Отказ от материнства как социальное явление

Это имеет свое отражение и в Конвенции ООН о правах ребенка которая признает семью как основную ячейку общества и естественную среду для роста и благополучия детей и что ребенку для полного и гармоничного развития личности необходимо расти в семейном окружении в атмосфере счастья любви и понимания Семья - является основой нашего государства а дети ее будущее. В дипломной работе осуществлено исследование сущности отказов от материнства как социального явления раскрыт механизм формирования материнского поведения дано...

2015-09-17

173.88 KB

7 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


ВВЕДЕНИЕ

Здоровое развитие ребенка наиболее осуществимо в заботливом семейном окружении. Только в рамках семьи детям гарантированно эмоциональное и физическое благополучие, полноценное детство и подготовка к будущему при полной реализации их потенциала. Данное утверждение является основой нашего видения, что «каждый ребенок принадлежит семье и растет в любви, уважении и защищенности». Это имеет свое отражение и в Конвенции ООН о правах ребенка, которая признает семью как основную ячейку общества и   естественную среду для роста и благополучия  детей, и  что «ребенку для полного и гармоничного развития  личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания « Семья - является основой нашего государства, а дети ее будущее».

Конвенция о правах ребенка четко определила, что каждый ребенок имеет право на жизнь, имя, гражданство, право жить и воспитываться в семье (родной или приемной), знать своих родителей.

Следуя духу Конвенции, родители обязаны создать условия для полноценного физического, умственного и духовного развития ребенка.

В последние годы в силу объективных и субъективных причин в семье произошли существенные изменения.

Современная  семья перестает быть защитником, нравственным ориентиром, в ней утрачивается отношение к детям. Материнская любовь, самое сильное и бескорыстное из всех чувств, доступных человеческому сердцу, покидает души некоторых женщин. Особый  интерес в связи с проблемой природы материнской любви (органическая/биологическая или культурно-историческая) представляют случаи отказа матерей от новорожденных детей.

Отказ матери от своего ребенка — форма девиантного поведения – распространенное социально-психологическое явление. Отказ представляет собой крайний вариант отвержения матерью ребенка.  Однако мало изученный феномен. Подобные  действия  родителей  известны  с  давних  времен.  Они   устойчиво сохраняются в различных этнокультуральных сообществах  и  имеют  отчетливые аналоги в животном мире.

По данным комитета по защите прав детей Министерства образования и науки РК, за последние 10 лет 41 тысяча казахстанских детей обрели семью, из них почти 32 тысячи детей усыновлены гражданами Казахстана и порядка 9 тысяч – иностранцами[2]. 

На сегодняшний день в Республике Казахстан насчитывается более 46 тысяч детей, лишенных попечения родителей по разным причинам.

И можно было бы упрекнуть казахстанцев за то, что они не забирают этих сирот в свои семьи.

Однако из общего числа детей-сирот немногие входят в список тех, кого можно усыновить.Основная масса детей либо имеют номинальных родителей, либо являются инвалидами и требуют особого ухода, который им могут обеспечить только специальные государственные учреждения.

Данная  проблема  сиротства  стала  обсуждаться  очень   давно   в   связи   с необходимостью  социальной  заботы  о  детях,   оставшихся   без   попечения родителей, детях-сиротах, о подкидышах, а также в связи с проблемами  опеки, усыновления, попечительства,  общественного  устройства  судеб  этих  детей. У 88 процентов казахстанских воспитанников детских домов есть родители, 12 процентов из них - круглые сироты.  "14 052 детей! Из них только 12 процентов - круглые сироты, остальные дети - социальные сироты, при живых родителях!" - написала М.Сыздыкова. М.Сыздыкова добавила, что в стране "на сегодняшний день проживает 38 386 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в возрасте от 0 до 18 лет".

По ее данным, 22 067 детей из общего числа сирот находятся в семьях под опекой и попечительством, 2267 - на патронатном воспитании, в детских сиротских учреждениях проживает 14 052 ребенка.

Анализ немногочисленной литературы по данной  проблеме  указывают  на чрезвычайную  сложность   взаимодействия   социальных,   психологических   и патологических  факторов,  нарушающих  формирование   материнства   —   важнейшей формы социального поведения женщины. Необходимость исследования причин отказного материнского поведения, разработки и внедрения в практику мероприятий по социальной профилактике данного явления, продиктованы обеспокоенностью детских врачей катастрофическим увеличением количества детей, брошенных матерями в первые дни после рождения, озабоченностью теми драматическими последствиями для здоровья и судьбы, которое несет сверхранний отрыв ребенка от биологической матери.

Вопросы о причинах отказов от материнства остается до настоящего времени мало изученной психологами,  врачами да и общества в целом.

Актуальность темы. Одной из форм девиантного поведения является отказ матери  от своего новорожденного ребенка.

Распространенное, но до настоящего времени малоизученное социально-психологическое явление, ставшее чрезвычайно актуальным в наши дни.

Научная новизна работы. В дипломной  работе осуществлено исследование сущности отказов от материнства как социального явления, раскрыт механизм формирования материнского поведения, дано научное обоснование отказничества как формы девиантного поведения, показана связь материнской депривации с психическим здоровьем, изучены причины формирования отказного материнского поведения и определена модель формирования отказничества,  разработаны практические мероприятия профилактики отказного материнского поведения.

Целью данного исследования является изучение проблемы отказов от материнства и разработка мероприятий, направленных на предупреждение отказничества — одной из форм отклоняющегося поведения.

Объектом исследования является отказ от материнства как социальное явление.

Предмет исследования  социальная профилактика отказа от материнства как формы девиантного поведения. Гипотеза. В основе отказов от материнства как формы девиантного поведения лежит комплекс социально-психологических причин, но более глубокие причины лежат в изменении установок на материнство в современном обществе и в целом в мире, что свидетельствует о недостаточности признания первого в качестве фундаментальной общественной ценности.

Решению поставленной цели служат следующие задачи:

- изучить причины отказов от материнства и разработать модель формирования отказничества;

- раскрыть механизм формирования материнского поведения;

- рассмотреть раннее социальное сиротство как следствие отказов от материнства;

- проанализировать отечественный и зарубежный опыт профилактики отказов от материнства.

Теоретическая и практическая значимость. Материалы и выводы дипломной работы могут быть использованы при разработке демографической политики, формировании женской занятости, в работе перинатальных центров, осуществляющих работу с беременными женщинами по подготовке их к материнству. Внедрение в практику рекомендаций, представленных данной работой, позволит существенно снизить число отказов от материнства и создать сеть реабилитационных центров для женщин, переживающих кризис отказа от материнства.

Также результаты эксперимента представляют интерес для органов социальной защиты населения и будут способствовать выработке действенных мер социальной помощи нуждающимся несовершеннолетним детям, их родителям, семьям в целом. Материалы  могут быть использованы при подготовке специалистов психологической службы в школе.

Эксперименты проводились в родильном доме на протяжении 6 месяцев. Экспериментальная группа состояла из 20 рожениц, отказавшихся от своих детей, контрольная  тоже из 20 рожениц, не собирающихся отказываться от ребенка. Всего в эксперименте участвовали 40 рожениц. Средний возраст женщин контрольной группы 22 ± 6 года, экспериментальной - 24 ± 6 лет. Данные взяты за последние 5 лет.

Научную базу изучения причин формирования отказного материнского поведения составляют работы исследователей: Н.Г. Аристовой, В.И. Брутмана, В.И. Дорно, A.M. Свядоща, М.К Бурстайна, М. Колмана и др. При написании дипломной работы были использованы труды ученых: Брутман В. И., Иванова Н.П., Грибанова Г.В, Карл Е., Цимбал Е.И., Лиханов А, Мухина В.С., Смагиной Л.И. И.В., Рузской А.Г., Чербакова И.М., Галагузовой М.А., Василькова Ю.В., Т.А. Василькова и многие другие, посвятившие свои труды  теме отказа матерей от своих детей.

Вопросы профилактики отказов от материнства (зарубежный и отечественный опыт, организация работы социальных служб) отражены в научных работах Н.Г. Аристовой, Б.И. Айзенберга, Н.И. Буянова, Дж.Ч. Добсона, А.Я. Некрасова, Н.Е. Румянцевой, Н.Г. Скобелевой и др.

Методы исследования:   испытуемым предлагались генограмма, структурированное интервью, методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.Зунга (адаптация  Т.И.Балашовой) шкала сниженного настроения – субдепрессии (ШСНС), Гештальт-терапевтические техники, связанные с проработкой конфликтных переживаний женщиной кризиса отказа от ребенка,

1 Особенности психологии матерей-отказниц

1.1 Социально-психологические причины отказов от материнства

Механизм формирования материнского поведения - сложный процесс, который не возникает инстинктивно, он социально наследуется и воспитывается, зависит от культуры, амбиций и фрустраций женщины и от конкретной исторической и социально-экономической ситуации в стране. Развитие привязанности матери к новорожденному зависит в равной мере как от ее прежнего опыта, главным образом детского, так и от связей, которые устанавливаются между ними после родов в результате ее забот о ребенке и его ответной реакции[1].

Более чем в 50% семей наблюдаются нарушения материнско-детских взаимоотношений. Все это заставляет предположить, что материнство не является полностью обеспеченным врожденными механизмами.

Акцент на материнском инстинкте как наиболее значительной составляющей психологической готовности к материнству вызывает сомнение.  Инстинктивное поведение — жестко закрепленные в наследовании поведенческие формы.

Возможность кардинального нарушения материнства свидетельствует о том, что инстинкт не играет определяющей роли в поведении матери.

Акцент на инстинкте уводит внимание от проблемы собственной активности женщины в решении стать матерью или отказаться от материнства.

Инстинктивное поведение — жестко закрепленные в наследовании поведенческие формы.

Материнство — это одна из социальных женских ролей, поэтому, даже если потребность быть матерью и заложена в женской природе, общественные нормы и ценности оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения.

Материнское чувство включает в себя биологическое стремление к материнству, окрашенное или преобразованное интериоризованными социальными нормами.

Отказничество - форма девиантного поведения женщины, в основе которой лежит комплекс социальных, психологических, педагогических и патологических причин, действующих в совокупности и нарушающих механизм формирования материнства.Среди матерей-отказниц большое количество женщин с разнообразными личностными аномалиями,  страдающих алкоголизмом и наркоманией[2]. ОТКАЗ  – способ защиты, основанный на неприятии реальности или мысли о ней. Проблемы отказниц – это проблемы не только  сегодняшнего дня, а во многом, наследство от неблагополучия предыдущих поколений и забвение насущных нужд людей и, прежде всего детей. Около 1% новорожденных ежегодно остаются без попечения родителей уже в родильных домах вследствие отказа от них матерей[3].

 Небольшая часть отказов связана с тяжелым заболеванием или уродством младенца.

В общественном сознании мать, оставляющая своего ребенка без опеки, считается априорно греховной, морально разложившейся и недостойной сочувствия и помощи.

Недаром стереотипы бытового сознания заставляли бывших депутатов Союзного парламента обсуждать вопрос о разработке закона, который беспощадно карал бы таких матерей.

А средства массовой информации, соревнуясь в поисках "истины", всерьез обсуждали "предложения" некоторых граждан о стерилизации таких женщин, о публичном рассмотрении на работе, в школе, в институте их решения об отказе от материнства.

Необходимость исследования причин отказного материнского поведения, разработки и внедрения в практику мероприятий по социальной профилактике данного явления, продиктованы обеспокоенностью детских врачей катастрофическим увеличением количества детей, брошенных матерями в первые дни после рождения, озабоченностью теми драматическими последствиями для здоровья и судьбы, которое несет сверхранний отрыв ребенка от биологической матери.

На вопрос почему женщины отказываются от своих  детей?

Самыми обычными ответами были: нет денег, нет работы, нет жилья, нет мужа.  

Проанализировав ситуации, в которых находились матери-отказницы, мы выяснили, что все случаи можно разбить на несколько групп. Распространенными ситуациями оказались такие:

1. мать-отказница живет за чертой бедности;

2. женщина находится в алкогольной или наркотической зависимости;

3. мать – сама бывшая воспитанница детского дома, не имеющая ни жилья, ни опыта самостоятельного проживания;

4. роженица находится в юном возрасте;

5. родился больной ребенок.

Довольно часто причины отказов были связаны не столько с реальными трудностями, сколько с ощущением своей несостоятельности, неспособности преодолеть жизненные испытания. Знания о своих юридических правах (о праве на пособия, льготы и т. д.) у женщин практически отсутствовали, многие имели негативный опыт общения сгосударственными органами, призванными оказывать им помощь. Социальный и семейный статус у отказниц  был очень низким. Часть из них ссылалась на невозможность в свое время прервать беременность из-за отсутствия денег на оплату операции. Обычными были высказывания о том, что надеяться не на кого, помощи ждать неоткуда, а проблемы неразрешимы[4] Эти сведения дали достаточные основания отнестись к женщинам, отказывающимся от своих новорожденных детей, как к находящимся в кризисной жизненной ситуации и нуждающимся в помощи. И этот вывод поставил новые вопросы. Какие специалисты должны заниматься оказанием этой помощи? Должны ли они иметь специальную подготовку и - какую? Кто и в каком месте им имеет возможность ее отдать? Будто непосредственно необходимо работать? Какими способами делать? Какие юридические и этические общепризнанных мерок нужно блюсти? Какому ведомству обязана иметь данная работа? Кто и как станет расценивать ее итоги?

Истоки инфантильности и остальных показателей эмоционального неблагополучия во многом разрешено узреть в жизненных обстоятельствах их юношества. В базе отказа лежит нешуточный психический инцидент, имеющий в любом определенном случае родное оглавление, однако в результате принуждающий усмирить материнские ощущения.

Традиционно заключение отказа появляется задолго по рождения малыша. Возле 10 % отказниц пребывают на учете у психиатра либо нарколога. Опосля родов эти мамы категорично отрешаются созидать новорожденных, касаться их, приставлять к груди. Нередко они удирают из роддомов, невзирая на настоящую вероятность послеродовых осложнений, однако никак не переоформляют официозный отказ от малыша.

Нередко выявляются эти проявления незрелости персоны как неумение предугадать тривиальные действия и просто намереваться собственную жизнь, увертывание аборта при заведомом уклонении обладать малыша, послушность к нажиму приятелей и членов семьи.

Большая часть отказниц воспитывались в психотравмирующей среде, чувствовали дерзость и безжалостность со стороны членов семьи[5].

Отказ будет вызвано  убежденностью, будто малыш дает опасность для реализации личных намерений, этак и полной уверенностью дамы в том, будто она хозяйка дает собой опасность для жизни личного малыша.  

Водящим темой отказа от малыша имеют все шансы ходить или тяжелые материльно-домашние условия, или психологические трудности у мамы. Причинами, подстрекающими отказ, имеют все шансы работать психологическое влияние со стороны опекунов, а еще унижающее амбиция известие к роженице персонала роддомов.  

В крайнее время в качестве предпосылки отказа от новорожденных обширно дискуссируются психические расстройства, в особенности послеродовая материнская депрессия[6].

Она существенно почаще сталкивается у мам, имеющих огромное численность отрицательных житейских переживаний периода юношества и молодости, конфликтные дела меж опекунами, их нередкие разводы, алкоголизацию, несформированность вида адекватного родительского поведения.

Предпосылкой отказа от малыша работает еще ненужная сукрольность, приводящая к больному омерзению к новорожденному. В процессе вынашивания ненужной беременности наиболее нежели в 70% появляются симптомы психических расстройств. В их текстуре доминирует сниженное расположение от незначимой подавленности по проявленной тоски с переживанием уныния и суицидной настроенностью[7]. Сниженное расположение нередко будет сопровождаемым психическим напряжением, опаской, раздражительностью, негодованием. Мысли своей виновности видятся изредка.

Эти дамы традиционно расположены оговаривать остальных: мужчину, семью, происшествия жизни. Нередко имеется излишняя беспокойство собственным материальным расположением, прочный ужас пред нуждой, связанной с грядущим рождением малыша, беспокойство из-за карьеру, немотивированный ужас из-за самочувствие и благоденствие старших деток.

В ряде случаев сукрольность будет сопровождаемым ужасом выявления скрыты пред опекунами. Дама дает картины собственного унижения, изгнания из здания, заболевания и погибели 1-го из опекунов в взаимосвязи с непереносимостью рождения потомока.

Тревожат еще треволнения сцен убийства и смерти личного малыша.

Поведенческим эквивалентом «нежеланности» малыша считаются опасные пробы без помощи других прекратить сукрольность на поздних сроках, невзирая на определенную опасность самочувствию и жизни.

Наличествующие эти о отказчицах распадаются на 2 неодинаковые категории. Огромную дробь сочиняют юные женщины в возрасте от 16 по 19 лет (60%). Как верховодило, они никак не замужем, почти все живут с опекунами (с мамой 45% с папой 15%).

Некие с братьями либо сестрами.

При таковых критериях мировоззрение опекунов о доле лишь будто родившегося малыша владеет важное нередко главное смысл. Наверное смысл имеет возможность обнаруживать и в тех вариантах, как скоро дела с опекунами неплохи (35%) и тогда, как скоро нехорошие (15%). Наименьшую дробь сочиняют дамы взрослого возраста, в том количестве старшей возрастной категории (выше 30 лет) (15%).

Обилие видов отказничества показывает на надобность личного расклада в любом единичном случае.

Отказное материнское поведение нехорошим образом отображается на психическом, физиологическом развитии малыша и его социализации.

Главные предпосылки отказов от материнства, в первую очередность, обусловлены соц причинами и семейным расположением дам, однако наверное никак не ликвидирует способности воздействия эмоциональных и психиатрических компонентов их персоны, которые пребывают в узкой связи приятель с ином[8].

Модель формирования отказничества сформировывает многофакторный подъезд к разбору обстоятельств поведенческих странностей с учетом социокультурных, общественно-финансовых причин, а еще пола, возраста, характера и предшествующего эксперимента дамы.     

Роль  соц  причин  в  формировании   искажений   материнского поведения   настолько   велика   и   явна,    будто    почти все    ученые конкретно  сводят  конкретно  к  ним  всю  спорную  делему  причинности общественного сиротства. Деяния указывает, будто общественные потрясения  во  всем мире  будут сопровождаемыми повсеместным подъемом количества  деток остающихся в отсутствии попечения опекунов. Отказ мамы от малыша переживается как кризис, вызванный происшествием мотивационно-потребностной сферы[9].Важные составляющие текстуры кризисной ситуации: преднамеренная аппарат мамы на материнство либо отказ от него, темы, реализующие неосознанные желания, т.е. естественное неожиданное желание к материнству; проблемы либо проблемность общественной ситуации (плохое известие недалёких к рождению малыша; неимение материальных средств к существованию; надобность продолжения учебы и т.д.).

На базе противоречивого сочетания данных компонентов появляется упадок принятия дамой материнской роли, обретающий разные варианты собственного разрешения.

При этом главное смысл при выборе такого либо другого варианта имеют личные индивидуальности мамы. Отказ от малыша вероятен лишь при конкретном личностном виде: ребячливый, реалистический, ценностный.   Ребячливый вид персоны выступает причиной зарубка отказа мамы от малыша, отказ перемещает нервный нрав и дает собой защитное деяние[10].

Для мам инфантильного вида типично амбивалентное либо грубо негативное известие к ребенку («малыш — зачинщик моего несчастья»). Ежели все-действительно малыш воспринимается, то в его отношении устанавливается симбиотическая ассоциация («малыш — дробь меня»).

В случае отказа от малыша выслеживается неблагополучный анамнез — мама в малолетстве была объектом отвержения и чувствовала недостаток любви со стороны своей мамы.

Стратегия треволнения упадка инфантильными матерями уклоняющаяся, поведение сообразно виду вытеснения.

В отношении беременности имеется типичная «агнозия»: дама имеет возможность выяснить о собственной беременности в середине, а то и в крайней ее тридцати процентов, нередко — от остальных.

Как верховодило, она никак не думает о собственном состоянии, пускает все на самотек, в конце концов, просто отрешается от малыша конкретно пред родами либо сходу опосля.

Практически никаких переживаний, инцендентов, угрызений совести. Реалистический вид персоны: отказ от материнства — целеустремленный поступок.

Правильно взвешиваются все «из-за» и «супротив».

Во голову угла ставятся интересы лично мамы.

Известие к ребенку инструментальное: ежели имеет возможность существовать может быть полезен для получения удобств и приемуществ — мама станет его взращивать, ежели недостает — категорически откажется.

К примеру, никак не хватает малыша для усовершенствования жилищных критерий — она прибывает и конфискует малыша, желая ранее категорично от него отрешалась. Стратегия — рассудочная, разумная; известие к ребенку — индифферентное, прохладное.

Психологическими чертами таковой мамы считаются маленький степень естественного желания, материнской необходимости и, как верховодило, маленький степень эмпатии.

В анамнезе: выдержанность и деревянность в отношениях с недалёкими в своей, прародительской семье. Отказ от малыша проистекает еще по родов либо опосля их. Как верховодило, мама никак не проверяет ни колебаний, ни тяжких психологических переживаний.

Тем никак не наименее нередко отказ юридически никак не оформляется — на любой вариант, внезапно малыш еще пригодится. Для ценностного вида важность материнства совсем высока, соц роль мамы означаема[11]. Инцидент обяснен неимением неожиданного желания к материнству либо тяжелыми наружными жизненными обстоятельствами.

Дама рождает малыша в отсутствии супруга, в отсутствии помощи либо в совсем стесненных материальных и жилищных критериях.

Упадок длителен, длится в движение всей беременности и опосля рождения малыша. У мамы констатируется высочайший степень психологических переживаний.

На данном фоне нередко появляется эмоция вины, и в итоге малыш делается объектом проекции отрицательных чувств, известие к нему амбивалентное.

Стратегия — медлящая. Неизменная сражение тем, обстановка выбора, нелегкость принятия решения.

Психологические изучения дам, кидающих собственных деток, находили у их психологическую и эмоциональную неискушенность, аффективную неустойчивость и эгоцентризм.

С данного медли совсем не достаточно прибавилось в наших познаниях о психологическом портрете «отказницы».

Говорят, будто это поведение дамы соединено с особенным обучением в критериях психологической депривации и будто еще дамы владеют завышенной толерантностью к вольному проявлению злости, а общественно-финансовые неприятности на фоне личной ослабленное - нередко лишь нужное и достаточное ограничение для проявления злости сообразно отношению к ребенку[12].

Факторами отказа от деток посещают непостоянность и опасность распада своей семьи, материальная необеспеченность, личностная неискушенность, преломления личного становления, подавленные и аффективные расстройства, отклонение своими матерями в анамнезе мам-отказниц.

Депривация материнской любви, переживаемая отклоняемым чадом, приводит к нарушениям в формировании материнской позиции в зрелости. Посреди отказниц с высочайшей частотой видятся чувственно незрелые персоны, каких различает эгоцентризм, подневольность, аффективная запальчивость, невысокая толерантность к стрессам, амбивалентность установок на материнство.

Они чувствуют эмоция пустоты кругом себя, собственной обособленности. Их различает неспособность надзирать собственные желания, импульсы. Наверное готовит их чрезвычайно зависимым от воздействия общественного окружения.

Почти все их их замечают усиленную надобность в привычки, «принятии», в положительном отношении к себе[13].Особую группу отказниц представляют женщины, забеременевшие в результате сексуального насилия.

Сохранению такой беременности способствует страх ее разглашения перед родителями, стремление оттянуть как можно дольше факт ее обнаружения, феномен «отрицания беременности».

Для забеременевших жертв сексуального насилия характерны такие черты характера, как выраженная пассивная подчиняемость, личностная незрелость.

Таблица  1.

Причины, заставляющие женщин отказываться от своих детей

Основные причины

% от опрош.

Плохое материальное положение

42.9

Тяжелые заболевания ребенка

38.1

Алкогольная, наркотическая зависимость

38.1

Просто не желание воспитывать ребенка

33.3

Нежелание нести ответственность за ребенка

33.3

Возраст матери

28.6

Плохое воспитание женщины

23.8

Несформированное материнство

19.0

Внешние (физические) недостатки ребенка

14.3

Неизлечимые заболевания матери (онкология, СПИД и т.п.)

14.3

Влияние окружения

9.5

Послеродовой синдром, психологические проблемы

4.8

Тяжелые заболевания ребенка являются еще одним фактором, способствующим отказу от ребенка.

Матери, у которых рождаются больные дети испытывают страх перед воспитанием такого ребенка. Опять же определенную роль здесь играет и материальный фактор.

Отсутствие средств на лечение ребенка и незнание как такого ребенка воспитывать – приводит к решению об отказе.

Что же касается простого нежелания воспитывать и нести за ребенка ответственность, то это проблема воспитания самой матери, которое она получила в родительской семье.

Встающая наиболее остро  проблема «отчужденного» родительства[14].

Экономические, политические и социальные факторы составляют достаточно неблагоприятный фон — «социальную ситуацию развития» женщины в период беременности, которая порождает целый круг специфических тревожных переживаний, дестабилизирующих личность женщины. Принятие решения отказаться от новорожденного у этих женщин возникает, как правило, задолго до рождения ребенка.

В это время женщины обычно переживают тяжелый психологический кризис, имеющий в разных случаях разное содержание.

Общим для всех является борьба мотивов - когда инстинктивному стремлению женщины к материнству и давлению общественной морали противодействует неверие в свои силы и возможности.

Это может быть связано с реальной или мнимой физической или моральной несостоятельностью, с ощущением неспособности и нежеланием преодолевать жизненные трудности, отсутствием элементарных материальных условий, а также с ощущением утраты (или угрозы утраты) социальной поддержки в связи с распадом семьи, со смертью и болезнью близких, высокими социальными притязаниями, со страхом вернуться в род пой дом с «незаконнорожденным ребенком»[15].

Примером первой - эгоистической мотивации - может служить случай, когда молодая женщина, студентка института, отказалась от внебрачного ребенка по причине невозможности окончить какое-либо учебное заведение и стать экономистом без поддержки родственников живущих в другом городе.  Какая бы ни была причина, побуждающая женщину принять решение отказаться от  ребенка, данный поступок является результатом и особой формой разрешения серьезного психологического конфликта за счет подавления одного из сильнейших природных инстинктов - инстинкта материнства.

Обследуемая Катерина 1968 г. рождения. Поступила в роддом без обменной карты, так как во время беременности не наблюдалась у гинеколога. Беременность и роды протекали без осложнений. Роды вторые: 3,5 года назад родила мальчика, сейчас - двойню: мальчика и девочку.

С самого рождения К. жила с бабушкой и дедушкой со стороны отца. До 5 лет маму она видела лишь изредка, а папа «частенько наведывался к своим родителям». Бабушку и дедушку К. называет «святыми» людьми, выполнявшими все её прихоти.

По словам К., это – идеальная семья с идеальными отношениями, где все ко всем хорошо относятся, всех принимают. Когда К. было 5 лет, умерла бабушка и девочка переехала жить к родителям. С этого и «начались все её беды». С мамой отношения у К. не складывались, «она либо не обращала на меня внимания, либо придиралась по мелочам, часто била меня». К., трижды - в 6, 13 и 30 лет -  подвергалась попыткам изнасилования. Всё это время (с 5 лет) К. живёт с мамой.

Маму К. характеризует как человека «взбалмошного, не обращавшего на неё никакого внимания».  К. отмечает, что в детстве она периодически подвергалась побоям со стороны матери. «Моя мама такая, - говорит К., - потому, что выросла в детском доме.

Бабушка  имела непродолжительную связь с мужчиной, в результате которой родилась моя тётя. Но мамину сестру бабушка не воспитывала сама, а отдала сестре. Затем бабушка встретила другого мужчину, но и эта связь не была долговременной, а родившуюся от этой связи девочку (маму К.) отдала в детский дом».

Мама отказницы узнала свою мать, будучи взрослой женщиной. Эту бабушку К. описывает как крайне агрессивную, неспособную ни с кем ужиться. Это у Кати - третья беременность. В результате первой, 3,5 года назад, родился мальчик, который с самого начала живёт с мамой отказницы и из ее слов– «вылитая копия моей мамы».

Так как сама К. «много работает и мало бывает дома», то сына она видит редко. «Одно время он меня перестал узнавать».

С отцом её сына прожили 3 года, но, «когда я забеременела, он меня бросил». Затем К. пыталась жить вместе с другим мужчиной П., но, когда она забеременела, он тоже ушёл.

Так как срок беременности был маленький, К. сделала аборт. Год назад познакомилась и стала жить вместе с И. Вскоре она забеременела, и, когда срок беременности был 7 мес., И. её «бросил». Мама К. сказала, что «ещё одного ребёнка ей не вырастить». К. согласилась с ней: новорожденным будет лучше, если они станут жить без неё.

Обследуемая С. 1971 года рождения.

Поступила в роддом без обменной карты, так как во время беременности не наблюдалась у гинеколога. Беременность и роды протекали без осложнений. Роды вторые. Имеет дочь 5 лет, которая живёт у её родителей.

С самого рождения С. жила с бабушкой и дедушкой в районе.

По словам А., родители её «не любили и именно поэтому отдали бабушке». Дедушку А. почти не помнит, а бабушку описывает как «святую женщину», которую она очень любила.

Мама приезжала её навестить «только летом на неделю».

Тогда, по словам С. между мамой и бабушкой вспыхивали конфликты из-за того, что мама С. «вышла замуж не за того».

 Отец С. - алкоголик. Когда С. училась в 3-м классе, бабушка умерла и С. переехала жить к родителям.

Между родителями очень часто происходили конфликты из-за алкоголизма отца С. По словам С., её отец часто изменял матери, что тоже являлось причинами конфликтов.

Во всех ссорах между родителями С. принимала сторону мамы, так как «жалела её». «Из-за постоянных скандалов вышла замуж, лишь бы уйти из дома».

Когда выходила замуж, её мама сказала ей: «Ты с ним жить не будешь - он тебе не пара». Через 2 месяца муж действительно «запил, загулял» и С. вернулась к родителям. Через некоторое время она родила дочку, которую её мама «приняла как свою собственную, меня так в детстве не любила».

В маленьком поселке, где они жили, были проблемы с работой, и С. стала ездить на заработки в К.

Она зарабатывала деньги, а её мама воспитывала внучку.

По словам С., отношениям у бабушки с внучкой «можно позавидовать».

Во время работы в К. от случайной связи С. забеременела.

Решающим фактором является ощущение, что рождение ребенка может стать угрозой для реализации собственных социальных устремлений.  Ощущение, что мать сама (а через нее и все ее окружение) является угрозой для благополучия и даже жизни собственного ребенка[16].

Эти уже само по себе свидетельствует о силе деструктивных факторов, препятствующих его реализации, а также о качестве психологической защиты и структуры ее эмоциональной сферы (в соответствии с таблицей 2).

Таблица 2.

Основные факторы

% от опрош.

1

Различные злоупотребления (алкоголизм, наркомания )      

68.2

2

Неблагоприятное материальное состояние в семье

40.9

3

Недееспособность родителей (инвалидность и т. п.)

20.8

4

Нежелание мужа воспитывать ребенка

12.3

5

Наличие большого количества детей (от 3-х)

3.8

Факторы, заставляющие замужних женщин отказываться от детей Существуют  факторы, формирующие данную проблему. 

Первая группа факторов – это факторы экономического характера. Именно материальное положение семей, отсутствие жилья, работы подталкивает матерей к отказу от детей. При этом нет перспектив на какое-то улучшение материального положения в связи с рождением ребенка.

Нормальная женщина вряд ли отважится оставить ребенка, если будет уверена, что она (ее семья) сможет его хотя бы прокормить!

Вторая группа факторов – это факторы современной культуры. До сих пор, в рамках культурных норм осуждаются женщины-одиночки, тем более, молодые матери. Не каждая женщина, а молодая девочка тем более, способны справиться с общественным осуждением.

Современная культура характеризуется низкой ценностью детей и материнства. Личное самоутверждение начинает преобладать.

Это активно всегда проявлялось среди мужчин, сейчас эта тенденция затронула и женщин, когда роль матери и женщины начинают отодвигаться друг от друга.

Третья группа факторов – это психологические факторы. К ним относятся послеродовая депрессия, не сформированность у женщины чувства материнства, отсутствие поддержки со стороны близких, и особенно отца ребенка. В общественном мнении преобладает стереотип, что от детей в основном отказываются молоденькие, случайно забеременевшие девочки. Однако,  часто в число «отказниц» попадают зрелые женщины в возрасте - 25-34 лет, имеющие одного, а то и двух детей.

Это еще раз подтверждает крайне острую проблему современного общества - проблему «неосознанного родительства», «несформированного материнства».

Еще лет 15-20 обратно социологи резюмировали прецедент этак именуемого «отчужденного родительства», «отчужденного семейства», «отчужденного неразрывной связи», как скоро нарушаются, сносятся общественные, чувственно-эмоциональные взаимосвязи меж членами семьи[17].

Предки, сообразно наибольшему счету, заняты тем, чтоб снабдить экономическое состояние семьи, главная задачка – определить малыша «на лапти», отдать ему нужный физический степень, при данном, уходит похотливо–чувственная сфера детско-родительских взаимоотношений.

Эмоция любви к опекунам никак не врожденное эмоция, оно создается самими опекунами. В итоге растут детки, которые ни разу и никому никак не были необходимы.

Таковой человек, сообразно великому счету, владеет невысоким уровнем ответственности сообразно отношению к иным людям.

Неосознанное родительство как раз и соединено со понижением ответственности из-за собственные действия, коия считается одной из обстоятельств, приводящих к происхождению общественного сиротства[18].

Иная сторона решения трудности общественного сиротства – наверное формирование разных форм домашнего прибора деток и тут еще главен полный подъезд.

Одной из форм домашнего прибора деток считается усыновление. Усыновление в Казахстане – очень непростая операция, есть законодательные трудности сообразно усыновлению.

Практика работы с таковыми дамами и тест в том числе и немногочисленной литературы сообразно предоставленной дилемме показывают на чрезвычайную сложность взаимодействия соц, эмоциональных и патологических причин, нарушающих создание материнства — данной важной формы общественного поведения дамы[19].

1.2 База психического состояния дам - инцидент меж «наличным Я» и «духовным Я»

Главным внутриличностным инцидентом дам, отрицающихся от новорожденного малыша, считается инцидент меж «духовным Я» и «наличным Я».

Сопротивление «духовному Я» - родник негативного искреннего состояния мам, отрицающихся от новорожденного, вплоть по патологии. «Духовное Я» человека неясно волевым действиям, им невозможно завладеть и править: с ним разрешено столкнуться только в диалогическом обращении».

Поэтому религиозно-направленный разговор, командированный на обнаружение внутреннего разговора и поддержание гласа совести и материнского ощущения, считается более адекватным способом эмоциональной работы с матерями, отрицающимися от новорожденного.

Рвение консультанта задерживаться способа религиозно-нацеленного разговора содействует при сопереживании мамы никак не инфецированию ее эмоциями, а предложению ей поддержки в преодолении данных эмоций.

Религиозно-направленный разговор отчуждает вероятность теснее на шаге выслушивания распознать врождённый разговор и помочь глас духовного Я», наверное подсобляет даме взять в долг наиболее функциональную сделку в розыске выхода из сформировавшейся ситуации и делает лучше ее искреннее положение[20].

Отнятие человеком «духовного Я» имеет место быть в нездоровых отклонениях и на искреннем, и на физиологическом уровнях.

Отклоняя «духовное Я», человек преступает единство собственной персоны, раздваивается, наверное считается родником его психических и психосоматических расстройств, искренних мучений.

Выздоровление лежит никак не на пути вытеснения мучения, боли, а на пути сожаления и принятия мучения.

Данный инцидент меж «наличным Я» и «духовным Я» лежит в базе психического состояния дам, отрицающихся от новорожденного.

Врождённый высоконравственный инцидент никак не осознается дамой.

Сопротивление «духовному я» приводит к отрицательной оценке общественной ситуации, усмиряет и материнское эмоция и повеление совести.

В 1 вариантах дама понимает возражение меж материнским желанием к ребенку и неблагоприятной аппаратом сообразно отношению к беременности. Дамы чувствуют эмоция вины, молвят о своем бессилии, никчемности, никак не укрывают собственного томного состояния (волнения, депрессии).

Невзирая на угнетение материнского ощущения, жалость, рвение к ребенку проталкивается в рассудок, дама разговаривает о том, будто ей жалко малыша. Опосля родов внутренняя сражение обостряется.

Актуализации материнской жалости как оказалось мало для разрешения инцендента.

Имеются истязающие шатания и рвение избежать данных шатаний маршрутом вытеснения инцендента.

С поддержкою защитных устройств «наличное Я» продолжает внутреннюю работу сообразно отвержению «духовного Я», маскировке инцендента и ужесточению тем, на основании каких она категорически отказалась от малыша, будто приводит к наиболее глубочайшему инциденту.

Имеется увертывание мучения.

Угнетение переживаний, связанных с инцидентом, искривление представлений о собственном состоянии[21].

В вариантах наиболее глубочайшего инцендента, материнская влюбленность подавлена, осознаваемая аппарат сообразно отношению к беременности негативна, дамы опровергают присутствие какого-или инцендента, ощущения вины, акцентируют внимание родное покой и равнодушие к ребенку, молвят о сознательности собственного выбора и наличии необходимостей наиболее важных, нежели появление и образование малыша.

Вследствие отвержения материнской любви темы, связанные с рождением малыша, обесцениваются.

Поступая супротив собственного духовного «я», человек утрачивает единство собственной персоны, раздваивается, наверное и считается родником его психических расстройств, искренних мучений.Следствием конфликта с «духовным Я» является состояние смятения, тревоги, депрессии, которое женщины описывают как внутренний развал, дезориентацию.

Своё тяжёлое состояние женщины в некоторых случаях скрывают. После выбора против духовного «я» начинают работать механизмы психологической защиты, пытаясь замаскировать состояние, свидетельствующее о конфликте. Механизмы психологической защиты позволяют скрыть внутренний конфликт.  Наблюдается неадекватное отражение своего состояния, искажение самосознания.

Поскольку женщина стремится вытеснить неразрешенный внутренний конфликт с совестью, любовью, жалостью к ребенку, она отрицает наличие тревоги и депрессии, свидетельствующих о конфликте.

Диалогический контакт позволяет избежать искажения информации о своём состоянии, поскольку исчезает необходимость в таком искажении.

В диалогическом общении женщина открывает, а не скрывает свой внутренний конфликт.

Эгоцентризм,  характерная  личностная  особенность матерей отказниц. Выявленный конфликт с «духовным Я» усиливает эгоцентрическую направленность женщины, фиксированность на своем наличном я, на своих переживаниях, на опыте негативных отношений с окружающими, приводит к неспособности реально оценить отношение и позицию другого человек.

Для преодоления стереотипа отвергающего поведения необходимо смягчение детских конфликтов, большая терпимость по отношению к матери и принятие её, что и наблюдается при беременности.

При вынашивании нежеланной беременности развивается внутренний нравственный конфликт, приводящий к усилению эгоцентрической позиции, фиксации на негативном опыте отношений с окружающими, препятствующий смягчению установки по отношению к собственной матери, принятию и пониманию её [22].

При наличии внутреннего конфликта, наблюдается навязчивость требований «наличного Я».

В случаях менее глубокого внутреннего конфликта внутренняя борьба между требованиями «наличного Я» и материнской любовью и совестью частично осознается женщиной.

В случаях более глубокого конфликта требования «наличного Я» настолько навязчивы, что женщина надеется, что ей не придется ничего решать.

Отвержение «духовного я», приводит к возникновению враждебности по отношению к себе самой и проекции этой враждебности на окружающих. Женщины настороженно, враждебно настроены по отношению и к психологам. Установление диалогического контакта способствует исчезновению враждебности по отношению к себе и к другому.

Осознание конфликта и принятие веления «духовного Я», приводит к раскаянию и позитивным изменениям.

Осознание конфликта приводит к освобождению от навязчивых деструктивных тенденций и позволяет принять осознанное и свободное решение.

Принятие «духовного я» приводит к изменению оценки социальной ситуации, проявлению вытесненного материнского чувства, улучшению состояния женщины.

Осознание вытесненного «духовного Я» способствует изменению решения об отказе от ребенка.

Происходит исцеление, восстановление целостности личности, наличного и духовного «я».

Это появляется в стремлении принять трудности и проблемы связанные с рождением ребенка и преодолеть их[23].

Стремление к материнству,  нельзя сводить ни к биологическому влечению, ни к следованию социокультурным нормам.

Материнская привязанность к ребенку может быть деформирована, социальные нормы выражают ценности, противоположные ценностям материнства, материнское влечение подавлено, но отказ от ребенка приводит к тяжелому состоянию матери.

Результаты зарубежных исследований также свидетельствуют о наличии связи между матерью и ребенком, несмотря на отказ матери от ребенка и отсутствие актуальной эмоциональной привязанности к ребенку.

Потенциально в глубине души матери сохраняется связь с ребенком и стремление стать матерью. Отказываясь от ребенка физически, мать не может порвать глубокую внутреннюю связь с ним.

Даже при несформировавшейся материнской привязанности, при физическом отстранении от ребенка остается неповрежденной и так или иначе обязательно дает о себе знать духовная связь между матерью и ребенком. Попытка матери разорвать эту связь болезненна для неё.

Стремление к материнству несводимо ни к биологическому влечению, ни к следованию социокультурным нормам.

Материнство предназначение женщины и можно говорить о существовании духовной потребности в нем[24].

Существует два подхода к проблеме «отказничества» в западной литературе, которые  представляются интересными. Во-первых, точка зрения современных социобиологических теорий, рассматривающих оставление детей, передачу их в распоряжение кого-то другого, например, государства, в ряду различных форм “избирательного детоубийства”, или, мягче, избавления от нежеланных, “лишних” детей[25].  

Такое поведение свойственно как человеку, так и животным, и корни его не следует искать в социальной реальности - они находятся в области биологии, считают представители данного подхода.

Как различным имеет возможность существовать родительское поведение в различные периоды жизни 1-го и такого ведь человека, перед действием разных критерий наружной среды, а еще как различными и в то ведь время в базе сходными были формы освобождения от нежеланного потомства на протяжении летописи населения земли.

Освобождение от младенцев в кастах, живущих первобытнообщинным строем, проистекает нередко и закономерно в периоды голода, как скоро выживанье данных младенцев практически невозможно в всяком случае, в то время как хранение жизни зрелых, которые сумеют обладать деток в будущем, в наиболее подходящих жизненных обстоятельствах, может быть только на базе такового поведения.

С развитием цивилизации наиболее различными стают предпосылки для освобождения от деток: ныне “негативные происшествия” имеют никак не лишь кристально биологическую, однако и общественную природу, будто никак не готовит их наименее фатальными для индивидума; стают все помягче и помягче принятые в сообществе формы освобождения от нежеланных деток [26]. Все реже сталкивается и все посильнее осуждается прямое детоубийство, почаще детки подкидываются, отдаются кормилицам, у каких их позже запамятывают отобрать, конкретно на усыновление, в приюты, вплоть по элементарно неаккуратного дела к заботе о их, желая и живущих с опекунами.

Сообразно другому раскладу к оставлению деток - с точки зрения западной общественной политические деятели – лучшей формой разрешения ситуации неприемлемого био материнства считается эффективность малыша на усыновление, либо материнство соц.

Наверное более разумно сообразно отношению к ребятам, и, считается хорошим решением в основной массе случаев, однако тотчас, и часто, приводит к огромным дилеммам для отрекшейся мамы, начинающей потом горевать о оставленном ребенке, находить его, иметь необходимость в нем.

Потому соц политического деятеля на Западе наблюдает содействие таковой мамы в ее несчастье как еще 1 из собственных задач. Вводится практика “раскрытого усыновления”, как скоро био предки продолжают обладать доступ к усыновленному ребенку, невзирая на собственный отказ, он (она) понимает о их существовании и в том числе и разговаривает с ними[27].

В Казахстане усыновление считается скрытой, раззванивание которой преследуется законодательством. Список документов установлен Пт 11 Распоряжения Правительства Республики Казахстан от 12 ноября 2002 года № 1197 «О утверждении Верховодил передачи деток, являющихся горожанами Республики Казахстан, на усыновление (удочерение) жителям других стран».

Наверное письменное высказывание о хотении адоптировать (удочерить) малыша; ссылка о денежной обеспеченности; семейном расположении; состоянии самочувствия; собственных высоконравственных качествах возможных опекунов выдаваемую заграничными агентствами.

Список отмеченных документов никак не считается исчерпывающим, доп бумаги даются в согласовании с гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан.

Правда, есть преимущество мамы на родное личностное место; правда, оставление деток в не очень благоприятных жизненных обстоятельствах безизбежно, и обвинять людей из-за наверное трудно. Лучше попробовать воздействовать на происшествия, сотворить применимые стартовые условия для жизни мамы с чадом, дозволяющие им сообразно последней мерке жить совместно, а никак не сообразно отдельности - наверное существенно убавляет численность отказов.

Поднятие контрацептивной культуры  казахстанских дам еще привело бы к убавлению количества нежеланных беременностей.

Происхождение обстановок, чреватых отрицанием от младенца, все одинаково безизбежно, вследствие гормональных нарушений, никак не дозволяющих во-время различить сукрольность и либо применять достоверные формы контрацепции, отрицательного дела к абортам, либо конфигурации общественной ситуации дамы в движение беременности[28].

Сейчас казахстанским опекунам ничто никак не стоит кинуть собственного малыша на самовольство участи. Родил, прописал высказывание, заверил его в жилище малютки - и все, малыша как никак не посещало.

Большая часть несчастье-мам и совсем кидают детей в отсутствии каких-или формальностей и разъяснений.  "Отказным" и "подкидышам" приходится в жизни еще труднее, ежели "круглым" сиротам, опекунов каких недостает в живых. У брошенных детей недостает шанса на скорое приобретение новейшей семьи сообразно одной только фактору - из-из-за неимения официознного отказа мамы. А так как необходимы-то только некоторое количество слов на бумаге формата А 4: "отрицаюсь, никак не претендую…".

И имеет возможность существовать, данный небольшой человек ни разу бы и никак не вызнал о том, будто в самом истоке жизненного пути его кинул самый-самый близкий человек.

В Казахстане выше 46 тыщ деток-сирот и деток, остальных в отсутствии попечения опекунов.

На наполненном муниципальном обеспечивании в истиннее время располагаться 16008 деток, из их только 2590 деток, у каких погибли пара либо единый опекун, другие - сироты при живых опекунах.

Крупная дробь казахстанских деток обречена на жизнь в служебных жилищах, поэтому будто никак не имеет возможность существовать усыновлена[29].

А проистекает наверное в первую очередность из-из-за такого, будто имеющийся закон "О браке и семье" очень толерантен сообразно отношению к дамам, кидающим собственных деток.

И покуда официозный акт никак не претерпит конфигураций в выгоду юношества, муниципальные учреждения станут укомплектовываться все новенькими и новенькими соц сиротами[30].  

Большая часть казахстанских усыновителей хотят адоптировать младенца. Но конкретно их адоптировать труднее только.

Почти все детки, оказавшиеся в жилище малютки, или подкидыши, отысканные на улице либо, куда ужаснее, в мусорных баках, или отказники, мамы каких элементарно убежали сходу опосля родов, никак не утруждая себя написанием заявления о отречении. В этом случае, чтобы признать ребенка, нужно выждать шесть месяцев - официальный срок, отведенный матери на то, чтобы "образумиться" и забрать брошенное дитя.

Есть все в том же законе "О браке и семье" и такая статья, в которой говорится о том, что "в случае лишения одного из родителей родительских прав усыновление ребенка также допускается не ранее истечения шести месяцев со дня вынесения соответствующего решения суда"[31].

Родительство в нашей стране в настоящее время - это скорее роскошь, за которую надо платить во всех смыслах этого слова, и твое личное дело, а не всеобщая обязанность, которую тебе хотя бы частично, или хотя бы символически, помогут выполнить, как это было раньше. Рост числа отказов от новорожденных  представляется одним из следствий  рационализации, капитализации нашего общества, охватывающей все отношения между людьми, в том числе и отношения между матерью и ее ребенком.

В некоторых случаях, происходящее в результате расставание матери с ребенком выглядит «насильственным», вынужденным извне, основанным на социальных проблемах.

В других случаях, отделение происходит внутри материнской личности.

1.3 Раннее  социальное сиротство как следствие отказов от материнства

Повышение жизненного уровня общества,  семьи, позитивно влияет на ускорение процессов социализации, личностного роста детей. Вместе с тем, наряду с явно положительными тенденциями улучшения качественных показателей социального благополучия наших детей, не снижается острота проблемы детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В настоящее время в республике Казахстан проживают более 5 миллионов детей (в городе Алматы более 330 тыс. детей). Из них более 48 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По городу Алматы к такой категории относятся 1439 детей. Под опеку и попечение определены 262 ребенка, под патронатное воспитание — 87 детей. По данным за прошлый год, 104 ребенка были усыновлены иностранными гражданами и 163 — казахстанскими[32].

Дети, не познавшие жизни в настоящей, гармоничной семье, редко строят полноценные семейные отношения. В таких условиях постоянно девальвируют социально важные ценности — семья, брак, дети. Низкий уровень жизни отдельных семей разрушает мир ребенка, поскольку его родители — оказываются несостоятельными в своих попытках обеспечить нерушимость жизненного уклада, достатка средств к существованию. Все это приводит к тому, что детей отдают на содержание государства, в худшем — эксплуатируют любовь ребенка, вынуждая детей попрошайничать, воровать, заниматься проституцией, мошенничеством.

По данным МВД Республики Казахстан, за последние 3 года в республике к административной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей привлечены более 15 тысяч родителей, около 4 тысяч — в судебном порядке лишены родительских прав в отношении своих детей. В Алматы за прошлый год 37 граждан лишены родительских прав.

На сегодняшний день по республике зарегистрировано около 13 тысяч неблагополучных семей. По городу Алматы — 1008 (в них 1276 детей). В  Костанае за последний год зарегистрировано 74 неблагополучных семьи. Сегодня на учете в органах внутренних дел состоят свыше 12 тысяч неблагополучных семей и более 27 тысяч таких детей[33].

Роль социальных факторов в формировании искажений материнского поведения  очевидна.

Многие   исследователи непосредственно сводят именно к ним всю спорную проблему причинности социального сиротства.  

Политические и социальные факторы составляют достаточно неблагоприятный фон — «социальную ситуацию развития» женщины в период беременности, которая порождает целый круг  переживаний, дестабилизирующих личность женщины.

Молодые семьи в республике  остро нуждаются в жилье. Жилищная проблема становится особенно тягостной для женщины в период беременности и в первые годы жизни ребенка.

Молодые семьи с малым сроком совместной жизни вынуждены жить с родителями одного из супругов, их братьям. Большинство беременных с тревогой думает о резком сокращении доходов семьи после рождения ребенка,  в то время как необходимость расходов резко возрастает на фоне кризиса. Женщина не  может отдать ребенка в ясли, а сама выйти на работу. Беременные женщины  сталкиваются с огромными физическими нагрузками[34].

Все эти социальные факторы, по результатам самых современных исследований, значительно снижают качество готовности к материнству, приводят к тому, что более чем для 30% женщин, вынашивающих беременность, последняя является нежелательной и нежеланной со всеми вытекающими отсюда последствиями[35]. 

Большинство  матерей,  отказывающихся  от  своих  детей, воспитывались в нестабильных семьях и с  раннего  детства  имели  негативный опыт межличностных взаимоотношений. Личность многих "женщин,  не  готовых  к эффективному  материнству",   формировалась   в   своеобразной   культуре агрессии.  Часть  из  них  в  детстве  страдали  от  унижения  со стороны своих родителей.  

Серьезные психиатрические, интеллектуальные расстройства у молодых женщин, выросших  в злобной обижающей жестокой  семье.  С  этим  многие  связывают  возрастание серьезной преступности и агрессивности у таких женщин во  взрослом  возрасте по отношению к своим детям[36]. Многие  из молодых матерей,  бросающих  своих   детей,   как   бы   повторяют стереотип поведения, т. к.  на  себе  испытали  результаты заброшенности при живых опекунах.

При разборе формирующей грядущую мама семьи особенное  смысл  придается искаженному  обучению  со  стороны  ее  своей  мамы.   Принуждение   и издевательства над девченкой    закладывает  у  грядущей  мамы перековерканный образ материнского поведения  и  тем  наиболее  преступает  подготовленность дамы к действенному материнству.  

Подтверждено, будто  теснее  в  малолетстве  у  таковых дам создается типичная поведенческая сетка  невысокой  толерантности к  открытым  формам  злости,  в  мощь  которой  она   обычно   позволяет личные жизненные инценденты брутальными действиями, в  том  количестве  и  в отношении личного малыша.  Разбирая соц анамнез  мам-детоубийц, было показано, будто сообразно последней мерке 70% из  их  имели  несчастливое ребячество  и  непременно  подверглись  чувственному  давлению,  мучались  от неимения  материнской  любви.  30%  в  малолетстве  вытерпели   телесное   либо сексапильное принуждение[36].

Во почти всех работах  четко продемонстрировано  очень  негативное воздействие невысокого материального  достатка,  культурного  значения  воспитывающей семьи на создание  ролевых  основ  персоны  девченки,  будто,  в  окончательном результате, плохо воздействует на качестве ее грядущего материнства.  Соц среда работает  основным  стимулом  девиантного  материнского поведения[37]. Нехорошие общественные  причины  как  маленький  степень  воспитания, скудость, безработица дам, готовит их никак не реже, ежели никак не  почаще  нежели  парней, брутальными к ребятам. Одно из разъяснений - воспринятие дамой  малыша  как опасность собственной самооценке.  К примеру  -  мама,  принужденная бросить работу в взаимосвязи с беременностью[38].

Важные финансовые  проблемы понижают    психологическое    благоденствие    дамы,    наращивают     ее расположенность к дистрессу  и  тем  наиболее  усугубляют  ее  дееспособность  к  родительству. Кроме  финансового  расположения  на   свойство материнства воздействует образованность дамы.

В изысканиях было  найдено, будто  большая часть  "отказниц"   имели   невысокое   сплошное   и   проф воспитание, изредка получали элитные специальности  и   поэтому  занимали маленький соц  статус[39].  Степень материнской привычки  к  ребенку,  кроме  материального  благоденствия, находится в зависимости от 3-х независящих переменных: *воспитания;

*состоятельности  квартирами;

*"прикрытого вида жизни".

Перед крайним понимается ограниченность и небольшая  бездна соц контактов.

Воздействие последующих отрицательных причин на отказ мамы от малыша:

1)неполная семья;

2) неимение общественной помощи семьи;

3)  многодетность;

4)  неимение  мед  надзора  во  время  беременности.

Данные причины пагубно   воздействуют   и   на внутриутробное формирование малыша.  Эти детки оказываются  существенно наиболее нередкими больными филиалов напряженной терапии  и  реанимации  сходу опосля рождения [40].  3 главных группы кидающих мам: 1-я группа, более  традиционная,- основатель малыша кинул  беременной  грядущую  мама.  2-я  -  находящаяся в законном браке  дама рождает малыша  от  внебрачной  взаимосвязи.  3-я  - беременная  дама  с  невысокой общественной  и  нравственной  приспосабливаемостью   и   с   невысокой   общественной ответственностью[41].

Основной  причина непостоянность  и  грозящий  распад  своей  семьи отказницы. Особенные общественно-психологические условия,  в  каких  обязана  существовать дама, родившая внебрачного  малыша,  в  нашей  стране  отлично  знамениты.

Наиболее  87%  таковых  дам  охарактеризовывают родное материальное  состояние  как неудовлетворительное,  20%  никак не  получают  госпособия,  возле  60%  никак не  имеют единичного жилища, 20% обязаны существовать в общежитиях.

Вотан   из  массивных  причин,  нарушающих  создание  установки   на материнство и извращающих  материнское  поведение,  считается  психический стресс, переживаемый дамой  во  время  беременности.  Конкретно  беременная  дама  совсем  нередко делается объектом "семейней нелюбви"  и брутальных деяний  со  стороны недалёких; половинка всех  избиваемых  дам  в первый раз  были  избиты  во  время беременности. Большущее смысл  придается  высококачественному  мед  обеспечиванию беременным.

Существенное количество дам, кидающих  собственных  деток  в  родильных  жилищах,  во время беременности никак не навещали доктора и никак не имели подабающей помощи.

Таковым образом, большая часть изыскателей связывают подъем отказов от материнства с отрицательным воздействием массовых цивилизационных действий в мире,  в первую очередность, прогрессирующей урбанизации на классическую семью, на личное рассудок и нравственный вид дамы.

Для дамы в городке формируется узнаваемый парадокс «покрова общественной  анонимности».

С сиим связывают повышение статистики разводов, распределение алкоголизма и наркомании посреди дам. На классическую текстуру семьи в конкретной мерке плохо воздействует отличительное для передовых мегаполисов улучшение муниципальных служб общественного снабжения, которые частично берут на себя функции опеки, раньше обычно исполняемой родительской семьей[42].

Существенную  роль играют акселерационные процессы и модифицирование вида жизни прогрессивной молодых людей, «сексапильная революция», понижение возраста истока половой жизни, которые проистекают на фоне наиболее толерантного дела сообщества к добрачным половым взаимосвязям и их результатам, приводящим к возрастанию из года в год количества подростковых беременностей.

Одним из важнейших комплексов в структуре социокультуральных факторов,  влияющих на формирование семейных отношений и на материнское поведения является комплекс культурно-национальных и религиозных традиций общества. В этносах с сильным влиянием религиозного фундаментализма (большинство страны ислама, ортодоксальные иудейские общины Израиля) даже в социально не защищенных слоях общества «отказничество»,  как явление, вообще не известно. В то же самое время в таких странах как Франция, Италия, где сильны   традиции   католицизма, отличается   известный   рост   числа отказных детей[43]. В  ряде Скандинавских стран с низкой религиозностью населения эти цифры чрезвычайно малы, а в Казахстане (стране с сильными семейными традициями)  «отказничество» принимает характер эпидемии. Что современная мораль и религия расценивают как безусловное зло и грех отвержение матерью своего ребенка, а в общественном сознании устойчиво сохраняется представление об априорной греховности и аморальности матери, оставившей младенца без попечения. Все это безусловно подчеркивает значение общей социальной ситуации, в которой живет женщина, значение среды, формирующей личность женщины на всех этапах подготовки к материнству. На территории Республики Казахстан общее число детей-сирот по различным причинам лишившихся родительского попечения на 2011 г. составляет около 50 тысяч, около 17 тысяч из них воспитываются в учреждениях систем образования, здравоохранения и социальной защиты населения для детей этой категориих[44].

На сегодня более 50% детей помещаются в дома ребенка по социальным причинам: лишение родительских прав, плохие материальные и жилищные условия, внебрачное положение женщины, нахождение родителей в заключении. В 96% семей, лишенных родительских прав, отец или мать, а чаще оба - алкоголики.

Алкоголизм по-прежнему остается ведущей причиной принудительного сиротства. Особую группу составляют отказные дети. Самые распространенные причины отказа от ребенка -  тяжелая болезнь ребенка (60%), а также трудные материальные и бытовые условия семьи (около 20%).

Все данные факторы характерны для многих стран и разрушительно воздействуют на семью, в результате чего снижается уровень рождаемости, увеличивается число неполных семей, появляются дети-бомжи, дети-изгои[45].

Самое драматичное последствие сиротства - это прямой вред здоровью, психическому и социальному развитию ребенка, лишившемуся попечения родителей. До 50% контингента домов ребенка составляют дети с тяжелой хронической патологией, преимущественно центральной нервной системы, относящиеся к III-V (наиболее низким) группам здоровья.

Почти 55% отстают в физическом развитии. Лишь 4,7% детей характеризуются как практически здоровые. Помимо последствий органического поражения мозга, у 20% отмечаются хронический тонзиллит,  астмоидный бронхит, хронический пиелонефрит, очень часты энурезы у детей. Тяжелый след социальное сиротство оставляет в психической жизни ребенка. У оторванного от родителей и помещенного в условия интерната ребенка снижается общий психический тонус, нарушаются процессы саморегуляции, превалирует пониженное настроение[46].

У большинства детей развиваются чувства тревоги и неуверенности в себе, исчезает заинтересованное отношение к миру. Ухудшаются эмоционально-познавательные взаимодействия. В результате чего тормозится интеллектуальное развитие.

Чем раньше ребенок отрывается от родительской семьи, чем дольше и в большей изоляции он находится в учреждении, тем более выражены деформации по всем направлениям психического развития. Основным дефектом оказывается задержка и искажение интеллектуального и личностного развития. Во многих случаях (80 - 92%) воспитанники детских домов не способны к обучению по программе общеобразовательной школы, тогда как в общей детской популяции доля лиц с задержкой умственного развития не превышает  7-10%.

Неполнота эмоциональной жизни в сиротских учреждениях вызывает у ребенка в более старшем возрасте различные психические расстройства и нарушения социальной адаптации: у одних - это тенденция к понижению активности, ведущая к апатии и большему интересу к вещам, чем к людям; у других – гиперактивность с уходом в асоциальную и криминальную деятельность.

У многих детей наблюдается тенденция вести себя вызывающе в обществе, пытаясь привлечь к себе внимание взрослых, при неумении создавать прочные эмоциональные привязанности.

Данные позволяют сделать вывод, что как в развитии интеллектуальной и аффективно-потребностной сфер, так и в особенностях поведения детей младшего школьного возраста, воспитывающихся вне семьи, обнаруживается определенная специфика, которую мы склонны интерпретировать не как простое отставание в психическом развитии, а как качественно иной характер его протекания.

Эта специфика проявляется в несформированности внутреннего, идеального плана, в связанности мышления, мотивации, поведенческих реакций с внешней ситуацией.

Исследования ученых доказывают, что вредным является уже само вынашивание нежеланной беременности потенциальными «отказницами» (бросающими новорожденных в родильных домах).

Стрессогенное воздействие вынашивания беременности приводит к искажениям жизненно важного взаимодействия во время внутриутробного развития между матерью и ребенком, к нарушению сенсорных, гуморальных связей между ними[47].

У большинства будущих «отказниц» во время беременности отмечаются психические нарушения: депрессивные состояния,  обострения психических, соматических хронических заболеваний.

Принципиальным патогенным причиной считаются связанные с психическими отклонениями нарушения поведения таковых беременных:

*гиперактивность;

*плохие пробы прекратить сукрольность;

*беззаконие курением, горячительными напитками, наркотиками.

Большая часть из этак именуемых «отказниц» оказываются никак не готовыми к родам, о нежели говорит только высочайший степень недонашиваемости (37,5% сообразно сопоставлению с 4,7% в единой популяции), а еще патологии наследственный деловитости (59,2%). 2 тридцати процентов младенцев появляются с массой наименее 3кг. Симптомы незрелости отмечаются практически у пятидесяти процентов недоношенных.

Недоношенность, небольшая толпа и сопутствующие им церебральные дефекта нередко приводят к сердито-психической патологии у деток (в 47-60% случаев).

Ежели к данному добавить патогенное воздействие на психическое формирование сверхраннего разрыва с мамой и безизбежно образующуюся при данном психическую депривацию младенца, а еще ту опасность, которую несет потомственный причина психической патологии опекунов, то делается естественным, будто детки, рожденные от нежеланной беременности, вступают в категорию особенного зарубка сообразно психической патологии, настоятельно просят чрезвычайного интереса и напряженных социо-, педагогико- и психопрофилактических событий с детства[48].

Психосоциальный портрет несовершеннолетней мамы.

В передовых критериях  имеется ускоренное формирование веяний общественного неблагополучия в подростковой среде.

Наркомания, наркомания, беззаконие горячительными напитками, табакокурение, ранешние половые взаимосвязи, ненужная сукрольность - вот далековато никак не целый список результатов размытых высоконравственных ориентиров растущего поколения. Сообщество стало наиболее снисходительно касаться к добрачным половым взаимосвязям. На фоне данного вышло общее понижение возраста введения в половую жизнь, возрос  подъем количества подростковых беременностей, абортов.

Сообразно воззрению ВОЗ, неувязка молодых мам обязана рассматриваться посреди женщин от 10 лет (по 19 лет, будто соединено с общностью анатомо-физических необыкновенностей организма, эмоциональной и общественной зрелостью, общественно-финансовым статусом.

Сообразно этим изучения, проделанного А.Г.Вишневским, 25,8% девченок-молодых людей в возрасте 15-18 лет имели половые контакты. Из их наиболее пятидесяти процентов (66%) вступили в половую ассоциация в возрасте 15-16 лет, любая 5-ая (20,9%) - в возрасте 17 лет, любая 10 (9,6%) - в возрасте по 15 лет, и только незначимая порция - 3,5% начали половую жизнь по заслуги возраста 18 лет.

Так как понижение численности браков посреди не достигшах совершеннолетия никак не будет сопровождаемым понижением численности рожденных у их деток, то проистекает подъем количества не достигшах совершеннолетия одиноких мам.

Почаще только не достигшие совершеннолетия, спросив о собственной беременности чувствуют сожаление, поэтому будто их сукрольность несвоевременна и нежеланна, приводит к обострению в отношениях меж недалёкими и родственниками. Совсем нередко появление малыша приводит к разрыву с юным человеком, и наверное делается еще одной неувязкой для молодой мамы.

Женщины по 20 лет почаще чувствуют негативные впечатления ужаса (55,7%) и растерянности (38,2%), так как у основной массы опрошенных (85%) сукрольность начинается за пределами брака и считается нежеланной и несвоевременной. Реакция изумления (23,9%) и расстройства (18,2%) сообразно предлогу беременности разъясняется личной незрелостью молодых дам, неготовностью в мощь беспристрастных обстоятельств (незавершенное воспитание, неимение неизменной работы, материальные затруднения) к роли мамы.

Негативное воздействие делает и семейное состояние дамы, в особенности негативное либо безучастное известие к беременности опекунов, основателя малыша. Совсем нередко сукрольность не достигшах совершеннолетия считается предпосылкой инцендентов в семье. Сообразно этим В.К.Юрьева, позитивно отнеслись к рождению малыша у их молодой дочери лишь 61% опекунов; 14,6% откликнулись грубо плохо, а наиболее 13% опекунов требовали на прерывании беременности, в том числе и на поздних стадиях.

Сукрольность длительное время придерживается в секрете, вследствие что антенальная содействие как оказалось несвоевременно. Искусственного происхождения перебивание беременности у молодых людей из года в год возрастает. Отмечается подъем количества абортов у первобеременных дам в возрасте по 17 лет. Перебивание беременности наносит неисправимый вред детородной функции дам. Совсем нередко проистекают случаи, как скоро сами предки девченки требуют на прерывании беременности на поздних сроках  на фоне что у данных женщин развертывается депрессия.

Роды в ранешном возрасте часто посещают усложненными, популярными неуввязками почаще только считаются анемия, заминка становления фрукта, досрочные и тяжелые роды.

Совсем нередко у несовершеннолетней мамы появляются недоношенные детки, будто в предстоящем также тянет из-за собой массу заморочек, т.к. из-за таковыми детками ними необходим особый выход, снабжение важными лечебными продуктами, правда и лично матерям нужна психологическая содействие для укрепления собственного психологического состояния. Общественная желание такая: нежели молодее беременная, тем более риск осложнений. Более обычные:

Риск для мамы:

-анемия,

-гипертония,

-токсикоз,

-недостающее приложение веса во время беременности,

-выкидыш, досрочные роды.

Риск для малыша:

-недоношенность,

-маловесность,

-происхождение внутриутробной гипоксии фрукта,-родовые травмы,

-предрасположенность к отставанию в физическом и умственном развитии.

Если беременность наступает до 18 лет, то высока вероятность рождения слабого, больного или мертвого ребенка. У таких матерей высок риск рождения детей с низкой массой тела; для них характерны и более высокие показатели перинатальной смертности, обусловленные различными осложнениями беременности.

Результаты динамического наблюдения за состоянием здоровья детей  показали, что заболеваемость детей, родившихся от юных матерей, на первом году жизни значительно выше по сравнению с детьми от матерей старших возрастов. Среди наиболее распространенных болезней у детей юных матерей ведущие места занимают бронхиты, острые ангины - в 2 раза выше, чем у детей, матери которых достигли 18-20 летнего возраста; рахиты, инфекционные и паразитарные болезни - в 3 раза чаще.

Следующие проблемы, с которыми сталкивается юная мать - это продолжение образования. В школе она находится под очень сильным «нравственным» давлением, как со стороны учителей, так и со стороны сверстников, в результате чего появляется желание скрыть беременность во что бы то ни стало. Отказ от учебы в старших классах в пользу образования собственной семьи - достаточно редкое явление для мальчиков, но беременность и замужество - широко распространенная причина прекращения учебы для девочек.

Подавляющее большинство несовершеннолетних матерей (85%) не успевают  получить среднее образование. Прерывая свое образование, они чаще всего утрачивают возможность продлить его в будущем. Уже через некоторое время она перестает посещать школу, общаться со своими сверстниками, остается в одиночестве.

Изолировав себя от общества, она тем самым утрачивает возможность приобретения опыта общения в столь ответственный период жизни.

Юные матери, которым удается закончить школу, мало отличаются от тех девушек, которые пока и не помышляют о материнстве; однако они реже продолжают обучение в высших учебных заведения, и даже в средне-специальных.

У таких матерей появляется отрицательное отношение к беременности, для них будущий ребенок становится источником отрицательных эмоций, плохого самочувствия, крахом личных планов.

Они скорее склоняются к тому, что не рады беременности и ребенок не является желанным.

Движение и толчки ребенка вызывают раздражение и утомление.

Инстинкт материнства выражен в слабой степени: они реже проявляют теплый эмоциональный отклик при виде маленьких детей, в меньшей степени готовы к выполнению материнской роли, реже общаются с будущим ребенком с помощью физического контакта, они не готовы ни с материальной, ни с социальной точек зрения отвечать за жизнь своего будущего ребенка. Отношение матери к плоду во время беременности оставляет стойкие следы на развитии его психики.

Только после рождения ребенка приходит сознание того, что это событие отложит свой отпечаток на всю последующую жизнь, что необходимо отказаться от «свободной, разгульной» жизни, которую вела до этого девушка. Она не имеет образования, профессию не будут реализованы ее профессиональные мечты, и не будет, скорее всего, того будущего, о котором она раннее мечтала.

И виной этого краха она считает своего ребенка.

Именно во взгляде на ребенка как на обузу таится несчастье для матери, связанное с его рождением.

Все это может привести к тому, что в родильном доме она просто отказывается от своего ребенка.

Такие молодые мамы не замужем, многие живут с родителями, для них характерен низкий образовательный уровень.

Причины, по которым чаще всего происходит отказ - это трудная жизненная ситуация (отсутствие, денег, жилья, неприятие родителей, категорический отказ отца от ребенка и т.д.)

В 3,8% случаев юные матери, не достигнув 18 лет, все-таки выходят замуж. Вступление в брак как вариант решения проблемы беременности предполагает необходимость выполнения родительских обязанностей, к чему молодая пара не всегда готова, поскольку она еще не достигла достаточной зрелости.

В 45,2% случаев не вышедшие замуж расценивают свою жизнь неудавшейся, в том числе и потому, что рождение ребенка не позволило выйти замуж за любимого человека.

Большой ошибкой считают рождение ребенка каждая третья среди замужних и каждая вторая среди незамужних.

Молодая пара или мать-одиночка» не достигшие возраста 20 лет, еще не достигли той ступени зрелости, которая необходима для воспитания ребенка, обеспечения его физического и психологического развития.

Это нередко является для ребенка причиной частых заболеваний и расстройств. А в наиболее тяжелых случаях дети могут оказаться брошенными на произвол судьбы, стать жертвами насилия, убийства.

Профилактика является одной  из перспективных и важных направлений деятельности в социальной работе по преодолению отказов от детей.

Анализ зарубежного и отечественного опыта профилактической работы с отказничеством показывает, что решение этой проблемы должно включать целый комплекс мероприятий, осуществляемых на разных уровнях государства и общества, то есть мероприятия, относящиеся к масштабам общей социальной политики государства, направленные на общество в целом и на определенные социальные группы, а также мероприятия, адресованные индивидуальному, личностному уровню конкретной женщины, находящейся в кризисной ситуации, угрожаемой отказом от материнства.

Главной целью работы службы раннего вмешательства является оказание помощи и поддержки семье, воспитывающей ребенка с нарушением в развитии для предотвращения отказа от ребенка.

Задачи службы:

Оказывать  психологическую  помощь беременным женщинам, роженицам /семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации.

Оказание скорой психологической помощи и сопровождения беременной женщины, родильницы в женской консультации, принявшей решение об отказе.

Обеспечение женщин необходимой социально-правовой информацией.

Проведение семинаров, лекций, распространение информационных материалов, тренингов со специалистами ЦРБ по родовспоможению и детству.

Профилактика отказов от детей включает в себя систему мероприятий, связанных с изучением и прогнозированием безнадзорности, беспризорности и отказов от детей несовершеннолетних матерей[49].

В профилактике нуждается все население, в особенности люди, входящие в группы повышенного риска: малолетние дети, подростки, престарелые, а также люди, ведущие асоциальный образ жизни. К мерам профилактики отказничества, проводимых в масштабах всего общества, относится вся социальная политика государства. Устранение нищеты и всех форм социальных лишений, особая помощь многодетным и юным матерям - базисные условия предупреждения этого социального явления.

Важными мероприятиями в масштабах государства являются: увеличение декретного отпуска и мера его оплаты; открытие и распространение учреждений, помогающих семьям в воспитании детей; бесплатные службы здравоохранения.

Работу по профилактике отказов от детей в подготовке подрастающего поколения к ответственному родительству необходимо начать с формирования позитивных родительских установок через разработку и реализацию программ, которые способствовали бы формированию правильного подхода к созданию семьи у молодых людей[50].

Профилактика отказов от детей - это реальная необходимость, важна общая организация профилактической работы на определенной территории применительно ко всему контингенту несовершеннолетних и их семей.

выделяют следующие виды профилактической деятельности: первичная, вторичная, третичная.

Первичная профилактика - комплекс мер, направленных на предотвращение негативного во общественные категории, а еще события, адресованные персональному, личному уровню определенной дамы, окружающей в кризисной ситуации, угрожаемой отрицанием от материнства.

Основной целью работы службы ранешнего вмешательства считается обнаруживание поддержки и помощи семье, воспитывающей малыша с нарушением в развитии для избежания отказа от малыша.

Задачки службы:

Показывать  эмоциональную  содействие беременным дамам, роженицам /семьям, окружающим в тяжелой жизненной ситуации.

Обнаруживание быстрой эмоциональной поддержки и сопровождения беременной дамы, родильницы в дамской консультации, принявшей заключение о отказе.

Снабжение дам нужной общественно-законный информацией.

Прочерчивание семинаров, лекций, распределение информационных которые были использованы, тренингов со спецами ЦРБ сообразно родовспоможению и малолетству.

Профилактика отказов от деток подключает в себя систему событий, связанных с исследованием и моделированием безнадзорности, беспризорности и отказов от деток не достигшах совершеннолетия мам[49].

В профилактике имеет необходимость все народонаселение, в индивидуальности люди, входящие в категории завышенного зарубка: малолетние детки, дети, старые, а еще люди, водящие асоциальный образ жизни. К мерам профилактики отказничества, проводимых в масштабах только сообщества, относится вся соц политического деятеля страны. Удаление бедности и всех форм соц лишений, особенная содействие многодетным и молодым матерям - базовые условия предостережения данного общественного действа.

Необходимыми событиями в масштабах страны считаются: повышение декретного отпуска и мерка его оплаты; изобретение и распределение учреждений, подсобляющих семьям в воспитании деток; безвозмездные службы здравоохранения.

Работу сообразно профилактике отказов от деток в подготовке растущего поколения к серьезному родительству нужно приступить с формирования положительных родительских установок чрез исследование и реализацию программ, которые содействовали бы формированию верного расклада к творению семьи у юных людей[50].

Профилактика отказов от деток - наверное настоящая надобность, принципиальна общественная организация профилактической работы на конкретной местности употребительно ко всему контингенту не достигшах совершеннолетия и их семей.

выделяют последующие виды профилактической деловитости: изначальная, вторичная, третичная.

Изначальная профилактика - ансамбль мер, нацеленных на предупреждение отрицательного действия био и общественно-эмоциональных причин, оказывающих большое влияние на создание отклоняющегося поведения.

Вторичная профилактика - ансамбль мед, общественно-эмоциональных, юридических и иных мер, нацеленных на работу с несовершеннолетними, имеющими девиантное и асоциальное поведение. Главными задачками вторичной профилактики считаются недопущение совершения ребенком наиболее томного проступка, преступления, правонарушения.

Перед третичной профилактикой понимается ансамбль мер общественно-эмоционального и юридического нрава, имеющих целью предупреждение совершения повторного проступка ребенком, покинувшим спец основание для не достигшах совершеннолетия, имеющих необходимость в общественной помощи.

В ансамбль событий на уровне сообщества нужно подключать работу с популяцией сообразно обучению родительских эмоций; осведомлению грядущих опекунов в вопросцах психологии брачной жизни, возрастной психологии и педагогики средством фаворитных публикаций, лекций, СМИ.

Принципиальной формой деловитости сообразно предостережению отказов от материнства считается определенная служба в группах завышенного зарубка. В USA наиболее 30 лет работает кризисная больница для юных беременных дам, в которой оказывают психосоциальную содействие[51].

Во Франции работает особая правительственная програмка профилактики ненормального материнства "Роды X".

Для выработки единой стратегии профилактики отказничества нужно предстоящее исследование забугорного эксперимента работы.

Ни 1 из осмотренных систем предостережения ненормального материнства в развитых государствах никак не считается абсолютной, владеет как позитивные, этак и негативные стороны, и в мощь совсем другого финансового, политического и духовного становления сообразно сопоставлению с нашей государством никак не имеет возможность существовать вполне интегрирована в общественную политическому деятелю Казахстана.

Значения профилактической деловитости в отношении отказов от деток:

- общесоциальный степень (общественная профилактика) предугадывает активность страны, сообщества, их ВУЗов, нацеленную на позволение противоречий в области экономики, общественной жизни, в высоконравственно-духовной сфере;

- особый степень (общественно-педагогическая, общественно-психологическая) состоит в целенаправленном действии на нехорошие причины, связанные с отдельными обликами отклонений либо заморочек;

- личный степень (персональная профилактика) дает собой профилактическую активность в отношении определенных лиц, поведение каких владеет черты отклонений либо проблемности.

Работу сообразно профилактике отказов от деток в подготовке растущего поколения к серьезному родительству нужно приступить с формирования положительных родительских установок чрез исследование и реализацию программ, которые содействовали бы формированию верного расклада к творению семьи у юных людейздействия биологических и социально-психологических факторов, влияющих на формирование отклоняющегося поведения.

Вторичная профилактика - комплекс медицинских, социально-психологических, юридических и прочих мер, направленных на работу с несовершеннолетними, имеющими девиантное и асоциальное поведение. Основными задачами вторичной профилактики являются недопущение совершения подростком более тяжелого проступка, правонарушения, преступления.

Под третичной профилактикой понимается комплекс мер социально-психологического и юридического характера, имеющих целью предотвращение совершения повторного проступка подростком, покинувшим специализированное учреждение для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации.

В комплекс мероприятий на уровне общества необходимо включать работу с населением по воспитанию родительских чувств; осведомлению будущих родителей в вопросах психологии супружеской жизни, возрастной психологии и педагогики посредством популярных публикаций, лекций, СМИ.

Важной формой деятельности по предупреждению отказов от материнства является конкретная работа в группах повышенного риска. В США более 30 лет функционирует кризисная клиника для молодых беременных женщин, в которой оказывают психосоциальную помощь[51].

Во Франции действует специальная правительственная программа профилактики аномального материнства "Роды X".

Для выработки общей стратегии профилактики отказничества необходимо дальнейшее изучение зарубежного опыта работы.

Ни одна из рассмотренных систем предупреждения аномального материнства в развитых странах не является совершенной, имеет как положительные, так и отрицательные стороны, и в силу совершенно иного экономического, политического и духовного развития по сравнению с нашей страной не может быть полностью включена в социальную политику Казахстана.

Уровни профилактической деятельности в отношении отказов от детей:

- общесоциальный уровень (общая профилактика) предусматривает деятельность государства, общества, их институтов, направленную на разрешение противоречий в области экономики, социальной жизни, в нравственно-духовной сфере;

- специальный уровень (социально-педагогическая, социально-психологическая) состоит в целенаправленном воздействии на негативные факторы, связанные с отдельными видами отклонений или проблем;

- индивидуальный уровень (индивидуальная профилактика) представляет собой профилактическую деятельность в отношении конкретных лиц, поведение которых имеет черты отклонений или проблемности.

Работу по профилактике отказов от детей в подготовке подрастающего поколения к ответственному родительству необходимо начать с формирования позитивных родительских установок через разработку и реализацию программ, которые способствовали бы формированию правильного подхода к созданию семьи у молодых людей

        

 

2 Экспериментальные исследования  особенностей психологии матерей-отказниц

        2.1 Социологическое  обследование  особенностей психологии матерей-отказниц

         Экспериментальные исследования психологических мотивов отказа матерей  от своих детей проводилось в три этапа.

Первый этап – констатирующий  (01.09.2011 - 01.01 2012) - выбор и осмысление темы. Изучение психолого-педагогической литературы, постановка проблемы, формулировка цели, предмета, объекта, задач исследования, постановка гипотезы.

Второй этап -  формирующий (01.01.2012 - 02.03.2012) - разработка комплекса мероприятий и их систематическое проведение, обработка полученных результатов, проверка гипотезы.

Третий этап - контрольный (03.03 2012 - 03.05.2012) - проведение контрольного эксперимента, обработка и систематизация материала.

          Экспериментальное исследование психологических мотивов отказа матерей  от своих детей по следующим методикам: было  проведено социологическое обследование, структурированное интервью и генограмма матерей-отказниц

        Настоящее исследование осуществлялось в одном из  родильных домов Костанайской области.

Мы провели клиническую беседу с 20 женщинами, которые приняли решение отказаться от новорожденного ребенка, и тестовое  обследование. Беседуя с ними, мы заметили, что они выглядят вялыми, безвольными, очень усталыми, испытывают чувства тоски, уныния и отчаяния.

        Проблемы отказниц – это во многом наследство от  неблагополучия  предыдущих  поколений. Последние десятилетия проблемы родительской жестокости и пренебрежения нуждами ребенка стали предметом научного исследования различных специалистов во всем мире [52].

        Объектом научных исследований стал один из вариантов родительской жестокости - отказ матери от ребенка, или, как его называют, "скрытый инфантицид" [53].

        Данное социальное явление в нашей республике  имеет тенденцию к постоянному росту [54].

Первый вопрос, который возникает во время обследования "отказниц": существуют ли какие-то специфические характерологические особенности личности, которые могли бы нарушить естественное формирование готовности к материнству?

Одним из существенных аспектов проблемы является феномен искаженного восприятия матерью своего нежеланного ребенка.

У женщин, отвергающих своих детей, искажения в восприятии младенца прослеживаются уже во время вынашивания нежеланной беременности.

У таких беременных перцептивные искажения захватывают даже область телесной чувствительности [55]. Имеет также значение семейная история и семейная ситуация, имевшая место в детстве роженицы.

Мы попытаемся понять механизм нарушения материнского поведения подробнее.

Таблица 3.

Список матерей-отказниц, прошедших  социологическое обследование,  входящих в экспериментальную группу

Код(Ф.И.О.)

Возраст

Семейное пол.

Образование

Место проживания

1

М (19)

16

Незарег.брак

среднее

Проживает с мамой

2

О (2)

16

Незарег.брак

среднее

Проживает с мамой

3

Н (17)

28

замужем

высшее

Съемная кварт.

4

И(6)

18

В разводе с мужем

Средне-специальное

Проживает с отцом

5

М(18)

17

Незарег.брак

среднее

Общ.род.мужа

6

Т(7)

19

Не была в браке

Средне-специальное

Живет с мамой

7

А(3)

25

Незарег.брак

высшее

Поселок. Живет у брата

8

В(1)

17

Не была в браке

среднее

Живет пока у подруги

9

Л(9)

18

Не была в браке

среднее

Живет в общежитий

10

А(5)

24

Не была в браке

Средне-специальное

Живет с родственниками

11

К(12)

19

В разводе с мужем

среднее

Живет с мамой

12

Д(13)

20

Не была в браке

Средне-специальное

Живет с сестрой

13

Г(4)

18

Не была в браке

среднее

Съемная квартира

14

Д(8)

17

Не была в браке

среднее

Живет с мамой

15

Р(10)

17

замужем

среднее

Родственники мужа

16

Ж(11)

18

Не была в браке

среднее

Живет в общежитий

17

З(14)

21

Не была в браке

Средне-специальное

Живет с мамой

18

П(15)

16

Не была в браке

среднее

Съемная кв.с родней

19

А(16)

19

Не была в браке

Средне-специальное

Живет в общежитий

20

В(20)

19

Не была в браке

среднее

с подругами на съемной кв.

Возрастной  фактор  один  из  множества   существенных,   определяющих неготовность к материнству и, как следствие, - отказ от ребенка.  По  данным Министерства здравохранения Казахстана, более половины "отказниц" - женщины в возрасте до 25  лет.  

Около 8% - несовершеннолетние женщины; около 30% -поздние первородящие в  возрасте от 30 до 50 лет.

         Исследования, проводимые во всем мире, в том числе и в  нашей  стране, указывают на  особое  неблагополучие  внебрачной  рождаемости  именно  среди совсем  молодых  женщин  и  на  безусловно  негативный   опыт   сверхраннего материнства. Главная причина   психологическая   незрелость  таких матерей,  амбивалентность  их  установок  на  материнство,  зависимость   от негативного влияния собственных родителей,  среды  обитания.  

Распределение женщин, отказавшихся от детей по возрасту (в соответствии с рисунком 2.1.1).

Рисунок 2.1.1. Гистограмма  данных о женщинах, отказавшихся от детей по возрасту

 Представленные данные явно свидетельствуют о том, что «матери-отказницы» это не столько «девочки-подростки», сколько женщины, достигшие естественного материнского возраста и по своим возрастным характеристикам способные стать полноценными матерями.

Распределение женщин по уровню образования(в соответствии с рисунком 2.1.2).

Рисунок 2.1.2. Гистограмма  данных о женщинах по уровню образования

Из обследуемых 20 женщин только 2 имеют высшее образование, средне-специальное образование  6, основная часть 12 обследованных женщин-отказниц имеют среднее образование.

Таблица 4.

Распределение женщин, отказавшихся от детей по возрасту

Категория опрошенных

возраст

Социальное положение

Место прожива-ния

Коль-во матерей отказниц

1

Молодые девушки

От 16-19 лет

Не замужем

С матерью 45 %

С отцом 15%

Некоторые живут с братьями и сестрами

75%

2

Женщины  зрелого  возраста

Свыше 30 лет

Не замужем

Чаще всего одни

25%

 

Более половины «матерей-отказниц» не имеют полной семьи.

Изначально это влияет на особенности социализации данных женщин, в которой детско-родительские отношения характеризуются более высоким уровнем «эмоциональной, психологической холодности».

Первая группа причин – это факторы экономического характера. мать-отказница живет за чертой бедности  (нет денег, нет работы, нет жилья) - 41%.

Вторая группа причин – это факторы современной культуры.

До сих пор, в рамках культурных норм осуждаются женщины-одиночки, тем более, молодые матери.

Не каждая женщина, а молодая девочка тем более, способны справиться с общественным осуждением.

Роженица находится в юном возрасте -15%; и роженица в качестве отказа выдвигающие аргумент «мои родители против» - 15%.

Третья группа причин – это психологические факторы.

К ним относятся любые утверждения, свидетельствующие о несформированном материнском поведении:

1. мать – сама бывшая воспитанница детского дома, не имеющая ни жилья, ни опыта самостоятельного проживания 24%;

2. нет возможности однойвоспитывать, ребенок от случайной связи или просто «Я не люблю детей» - 13%.4. женщина находится в алкогольной, наркотической зависимости 5 %.

Четвёртая группа причин - родился больной ребенок – 4%.

Отказницы отличаются от "нормальных" рожениц неэффективными и личностно незрелыми стратегиями переживания и разрешения возникающих в ходе беременности внутренних противоречий.

Выделены четыре основные стратегии переживания: избегающая, рассудочная, колеблющаяся и аффективная.

Третья группа причин – это психологические факторы.

К ним относятся любые утверждения, свидетельствующие о несформированном материнском поведении:

1. мать – сама бывшая воспитанница детского дома, не имеющая ни жилья, ни опыта самостоятельного проживания 24%;

2. нет возможности однойвоспитывать, ребенок от случайной связи или просто «Я не люблю детей» - 13%.4. женщина находится в алкогольной, наркотической зависимости 5 %.

Четвёртая группа причин - родился больной ребенок – 4%.

Распределение женщин, отказавшихся от детей по возрасту(в соответствии с рисунком 2.1.3).

 

Рисунок 2.1.3. Женщины, отказавшихся от детей по возрасту

Таблица 5. 

 Распределение женщин, отказавшихся от детей по уровню образования

Образование

Кол-во женщин в экспериментальной группе

%

Кол-во женщин в контрольной группе

%

1

среднее

12

60%

11

55%

2

средне-специальное

6

30%

5

25%

3

высшее

2

10%

4

20%

Проанализировав ситуации, в которых находились матери-отказницы, мы разбили все случаи на несколько групп. 

От детей отказываются женщины, воспитывавшиеся васоциальных семьях, родители которых злоупотребляли алкоголем, наркотиками и т.п. Женщина, живущая в такой семье, перенимает и переносит плохое отношение к себе своих родителей на своего ребенка.

Отказница переносит отрицательный опыт своего детства, и поступает так, как с ним поступали в детстве.

Такие  матери не имеют образования, профессии, работы, собственного жилья.

Именно это создает основные трудности в воспитании собственного ребенка, требующее довольно больших материальных и моральных затрат.

Помимо незамужних женщин отказывающихся от детей, существует небольшая доля женщин состоящих в браке, но при этом пишущих отказ от ребенка.

Среди важных  причин данного явления на первом месте встают различные злоупотребления родителей и неблагоприятное материальное положение в семье.

В первую очередь отказываются от детей социально-неблагополучные матери.

Значительная часть отказчиц – это женщины, попавшие в трудную жизненную ситуацию.

Данное положение подтверждается  результатами  нашего исследования.

Значительную роль играют факторы семейной социализации.

Отказница происходит из давно и глубоко нарушенной семьи, где у нее не было возможности сформировать родительскую позицию, где существует традиция отказа от ребенка – детей отдавали в детские дома, на воспитание в семьи соседей или дальних родственников.(В соответствии с рисунком 2.1.4)

 

Рисунок 2.1.4. Гистограмма  распределения женщин, отказавшихся от детей по уровню образования.

Ребенок  для отказницы – чаще всего  источник психологических проблем, страха и тревоги. Ей кажется, что ребенок недоступен для контакта, что он нечто незначительное, далекое от нее самой. Она сама и ее мать считаются гораздо более значительными и существенными фигурами внутренней картины мира отказницы. Она приписывает родной матери такое же отношение к своему новорожденному, которое свойственно ей самой. Мать отказницы или не знает о ее беременности и родах, или относится к этому отрицательно и против того, чтобы ребенок оставался в семье. Отказница эмоционально  сильно зависима от матери, хотя что отношения с ней могут быть негативными.

Отношения в любом случае эмоционально насыщены.

        2.2 Анализ результатов структурированного интервью и генограммы

Генограмма - это графическая запись информации о семье (классически и клинически - в трех поколениях).

Цель методики генограммы - получить диаграмму, отражающую историю расширенной семьи как минимум на протяжении трех поколений.

Обоснование метода такова, что женщины, отказывающиеся от своих детей, имеют определенные закономерности в истории собственных семей.  Немаловажную роль должна играть семейная ситуация, имевшая место в детстве девиантной матери.
Процедура эксперимента. 

Составлялась и исследовалась генограмма рожениц на протяжении трех поколений.

  Исследование генограмм рожениц на протяжении трех поколений позволило выделить ряд закономерностей, характерных для семей женщин, отказывающихся от своих детей.

Для выявления различий между параметрами в контрольной и экспериментальной группах был использован непараметрический метод χ2 и оценен коэффициент сопряженности Чупрова.

Исследование генограмм рожениц на протяжении трех поколений позволило выделить ряд закономерностей, характерных для семей женщин, отказывающихся от своих детей.

Статистически значимыми оказались параметры:

После проведения структурированного интервью статистически значимыми оказались факторы:

Отношения с матерью у экспериментальной группы можно определить как разрыв (18 %), а в контрольной группе это наблюдается лишь в 5% случаев.

Кроме того, отношения могут быть амбивалентные(противоречивость) в 39%, а в контрольной в 43%.

Отношения в родительской семье можно определить как разрыв у экспериментальной группы 22 %, и лишь 10% в контрольной группе, тогда как дистантные отношения встречаются в 72% у экспериментальной группы и в 25% в контрольной группе.

Конфликтные отношения в 60% у экспериментальной группы и  различные в контрольной.

Отношения бабушки с матерью чаще определяются как разрыв (24%) или дистантные (28%) или конфликтные (33%) или разрыв (17%)  в экспериментальной группе, амбивалетные (32%), симбиотические (21%), дистантные (21%) или нормальные (16%) в контрольной группе.

Участие в семейных коалициях в 100% случаев у экспериментальной группы и лишь 52% в контрольной.

*Трудности сепарации испытывают 100% экспериментальной группы и 52% контрольной группы.

Отношения в семье бабушки чаще как разрыв (30%) или дистантные (64%) в экспериментальной группе, в контрольной же группе разрыв (10%) или дистантные (14%),

а в 60% случаев встречаются нормальные тёплые отношения.

Насилие в семье бабушки в 46% случаев наблюдалось в экспериментальной группе, и лишь в 5% случаев в контрольной.

Эмоциональная характеристика матери (со слов роженицы) чаще характеризуется как «доминантная», «жёсткая», «дистантная», «холодная» в экспериментальной группе, и «добрая», «хорошая» в контрольной.

Наличие братьев-сестёр в экспериментальной группе наблюдается реже, чем в контрольной.

Наличие разводов у бабушки чаще в экспериментальной группе.

Наличие абортов чаще в экспериментальной группе.

Наличие паттерна (шаблона) отказа чаще в экспериментальной группе.

Отношения роженицы с бабушкой чаще в экспериментальной группе как разрыв (40 %).

Ближе к кому была в детстве в экспериментальной группе к отцу в (47%), а в контрольной группе к матери (18%).

Семья с точки зрения сплоченности разобщённая или запутанная, тогда как в контрольной группе раздельная или связанная.

и 52% контрольной группы.

Семья с точки зрения гибкости в экспериментальной группе ригидная или хаотичная, тогда как в контрольной группе структурированная или гибкая.

Особенности иерархии в экспериментальной группе чаще наблюдалась авторитарная структура или отсутствие иерархии, а в контрольной группе демократическая структура, наличие парентификации ( - когда ребёнок занимает позицию родителя для своего родителя, а родители - встают в позицию ребёнка), борьба за власть и наличие перевёрнутой иерархии.

Внешние границы в экспериментальной группе ригидные или диффузные, а в контрольной группе оптимальные.

Внутренние границы в экспериментальной группе ригидные или диффузные, а в контрольной группе оптимальные.

Стадия жизненного цикла и успешность её прохождения как правило в экспериментальной группе застревание на стадии монады (моно-один), тогда как в контрольной группе прохождение стадий и выполнение их задач более успешно.

Характер структурных проблем в экспериментальной группе наблюдается несбалансированность семейной структуры, нерешённые задачи стадии жизненного цикла и не оптимальность границ.

Особенности коммуникации членов семьи ясная и открытая коммуникация практически не наблюдается в экспериментальной группе, зато коммуникации переполнены двойными посланиями, несбалансированными симметричными и комплиментарными коммуникациями.

Наблюдается также взаимодействие на разных коммуникативных уровнях.

Семейные правила «Всё лучшее – детям» наблюдается лишь в контрольной группе, а вот в экспериментальной чаще встречаются правила:

«Ради главного можно пожертвовать второстепенным».

Семейные мифы. Для контрольной группы чаще характерны мифы: «Мы – дружная семья», «Семья героев», «Семья со спасателем», «Мы – особенные люди»,  «Смысл жизни – в детях».

В экспериментальной группе: «Семья выживальщиков», «Семья с кумиром», «Жизнь не может быть легка», «Семья с бунтарём»

Стабилизаторы. Ребёнок воспринимается как стабилизатор лишь в контрольной и никогда в экспериментальной группе.

Уровень дифференциации семьи, как правило, слабый в экспериментальной группе и умеренный или хороший в контрольной.

Эмоциональные процессы в ядерной семье дистанцирование и дисфункция у одного из супругов в экспериментальной группе чаще, тогда как в контрольной наблюдается и супружеский конфликт, и проекция на детей, и дисфункция у одного из супругов, и дистанцирование.

Проективные процессы в семье. Для контрольной группы чаще характерны темы: «Жизнь сложна», «О хрупкости детской жизни».

В экспериментальной группе: «Жизнь сложна», «Важно выжить», «Цель оправдывает средства», «От детей сплошные неприятности», «Женщина с ребёнком никому не нужна».

Сиблинговая позиция. Женщины из контрольной группы чаще бывают старшим или средним ребёнком.

В экспериментальной группе - младшим или единственным ребёнком.

Многопоколенная передача существует в обеих группах, однако в экспериментальной группе это – паттерн отказа, эмоционального разрыва и выживания любым путём, а в контрольной группе наследуется адекватное материнское поведение.

Семейные стрессоры существует в обеих группах, однако эмоциональная реактивность будет сильной в экспериментальной и средней или слабой в контрольной группе.

Адаптивность сильная в контрольной группе и слабая в экспериментальной

Стабильность и целостность расширенной семьи низкая в экспериментальной и высокая в контрольной группе.

Эмоциональные разрывы большое количество с тенденцией к нарастанию в экспериментальной группе и среднее количество с тенденцией к уменьшению в контрольной группе.

Будущие отказницы чаще всего воспитывались в неполной семье,  часто находились в неблагополучной, психо-травмирующей среде. Важное значение имеет образ собственной матери для формирования психологических установок на материнство у молодых женщин. В 60% случаев матери женщин отказниц категорически отказываются помочь своей дочери в воспитании новорожденного. Большинство будущих отказниц в детстве были, по их словам, «сыты и одеты, хотя не имели ничего сверх этого», но у 6% таких семей едва хватало на еду. В половине семей случались драки, скандалы.

Обращает на себя внимание также крайне неблагополучная ситуация с источниками доходов и соответственно с материальным достатком отказниц. Только 18% из них до настоящей беременности постоянно работали, остальные не работали по разным причинам (искали работу, ссылались на плохое здоровье и т. д.), а 12% откровенно заявили, что и не собираются работать.

Таблица 6.

Анализ сопряженности параметров в экспериментальной  и контрольной группах отказниц

Параметр

χ2

Коэффициент Чупрова

Односторонняя вероятность, %

Неполная собственная   

6.69   

0.31  

1

Воспитывалась отчимом

2.86   

0.26  

9

Отношения с отцом  

11.40

0.48

3

Отношения бабушки с матерью   

9.47

0.34

8

Отношения в собственной семье

8.68   

0.35  

6

"Размытые" детско-родительские границы  

2.19  

0.23  

6

Наличие других детей у роженицы   

7.23  

0.42  

1

Отношения с другими детьми  

10.11   

0.55  

2

Отношения в семье бабушки   

8.03  

0.48  

8

Насилие в семье бабушки  

8.50  

0.46  

2

Эмоциональная характеристика отца (со слов роженицы)

15.30

0.48  

1

Наличие разводов у рожениц  

9.29  

0.39  

0.2

Наличие разводов у бабушки  

6.59  

0.31

2

Наличие паттерна отказа   

27.98  

0.85  

1

Отношения роженицы с бабушкой

17.15

0.48  

2

К кому была больше привязана в детстве

17.63  

0.52  

1

Наличие эмоц. холодности матери

4.80  

0.24  

2

Отношение матери роженицы к ее беременности  

12.41  

0.44  

1

Повтор материнских паттернов  

4.61  

0.34

2

Большинство отказниц не имели никакой определенной профессии или специальности.Около половины их находились на иждивении родителей, родственников и друзей. Подрабатывали, когда была возможность, и перепродавали вещи и продукты 5%.

Таблица 7.

Анализ характерных закономерностей по генограмме

Характерные закономерности  по генограмме

Экспериментальная группа отказниц

Контрольная группа женщин

1

Неполная собственная семья

          7

        15

2

Отсутствие мужа

          2

        14

3

Воспитывалась отчимом

          2

         6

4

Отношения с отцом

Нормальные (44%)

Дистантные(43), разрывотношений(29%)

5

Отношения в родительской семье

Конфликтные (60%), дистантные

Различные

6

Отношения бабушки и матери

конфликтные (33%), дистантные (28%) или разрыв (17%)

амбивалентные (32%), симбиотические (21%), дистантные (21%) или нормальные (16%).

7

Детско-родительские границы

У матерей – отказ. в 3 раза чаще

"Размытые"

8

Наличие паттерна отказа

существует паттерн отказа (94%)

отсутствует (90%)

9

Отношения роженицы с бабушкой

разрыв (39%), дистантные (22%), конфликтные (22%).

58% они характеризуются как амбивалентные

10

К кому была больше привязана в детстве

детстве отказницы чаще бывают ближе к отцу (47%), затем к бабушке (35%), ни к кому (28%).

к маме (48%), ни к кому (29%), к бабушке (24%) и никогда к отцу

11

Отношение матери роженицы к беременности дочери

мать чаще не знает о беременности дочери или против нее

мама либо "за", либо нейтральна

12

Характеристика матери

характеризуют маму как холодную.

Характеризуют теплые отн. с матерью

                                                                                              Продолжение таблицы 7

13

Насилие в семье бабушки

Существует вероятность в семье бабушки насилия

вероятность в семье бабушки насилия существует

14

Отношения в семье бабушки

наблюдается вся палитра отношений

нормальные или амбивалентные отношения

15

Эмоциональная характеристика отца со слов роженицы.

Характеризуют отца как дистантного, холодного (47%) или алкоголика (39%), но отказницы называют отца добрым, хорошим.

папа чаще доминантный, жесткий (48%) или алкоголик (33%).

16

Эмоциональная характеристика бабушки со слов роженицы

дистантная, холодная

добрая, хорошая

17

Наличие разводов у роженицы

Отказницы чаще, чем контрольные, разведены.

18

Наличие разводов у бабушки роженицы.

Признают наличие развода у бабушки

Отрицают разводы у бабушки.

При этом 45% считали, что хотя они не голодают, но совершенно не

имеют денег на одежду; 15% сообщили, что им не хватает денег вообще, и 25% хотели бы иметь дополнительные доходы на развлечения и дорогие вещи;  55% отказницы считали свое материальное положение ниже среднего в стране, и никто не оценивал его выше среднего, а средний уровень, как известно, таков, что позволяет не голодать, но ничего сверх этого.

В такой ситуации появление ребенка неизбежно приведет к еще большему снижению уровня жизни.

Мотив материальной необеспеченности занимает важное место в ряду других мотивов.

Вывод по методике «Генограмма». Существуют ряд существенных отличий в семейной истории и структуре семьи у женщин с девиантным материнским поведением (группа отказниц (экспериментальная группа)) и у женщин с ненарушенным материнским поведением (контрольная группа).

Итак 1. Отказница происходит из семьи с давно нарушенными связями и отношениями.

Разводы и физическое насилие регистрируются уже в поколении бабушки матери-отказницы.

В прошлых поколениях выслеживаются паттерны отказа от деток (в 94% обследованных семей) - деток отдавали в ребяческие здания, на образование в семьи соседей либо далеких членов семьи. В семьях контрольной категории никак не отмечается давления, а еще разводов в поколении бабули. Семья в поколениях в целом наиболее сохранна, недостает паттернов отказа от деток.

2. В средней семье отказницы(экспериментальная категория) нарушены рубежа подсистем (у 83% подопытных), детско-родительские рубежа размыты; в ее эксперименте никак не сформирована родительская роль, этак как в системе с размытыми границами подсистем имеются замещения и недостает точных домашних ролей. Отказницы жадными словами обрисовывают семью собственной мамы, однако тщательно и разнообразно говорят о семье бабули. Формируется ощущение, будто многофункциональной мамой, сообразно последней мерке главным заботящимся зрелым, была бабуля.

В контрольной группе рубежа подсистем построены наиболее отчетливо, тщательно описывается семья мамы и мало - семья бабули. Таковым образом, в семьях контрольной категории значительно не в такой мере замещений, и в эксперименте дамы из данной категории находится родительская модель.

3. В экспериментальной группе нарушены дела сообразно дамской полосы, сообразно последней мерке в 3-х поколениях. И мама, и бабуля характеризуются отказницей как прохладные дамы (78% подопытных), дела описываются как конфликтные, дистантные, чувственно разорванные (82%).  Отказница в малолетстве была теснее к папе (у 47% подопытных супротив 0% в контрольной группе), дела с коим обрисовывает наравне с иными отрицательными вариациями как почти горячие, отличные.

Основатель при данном описывается как асоциальный, инертный, пьяница. В семье дамы с обычным материнским поведением дела сообразно дамской полосы никак не нарушены, бабуля характеризуется как хорошая, отменная. В малолетстве была теснее к мамы. С папой дела нехорошие, он видется как доминантный, брутальный, в четверти случаев - пьяница.

4. Отказницы сами никак не готовы сотворить семью - ни вылезти замуж, ни выкормить малыша в различие от подопытных контрольной категории.  Отказница проистекает из издавна и углубленно нарушенной семьи, в каком месте у нее никак не было способности образовать родительскую сделку, в каком месте есть обыкновение отказа от малыша и наиболее недалёкие и отличные дела отмечаются с папой.

Выводы: сообразно итогам надзоров грядущие отказницы почаще только воспитывались в неполной семье, но и они нередко пребывали в неблагополучной, психотравмирующей среде.

Принципиальное смысл владеет образ мамы для формирования эмоциональных установок на материнство у юных дам. В данном отношении отказницы с юношества получали нехороший эксперимент. Возле тридцати процентов из тех, кто подрастал с мамой, фиксировали нехорошие с ней дела. В отношении основателей ремесло обстоит еще ужаснее. Почти все отказницы протянули развод опекунов. Еще нехорошая обстановка с материальными заработками.

В истинней труде используется содержательно-психический подъезд, кой считается наиболее адекватным при исследовании определенных эмоциональных устройств треволнения дамой упадка отказа от малыша. На базе разбора эмоциональных концепций треволнения, поступка  и представлений о развитии материнской привычки к ребенку в ходе беременности  были уделены главные мнения и предложена типология методик треволнения упадка отказа мамы от малыша. В труде была изобретена методика эмпирического разбора кризисной ситуации, обнаружены аспекты и главные рубежи ее становления, описаны "отклоняющиеся" разновидности переживаний, отличительные для отказниц.

Созданная классифицирование стратегий треволнения упадка отказа от материнства и схемы эмпирического разбора при соответственной привыкания приложимы к широкому диапазону житейских упадков.

1. Переживании упадка отказа от малыша проходит разряд шагов:

1) На главном шаге переживается мотивационный инцидент, соединенный с сохранением беременности. При обыкновенном течении беременности у обычных рожениц данный шаг приходится на ее первую тридцать процентов. У отказниц он проходит атипично: правило данного шага двигается к середине либо в том числе и к крайней тридцати процентов беременности.

2) 2-ой шаг связан с происхождением и переживанием общественно-эмоциональных проблем принятия сохраненной беременности. В едином случае эту обстановку разрешено доставить последующим образом: сукрольность вначале была либо стала нежеланной перед воздействием внутренних либо наружных причин, однако дама обязана ее беречь.

3) Вхождением третьего шага считается принятие решения о отказе в предродовой и ближний постнатальный период.

Любой из нареченных шагов имеет возможность начинать кульминацией кризисных переживаний.

2. Конструкция упадка отказа формируется из нескольких эмоциональных сочиняющих: а) намеренной установки дамы на сукрольность как на желаемую либо нежеланную; б) присутствия либо неимения неожиданного желания к материнству. в) оценки общественной ситуации как подходящей либо негативной для беременности.

3. Отказницы различаются от "обычных" рожениц неэффективными и личностно незрелыми стратегиями треволнения и разрешения появляющихся в ходе беременности внутренних противоречий. Уделены 4 главные стратегии треволнения: уклоняющаяся, рассудочная, медлящая и аффективная. Они отличаются таковыми параметрами, как -индивидуальный значение отказа, индивидуальности формирования внутреннего вида малыша, динамика принятия решения о отказе от малыша, главной метод разрешения противоречия меж нежеланностью беременности и невыполнимостью ее прекратить.

4. Направленность общественно-эмоциональной работы с дамой, принимающей заключение о отказе от малыша, ориентируется до этого только тем, как стереотипна для нее та либо другая стратегия треволнения кризисной ситуации, применялась ли она дамой не один раз в движение жизни, или в первый раз проявилась при принятии решения о отказе от малыша. В первом случае преимущественное внимание рекомендуется уделять психотерапевтической работе, в фокусе которой - личность самой женщины; во втором - социально-психологической работе, адресованной ближайшему социальному окружению роженицы. При том, что помощь всегда должна носить комплексный медико-социально-психологический характер.

Исследования показали, что в 80% случаев у матерей, отказывающихся от своих новорожденных детей, наблюдаются различные психические и психологические нарушения.

На первое место выступают аффективные расстройства, преимущественно тревожного и депрессивного круга. Отказ от ребенка наносит прямой вред здоровью и психическому развитию малыша, лишенного необходимых ему контактов с матерью.

2.3 Методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.Зунга (адаптация Т. И. Балашовой) (Шкала сниженного настроения - субдепресии (ШСНС))

Цель методики: дифференциальная  диагностика депрессивных состоянии и состояний, близких к депрессии (или измерение степени выраженности сниженного настроения — субдепрессии).

Описание

Тест адаптирован в отделении наркологии НИИ им. Бехтерева - Т. И. Балашовой. Основан на опроснике В.Зунга (The Zung self-rating depression scale). Шкала Зунга (Цунга) для самооценки депрессии  была опубликована в 1965 г. в Великобритании и в последующем получила международное признание (переведена на 30 языков). Методика  разработана на основе диагностических критериев депрессии и результатов опроса пациентов с этим расстройством. Оценка тяжести депрессии по ней проводится на основе самооценки пациента.

Опросник разработан для дифференциальной диагностики депрессивных состоянии и состояний, близких к депрессии (или другими словами измерение степени выраженности сниженного настроения — субдепрессии), для скрининг-диагностики при массовых исследованиях и в целях предварительной, доврачебной диагностики.

Чувствительность шкалы подтверждена сравнением результатов тестирования пациентов с депрессивным и недепрессивным состоянием до и после терапии, а также групп пациентов, различающихся по полу, возрасту, расовой принадлежности, уровню образования, социальному и материальному положению.

При анализе результатов оценка проводится по семи факторам, содержащим группы симптомов, отражающих чувство душевной опустошенности, расстройство настроения, общие соматические и специфические соматические симптомы, симптомы психомоторных нарушений, суицидальные мысли и раздражительность/нерешительность. Шкала Зунга используется для клинической диагностики депрессии, а также при проведении клинических испытаний антидепрессивных средств.

Полное тестирование с обработкой занимает 20-30 мин. Испытуемый отмечает ответы на бланке.

Обработка

Уровень депрессии (УД) рассчитывается по формуле:

УД= [(Σпр+Σобр)/80]*100, где  Σпр.— сумма зачеркнутых цифр к «прямым» высказываниям номер 1, 3, 4, 7, 8, 9, 10, 13, 15, 19;

Σобр — сумма цифр «обратных», зачеркнутым, к высказываниям номер 2, 5, 6, 11, 12, 14, 16, 17, 18, 20.

Например:

у высказывания, номер 2 зачеркнута цифра 1, мы ставим в сумму 4 балла;

у высказывания номер 5 зачеркнут ответ 2, мы ставим в сумму 3 балла;

у высказывания номер 6 зачеркнут ответ 3 — ставим в сумму 2 балла;

у высказывания номер 11 зачеркнут ответ 4 — ставим в сумму 1 балл и т. д.

Результаты обследования обнаружили высокую реактивную тревожность женщин, депрессию легкой и средней тяжести.

Уровень депрессии и реактивная тревожность у женщин, отказывающихся от ребенка, выше, чем у матерей, принимающих осознанное решение воспитывать ребенка, несмотря на трудные жизненные обстоятельства.

Использование критерия Вилкоксона показало, что различия значимы на уровне 0,01.

Обработка и интерпретация результатов теста

В результате получаем УД, который колеблется от 20 до 80 баллов.

Нормативные данные, полученные на 200 здоровых испытуемых, указывают, что средняя величина индекса снижения настроения равна 40,25 ± 5,99 балла.

— Если УД не более 50 баллов, то диагностируется состояние без депрессии; лица, не имеющие в момент опыта сниженного настроения.

— Если УД более 50 баллов и менее 59, то делается вывод о легкой депрессии ситуативного или невротического генеза; незначительное, но отчетливо выраженное снижение настроения.

— При показателе УД от 60 до 69 баллов диагностируется как субдепрессивное состояния или маскированная депрессия; значительное снижение настроения.

— При УД более чем 70 баллов диагностируется как истинное депрессивное состояние; глубокое снижение настроения.

ИНСТРУКЦИЯ: «Прочитайте внимательно каждое из приведенных ниже предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, как вы себя чувствуете в последнее время

Над вопросами долго не задумывайтесь, поскольку правильных или неправильных ответов нет

Варианты ответа

1 — никогда или изредка

2 — иногда

3 — часто

4 — почти всегда или постоянно»

1. Я чувствую подавленность и тоску 1 2 3 4

2. Утром я чувствую себя лучше всего 4         3       2 1

3. У меня бывают периоды плача или

близости к слезам                                1        2        3 4

4. У меня плохой ночной сон                      1 2 3 4

5. Аппетит у меня не хуже обычного 4 3 2 1

6.Мне приятно смотреть на привлекательных

женщин/мужчин, разговаривать с ними, находиться рядом 4 3 2 1

7. Я замечаю, что теряю вес           1        2 3 4

8. Меня беспокоят запоры           1 2 3 4

9. Сердце бьется быстрее, чем обычно 1 2 3 4

10. Я устаю без всяких причин 1 2 3 4

11. Я мыслю также ясно,

как всегда                                         4 3 2 1

12. Мне легко делать то,

что я умею                                         4 3 2 1

13. Чувствую беспокойство и

не могу усидеть на месте           1 2 3 4

14. У меня есть надежды

на будущее                                         4 3 2 1

15. Я более раздражен, чем обычно 1 2 3 4

16. Мне легко принимать решение 4 3 2 1

17. Я чувствую, что полезен

и необходим                               4 3 2 1

18. Я живу достаточно

полной жизнью                                 4 3 2 1

19. Я чувствую, что другим людям

станет лучше, если я умру          1 2 3 4

20. Меня до сих пор радует то,

что радовало всегда                    4 3 2 1

Специфика подбора групп и динамика состояния женщин свидетельствуют о том, что мы наблюдаем депрессию, возникающую вследствие отказа от ребенка.

В результате получаем УД, который колеблется от 20 до 80 баллов.

Нормативные данные, полученные на 200 здоровых испытуемых, указывают, что средняя величина индекса снижения настроения равна 40,25 ± 5,99 балла.

— Если УД не более 50 баллов, то диагностируется состояние без депрессии; лица, не имеющие в момент опыта сниженного настроения.

— Если УД более 50 баллов и менее 59, то делается вывод о легкой депрессии ситуативного или невротического генеза; незначительное, но отчетливо выраженное снижение настроения.

— При показателе УД от 60 до 69 баллов диагностируется как субдепрессивное состояния или маскированная депрессия; значительное снижение настроения.

— При УД более чем 70 баллов диагностируется как истинное депрессивное состояние; глубокое снижение настроения.

Таблица 8

Результаты уровня депрессии (УД) по методике дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.Зунга (адаптация Т. И. Балашовой) (Шкала сниженного настроения - субдепресии (ШСНС)) в экспериментальной группе

Кодовое имя

Уровень депрессии (УД)

1

О.Р.

 65 баллов

2

Р.Т.

 67 баллов

3

В.Д.

 75 баллов

4

Л.П.

 66 баллов

5

О.Д.

 68 баллов

6

В.Ж.

 70 баллов

7

А.Д.

 69 баллов

8

Б.А.

 74 баллов

9

Н.Е.

 65 баллов

10

В.К.

 66 баллов

11

Е.Н.

 67 баллов

12

Е.А.

 68 баллов

13

Н.А.

 54 баллов

14

З.А.

 68 баллов

15

С.А.

 66 баллов

16

В.Е.

 51 балл

17.

С.Т.

 69 баллов

18

М.С.

 73 баллов

19

В.Ю.

 52 балл

20

А.Д.

 67 балл

Специфика подбора групп и динамика состояния женщин свидетельствуют о том, что мы наблюдаем депрессию, возникающую вследствие отказа от ребенка.

Состояние депрессии, тревоги возникает вследствие конфликта между материнским чувством к ребенку и невозможностью его воспитывать.

Обследование женщин – отказниц по по методике дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.Зунга (адаптация Т. И. Балашовой) (Шкала сниженного настроения - субдепресии (ШСНС)) показал следующие результаты:

Более 50 баллов и менее 59 получили 3 женщины-отказницы из 20 обследуемых. Исходя из этого  делаем вывод о легкой депрессии ситуативного или невротического генеза; незначительное, но отчетливо выраженное снижение настроения.

Значительная часть обследуемых набрали от 60 до 69 баллов. Состояние во время проведения  диагностики как субдепрессивное состояние или маскированная депрессия; значительное снижение настроения. Из 20 обследуемых 14 женщин-отказниц показали эти данные.

Более чем 70 баллов набрали  3 женщины-отказницы. Их состояние  диагностируется как истинное депрессивное состояние; глубокое снижение настроения. (В соответствии с рисунком 2.3.5).

Рисунок 2.3.5. Гистограмма результатов уровня депрессии (УД) по методике дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.Зунга (адаптация Т. И. Балашовой)

  Состояние депрессии и тревоги, возникающее у женщин, отказывающихся от новорожденных,  объясняется наличием конфликта  между материнским чувством к ребенку и невозможностью воспитывать ребенка.

Юные матери испытывают на себе сильное моральное давление общественности, так как их беременность расценивается обществом как асоциальное поведение. Это связано, с материальными проблемами, с отсутствием образования, профессии, собственного жилья, зависимостью от своих родителей, недостатками навыков воспитания. Помимо осложнений медицинского характера, несовершеннолетние матери испытывают глубокие эмоциональные переживания. Беременность в этом возрасте не запланирована и нежеланна, и как следствие возникает негативное отношение юной матери к будущему ребенку.

Эмоциональное состояние данной группы характеризуется пониженным настроением, депрессией, склонностью ощущать себя оторванными от жизни, глубоко несчастными и одинокими. Одна из проблем женщин данной группы состоит также в определенных трудностях взаимоотношений с окружающими, заниженной самооценке, и  неуверенности в своих силах, стремлении к одобрению значимых близких людей и зависимости от их мнения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблемы отказниц – это наследство от неблагополучия предыдущих поколений и забвение насущных нужд людей, прежде всего детей. Об этом  свидетельствуют результаты нашего исследования в той части, которая касается сведений о детских годах отказниц.

Имеющиеся данные об отказчицах распадаются на две неравные группы. Экономические, политические и социальные факторы составляют достаточно неблагоприятный фон - «социальную ситуацию развития» женщины в период беременности, которая порождает целый круг тревожных переживаний, дестабилизирующих личность женщины.

Проведенные  психологические исследования женщин, бросающих своих детей, обнаруживали у них эмоциональную и психологическую незрелость, аффективную неустойчивость и эгоцентризм.

Психологические исследования, проведенные по специально разработанной программе, показывают, что среди отказниц с высокой частотой встречаются эмоционально незрелые личности, которых отличает эгоцентризм, зависимость, аффективная несдержанность, низкая толерантность к стрессам, амбивалентность установок на материнство. Женщины  ощущают чувство пустоты вокруг себя, своей изолированности.

Их отличает неспособность контролировать свои влечения. Это делает их чрезмерно зависимым от влияния социального окружения. Многие испытуемые обнаруживают обостренную потребность в привязанности, «принятии», в позитивном отношении к себе.

Психологическое интервью позволило узнать, что принятие решения отказаться от новорожденного у этих женщин возникает задолго до рождения ребенка. В это время женщины обычно переживают тяжелый психологический кризис, имеющий в разных случаях разное содержание

Общим  является борьба мотивов - когда инстинктивному стремлению женщины к материнству и давлению общественной морали противодействует неверие в свои силы и возможности.

Это связано с реальной или мнимой физической или моральной несостоятельностью, с ощущением неспособности и нежеланием преодолевать жизненные трудности, отсутствием элементарных материальных условий, а также с ощущением утраты (или угрозы утраты) социальной поддержки в связи с распадом семьи, со смертью и болезнью близких, высокими социальными притязаниями, со страхом вернуться в род пой дом с «незаконнорожденным ребенком» и пр.

Принятие решения оставить своего ребенка у многих женщин сопровождается чувством психического напряжения, вины и собственной греховности. В таких случаях поведение женщины во время беременности можно рассматривать как своеобразные формы психологической защиты.

В одних случаях это рационализация. В других случаях преобладают механизмы вытеснения, когда женщина, остро пережившая первый эмоциональный шок от осознания нежеланности беременности, постепенно как бы «забывает», что она беременна.

Таким образом, в качестве основных причин отказа от детей можно назвать, социально-экономическую и психологическую.

Важным аспектом следует считать воспитание молодой матери и ее отношение к незапланированному материнству. Незрелость личностная ведет к трагическим последствиям для ребенка - отказа от него. Будущие отказницы чаще всего воспитывались в неполной семье, однако и они часто находились в неблагополучной, психотравмирующей среде. Важное значение имеет образ матери для формирования психологических установок на материнство у молодых женщин.

В этом отношении отказницы с детства приобретали негативный опыт. Около трети из тех, кто рос с матерью, отмечали плохие с ней отношения. В отношении отцов дело обстоит гораздо хуже. Многие отказницы пережили развод родителей. Также плохая ситуация с материальными доходами.

По результатам исследований выявили достоверный рост серьезных психиатрических, интеллектуальных расстройств у молодых женщин, выросших «в злобной обижающей жестокой семье». Многие из матерей, бросающих своих детей, как бы повторяют наработанный стереотип поведения, т. к. многие из них на себе испытали последствия заброшенности при живых родителях.

В исследованиях было обнаружено, что большинство «отказниц» имели низкое общее и профессиональное образование, соответственно занимали низкий социальный статус.

Уровень материнской привязанности к ребенку, помимо материального благополучия, зависит от трех независимых переменных: образования, обеспеченности жильем и «закрытого образа жизни».

Главным фактором, предшествующим отказу от ребенка, является нестабильность и угрожающий распад собственной семьи отказчицы.

Результаты проведенного исследования, касающегося отказа от материнства как социальной проблемы, подтверждают верность выдвинутой гипотезы: в основе отказов от материнства как формы девиантного поведения лежит комплекс социально-психологических причин.

При проведении профилактических мероприятий, направленных на борьбу с данной формой отклоняющегося поведения женщины, необходимо учитывать разнообразие причин и осуществлять комплексный подход в разрешении изучаемого социального явления. С целью глубокого изучения отказничества как формы проявления девиантного поведения мы  рассмотрели  раннее социальное сиротство как следствие отказов от материнства, что  привело к необходимости изучения причин формирования отказного материнского поведения и определению модели отказничества.

В работе подтверждены данные зарубежных исследователей о том, что отказ от новорожденного приводит к тяжелому психическому состоянию матери. Отказ от ребенка является источником тревоги и депрессии у матери. Эти данные  подтверждены исследованиями.

        СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Международная  конференция по профилактике и снижению сиротства в Казахстане.

2.Доклад Министра образования и науки Республики Казахстан Туймебаева Ж.К. «О ходе реализации программы «Дети Казахстана» на 2007-2011 годы» на Правительственном часе.

3.Годфруа Ж. Что такое психология: В 2 т. М., 1992. Том 1. С. 49

4.Скобло Г.В., Дубовик О.Ю. Система «мать — дитя» в раннем возрасте как объект психопрофилактики // Социальная и клиническая психиатрия, 1992. №2. С. 75-78

5.Колпакова М.Ю. Особенности психологической работы с матерями-«отказницами» //Московский психотерапевтический журнал, 1999. №1. С. 127-154)

6.Брутман В. И. Раннее социальное сиротство как комплексная  медико-социально-педагогическая проблема. - М.: Асопир, 1994.

7.Воспитание и развитие детей в детском доме: Хрестоматия: Ред.-сост.  Иванова Н.П.-М.:АПО, 1996.

8.Грибанова Г.В. Нарушение формирования привязанности у детей-сирот  в  раннем возрасте. - Дефектология, 1996.

9. Причины отказа от ребенка.// Человек, 6, 1996, с

10.Кризис // Психологическая энциклопедия.

11. Особенности семейного воспитания и личностные характеристики женщин, бросающих своих детей.// Ежегодник Российского психологического общества. Психология сегодня. Москва 1996. т2. стр. 151.

12. Девиантное материнское поведение.// Московский психотерапевтический журнал N 4, 1996, с81-98.

13. Возможные психотерапевтические стратегии при работе с кризисом "нежеланной беременности" и отказе от ребенка.// Материалы 12 съезда психиатров России, 1996, с. 613-614.

14. Девиантное материнское поведение// там же, с. 57.

15.Нежеланная беременность у жертв сексуального насилия (психолого-психиатрические аспекты проблемы).// В. П. 1995, 1, с. 33-40.

16. Некоторые психологические особенности женщин, отказывающихся от новорожденных.// Сироты России: проблемы, надежды, будущее. М, 1994. с. 23-24.

17. Юное материнство как фактор риска отказа от ребенка//.

18. Учебно-методическое пособие "Раннее социальное сиротство". М, 1994, 208  

19.Цареградская Ж.В. «Пренатальная психология» г. Москва, 1999г.

20.Овчарова Р. В. «Психологическое сопровождение родительства» г.Москва, 2003г.

21.Филипова Г. Г. «Психология материнсива» г. Москва, 1999г.

22.Материалы  областной  конференции  по  проблемам   пренатальной психологии и медицины. Научный редактор  —  профессор  Брехман  Г.И.Ивановская государственная медицинская академия, 1998 г.

23.Ян Амос Коменский. «Материнская школа», г. С-Петербург, 1892г.

24. Жарикова Ж.В. «Отношение к беременной в народной традиции»  г.

     Москва, «Рожана», 1995 г.

25. «Общая психодиагностика» / Под ред. А.  А.  Бодалева,  В.  В.  Столина. —    М., 1987.

26. Пезешкиан Н. «Позитивная семейная психотерапия.» — М., 1994.

27. Сатир В. «Как строить себя и свою семью.» — М., 1992.

28. Соколова В. Н., Юзефович Г. Я.  «Отцы  и  дети  в  меняющемся  мире.» — М., 1991.

29. Семья в психологической консультации. Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. — М., 1989.

30. Захаров А.И. «Ребенок до рождения и психология ребенка» г. С-Петербург, «Союз» 1998г.

31.Антонов А.М., Медведков В.М. Социология семьи. – М.: МГУ, 1996

32.Бреева Е.Б. Социальное сиротство. Опыт социологического исследования // Социологические исследования. - 2004. - №4. - С. 44-51.

33.Брутман В.И. Раннее социальное сиротство как комплексная медико-социально-педагогическая проблема. - М.: Асопир, 2004

34.Брутман В.И. Раннее социальное сиротство как комплексная медико-социально-педагогическая проблема. - М.: Асопир, 1994

35.Бухман Е.В., Избуцкая Н.В., Терновская М.Ф. Организация работы службы по устройству детей на воспитание в семью. - М.: ЭХО, 2006

36.Булнов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи. – М.: Провсещение, 1988.

37. Верых В.А. Молодежь и брак. – М.: Педагогика, 2004

38.Дементьева Н.Ф. Медико-социальная реабилитация. - М.: Соц, 2007. – 293 с.

39.Дементьева И.Ф. Социальное сиротство: генезис и профилактика - М.: Формат, 2006. – 179 с.

40.Копыл О.А., Баз Л.Л., Баженова О.В. Готовность к материнству, выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка // Синапс. 1993. № 4. С. 354

41.Курбатов В.И. Социальная работа. - Ростов-на-Дону, 2000. – 358 с.

42.Лишенные родительского попечительства. Хрестоматия: Ред.-сост. Мухина В.С. – М.: Норма, 2001. – 237 с.

43.Мацковский М.С. Социология семьи: Проблемы теории, методологии и методики. - М.: Наука, 2004. – 386 с.

44.Мид М. Культура и мир детства. – М.; 1988

45.Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Дети без семьи. - М.: Педагогика, 2006. – 237 с.

46.Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Дети без семьи. - М.: Педагогика, 2000. – 237

47.Проблемы сиротства и деятельность учреждений, замещающих семейное воспитание / Под ред. Н.Г. Аристовой. - М.: Институт социологии РАН, 2002. – 342 с.

48.Павленок П.Д. Введение в профессию «социальная работа». Курс лекций. – М.: ИНФРА – М.:, 1998

49.Сиротство как социальная проблема: Пособие для педагогов / Под ред. Л.И.Смагиной. – М.: Терра, 2002. – 254 с.

50.Терновская М.Ф., Иванова Н.П., Зайцев С.В. Технология реабилитационной работы, мониторинг и оценка развития ребенка, нуждающегося в государственной защите. - М.: Форма, 2007. – 375 с.

51.Трушина С. Проблема отказов от новорожденных детей. Социальная работа. №3, 2006

52.Филиппова Г.Г. Психология материнства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002

53.Хорват Ф. Любовь, материнство, будущее. – М.: Прогресс, 1982

54.Черняк Е.М. Социология семьи. - М.: Терра, 2006. – 422 с.

55.Чечет В. Альтернатива социальному сиротству // Социальная педагогика. - 2001. -№9. - С.105- 112.

56.Шапиро Б.Ю., Сидоренкова Т.А., Либоракина М.И. и др. Социальные работники за безопасность в семье. - М.: Норма, 2006. – 422 с.

57.Шеляг Т.В. Современная семья и социальная работа. - М.: Форма, 2003. – 294 с.

58.Шульга Т.И., Олиференко Л.Я., Быков А.В. Социально-психологическая помощь обездоленным детям: опыт исследований и практической работы. - М.; Наука, 2003. – 426 с..

59.Брутман В. И. Раннее социальное сиротство как комплексная медико-социально-педагогическая проблема. - М.: Асопир, 2004. – С.53.

60.Лишенные родительского попечительства. Хрестоматия: Ред.-сост. Мухина В.С. – М.: Норма, 2001. – С. 44.

61.Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Дети без семьи. - М.: Педагогика, 2000. – С. 211.

62.Филиппова Г. Г. Психология материнства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002, с. 160

63.Проблемы сиротства и деятельность учреждений, замещающих семейное воспитание / Под ред. Н.Г. Аристовой. - М.: Институт социологии РАН, 2002. – С. 284.

64.Копыл О. А., Баз Л. Л., Баженова О. В. Готовность к материнству, выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка // Синапс. 1993. № 4. С. 354

PAGE  60



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
7210. Понятие виктимности. Виктимизация как социальное явление 36.3 KB
  Сущность виктимности Термин виктимность введен в научный оборот Л. Франком однако относительно понятия виктимность практически с рождением термина появились различные точки зрения. Франк первоначально определил индивидуальную виктимность как реализованную преступным актом предрасположенность вернее способность стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления или другими словами неспособность избежать опасности там где она объективно была предотвратима. Франк рассматривал индивидуальную виктимность как...
18319. Наркотизм как негативное социальное явление и уголовно-правовые меры противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ 95.22 KB
  Отслеживается рост преступности в сфере нелегального цикла наркотиков; снижение возраста лиц употребляющих наркотические средства либо психотропные вещества; увеличение доли жестких наркотиков в всеобщем объеме наркотических средств и психотропных веществ находящихся в нелегальном цикле. Появляется иной вопрос с кем бороться в первую очередь с наркоманами либо наркоторговцами и изготовителями. Обстоятельный обзор составов правонарушений влекущих уголовную ответственность за нелегальные получение хранение перевозку пересылку...
1322. Государственная поддержка материнства 1.07 MB
  Методы исследования –анализ научно-методической базы, нормативно-правовых документов. Цель исследования –дать оценку дополнительным мерам поддержки граждан, имеющих детей. Для достижения цели в ходе исследования надо было решить несколько задач, которые являются поступательными шагами для достижения цели.
917. Отказ наследников от наследства 34.39 KB
  Принятие наследства. Понятие правовая сущность и содержание принятия наследства. Способы и сроки принятия наследства. Переход права на принятие наследства наследственная трансмиссия.
10056. Изучение проблемы отказов от материнства и разработка мероприятий, направленных на предупреждение отказничества - одной из форм отклоняющегося поведения 173.88 KB
  Это имеет свое отражение и в Конвенции ООН о правах ребенка которая признает семью как основную ячейку общества и естественную среду для роста и благополучия детей и что ребенку для полного и гармоничного развития личности необходимо расти в семейном окружении в атмосфере счастья любви и понимания Семья является основой нашего государства а дети ее будущее. В дипломной работе осуществлено исследование сущности отказов от материнства как социального явления раскрыт механизм формирования материнского поведения дано...
17781. авещательное возложение и завещательный отказ 72.1 KB
  Большинству хотя бы раз в жизни приходится сталкиваться с вопросами наследственного права. Особенно остро встает вопрос о наследстве, если в наследственное имущество входят квартиры и жилые дома. Именно в этой ситуации возникает наибольшее количество споров между наследниками, а родственники часто становятся врагами. Чтобы по возможности избежать подобного конфликта, необходимо знать основы наследственного права.
21410. Добровольный отказ на стадиях преступной деятельности и при соучастии 30.25 KB
  Понятие и юридическая природа добровольного отказа от совершения преступления. Признаки добровольного отказа от совершения преступления. Для решения данной проблемы следует применять весь комплекс норм как охранительных так и поощрительных особое место среди которых выделяют добровольный отказ от совершения преступления. Тема добровольного отказа от совершения преступления вызывает особый интерес и относится к числу наиболее важнейших и сложных проблем уголовного права как в национальной правовой системе...
4626. СБОРКА И ОБРАБОТКА СТАТИСТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛА НА РАБОТКИ НА ОТКАЗ 18.75 KB
  Надежность – одно из свойств качества продукции, или свойство объекта сохранять во времени в установленных пределах значения всех параметров, характеризующих способность выполнять требуемые функции в заданных режимах и условиях применения, технического обслуживания, ремонта, хранения и транспортирования.
18411. Односторонний отказ от исполнения обязательств: теоретические аспекты и проблемы правоприменения 126.06 KB
  Односторонний отказ от исполнения обязательства обусловленный нарушением договора. Односторонний отказ от исполнения договора не связанный с нарушением договора его последствия. В таком случае особо важно использование способов расторжения договора предусмотренных гражданским законодательством и как одного из таких способов одностороннего отказа от исполнения договора. То есть исполнение авторского договора включает в себя пункт о воздержании от действий по передаче рукописи иным печатным издательствам.
15110. Политика как общественное явление 29.29 KB
  Вся социальная жизнь представляет собой процесс постоянного взаимодействия людей и их объединений, преследующих свои интересы и цели, а потому неизбежно конкурирующих друг с другом. На начальных стадиях развития человечества такая конкуренция поддерживалась в основном механизмами общественной самоорганизации. Их ведущими элементами, обеспечивавшими порядок и распределение важных для жизни человека ресурсов
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.