластными за субъектом власти права на власть в силу его моральных качеств или деловой компетенции.

Существует несколько классификаций социальной власти в зависимости от того, что считается основанием: область функционирования власти, объём прерогатив, субъект власти, режим правления и т.д.

1. По области функционирования: политическая, идеологическая, социальная, экономическая, юридическая, светская и духовная (религиозная);

2. по объёму прерогатив: государственная, международная, семейная и т.д.;

3. по объекту власти: общественная, классовая, партийная, личная;

4. по режиму правления: тоталитарная, деспотическая, бюрократическая, авторитарная, демократическая и др.;

5. по социальному типу: рабовладельческая, феодальная, буржуазная, социалистическая и т.д.

Одной из наиболее содержательных классификаций власти является её деление в соответствии с ресурсами, на которых она основывается, на экономическую, социальную, духовно-информационную, принудительную (которую часто называют политической в узком значении этого слова, хотя это не совсем точно) и политическую в широком, собственном значении этого слова [3, с.156].

Вопрос о происхождении государства в течении не одного столетия был предметом долгих дискуссий.  Одним из самых старых объяснений происхождения государства является теократическая теория, т.е. божественного происхождения, согласно которой государство, как форма общения, предписано человеку Богом. Существует юридическая формула: всякая государственная власть происходит от Бога, и все государи осуществляют свою власть как исполнители воли Божьей [4, с.45].

Иное объяснение дается государству с точки зрения теории договорного происхождения. Переход от естественного (догосударственного) состояния общества к государственному достигается сразу - путем соглашения, заключения договора, которым люди соединяются в одно государство и подчиняются тут же устанавливаемой государственной власти.

Наука знает и другие гипотезы происхождения государства, которые, как и вышеназванные, не подкрепляются данными исторической науки, рассматривающей государство как результат закономерного исторического развития.

Государство - продукт внутреннего развития общества, объективно нуждающегося в организационном оформлении. В различные эпохи в различных условиях государство выступает как организация для управления обществом, как механизм властвования.

Возникновение государства связано с разложением родового строя, появлением частной собственности, классовым расслоением общества и другими причинами.

Государство можно определить как “особую организацию политической власти общества, располагающую специальным аппаратом принуждения, выражающую волю и интересы господствующего класса или всего народа”.

Государство, его механизм (система государственных органов) не остаются неизменными. Государство изменяется вместе с изменением общества, политической формой организации которого оно является. Мы можем говорить об особенностях государственного механизма рабовладельческого, феодального, буржуазного общества и др. Это один подход к классификации государств; существуют и другие.

В основе классификации функций лежат сферы деятельности государства, т.е. те области общественных отношений, на которые оно воздействует. В зависимости от этого функции государства можно разделить на внешние и внутренние.

Внутренние функции - это основные направления деятельности государства в пределах данной страны. Они характеризуют внутреннюю политику государства. К внутренним функциям относятся охранительные и регулятивные.

Осуществление охранительных функций предполагает деятельность государства по обеспечению и защите всех закрепляемых и регулируемых правом общественных отношений. В этих целях государство обеспечивает правопорядок в обществе, равную защиту всем формам собственности, прав и свобод граждан, а также охрану окружающей природной Среды и так далее.

Осуществление регулятивных функций предполагает роль государства в организации общественного производства, развитии экономики страны, в создании необходимых условий для формирования личности. В этих целях государство осуществляет регулирование хозяйственной жизни в интересах человека и общества, заботясь о материальном благосостоянии и духовном развитии человека [5, с.78].

Внешние функции проявляются во внешнеполитической деятельности государства, в его взаимоотношениях с другими странами. К числу внешних функций относятся: взаимовыгодное международное сотрудничество, обеспечение обороны государства от нападения из вне и другие. “Внешнеполитическая  деятельность РФ основывается на признании и уважении государственного суверенитета и суверенного равенства всех стран, равноправия и невмешательства во внутренние дела, уважения территориальной целостности и нерушимости существующих границ, отказа  от применения силы и угрозы силой, экономических и других методов давления, уважения прав и свобод человека, включая права национальных меньшинств, добросовестного выполнения обязательств и других общепризнанных принципов и норм международного права. Термин «государство» в русском языке происходит от слова «государь» (князь, царь, обладающие властью). В сербском языке — «держава». Этот термин имеет место и в русском языке, используется обычно в торжественном, возвышенном смысле. Термином «держава» обозначается и символ высшей, державной власти русских монархов. Он представлял собой золотой шар с крестом наверху.

Следует отметить, что обобщающее понятие государства появилось в XVI в. Его ввел Н. Макиавелли, до этого использовались более конкретные понятия: полис (государство-город), княжество, королевство, герцогство, царство, империя и т. д. Впоследствии этими терминами стали обозначать преимущественно формы государства. Однако следует отметить, что и сам термин «государство» неоднозначен. Иногда с его помощью обозначается общество в целом, или страна как некое географическое пространство [6, с.179].

Государство в истории политической мысли понималось и определялось различным образом. И в современной научной литературе существуют разные подходы к его пониманию.

Юридический подход к государству состоит в том, что государство рассматривается как юридическое лицо, юридическая персонификация нации. Нормативист  Г.Кельзен рассматривает государство как воплощение права, персонифицированного права народа. Власть есть само право.

При классическом подходе к государству последнее понимается как совокупность трех элементов: власть, территория, население. Такой подход в общем никем не отрицается, ибо государство действует на определенной территории, оно — орудие политической власти, власть его распространяется на все население [7, с. 152].

Кибернетический подход к государству состоит в том, что оно рассматривается как определенная система, в рамках которой движется информация с прямыми и обратными связями. Такой подход, безусловно, отражает определенные реальности, связанные с государством, ибо осуществление власти в определенной мере есть движение информации в виде прямой связи государства с обществом — издание законов и иных обязательных правовых актов, обращенных к членам общества, я в виде обратной связи - информация о состоянии управляемых государством систем, процессов.

Социологический подход заключается в том, что государство - явление социальное, существует только в обществе, тесно с ним связано, им предопределено и т. д.

Особое место занимает марксистское понимание государства. Марксизм рассматривает государство как особую организацию, выделившуюся из общества в результате разделения общественного труда. Марксизм подчеркивает классовую сущность государства, видит в государстве орудие господства одного класса над другим, как правило, экономический господствующего. С помощью государства этот класс становится не только экономически, но и политически господствующим. К. Маркс и В. Ленин зачастую использовали метафорическое выражение: государство — «машина для подавления одного класса другим». Это орудие диктатуры определенного класса. Социалистическое же государство - орудие диктатуры пролетариата как власти большинства. В нынешнем веке взгляды марксизма на социалистическое государство претерпели изменения. Был сделан вывод о перерастании диктатуры пролетариата в общенародное государство, а впоследствии марксизм воспринял и концепцию правового государства.

Все теории видят  главную задачу современной государственности - в создании в рамках закона разнообразных социальных благ для всех членов общества с учетом возможностей каждого (Ростоу, Хекшнер, Берне, Джонс и др.) [8, с.155].

Взгляды на социальное назначение государства определяются теми объективными условиями, которые характерны для данного уровня развития общества. С их изменением меняются и воззрения на социальное назначение государства. Вместе с  тем на содержание деятельности государства в отдельные исторические, периоды существенное влияние оказывают и. субъективные факторы. К  ним относятся, прежде всего, истинность определенной теории, ее универсальность, способность предвидеть историческую перспективу, возможные изменения общественной жизни, ее реализация в практике государственного строительства.

1.2 Государство, государственная власть и гражданское общество:

соотношение понятий

Государство и государственная власть находятся в тесной взаимосвязи. И эта взаимосвязь не сводится к тому, что государственная власть выступает одним из существенных признаков, отличающих государство от других социальных структур человеческого общества, негосударственных организаций, религиозных, профессиональных, партийных.

В широком, философском плане взаимосвязь государства и государственной власти можно рассматривать как соотношение формы и содержания. “Государство олицетворяет материальную силу государственной власти, которая не может осуществляться без соответствующего государственного механизма. Поэтому органы государства выступают основными орудиями власти, материальным ее выражением. Государственный орган, являясь основным структурным элементом государственного механизма, составной частью государственного аппарата, выступает в то же время в качестве официального выразителя государственной власти” [9, с. 23].

В правовом государстве система государственной власти основана на принципе разделения властей, на верховенстве права. Верховенство права означает, что государственные органы связаны правом, то есть действуют в строгом соответствии с Конституцией, законами, в рамках своей компетенции, в пределах тех государственно-властных полномочий, которыми они наделяются для выполнения стоящих перед ними задач. Власть подчинена праву.

В демократическом государстве государственная власть исходит от народа. Именно народ признается единственным источником государственной власти. Но выразителем воли народа, непосредственным как бы носителем государственной власти выступает государство как официальный представитель всего общества. Народ вправе и сам, непосредственно выражать свою государственную волю, осуществлять принадлежащую ему власть, например, путем референдума, то есть всенародного голосования по какому-либо вопросу государственной или общественной жизни.

“Государство и государственная власть оказывают свое упорядочивающее, регулирующее действие практически на все основные сферы жизни человеческого общества” [10, с.144]. Но общество не может быть сведено лишь к государственным формам его организации. Наряду с государственными структурами в обществе существуют и иные формы объединения и совместной деятельности людей, которые оказывают не менее важное влияние на их жизнь. Речь идет о гражданском обществе, которое включает “организацию и деятельность общественных организаций, политических партий, профсоюзов, творческих ассоциаций, религиозных объединений, а также сферу экономики (собственность, труд, предпринимательство), сферу воспитания, образования, науки и культуры, семью как первичную основу человеческого общежития, систему средств массовой информации” [11, с.178].

Таким образом, совокупность общественных отношений и институтов, охватываемых понятием гражданского общества, определяют во многом важнейшие основы жизнедеятельности человека в обществе и государстве, служат удовлетворению его разнообразных потребностей. При этом надо иметь в виду, что "гражданское" не просто прилагательное, к термину "общество". Оно возможно лишь тогда, когда складываются отношения, предполагающие активное проявление творческих возможностей личности во всех сферах социальных связей: экономической, политической, духовной.

Государство оказывает влияние на гражданское общество, его структуры. Но вместе с тем оно испытывает и обратное влияние. Например, правотворческая деятельность государства, работа органов народного представительства тесно взаимосвязаны с деятельностью политических партий, общественных организаций граждан. Можно заключить, что нормальная и эффективная работа государственного механизма, всей организации политической власти общества невозможна без развитого гражданского общества, выступающего своеобразным посредником, важным звеном между личностью и государством. “Гражданское общество выступает той социальной средой, где реализуется большинство прав и свобод граждан и их объединений” [12, с. 158]. Демократическое, правовое государство служит интересам личности и общества. Поэтому гражданское общество предполагает тесное сбалансированное взаимодействие государственное и негосударственных организаций.

Гражданское общество выступает основой для обеспечения реальной демократии и свободы личности, является противовесом государственной власти. В связи с этим вопрос о соотношении государства и гражданского общества - одна из наиболее сложных проблем юриспруденции. Соответствующая проблематика активно обсуждается в научной юридической литературе, хотя следует обратить внимание, что правовая сущность гражданского общества еще не достаточно проработана.

Гражданское общество - феномен с развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими отношениями между его членами, взаимодействующее с государством, общество граждан высокого правового, социального, экономического и морального статуса, создающих с государством развитые правовые отношения. Отсюда методология теоретико-правового анализа гражданского общества, которая охватывает все стороны жизни, такие как процессы достижения свободы, равенства, справедливости и других человеческих ценностей. Только в условиях господства права гражданское общество создает реальные возможности для самореализации личности, установления оптимальной меры государственного воздействия на общественные процессы, воплощения в жизнь прав и свобод человека, обеспечения правопорядка. Право является тем социальным институтом, который наиболее очевидно накапливает положительный опыт разумной организации всей совокупности общественных отношений. Правовой аспект анализа гражданского общества заключается в том, чтобы выявить логику гражданско-правовой действительности, ее становления и изменения. Важно объективно представить конкретное содержание правовой области и правовой системы общества и ее элементов.

Правовая сущность гражданского общества как социального явления развивается в контексте всего исторического процесса в качестве одной из его сторон. Это позволяет позитивно решать проблематику гражданского общества как правового феномена, тем более, что право и все его элементы, в основном, исследуются средствами юридической науки. С позиций юриспруденции дается определение роли права в обеспечении жизнедеятельности гражданского общества, исследуются структура правовой действительности, методологические проблемы функционирования правовой системы гражданского общества.

Изучение гражданского общества в правовом контексте неразрывно связано с вопросом о государстве. Речь идет об установлении эффективных способов и каналов связи. Интерес в этой связи представляет характер взаимоотношений государства и гражданского общества. В русле традиций западных демократий государство и гражданское общество выступают в качестве равноправных партнеров, что закрепляется как в теоретическом плане, так и в общественном сознании.

Теоретическое осмысление представленного вопроса, его понятийно-категориальное содержание подчеркивает естественную необходимость формирования правовой теории гражданского общества. Размышляя о ее развитии применительно к российским условиям, важно осознать, ориентирована ли она на проблематику правового государства в национальном или межнациональном обществе. Перед российским государством стоит задача создания условий для формирования такого гражданского общества, которое бы учитывало особенности национального и мирового опыта формирования демократического гражданского общества и правового государства.

В отечественной науке советского периода понятие «гражданское общество» долгое время вообще не употреблялось при анализе общественных отношений. Только в 80-х годах понятие «гражданское общество» вводится в научный оборот, хотя отечественная наука далеко не сразу оказалась готовой к грамотному его освоению. Вне поля зрения большинства ученых оказались вопросы правового изучения гражданского общества, его взаимодействия с государством и правом. Это в немалой степени было связано с господством формационного видения развития общества и государства. Хотя именно общецивилизационный подход, являющийся методологической основой концепции гражданского общества, показал свою несомненную ценность уже тем, что в рамках теории гражданского общества в истории общественно-правовой мысли XVII-XX веков было сформулировано немало жизнеспособных гражданско-правовых идей, состоятельность которых подтвердилась развитием всей последующей европейской цивилизации.

В сознании российских граждан глубоко укоренилось убеждение в необходимости сильного государства. Государственный склад ума стал отличительной чертой русской ментальности. В своем высказывании А. Грамши отметил данную особенность следующим образом: "На Востоке (и в России) государство было всем, гражданское общество находилось в первичном, аморфном состоянии. На Западе между государством и гражданским обществам были упорядоченные взаимоотношения, и, если государство начинало шататься, тотчас выступала наружу прочная структура гражданского общества. Государство было лишь передовой траншеей, позади которой была прочная цепь крепостей и казематов"[13, с. 56]. Без государства (государственных органов и иных институтов государственной власти) не существовало бы гражданского общества (его институтов) в его современном понимании. Ведь гражданское общество обретает силу и способность к развитию именно во взаимодействии (диалоге и партнерстве) или противостоянии (конфликте) с государством, что отнюдь не означает, что институты гражданского общества функционируют по своим законам, отличным и не зависящим от национальной системы законодательства, политического режима [14, с.112]. Вместе с тем гражданское общество не может оставаться гражданским, если политическими методами в него не привносится порядок. Только государственная власть - государство, управляемое посредством легитимной верховной власти с помощью действующего в стране законодательства, может стать эффективной защитой от несправедливостей самого гражданского общества и синтезировать его частные интересы во всеобщее политическое сообщество [15, с.96].

Гражданское общество, думается, можно инициировать "сверху", но нельзя создать директивным указом, ибо в основании гражданского общества заложен динамизм экономики, развивающихся в стране экономических отношений. Динамично развивающаяся экономика несовместима с тотальной централизацией власти; она более отвечает гражданскому обществу, с его модульными возможностями перекомпоновки своих структурных образований в соответствии с конъюнктурой рынка и рыночных отношений.

Прежде чем анализировать формы взаимодействия гражданского общества и государства в России, обратимся к зарубежному опыту. Современная доминирующая западная концепция гражданского общества определяет его соотношение с государством как формы взаимодействия людей, которые направлены на политическую сферу (выработку общих решений), но в политическую сферу эти формы не включены. Именно так, например, поступает Э. Арато, который вслед за А. де Токвилем различает гражданское и политическое общества, подчеркивая, что "стабилизация демократии и ее будущие перспективы демократизации зависят от развития комплексной и обоюдной связи между гражданским и политическим"[16, с.103]. Аналогичным образом он проводит различие между экономическим обществом и чисто экономическими ассоциациями, отграничивая то и другое от политического общества, выделяемого на основе прав в области коммуникации, а также от гражданских ассоциаций и движений [17, с.122].

Одновременно с неокоммунитарной концепцией на Западе стала созревать несколько иная вариация соотношения государства и гражданского общества, идеологически представленная в доктрине контрактуализма [18, с. 79]. Согласно концепциям контрактуализма задача государства состоит в том, чтобы охранять гражданское общество, императивно устанавливая пределы правового пространства функционирования его институтов. Однако при таком подходе возникает много актуальных вопросов: кто будет контролировать, насколько хорошо или плохо государство (сторож) охраняет это самое гражданское общество? Как привлечь к ответственности сторожа за невыполнение им своих обязанностей? Кто должен привлекать (насколько он должен быть компетентен в этом вопросе)? Если этот сторож настолько могущественен (государство обладает большим государственно-управленческим аппаратом и финансовыми возможностями), то можно ли с него вообще что-то спросить?

Существует и другой подход - возвышения гражданского общества над государством (Т. Пейс и Т. Пейн). Особенно ярко эта позиция выражена Т. Пейсом, для которого государство есть просто необходимое зло, и чем меньше будет сфера его воздействия, тем лучше. В более умеренной форме эта точка зрения характерна для А. Токвиля и Дж. С. Милля. Как представляется С.В. Калашникову, с мнением которого трудно не согласиться, приведенные выше позиции являются крайностями. В реальной жизни государство и общество были и остаются довольно тесно связанными:  и в государстве, и в гражданском обществе добро и зло давно перепутаны и взаимопереплетены [19, с.157].

Еще один подход, выражающийся в том, что государство - всего лишь средство ("правовой мостик") достижения гражданского общества, нашел свое отражение в высказываниях И. Канта, который главной проблемой для всего человечества считал "достижение всеобщего правового гражданского общества", полагая, что только в обществе, в котором его членам предоставляется величайшая свобода, может быть достигнута величайшая цель природы - развитие всех задатков, заложенных в человеке; при этом природа желает, чтобы этой цели, как и всех других, оно само достигало. "Вот почему такое общество, в котором максимальная свобода под внешними законами сочетается с непреодолимым принуждением, т.е. совершенно справедливое гражданское устройство, должно быть высшей задачей природы для человеческого рода, ибо только посредством разрешения и исполнения этой задачи природа может достигнуть остальных своих целей в отношении нашего рода" [20, с.251].

Ведя речь о свободе, И. Кант уделяет особое внимание праву, без которого гражданское общество не может существовать и полноценно развиваться, а также государству, призванному упорядочить возникающие внутри него общественные отношения путем установления (принятия) законов [21, с.193]. Как верно отмечает Е.С.Строев, анализируя наследие И.Канта, посвященное гражданскому обществу, эффективное государство, способное отвечать на вызовы сегодняшнего и завтрашнего дня, немыслимо без той обширной совокупности социальных связей, которую ученые называют "гражданским обществом": "Мы, практики государственного управления, обычно понимаем под гражданским обществом систему негосударственных социальных институтов и отношений, являющихся продуктом свободной, добровольной деятельности людей и групп и служащих для реализации как частных, так и групповых интересов и потребностей" [22, с.118].

Категория "гражданское общество", отличная от понятий государства, семьи, племени, нации, религиозной и других общностей, обстоятельно разработана в "Философии права" Гегеля, который, с одной стороны, критически воспринимает ранее проработанное предшественниками, а с другой - вносит принципиально новые элементы в рассмотрение диалектики оппозиции "гражданское общество - государство", формулируя основы этатистской теории гражданского общества и доказывая, что государство является гарантом гражданского общества [23, с.201].

Интерес Гегеля к правовой проблематике институционализации гражданского общества ярко выражен в концептуальном постижении целостного развития идеи свободного духа в бытии личности. В общей мировой схематике, включающей стадии развития абсолютной идеи, природы и духа, право относится к последнему члену "супертриады". В свою очередь, эволюция духа раскладывается на ступени субъективного, объективного и абсолютного духа, каждая из которых развивается по тому же триадическому принципу. Вторая ступень, т.е. объективный дух, дает триаду права: право в узком смысле (абстрактное право), моральность и нравственность.

Действительность права - это мир восхождения нравственности к самой себе через абстрактное право и моральность. Абстрактное право охватывает значительную часть вопросов цивилистики (собственность, договор), а также преступления и наказания ("неправо") [24, с.57]. Моральность начинается с субъективной стороны состава преступления (умысел и вина) и переходит в аксиологические категории, традиционно рассматриваемые в философии морали (намерение и благо, добро и совесть). К завершающей стадии, нравственности, относятся семья, гражданское общество и государство [25, с. 118].

У Гегеля гражданское общество находится где-то "посредине между семьей и государством"; последнее определяется как "политическое тело" и как бы опекает гражданское общество. Государство представляет собой более высокую ступень, нежели институты гражданского общества. Примерно таков же подход к данной проблеме И. Бентама, Ж. Сисмонди, Л. фон Штейна. Но существует и другая тенденция - возвышение гражданского общества над государством (Т. Спенс, Т. Ходжскин, Т. Пейн) [26, с.28]. Она особенно ярко выражена Т. Пейном, для которого государство есть просто необходимое зло, и чем меньше сфера его воздействия, тем лучше. В умеренной форме эта позиция характерна также для А. Токвиля и Дж. С. Милля.

Обе названные позиции все же являются крайностями, и в них упускаются различные аспекты (материальный и даже этический) взаимодействия общества и государства, что подчеркивают отечественные авторы, в частности С. Перегудов, хотя само разделение государства и гражданского общества  как два неких идеал-типов [27, с. 110].

Во-первых, генетически: в европейской истории гражданское общество и государство взаимно создавали друг друга. Так, королевская власть способствовала автономии городов, а гражданское общество было одним из главных факторов строительства демократического государства. Во-вторых, в смысле корреляции друг с другом. Ибо не только гражданское общество осуществляло действенный контроль над государством (в том числе демократическим), но и государство умеряло частные или корпоративные интересы гражданского общества. Обе функции были равно необходимы.

Своеобразным продолжателем гегелевской этатистской традиции стал К. Маркс, который аргументировал неизбежный распад буржуазного гражданского общества. Закономерность этого распада продиктована бесперспективностью капиталистического пути, который к середине XIX в. стал тормозом развития производства. В период своего перехода от гегельянства к материализму К. Маркс, критикуя подход Гегеля, писал: "В действительности семья и гражданское общество составляют предпосылки государства, именно они являются подлинно деятельными; в спекулятивном же мышлении все это ставится на голову" [28, с. 213]. Причем для марксизма характерна экстраполяция подобных представлений о месте и значении гражданского общества в его соотношении с государством на все предшествующие эпохи.

"Гражданское общество, - подчеркивали К. Маркс и Ф. Энгельс, - обнимает все материальное общение индивидов в рамках определенной ступени развития производительных сил. Оно обнимает всю торгово-промышленную жизнь данной ступени и постольку выходит за пределы государства и наций, хотя, с другой стороны, оно опять-таки должно выступать вовне в виде национальности и строиться внутри в виде государства".

Гражданское общество можно инициировать сверху, но нельзя создать директивным указом, ибо в основании гражданского общества заложен динамизм экономики. Правда, это рождает иллюзию того, что авторитарной системе все подвластно, что на базе абсолютного управления экономикой и рыночными отношениями якобы можно создать и гражданское общество. По форме, может быть, и можно, но только не по содержанию [29, с. 203].

В истории становления и развития этого тандема можно выделить этапы, где принцип паритета и форма мирного сосуществования уступали место принципу приоритета и форме экспансии по отношению к другому. В историческом плане равновесие скорее исключение, чем правило. Индустриальный тип общества, основанный на базе материального производства и рынка, оптимально может существовать и развиваться только на основе заявленного симбиоза государства и гражданского общества. Если институт государства блокирует возможности этого тандема, подрывает устои гражданского общества, то реальностью становится модель тоталитарного режима.

Гражданское общество заявляет о себе как естественная форма оппозиции авторитету власти. Нормой гражданского общества является подчинение индивида договорным отношениям. Только в гражданском обществе индивид обретает статус субъекта свободы, освобождаясь от статуса быть заложником чужой политической воли, объектом манипулирования. При всей кажущейся предпочтительности гражданского общества по сравнению с государством нужно исходить не из абстрактных пожеланий сделать общественную жизнь более человечной, а принимать во внимание законы истории и специфику развития конкретного общества.

Гражданское общество возникает там и только тогда, где и когда институт государства не в состоянии оптимально выполнять функции регламента общественных отношений, где созрели предпосылки гражданского компромисса и мировоззренческого плюрализма, где складывается совокупность общественных институтов, имеющих собственный статус и способных к равноправному диалогу с институтом государства, способных противостоять политической экспансии государства, быть его противовесом, сдерживать его стремление к монополии, противостоять превращению из системы обеспечения развития общества в систему самообеспечения.

В условиях становления и развития новоевропейской цивилизации вполне реален подданный государства, который, принимая нормы общественного порядка, оказывается между волевым императивом прав человека и управленческой целесообразностью бюрократии. Воля "винтика" входит в противоречие с волей "госмашины", когда в повседневности права отдельного человека нарушаются ради сохранения конституционных прав абстрактного человека. И только через гражданское общество открывается возможность если не преодолеть отмеченное противоречие, то хотя бы сгладить его остроту.


2 Особенности государственной власти

2.1 Понятие, виды и функции государственной власти и их взаимосвязь

Государственная власть - фундаментальная категория государствоведения и самый труднопостижимый феномен общественной жизнедеятельности людей.

В понятиях «государственная власть», «властеотношения» преломляются важнейшие стороны бытия человеческой цивилизации, отражается суровая логика борьбы классов, социальных групп, наций, политических партий и движений. Не случайно проблемы власти волновали в прошлом и волнуют ныне учёных, богословов, политиков, писателей.

Государственная власть является отчасти социальной властью. Вместе с тем она имеет немало качественных особенностей, важнейшая особенность государственной власти заключена в её политической и классовой природе. В научной и учебной литературе термины «государственная власть» и «политическая власть» обычно отождествляются. Такое отождествление, хотя и не бесспорно, допустимо. Во всяком случае государственная всегда является политической и содержит элементы классовости.

Основоположники марксизма характеризовали государственную (политическую) власть как «организованное насилие одного класса для подавления другого»[30, с.228]. Для классово-антагонистического общества такая характеристика в общем и целом верна. Однако любую государственную власть, тем более демократическую, вряд ли допустимо сводить к «организованному насилию». В противном случае создается представление, что государственная власть – естественный враг всему живому, всякому творчеству и созиданию. Отсюда неизбежно негативное отношение к органам власти и лицам, её олицетворяющим. Отсюда и далеко не безобидный социальный миф о том, что всякая власть – зло, которое общество вынуждает терпеть до поры до времени. Этот миф является одним из разного рода проектов свертывания государственного управления, вначале умаления роли, а затем и уничтожения государства.

Между тем функционирующая на научной основе подлинно народная власть – великая созидательная сила, обладающая реальной возможностью управлять действиями и поведением людей, разрешать социальные противоречия, согласовывать индивидуальные или групповые интересы, подчинять их единой властной воле методами убеждения, стимулирования, принуждения.

Особенностью государственной власти является и то, что её субъект и объект обычно не совпадают, властвующий и подвластные чаще всего отчётливо разделены. В обществе с классовыми антагонизмами властвующим субъектом выступает экономически господствующий класс, подвластными - отдельные лица, социальные, национальные общности, классы. В демократическом обществе возникает тенденция сближения субъекта и объекта власти, ведущая к их частичному совпадению. Диалектика этого совпадения состоит в том, что каждый гражданин является не только подвластным; как член демократического общества он в праве быть индивидуальным первоносителем и источником власти. Он имеет право, да и должен активно участвовать в формировании выборных (представительных) органов власти, выдвигать и выбирать кандидатуры в эти органы, контролировать их деятельность, быть инициатором их роспуска, реформирования. Право и долг гражданина – участвовать в принятии государственных, региональных и других решений через все виды непосредственной демократии. Словом, при демократическом режиме нет и быть не должно только властвующих и только подвластных. Даже высшие органы государства и высшие должностные лица имеют над собой верховную власть народа, являются одновременно объектом и субъектом власти.

Вместе с тем и в демократическом государственно-организованном обществе полного совпадения субъекта и объекта нет. Если демократическое развитие приведёт к такому (полному) совпадению, то государственная власть утратит политический характер, превратится в непосредственно общественную, без органов государства и государственного управления [31, с. 59].  

Государственная власть реализуется через государственное управление – целенаправленное воздействие государства, его органов на общество в целом, те или иные его сферы (экономическую, социальную, духовную) на основе познанных объективных законов для выполнения стоящих перед обществом задач и функций.

Ещё одна важнейшая особенность государственной власти состоит в том, что она проявляется в деятельности государственных органов и учреждений, образующий механизм (аппарат) этой власти. Она потому и называется государственной, что её практически олицетворяет, приводит в деятельности, претворяет в жизнь прежде всего механизм государства. Видимо, поэтому государственную власть часто отождествляют с органами государства, особенно высшими. С научной точки зрения такое отождествление недопустимо. Во-первых, государственную власть может реализовать сам властвующий субъект. Например, народ через референдум и другие институты непосредственной (прямой) демократии принимает важнейшие государственные решения. Во-вторых, политическая власть изначально принадлежит не государству, его органам, а либо элите, либо классу, либо народу. Властвующий субъект не предает органам государства свою власть, а наделяет их властными полномочиями [32, с. 118].

Государственная власть может быть слабой или сильной, но, лишенная организованной силы, она теряет качество государственной власти, так как становиться неспособной провести волю властвующего субъекта в жизнь, обеспечить законность и правопорядок в обществе. Государственную власть не без оснований называют центральной организацией силы. Правда, любая власть нуждается в силе авторитета: чем глубже и полнее власть выражает интересы народа, всех слоев общества, тем больше она опирается на силу авторитета, на добровольное и сознательное подчинение ей. Но пока существует государственная власть, будут у неё и предметно-материальные источники силы – вооруженные организации людей или силовые учреждения (армия, полиция, органы государственной безопасности), а также тюрьмы и другие принудительные вещественные придатки. Организованная сила обеспечивает государственной власти принудительную способность, является её гарантом. Но она должна направляться разумной и гуманной волей властвующего субъекта. Применение всей наличной сила имеет безусловное оправдание при отражении агрессии извне или пресечении преступности.

Таким образом, государственная власть есть концентрированное выражение воли и силы, мощи государства, воплощенное в государственных органах и учреждениях. Она обеспечивает стабильность и порядок в обществе, защищает его граждан от внутренних и внешних посягательств путём использования различных методов, в том числе и государственного принуждения и военной силы. Решая стоящие перед ней задачи, государственная власть непрерывно воздействует на общественные процессы и сама выражается в особом виде отношений – властеотношения, образующих своеобразную политико-правовую ткань общества.

Как и любые отношения, властеотношения имеют структуру. Сторонами данных отношений выступают субъект государственной власти и объект власти (подвластные), а содержание образуют единство передачи и подчинение (добровольное или принужденное) последних этой воле.

Субъектом государственной власти, как уже отмечалось, могут быть социальные и национальные общности, классы, народ, от имени которого действуют органы государства. Объектом власти являются индивиды, их объединения, слои и общности, классы, общество.

Суть властеотношений заключается в том, что одна сторона – властвующий – навязывает свою волю, обычно возведенную в закон и юридически обязательную, другой стороне – подвластным, направляет их поведение и действия в русло, определенное правовыми нормами. Методы, обеспечивающие доминирование воли властвующего субъекта, зависят от интересов и волевой позиции сторон. Если интересы и воля властвующего субъекта и подвластных совпадают, что возможно в демократических государствах, то властеотношения не могут реализоваться, без внешнего воздействия. Если власть уважается народом, то используется метод убеждения, но если же интересы и воля сторон в чем-то расходятся, то уместны и эффективны методы убеждения, стимулирования, согласования (компромиссы). В тех же случаях, когда позиции властвующего и подвластных противоположны и непримиримы, используется метод государственного принуждения.

Государство для выполнения своих функций создает систему государственных органов (механизм государства), которые в совокупности всех органов образуют государственный аппарат. Он представляет собой надлежаще организованный, четко слаженный сложный политический механизм, который включает в свой состав многочисленные и разнообразные органы. Каждый из органов имеет определенную структуру, полномочия, задачи и цели, на достижение которых направлена их деятельность, и действует в строго определенных рамках [33, с.119].

В широком смысле государственный аппарат охватывает все органы государства, включая представительные органы, судебные и управленческие. В узком смысле под государственным аппаратом понимаются только органы государства, наделенные административной властью, то есть управленческие и исполнительные органы.

Для органов государства характерны следующие признаки, которые позволяют отличать их от других органов:

правовая основа деятельности, т.е. организация, структура, функции, задачи и цели, компетенция государственных органов определяется действующим законодательством; наличие властных полномочий, в том числе применения в необходимых случаях принуждения.

Государственная власть отличается от иных видов социальной власти наличием двух отличительных черт (которые и предопределяют ее признаки):

1. Монополия на издание общеобязательных велений;

2. Монополия на применения государственного принуждения

Любое общество нуждается в управлении, согласовании деятельности разных людей и социальных групп ради достижения общих целей. Власть – одна их основных форм управления, которая отличается от других тем, что осуществляется путем подчинения одних людей другими. Подчинение связано с возможностью применения к управляемым принуждения как необходимого признака власти.

   Власть – одна их форм управления социальными процессами, при которой согласованность совместной деятельности многих людей достигается путем подчинения их единому руководящему началу; путем определяющего, доминирующего значения воли одних людей (субъектов власти) для воли других людей (объектов власти).

Особенно актуальна проблема взаимодействия властей. Многие считают важнейшей среди всех властей экономическую власть, власть собственников средства производства и других общественных богатств. В рыночном обществе, где почти всё имеет цену и денежное выражение, подавляющее большинство СМИ принадлежит крупным собственникам. Деньги оказывают сильное влияние на проведение избирательных компаний и итоги выборов, широко используются для подкупа политиков. Концентрация экономической власти у крупных собственников создаёт опасность установления плутократии - прямого политического правления небольшой группы богатеев. В современных западных демократиях всевластие крупного капитала сдерживается конкуренцией между собственниками, политическим влиянием среднего класса, демократическим государством и общественностью.

Политическая власть, испытывая сильное воздействие власти экономической, достаточно самостоятельна и способна иметь над ней первенство, подчинять её своим целям. В определённых условиях доминирующее влияние на общество может оказывать власть информационная. Её монополизация определённой группировкой может обеспечить ей победу на выборах и длительное сохранение своего господства в обществе, невзирая на неэффективность экономической и иной политики [34, с. 120].

Во взаимодействии различных властей в обществе имеет место так называемый кумулятивный эффект - усиливающееся накопление власти. Он проявляется в том, что богатство повышает шансы на вхождение в политическую элиту и доступ к СМИ и образованию; высокая политическая должность способствует накоплению богатства, доступа к знаниям и информационного влияния; последние же, в свою очередь, улучшают возможности занятия лидирующих политических позиций и повышения дохода.

Законодательная власть основывается на принципах конституции и верховенства права, формируется путём свободных выборов. Законодательная власть вносит поправки в конституцию, определяет основы внутренней и внешней политики государства, утверждает госбюджет, принимает законы, контролирует их исполнение. Законы обязательны для всех исполнительных органов власти и граждан. Верховенство законодательной власти ограничено принципами права, конституцией, правами человека. Законодательные органы находятся под контролем избирателей посредством системы народного представительства и свободных демократических выборов и в системе с другими органами власти - судебными и исполнительными.

Исполнительно-распорядительная власть по сравнению с законодательной отличается большим динамизмом, восприимчивостью к общественной жизни. Исполнительную власть осуществляет правительство, которое решает множество вопросов, в том числе в сфере хозяйствования, планирования, культуры, образования, финансирования, обеспечения повседневного быта и нужд населения и т.д. Особенность состоит в том, что исполнительная власть на только исполняет законы, но и сама издаёт нормативные акты или выступает с законодательной инициативой. Ещё одна особенность этой власти проявляется в том, что при всём желании её функции невозможно вместить даже в такие обширные понятия, как исполнение законов и правоприменение. В круто меняющейся обстановке она должна оперативно принимать меры по своему усмотрению. Отличительная черта её состоит в том, что она осуществляет свою деятельность преимущественно «за закрытыми дверями». В силу этого обстоятельства, при отсутствии надлежащих сдержек, исполнительная власть неизбежно подминает под себя и законодательную власть, и судебную. Чтобы не допустить этого нужны особые меры.

Исполнительно-распорядительная власть должна быть основана на законе и работать в рамках закона. Она не имеет права присваивать себе полномочия и требовать от граждан исполнения каких-либо обязанностей, если это не предусмотрено законом. Её сдерживание достигается посредством регулярной подотчётности и ответственности перед народным представительством, которое имеет право контроля за деятельностью исполнительной власти.

Судебная власть включает учреждения, которые представляют самостоятельную структуру государственной организации. Состояние судебной власти, отношение к ней в обществе, направления её развития оказывают существенное воздействие на все стороны жизни общества. Каждый человек должен иметь твёрдую уверенность в том, что его обращение в судебной власти будет завершено справедливым решением, ибо защита прав и свобод человека, разрешение конфликтов и споров цивилизованными средствами – норма правового государства. В принципе, суд не является репрессивным органом, ибо он призван быть защитником права, пресекая правонарушения.

Судебная власть воздействует на законодательную и исполнительную. Законодательная власть контролируется через систему судов (Верховный суд, Конституционный суд). Так, с помощью Конституционного суда в стране обеспечивается конституционность не только подзаконных актов, но и самих законов.

Государственная власть имеет возможность законно применять принуждение. Государственная власть может разрешить, приостановить, запретить, признать ничтожным проявление любой иной власти на своей территории.

Государственная власть проявляется вовне в виде особого аппарата, в котором все органы связаны между собой иерархической соподчиненностью. Это внешняя сторона структурированности. Кроме этого, каждый орган имеет определенную жесткую структуру: состоит из органов и должностных лиц, связанных между собой иерархической соподчиненностью. Это внутренняя структура органов государства означает внутреннюю сторону структурированности государственной власти.

Государственная власть имеет особые каналы для передачи своих велений, которых нет у иных властей (право, законодательство) и особые средства воздействия на население, которых нет и иных властей (систему исправительных учреждений, милицию, внутренние войска и т. д.).

Государственная власть - всегда авторитет. Авторитет определяется различными факторами, чаще всего - это насилие, принуждение, но может быть и подлинный авторитет (подробнее об этом - при характеристике легитимности государственной власти) [35, с. 115].

Государственная власть связана с правом, она обладает монополией на правотворческую деятельность, а право - самый эффективный регулятор общественных отношений. Именно этим государственная власть и отличается от других видов социальной власти.

Процессы децентрализации государственных функций в Казахстане.

Казахстан как и другие страны СНГ - получил в наследство от бывшего Советского Союза централизованную систему управления государством, экономикой, обществом. В первые годы после обретения в 1991 году независимости перед республикой стояли такие приоритетные задачи как строительство основ государства, укрепление суверенитета страны, сохранение территориальной целостности. На данном этапе централизация государственной власти была оправданной.

Но в перспективе излишняя централизация власти только сдерживала бы дальнейшее развитие страны и создала бы опасность стратегического отставания от ближайших соседей. В своем послании народу Казахстана Президент страны Н.Назарбаев одним из основных принципов стратегии формирования системы государственного управления определил децентрализацию государственных функций от центра к регионам.

Согласно Конституции Республики Казахстан, принятой на республиканском референдуме в 1995 году, в нашей стране признается местное государственное управление и самоуправление. Местное государственное управление осуществляется местными представительными и исполнительными органами, которые ответственны за состояние дел на конкретной территории [36, с. 96].

Местные представительные органы - маслихаты - являются выборными органами. Местный исполнительный орган возглавляет аким соответствующей административно-территориальной единицы, являющийся представителем Президента и Правительства Республики. Акимы областей, городов республиканского значения и столицы назначаются на должность Президентом Республики по представлению Премьер-Министра.

Система местного управления в Республике Казахстан, компетенция местных представительных и исполнительных органов, порядок их организации и деятельности до 2001 года определялись Законом Республики Казахстан “О местных представительных и исполнительных органах Республики Казахстан”, который был утвержден в декабре 1993 года. Данный Закон не только не разграничивал функции и полномочия между областным и районным уровнями власти, но и не устанавливал четкой грани между полномочиями центра и регионов. Ко всему прочему, этот Закон практически устарел после принятия Конституции и других законодательных актов.

В январе 2001 года в Казахстане принят Закон “О местном государственном управлении в Республике Казахстан”. Данный Закон выстраивает четкую схему местного государственного управления и определяет полномочия местных исполнительных органов на всех уровнях, в том числе на областном, районном (городском) и поселковом, аульном (сельском) уровне[37, с. 55].

Согласно этому Закону, в Казахстане местное государственное управление осуществляют местные представительные органы (маслихаты), местные исполнительные органы (акиматы), аким как глава местного исполнительного органа, а также исполнительные органы, финансируемые из местных бюджетов, т.е. государственные учреждения, уполномоченные акимом на реализацию отдельных функций местного управления (т.н. отраслевые департаменты, управления, отделы).

Бюджетное устройство суверенного Казахстана было впервые определено Законом 1991 года “О бюджетной системе”. Этот Закон установил основные принципы формирования бюджетов Республики Казахстан, определил взаимоотношения между республиканским бюджетом и бюджетами местных Советов народных депутатов. Основным принципом этого Закона являлась самостоятельность республиканского бюджета и местных бюджетов. К местным бюджетам относились областные, городские, районные, районные в городах, поселковые, сельские и аульные бюджеты.

Принятие в 1995 году новой Конституции, Закона о налогах и других обязательных платежах в бюджет, создание органов казначейства, внедрение новой бюджетной классификации обусловили подготовку и принятие в декабре 1996 года нового Закона “О бюджетной системе”. Практически этот Закон заложил основу для дальнейшего реформирования бюджетного устройства в Казахстане.

Наряду с другими новшествами, в соответствии с этим Законом доходы государственного бюджета были разделены на общегосударственные налоги, сборы, платежи и местные налоги и сборы. Сбалансированность местных бюджетов обеспечивалась за счет отчислений от общегосударственных налогов, сборов и платежей, при недостаточности которых местным бюджетам предусматривались субвенции из республиканского бюджета. Нормативы отчислений от общегосударственных налогов, сборов и платежей и размеры субвенций в местные бюджеты устанавливались ежегодно законом о республиканском бюджете.

Разграничение бюджетных полномочий между центром и регионами и ряд других новшеств легли в основу нового и ныне действующего Закона “О бюджетной системе”, который был разработан по результатам проведенного министерством финансов функционального анализа и принят в 1999 году.

Этим Законом установлены принципы единства, полноты, реальности, гласности и самостоятельности бюджетов, введены такие понятия, как “республиканская бюджетная программа”, “местная бюджетная программа”, “администратор республиканских, администратор местных бюджетных программ”, “бюджетные изъятия” [38, с. 118].

Для обеспечения единых подходов к взаимоотношениям между бюджетами установлены единые для всех стабильные нормативы распределения доходов между республиканским и местными бюджетами. Таким образом, все виды доходов бюджета четко распределены между республиканским и местными бюджетами.

В связи с тем, что различные уровни социально-экономического развития регионов требуют сглаживания резких отличий между областями, в Законе предусмотрена норма, в соответствии с которой законодательными актами устанавливаются долговременные размеры субвенций, передаваемых из республиканского бюджета в областные бюджеты, и бюджетных изъятий из областных бюджетов в республиканский бюджет. Стабильные нормативы распределения доходов между областным бюджетом и бюджетами районов (городов), долговременные размеры субвенций, передаваемых из областных бюджетов в бюджеты районов (городов), и бюджетных изъятий, передаваемых из бюджетов районов (городов) в областной бюджет утверждаются областными представительными органами.

Законом “О бюджетной системе” определены направления расходов отдельно для республиканского и местных бюджетов. Местным исполнительным органам дано право вводить местные бюджетные программы, не затрагивающие республиканские бюджетные программы. Не допускается содержание одного государственного учреждения из разных уровней бюджетов.

В целях повышения заинтересованности местных бюджетов в реализации региональных инвестиционных программ местным исполнительным органам областей, городов Астана и Алма-Ата дано право осуществлять заимствование. Принят Закон “О государственном и гарантированном государством заимствовании и долге”.

Основными целями децентрализации в Казахстане на настоящем этапе являются демократизация основ государственного управления, создание условий для эффективного осуществления государством его функций на соответствующих уровнях управления при решении, как текущих вопросов, так и перспективных задач социально-экономического развития страны, расширение общественного самоуправления [39, с. 101].

Демократизация политической системы, совершенствование налогово-бюджетной системы и развитие управленческого потенциала на всех уровнях государственной власти при помощи децентрализации являются чрезвычайно важными задачами для создания климата, благоприятного для развития рынка и достижения экономического роста.

Главными условиями для эффективной работы любого уровня власти являются:

- подотчетность и подконтрольность населению;

- обладание четко определенными полномочиями и функциями;

- наличие собственного бюджета со стабильными доходными источниками;

- владение собственностью.

Одним из путей к открытости власти народу видится переход к выборности исполнительных органов. В Казахстане проводятся выборы сельских акимов в сельских округах. Именно на этом уровне избиратели могут непосредственно знать своих руководителей, их достоинства и недостатки, способности к организации работы. В последующем возможно постепенное введение принципов выборности на уровне районов и городов областного значения.

Решающим условием успешного функционирования государственного механизма станет согласованная и непротиворечивая работа правительства и местных органов власти. Для достижения этого условия требуется четкое разграничение функций и полномочий между уровнями управления.

В то же время местное государственное управление не должно представлять отдельную власть внутри страны. Местные государственные органы реализуют определенные государственные функции и несут ответственность перед правительством и местным представительным органом.

Казахстанское законодательство в настоящее время слишком широко и зачастую непрозрачно и негибко определяет те или иные функции и полномочия центральных и местных уровней управления. Необходимо провести тщательный анализ для уточнения и законодательного закрепления функций различных уровней власти.

Важнейшей составной частью политики децентрализации государственных функций является бюджетная децентрализация. Бюджетная децентрализация подразумевает независимость бюджетов всех уровней, т.е. закрепление за каждым уровнем управления собственных источников доходов, право самостоятельно определять направления их расходования, право на компенсацию расходов, возникающих в результате решений, принятых вышестоящими органами.

Таким образом, можно выделить три основных принципа построения современной бюджетной системы:

- четкое закрепление ответственности по расходам;

- адекватное распределение налогов между уровнями власти;

- эффективная система межбюджетных трансфертов [40, с.39].

Закрепление ответственности по расходам должно носить законодательный характер и соответствовать функциям конкретного уровня власти, чтобы исключить произвольную передачу расходных обязательств вышестоящих уровней власти на нижестоящий уровень, и тем самым достигнуть более благоприятных условий для планирования бюджетных затрат.

Что касается распределения доходов, то в условиях Казахстана, где существует большой разрыв между регионами по уровню социально-экономического развития и налогооблагаемой базе, сегодня целесообразнее сохранить существующий принцип распределения доходов, установив единые для всех, стабильные на среднесрочный период нормативы распределения доходов.

Система межбюджетных трансфертов в условиях Казахстана должна выполнять балансирующую и в то же время стимулирующую роль. Местные исполнительные органы должны быть заинтересованы не только в получении субвенций из вышестоящего бюджета, но и в повышении налогооблагаемой базы региона [41, с.111].

В связи с этим, сегодня для Казахстана желателен следующий принцип установления межбюджетных трансфертов. Размеры бюджетных изъятий и субвенций предлагается устанавливать как разницу между поступлениями в местный бюджет (с учетом единых для всех регионов стабильных нормативов распределения доходов) и суммой текущих и инвестиционных расходов. Размеры бюджетных изъятий и субвенций также должны регламентироваться законодательным актом на ряд лет.  Расходы на текущие бюджетные программы местных бюджетов необходимо определять на основании законодательно установленных функций местных исполнительных органов, имеющих постоянный характер.

Инвестиционные расходы должны направляться только на инвестиционные проекты, включенные в Программу государственных инвестиций. Для реализации региональных инвестиционных трансфертов местным исполнительным органам предлагается разрабатывать и утверждать собственную Программу государственных инвестиций.

При установлении размеров бюджетных изъятий и субвенций инвестиционную часть расходов предлагается определять в размере некой доли от текущих затрат. Пока соотношение между инвестиционными и текущими расходами местных бюджетов сильно различается по регионам. В связи с этим, на начальном этапе видится целесообразным установление различных долей инвестиционных расходов в определенном диапазоне - от 10 до 30% от объема текущих расходов. В последующем возможно постепенное увеличение такого соотношения и сокращение разрыва между областями  [42, с. 117].

Кроме того, отдельные республиканские инвестиционные проекты могут реализовываться в регионах, для чего из республиканского бюджета должны выделяться целевые инвестиционные трансферты или кредиты.

Вопросы владения собственностью являются ключевыми для местных органов власти. Государственная собственность должна реализовываться в форме республиканской собственности и коммунальной собственности на уровне областей, районов, поселков и сельских округов. Необходимо провести соответствующее разграничение прав собственности между уровнями местного управления. Гражданский кодекс Республики Казахстан на сегодняшний день разделяет государственную собственность на республиканскую и местную, однако для регламентации процедур владения, пользования и распоряжения государственной собственностью и развития децентрализации необходимо разработать законопроект “О государственном имуществе”.

2.2 Формы и способы осуществления государственной власти

Понятие формы правления объясняет, из каких основных институтов складывается организация государственной власти, как они формируются и как они взаимодействуют друг с другом. По форме правления, прежде всего, различаются монархии и республики.

В монархии высшие полномочия государственной власти (реальные или номинальные) приобретаются единоличным правителем обычно по наследству и осуществляются, как правило, пожизненно. Но династический принцип наследования короны соблюдается не всегда:

- династии могут меняться в результате захвата силы,

- известны выборные монархии, в которых судьбу короны решала аристократия. Власть монарха (и сам институт монархии) легитимируется ее божественным происхождением. Даже в номинальной монархии монарх не подлежит юридической ответственности. Монарх, осуществляющий реальные властные полномочия, не несет законной политической ответственности за свою деятельность.

Монархии подразделяются на абсолютистские и конституционные.

Конституционные монархии подразделяются на дуалистические и парламентские.

В республике высшие полномочия государственной власти осуществляются должностными лицами (президентом, депутатами парламента и т.д.), избираемыми на определенный срок. Признаки реальной республики - это выборность, коллегиальность одного или нескольких высших государственных органов, законность, краткосрочность легислатур и замещения высших должностей исполнительной власти.

Для современных  развитых государств характерны три формы правления: президентская республика, парламентская форма правления, смешанная (полупрезидентская) республика.

Республики подразделяются на президентские, парламентские и смешанные.

Казахстан по Конституции 1993 г. похожа на смешанную республику, но у Президента существенно больше полномочий, чем, например, у французского. Президент Казахстана - это прежде всего конституционно-правовой институт исполнительной власти. Он обладает решающими полномочиями в сфере исполнительной власти. Он формирует правительство РК и самостоятельно принимает решение об отставке Правительства, непосредственно руководит деятельностью министерств и ведомств, является верховным главнокомандующим. Но у Президента РК есть конституционные полномочия, выводящие его власть за границы исполнительной власти, нарушающие баланс законодательной и исполнительной ветвей власти [43].

Полномочия Президента РК в области законодательной власти включают в себя: право законодательной инициативы; право издавать указы по любым вопросам, не урегулированным законом, т.е. неподзаконные указы; право отлагательного вето в отношении законов. В совокупности эти полномочия создают конкурирующую нормотворческую компетенцию парламента и Президента РК.

Способы осуществления государственной власти объясняет понятие “государственный режим”. Это категория, выражающая меру и характер участия субъектов государственного обобщения (граждан и подданных, социальных групп, общественных объединений) в формировании и осуществлении государственной власти [44, с.117].  

Различаются режимы и авторитарные (диктаторские) и демократические.

Авторитаризм означает такой способ публично-властного, государственного управления общественными отношениями, при котором сигналы обратной связи, показывающие реакцию общества на управление, блокируются и не воспринимаются организацией власти. В условиях авторитаризма нет свободы выражения мнений, свободных выборов, свободы объединений и других политических свобод (либо они существенно ограничены). Здесь нет легальных оппозиционных политических партий, не контролируемых властью профсоюзов либо власть чинит препятствия деятельности оппозиционных организаций. Средства массовой информации контролируются авторитарной властью в зависимости от меры жесткости авторитарного режима.

В XX в. можно выделить два вида авторитарных государственных режимов - прогрессивные и консервативные. Цель прогрессивных режимов - догоняющее индустриальное развитие на основе экономического принуждения (например, режим Пиночета в Чили). Консервативные режимы (например, мусульманские фундаменталистские режимы) возникают в условиях разрушения традиционного общества и представляют собой реакцию традиционно правящей политической элиты на ослабление ее господства.

Жесткие авторитарные государственные режимы не следует путать с тоталитарными режимами - коммунистическим (социалистическим), национал-социалистическим, фашистским и т.д.

Тоталитаризм - это не просто крайний вариант авторитаризма. Это разновидность деспотии, рецидив деспотии в XXв. в эпоху индустриального развития. Деспотия - ничем не ограниченная власть, власть над несвободными, опирающаяся на насилие или угрозу его применения. При тоталитаризме нет никакой свободы - политической, экономической, духовной и т.д. Этот режим создает общество, основанное на внеэкономическом, т.е. чисто силовом, принуждении.

Демократия в современном смысле этого понятия означает формально равное участие полноправных граждан в формировании и осуществлении государственной власти. Принцип демократии - это формальное равенство в политике, формальное равенство политических идеологий и объединений, партий, формально равная для всех субъектов государственно-правового общения возможность участвовать в формировании государственной воли.

Признаком современной демократии прежде всего являются политические свободы - идеологический и политический плюрализм, многопартийность, свобода выражения мнений, свобода средств массовой информации, свободы объединений, собраний и манифестаций, всеобщее и равное избирательное право, право петиций. В условиях демократии регулярно проводятся свободные выборы высших государственных органов, т.е. избираемые органы несут политическую ответственность перед избирателями. К участию в выборах допускаются все полноправные граждане и их объединения, за исключением тех, кто преследует цель свержения демократического режима и установления диктатуры, а также иные антиправовые цели [45, с.107].

Принято различать непосредственную (прямую) и представительную форму демократии.

Обычно демократию объясняют как “народовластие”. Имеется в виду народ как некий абстрактный субъект власти. Власть демократическая претендует на выражение воли народа. Но реально в современном демократическом государстве нет никакой “власти народа”, тем более “непосредственной власти народа”, а есть демократически организованная государственная власть.

“Эффект народовластия” в современных конституциях, (например, в Конституции РК 1995 г.) [46]  достигается следующим образом.

Во-первых, народ объявляется единственным суверенным источником власти в стране и носителем некоторого суверенитета, это положение признается непременным признаком демократии в смысле “народовластия”.

Во-вторых, провозглашается, что народ не только является источником власти, но и “осуществляет свою власть непосредственно”, а также через органы государственной власти и местного самоуправления”.

В-третьих, референдум и свободные выборы называются высшим непосредственным выражением власти народа.

В действительности в плюралистической демократии источником власти является не народ (абстрактное коллективное целое), а большинство (часто относительное большинство) политически активных граждан, участвующих в формировании государственной власти и составляющих меньшинство народа. На выборах высших органов государственной власти конкурируют партии, за которыми стоят организованные группы, каждая из которых представляет интересы части народа - нередко очень малой части. Побеждают на выборах партии, имеющие большие ресурсы влияния на избирателей. Электорат победившей партии обычно составляет меньшинство народа, но правящая элита всегда утверждает, что она получила власть “от народа” или “по воле народа”.

Таким образом - выборы - это государственно-организованный процесс избрания представительных органов. Это участие в формировании государственной власти, а не осуществлении “власти народа”.

Широкое использование начал выборности при формировании органов государственной власти и местного самоуправления привело к активному развитию избирательной системы в Российской Федерации, избирательного законодательства и соответствующей практики [47].

Однако большой и пока не решенной проблемой у нас остается то, что “избирательная система превращается у нас в средство порождения и воспроизводства коррупции”. При отсутствии у государства достаточных средств на выборы избирательные кампании финансируются главным образом из частных источников. Выборы превратились в состязания денежных мешков. Представители капитала поддерживают кандидатов в депутаты и на выборные должности в органах государственной власти и местного самоуправления, а то и сами рвутся во власть. Деньги тратят небескорыстно. От победителя ждут адекватных ответных действий. Идет искусная игра. Внешне надо разыгрывать перед избирателями пламенного борца за их чаяния, на деле же - обеспечивать покровителям безопасность и всякие блага.

Сегодня у депутатов и выборных должностных лиц остались лишь права, а юридических обязанностей перед избирателями нет. Многие депутаты и выборные должностные лица не справляются со своими обязанностями, а депутаты нередко попросту бездельничают, пользуясь мандатом в корыстных целях.

Под ответственностью депутата стоит понимать не столько санкции, сколько осознание каждым избранником своего долга перед народом. Но должна существовать и угроза досрочной утраты мандата. Это будет стимулировать и участие избирателей в выборах.

2.3 Легализация и легитимация государственной власти

Государственная власть – это, как правило, легальная власть (узаконенная). Она основана на праве, юридических (правовых) законах. Её носители, субъекты и объекты, как члены определенного государства, имеют определенные юридические права и обязанности. Их деятельность и отношения регулируются принятыми в данном государстве законами, а также нормами международного права. Права и обязанности субъектов и объектов государственной власти характеризуются соответствующей легитимностью. Они признаются всеми членами данного государства и другими государствами, их большинством или решающей их частью. Эта легитимность отличается от легитимности, которая основана только на личных, или персональных, качествах и «эмоциональной преданности» субъектов и объектов власти или на их вере в значимость таких «условностей», как нормы партийной жизни и других общественных объединений, общественное мнение, нравы, обычаи, традиции, моральные нормы. Члены государства верят, в частности, в значимость прав и обязанностей других его членов присваивать, удерживать, преобразовывать, регулировать и использовать государственную власть в определённых интересах. Именно на вере членов государства в значимость, законов основана, прежде всего, легитимность современных властных органов государства и властных государственных учреждений, субъектов государственной власти и работников государственного аппарата, их прав и обязанностей, легитимность самой государственной власти. Легальность государственной власти может устанавливаться в самых разных формах и самыми разными способами. В средние века, чтобы выглядеть законными преемниками власти своих предшественников, императоры, короли, цари и другие царствующие особы, а вслед за ними и все дворяне вели, а иногда и придумывали или подделывали, соответствующие родословные.

Государственная власть и её высшие субъекты - императоры, короли, цари, как правило, освящались церковью. Это придавало, им статус, данный от Бога.

Легализация – подтверждение подлинности имеющихся на документах подписей компетентных должностных лиц.

Сегодня одной из наиболее распространённых форм установления легальности и, следовательно, легитимности власти должностных лиц в государстве являются их выборы его гражданами. Чтобы выполнить эту роль, выборы сами должны быть легитимными, в том числе легальными, должны проводиться в установленном законом порядке и признаваться большинством членов государства. Нарушение установленных законом выборных процедур ставит под сомнение легальность должностных лиц, избранных по этим процедурам [48, с. 112].

Легитимация – доказательство прав гражданина на получение платежа, совершение каких-либо действий и т.п.

Сам термин «легитимность» иногда переводят с французского как «законность» или «узаконенность». Такой перевод не совсем точен. Законность, принимаемая как действие через закон и в соответствии с ним, отражается категорией «легальность». «Легитимность» и «легальность» - близкие, но не тождественные понятия. Первое из них носит оценочный, этический и политический характер, второе - юридический и этически нейтральный. Любая власть, пусть и не популярная, легальная. В то же время она может быть не легитимной, то есть не приниматься народом, издавать законы по своему усмотрению и использовать их как орудие организованного насилия. В обществе может существовать не только не легитимная, но и нелегальная власть, например, власть мафиозных структур.

Сегодня преобладает точка зрения, что основой легитимности является убеждение в правомерности данного строя. Заключение о наличии убеждения можно сделать, прежде всего, на основе свободного выражения гражданами своей воли. Устойчивость системы в конкретной стране также может рассматриваться как признак легитимности власти. Власть становится легитимной благодаря достижению ею устойчивости, определенности, установлению порядка. И наоборот, власть, сформировавшаяся демократическим путем, но не способная предотвратить гражданскую и межнациональную войны, противостояние центра и мест, "парада" суверенитетов, не является легитимной.

В обществе, переживающем переходное состояние, смену властей, легитимность существует скорее как проблема, в сформировавшемся обществе - как естественное качество политических отношений. Говоря о государственной власти как об объекте легитимности необходимо заострить внимание на понятие “власть”. Данное понятие относится к числу широко употребляемых, при всей разнородности и неоднозначности этого понятия можно, однако, отметить одну объединяющую характеристику многочисленных его определений - все они отражают отношения, в которых воля и действия одних господствуют над волей и действиями других. Власть – одно из основных и наиболее емких понятий, что подтверждается как отсутствием в современной политической мысли одного общепризнанного ее определения, так и многообразием концепций власти.

Власть выступает главным объектом вожделений и взаимодействий групп, общностей, организаций. Но власть оказывается наиболее таинственным явлением в политике, природу которого выявить непросто. В самом деле, что такое власть - абстракция, символ или реальное действие? Ведь можно говорить о власти человека, организации, общества, но одновременно и о власти идей, слов, законов. Что заставляет человека, общество подчиняться кому-либо или чему-либо - боязнь насилия или желание повиноваться? При всей своей таинственности и неопределенности власть никого не оставляла равнодушным к себе: ею восхищались и ее проклинали, ее возвышали до небес и “втаптывали в грязь” [49, с. 59].

В политической литературе правильным определением власти считается определение, данное известным ученым Максом Вебером, который полагал, что власть - это “возможность того, что одно лицо внутри социального отношения будет в состоянии осуществить свою волю, несмотря на сопротивление и независимо от того, на чем такая возможность основана”. В словаре по политологии дается определение власти как “волевого особого отношения субъекта к объекту этого отношения. Оно состоит в побуждении к действию, которое второй субъект должен совершить по желанию первого”. Власть, таким образом, рассматривается как особое отношение господства, как способ воздействия на кого-то, как “власть над”, как принуждение, как сила. По мере демократизации общества власть стала рассматриваться не только как господство, но и как отношение субъектов, основанное на убеждении, авторитете, как способность достигать соглашения, разрешать конфликты. Тем самым власть истолковывается и как символическое средство социальной коммуникации.

Сущность власти заключается в том, что это специфическое отношение субъекта к себе (власть над собой), между субъектами, которое предполагает определенное взаимодействие между ними (власть можно одобрять, терпеть или сопротивляться ей), в рамках которого властвующий субъект реализует свою волю и интересы. Власть, опирающаяся только на силу, по словам Б.Рассела, “голая власть”.

Легитимность является базовым элементом существования и функционирования государственной власти, а также закрепления её в обществе. Все в жизни общества имеет начало. Есть свое начало и у государственной власти, господствующей в той или иной стране. Как показывает исторический опыт, что от того, каким было это начало, многое зависит в дальнейшей ее судьбе. В большинстве случаев государственная власть может образоваться в результате свободных демократических выборов, но может и в результате военного переворота или политической революции, которая станет ужасной трагедией для многих слоев населения и унесет миллионы или более человеческих жизней и до основания может разрушить хозяйство страны.

Со времен М. Вебера принято различать три "чистых" типа легитимации власти, которые могут быть применены и к легитимации государственной власти. Это - традиционная харизматическая и рациональная легитимация.

Традиционная легитимация представляет собой господство на основе традиционного авторитета, коренящееся в уважении обычаев, вере в их преемственность, в то, что власть "выражает дух народа", соответствует обычаям и традициям принятым в обществе в качестве стереотипов сознания и поведения. Традиции имеют огромное значение для укрепления власти монарха в мусульманских странах Персидского залива (Кувейт, Саудовская Аравия. Бахрейн и др. в Непале, Бутане, Брунее. Они определяют вопросы престолонаследия структуру органов государства. В тех мусульманских странах, где есть парламенты, они иногда создаются в соответствии с традициями аш-шуры (совещания при монархе) как консультативные парламенты. Традиции определяют принятие решений в парламенте Индонезии главным образом путем консенсуса. Вместе с религиозными догмами традиции во многом регулируют государственную жизнь в ряде развивающихся стран. Традиции имеют важное значение для легитимации государственной власти в странах, где действует система англосаксонского права. Судебный прецедент - одно из выражений силы традиций. Британский монарх по традиции является главой англиканской церкви (составная часть его титула - Защитник веры). Аналогичная ситуация имеет место и в некоторых других европейских странах, где одна из церквей объявлена государственной (например, лютеранство в Дании).

Харизматическая легитимация - это господство, основанное на вере в личные дарования вождя (реже - узкой правящей группировки), в исключительную миссию вождя. Харизматическая легитимация не связана с рациональными суждениями, а опирается на гамму чувств, это сенсорная по своей природе легитимация. Харизма, как правило, индивидуальна. Она создаст особый образ. В прошлом - это вера в "доброго царя", способного избавить народ от притеснений со стороны бояр и помещиков. В современных условиях харизматическая власть встречается гораздо реже, чем в прошлом, но она распространена в странах тоталитарного социализма, будучи связанной с определенной идеологией (Мао Цзе Дун. Ким Ир Сен, Хо Ши Мин и др.) В сравнительно либеральной Индии с харизмой связано занятие важнейшего государственного поста премьер-министра представителями семейства Ганди - Неру (отец. затем дочь, а после ее убийства - сын). Такое же поколение стояло и стоит у власти в Шри Ланке (отец Бандеранаикс, затем жена, ныне президент - их дочь, а мать-премьер-министр). Для укрепления харизмы широко используются специальные обряды: факельные шествия демонстрации в поддержку власти в особой униформе, коронация монарха. Рациональная легитимация государственной власти основана на рациональной оценке связана с формированием убежденности в разумности существующего порядка, законов, привил, принятых в демократическом обществе для управления им. Этот вид легитимации относится к числу основных в современных условиях демократического правового государства.

Рациональная легитимация предполагает, что население поддерживает (или отвергает) государственную власть, исходя, прежде всего из собственной оценки действий этой власти. Не лозунги и обещания (они имеют сравнительно кратковременный эффект), не имидж мудрого правителя, часто даже не справедливые законы (в современной России многие хорошие законы не исполняются), а прежде всего практическая деятельность органов государственной власти, должностных лиц, особенно высших, служит основой рациональной оценки.

Трагедии, тесно увязанные с установлением власти, народ не забывает и помнит. Проходят десятилетия, меняются поколения, но чувство недоверия народа к власти, незаконно возглавившей страну, остается неискоренимым, отношение между властвующими и народных масс держится, как правило, на страхе последних.

Иные отношения у народа к власти, изначально законной, официально признанной самим обществом и зарубежными государствами. Такое первоначальное правомочное становление власти способствует утверждению согласия в отношении общества и политической власти, признанию обществом, народом, ее права на управленческую роль [50, с. 78].  Надо отметить, что само по себе изначально законное установление власти не всегда есть гарантия того, что в дальнейшем эта политическая власть вполне оправдает доверие народа. Известны многочисленные примеры горького разочарования общества. Таких примеров можно очень много перечислить, в том числе и в истории России таких примеров очень много, особенно в последние годы.

Итак, признание обществом законности, правомерности официальной власти — это фундаментальная ее характеристика. Говоря о легитимности, необходимо обратить внимание на то, что речь идет об общественном признании власти, о доверии и поддержке, которые оказывают ей общество, народ, а не о правовом, юридическом закреплении политической власти в соответствующих государственных документах. Получить юридическую, правовую законность тем, кто взял в свои руки власть, несложно. Поэтому и цена такого формального признания власти не столь велика в сравнении с признанием государственной власти народом, т.е. легитимностью государственной власти. Соответственно, следует различать понятия "легитимность власти" (общественное признание ее законности) и "легальность власти" (правовое, формальное ее закрепление).


3 Конституционно-правовая характеристика единства и разделение государственной власти

3.1 Сущность государственной власти в функциональных и организационных аспектах

Одной из важнейших проблем, относящихся к организации государственной власти, в течение нескольких столетий является вопрос о единстве и разделении властей.

Разделение власти — одно из принципиальных условий и основной механизм функционирования всех видов политической и неполитической власти.

Разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов, в которой рано обнаружились две устойчивые тенденции: концентрация власти в одних руках или в одном институте и потребность разделить власть, труд и ответственность. Отсюда и два следствия, вытекающие из этого двойственного отношения к власти: борьба за власть уже разделённых институтов и против её разделения, с одной стороны и стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество от столкновений между ними с другой.

Сама идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей сопровождает поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. В зачаточном состоянии она присутствовала уже во взглядах древнегреческих философов (Аристотель, Полибий). Однако, как основополагающий принцип составного учения о демократическом государстве он был сформулирован Д. Локком и развит впоследствии Ш. Монтескье. При этом теоретическая база была подготовлена всем объективным ходом истории (о котором говорилось выше), а толчком к её оформлению послужили буржуазные революции в Англии (1640–1648гг.) и в последствии во Франции (1789–1794гг.).

В  статье 3 п. 4 Государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия между собой с использованием системы сдержек и противовесов [51].

Сама по себе концепция разделения властей призвана служить целям демократии в государственном управлении, взаимному контролю властей, препятствовать попыткам авторитаризма. Однако опыт большинства современных государств, где принята эта концепция, свидетельствует, что успешное функционирование ветвей власти невозможно без их взаимозависимости и взаимодействия. Поэтому современная концепция организационно-правовой структуры власти все чаще получает новое звучание: единство, разделение, взаимный контроль и взаимодействие властей. Такая постановка вопроса все чаще находит свое отражение в нормах новых конституций, хотя в качестве общего принципа она почти негде не зафиксирована в четкой формулировке.

Теория единства государственной власти и разделения властей предполагает, что государственная власть едина в том смысле, что она осуществляется государственным аппаратом в целом и что не существует нескольких конкурирующих “государственных властей”. Но, во-первых, единую государственную власть осуществляют законодательные, исполнительные и судебные органы, во - вторых, по мере исторического развития государственности и права формируется определенный принцип взаимоотношений и кооперации этих органов, который называется разделением властей.

Единую государственную власть осуществляет государственный аппарат, который представляет собой систему государственных органов. В рамках этой системы различаются три подсистемы (относительно самостоятельные и взаимодействующие), образующие законодательную, исполнительную и судебные ветви аппарата государственной власти как целого. В основе такого разделения  труда  лежит  функциональная  дифференцированность государственной власти. Обычно эту функциональную дифференцированность объясняют как разделение труда по государственному управлению. Имеется в виду, что государственная власть функционально предназначена для законотворчества, исполнения законов (принуждения к соблюдению законов) и правосудия. Рациональная организация и разделение труда по государственному управлению порождают государственные органы, обладающие разной компетенцией: есть органы, которые устанавливают общеобязательные нормы, органы, которые управляют в соответствии с этими нормами, и органы, которые в соответствии с этими нормами решают споры о праве [52, с. 113].   

Концепция единой государственной власти, отрицающей разделение властей характерна для диктаторских режимов Нового времени, особенно для тоталитарных диктатур XX в. По этой идеологии власть принадлежит одному коллективному субъекту - нации, народу, политически господствующему классу, “трудящимся” и т.п., и этот субъект ее ни с кем не делит (социальное единство власти). От имени этого народа власть осуществляется иерархической системой органов, в рамках которой может быть только разделение труда, но не разграничение компетенции (организационное единство власти). Имеется в виду, что в единой иерархической системе есть высший властный орган, получающий свои полномочия как бы непосредственно от народа, а все остальные органы получают свои полномочия от этого высшего органа, подотчетны ему и подконтрольны.

Разновидностью такой идеологии являлась концепция системы Советов, официально принятая в СССР. С точки зрения этой концепции “органами управления государственной власти” являются только Советы депутатов, вся полнота власти принадлежит системе Советов, включающей в себя верховный и местный Советы. Все остальные органы, создаваемые “Советской властью”, не считаются органами государственной власти” и делятся на органы государственного управления, суды и прокуратуру [53, с.118].   

Рассмотренная конструкция отрицает ценность разделения властей исходя из ложной посылки, что существует некая “власть народа”, которая сама по себе представляет абсолютное политическое благо.

Система органов государственной власти Республики Казахстан

Органы государственной власти составляют единую систему. Такое единство определяется унитарным характером государственного устройства РК, целостностью ее территории и производно от суверенитета народа.

Система органов государственной власти - это совокупность высших и местных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, осуществляющих в присущих им организационно-правовых формах функции единой государственной власти. Таким образом, система органов государственной власти состоит из следующих основных видов: органов законодательной власти (представительных), органов исполнитель­ной власти, органов судебной власти.

Органы законодательной власти состоят из:

- Парламента Республики Казахстан;

- местных представительных органов власти (маслихатов). Указанные органы занимаются преимущественно нормотворческой деятельностью.

Органы исполнительной власти включают:

- Правительство РК, республиканские министерства, комитеты, агентства и ведомства;

- Глав (акимов) администраций (акиматов) областей городов, районов. Главной задачей органов исполнительной власти является реализация положений Конституции РК, законов, нормативных указов Президента РК, решений вышестоящих органов исполнительной власти.

Органы исполнительной власти общей компетенции - это органы, ведающие отдельными сферами исполнительной деятельности (министерства, государственные комитеты, другие ведомства). Они подразделяются на отраслевые органы (министерства) и межотраслевые органы, осуществляющие межотраслевое управление (государственные комитеты) [54].  

Органы судебной власти предназначены для осуществления правосудия посредством гражданского, уголовного и иных установленных законом форм судопроизводства. Судами республики являются Верховный суд и местные суды, учреждаемые законом.

Избирательные системы в Республике Казахстан: понятие и виды.

Под избирательной системой понимают порядок формирования выборных органов государства и местного самоуправления, включающий в себя принципы и условия участия в формировании избираемых органов, а также организацию и порядок выборов.

Избирательная система в узком смысле слова - это система распределения депутатских мандатов между кандидатами в зависимости от результатов голосования. Существуют два вида избирательных систем - пропорциональная и мажоритарная. Пропорциональная избирательная система строится на принципе пропорциональности между полученными голосами и завоеванными мандатами. Для функционирования пропорциональной системы необходимо создать ряд больших территориальных округов и иметь не менее двух сложившихся политических партий.

Мажоритарная избирательная система имеет два подвида: абсолютного большинства и относительного большинства. При мажоритарной системе абсолютного большинства выборы считаются состоявшимися, ес­ли в них приняло участие как в первом, так и во втором туре более 50% граждан, внесенных в списки избирателей; кандидат считается избранным, если число голосов, поданных за него, составляет более 50% от числа избирателей, принявших участие в голосовании.

При мажоритарной системе относительного большинства выборы считаются состоявшимися вне зависимости от числа избирателей, принявших участие в голосовании, а избранным считается кандидат, набравший большее по отношению к другим кандидатам число голосов избирателей при условии, если за него проголосовало более чем 25% от числа граждан, внесенных в списки избирателей.

Под избирательной системой Республики Казахстан понимается порядок выборов Президента Республики Казахстан, депутатов Мажилиса и Сената Парламента Республики Казахстан, депутатов Маслихатов, предусмотренный Конституцией Республики Казахстан и Указом Президента РК, имеющим силу Конституционного закона «О выборах в Республике Казахстан», избираемых как непосредственно, так и косвенно гражданами Республики Казахстан. Избирательная система и избирательное право Республики Казахстан являются одними из проявлений народного суверенитета, поскольку, используя их, граждане формируют высшие представительные органы государства.

В Казахстане действуют оба вида избирательных систем: пропорциональная избирательная система, мажоритарная система относительного и абсолютного большинства.

При выборах Президента и депутатов Парламента применяется следующая система подсчета голосов:

- избранным считается кандидат, более 50 % голосов избирателей (выборщиков), принявших участие в голосовании;

- набравший при повторном голосовании по сравнению с другим кандидатом большее число голосов избирателей (выборщиков), принявших участие в голосовании;

- набравший при повторном голосовании при баллотировке единственного кандидата более 50 % голосов от числа избирателей (выборщиков), принявших участие в голосовании.

При выборах депутатов маслихатов применяется следующая система подсчета голосов:

- избранным считается кандидат, если за его кандидатуру проголосовало более 50 % избирателей, принявших участие в голосовании, а при повторном голосовании — набравший по сравнению с другими кандидатом большее число голосов избирателей, принявших участие в голосовании;

- в случае, если на выборах баллотировался один кандидат, он считается избранным, если за его кандидатуру проголосовало не менее 50 % избирателей, принявших участие в голосовании.

При выборах членов органов местного самоуправления применяется следующая система подсчета голосов: избранным считаются кандидаты, за которых проголосовало большее по отношению к другим кандидатам число избирателей, принявших участие в голосовании [55].   

Распределение депутатских мандатов по итогам голосования по партийным спискам производится следующим образом.

ЦИК подсчитывает сумму голосов избирателей, поданных по территории единого общенационального округа за каждый партийный список,

получивший 7 и более % голосов избирателей от числа принявших участие

в голосовании. Сумма голосов избирателей, поданных за политические

партии, преодолевшие 7 % барьер, делится на десять - число депутатских

мандатов, распределяемых по территории единого общенационального ок-

руга. Полученный результат есть первое избирательное частное (квота).

Число голосов, полученных каждым партийным списком, участвующим в распределении депутатских мандатов, делится на первое избирательное частное. Целая часть, полученная в результате деления числа, есть число депутатских мандатов, которые получает соответствующая политическая партия, сформировавшая партийный список.

В случае реорганизации или ликвидации политической партии избранные по списку этой партии депутаты Мажилиса прекращают свои полномочия.

Одним из лозунгов буржуазно-демократических революций было провозглашение разделения властей во избежание узурпации власти и тирании. При этом, как выяснилось позже, не имеет большого значения, в чьих руках монополизируется власть – наследственного монарха (или заменившего его избираемого президента) или парламента. Многие страны проходили периоды абсолютизма, всевластия ассамблей, а также единоличных диктаторов.

Социалистическое государствоведение категорически отрицало принцип разделения властей, базировалось на тезисе «Советы – работающие корпорации», объединяющие в своем лице законотворчество, исполнительную деятельность и контроль. При этом ядром, цементирующим политическую систему и государственную форму, была единственная или безусловно лидирующая партия рабочих, крестьян и интеллигенции.

Ушедший в прошлое XX век с его мировыми войнами, социалистическими и народно-демократическими революциями, крахом колониальной системы, распадом социалистического лагеря и Союза ССР дал многочисленные примеры, на основе анализа которых учеными предложено видение общих черт и особенностей эволюции государственности в условиях политического транзита. Одним из уроков является вывод о различных сочетаниях начал единства и разделенности государственной власти, ее централизации и децентрализации, концентрации и деконцентрации. [56, с.11].

Периодам глобальных для страны катаклизмов (гражданской войны, массовых столкновений на религиозной, национальной почве, затяжных экономических кризисов, сложностей фактического выхода из колониальной зависимости и строительства собственной государственности и пр.) в большей степени характерен упор на единство государственной власти, централизованное руководство лидерами из столицы через органы исполнительной вертикали (или даже военного управления). Лишь по мере снятия социального напряжения в центре начинается формирование парламента со свойственными ему атрибутами (децентрализация власти). В дальнейшем, по мере стабилизации обстановки, институты представительной демократии наполняются реальным содержанием, постепенно избираются представительные органы на местах в виде муниципалитетов (децентрализация продвигается по уровням административно-территориального устройства). Параллельно, опять же по мере создания предпосылок, при активной роли государства включаются элементы прямой демократии, происходит становление институтов гражданского общества: различной ориентации политических партий и средств массовой информации, неправительственных организаций, других «страт» или «групп давления». Все они постепенно занимают свои ниши в многочисленных и многообразных секторах, совместно составляющих политическую организацию общества (разворачивается процесс деконцентрации власти как итог, наиболее свойственный для гражданского общества в высокоразвитых странах).

Движение по этой, мною намеренно идеализированной, схеме осложняется различными обстоятельствами глобального и национального масштабов.

Стратегическим стержнем всей содержательной, функциональной и организационной конструкции государственной власти выступают действительные (а не мнимые), перспективные (а не сиюминутные), общенациональные (а не ограниченно элитарные, клановые, родовые либо сугубо мононациональные) интересы, ради которых политической элитой и осуществляются преобразования.

Только в этом случае будет понято, оправдано и терпимо временное превалирование единства власти и ее централизация в руках общенационального лидера; «ослабленный парламентаризм» и отсутствие местного самоуправления; концентрация государственной власти в ущерб свободной игре различных политических сил; предоставление государству отсрочки в стимулировании развития иных институтов гражданского общества [57, с.45].

В Казахстане по мере освоения государственного суверенитета и создания эффективных гарантий государственной независимости была полностью демонтирована, снизу доверху, политическая основа СССР – система Советов народных депутатов с подчиненными им исполнительными комитетами. На высшем уровне Верховный Совет как полновластный госорган постепенно утерял свои монопольные позиции в представительстве интересов народа и законодательной сфере; ликвидирована безграничная подотчетность и подконтрольность Совета министров Верховному Совету; оперативно воздвигнута жестко централизованная исполнительная вертикаль в лице глав местных администраций (позже ими стали акимы) с подчиненностью непосредственно Президенту РК; функции Верховного Совета сконцентрированы на законотворчестве; резко изменилась роль Президента Казахстана, превратившегося из парящего над повседневностью независимого арбитра в «играющего тренера»; во взаимоотношения между Верховным Советом и высшей исполнительной властью были введены начала разделения властей; основные нити руководства Правительством из ведения Верховного Совета перешли к Президенту с сохранением отдельных форм парламентского контроля; в механизм сдержек и противовесов встроен в качестве независимого арбитра Конституционный Суд; оперативно осуществлена оптимизация административно-территориального устройства и реформа государственной службы [58, с.78].

В ходе нового государственного строительства при перманентной корректировке Конституции КазССР 1978 г., разработке проекта Конституции РК 1993 г., а также в повседневных спорах на широкой политической арене постоянно и остро возникал вопрос о принципе разделения властей, провозглашенном еще в Декларации о государственном суверенитете КазССР (25 октября 1990 г.) и в Конституционном законе «О государственной независимости РК» (16 декабря 1991 г.). При этом ответы сводились к упрощенным формулам. Разделение властей понималось именно в негативном плане как уравновешивание госорганами друг друга в целях ограничения стремлений каждого к монополизации власти. Дискуссия шла главным образом в русле того, «сколько вершин у властного Олимпа» и какая из них главная.

Опираясь на классические трактаты Дж. Локка (1632–1704) и Ш.Л.Монтескье (1689–1755) трехсотлетней давности, политики и ученые, по большому счету, оказались мало подготовлены к формированию новой государственности с позиций современности, а именно необходимого баланса единства государственной власти и ее разделенности. Между тем уже ко второй половине XX столетия во многих странах Запада отношение к принципу разделения властей изменилось коренным образом, в том числе и в русле концепции Ж.-Ж.Руссо (1712–1778). Он с социологических позиций обосновал, что в стране не может быть нескольких государственных властей. Не случайно ныне главный содержательный акцент делается именно на общих делах и сотрудничестве ветвей власти, а не на их конфронтации, как это было ранее.

Несмотря на важность сделанных в 1990–1993 гг. в Казахстане шагов, они так и остались промежуточными и подготовительными. Рубежным отправным пунктом во всестороннем переустройстве государственной власти стала Конституция РК 1995 г. Принятая на республиканском референдуме, то есть непосредственно обличенная доверием подавляющего большинства казахстанцев, она закрепила выверенное сочетание обоих начал государственной власти: ее единство в содержании и разделенность на ветви в организации.

В п. 4 ст. 3 Конституции РК установлено, что государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия между ними с использованием системы сдержек и противовесов.

Нередко из данной конструкции искусственно изымается и фетишизируется ее вторая составляющая – принцип разделения властей, дополняемый системой сдержек и противовесов. Единство государственной власти, наоборот, нередко не замечается, скромно замалчивается либо трактуется весьма ограниченно. Даже в официальных научных комментариях Конституции РК, изданных в 1998 и 2004 гг., единство государственной власти преподносится в качестве единства системы государственной власти в ее вертикальных и горизонтальных срезах и привязывается к унитаризму политико-территориальной организации Республики Казахстан [59].    

При таком подходе, во-первых, значительно обедняются сущность государственной власти, коренящейся в положениях преамбулы Конституции РК: «Мы, народ Казахстана…»; п.п. 1 и 2 ст. 1 о человеке, его жизни, правах и свободах в качестве высшей ценности государства; об основополагающих принципах деятельности республики; п. 1 ст. 3 о народе – единственном источнике государственной власти; во-вторых, акцент смещается в ту сторону, которая является производной от содержания, то есть в организационную – область построения государственного механизма; в-третьих, уведенное в сторону организационную, единство как раз и становится уязвимым с точки зрения приверженцев однобокого возвеличивания разделения властей; в-четвертых, лишенная своей первоосновы, без учета единого начала, государственная власть подвергается критике в связи с усиленным властным ресурсом Президента РК. Параллельно в Конституции закреплен ряд эффективных механизмов участия Парламента в выработке и проведении в жизнь важнейших политических решений, сдержек и противовесов по отношению к исполнительной власти - ресурсов, пока пребывающих в арсенале «дремлющих полномочий» [60, с.68].   

Сущностное, базирующееся на народном суверенитете, единство государственной власти определяет единство главных целей, стоящих перед обществом. В Конституции РК данное положение нашло отражение в функциях главы государства определять основные направления внутренней и внешней политики, обеспечивать политическую координацию ветвей власти, политический арбитраж между высшими государственными органами и их ответственность перед народом. Далее эти функции находят свое подкрепление в ряде полномочий по прямому общению с народом, в законодательной и исполнительной областях, в утверждении государственных программ, а также при чрезвычайных обстоятельствах.

Является ли такая ситуация чем-то неординарным? Уверен, нет. В любой стране, особенно пребывающей в состоянии демократической модернизации, первостепенным является требование о формировании и проведении общей воли.

При парламентарной форме правления это обеспечивается через победу конкретной политической партии на парламентских выборах, по результатам которых партия-победитель становится правящей, формирует свое правительство, которое опирается на большинство в парламенте, что в итоге как раз и обеспечивает совместную деятельность обеих политических ветвей власти, спаянных единством установок правящей партии.

При президентской форме правления данная миссия выпадает на долю партии, победившей на президентских выборах, когда глава государства многие из своих начинаний осуществляет при поддержке однопартийцев-конгрессменов. А вот иное, когда (в первом случае) ни одна из партий не опирается на большинство в парламенте или (во втором) президент и парламентское большинство принадлежат к разным партиям, создает неудобства, нередко значительные, причем не только для высших госорганов и политических партий, но и для народов, живущих в условиях перманентных правительственных и парламентских кризисов.

В казахстанском обществе пока еще не обрел своего собственного «я» партийный канал, через который в высокоразвитых демократиях обеспечивается трансформация воли народа в государственную политику. Поэтому единство власти подкрепляется президентским потенциалом, нравится это кому-то или нет. Плюсы такой государственной формы очевидны. Они легитимизированы Конституцией, принятой на референдуме 30 августа 1995 г., подтверждены десятилетием устойчивого экономического и политического развития страны.

Именно последнее обстоятельство позволило в Казахстане несколько лет назад перейти к пошаговой децентрализации и, что не менее важно, деконцентрации власти.

Ревизия государственных функций и распределение их по уровням управления с соответствующей бюджетной подпиткой; выборы сельских акимов, экспериментальные выборы районных и городских акимов; резкое расширение гласности и включение СМИ и НПО в борьбу с коррупцией; повышение эффективности использования потенциала действующей Конституции; деятельность Национальной комиссии по вопросам демократии и гражданского общества; планируемое мягкое укрепление парламентаризма – эти и многие другие меры подтверждают серьезность намерений власти в ее стремлении к либерализации государственного режима.

Таким образом, при безусловном единстве государственной власти, в Казахстане реализуется стратегия по изменению баланса в организационном механизме разделения властей, а также в государственном и общественном началах формирования и отправления политики. В этом видится главная гарантия от перерастания единства сущностного в единство организационное, означающее диктатуру и тоталитаризм.

3.2 Место судебной власти в системе государственной власти

"Главным итогом судебно - правовой реформы стало то, что люди, наконец, поверили в суд и стали все чаще обращаться за защитой своих прав именно к Вам, как это принято в цивилизованных обществах" [61, с.56].

Одной из ветвей государственной власти является судебная власть, осуществляемая независимо от чьей-либо воли и только судом.

Согласно ст.13 п.2 Конституции, каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод. Суды защищают права и законные интересы государственных органов, государственных организаций, негосударственных предприятий, учреждений и организаций.

Судебная власть предназначена для того, чтобы защищать права, свободы, законные интересы граждан, их объединений, права и законные интересы государственных органов, организаций, обеспечивать исполнение Конституции Республики Казахстан, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики Казахстан.

Если суд усмотрит, что закон или иной нормативный акт, подлежащий применению, ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании этого акта неконституционным (ст.78 Конституции).

Согласно ст.76 п.2 Конституции, судебная власть распространяется на все дела и споры, возникающие на основе Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, международных договоров Республики Казахстан [62].   

Решения, приговоры и иные постановления судов имеют обязательную силу на всей территории Республики (ст.76 п.3 Конституции). Именно судебная власть обеспечивает объективность, гласность и достаточно высокий авторитет принятого решения.

Различие судебных зданий и всех государственных органов Республики Казахстан различаются по символам государственной власти.

На зданиях и в залах судебных заседаний устанавливается Государственный флаг Республики Казахстан и помещается изображение Государственного герба Республики Казахстан. Для судей Республики Казахстан предусмотрена специальная форма одежда «Мантия», в которых они осуществляют правосудие.

Судебная власть – это один из видов государственной власти. Конституционный закон РК от 25.12.2000 г. «О судебной системе и статусе судей РК», которым обеспечиваются конституционные нормы (раздел 7 ст.ст.75 - 84), указывает (ст.1), что судебная власть в РК принадлежит только судам в лице постоянных судей, а также присяжных заседателей, привлекаемых к уголовному судопроизводству в случаях и порядке, предусмотренных законом [63]. Правосудие в РК осуществляется только судом. Запрещается издание законодательных актов, предусматривающих передачу исключительных полномочий суда другим органам. Никакие иные органы и лица не вправе присваивать себе полномочия судьи или функции судебной власти. Обращения, заявления и жалобы, подлежащие рассмотрению в порядке судопроизводства, не могут быть рассмотрены или взяты на контроль никакими другими органами, должностными или иными лицами.

Судебная власть осуществляется от имени Республики Казахстан и имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции РК, законов, иных нормативно-правовых актов, международных договоров республики. Каждому гарантируется судебная защита от любых неправомерных решений и действий государственных органов, организаций, должностных или иных лиц, ущемляющих или ограничивающих права, свободы и законные интересы, предусмотренные Конституцией и законами республики. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела, с соблюдением всех требований закона и справедливости компетентным, независимым и беспристрастным судом.

Судебная власть осуществляется посредством гражданского, уголовного и иных установленных законом форм судопроизводства. Судьи при отправлении правосудия независимы и подчиняются только Конституции и Закону.

По действующей Конституции РК судебная система подвергалась значительному реформированию, нет теперь ни Конституционного суда, ни Высшего Арбитражного суда. Судами республики являются Верховный Суд и местные суды республики (областные, городские, районные).

Таким образом, судебная власть есть предоставленные специальным органам государства – судам – полномочия по разрешению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права, и реализация этих полномочий путем гражданского, уголовного, административного судопроизводства с соблюдением процессуальных форм, создающих гарантии законности и справедливости принимаемых судами решений [64].

На практике не исключается арбитражное судопроизводство, но оно рассматривается как разновидность гражданского. Так, конституционный закон РК от 25.12.2000г., с принятием которого утратил силу Указ Президента, имеющий силу закона «О судах и статусе судей в РК» от 20.12.1995 г, закрепил дальнейшее совершенствование судебно-правовой реформы в стране. Основная цель при этом:

- расширение полномочий Председателя Верховного Суда;

- повышение правового статуса судей и их социального обеспечения.

Этим же законом предусмотрено образование в областных судах и Верховном Суде надзорных коллегий и пленарных заседаний вместо президиумов Верховного Суда. Данное нововведение осуществлено в целях приведения в соответствии с нормой Конституции РК, которой не установлены такие органы, как президиумы.

Указом Президента РК от 17.08.2010г. № 1039 «О мерах по повышению эффективности правоохранительной деятельности и судебной системы в РК» упразднен Комитет по судебному администрированию при Верховном Суде РК с передачей функций и полномочий по: исполнению исполнительных документов, а также функций по организационному, материально - техническому обеспечению и иному обеспечению деятельности областных, районных и приравненных к ним судов, организационному и методическому руководству деятельностью судебных приставов вновь образованному Департаменту по обеспечению деятельности судов при Верховном Суде.

Словом, правосудие в судах будет осуществляться только указанными в Конституции судебными органами - коллегиями. Пленарные заседания судов не наделяются правом отправления правосудия, они решают общие организационные вопросы в деятельности суда.

Для унификации судопроизводства в законе также закреплено объединение хозяйственных и гражданских коллегий в судах республики. Упраздняется военная коллегия в Верховном Суде. Кроме того, усилены гарантии независимости судей. Так, если ранее правом возбуждения дисциплинарных дел в отношении судьи обладали судебные органы и органы Министерства юстиции, то в новой редакции это право принадлежит только Председателю Верховного Суда (в отношении всех судей республики) и председателю областного суда (в отношении судей данной области).

На обеспечение прозрачности и гласности процедуры назначения на должность судьи направлены нормы, предусматривающие осуществление отбора кандидатов на должности судей районных и областных судов на конкурсной основе, соответственно, и высшим судебным советом.

Представление кандидатур на вакантные должности председателей коллегии и судей Верховного Суда, председателей коллегии местных судов, а также внесение представлений по прекращению полномочий судей республики отнесены к исключительной компетенции Председателя Верховного Суда. Для улучшения качественного состава судебного корпуса устанавливаются новые дополнительные требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи, - обязательное прохождение стажировки лиц, успешно сдавших квалификационный экзамен. В законе существенно расширены полномочия дисциплинарно – квалификационных коллегий, которые будут рассматривать не только дисциплинарные дела, но и вопросы прекращения полномочий судей в случае невыполнения ими требований, предъявляемых к судье, в том числе и за нарушения норм судебной этики. Это свидетельствует об ужесточении требования к судьям. Итак, первичная фильтрация кандидатов в судьи, оценка их деловых, профессиональных и личностных качеств – такова система отбора и определения кандидатов для назначения судьей.

Высший эшелон судебной власти (Председатель Верховного суда, его заместители, председатели коллегии Верховного суда и судьи Верховного суда избираются Сенатом Парламента РК, по представлению Президента РК, основанному на рекомендации Высшего судебного Совета (ст. 82 КРК), а нижестоящие судьи назначаются главой государства, по представлению Председателя Верховного Суда, основанному на рекомендации Высшего судебного совета.

В тоже время в Конституции РК подчеркивается (ст. 79) постоянство работы судей, независимость которых защищается Конституцией РК и законом.

Судьями могут быть граждане республики, достигшие 25 лет, имеющие высшее юридическое образование, стаж работы по юридической профессии не менее 2 лет и сдавшие квалификационный экзамен, успешно прошедший стажировку. Законом могут быть установлены дополнительные требования к судьям судов республики.

Должность судьи несовместима с депутатским мандатом, с занятием иной оплачиваемой должности, кроме преподавательской, научной или иной творческой деятельности, осуществлением предпринимательской деятельности, вхождением в состав руководящего органа или наблюдательного совета коммерческой организации.

Высший судебный совет возглавляется Председателем и состоит из Председателя Конституционного совета, Председателя Верховного Суда, Генерального Прокурора, Министра юстиции, депутатов Сената, судей и других лиц, назначаемых Президентом Республики.

Статус, порядок формирования и организация работы Высшего судебного совета определяется Основным Законом государства (ст.82).

Принципы правосудия, установленные Конституцией РК (ст.77), являются общими и едиными для всех судов и судей республики. Обращает внимание п.3 «презумпция невиновности»:

- лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда;

- никто не может быть подвергнут повторно уголовной или административной ответственности за одно и то же правонарушение;

- никому не может быть без его согласия изменена подсудность, предусмотренная для него законом;

- в суде каждый имеет право быть выслушанным;

- законы, устанавливающие им усиливающие ответственность, возлагающие новые обязанности на граждан или ухудшающие его их положение, обратной силы не имеет. Если после совершения правонарушения ответственность за него законом отменена или смягчена, применяется новый закон;

- обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

- никто не обязан давать показания против самого себя, супруга (супруги) и близких родственников, круг которых определяется законом, священнослужители не обязаны свидетельствовать против доверившихся им на исповедь;

- любые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого;

- не имеют юридической силы доказательства, полученные незаконным способом, никто не может быть осужден лишь на основе его собственного признания;

- применение уголовного закона по аналогии не допускается. Есть и отраслевые принципы, вытекающие из конституционных, т.е. по вопросам отправления правосудия по конкретным делам судьи не подотчетны; судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и законам РК; какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону (ст.78 РК).

Установлена уголовная ответственность за незаконное вмешательство в расследование или рассмотрение дел, а также за угрозу по отношению к лицу, производившего дознание, следователю, прокурору, судье.

Суды не вправе применять законы и иные правовые акты, ущемляющие закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина. Если суд усмотрит, что закон или иной нормативный правовой акт, подлежащий применению, ущемляет закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина, он обязан приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Совет с представлением о признании этого акта неконституционным (ст. 78). Из числа конституционных принципов подлежит отнести к области правосудия и право человека и гражданина на пользование квалификационной юридической помощью. В соответствии со ст.16 п.3 Основного Закона РК каждый задержанный, арестованный, обвиняемый в совершении преступлений имеет право пользоваться помощью адвоката с момента, соответственно, задержания, ареста или предъявления обвинения.

Наряду с конституционными принципами, так называемой «презумпцией невиновности», есть и отраслевые принципы правосудия:

Один из важнейших принципов, характерных для реально демократического государства – равенство граждан перед законом и судом.

Равенство перед законом – это одинаковое применение положений, закрепленных законодательством, ко всем гражданам.

Равенство перед судом означает наделение всех граждан, предстающих перед судом, в том числе или ином качестве, равными процессуальными правами и обязанностями, независимо от происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности.

Состязательность как принцип правосудия означает такое построение этого вида государственной деятельности, которое обеспечивает при рассмотрении гражданских и уголовных дел в судебных заседаниях равные возможности участвующих лиц по отстаиванию своих прав и законных интересов. Другими словами, правосудие является состязательным тогда, когда стороны могут активно и на равных доказывать свою правоту, излагать свои доводы, давать свое толкование фактов, событий и доказательств.

Гласность рассмотрения дел – это открытое судебное разбирательство во всех судах и провозглашение решений, приговоров и постановлений публично.

Решая при осуществлении правосудия вопрос о пределах действия того или иного принципа правосудия, необходимо опираться, во - первых, на предписания ст. 4 КРК, содержащей категорические правила о том, что:

- Конституция РК имеет высшую юридическую силу;

- Ее нормы имеют прямое действие на всей территории РК;

- законы и другие нормативные правовые акты, принимаемые в РК, не должны противоречить ее Основному Закону, т.е. Конституции РК.

А во - вторых, вопрос о действии принципов правосудия не может быть решен без учета провозгласившей Конституцией РК признания составной частью действующего права в РК, ее правовой системы общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров, имеющих приоритет перед законами и применяются непосредственно. При этом если международным договором РК установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. И последнее, специфика реализации принципов в различных стадиях уголовного процесса не означает их разобщенности. Напротив, принципы взаимно связаны. Например, принцип гласности и состязательности, направленные на установление объективной истины в гражданском процессе, не могли бы быть реализованы, если бы гражданский процесс не был построен одновременно на таких демократических началах, как равенство граждан перед законом и судом, обеспечение пользования родным языком при осуществлении правосудия и в ходе судопроизводства [65].

Таким образом, исходя из выше изложенного, следует вывод о том, что судебная власть – это самостоятельный вид государственной власти, принадлежащий только судам, она исключительна, независима, самостоятельна и обособлена.

Процессуальный порядок деятельности, осуществление полномочий путем судопроизводства, подзаконность – являются важнейшими признаками судебной власти.

Суд - специально образованный орган государственной власти, его деятельность основана на законе и состоит, в определенном смысле, в оценке той или иной жизненной ситуации с позиции права, закона.

3.3 Органы прокуратуры в системе государственной власти Республики Казахстан

В нашей стране появились качественно новые законы, вытекающие из основных положений ежегодных Посланий Главы государства к народу Казахстана и позволяющие иначе взглянуть на существующие проблемы, в которых главным приоритетом определена защита прав и свобод граждан.

Старший помощник военного прокурора Алматинского гарнизона А.В. Дуккардт рассматривает особо часто обсуждаемый вопрос о санкционировании ареста.

Проводимая политика Президентом Республики Казахстан Н.Назарбаевым по совершенствованию всех отраслей системы права, в том числе и уголовного законодательства существенно изменили правосознание и правовую культуру граждан нашей страны.

Законодательство в нашей стране формируется в тесной взаимосвязи с историей, культурой и традициями народов Казахстана. Отбирается всё положительное, как более передовое, которое, безусловно, может только улучшить действующую систему права нашего государства, содействовать эффективному осуществлению правосудия и утверждению законности. Преимущество законодательства Казахстана перед системами права других стран как раз в том и заключается, что оно служит, прежде всего, интересам народа нашего многонационального государства.

Правовая реформа затрагивает и все направления прокурорской деятельности, которая активно способствует развитию правовой системы государства. Несмотря на позитивные изменения в законодательстве, структура органов прокуратуры Казахстана, за некоторыми исключениями, осталась неизменной до сегодняшнего дня.

Законодательное подтверждение прокуратуры определено в ст. 83 Конституции Республики Казахстан, где определены основные направления прокурорского надзора, компетенция, организация и порядок её деятельности. Прокуратура Казахстана, обладая конституционной надзорной функцией, с позиции закона влияет на все ветви власти, способствуя тем самым нормальной их деятельности, в том числе и по исполнению требований Конституции. В научных кругах и среди многих практических работников из других правоохранительных ведомств и сейчас активно обсуждается вопрос о радикальном сужении сферы компетенции и значительном снижении объёма полномочий прокуратуры. Однако, ни одно из контролирующих ведомств, действующих сегодня в нашей стране,  не может заменить и никогда не заменит универсальность прокуратуры  в надзоре за исполнением законов в различных сферах деятельности государства, которая сегодня является единственным органом, способным координировать деятельность всех правоохранительных органов по повышению эффективности борьбы с правонарушениями путём разработки  и осуществления правоохранительными органами согласованных действий по своевременному выявлению, раскрытию, пресечению и предупреждению преступлений, устранению причин и условий, способствующих их совершению, искать всё новые пути эффективного противодействия преступности, принимать неотложные меры и оперативно реагировать на любые нарушения законности и добиваться скорейшего их устранения.

Никто не оспаривает, что наиболее эффективный способ защиты прав и свобод человека, а также восстановления справедливости по Конституции – это судебный. Установление в законе весьма важного положения о признании виновным и о применении уголовного наказания только судом делает судебное разбирательство центральной, решающей стадией уголовного процесса, а участие прокурора в судебном разбирательстве – одним из важнейших направлений его деятельности по надзору за законностью рассмотрения уголовных дел в судах. Однако суд не является ни надзорным органом, ни органом уголовного преследования, поэтому он не вправе на стадии досудебной подготовки проверять и оценивать доказательства, а, следовательно посягать на данном этапе производства по уголовным делам на основные права подозреваемых либо обвиняемых, например на их личную свободу при применении меры пресечения в виде санкционирования ареста, и считать это судейской прерогативой.

По Конституции и уголовно-процессуальному закону функции и пределы полномочий суда и прокуратуры чётко распределены между собой и не нуждаются, по моему мнению, в глобальном реформировании.

Судебное санкционирование ареста, как ошибочно считают некоторые авторы статей, ни коим образом не может являться предварительным рассмотрением дела, при котором якобы разрешается спор между государством и гражданином о преступности или неприступности совершённого деяния, степени его общественной опасности и т.п. Этот спор о преступности либо неприступности при осуществлении уголовного судопроизводства возложен по закону не на суд, а на стороны – обвинение и защиту, которые исполняют свои обязанности в судебном процессе на основе принципа состязательности.

Суд лишь оценивает представленные прокурором доказательства, и, сохраняя объективность и беспристрастность, создаёт необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления, предоставленных им прав, не выступая ни на стороне обвинения, ни защиты, и не выражая каких бы то ни было интересов, помимо интересов права. Кроме того, о каком споре вообще может идти речь между государством и гражданином, если суд не связан мнением сторон. Более того, судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и закону. Так, в чём же отличие ареста от судебного рассмотрения уголовного дела? Только разобравшись в этом, можно понять, чья позиция является правильной и заслуживает большего доверия и внимания. Итак, арест – это мера пресечения, применяемая только с санкции прокурора либо по решению суда в отношении обвиняемого (подозреваемого) в целях исключения воспрепятствования объективному расследованию и разбирательству дела в суде, пресечения от занятий преступной деятельностью и другим основаниям, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством [66, с.55]. Предварительное же рассмотрение дела не является мерой пресечения, и таковой быть не может ни по закону, ни по здравому смыслу. И вообще, такое понятие как предварительное рассмотрение уголовного дела действующим законом не предусмотрено.

Суд, являясь органом судебной власти, осуществляет правосудие по уголовным делам в форме предварительного слушания или главного судебного разбирательства по оконченным и направленным ему делам с обвинительным заключением или постановлением о принудительных мерах медицинского характера в установленном законом порядке. Таким образом, мера пресечения в виде ареста и судебное рассмотрение уголовного дела по Конституции и закону не являются тождественными понятиями, которые, в свою очередь, влекут для лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, различные правовые последствия. Так, арест связан с временной изоляцией лица на период предварительного расследования и судебного разбирательства до вынесения окончательного решения по делу, который содержится в следственном изоляторе и для него, в отличие от осуждения к лишению свободы, установлен другой порядок и условия содержания.

Судебное же рассмотрение уголовного дела по существу является заключительным итогом кропотливой работы органов уголовного преследования и суда по осуществлению правосудия по уголовным делам, т.е. окончательной стадией уголовного судопроизводства, в ходе которого выносится окончательное решение о признании лица виновным либо невиновным и назначении ему наказания или освобождении от него, в зависимости от вида приговора или постановления суда.

Реальные возможности суда по санкционированию ареста граждан на стадии досудебного производства по уголовным делам, настолько низки, что будет неправильным данную функцию передать от прокуроров органам отправления правосудия. В чём же выражается недоверие к прокурору по выполнению своих конституционных полномочий по санкционированию ареста граждан? В том, что он принимает решение единолично, так и судья будет принимать такое же решение единолично, в случае передачи ему этих функций в законодательном порядке. Тем более что по Конституции и уголовно-процессуальному законодательству предусмотрен судебный порядок обжалования санкции прокурора, а, следовательно, и судебный контроль над применением ареста. Поэтому никак не смогут быть ущемлены права и свободы граждан Казахстана при наличии существующего порядка  санкционирования ареста граждан в стадии досудебного производства по уголовным делам прокурором. Что авторы некоторых статей располагают какими-то секретными статистическими данными о том, что каждая или каждая вторая санкция ошибочна и незаконна вследствие каких-то неизвестных нам причин? Уверен, такой статистики и информации у них нет, а все утверждения построены на субъективных предположениях, и ни чем не подтверждённых фактах. Может быть причина такого, на мой взгляд, предвзятого отношения к прокуратуре кроется в чём-то другом?

В продолжение исследуемой темы вновь вернёмся к рассмотрению вопросов о необходимости оставления у прокурора полномочий по санкционированию ареста граждан.

Итак, на первоначальном этапе расследования ещё нет того объёма и той совокупности доказательств, как при рассмотрении судом уголовных дел по существу, чтобы можно было безошибочно принимать законные и обоснованные судебные решения. Да, и самих доказательств на этом этапе расследования иногда бывает не так много, а по обстоятельствам дела не задержать подозреваемое лицо, с последующим его арестом, просто невозможно, так как сразу же утратится возможность для собирания дополнительных доказательств по его окончательному изобличению в совершённом преступлении, и преступник, в свою очередь, останется безнаказанным и дальше будет продолжать совершать различные преступления.

С точки зрения здравого смысла и логики мы попадаем в порочный круг: арестовать подозреваемого невозможно, так как не собрано ещё достаточных доказательств, а необходимая совокупность доказательства не собрана, так как не арестовано лицо, подозреваемое в совершении преступления.

Некоторые «знатоки» этих юридических тонкостей, на мой взгляд, неправильно формулируют проблемные вопросы, связанные со сбором и закреплением доказательств, с которыми сталкиваются практически все следственные работники в своей повседневной деятельности при расследовании конкретных уголовных дел, аргументируя это тем, что якобы имело место раньше и продолжается сейчас практика, когда арест санкционируется под «будущие доказательства» со всеми вытекающими отсюда последствиями, вплоть до фальсификации доказательств, их «выбивания», путём незаконных методов ведения следствия и дознания.

Такими голословными высказываниями они необоснованно будоражат мнение общественности, умышленно заостряя их внимание на каких-то единичных и совсем незначительных фактах нарушений законности по уголовным делам, чем, в подтверждение якобы своих доводов, и обосновывают свою позицию о необходимости введения института судебного санкционирования ареста граждан – как важнейшего и неотъемлемого принципа правового государства, приоритетами которого являются конституционные права и свободы граждан, а не ведомственные интересы и амбиции. Приведённые доводы оппонентов настолько несостоятельны, поверхностны и надуманны, что не выдерживают никакой критики. Их суждения полностью противоречат установленному законом порядку подготовки и назначения прокурорских работников Казахстана на государственную службу, что можно соотнести только со скрытым намёком на нанесение неприличного удара «ниже пояса», так как их высказывания явно направлены на подрыв авторитета органов прокуратуры в глазах общественности и якобы некомпетентность прокуроров по осуществлению своих конституционных полномочий санкционирования ареста граждан по уголовным делам. Думаю, нельзя делать такие необдуманные умозаключения. Если продолжать полемику, то эту некомпетентность по санкционированию ареста граждан можно отнести, и к правосудию, так как нет никаких гарантий, что и судья не будет давать санкции под «будущие доказательства», а, следовательно, и «под будущий» результат окончательного рассмотрения уголовного дела, т.е. предрешать судьбу дела уже изначально, с момента санкционирования ареста фигуранта преступления.

Такую гарантию не смогут дать и оппоненты, кто выступает за судебное санкционирование ареста граждан, и не разделяет моей позиции. И почему мы должны всегда поглядывать на Запад и что-то у них обязательно перенимать либо заимствовать? Когда у нас есть и у самих достаточно богатый опыт и высокий уровень знаний для успешного проведения правовой реформы в Казахстане. Может быть не надо и не следует ломать то, что создавалось и эффективно апробировалось годами в нашей стране в период её становления и развития, а добиваться демократичности государства и общества иным путём – соблюдением гражданами законности и оптимальным разграничением пределов полномочий между всеми ветвями власти, и их совершенствованием, в том числе и в системе правосудия, в частности между судом и прокуратурой.

Именно в этом и будут решительные действия в сохранении правопорядка, государственной власти и незыблемости Конституции, а также единстве народа и обеспечении прав и свобод человека и гражданина, которые постоянно предпринимаются Главой государства, а не в том, чтобы бесконечно реформировать государственные органы власти и на законодательном уровне без конца пересматривать функции прокуратуры, которых, к сожалению, «уже итак осталось совсем немного».

Во многих западных странах, вся тяжесть доказывания лежит на стадии судебного разбирательства, а основной задачей досудебной стадии является раскрытие преступлений и выявление виновных лиц.

Однако особенность уголовно-процессуального права Казахстана как раз и заключается в том, что основная тяжесть доказывания по уголовным делам лежит на досудебной стадии расследования уголовных дел: на дознании и предварительном следствии, надзор за которыми осуществляется прокуратурой. Из этого следует, что система уголовного права других государств, в части передачи функции санкционирования ареста от прокурора суду нам не подходит и является неприемлемой.

Прокуратура сугубо правовой институт. Она не обладает какими-либо властными полномочиями и, ни в коей мере, не посягает на независимость суда и на прерогативы судебной власти. Но, вместе с тем, имеет процессуальную власть в ходе предварительного расследования, когда прокурором ежедневно осуществляется надзор за законностью следствия, дознания и оперативно-розыскной деятельности на всех стадиях досудебного производства – с момента информирования органов уголовного преследования о совершённом либо готовящемся преступлении до направления уголовного дела в суд. Чего нет, и не может быть у суда, так как он не сможет, подменив обязанности прокурора и его полномочия, выполнять функции надзора в силу его специфической компетенции по отправлению правосудия по уголовным делам, предусмотренным положением Конституции. Поэтому, прокурор, располагаясь вне системы судебной власти, при осуществлении надзора за предварительным расследованием, осуществляет также и функции надзора за законностью решений суда, способствует функционированию этой власти в рамках закона и справедливости, методами, исключающими какое-либо посягательство на её независимость.

Таким образом, суд и прокуратура реализуют свои функции и полномочия с чётким их разграничением и в пределах, установленных Конституцией Казахстана.  

Это решение законодателя имеет огромное преимущество перед системами права других государств, а также во многом и положительные стороны, от которых, с учётом утвердившейся десятилетиями практикой и в силу ряда объективных и субъективных причин, нельзя и не следует отказываться.

Недоумение вызывает вопросы - почему у прокурора предлагается отобрать ряд его функций, вплоть до сокращения возможности внесения протестов на законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции и законам Республики? Почему именно у него необходимо снизить объём полномочий и пересмотреть ряд функций?

Реформирование органов прокуратуры прерогатива самих работников прокуратуры. Они и только они, должны первыми инициировать свои предложения в парламент страны по совершенствованию её деятельности, изменению каких-либо функций и т.д.

Почему в процессе реформирования прокуратуры предлагают не позитив, а негативные предложения? Ведь прокуратура же не посягает на функции государственных органов власти, местного государственного управления и организаций? Всё же как-то болезненно поднадзорные прокуратуре государственные органы и должностные лица, политические партии и другие общественные объединения Казахстана воспринимают деятельность органов прокуратуры, а тем более, её вмешательство при нарушении законности? Но, кто-то же должен в правовом государстве осуществлять надзор за исполнением законов, в том числе и за законностью судебных решений, что органы прокуратуры успешно и делают, исполняя свои конституционные обязанности перед народом и Президентом Республики Казахстан.

Прокуратура – всегда подходила и подходит ко всем вопросам с точки зрения Закона в силу её исключительного и особого предназначения по осуществлению высшего надзора за точным и единообразным применением законов, указов Президента Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов на территории Республики [67]. Может быть, по этой причине многим в каком-то смысле и не нравится деятельность прокуратуры.

Таким образом, подводя итог всему сказанному, хочу заключить, что рассуждения некоторых юристов, выступающих по данной тематике, сводятся к тому, что при передаче функции санкционирования ареста граждан от прокуратуры другой структуре, в частности суду, всё якобы будет на должном и идеальном уровне. Из этого следует понимать, что прокуратура является не тем органом! А может быть наоборот? Может быть, прокуратура как раз и является именно тем органом, которая всегда обеспечивала, и будет обеспечивать в установленном законом порядке защиту прав, свобод и законных интересов граждан Казахстана [68].

Суждения оппонентов по такой серьёзной теме, как передача санкционирования ареста граждан от прокурора суду, по моему мнению, больше схожи «с разговором обывателей».

Очевиден вывод: функции органов прокуратуры нуждаются в постоянном совершенстве и в радикальном обновлении, которым нет предела, и никак не со снижением и сужением, а, напротив, с расширением их функций надзора и увеличением такого объёма прав и полномочий, сколько необходимо и которых бы хватило для эффективной борьбы с преступностью, поскольку преступность всегда угрожала, и будет угрожать безопасности государства, его политической и экономической стабильности, а также спокойствию граждан Республики Казахстан [69].

Только такой подход государства в развитии и в совершенстве правовой реформы поднимет имидж и авторитет Казахстана в глазах мировой общественности.


Заключение

В данной дипломной работе были рассмотрены особенности государственной власти, его конституционно-правовая характеристика.

Анализ всего вышеизложенного позволяет сделать вывод о том, что политическая или – что одно и тоже – государственная власть – это такая разновидность общественной власти, которая или осуществляется непосредственно самим государством, или делегирована, или санкционирована им, то есть проводиться от его имени, по его уполномочию и при его поддержке.

Обобщая основные, характерные черты государственной власти мы пришли к выводам, что ей присущи следующие признаки: классовый характер, опора на возможность государственного принуждения, не совпадает её непосредственно с населением, учреждение государственной власти сообразуется с разделением населения по территориальному признаку. По сути, признаками государственной власти можно считать и то, что она является высшей, единой и неделимой, не может допустить конкуренции другой власти в отношении тех же лиц в пределах территории государства, она способна сделать свою волю мотивом поведения других лиц.

Одним из важнейших вопросов является и соотношение законодательной, исполнительной и судебной власти, а также действительно действующая система сдержек и противовесов. Особенно это актуально для современного Казахстана, который в середине 90-х годов вступил в период реформ,  которые коснулись всех сфер жизни общества. На наших глазах изменились многие принципы жизни общества, появились новые идеологические основы функционирования, устройства, развития государства. Одной из базовых концепций построения нового государства стала теория разделения властей, которая была закреплена в Конституции.

Правильное использование методов убеждения и принуждения органами государственного управления обеспечивают эффективность управленческой деятельности, незыблемость правопорядка, общественного и государственного строя, способствует успешному строительству экономически развитого государства, достижению политической и общественной стабильности, оперативной и согласованной деятельности всех уровней власти.

Среди важных предпосылок серьезного улучшения функционирования государственной власти и повышения эффективности ее органов в нашей стране необходимо выделить следующие:

- повышение эффективности законодательного процесса;

- усиление результативности в реализации принятых законов;

- повышение взаимодействия между различными ветвями власти;

- совершенствование законодательной техники и планирования;

- всестороннее расширение связей между депутатами и избирателями;

-дальнейшее развитие и обновление всей законодательной базы государства и общества.

Надеемся, что законодательные и представительные органы в нашей стране будут вносить весомый вклад в развитие нашей страны, обеспечение достойной жизни наших сограждан и процветания нашего государства.

В работе феномен государственной власти рассматривался с разной высоты теоретического изучения, а именно:

- как особый политический институт, организация, осуществляющая публичную власть, или аппарат этой власти;

- как аппарат государственной власти, совокупность властных органов и должностных лиц и их отношения, связи между ними;

- как систему государственных институтов, органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

Успешное строительство экономически развитого государства, достижение политической и общественной стабильности невозможны без согласованной деятельности всех уровней власти.

Смысл демократии не в том, что народ провозглашается источником власти, не в том, что органы государственной власти объявляют себя органами, через которые “народ осуществляет свою власть”, а в том, что все полноправные граждане (их объединения, организованные группы) формально в равной мере допускаются к формированию высших органов государственной власти и тем самым - к формированию государственной воли.

В п. 4 ст. 3 Конституции РК установлено, что государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия между ними с использованием системы сдержек и противовесов.

Нередко из данной конструкции искусственно изымается и фетишизируется ее вторая составляющая – принцип разделения властей, дополняемый системой сдержек и противовесов. Единство государственной власти, наоборот, нередко не замечается, скромно замалчивается либо трактуется весьма ограниченно. Даже в официальных научных комментариях Конституции РК, изданных в 1998 и 2004 гг., единство государственной власти преподносится в качестве единства системы государственной власти в ее вертикальных и горизонтальных срезах и привязывается к унитаризму политико-территориальной организации Республики Казахстан.

При таком подходе, во-первых, значительно обедняются сущность государственной власти, коренящейся в положениях преамбулы Конституции РК: «Мы, народ Казахстана…»; п.п. 1 и 2 ст. 1 о человеке, его жизни, правах и свободах в качестве высшей ценности государства; об основополагающих принципах деятельности республики; п. 1 ст. 3 о народе – единственном источнике государственной власти; во-вторых, акцент смещается в ту сторону, которая является производной от содержания, то есть в организационную – область построения государственного механизма; в-третьих, уведенное в сторону организационную, единство как раз и становится уязвимым с точки зрения приверженцев однобокого возвеличивания разделения властей; в-четвертых, лишенная своей первоосновы, без учета единого начала, государственная власть подвергается критике в связи с усиленным властным ресурсом Президента РК. Параллельно в Конституции закреплен ряд эффективных механизмов участия Парламента в выработке и проведении в жизнь важнейших политических решений, сдержек и противовесов по отношению к исполнительной власти –
ресурсов, пока пребывающих в арсенале «дремлющих полномочий».

Сущностное, базирующееся на народном суверенитете, единство государственной власти определяет единство главных целей, стоящих перед обществом. В Конституции РК данное положение нашло отражение в функциях главы государства определять основные направления внутренней и внешней политики, обеспечивать политическую координацию ветвей власти, политический арбитраж между высшими государственными органами и их ответственность перед народом. Далее эти функции находят свое подкрепление в ряде полномочий по прямому общению с народом, в законодательной и исполнительной областях, в утверждении государственных программ, а также при чрезвычайных обстоятельствах.

При парламентарной форме правления это обеспечивается через победу конкретной политической партии на парламентских выборах, по результатам которых партия-победитель становится правящей, формирует свое правительство, которое опирается на большинство в парламенте, что в итоге как раз и обеспечивает совместную деятельность обеих политических ветвей власти, спаянных единством установок правящей партии.

При президентской форме правления данная миссия выпадает на долю партии, победившей на президентских выборах, когда глава государства многие из своих начинаний осуществляет при поддержке однопартийцев-конгрессменов. А вот иное, когда (в первом случае) ни одна из партий не опирается на большинство в парламенте или (во втором) президент и парламентское большинство принадлежат к разным партиям, создает неудобства, нередко значительные, причем не только для высших госорганов и политических партий, но и для народов, живущих в условиях перманентных правительственных и парламентских кризисов.

В казахстанском обществе пока еще не обрел своего собственного «я» партийный канал, через который в высокоразвитых демократиях обеспечивается трансформация воли народа в государственную политику. Поэтому единство власти подкрепляется президентским потенциалом, нравится это кому-то или нет. Плюсы такой государственной формы очевидны. Они легитимизированы Конституцией, принятой на референдуме 30 августа 1995 г., подтверждены десятилетием устойчивого экономического и политического развития страны.

Именно последнее обстоятельство позволило в Казахстане несколько лет назад перейти к пошаговой децентрализации и, что не менее важно, деконцентрации власти.

Ревизия государственных функций и распределение их по уровням управления с соответствующей бюджетной подпиткой; выборы сельских акимов, экспериментальные выборы районных и городских акимов; резкое расширение гласности и включение СМИ и НПО в борьбу с коррупцией; повышение эффективности использования потенциала действующей Конституции; деятельность Национальной комиссии по вопросам демократии и гражданского общества; планируемое мягкое укрепление парламентаризма – эти и многие другие меры подтверждают серьезность намерений власти в ее стремлении к либерализации государственного режима.

Таким образом, при безусловном единстве государственной власти, в Казахстане реализуется стратегия по изменению баланса в организационном механизме разделения властей, а также в государственном и общественном началах формирования и отправления политики. В этом видится главная гарантия от перерастания единства сущностного в единство организационное, означающее диктатуру и тоталитаризм.


Список использованных источников:

1. Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений. М. 2004. с.156.

2. Пиголкин А.С. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М. 2007. с.17.

3. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М. 2004. с.123.

4. Кашанина Т.В. Происхождение государства и права. М., 2009.с.15.

5. Вахорев Ю.А. Типология государства. Цивилизованные типы государства // Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. Серия право. 1999. с.45.

6. Лазарев В. В. Общая теория права и государства. М. 1994.с.49.

7. Нерсесянц В.С. Проблемы общей теории права и государства. М. 2004.с.27.

8. Каленский В.Г. Государство как объект социологического анализа. М. 1977. с.15.

9. Кочесоков Р.Х. Тоталитаризм: философско-политическое исследование: Автореф. дис. докт. Ростов-на-Дону. 1992. с. 11-12.

10. Веленто Л. И. Пределы деятельности государства (теоретико-правовой анализ внешних форм ограничения): Автореф. дис. канд. Гродно. 1999. с. 3.

11. Саякбаев Н.А. Гражданское  общество  и правовое  государство.  Алматы. 2000.  42 С.

12. Худяков С. С. Правовые основы соотношения гражданского общества и государства: Автореферат диссертации на соискание ученой степени к. ю. н.

Нижний Новгород. 2003. с.24.

13. Грамши А. Избр. соч.: В 3-х томах. Москва. 1957. Т. 3. с. 200.

14. Кальной И.И. Гражданское общество: истоки и современность// Издательство "Юридический центр Пресс". 2000. с. 10.

15. Грудцына Л.Ю.  Правовая природа и формы взаимодействия гражданского общества и государства  // Законодательство и экономика. 2007.  №11. с. 8 - 9.

16. Арато Э. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание и направления для дальнейших исследований // Полис. М. 1995. № 3. с. 51.

17. Кулиев М.Р. Гражданское общество и право: опыт теоретического исследования: Дисс. докт. юрид. наук. М. 1997. с. 110.

18. Витюк В.В. Становление идеи гражданского общества и ее историческая эволюция.  М. 1995. с. 59.

19. Калашников С.В. Конституционные основы формирования гражданского общества в Российской Федерации: Дисс. докт. юрид. наук.  М. 2001. с. 29.

20. Кант И. Соч. в 6-ти томах. Т. 6. М. 1963-1966. с. 5; Он же. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане // Философия истории: Антология.  М. 1995. с. 62.

21. Влазнев В.Н. Гражданское общество как предмет конституционно-правового исследования: Дисс. канд. юрид. наук.  М. 2002. с. 125.

22. Строев Е.С. Выступление на Общественном форуме, организованном независимой ассоциацией "Гражданское общество" и Национальным фондом "Общественное признание" // Абакумов С.А. Указ. соч. с. 206.

23. Хесле В. Гении философии Нового времени. М. 1992. с. 137.

24. Баранов П.П. Институты гражданского общества в правовом пространстве современной России: Дисс. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2003. с. 22.

25. Мальковский Б.С. Учение Гегеля о государстве и современности. М. 1989. с. 13.

26. Гегель Г.В.Ф. Философия права. Сочинения. Том VII. М. 1934. с. 211.

27. Перегудов С. Гражданское общество в политическом измерении // Мировая экономика и международные отношения. М. 1995. № 12. с. 4.

28. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. с. 224.

29. Хорос В.Г. Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России //Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук. М. Эдиториал УРСС. 1998. с. 6-7.

30. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. с. 152.

31. Манов Г.Н. Признаки  государства:  новое  прочтение.  Политические  проблемы  теории  государства. М. 1993. с. 12.

32. Чиркин В.Е. О  публичной  власти (постановка  проблемы) // Государство  и  право. 2003. № 10. с.15.

33. Марченко М.Н.  Теория государства и права М. 1987. с. 120.

34. Ледяев В.Г. Власть: концептуальный  анализ // Политические  исследования. 2000.№1.с. 19.

35. Кочев В.А.  Государственная  власть. Конституционно-правовые  основы корреляции. Пермь: Издательство Пермь-университет. 2000. с. 167.

36. Жиренчин К.А., Айтхожин К.К.  Конституция  РК  и  вопросы  теории  суверенитета. КазГЮА. Студ. сервер. 2000. с.12.

37. Закон  Республики Казахстан от 23.01.2001. №148-2 «О  местном  государственном  управлении  в  Республике  Казахстан». Казахстанская  правда. № 15. с.2.

38. Закон Республики Казахстан от 1 апреля 1999г. N 357-1 О бюджетной системе (с изменениями, внесенными в соответствии с Законами РК от 16.07.99г. № 440-1. с.123.

39.Таужанов С. Децентрализация – ответственный  выбор  пути. Алматы. 2001. с. 2.

40.Ильясов К.К., Зейнельгабдин А.Б., Саткалиева В.А. Государственный бюджет. Алматы: РИК. 1994. с.15.

41.Орешин В.П. Государственное регулирование национальной экономики (в вопросах и ответах) М.  ИНФРА-М. 2000. с. 46.

42.Петров В.А. Финансовые механизмы экономического роста бюджета. // Финансы. 1999. с.8.

43. Сагиндыкова А.Н. Конституционное право Республики Казахстан. Алматы «Бiлiм» 1999. с.12.

44. Талянина Л.Н. Разделение властей в государстве // Государственная власть и местное самоуправление: практический и информационный журнал. 2003. №5.  с. 6-7.

45. Чечулина А.А. Сущность государственной власти: основные подходы.//

Право и политика. 2001. №10. с.19.

46. Конституция Республики Казахстан. Алматы «Жетi жаргы» 1998.

47. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов и факультетов. Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М. Издательская группа НОРМА-ИНФРА. М. 2005. с.36.

48. Чиркин В.Е. Легализация и легитимация государственной власти. 1995. с.45.

49. Турсункулов А.Б. Национально-культурная легитимация и легализация институтов государственной власти. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ростов на Дону. 2006. с. 12.

50. Салфетников М.А. Полномочия органов государственной власти по государственному управлению государственными корпорациями. Издательство: ГУК КК "Кубанькино" Краснодар. 2009. с. 56.

51. Конституция Республики Казахстан. Алматы «Жетi жаргы» 1998.

52. Паречина С.Г. Теории государственной власти  сборник  научных  статей  Республики Беларусь. Минск. 2001. 3-4 С.

53. Кукушкин Ю.С., Чистяков О.И. Очерк истории Советской Конституции. – М.: Политиздат.1987. с. 31.

54. Сапаргалиев Г.С. Конституционное право РК: Учебник. Адматы. Жеті  Жарғы. 2003. с.123.

55. Котов А.Г. Конституционноые  основы  местного государственного управления для  унитарного  Казахстана. А. 1996. с.12.

56. Клименко С.В., Чичерин А.Л. Основы государства и права: Пособие

для поступающих в юр. вузы. М. Зерцало. с. 32.

57. Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств. М.: Юр. лит. 1995. с. 174.

58. Сапаргалиев Г.С. Становление конституционного строя  РК. А. Жеті Жарғы. 2004. с.50.

59. Сапаргалиев Г.С. Этапы становления конституционного законодательства РК. А. Жеті  Жарғы. 2004. с.18.

60. Рогов И. Конституция РК и вопросы формирования уголовно-правового политического государства. А. 2003. с. 46.

61. Назарбаев Н.А. Из выступления Президента Республики Казахстан на III - съезде судей Республики Казахстан // Тураби. 2001 г. №3  С. 5-8.

62. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 года изменениями и дополнениями, от 7 октября 1998 г., № 284/1. Алматы "Борки", 1998 г.

63. Конституционный закон РК от 25.12.2000 г. «О судебной системе и статусе судей РК» с.25.

64. Халиков X. Судебная власть на переходном этапе развития государств Тураби. № 3. 20 сентября 2001г. с.40-44.

65. Раимбаев С. Проблемы судебной власти в Республике Казахстан Тураби. № 4.  2001г. с.20-22.

66. Велиев И. Система органов  прокуратуры  Республики  Казахстан. Аналитическая статья. 21.10.1999г. 45 С.

67. Закон РК "О Прокуратуре Республики Казахстан", от 21 декабря 1995 г. №2709. (с изм. и доп. по состоянию на 19.03.2010 г.).

68. Раимбаев С. Проблемы судебной власти в Республике Казахстан Тураби. № 4. 2001г. с.26.

69.  Концепция развития прокурорского надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности на 2007-2010 годы, утвержденная приказом Генерального Прокурора Республики Казахстан от 12.09.2007 года №39. с. 12.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
8178. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 134.65 KB
  Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Общая характеристика преступлений против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
6893. Конституционно-правовая ответственность: понятие и виды 7.6 KB
  Конституционно-правовая ответственность это применение к лицу органу государству виновному в нарушении предписаний КПН мер гос. Как и любая другая юридическая ответственность конституционно-правовая возникает вследствие совершения субъектом правоотношения виновного правонарушения...
1338. Взаимодействие органов государственной власти и органов власти субъектов Российской Федерации с органами местного самоуправления 65.83 KB
  Взаимодействие органов государственной власти и органов власти субъектов Российской Федерации с органами местного самоуправления. Взаимодействие органов государственной власти Российской Федерации с органами местного самоуправления....
721. Органы государственной власти 44.13 KB
  Рассматриваемая тема — «Виды государственных органов» - важна и актуальна. Современное особое внимание к данной теме вызвано, потребностями существующей в нашей стране практики и особенно перспективами развития современного государства. А это, в свою очередь, требует самого пристального внимания.
37. Имидж государственной власти 239.33 KB
  Благодаря Краудсорсингу население сможет оценить деятельность органов исполнительной власти Саратовской области в частности сотрудников министерства строительства и ЖКХ Саратовской области или охарактеризовать наличие определенных проблем а так же предложить решение. С учетом названных обстоятельств особую важность приобретает проблема выработки и построения новой стратегии развития политической системы связанной с разработкой принципиально новой политики власти основывающейся на принципах консенсуса открытого партнерства власти и...
14592. СИСТЕМА ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 7.36 KB
  Понятие органа государственной власти. Система органов государственной власти в РБ. Понятие органа государственной власти Орган государственной власти – это гражданин или коллектив граждан наделенный государственновластными полномочиями и уполномоченные государством на осуществление его задач и функций и действующие в установленном государством порядке.
19148. Формы осуществления государственной власти 33.94 KB
  Государственная власть как разновидность социальной власти . Понятие и свойства государственной власти. Формы осуществления государственной власти . История России свидетельствует что начиная со времен Петра I величие страны достигалось под воздействием мощной централизованной государственной власти обеспечивающей единство правового экономического политического пространства жесткую исполнительную вертикаль.
4888. Государство как носитель государственной власти 174.8 KB
  Государственная власть - это публично-политическое отношение господства и подчинения между субъектами, опирающееся на государственное принуждение.
4328. Система органов государственной власти 7.27 KB
  Разделение законодательной исполнительной и судебной власти основывается в частности на том что в государстве необходимо осуществлять такие три функции как принятие законов содержащих обязательные правила поведения исполнение их и осуществление правосудия наказание нарушителей этих правил разрешение проблем конфликтов связанных с применением законодательства. Но есть и другая политическая сторона дела: с точки зрения обеспечения сохранения демократии целесообразно распределить эти три направления государственной деятельности...
20052. ВЗАИМОСВЯЗЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ 32 KB
  Теоретические подходы к понятию государственного управления и государственно власти. Понятие и особенности государственного управления. Понятие нормативно правовых актов органов государственного управления.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.