Реформирование общественных отношений в сфере доверительного управления имуществом

В кодексе появились и новые институты ранее неизвестные советскому гражданскому праву например договор лизинга договор факторинга и т. Где отношения по управлению имуществом собственника не собственником опосредуются в первую очередь с помощью доверительной собственности или траста. Теоретической базой для выполнения данной работы послужили: Гражданский кодекс Республики Казахстан; Закон Республики Казахстан О налогах и других обязательных платежах в бюджет; Закон Республики Казахстан О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан;...

2015-09-18

112.52 KB

1 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

Введение …………………………………………………………………..

5

1

Общая характеристика и особенности доверительного управления имуществом………………………………………….

8

 1.1

Юридическая характеристика и понятие договора доверительного управления имуществом …………………………

8

 1.2

Особенности объектов доверительного управления имуществом

10

2

Современное состояние и правовые проблемы договора доверительного управления имуществом…………………………

20

 2.1

Особенности доверительного управления акциями АО и долями в ТОО……………………………………………………………….

20

 2.2

Правовые основы применения договора доверительного управления в Казахстане и зарубежных государствах……......

21

3

Практика применения договора доверительного управления имуществом………………………………………………………..

30

Заключение………………………………………………………………..

57

Список использованных источников…………………………………….

60


Введение

Происходящие экономические реформы повлекли за собой обновление законодательства. В первую очередь преобразования в экономической сфере затронули гражданское право. Ибо предметом регулирования последнего является значительная часть имущественных отношений, составляющих основу рынка.

В настоящее время в Республике Казахстан идет процесс создания новой системы гражданского законодательства. Которая строится на иных принципах: равенство участников, свободное использование способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом, экономической деятельности, свобода договора, неприкосновенность собственности и др.

Гражданский кодекс РК существенно отличается от предыдущих.

В нем отсутствуют идеологические и политические лозунги, большая роль отводится соглашению сторон. Участники гражданско-правовых отношений в ряде случаев вправе самостоятельно определять круг своих прав и обязанностей. Хотя, конечно, наиболее существенные правовые вопросы решаются в императивной форме. В кодексе появились и новые институты, ранее неизвестные советскому гражданскому праву, например, договор лизинга, договор факторинга и т.д.

Одним из таких институтов стал договор доверительного управления имуществом, который направлен на передачу имущества с целью эффективного управления грамотному и квалифицированному менеджеру. И поэтому соответствует тенденциям развития современного общества.

Вместе с тем, новизна договора доверительного управления имуществом, противоречивость и пробелы правового регулирования. И как следствие этого скудная практика применения данного договора заставляет обратиться к опыту Англии и Америки. Где отношения по управлению имуществом собственника не собственником опосредуются в первую очередь с помощью доверительной собственности (или траста).

В 90-х годах 20 века в Казахстане была предпринята попытка прямого заимствования конструкции англо-американского траста. Которая, однако, оказалась неудачной. Так как доверительная собственность представляет собой самобытный институт, зародившийся в средневековой Англии.

В ее основе лежит расщепление права собственности, и сосуществование в рамках правовой системы двух самостоятельных ветвей: общего права (common law) и права справедливости (equity law).

Траст - это существование как минимум двух лиц. Каждый из которых осуществляет правомочия собственника и является собственником имущества, но один - по общему праву, другой - по праву справедливости. Уникальность траста сделала невозможным его рецепцию в отечественном законодательстве. И поэтому в ГК РК и в других законах доверительная собственность уже не упоминается, но появляется договор доверительного управления имуществом.

Сравнительно-правовой анализ похожих по достигаемых целям институтов, договора доверительного управления и траста.

Он позволит с учетом многовековой практики англо-американского права сформулировать рекомендации отечественному законодателю для внесения соответствующих изменений. Что в конечном итоге должно способствовать расширению сферы применения названного договора в гражданском обороте современного Казахстана.

Тема данной работы актуальна и в связи с тем значением, которое имеют для практики проблемы управления на данном этапе. Договор доверительного управления должен способствовать созданию иной системы управления имуществом, построенной не на административно-командных началах, а на профессиональной, коммерческой основе.

Актуальность сравнительно-правового исследования договора доверительного управления имуществом в странах, относящихся к различным правовым семьям, обусловлена как внутренними факторами, связанными с процессами, происходящими исключительно в Казахстане, так и внешними.

Гражданское право в значительно большей степени подвержено процессам интернационализации права, происходящим в мире, нежели другие отрасли права.

В основе этого явления лежат экономические факторы, как-то: расширение сферы международной торговли, увеличение экспорта капитала и т.п.

Гражданское право существует и функционирует в связи с гражданским и торговым правом зарубежных государств. Оно не изолировано от них, испытывает на себе их влияние, и в свою очередь оказывает воздействие на них.

Проанализировав законодательство о доверительном управлении, следует сказать, что данный институт имеет массу недостатков. А именно, неточность формулировок, отсутствие специального законодательства по передаче в доверительное управление отдельных видов имущества.

Изучение данного института в настоящее время является весьма актуальным. Надо также отметить, что в науке гражданского права весь институт доверительного управления в целом пока не подвергался детальному исследованию.

Целью работы является системный анализ договора доверительного управления имуществом и определение места доверительного управления в системе обязательств по оказанию услуг по казахстанскому законодательству.

Достижение этой цели связано с решением следующих задач:

- обозначить общую характеристику и особенности доверительного управления имуществом;

- раскрыть современное состояние договора и юридическую характеристику содержанию и исполнению договора доверительного управления имуществом;

- дать оценку и выявить основные  тенденции доверительного управления ценными бумагами, акциями АО и долями в ТОО;

- проанализировать сферу применения договора доверительного управления имуществом в Казахстане и зарубежных государствах.

Объектом исследования дипломной работы является совершенствование и реформирование общественных отношений в сфере доверительного управления имуществом.

Предметом исследования следует считать нормативные правовые акты, регулирующие договорные отношения сферы доверительного управления имуществом.

Теоретической базой для выполнения данной работы послужили: Гражданский кодекс Республики Казахстан; Закон Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет»; Закон Республики Казахстан «О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан»; Правила утвержденные постановлением Правительства РК «О порядке передачи имущества государственных служащих в доверительное управление».

Методологическую основу и методическую базу исследования составили  системный, статистический и аналитический методы. При работе главным являлся основной метод научного познания - диалектический.

При написании настоящей работы были использованы труды известных цивилистов: Сулейменова М.К., Басина Ю.Г., Жайлина Г.А., Жанадайрова С.Ю., Толстого Ю.К., Сергеева А.П., Агаркова М.М., Грибанова, Суханова Е.А., и других.


1 Общая характеристика и особенности доверительного управления имуществом

1.1 Юридическая характеристика и понятие договора доверительного управления имуществом

Под управлением чужим имуществом следует понимать инициативную самостоятельную деятельность управляющего. Которая направлена на сохранение и приумножение объекта управления. А в отдельных случаях, и уменьшение или предотвращение убытков, которые могут быть вызваны любыми обстоятельствами.

Данная деятельность может заключаться не столько в совершении действий, так сказать «охранного» характера, сколько в ведении дел своего клиента.

Также, может быть, направлена не только на приобретение и приращение имущества, но и на осуществление определенных разумных расходов по его поддержанию в удовлетворительном состоянии и эксплуатации, уплату налогов, долгов, наем работников и др. [1, c. 87].

Такая  деятельность не всегда носит предпринимательский характер, так как довольно часто направлена на извлечение прибыли. Например, управление домом, являющимся частью наследственной массы.

Понятие доверительного управления имуществом вытекает из гражданского законодательства, где отношения доверительного управления имуществом в действующем гражданском законодательстве регулируются нормами главы 44 ГК РК (Особенной части) «Доверительное управление имуществом» статьями 883-894 [2].

Появление доверительного управления обусловлено развитием рыночных отношений, это связано со стремлением организовать более эффективное управление хозяйственной деятельностью имуществом. И прежде всего, государственным имуществом.

Доверительному управлению посвящена глава 44 ГК (ст.883-895). Согласно которому ст. 886 ГКРК «По договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель доверительного управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах указанного учредителем лица (выгодоприобретателя)» [2].

Особенности данного договора доверительного управления следуют из определения, что договор управления заключается между основателем  и  управляющим. Обязанность доверительного управляющего - управление имуществом в интересы выгодоприобретателя, может быть их учредитель. Если выгодоприобретатель не совпадает с основателем у одной особы, то договор заключается в пользу третьих лиц.

Поэтому, настоящий контракт может вступить в силу как в пользу основателя, так и в пользу третьей особы.

Договор доверительного управления не оттягивает принятие права собственности к имуществу доверительного управляющего.

Потому, как, передавая имущество в доверительное управление, владелец не переходит к управляющему компетентности на владении, используют и распоряжаясь этим имуществом. Они по прежнему остаются для владельца, и только наделяет правом доверительного управляющего от своего имени, чтобы осуществлять эту компетентность.

В то же время владелец, пока договор доверительного управления действует с имуществом, не может осуществлять

Договор доверительного управления не влечет перехода права собственности на имущество к доверительному управляющему.

Потому как, передавая имущество в доверительное управление, собственник не передает управляющему правомочия по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом.

Они по прежнему остаются у собственника, а лишь наделяет доверительного управляющего правом от своего имени осуществлять эти правомочия владения, пользования и распоряжения переданное в доверительное управление.

Доверительный управляющий является правым, чтобы достичь любых действий, которых владелец достиг бы с доверенным имуществом с целью надлежащее управление имуществом. Но только в интересах владельца или выгодоприобретателя.

Номинальные действия, которые доверительный управляющий должен осуществлять в пределах, предоставленных ему владельцем.

Кроме того, доверительный управляющий обладает возможностью производить требования о защите прав на имуществе. Юридический и фактический действия должен быть завершен согласно закону. Они ограничены в распоряжении.

Доверительный управляющий не может распорядиться размером участка печатной платы перешел к нему, другой может быть установлен по договору. Поэтому случаи должны быть перечислены у него, когда такой заказ возможен.

Кроме номинальных правил гл.44 ГК РК не содержит другое ограничение для реализации доверительным управляющим компетентности владельца.

Доверительный управляющий осуществляет любые действия с целью надлежащее управление имуществом, в интересы выгодоприобретателя [2]. Интерес выгодоприобретателя гл.44 ГК не определен.

Поэтому - там вопрос, какие действия управляющего необходимо рассматривать в завершении и в интересы выгоприобретателя?

Это выходит, что, необходимо рассматривать не противоречащие таким действиям иски закона, которые имеют к этому для объектной поддержки и (или) возрастают в стоимости имущества, а также прошел в управлении.

Должен быть завершен таким образом, что, чтобы не допустить риска, и возможных потерь, и как бы сам, заинтересованная персона, действовала вместо управляющего.

Доверительный управляющий осуществляет имущественные управления лично. Чтобы зарядить имущество управления к другой особе от имени доверительного управляющего, которого он может только в определенных случаях.

Если уполномочено на этом актом об учреждении имущества доверительного управления.

Если принуждают к этому в силу обстоятельств для обеспечения интересов выгодоприобретателя и не имеет возможности получить обращение основателя. Во всех случаях доверительный управляющий ответственен за действия выбирают близко его поверенного относительно собственного.

Доверительный управляющий осуществляет управление имуществом лично. Поручить управление имуществом другому лицу от имени доверительного управляющего он может только в определенных случаях.

Если уполномочен на это актом об учреждении доверительного управления имуществом.

Если вынужден этому в силу обстоятельств для обеспечения интересов выгодоприобретателя и не имеет возможности получить указании учредителя. Во всех случаях доверительный управляющий отвечает за действия избранного им поверенного как за собственные.

Таким образом, договор доверительного управления может быть как возмездным, так и безвозмездным.

Таким образом, как в возмездном, так и в безвозмездном договоре доверительного управления права и обязанности имеют обе стороны.

Поэтому, договор доверительного управления будет взаимным.

В юридической литературе нет однозначного мнения и по поводу отнесения договора доверительного управления к разряду лично-доверительных (фидуциарных) сделок.

Одни авторы считают, что договор доверительного управления является фидуциарной сделкой. Другие авторы придерживаются иного мнения.

Именно она помогает глубже понять, какую степень заботливости доверительный управляющий должен проявлять при управлении имуществом другого лица.

1.2 Особенности объектов доверительного управления имуществом  

В данной главе нам хотелось бы остановиться на рассмотрении вопроса об объектах доверительного управления имуществом.

Выдвигая предположение о том, что объектом права доверительного управления имуществом, по общему правилу, является имущество, принадлежащее учредителю на праве собственности.

Представляется необходимым рассмотреть все перечисленные в ст. 883 Гражданского кодекса Республики Казахстан виды объектов гражданских прав для установления их возможности поступать в доверительное управление и быть полноценными объектами управления.

В соответствии со ст. 885 ГК РК объектами доверительного управления могут быть любое имущество, включая деньги, ценные бумаги и имущественные  права, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления отдельные предметы, относящиеся к движимому имуществу, деньги, вещи, определяемые родовыми признаками.

Деньги могут быть объектом доверительного управления лишь в составе предприятия или другого имущественного комплекса. А также при расчетах по деятельности, связанной с доверительным управлением.

Перечень объектов доверительного управления носит исчерпывающий характер, в отличие от ГК Российской Федерации, где в ст. 1013 наряду с перечисляемыми объектами указывается другое имущество [8].

Перечисленные в ст. 885 ГК РК виды объектов доверительного управления входят в категорию имущества, поэтому считаем важным уяснить,  значение термина «имущество» применительно к доверительному управлению.

М.К. Сулейменов указывает, что «имущество» - понятие многоплановое. Оно применяется, в частности, для обозначения:

- совокупности вещей и материальных ценностей, находящихся у определенного лица на праве собственности или иного вещного права;

- совокупности вещей и имущественных прав на получение вещей или иного имущественного удовлетворения от других лиц (актив);

- совокупности вещей, имущественных прав и обязанностей, которые характеризуют имущественное положение носителя (актив и пассив) универсальное правопреемство [9].

Таким образом, понятием имущества охватывается совокупность принадлежащих лицу (гражданину, юридическому лицу, государству) вещей, прав требования и обязанностей (долгов).

К имуществу можно отнести следующее: вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в т. ч. имущественные права; работы и услуги; охраняемую информацию и результаты интеллектуальной деятельности, фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий. А также другие материальные и нематериальные блага.

Основываясь на редакции данной статьи, структура имущества, по ГК РК, в принципе вполне согласуется с предложенной М.К. Сулейменовым структурой имущества, сделанной по ГК Республики Казахстан (далее - РК).

Структуру имущества составляют:

1) вещи (включая деньги и ценные бумаги);

2) работы и услуги;

3) интеллектуальная собственность;

4) имущественные права (права требования);

5) обязанности (долги).

Представляется, что в объектный состав доверительного управления входит имущество в широком смысле, т. е. вещи и имущественные права.

Этот вывод базируется на следующих посылках:

1) объектом доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы;

2) в состав имущественного комплекса (предприятия) входят все возможные виды имущества. Недвижимое и движимое имущество и имущественные права и обязанности.

Хотя ст. 885 ГК РК содержит указания на «другое имущество», которое можно передать в доверительное управление.

На наш взгляд, исходя из содержания норм главы 44 ГК РК следует, что объектом доверительного управления может быть не любое имущество, а только отвечающее определенным требованиям:

  1.  они должны быть обособляемы;
  2.  они должны быть передаваемы в том смысле, что их оборот не должен подчиняться специальным правилам, которые  препятствуют их свободной передаче от собственника к управляющему. И, соответственно, от управляющего к собственнику или иному лицу по прекращении договора.

В юридической литературе существует точка зрения, по которой объектом доверительного управления могут быть индивидуально-определенные вещи.

Указанная позиция основана на том, что только:

1) индивидуально-определенное имущество может быть объектом права собственности;

2) на индивидуально-определенное имущество может быть сохранено право собственности учредителя;

3) индивидуально-определенное имущество может быть возвращено собственнику по прекращении доверительного управления.

Следовательно, передаваемое в доверительное управление имущество должно обладать некоторыми признаками, позволяющими его идентифицировать.

На наш взгляд, приведенная позиция требует соответствующего уточнения. Каждая вещь независимо от ее количественных или качественных состояний всегда индивидуальна.

В практике имущественных отношений зачастую необходима не сама по себе индивидуализация, позволяющая достоверно зафиксировать все индивидуальные черты конкретной вещи. Хозяйствующим субъектам бывает достаточно, если имущество определено родовыми признаками.

О.А. Красавчиков отмечает, что в науке гражданского права под родовыми понимаются такие вещи, которые индивидуализируются в гражданском обороте. Путем указания на их родовую принадлежность, качественное состояние и количественную меру [10].

А под индивидуально-определенными - вещи, индивидуализация которых в гражданском обороте осуществляется путем выделения из рода подобных и указания на их качественное состояние и количественную меру.

Индивидуально-определенные вещи - это не только вещи, единственные (уникальные) в своем роде (например, конкретное произведение живописи, определенный дом и т. д.). Но и все иные вещи, выделенные из массы им подобных, физически отграниченные от предметов того же рода.

Изложенное показывает, что между индивидуально-определенными и родовыми вещами не существует «непреодолимой» границы. Вещь, хотя и определяемая родовыми признаками.

Но выделенная в границах рода, индивидуализируется и переходит в группу вещей индивидуально-определенных.

Так, например, И.Б. Новицкий указывал, что право собственности имеет своим объектом всегда индивидуально-определенную вещь.

Если имеет стандартный стол, то этот стол тем самым приобретает уже характер индивидуальной вещи. Не может быть такого положения, чтобы кто-нибудь имел на праве собственности «стол вообще», «стол как родовую категорию». Всякая вещь, поступая в имущество данного собственника, тем самым индивидуализируется.

Выделение происходит всегда, если вещь становится предметом обязательства.

Соответственно любая вещь, передаваемая в доверительное управление, индивидуализируется. Обособление имущества, находящегося в доверительном управлении, закрепляет ее индивидуальность.

Имущество, переданное в доверительное управление, должно быть обособлено не только от имущества учредителя управления. Но и от имущества доверительного управляющего.

Если последний является юридическим лицом, то обособление имущества осуществляется путем отражения его на отдельном балансе доверительного управляющего и ведения самостоятельного учета. Под самостоятельным учетом для коммерческой организации следует понимать бухгалтерский учет.

Следовательно, в доверительное управление может быть передано любое имущество (имеются в виду любые вещи), за исключением потребляемых вещей, в силу того, что по окончании доверительного управления невозможно обеспечить именно их возврат учредителю управления.

Поскольку обязательность возврата предусмотрена законом, имущества, ограниченно оборотоспособного, и имущества, изъятого из оборота.

Далее, остановимся на проблеме обособляемости объектов гражданских прав. Как было показано выше, родовые вещи могут быть объектами права собственности. А значит и другого вещного права, после обособления какой-то части из массы вещей того же рода.

Применительно к доверительному управлению это мнение означает, что передача в управление родовых вещей не будет препятствовать признанию права управляющего на них вещным при условии их должного обособления.

В то же время подавляющее большинство авторов обосновывает сомнительность передачи (и принятия) в управление имущества, определяемого родовыми признаками, именно «неизбежными трудностями с их обособлением».

По мнению В.А. Дозорцева, «передать их в управление трудно.

Такие объекты могут подвергаться только технической, а не государственной регистрации. Например, регистрация автомобиля, значит,  обособление оказывается юридически нечетким».

Е.А. Суханов и вовсе полагает, что «это необходимость обособления, в свою очередь, исключает передачу в доверительное управление. Например, только обычных движимых вещей потребительского назначения. Ибо обособить их в юридическом смысле (путем открытия баланса) невозможно. Иное дело жилой дом или имущественный комплекс» [3].

Точку зрения о реальной возможности передать в управление лишь индивидуально-определенное имущество ввиду того, что лишь оно поддается обособлению, разделяют также Е.И.Каминская, В.В. Чубаров и Н. Д. Егоров.

Как представляется, все эти суждения во многом основаны на двух утверждениях В. А. Дозорцева, сделанных им вскоре после вступления в силу второй части ГК РК.

Так, по мнению автора, «свойством обособляемости обладает только индивидуально-определенное имущество» и «движимое имущество не представляет интереса как объект управления» [11].

Опровергнуть последнее из них не составляет особого труда. Поскольку доверительное управление недвижимостью не получило какого-либо распространения. В то время как в отношении денежных средств и ценных бумаг наблюдается обратная ситуация. Что же касается второго утверждения, то опровергнуть его представляется возможным, лишь установив значение термина «обособление».

Представляется, что этот термин означает не только принадлежность имущества определенному лицу на том или ином праве. Но и возможность установления такой принадлежности.

Иначе говоря, юридическое обособление есть документальное или иное подтверждение того факта. Что некое конкретное имущество является объектом соответствующего права определенного лица.

Именно такое обособление и достигается посредством  учета, переданного в управление. А равно приобретенного управляющим в ходе его деятельности имущества на отдельном балансе.

Все совершаемые доверительным управляющим сделки, будь то получение имущества в управление. Его передача учредителю, продажа иным лицам или получение от них встречного возмещения, расцениваются законодательством о бухгалтерском учете как хозяйственные операции.

И в этом смысле принципы их учета ни в чем не отличаются от принципов ведения учета хозяйственных операций любым юридическим лицом. Все они учитываются управляющим в отдельном, обособленном балансе на основании правоустанавливающих документов и первичных документов бухгалтерского учета.

Следовательно, ни одно юридическое действие управляющего в отношении переданного в управление, а равно приобретенного им имущества. Вне зависимости от вида этого имущества, не может оказаться не идентифицированным и документально не подтвержденным при участии управляющего в обороте в данном его качестве.

Сказанное означает, что всякое имущество, будь то вещь или право. Может быть учтено на отдельном балансе и при наличии всех необходимых правоустанавливающих документов будет должным образом обособлено.

Думается, что каких-либо оснований не признавать такое обособление достаточным не имеется.

Поскольку баланс либо смета обеспечивают имущественное обособление и организацию имущественной самостоятельности юридического лица. Не являющихся собственниками имущества предприятий или учреждений.

Удостоверившись в принципиальной возможности обособления всех без исключения объектов гражданских прав, приступим к рассмотрению специфики их оборота.

Одновременно с этим мы полагаем уместным оценивать и саму способность тех или иных объектов быть переданными в доверительное управление с той точки зрения, что эту передачу должен осуществлять собственник.

При укрупненном рассмотрении объектов гражданских прав, объединяемых в ст. 22 ГК РК термином «имущество», считаем необходимым выделить, три основные группы:

1) имущественные права;

2) исключительные права;

3) предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, движимые вещи, ценные бумаги. А также в случаях, прямо предусмотренных законом, деньги.

Рассмотрим такую категорию объектов гражданских прав, как имущественные права. С целью отнесения их к объектам прав доверительного  управления имуществом. На особенности имущественных прав в системе  объектов гражданских прав обращает свое внимание Ф.С. Карагусов.

Автор указывает, что имущественное право представляет собой правовое основание (титул) действовать в допустимых законом рамках. Или требовать  от других субъектов совершения определенных действий. И оно должно иметь какую-то объективированную (материальную) форму его подтверждения.

Однако такая форма зависит от природы соответствующего имущественного права. Подтверждением существования вещного права могут являться документы, признанные законом в качестве такого подтверждения. При этом обладание самой вещью не всегда обязательно для того, чтобы подтвердить существование вещного права на нее.

Ю.Г. Басин отмечает, что в течение XIX и особенно XX вв. в финансовый и товарный оборот. Все шире внедрялся способ замены движения реальных вещей и наличных денег движением их символов, выраженных и зафиксированных в бумажном документе.

Что касается обязательственных прав, то их существование может подтверждаться только документально. Ведь обязательственное имущественное право как притязание само по себе бестелесно. Оно представляет собой существующее в сознании людей психическое отношение друг к другу по поводу существования и передачи имущественных ценностей или осуществления действий имущественного характера. Отсутствие объективированной формы отношений затрудняет применение правовых норм.

Более того, обращение прав, не облеченных в какую-то признаваемую законом форму. В принципе невозможно в условиях современных рыночных отношений. Обязательственное правоотношение может подтверждаться письменным договором, нотариальным подтверждением письменных сделок, ценными бумагами и государственной или иной регистрацией прав.

Имущественные права применительно к доверительному управлению имуществом оказываются представленными.

Как правило, правами требования. Причем они не отвечают избранным нами критериям отнесения объектов гражданских прав к объектам права доверительного управления имуществом (обособляемость и свободный неограниченный оборот) [12].

Во-первых, они не являются объектами права собственности, и распространение на них правового режима бестелесных вещей вряд ли может быть чем-либо оправдано.

Во-вторых, является очевидной и невозможность самой передачи прав требования в управление с соблюдением требований гл. 43 ГК РК.

Согласно ст. 850 ГК РК управляющий осуществляет управление переданным ему учредителем имуществом.

Следовательно, даже при чрезмерно расширительном толковании положений ст. 850 и 857 ГК РК в целях признания прав требования допустимыми объектами права доверительного управления мы не можем игнорировать два обстоятельства.

Во-первых, поскольку переход права собственности на переданное в управление имущество недопустим, очевидной представляется аналогия. И с переходом прав требования, его безоговорочная уступка едва ли будет соответствовать положениям перечисленных нами статей.

Во-вторых, порядок перехода прав требования установлен гл. VIII ГК РК. И значит, соответствующие правовые нормы в силу их специального характера не могут исключаться нами при рассмотрении вопроса о передаче в управление прав требования.

Передача права требования иному лицу осуществляется кредитором посредством его уступки (цессии) в порядке ст. 314 -317 ГК РК, которые помещены в гл. XVIII ГК КР «Перемена лиц в обязательстве. Перевод долга» [13].

Иных способов передачи права требования законом не предусмотрено. А значит, и передача его в доверительное управление не может быть произведена иначе как посредством договора цессии.

Указывая, что «имущественные права не нуждаются в специальном обособлении. Ибо до прекращения данного права, или до его передачи (цессии) другому лицу управомоченным остается прежний правообладатель. И потому такое имущество не может смешиваться с имуществом доверительного управляющего», Е.А. Суханов оказывается в весьма затруднительном положении.

С одной стороны, уступка прав новым субъектам (обладателям), т.е. смена субъекта права требования. Всегда характеризовалась им как адекватное выражение применительно к случаям «продажи права», т. е. его возмездного отчуждения.

Однако если это так, то передающий в управление право требования учредитель-кредитор должен утрачивать это право требования к должнику, полностью выбывая из обязательства и обретая, лишь обязательственное требование к управляющему об оплате уступленного им права. Если же учредитель-кредитор не выбывает из обязательства, то ничтожна сама уступка.

Иное правовое решение, предлагаемое Л. Михеевой, а именно выдача управляющему доверенности на взыскание суммы долга с должника учредителя управления.

Поскольку «имущественное право не может быть передано как вещь», «может быть лишь уступлено, а в этом случае правообладатель утратил бы его, чего не должно произойти при доверительном управлении имуществом». Также неприемлемо, так как в этом случае будут наличествовать отношения представительства. А договор доверительного управления имуществом трансформируется в договор поручения [14].

Следовательно, признание таких имущественных прав, как права требования в качестве объектов, могущих быть переданными в доверительное управление имуществом, представляется на сегодняшний день затруднительным.

В настоящее время возможно доверительное управление имущественными правами, когда объектом доверительного управления выступают предприятия иные имущественные комплексы.

Подчеркнем, что доверительное управление имущественными правами осуществляется в составе того или иного имущественного комплекса. И не является самостоятельным объектом рассматриваемых отношений.

Далее остановимся на рассмотрении вопроса отнесения исключительных прав к объектам права доверительного управления имуществом. Наличие в перечне объектов управления исключительных пpaв свидетельствует о появлении еще одной формы коммерческого использования продуктов интеллектуальной деятельности.

В свою очередь, которая, по замечанию достаточно обстоятельно исследовавшего вопрос О. Городова, является «далеко не бесспорной».

Во-первых, потому, что законом для исключительных прав установлен совершенно специфический правовой режим. Который никоим образом не соотносимый с правом собственности и исключающий возможность передачи в управление исключительного права именно собственником.

Во-вторых, оборот исключительных прав столь своеобразен. А требования к порядку их перехода и осуществления столь сильно различаются применительно к различным объектам. Что во многих случаях они в принципе исключают возможность использования конструкции управления имуществом.

Определяя в качестве объекта доверительного управления «исключительные права», законодатель не дает их перечня и не уточняет их содержания.

Однако, исследуя возможность передачи в управление целого ряда исключительных прав. О. Городов приходит к выводам, подтверждающим предположения о недопустимости их рассмотрения в качестве объектов права доверительного управления.

С одной стороны, «переход правомочий, составляющих содержание исключительного права, по договору доверительного управления. И в соответствии с избранной законодателем моделью объекта управления, неизбежен» [15].

С другой, даже, несмотря на то, что по целому ряду причин «не весь спектр исключительных прав может включаться в орбиту управления на доверительной основе».

Само по себе включение законодателем в перечень объектов управления любых исключительных прав «порождает эффект искажения принципа доверительного управления имуществом».

Причем «положение это нельзя исправить и путем замены понятия объекта управления - исключительного права на объекты патентного, авторского права, объекты, индивидуализирующие участников гражданского оборота, нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности». А потому «юридическая конструкция доверительного управления имуществом, малопригодна для управления исключительными имущественными правами».

Не согласиться с этими выводами сложно.

Юридическое опосредование процесса использования нематериальных благ вполне может быть произведено прямо предусмотренными для отношений такого рода. И отработанными практикой авторским или лицензионным договорами. А также договором коммерческой концессии.

Учитывая это, мы полагаем, что отнесение исключительных прав к объектам доверительного управления также представляется затруднительным.

Третья группа объектов доверительного управления представляется самой сложной для рассмотрения ввиду ее неоднородности.

Проблемы с обособлением и передачей, пусть не без сложностей, могут быть технически решены применительно ко всем входящим в данную группу объектам гражданских прав.

При этом родовые телесные вещи, как было показано выше, вполне могут быть признаны объектами права собственности. А значит объектами вещного права доверительного управления имуществом, без каких-либо серьезных осложнений.

Следовательно, при рассмотрении данной группы объектов мы сталкиваемся лишь с проблемными для правовой теории. В целом бездокументарными ценными бумагами и деньгами.

Проблемы доверительного управления ценными бумагами и деньгами требуют специального исследования.

Поэтому в данной главе мы их не будем рассматривать, мы рассмотрим их в третьей главе.

Что же касается недвижимости, как объекта права доверительного управления имуществом, то в доверительное управление могут быть переданы практически все объекты недвижимости.

Вместе с тем необходимо отметить неопределенность возможности участия в доверительном управлении в качестве объектов доверительного управления участков недр, водных объектов и объектов лесного фонда.

Таким образом, доверительное управление имуществом, это есть гражданско-правовой институт. Реализация норм которого, предполагает максимизацию прибыли посредством профессиональной деятельности управляющего.

Несомненно, что отношения доверительного управления включают оказание юридических услуг собственнику имущества и в данной части охватываются понятием посредничества.

Однако действия управляющего, по сути, носят вспомогательный характер. Ибо в целом их предмет и цель иные – использование профессиональным предпринимателем определенного чужого имущества с целью получения выгод для его собственника, или указанного им выгодоприобретателя [16].


2 Современное состояние и правовые проблемы договора доверительного управления имуществом

2.1 Особенности доверительного управления акциями АО и долями в ТОО

Доверительное управление акциями АО и долями в ТОО подразумевает под собой управление. При котором доверительный управляющий осуществляет управление вверенными ему акциями/долей от своего имени.

Обычно акции / доли передаются управляющему во владение и пользование. При этом рамки передачи должны быть определены договором. В противном случае управляющий получает также права распоряжения вверенными ему акциями / долей.

Задача управляющего — эффективно использовать акции/доли в интересах собственника. И, так называемого, выгодоприобретателя, чаще всего, собственник и выгодоприобретатель одно лицо.

Доверительное управление акциями в основном осуществляют брокеры или дилеры. Которые обладают правом ведения счетов клиентов в качестве номинального держателя ценных бумаг.

В случае передачи в управление доли, управляющим может быть любое физическое или юридическое лицо.

Особенности доверительного управления акциями/долей:

- отдельный учет на балансе управляющего от имущества, принадлежащего ему на праве собственности, внебалансовые счета управляющего.

На акции / доли переданные в доверительное управление не допускается обращение взыскания. За исключением случая банкротства учредителя.

Возможность регулирования объема полномочий управляющего в договоре и (или) акте об учреждении доверительного управления.

Предоставление управляющим отчета о своей деятельности собственнику и выгодоприобретателю.

В случае ненадлежащего исполнения управляющим своих полномочий при управлении акциями / долей. Включая превышение полномочий, он несет ответственность своим имуществом.

Любой прирост или иное имущество, полученное управляющим в рамках его деятельности по отдельному договору доверительного управления, включается в состав доверенного имущества.

Право на возмещение расходов и получение вознаграждения. В случае если это предусмотрено договором (или) актом об учреждении доверительного управления.

Доходы от доверенного имущества в целях налогообложения признаются доходами выгодоприобретателя.

Управляющий включает в свой совокупный годовой доход только сумму вознаграждения. Полученного (подлежащего получению) с доходов от вверенного имущества за свои услуги по доверительному управлению.

Право управляющего на истребование вверенных ему акций/доли из чужого незаконного владения. А также требовать устранения нарушения его права на управление.

Переход права собственности на акции/долю не прекращает доверительного управления имуществом.

 В случае учреждения доверительного управления акциями.

Необходимо чтобы сведения об управляющем акциями отражались по счету учредителя доверительного управления, открытому профессиональным участником рынка ценных бумаг.

Кроме того, законодательством предусмотрено специальное требование для государственных служащих о передаче акций / долей в доверительное управление.

В течение 1 месяца с даты вступления государственного служащего в должность.

Для учреждения доверительного управления акциями/долей в субъекте занимающим доминирующее положение на рынке. Либо если сторонами договора являются лицо (лица) совокупная стоимость активов, которых превышает 1 500 000 МРП (около 12 262 000 долларов США).

Необходимо получение предварительного согласия в антимонопольных органах Республики Казахстан.

Кроме того, в зависимости от специфики деятельности компании акции / доли которой, передаются в доверительное управление возможно наличие требований по получение иных разрешений от уполномоченных органов Республики Казахстан [31].

2.2 Правовые основы договора доверительного управления в Казахстане и зарубежных государствах

Можно выделить три способа использования доверительной собственности в буржуазном праве.

1. Траст выступает универсальным способом урегулирования отношений, где одно лицо управляет имуществом в пользу другого. Здесь с помощью применения техники доверительной собственности участники имущественного оборота. А вслед за ними суды формируют новый тип имущественного права, с помощью которого право на управление отделяется от права собственности. Траст в узком смысле как раз и является отношением, где одно лицо обязано управлять имуществом в пользу другого.

В Англии и США управление в пользу другого лица было особенно широко распространено. Причина этому — практика создания семейной собственности, требовавшая в условиях буржуазных отношений отделить право на получение доходов от права управления. Трастовые фонды настолько распространились, что в XIX в. «всякий состоятельный человек был доверительным собственником» [32].

Более того, режим доверительной собственности используется корпорациями для управления обособленными семейными фондами. В США в этих целях в XIX в. возникают так называемые трастовые компании — корпорации, управляющие активами на праве доверительной собственности.

2. Траст используется судами в качестве фикции для защиты вновь возникающих в практике имущественных отношений прав.

Например, до принятия специального акционерного законодательства возможность передачи имущества корпорации с целью получения прав на участие в управлении и дивиденды не предусматривалась действовавшей схемой имущественных прав.

Но к началу XVIII в. в Англии широко распространяются акционерные корпорации. Перед судами встала проблема: каков правовой режим имущества акционерных компаний. В деле Child v. Hudson's Bay Co 1723 г. и во всей последующей практике XVIII в. она была решена с помощью фикции траста.

Считалось, что компания имеет титул Общего права на свое имущество. Но она является доверительным собственником в пользу акционеров.

Таким образом, право восполняло с помощью фикции траста неразвитость доктрины юридического лица, с принятием акционерного законодательства в XIX в. в Англии и США использование этой фикции прекратилось.

3.Доверительная собственность применяется судами как способ императивного вмешательства в имущественные отношения, в том числе для охраны имущественных прав.

Например, имения Общего права подразумевали одномоментный переход всех прав на землю при совершении deed of conveyance (акта передачи). Но суды применяли к сделкам с землей resulting trust, в результате чего с момента заключения договора до передачи титула общего права покупателю продавец рассматривается правом Справедливости как доверительный собственник в пользу покупателя. «Право Справедливости, следуя принципу сделано то, что должно быть, сделано рассматривает покупателя как владельца титула права.  Справедливости на землю, даже если титул Общего права остается у продавца» [33].

Это правило позволяло, например, вступить наследнику покупателя в договор. Возложить на фактически владеющего покупателя риск убытков. Утверждение этих норм другим способом потребовало бы громоздкой процедуры изменения каждого из действующих имений. Но траст позволял ввести новые единообразные правила без изменения структуры всех и каждого из действующих имущественных прав.

Итак, доверительную собственность можно рассматривать как способ урегулирования имущественных отношений.

Суть которого состоит в признании имущественного права за лицом, не являющимся управомоченным по Общему праву.

Следует отметить, что развитие законотворчества с XIX в. нисколько не умаляет значение траста как способа правового регулирования. Законодательство в основном направлено на закрепление действующих институтов права.

В том числе появившихся в результате применения участниками оборота (express trusts) или судами (императивные трасты) техники доверительной собственности.

Таким образом, нормотворческие функции суда по-прежнему велики, в том числе для санкционирования или императивного применения метода доверительной собственности.

Если говорить о сфере применения траста в настоящее время, то можно выделить несколько блоков, регулируемых им отношений [34].

Наследственные отношения. Траст активно используется в наследственных отношениях. Если на этапе возникновения данного института речь шла о невозможности наследования определенной категорией лиц. То сегодня институт доверительной собственности является наиболее оптимальным способом управления наследуемого имущества.

Передача имущества осуществляется управленцам, осуществляющим свою деятельность на профессиональной основе.

Частным случаем «завещательного траста» можно считать «траст содержания супруга». Суть данного подвида траста заключается в полной передаче пережившему супругу всех выгод, получаемых от использования имущества умершего супруга.

Практическое применение  данной конструкции связано, например, с наличием нескольких наследников первой статьи или с желанием наследодателя избежать уплаты подоходного налога наследником.

Сюда тесно примыкает так называемый «Алиментный траст». Муж передает имущество траста в активное управление для того, чтобы в случае развода жена становилась выгодоприобретателем в данном трасте.

«Траст обучения». Создается для поддержки образовательных программ любого рода, он схож с «благотворительным трастом», также изначально не определен выгодоприобретатель.

«Благотворительный траст». Пожалуй, первый вид доверительной собственности, получивший специальную статутную регламентацию в 1601 г. В рамках данного вида траста создавались благотворительные фонды, действующие в благотворительных целях.

«Страховой траст». Имущество, находящееся в доверительной собственности, является страховым полисом [35].

Доверительная собственность широко применяется не только для защиты интересов частных лиц, но и в сфере предпринимательства. Пример тому «долевой инвестиционный траст». Организация формирует портфель акций неких компаний, с целью дальнейшей перепродажи долей портфеля.

Таким образом, по сути, продаются не сами акции, а какая-то часть дохода, который будет получать в результате управления этим пакетом. По предметному составу к данному виду трастовых отношений примыкает «фондовый траст», например общий трастовый фонд.

Как уже говорилось, траст - идеальный инвестиционный инструмент, и его потенциал возрастает во много раз благодаря ОТФ. ОТФ позволяет инвесторам, обладающим незначительными денежными суммами. Объединить свои капиталы и вкладывать аккумулированные средства в различные виды высоколиквидных активов.

Каждый инвестор получит прибыль пропорционально его доле. Обычно же инвестиционный портфель владельца небольшого состояния весьма ограничен. Если у него есть только 1000 фунтов, он купит акции, лишь нескольких компаний, благодаря ОТФ он может значительно максимизировать свою прибыль. В ОТФ инвестиции могут размещаться не только в акции, но и в недвижимое имущество [36].

«Трастовый депозит». Создается таким образом, что никак не смешивается с имуществом банка. Имеет строго целевое назначение. Например, на погашение каких-либо строго определенных долгов.

Траст оборудования. Метод финансирования, обычно используемый при закладе железнодорожного оборудования, в ходе которого права на оборудование передаются в качестве гарантии погашения финансовых обязательств.

Накопительный траст. Траста обязан, аккумулировать средства, полученные от продажи имущества, находящегося в доверительной собственности до определенного момента времени.

Траст используется и в разнообразных пенсионных схемах. Такие конструкции представляют собой комбинацию доверительной собственности и договора. Где право бенефицианта возникает в результате взносов, осуществляемых в соответствии с условиями конкретной схемы.

В отношении пенсионных фондов действуют все нормы права справедливости, направленные на защиту интересов бенефициантов [37].

Еще одной особенностью пенсионных трастовых фондов является встречное удовлетворение. Что по общему правилу недопустимо: учредитель не приобретает никакого имущественного права требования, а на бенефицианта не возлагается имущественная обязанность. Бенефицианты пенсионного траста предоставляют встречное удовлетворение либо в виде собственных денежных взносов в капитал доверительной собственности.

Либо посредством выполнения соответствующей трудовой функции. Их права возникают из контракта - трудового договора. И соответственно к этим отношениям применяется    трудовое законодательства.

Пенсионные трасты пользуются огромной популярностью во всем мире. Так, к примеру, до 60 % активов пенсионных фондов японских компаний переданы в траст банкам.

В настоящее время траст зачастую используется в международной практике в чисто налоговых целях. Причем не только физическими лицами, но и крупными корпорациями. Учредив траст в одной из безналоговых юрисдикций. Во многих случаях удается вывести средства из-под налогов страны пребывания учредителя и бенефициара.

Прежде всего, это относится к налогам на имущество. Поскольку имущество, переданное в траст, юридически уже не принадлежит ни его бывшему владельцу, ни бенефициару.

То же, как правило, относится и к налогу на прирост капитала. Доходы бенефициара, получаемые от траста, обычно подлежат налогообложению по правилам страны его проживания. Но только после того, как они реально ему выплачены. Что позволяет неограниченно оттягивать их уплату, реинвестируя прибыль.

В некоторых случаях можно уйти от налога на наследство. Но нужно иметь в виду, что обычно передача имущества в зарубежный траст подпадает под налог на дарение.

Впрочем, в каждом конкретном случае необходим тщательный анализ налогового законодательства всех тех стран.

В которых, резиденты лица, имеющие отношение к данному трасту. К тому же это законодательство может изменяться. Так, например, до относительно недавнего времени зарубежный траст широко использовался американскими гражданами в качестве законного средства сокращения налоговых выплат.

Однако в рамках налоговой реформы 1976 года были введены законы, которые сделали это бессмысленным. Теперь не только взимается налог за передачу активов в зарубежный траст. И при распределении доходов бенефициару. Но и сами доходы зарубежного траста могут в определенных случаях рассматриваться налоговыми властями США как налогооблагаемые доходы его учредителя.

Таким образом, особенностью трастовых отношений является то, что они основаны на доверии. Здесь на основе доверия переплетены и действуют как единое целое отношения собственности. И отношения, связанные с управлением переданным в траст имуществом.

Причем это переплетение невозможно регулировать с помощью правовых инструментов, в Казахстане же право собственности разделено на три составляющие: право владения, право пользования, право распоряжения.

К тому же в Казахстане, юридические права заменить на доверие, порядочность и справедливость вряд ли будет возможно в ближайшие тридцать лет. Зато в Казахстане легко смоделировать ситуацию, когда все участники фактически контролируются и управляются одним лицом. Именно на этом и строится большинство оффшорных схем.

И все-таки, как бы мы не пытались понять, что такое траст, суть его в отрыве от системы английского права понять практически невозможно. Да и использовать траст в Казахстане в его чисто классическом английском виде нет никакой необходимости.

Всеобщая интеграция, на которую взяла курс мировая экономика, постепенно сближает и объединяет правовые системы.

В последнее время законодательство, регулирующее трастовые отношения, постепенно перекочевало в Азию. Многие страны с континентальной системой права приняли ряд законодательных актов по сути своей регулирующих отношения между субъектами траста [38].

Для экономико-правовой системы Казахстана характерна двойственность регулирования доверительных отношений.

Частично в традициях англо-американского права, вещное право; частично на основе копирования романо-германской правовой традиции, обязательственное право, ГК РК, Закон РК «О рынке ценных бумаг» – как доверительное управление.

В  Казахстане трастом могут быть признаны опека, благотворительная структура, отношения между адвокатом и клиентом, паевые инвестиционные фонды и т.д. Классическим примером является наследственный траст.

Например, у владельца предприятия имеется трое детей: один сын и две дочери. Сын с детства интересуется технологическими процессами этого предприятия, получил соответствующее образование. Дочерей предприятие не интересует.

Они считают, что его нужно продать, деньги положить в банк и жить на банковские проценты. Их отец это предприятие создавал с нуля и хочет сохранить его как семейный бизнес для своих потомков. Так как же ему поступить, чтобы семейное предприятие было сохранено. И интересы дочерей бы не пострадали.

Выход может быть найден с помощью траста. Предприятие перейдет по завещанию полностью к сыну. Но по условию траста вся прибыль будет делиться на три части, которые будут выплачиваться соответственно сыну и двум дочерям.

Согласно сложившейся правовой практике и действующему законодательству. Объектами доверительного управления могут быть объекты недвижимости, ценные бумаги и имущественные права.

По Закону РК «О банках и  банковской деятельности» предметом доверительного управления банков могут быть только деньги и ценные бумаги. Эта сфера деятельности получила достаточно широкое практическое развитие.

Для экономики наиболее характерны следующие виды доверительного управления: управляющие инвестиционных фондов и компаний.  Доверительное управление пакетами акций корпораций.

Передача в доверительное управление государственных пакетов акций и активов, управление деньгами и ценными бумагами клиентов в трастовых отделах коммерческих банков.

Наиболее привлекательными схемы коллективного инвестирования являются для мелких инвесторов. Которые не в состоянии самостоятельно участвовать в процессе инвестировании как из-за недостаточности средств, так и из-за отсутствия необходимой квалификации и опыта.

Таким образом, в схемы коллективного инвестирования обычно вовлечены широкие массы инвесторов, в т.ч. физические лица.

Именно поэтому защита интересов вкладчиков в инструменты коллективного инвестирования играет большую социальную роль. И на это направлены многие специальные нормы, регламентирующие деятельность инвестиционных фондов.

С помощью договора доверительного управления оформляются отношения между управляющей компанией и инвесторами, которые согласно принятой терминологии являются учредителями доверительного управления.

Казахстанский законодатель, учитывая опыт Великобритании и США, также обратил внимание на потенциал договора доверительного управления имуществом в сфере пенсионного обеспечения граждан [40].

В связи с этим, в настоящее время принят значительный пакет правовых документов, регулирующих деятельность негосударственных пенсионных фондов по управлению денежными средствами Пенсионного фонда РК.

При этом нужно отметить, что  недостаточная развитость отечественного финансового рынка и несовершенство законодательства обусловливают использование трастовых схем для маскировки собственного контроля, вывода активов и/или ухода от налогообложения.

Известна схема, когда директора и реальные владельцы  АО передают свое АО в доверительное управление специально созданной, подставной, компании.

Также на практике используется схема, где прямо или через цепочку подставных лиц доверенных лиц учреждается «обезличенный» траст за рубежом (в оффшорных зонах).

И через него осуществляется управление АО, пакетом акций, отдельными активами, фактические бенефициары, они же defacto владельцы АО, они же defacto учредители траста, они же de facto доверительные управляющие, тем самым выводятся из-под какой-либо ответственности и контроля [41].

В этой связи необходимо отметить, что в современном мировом хозяйстве наблюдается резкий рост судебных исков в признании трастов недействительными.

Таким образом, институциональный анализ доверительных отношений собственности и процессов их реализации в финансовой сфере показывает, что разработка данной проблемы имеет большое теоретическое и практическое значение.

Для развития отечественной экономики на этапе ее трансформации в рыночную систему и в систему мирохозяйственных связей.

Учитывая нашу специфику, а точнее тот факт, что имущество в нашей стране может быть передано в хозяйственное ведение или владение.

С правами распоряжения или пользования, с правом продажи или без таковой, казахстанские трасты условно можно разделить на: активные и пассивные.

Основное отличие между ними заключается в правах доверительного собственника на передаваемое ему имущество.

В случаях активного траста доверительный собственник имеет право распоряжаться переданным ему имуществом по своему усмотрению: продать, заложить, поменять и т.д.

Так, передача грузового автомобиля строительной компании с целью извлечения выгоды по генеральной доверенности с правом продажи будет считаться активным трастом, по простой доверенности - пассивным.

Активные трастовые операции присущи банкам и финансовым компаниям, пассивные - трастовым фирмам, специализирующихся, на управлении каким-либо видом имущества, которым собственник не может управлять достаточно эффективно [42].

Из изложенного выше заметно, что трастовые отношения в Казахстане, в значительной степени напоминают арендные отношения с той лишь разницей.  Что за передачу имущества в аренду арендатор выплачивает фиксированную стоимость, не зависимую от прибыли.

Доверительный же собственник выплачивает извлеченную из имущества прибыль, за минусом своей комиссии или без таковой.

В настоящее время наличие мирового рынка товаров, работ и услуг обуславливает бизнесменов вести дела за пределами своей страны.

Основными их проблемами являются сокращение расходов, эффективность использования капитала, минимизация налогообложения.

К этим проблемам с недавних пор добавились проблемы конфиденциальности, преступности, снижения высоких экономических и политических рисков и другие проблемы, специфические для казахстанской экономики переходного периода.

Немаловажное значение имеет и проблема наследования. Ведь в тех случаях, когда под угрозу поставлена жизнь, денежные средства, находящиеся на счетах иностранных банков и имущество, находящееся за ее пределами, может так и остаться невостребованным.

Все эти проблемы могут быть весьма успешно решены с помощью современных трастовых схем. И множества преимуществ, предоставляемых отдельными оффшорными юрисдикциями.

В заключение отметим следующее. Процессы глобализации мировой  экономики не могут не затрагивать Казахстан. Что выиграет и что потеряет государство от интеграции в новое мировое сообщество. В немалой степени зависит от сбалансированности и гибкости национального права.

А достичь этого без сближения путем взаимопроникновения двух глобальных правовых систем невозможно.  

Казахстанская экономика отнюдь не флагман мировой, но именно это обстоятельство позволяет юристам и законодателям с опережением реагировать на глобальные тенденции, активно изучая и заимствуя опыт более развитых стран. Прямая рецепция конструкции двойственной собственности из системы общего права, скорее всего, невозможна.

Но существует вполне успешный опыт заимствования модифицированных трастовых конструкций странами континентального права. Эти конструкции облекаются в форму либо уже известных моделей учреждения и фонда.

Либо при помощи создания новых, например, модели трастового предприятия.

Несмотря на отсутствие теоретической безупречности у подобного нормотворчества, гражданско-правовой оборот получил мощный и чрезвычайно  удобный инструмент решения многих сугубо практических проблем.

Вполне конкретный пример для подражания, а главное, не требующий в рамках казахстанского права существенного изменения законодательства.

 


3 Практика применения договора доверительного управления имуществом

Д. обратился в суд с иском к А. о расторжении брака и определении место жительства детей, мотивируя требования тем, что проживал с ответчиком с 2004 года, с июля 2008 года состоит с ней в зарегистрированном браке, имеют двоих детей: Т. и К., 2008 и 2010 года  рождения.

С апреля 2010 года с ответчиком вместе не проживают, так как не сложилась совместная жизнь.

Дочь Т. проживает с ним, вместе с его родителями. Ответчик с несовершеннолетним сыном от первого брака К. и совместной дочерью С. проживает в квартире у своей матери.

Просил суд расторгнуть брак и определить местожительство детей, в частности, дочери Т. с ним.

Решением районного суда №2 Казыбекбийского района города Караганды от 07 февраля 2011 года исковые требования Д. удовлетворены.

Брак между ними, зарегистрированный отделом ЗАГС района имени Казыбек би управления юстиции города Караганды 04 июля 2008 года, расторгнут.

Определено местожительство ребенка с отцом. Расходы по оплате государственной пошлины с Д. взысканы в сумме 2 270 тенге при выдаче свидетельства о расторжении брака в органах ЗАГС.

Постановлением апелляционной судебной коллегии Карагандинского областного суда от 18 апреля 2011 года решение суда изменено, в части определения местожительства ребенка, несовершеннолетней Т. с отцом Д. отменено, принято новое решение об отказе в иске. Доверительного управления имуществом в остальной части решение оставлено без изменения.

Постановлением кассационной судебной коллегии Карагандинского областного суда от 06 июня 2011 года постановление суда апелляционной инстанции изменено.

Отменено в части отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об отказе в удовлетворении иска Д. Решение суда первой инстанции в указанной части оставлено без изменения.

В ходатайстве А., не соглашаясь с решением суда первой инстанции и постановлением кассационной судебной коллегии в части определения место жительства дочери Т. с отцом Д., просила их отменить в указанной части в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права, оставить в силе постановление апелляционной судебной коллегии.

Надзорная судебная коллегия Верховного Суда решение районного суда №2 Казыбекбийского района города Караганды, постановления апелляционной и кассационной судебных коллегий областного суда изменила, отменила в части исковых требований об определении местожительства ребенка Т., и дело направила на новое рассмотрение, указав следующее доверительного управления имуществом.

Коллегия посчитала, что такие нарушения допущены и выразились в неправильном истолковании положений статьи 65 Закона Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье», недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела.

Решения суда, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы, опротестованы в апелляционном порядке. Право апелляционного обжалования решения суда принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле. Право принесения протеста принадлежит прокурору, участвовавшему в рассмотрении дела. Генеральный прокурор Республики Казахстан и его заместители, прокуроры областей и приравненные к ним прокуроры и их заместители, прокуроры районов и приравненные к ним прокуроры и их заместители в пределах своей компетенции вправе опротестовать судебное решение независимо от участия в рассмотрении дела. Апелляционную жалобу вправе подать также лица, не привлеченные к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суд принял решение.

Жалобы, протесты подаются (приносятся) через суд, вынесший решение, постановление. Жалобы, протесты, поступившие непосредственно в апелляционную инстанцию, подлежат направлению в суд, вынесший решение, для выполнения требований части второй настоящей статьи и статьи 338 ГПК РК. Жалобы, протесты подаются (приносятся) в суд с копиями по числу лиц, участвующих в деле. В необходимых случаях судья может обязать лицо, подающее апелляционные жалобу или протест, представить копии приложенных к апелляционным жалобе или протесту письменных доказательств по числу лиц, участвующих в деле. Жалоба, протест могут быть поданы (принесены) в течение пятнадцати дней со дня вручения копии решения, вынесенного судом. Решение, вынесенное при повторном рассмотрении дела, может быть обжаловано, опротестовано в общем порядке.

При подаче (принесении) апелляционных жалобы или протеста, не соответствующих требованиям, предусмотренным частью второй статьи 334 и статьи 335 ГПК РК, судья выносит постановление, которым оставляет жалобу или протест без движения и назначает лицу, подавшему (принесшему) жалобу или протест, срок для исправления недостатков [19].

Если лицо, подавшее (принесшее) жалобу или протест, в установленный срок выполнит указания, содержащиеся в постановлении, жалоба или протест считаются поданными в день первоначального представления в суд. На постановление суда первой инстанции об оставлении апелляционной жалобы или протеста без движения могут быть поданы частные жалоба, протест.

При подаче (принесении) апелляционных жалобы или протеста, не соответствующих требованиям, предусмотренным частью второй статьи 334 и статьи 335 ГПК РК, судья выносит постановление, которым оставляет жалобу или протест без движения и назначает лицу, подавшему (принесшему) жалобу или протест, срок для исправления недостатков.

Если лицо, подавшее (принесшее) жалобу или протест, в установленный срок выполнит указания, содержащиеся в постановлении, жалоба или протест считаются поданными в день первоначального представления в суд. На постановление суда первой инстанции об оставлении апелляционной жалобы или протеста без движения могут быть поданы частные жалоба, протест.

Судья после получения апелляционной жалобы или протеста, поданных в срок и соответствующих требованиям части второй статьи 334 и статьи 335 ГПК РК, обязан:

1) не позднее следующего дня направить лицам, участвующим в деле, копии жалобы, протеста и приложенных к ним письменных доказательств;

2) по истечении срока, установленного для обжалования, опротестования, направить дело в апелляционную инстанцию;

До истечения срока, установленного для апелляционного обжалования, опротестования, дело никем не может быть истребовано из суда. Лица, участвующие в деле, вправе знакомиться в суде с материалами дела, а также с поступившими жалобами и возражениями на них.

Лицо, подавшее апелляционную жалобу, вправе отказаться от нее в суде апелляционной инстанции до вынесения им постановления. Прокурор, принесший апелляционный протест, или вышестоящий прокурор вправе отозвать протест до вынесения судом апелляционной инстанции постановления. Об отзыве протеста суд извещает лиц, участвующих в деле.

О принятии отказа от жалобы и отзыва протеста суд выносит постановление, которым прекращает апелляционное производство, если решение не обжаловано другими лицами или не опротестовано вышестоящим прокурором [20].

Частная жалоба, протест на определения суда первой инстанции подаются в вышестоящий суд в течение десяти дней со дня вынесения обжалуемого определения. По результатам рассмотрения выносится определение об:

1) оставлении определения (постановления) без изменения, а жалобы, протеста - без удовлетворения;

2) отмене определения (постановления) полностью или в части и передаче вопроса на новое рассмотрение в суд первой инстанции;

3) отмене определения (постановления) полностью или в части и разрешении вопроса по существу;

4) изменении определения (постановления).

Определение (постановление) апелляционной инстанции, вынесенное по частной жалобе, протесту, обжалованию, опротестованию не подлежит, и вступает в законную силу немедленно после его вынесения.

Дело в апелляционной инстанции должно быть рассмотрено в месячный срок со дня поступления его в суд.

Вынесение судебного акта апелляционной инстанции и его объявление происходят по правилам, предусмотренным статьями 216, 217, 218 ГПК РК.

Суд может с соблюдением требований вынести резолютивную часть постановления. В этом случае полный текст постановления составляется и подписывается всеми судьями в пятидневный срок со дня рассмотрения дела.

Решения суда, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы, опротестованы в апелляционном порядке.

Право апелляционного обжалования решения суда принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле.

Право принесения протеста принадлежит прокурору, участвовавшему в рассмотрении дела. Генеральный прокурор Республики Казахстан и его заместители, прокуроры областей и приравненные к ним прокуроры и их заместители, прокуроры районов и приравненные к ним прокуроры и их заместители в пределах своей компетенции вправе опротестовать судебное решение независимо от участия в рассмотрении дела [21].

Апелляционную жалобу вправе подать также лица, не привлеченные к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суд принял решение. Апелляционные жалобы и протесты на решения, вынесенные районными и приравненными к ним судами, рассматриваются единолично судьей областного и приравненного к нему суда.

Апелляционные жалоба или протест должны содержать: 1) наименование суда, которому адресуется жалоба или протест; 2) наименование лица, подающего жалобу или протест; 3) обжалуемое или опротестовываемое решение и наименование суда, вынесшего это решение; 4) указание, в чем заключается неправильность рассмотрения дела; 5) обоснование того, в чем заключается незаконность или необоснованность решения со ссылкой на законы, иные нормативные правовые акты и материалы дела; 6) указание, обжалуется или опротестовывается полностью или в части и внесения каких изменений требует лицо, подающее жалобу или протест; 7) перечень прилагаемых к жалобе или протесту документов; 8) дату подачи (принесения) жалобы, протеста и подпись лица, подающего (приносящего) жалобу, протест. К жалобе, поданной представителем, должна быть приложена доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя, если в деле не имеется такого полномочия.

Апелляционные жалоба или протест могут содержать также ходатайства о вызове свидетелей, показания которых оспариваются по апелляционным жалобе или протесту.

Ссылка лица, подающего (приносящего) апелляционные жалобу, протест, на новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, допускается лишь в случае обоснования им в жалобе невозможности их представления в суд первой инстанции.

При подаче (принесении) апелляционных жалобы или протеста, не соответствующих требованиям, предусмотренным частью второй статьи 334 и статьи 335 ГПК РК, судья выносит постановление, которым оставляет жалобу или протест без движения и назначает лицу, подавшему (принесшему) жалобу или протест, срок для исправления недостатков.

Если лицо, подавшее (принесшее) жалобу или протест, в установленный срок выполнит указания, содержащиеся в постановлении, жалоба или протест считаются поданными в день первоначального представления в суд. На постановление суда первой инстанции об оставлении апелляционной жалобы или протеста без движения могут быть поданы частные жалоба, протест.

Апелляционные жалоба или протест постановлением судьи возвращаются лицу, подавшему (принесшему) их, в случаях:

1) невыполнения в установленный срок указаний судьи в постановлении об оставлении жалобы, протеста без движения;

2) по просьбе лица, подавшего (принесшего) жалобу или протест;

3) если истек срок обжалования или опротестования и в жалобе или протесте отсутствует ходатайство о его восстановлении или при отказе в его восстановлении:

4) если жалоба или протест подана (принесен) лицом, не имеющим права на подачу (принесение) апелляционной жалобы или протеста.

Судья после получения апелляционной жалобы или протеста, поданных в срок и соответствующих требованиям части второй статьи 334 и статьи 335 ГПК РК, обязан:

1) не позднее следующего дня направить лицам, участвующим в деле, копии жалобы, протеста и приложенных к ним письменных доказательств;

2) по истечении срока, установленного для обжалования, опротестования, направить дело в апелляционную инстанцию. До истечения срока, установленного для апелляционного обжалования, опротестования, дело никем не может быть истребовано из суда. Лица, участвующие в деле, вправе знакомиться в суде с материалами дела, а также с поступившими жалобами и возражениями на них. Соучастники и третьи лица, выступающие в процессе на той же стороне, что и лицо, подавшее апелляционную жалобу, вправе присоединиться к поданной жалобе путем подачи письменного заявления. Лицо, участвующее в деле, направляет отзыв на апелляционную жалобу или протест в суд апелляционной инстанции, другим лицам, участвующим в деле, с приложением документов, подтверждающих возражения относительно жалобы или протеста.

К отзыву, направляемому в суд апелляционной инстанции, прилагается также документ, подтверждающий направление отзыва другим лицам, участвующим в деле.

Отзыв направляется в установленный судом срок, обеспечивающий возможность ознакомления с ним до начала судебного заседания.Отзыв подписывается лицом, участвующим в деле, или его представителем. К отзыву, подписанному представителем, прилагается доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия. Лицо, подавшее апелляционную жалобу, вправе отказаться от нее в суде апелляционной инстанции до вынесения им постановления. Прокурор, принесший апелляционный протест, или вышестоящий прокурор вправе отозвать протест до вынесения судом апелляционной инстанции постановления.

Об отзыве протеста суд извещает лиц, участвующих в деле. О принятии отказа от жалобы и отзыва протеста суд выносит постановление, которым прекращает апелляционное производство, если решение не обжаловано другими лицами или не опротестовано вышестоящим прокурором.

Отказ истца от иска или мировое соглашение сторон, совершенные после подачи апелляционной жалобы, должны быть выражены в адресованных суду апелляционной инстанции письменных заявлениях [22].

Порядок рассмотрения заявлений соответственно истца или сторон и последствия принятия или непринятия отказа от иска, утверждения или неутверждения мирового соглашения определяются по правилам статьи 193 ГПК РК. При принятии отказа истца от иска или утверждении мирового соглашения сторон апелляционная инстанция отменяет вынесенное судом первой инстанции решение и прекращает производство по делу в соответствии с подпунктами 3), 4) статьи 247 ГПК РК.

Судья апелляционной инстанции вправе по ходатайству лица, подавшего апелляционные жалобу или протест, приостановить исполнение решения, принятого в первой инстанции, кроме решений по делам, перечисленным в статье 237 ГПК РК. По апелляционным жалобе, протесту суд апелляционной инстанции по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам проверяет правильность установления фактических обстоятельств дела, применения и толкования норм материального права, а также соблюдение при рассмотрении и разрешении дела норм гражданского процессуального закона.

Судья апелляционной инстанции, получивший дело с апелляционной жалобой или протестом, проверяет выполнение судом первой инстанции требований статьи 338 ГПК РК и с учетом изложенных в апелляционной жалобе или протесте требований и ходатайств в десятидневный срок производит действия, предусмотренные статьей 170 ГПК РК, назначает дело к рассмотрению.

Суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания

Отменяя постановление апелляционной инстанции в части определения, местожительство ребенка с матерью.

Право кассационного обжалования и опротестования постановлений и определений суда апелляционной инстанции принадлежит сторонам и другим лицам, участвующим в деле. Кассационную жалобу вправе подать также лица, не привлеченные к участию в деле, но в отношении прав и обязанностей которых суд вынес постановление или определение. Право кассационного опротестования постановлений и определений суда апелляционной инстанции принадлежит прокурору, участвовавшему в рассмотрении дела в апелляционном порядке. Генеральный Прокурор Республики Казахстан и его заместители, прокуроры областей и приравненные к ним прокуроры вправе опротестовать постановления и определения суда апелляционной инстанции независимо от участия в рассмотрении дела.

Кассационная жалоба или протест на постановление и определение суда апелляционной инстанции рассматриваются областным и приравненным к нему судом в составе не менее трех судей. Кассационная жалоба или протест могут быть поданы в течение пятнадцати дней после вынесения судом апелляционного постановления и определения в окончательной форме. Срок исчисляется со дня вручения копий судебных актов апелляционной инстанции.

Жалоба или протест, поданные по истечении указанного срока, оставляются без рассмотрения и возвращаются лицу, подавшему жалобу или протест. При подаче кассационной жалобы или протеста, не подписанных подающими их лицами, без указания на постановление и определение, которое обжалуется или опротестовывается, или без приложения всех необходимых копий судья областного и приравненного к нему суда выносит определение, которым оставляет жалобу или протест без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу или протест, срок для исправления недостатков.

Если лицо, подавшее жалобу или протест, в установленный срок выполнит указания, содержащиеся в определении, жалоба или протест считаются поданными в день первоначального представления в суд. В противном случае жалоба или протест считаются не поданными и определением суда возвращаются лицу, подавшему жалобу или протест. Лицо, участвующее в деле, направляет отзыв на кассационную жалобу или протест, с приложением документов, подтверждающих возражения относительно жалобы другим лицам, участвующим в деле, и в суд кассационной инстанции. К отзыву, направляемому в кассационную инстанцию, прилагается также документ, подтверждающий направление отзыва другим лицам, участвующим в деле [24].

Отзыв направляется в установленный судом срок, обеспечивающий возможность ознакомления с отзывом до начала судебного заседания. Отзыв подписывается лицом, участвующим в деле, или его представителем. К отзыву, подписанному представителем, прилагаются доверенность или иные документы, подтверждающие его полномочия.

По кассационным жалобе, протесту суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность постановления и определения суда апелляционной инстанции.  При рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет законность и обоснованность судебных актов первой и апелляционной инстанции по имеющимся в деле материалам в пределах доводов жалобы, протеста.

Суд кассационной инстанции в пределах заявленного иска исследует новые доказательства, которые не были представлены суду первой и апелляционной инстанции по уважительным причинам. 

Суд кассационной инстанции должен рассмотреть дело по кассационным жалобе или протесту в месячный срок со дня его поступления.

В случае, когда кассационная жалоба, поданная в установленный срок или после восстановления пропущенного срока, поступит в суд кассационной инстанции после рассмотрения дела по другим жалобам, суд обязан принять такую жалобу к своему производству. Если в результате рассмотрения такой жалобы суд кассационной инстанции придет к выводу о незаконности или необоснованности ранее вынесенного кассационного акта, то он отменяется и выносится новый судебный акт.

Кассационная жалоба или протест должны содержать:

1) наименование суда, которому адресуется жалоба или протест;

2) наименование лица, подающего жалобу или протест;

3) указание на постановление и определение, которые обжалуются или опротестовываются;

4) указание, в чем заключается неправильность постановления, определения и просьба лица, подающего жалобу или протест;

5) перечень прилагаемых к жалобе или протесту письменных материалов. Кассационная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем. Кассационный протест подписывается прокурором [25].

К кассационной жалобе, поданной представителем, если право кассационного обжалования специально не оговорено в выданной ему доверенности на ведение дела или если он не участвовал в процессе во время разбирательства дела в суде первой инстанции, должна быть приложена доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя.

При подаче кассационной жалобы или протеста, не подписанных подающими их лицами, без указания на постановление и определение, которое обжалуется или опротестовывается, или без приложения всех необходимых копий судья областного и приравненного к нему суда выносит определение, которым оставляет жалобу или протест без движения, и назначает лицу, подавшему жалобу или протест, срок для исправления недостатков.

Если лицо, подавшее жалобу или протест, в установленный срок выполнит указания, содержащиеся в определении, жалоба или протест считаются поданными в день первоначального представления в суд. В противном случае жалоба или протест считаются не поданными и определением суда возвращаются лицу, подавшему жалобу или протест.  

Судья областного и приравненного к нему суда после получения кассационной жалобы или протеста обязан:

1) истребовать материалы гражданского дела;

2) направить лицам, участвующим в деле, копии жалобы или протеста и приложенных к ним письменных материалов, предоставив срок на подачу отзыва;

3) известить лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы или протеста.

Стороны и третьи лица, выступающие в процессе на той же стороне, что и лицо, подавшее кассационную жалобу, могут присоединиться к поданной жалобе путем подачи письменного заявления.

Лицо, участвующее в деле, направляет отзыв на кассационную жалобу или протест, с приложением документов, подтверждающих возражения относительно жалобы другим лицам, участвующим в деле, и в суд кассационной инстанции. К отзыву, направляемому в кассационную инстанцию, прилагается также документ, подтверждающий направление отзыва другим лицам, участвующим в деле.

Отзыв направляется в установленный судом срок, обеспечивающий возможность ознакомления с отзывом до начала судебного заседания. Отзыв подписывается лицом, участвующим в деле, или его представителем. К отзыву, подписанному представителем, прилагаются доверенность или иные документы, подтверждающие его полномочия.

Лицо, подавшее кассационную жалобу, вправе от нее отказаться. Однако суд вправе отклонить отказ по основаниям, установленным частью четвертой статьи 8 ГПК РК, и рассмотреть дело в кассационном порядке.

Прокурор, принесший кассационный протест, а также вышестоящий прокурор вправе отозвать протест до начала судебного заседания. Об отзыве протеста суд извещает лиц, участвующих в деле. О принятии отказа от жалобы и при отзыве протеста суд выносит определение, которым прекращает кассационное производство, если решение не обжаловано или не опротестовано другими лицами.  Отказ истца от иска или мировое соглашение сторон, совершенные после подачи кассационной жалобы или протеста, должны быть представлены суду кассационной инстанции в письменной форме. До принятия отказа от иска или утверждения мирового соглашения суд разъясняет истцу или сторонам последствия их процессуальных действий.

При принятии отказа истца от иска или утверждении мирового соглашения сторон кассационная инстанция отменяет вынесенное решение и прекращает производство по делу. Если суд отклоняет отказ от иска или мировое соглашение на основании части второй статьи 49 ГПК РК, он рассматривает дело в кассационном порядке. По кассационным жалобе, протесту суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность постановления и определения суда апелляционной инстанции.  

1. При рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет законность и обоснованность судебных актов первой и апелляционной инстанции по имеющимся в деле материалам в пределах доводов жалобы, протеста.

2. Суд кассационной инстанции в пределах заявленного иска исследует новые доказательства, которые не были представлены суду первой и апелляционной инстанции по уважительным причинам. 

Суд кассационной инстанции должен рассмотреть дело по кассационным жалобе или протесту в месячный срок со дня его поступления.  Председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое дело, по чьей жалобе или протесту и на постановление, определение какого суда подлежит рассмотрению. В подготовительной части судебного разбирательства дела суд руководствуется статьями 180, 189 ГПК РК. В заседании суда кассационной инстанции обязательно принимает участие прокурор, который дает по делу заключение. Неявка в судебное заседание участвующих в деле лиц и представителей, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к рассмотрению дела. Рассмотрение дела в суде кассационной инстанции начинается докладом одного из судей. Докладчик излагает обстоятельства дела, содержание постановления и определения суда апелляционной инстанции, доводы кассационных жалобы или протеста и поступивших на них отзывов, а также сообщает иные данные, которые необходимо рассмотреть суду для проверки правильности решения. После доклада суд заслушивает объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и представителей. Первыми выступают лицо, подавшее кассационную жалобу или протест, и его представитель. В случае обжалования решения обеими сторонами первым выступает истец. Заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле, по всем вопросам, связанным с разбирательством дела в кассационной инстанции, разрешаются судом после заслушивания мнения других лиц, участвующих в деле.

Суд, рассмотрев дело в кассационном порядке, вправе:

1) оставить постановление и определение апелляционной инстанции без изменения, а жалобу или протест - без удовлетворения;

2) отменить постановление и определение апелляционной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции в ином составе судей, если ошибки, допущенные судом апелляционной инстанции, не могут быть исправлены кассационной инстанцией. Суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими, а также о том, какое решение должно быть вынесено при новом рассмотрении дела;

3) отменить постановление и определение апелляционной инстанции полностью либо в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения по основаниям, предусмотренным статьями 247, 249 ГПК РК;

4) отменить постановление и определение апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции;

5) изменить постановление или вынести новое, отменив решение суда первой или апелляционной инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, если по делу не требуется собирания или дополнительной проверки доказательств, обстоятельства дела установлены судом первой или апелляционной инстанции полно и правильно, но допущена ошибка в применении норм материального права.

Основаниями к отмене постановления и определения суда в кассационном порядке являются нарушение или неправильное применение судом первой или апелляционной инстанции норм материального или процессуального права, предусмотренных статьями 365, 366 ГПК РК.

Судебные акты кассационной инстанции выносятся в форме постановлений.

В постановлении кассационной инстанции должны быть указаны:

1) дата и место вынесения постановления;

2) наименование и состав суда, вынесшего постановление;

3) лицо, подавшее кассационные жалобу или протест;

4) краткое содержание обжалуемого апелляционного постановления, кассационных жалобы или протеста и письменных отзывов на них, объяснений лиц, участвующих при рассмотрении дела в кассационной инстанции;

5) мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался;

6) выводы по результатам рассмотрения кассационных жалобы или протеста.

При оставлении кассационных жалобы или протеста без удовлетворения суд обязан указать в своем постановлении мотивы, по которым доводы жалобы признаны необоснованными и отвергнуты. Постановление кассационной инстанции должно быть изготовлено в окончательной форме в течение пяти дней. Допускается оглашение резолютивной части постановления, которая приобщается к делу. Постановление суда кассационной инстанции вступает в законную силу с момента его вынесения.

В случае, когда кассационная жалоба, поданная в установленный срок или после восстановления пропущенного срока, поступит в суд кассационной инстанции после рассмотрения дела по другим жалобам, суд обязан принять такую жалобу к своему производству. Если в результате рассмотрения такой жалобы суд кассационной инстанции придет к выводу о незаконности или необоснованности ранее вынесенного кассационного акта, то он отменяется и выносится новый судебный акт

Кассационная судебная коллегия свои выводы обосновала тем, что истец и ребенок проживают в доме родителей истца площадью 360 кв.м., доход семьи составляет 190 000 тенге в месяц, кроме того, истец имеет 4-комнатную благоустроенную квартиру площадью 51,6 кв.м.

Тогда как ответчик проживает в 2-комнатной квартире своей матери, которая состоит на учете с диагнозом «Органическое аффективное (депрессивное) расстройство настроения».

Таким образом, кассационная инстанция преимущество истца в материально-бытовом положении приняла за основу удовлетворения исковых требований. А суд первой инстанции сослался также на привязанность ребенка к дедушке и бабушке.

Между тем, учитывая сложность дел данной категории, суду следует учитывать ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора.

Прежде всего – это привязанность ребенка к каждому из родителей, при этом необходимо определить причины привязанности (не связано ли это с дорогими подарками, вседозволенностью и т.д.).

Необходимо исследовать привязанность ребенка к братьям и сестрам, поскольку разрыв контакта между ними причиняет ребенку травму доверительного управления имуществом.

Другим важным обстоятельством является возраст ребенка, поскольку физиологическая связь малолетнего ребенка с матерью сохраняется надолго.

В ходатайстве А., не соглашаясь с выводами суда о привязанности ребенка к дедушке, бабушке, указала, что Р. не приходится отцом истцу, следовательно, является посторонним человеком для ребенка, что с момента рождения Т. проживала с ней и с истцом, со своим братом и младшей сестрой С., по которой она скучает.

Из материалов дела видно, что большую часть времени с ребенком занимается мать истца, т.е. фактически воспитанием ребенка занимаются родители истца.

Ссылаясь на диагноз заболевания матери ответчика А., как одно из оснований для удовлетворения иска, суд ни первой, ни кассационной инстанции, не указали.

Каким образом данное заболевание может повлиять на ребенка в случае ее проживания с матерью, имеются ли доказательства отрицательного поведения матери ответчика в связи с ее заболеванием.

Кроме того, кассационная судебная коллегия пришла к выводу о том, что определение ребенка в среду. Где он подвергся насилию с причинением вреда его психике, не может отвечать интересам ребенка.

Между тем, эти выводы не основаны на достоверных доказательствах. В материалах дела имеются ряд различных заключений экспертов и психологов, которые неоднозначны.

В частности, А. указала, что принятые судом во внимание заключения психолога Л. об осмотре ребенка Т. и заочных рекомендациях в отношении сына ответчика Ш. вызывают сомнение доверительное управление имуществом.

Согласно ответу ГУ «Департамент комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности Министерства здравоохранения по Карагандинской области» от 29 июля 2011 года Л. занимает должность  психолога по штатному расписанию ТОО «М» в городе Караганде.

И выполняет функциональные обязанности по занимаемой должности для психологического консультирования сотрудников и членов их семей.

Проведение Л. психологических консультаций с выдачей официальных заключений лицам, не являющихся сотрудниками ТОО «М» неправомерны  доверительного управления имуществом.

Она не имеет права на занятие клинической практикой по специальности «медицинская психология» и выдачу заключений по проведению психологических консультаций (на платной или бесплатной основе), так как у нее отсутствует соответствующая лицензия.

Заслуживают внимания, также доводы ответчика о том, что истец Д. (ранее П.) на момент рассмотрения настоящего спора в суде состоял на учете в ГУ «Областной психоневрологический диспансер» у психиатра с диагнозом «Органическое поражение головного мозга с психопатизацией личности» и снят с учета лишь в августе 2011 года.

Данное обстоятельство подтверждено справкой КГКП «Областной психоневрологический диспансер» от 15 июля 2011 года и другими документами.

О том, что истец состоял на учете у психиатра, она заявляла при рассмотрении дела в суде, однако суды первой и кассационной инстанций указанные ее доводы не приняли во внимание.

Правомерность снятия истца с учета проверена Комитетом контроля медицинской и фармацевтической деятельности Министерства здравоохранения.

Согласно ответу от 16 сентября 2011 года при стационарном обследовании Д. с последующим снятием его с учета не было истории болезни, медицинской карты.

Департамент комитета по Карагандинской области в акте проверки выписной эпикриз из истории болезни указал, что Д. находился на стационарном медицинском освидетельствовании в 3 отделении областного психоневрологического диспансера с 20 апреля по 18 мая 2011 года с диагнозом «Практически психически здоров», который является фиктивным.

Вся изложенная информация в выписке из истории болезни, а также подпись заведующего отделением В. являются недостоверными.

Данные обстоятельства, по мнению заявителя, указывают на то, что стороной истца суду предоставлялись не соответствующие действительности документы.

Нахождение истца на учете у психиатра, как считает заявитель, указывает на то, что проживание ребенка с отцом и в его семье ставит под угрозу психо-эмоциональное состояние девочки.

При изложенных обстоятельствах, состоявшиеся по делу судебные акты нельзя признать законными и обоснованными, отвечающим интересам ребенка.

В связи с чем, надзорная судебная коллегия нашла их подлежащими отмене в части удовлетворения иска об определении местожительства ребенка с направлением дела на новое рассмотрение в указанной части.

А. обратилась в суд с иском к ГККП «Актюбинский медицинский колледж» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, возмещении морального вреда, мотивируя требования тем, что со 02 сентября 2002 года работала в качестве преподавателя ГККП обще профессиональных дисциплин.

02 февраля 2009 года переведена на должность заместителя директора по учебной работе. 29 сентября 2010 года наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания, 02 декабря 2010 года в виде выговора.

21 февраля 2011 года - дисциплинарное взыскание в виде строгого выговора.

29 марта 2011 года А. уволена с работы на основании подпункта 13) пункта 1 статьи 54 Трудового кодекса за повторное ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей без уважительных причин.

Истец считает дисциплинарные взыскания незаконными и необоснованными, увольнение противоречащим требованиям трудового законодательства.

Решением суда города Актобе от 26 июля 2011 года исковые требования А. удовлетворены частично. Признаны недействительными и отменены приказы от 29 сентября и 02 декабря 2010 года.

С колледжа в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в сумме 30 000 тенге, в возмещение расходов по оплате услуг представителя 50 000 тенге, расходов по оплате государственной пошлины 756 тенге.

В пользу ответчика с А. взысканы представительские расходы в сумме 50 000 тенге. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной судебной коллегии Актюбинского областного суда от 06 сентября 2011 года решение суда первой инстанции изменено.

Постановлено отменить решение в части отказа в отмене приказов от 21 февраля и 29 марта 2011 года, в восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

По делу в указанной части вынесено новое решение, признаны незаконными и отменены приказы директора колледжа от 21 февраля и 29 марта 2011 года о наложении дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора и о расторжении трудового договора доверительного управления имуществом.

А. восстановлена на работе в должности заместителя директора по учебной работе. С ответчика в пользу А. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 682 410 тенге и в доход государства пошлина в сумме 7 580 тенге.

Решение суда первой инстанции отменено в части взыскания с А. в пользу колледжа представительских расходов в сумме 50 000 тенге, с вынесением нового решения об отказе в распределении расходов.

В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Постановлением кассационной судебной коллегии Актюбинского областного суда от 12 октября 2011 года постановление апелляционной судебной коллегии изменено.

В части отмены приказов от 21 февраля и 29 марта 2011 года, восстановлении А.

В должности заместителя директора колледжа по учебной работе, взыскании в ее пользу с колледжа заработной платы за время вынужденного прогула в сумме 682 410 тенге.

Взыскании с колледжа в доход государства пошлины в сумме 7 580 тенге постановление апелляционной судебной коллегии отменено с оставлением в этой части решения суда города Актобе от 26 июля 2011 года без изменения.

В остальной части постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения доверительного управления имуществом.

В протесте прокурор просил изменить постановление кассационной судебной коллегии в части отказа в удовлетворении исковых требований с оставлением в этой части в силе постановления апелляционной судебной коллегии.

Указывая, что суд кассационной инстанции неверно оценил установленные обстоятельства.

Истец не может нести персональную ответственность за нарушения, за которые она привлечена к ответственности, следовательно, к дисциплинарной ответственности она привлечена необоснованно и незаконно уволена.

Надзорная судебная коллегия постановление кассационной судебной коллегии областного суда оставила без изменения по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что А. с 02 сентября 2002 года работала в колледже преподавателем, а на должность заместителя директора по учебной работе переведена с 02 февраля 2009 года.

За допущенные ошибки при оформлении документации к празднику

≪День учителя≫ 29 сентября 2010 года на А. наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания.

Судами первой и последующих инстанций указанное дисциплинарное взыскание признано наложенным незаконно ввиду того, что оформление документации.

В частности протокола заседания административного состава, не входят в функциональные обязанности. Выводы суда обоснованны и не оспариваются.

Приказом от 02 декабря 2010 года на А. наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за отсутствие контроля по выполнению графика расписания занятий на первое полугодие 2010-2011 учебного года.

Дисциплинарное взыскание ответчиком наложено без истребования у истца объяснительной по поводу допущенного нарушения, поэтому ответчиком незаконность приказа от 02 декабря 2010 года признана.

Однако ответчиком приказ об его аннулировании суду первой инстанции не представлен.

Поэтому приказ признан недействительным и отменен. Решение суда в этой части также сторонами не оспаривается.

Согласно Типовым квалификационным характеристикам должностей педагогических работников и приравненных к ним лиц, утвержденным приказом Министра образования и науки от 13 июля 2009 года, согласованных с Министром труда и социальной защиты населения от 07 августа 2009 года.

В должностные обязанности заместителя руководителя входит обеспечение своевременного составления, достоверность и сдача отчетной документации по учебной работе.

Обязанность обеспечения своевременного составления установленной отчетной документации возложено на заместителя директора по учебной части Должностной инструкцией, утвержденной директором ГККП АМК от 01 октября 2010 года.

В целях реализации Закона от 19 марта 2010 года  «О государственной статистике» утверждены статистические формы.

В соответствии с приказом Председателя Агентства по статистике от 10 сентября 2010 года установлен срок сдачи отчета по форме 2-НК в соответствующие органы 10 октября 2010 года.

Несвоевременное представление, предоставление недостоверных статистических данных в соответствующие органы являются административными правонарушениями, влекут ответственность в соответствии со статьей 381 КоАП.

Общегосударственная статистическая отчетность формы 2-НК, которая должна быть направлена в Министерство здравоохранения не позднее 10 октября 2010 года, направлена колледжем только в феврале 2011 года после получения письма.

Данный факт А. не оспаривается, в объяснительной на имя директора колледжа она указала, что забыла направить копию отчета 2-НК.

В связи с вышеуказанным, 21 февраля 2011 года на истца вновь наложено дисциплинарное взыскание в виде строгого выговора за невыполнение должностных обязанностей.

В соответствии с названной должностной инструкцией заместитель директора организует учебную, воспитательную работу, выполнение планов и программ.

Подготовку для составления расписаний учебных занятий и осуществление контроля за их выполнением, координации работы преподавателей по выполнению учебных планов и программ в соответствии с требованиями стандартов образования, контроля за качеством преподавания учебных дисциплин.

Между тем, материалы дела свидетельствуют о том, что истцом допущены грубые ошибки в планировании и определении нагрузки преподавателей по предметам.

Для исполнения определения суда от 12 июля 2011 года судом исследован акт инспекции финансового контроля по Актюбинской области от 20 июля 2011 года.

Установлено, что для преподавателей бюджетных часов заработная плата в сумме 473 469 тенге выплачена из собственных доходов предприятия. 25 июля 2011 года Инспекцией в адрес колледжа внесено представление об устранении нарушений.

В соответствии с определением суда от 14 июля 2011 года в судебном заседании исследована справка от 19 июля 2011 года по проверке состояния подачи часов на тарификацию в Актюбинском медицинском колледже.

Комиссией по справке выявлено 809 часов бюджетных учебных часов, указанных как внебюджетные.

Согласно акту о своде переплаты и недоплаты за период 2010-2011 учебного года, подписанному комиссией, вследствие допущенных грубых ошибок в планировании и определении учебной нагрузки колледжу причинен ущерб всумме 545 735 тенге.

Изложенные выше факты и причинение колледжу материального ущерба доверительного управления имуществом А. не оспорено, и в объяснительной она соглашается, что перепутала часы бюджетного и внебюджетного финансирования.

В силу подпункта 13) пункта 1 статьи 54 Трудового кодекса трудовой договор с работником по инициативе работодателя может быть расторгнут.

В случае повторного неисполнения или ненадлежащего исполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

На основании того, что А. повторно допущено ненадлежащее исполнение ею без уважительных причин трудовых обязанностей, а именно нерациональное распределение часов, в результате которого колледж понес убытки, 29 марта 2011 года она уволена по подпункту 13) пункта 1 статьи 54 Трудового кодекса.

Как отмечено выше, приказ работодателя от 21 февраля 2011 года о наложении на А. дисциплинарного взыскания в виде строгого выговора, является обоснованным.

Следовательно, приказ от 29 марта 2011 года о расторжении с А. трудового договора в связи с повторным ненадлежащим исполнением ею без уважительных причин трудовых обязанностей, основан на законе.

Процедура привлечения к дисциплинарной ответственности произведена в соответствии с требованиями трудового законодательства.

Довод протеста о том, что работодателем нарушен срок привлечения истца к ответственности за второе ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей, не основан на материалах дела.

В протесте прокурор ссылается на информацию об анализе ошибок А., определенных бухгалтерией, которая составлена по результатам проверки, проведенной с 21 по 24 февраля 2011 года.

Между тем, в основу приказа об увольнении положена не только вышеназванная информация, но и справка по результатам проверки работы А.

По планированию часов по предмету физическая культура и определение годовой нагрузки от 04 марта 2011 года, составленная по итогам проверки с 03-04 марта, следовательно, срок наложения дисциплинарного взыскания, предусмотренный статьей 74 Трудового кодекса, работодателем не нарушен.

АО «К» (далее – Банк) обратилось в суд с иском к Н. и О. о взыскании задолженности, вознаграждения и пени в сумме 2 734 996,41 тенге в солидарном порядке.

Решением Талдыкорганского городского суда Алматинской области от 06 июня 2011 года исковые требования Банка удовлетворены частично.

С ответчиков в пользу истца в солидарном порядке взысканы сумма основного долга – 1672 690,34 тенге, вознаграждения – 837 785,56 тенге, пеня – 93 663,06 тенге и государственная пошлина по 39 062 тенге с каждого.

В апелляционном и кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением надзорной судебной коллегии Верховного Суда от 08 декабря 2011 года в возбуждении надзорного производства о пересмотре вышеуказанного решения суда отказано.

В протесте Генеральный прокурор просил отменить решение суда с направлением дела на новое рассмотрение. Указал, что суд разрешил вопрос о правах и обязанностях Н., не привлеченной к участию в деле, не выяснил фактическую сумму задолженности, поскольку по ее утверждению долг перед Банком погашался до 2011 года.

Надзорная судебная коллегия Верховного Суда решение Талдыкорганского городского суда Алматинской области отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Судом установлено, что на основании кредитного договора от 30 июля 2007 года ответчиками получен банковский заем в сумме 1 700 000 тенге, сроком на 180 месяцев с 02 августа 2007 года по 25 июля 2022 года, под 16% годовых.

В обеспечение надлежащего исполнения обязательств ответчиками предоставлен в залог Банку одноэтажный трехкомнатный жилой дом, общей площадью 48,2 кв.м с земельным участком, кадастровый номер 03-271-002-141, общей площадью 0,1250 га, расположенный в Алматинской области город Ушарал по улице Б.Момышулы, принадлежащий на праве собственности О. Взнос по погашению кредита Н. им внесен 01 апреля 2011 года.

Ввиду ненадлежащего исполнения ответчиками обязательств по договору, задолженность заемщиков, по мнению Банка, составила 2 734 996,41 тенге.

Банком в адрес Н. направлялись уведомления о возврате просроченной задолженности 04 декабря 2008 года, 11 марта, 04 ноября 2009 года, а также уведомление от 10 июня 2010 года О. о праве Банка по обращению взыскания на залоговое имущество ввиду неисполнения обязательств Н. и О. по кредиту.

Удовлетворяя требования Банка в части, суд признал их обоснованными и указал на то, что ответчиком О. признан иск в части взыскания суммы основного долга – 1 672 690,34 тенге и вознаграждения – 837 785,56 тенге.

Коллегия посчитала такие выводы не соответствующими требованиям закона и фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с требованиями статьи 49 ГПК, суд не принимает признание иска ответчиком, если эти действия противоречат закону или нарушают чьи – либо права, свободы и законные интересы.

Из дела видно, что дело рассмотрено в отсутствие ответчика Н., надлежащим образом, не извещенным о времени и месте судебного разбирательства.

В имеющейся в деле расписке от повестки о вызове Н. в судебное заседание, назначенное на 27 мая 2011 года, отсутствуют сведения ее получении. Более того, повестка направлена почтой 25 мая 2011 года в город Ушарал, Алакольского района.  

Возможность доставления повестки по почте в течение 1-1,5 суток судом не проверено. Дело рассмотрено 06 июня 2011 года, однако повестка на указанное время Н. не направлялась.

В деле также отсутствуют данные, свидетельствующие о получении Н. оспариваемого решения суда. Несмотря на то, что кредит получен обоими ответчиками, мнение Н. по заявленным требованиям фактически осталось невыясненным.

В силу подпункта 2) части 1 статьи 366 ГПК, решение суда подлежит отмене, независимо от доводов ходатайства, протеста, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, судебные акты подлежат отмене по этим основаниям.

В связи с изложенным, надзорная судебная коллегия посчитала обоснованными доводы протеста о ненадлежащем извещении Н., о дне рассмотрения дела и незаконности вынесенного решения.

Д. обратилась в суд с иском к ГКП «Алматинская многопрофильная клиническая больница» об отмене приказа и восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В обоснование иска она указала, что работала в качестве врача экстренной помощи приемного покоя отделения кардиологии, а приказом работодателя от 14 января 2011 года уволена со ссылкой на подпункт 6) пункта 1 статьи 54

Трудового кодекса. Работодателем в обоснование расторжения трудового договора вменен ей не выход на дежурство 04 января 2011 года с 8 часов утра до 16 часов, тогда как ее дежурство начиналось с 16 часов, продолжалось до 8 часов утра следующего дня.

Данное время она отработала, поэтому просила удовлетворить ее иск по отмене приказа, восстановлению на прежней работе, оплате вынужденного прогула в размере 154 180 тенге и компенсации морального вреда 100 000 тенге.

Решением Медеуского районного суда города Алматы от 09 июня 2011 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной судебной коллегией Алматинского городского суда от 09 августа 2011 года, в удовлетворениииска отказано.

Постановлением кассационной судебной коллегии Алматинского городского суда от 14 сентября 2011 года постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

В ходатайстве Д. просила отменить судебные акты в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права, удовлетворив ее исковые требования.

Указала, что в графике дежурства, с которым она изначально ознакомлена, начало дежурства отражено с 16 часов, а на следующий день 05 января 2011 года администрация больницы заявила, что она должна работать сутки с 8 часов 04 января и до 8 часов 05 января 2011 года.

Об изменениях в графике она не уведомлена и под роспись с ним не ознакомлена в нарушение трудового законодательства.

Надзорная судебная коллегия решение Медеуского районного суда города Алматы, постановления апелляционной и кассационной судебных коллегий Алматинского городского суда по данному делу отменила и приняла новое решение о частичном удовлетворении иска. Признала приказ о расторжении трудового договора с Д. незаконным.

Восстановила Д. на прежней работе по совместительству в должности врача-терапевта приемного покоя в ГКП. Взыскала с ГКП в пользу Д. 154 182 тенге за время вынужденного прогула и 20 000 тенге компенсации морального вреда ввиду следующего.

Как видно из материалов дела, истец Д. согласно трудовому договору и приказу работодателя от 02 апреля 2010 года принята на работу по совместительству в качестве врача - терапевта экстренной помощи приемного покоя отделения кардиологии на 0,5 ставки.

Приказом от 14 января 2011 года она уволена за отсутствие на работе без уважительной причины в течение более трех часов подряд за один рабочий день (рабочую смену) в соответствии с подпунктом 6) пункта 1 статьи 54 ТК.

Поводом для расторжения трудовых отношений явилось отсутствие истца на дежурстве с 8 часов 30 минут и до 16 часов 04 января 2011 года.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что 04 января 2011 года являлся выходным днем.

В этот день Д., как дежурный врач, работающий в выходные, праздничные дни, в вечернее и ночное время, должна по графику приступить к работе с утра, а не с 16 часов.

При этом суд сослался на приказ директора ГКП от 29 сентября 2007 года о работе дежурных врачей и на статью 84 Трудового кодекса, регулирующую сменную работу в соответствии с графиками.

С этими выводами согласились и последующие судебные инстанции, указав, что Д. ознакомлена с графиком, знала о своем дежурстве 04 января 2011 года, что сама не отрицала.

Между тем, выводы суда первой и последующих инстанций о надлежащем уведомлении истца о времени ее дежурства не согласуются с материалами дела и требованиями закона.

В соответствии с положениями статьи 84 Трудового кодекса, при сменной работе продолжительность рабочей смены устанавливается графиками сменности, утвержденными работодателем по согласованию с представителем работников.

Эти графики доводятся до сведения работника не позднее, чем за один месяц до введения их в действие.

Также привлечение работников к работе в выходные и праздничные дни в силу статьи 99 Трудового кодекса должно оформляться актом работодателя.

Однако достоверные письменные данные о времени работы истца 04 января 2011 года в деле отсутствуют, а сама она отрицала об ознакомлении с графиком, на который ссылается ответчик.

В копии приказа работодателя от 29 сентября 2007 года, на который сослался суд, нет конкретных данных о времени дежурства истицы.

В графике дежурства терапевтов на январь 2011 года время не отражено, отсутствуют дата утверждения, а также подпись истца об ознакомлении.

По существу по делу не опровергнуты достоверными доказательствами доводы истца о начале ее дежурства 04 января 2011 года с 16 часов.

При таких обстоятельствах, выводы судебных инстанций о законности ее увольнения за отсутствие на работе свыше трех часов в смену, нельзя признать обоснованными.

Поэтому принятые по делу судебные акты правильно отменены с принятием нового решения о восстановлении истца на прежней работе и оплате вынужденного прогула в порядке статьи 177 Трудового кодекса.

По материалам дела следует, что средняя заработная плата истца за один месяц составляла 25 697 тенге.

За шесть месяцев вынужденного прогула к взысканию подлежит 154 182 тенге за вычетом из этой суммы при выплате индивидуального подоходного налога и обязательных пенсионных отчислений.

Что касается требований по компенсации морального вреда, то с учетом конкретных обстоятельств, принципов справедливости и достаточности, они удовлетворены частично в размере денежной компенсации в 20 000 тенге.

О. обратился с иском к Ж. о взыскании суммы ущерба, указав, что в результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия его автомобилю от столкновения с принадлежащим Ж. животным, причинены механические повреждения. Материальный ущерб составил 947 943 тенге.

Решением Бородулихинского районного суда Восточно-Казахстанской области от 25 августа 2011 года исковые требования удовлетворены.

За возмещение материального ущерба с Ж. взыскано 939 220 тенге, расходы по оценке ущерба в сумме 24 000 тенге, по оформлению искового заявления в сумме 3 000 тенге и сумма оплаченной государственной пошлины с комиссией Банка в размере 9 579 тенге.

А также расходы, понесенные истцом за проведение экспертизы в размере 7175,42 тенге.

В апелляционном и кассационном порядке дело не рассматривалось.

В ходатайстве заявитель указал, что судами допущено неправильное применение норм материального и процессуального права, повлекшее вынесение незаконного судебного акта нарушающего его права.

Надзорная судебная коллегия Верховного Суда решение Бородулихинского районного суда Восточно-Казахстанской области отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Суд, удовлетворяя заявленные требования, и, сославшись на статью 931 ГК, полагал, что ответчик является владельцем источника повышенной опасности, следовательно, отвечает за вред, причиненный таким источником.

Между тем, истец также являлся владельцем источника повышенной опасности.

Поэтому выводы об удовлетворении иска, без установления фактических обстоятельств дела, являются преждевременными.

Согласно части 2 статьи 66 ГПК, обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, определяются судом на основании требований и возражений сторон, других лиц, участвующих в деле, с учетом подлежащих применению норм материального и процессуального права.

В ходатайстве заявитель указал, что 24 апреля 2011 года в 20 часов 55 минут по трассе Дмитриевка-Шемонайха на 67/20 км произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль Тайота Прадо, под управлением О., сбила его лошадь, которая от удара вылетела под колеса сзади идущей автомашины марки Тайота Камри, под управлением водителя Т.

Сотрудниками ДПС без его участия составлена схема дорожно-транспортного происшествия, при изучении которой установлена, что она не соответствует фактическим обстоятельствам дела, ввело суд в заблуждение и привело к принятию неправильного решения судом.

В частности, в ней неправильно указаны месторасположение населенных пунктов Бородулиха и Михайличенково. А также направление движение автомобилей, что привело к неправильной и необъективной оценке ситуации совершения ДТП и месторасположения автомашин.

В данной схеме ДТП не указана разделительная полоса и ширина дороги, что не позволяет сразу определить рядность движения автотранспорта по данной дороге.

Вышеперечисленные факты, по мнению заявителя, подтверждают то, что водитель автомашины Тайота Прадо допустил нарушение правил дорожногодвижения и выехал на полосу встречного движения, где совершил наезд на животное.

Тем самым водителем указанного автомобиля допущено нарушение пункта 9.2 и 11.1 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства от 25 ноября 1997 года.

Приведенные выше доводы заслуживают внимания и в соответствии с частью 2 статьи 66 ГПК, должны быть включены в число обстоятельств, подлежащих выяснению как имеющих значение для правильного разрешения дела.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции, основанного на принятии признания ответчиком иска, нельзя признать соответствующим нормам материального и процессуального права.

В ходе нового рассмотрения дела суду предложено в силу с частью 2 статьи 66 ГПК определить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, определить правоотношения сторон и нормы материального права, которыми следует руководствоваться, учитывая общие основания ответственности за причинение вреда (статья 917 ГК).

Основания ответственности за причинение вреда владельцем источника повышенной опасности, положения законодательных актов в сфере безопасности дорожного движения.

А также законодательства, регулирующего отношения связанного с выпасом скота и ответственности собственников таких животных, разрешить вопрос о составе лиц, участвующих в деле и других участниках процесса, определить доказательства, которые каждая сторона должна представить в обоснование своих утверждений.

Сохраняя объективность и беспристрастность, согласно статье 15 ГПК создать необходимые условия для реализации прав сторон на полное и объективное исследование обстоятельств дела и принять законное и обоснованное решение.

Решением специализированного межрайонного экономического суда Атырауской области признаны недействительными протокольные решения общего собрания:

- участников ТОО «Д» от 05 марта 2008 года о безвозмездной передаче кафе-бара и бильярдного зала ИП К., от 02 июля 2008 года о продаже автомашины УАЗ-39099, а также приказ ТОО «Д» от 03 июля 2008 года о продаже указанной автомашины.

Заключенный между ТОО «Д» и ИП К. договор дарения кафе-бара и бильярдного зала от 13 мая 2008 года признан недействительным, возложена обязанность на ИП К. возвратить ТОО «Д», указанную недвижимость;

- участников ТОО «К» от 10 декабря 2008 года о безвозмездной передаче имущества ТОО «Р» в виде домов с земельными участками У., К., Г., от 12 декабря 2008 года о безвозмездной передаче имущества ТОО «Р» в виде дома с земельным участком Т., от 11 марта 2009 года о безвозмездной передаче имущества ТОО «Р» в виде дома с земельным участком Н.

Договоры дарения домов с земельными участками между ТОО «Р» и Т., Н. признаны недействительными, возложена обязанность на них, вернуть недвижимое имущество ТОО «Р»;

- участников ТОО «Ж» от 02 декабря 2009 года о безвозмездной передаче 10 % доли ТОО «Д» в уставном капитале ТОО «Ж» Т., от 22 декабря 2009 года о внесении изменений в учредительные документы ТОО «Ж».

- участников ТОО «Р» от 01 июля 2010 года о продаже четырех квартир ТОО «С». Договоры купли-продажи указанных квартир между ТОО «Р» и ТОО «С». А также договоры купли-продажи квартир между ТОО «С» и Х., П., Р., Б. признаны недействительными, возложена обязанность на Б. и П. возвратить квартиры ТОО «Р», с ТОО «С», Р., Х. в пользу ТОО «Р» взыскана стоимость квартир.

Также признаны незаконными:

- вхождение ТОО «Р» в состав учредителей ТОО «С». Признаны недействительными протокольное решение №4 общего собрания учредителей ТОО «С» от 29 ноября 2006 года, а также перерегистрированный на его основании Устав ТОО «С», где ТОО «Р» указан участником ТОО «С» с 97% долей.

- акт приема-передачи земельных участков и производственной базы с пристройками от 30 ноября 2006 года, подписанный между ТОО «Р» и ТОО «С».

- действие нотариуса К. по заверению подписи Б. в заявлении о безвозмездной передаче 97% доли ТОО «Р» Д. от 31 января 2007 года. Данное заявление признано недействительным.

- государственная регистрация за ТОО «С» производственной базы с  пристройками и земельными участками.

Возложена обязанность на ТОО «С» возвратить ТОО «Р» имущество, полученное в качестве уставного капитала, а также на ГУ «Департамент юстиции Атырауской области» зарегистрировать за ТОО «Р» указанное имущество.

Исковое заявление Б., М. к ответчику С. оставлено без удовлетворения.

Дополнительным решением от 08 июля 2011 года суд дополнил резолютивную часть решения следующим содержанием: «Договор о безвозмездной передаче 10% доли уставного капитала ТОО «Ж», заключенный 02 декабря 2009 года между Т. и ТОО «Д» признать недействительным».

Постановлением апелляционной судебной коллегии Атырауского областного суда от 23 сентября 2011 года решение суда оставлено без изменения.

Постановлением кассационной судебной коллегии Атырауского областного суда от 17 ноября 2011 года постановление суда апелляционной инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение в апелляционную судебную коллегию.

При новом рассмотрении дела постановлением апелляционной судебной коллегии Атырауского областного суда от 27 декабря 2011 года решение суда первой инстанции изменено, отменено в части удовлетворения иска Б. и М., и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска. В остальной части решение оставлено без изменения.

Постановлением кассационной судебной коллегии Атырауского областного суда от 23 февраля 2012 года апелляционное постановление от 27 декабря 2011 года оставлено без изменения доверительного управления имуществом.

В ходатайстве заявители, просят отменить оспариваемые судебные акты и оставить без изменения решение суда от 16 июня 2011 года, ввиду нарушения судом норм материального и процессуального права.

Надзорная судебная коллегия постановления апелляционной и кассационной судебных коллегий Атырауского областного суда отменила, дело направила на новое апелляционное рассмотрение ввиду следующего.

Из материалов дела следует, что учредителями ТОО «К» на момент принятия оспариваемых протокольных решений и сделок являлись Б. и Р., обладавшие долями в уставном капитале в размере 50% каждый. С 06 августа 2010 года вместо Б. участником ТОО «К» является М., которому на безвозмездной основе передано право на участие в товариществе.

ТОО «К» является единственным учредителем ТОО «Д» и «Р».

В период 2006-2010 годы состоялись ряд протокольных решений участников: ТОО «К», «Д», «Р», в соответствии с которыми одобрено совершение сделок, в последующем заключены сделки по отчуждению доли, движимого и недвижимого имущества, принадлежащих ТОО «Д» и «Р».

Во всех протокольных решениях общего собрания указано, что Б. принимала участие, как участник товариществ, имеются записи о ее голосовании за совершение сделок, проставлена подпись.

Оспаривая указанные протокольные решения, сделки по отчуждению имущества товариществ, Б. указала, что она на собраниях не участвовала, решения не подписывала.

В обоснование своего иска она указала, что подпись на оспариваемых протокольных решениях товарищества ей не принадлежит.

При этом она неоднократно заявляла, что о существовании этих документов, составленных в период с 2006 по 2010 годы, ей неизвестно.

Согласно пункту 1 статьи 180 ГК, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права.

Для правильного и объективного разрешения спора суду изначально следовало проверить, соответствует ли действительности утверждение истца о фальсификации документов и имеет ли место нарушение ее права.

Лишь с учетом установленного, суд может приступить к обсуждению и исследованию вопроса о том, когда истцу стало известно о нарушенном праве.

В постановлении кассационной коллегии от 17 ноября 2011 года, которым дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, суду указано назначить по делу судебно-почерковедческую экспертизу.

Поскольку об этом ходатайствует истец и выяснение данного обстоятельства имеет существенное значение.

Однако суд апелляционной инстанции при новом рассмотрении дела вновь отказал в проведении экспертизы.

Надзорная судебная коллегия посчитала, что для соблюдения интересов истца, его права на судебную защиту, для всестороннего и полного исследования всех обстоятельств дела, необходимо назначить судебно-почерковедческую экспертизу.

Выводы суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности сделаны на основе не подтвержденных материалами дела доводов ответчиков. Доводы Б. о том, что до обращения в суд с иском она не знала о наличии оспариваемых документов, судом, надлежащим образом не проверены.

Указанное послужило основанием для отмены оспариваемых судебных актов и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение.

М. обратился в суд с иском к ТОО «D» о признании приказа от 18 августа 2011 года о расторжении трудового договора незаконным, восстановлении на прежней работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула и компенсации морального вреда 150 000 тенге.

Указывая, что ответчик, не допускал его на рабочее место, вынудил написать заявление об увольнении по собственному желанию, угрожал, что в противном случае уволит по отрицательным мотивам за превышение скорости на трассе при вождении автотранспорта.

Считает приказ об увольнении незаконным.

Решением Атырауского городского суда от 20 октября 2011 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной судебной коллегии Атырауского областного суда от 05 декабря 2011 года, иск удовлетворен частично.

Приказ ТОО «D» от 18 августа 2011 года признан незаконным, М. восстановлен в должности водителя, в его пользу с ТОО «D» взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в сумме 305 220 тенге, компенсация морального вреда – 30 000 тенге, судебные расходы – 756 тенге.

Постановлением кассационной судебной коллегии Атырауского областного суда от 12 января 2012 года постановление апелляционной инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

В ходатайстве заявитель просит отменить постановление кассационной инстанции, полагает, что судами первой и апелляционной инстанции установлены действительные обстоятельства по делу, доказательствам дана надлежащая правовая оценка, оснований для отмены судебных актов не было.

Надзорная судебная коллегия постановление кассационной судебной коллегии Атырауского областного суда отменила.

Решение Атырауского городского суда и постановление апелляционной судебной коллегии Атырауского областного суда оставила без изменения ввиду следующего.

Как следует из материалов дела, приказом от 25 октября 2006 года М. принят на работу водителем в ТОО «C» (в настоящее время - ТОО «D»). Приказом от 18 августа 2011 года трудовой договор, с истцом расторгнут на основании пункта 4 статьи 51 Трудового кодекса, по инициативе работника.

Основанием расторжения трудового договора явилось заявление М. об увольнении его по собственной инициативе с 18 августа 2011 года.

В силу пункта 1 статьи 57 Трудового кодекса, работник вправе по своей инициативе расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя письменно не менее чем за один месяц, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей статьи.

Пунктом 7.2 трудового договора от 25 октября 2006 года, заключенного между сторонами, предусмотрено, что в случае досрочного расторжения договора по инициативе одной из сторон, данная сторона обязана письменно известить об этом другую сторону за 1 месяц до даты такого расторжения.

Указанный пункт трудового договора соответствует требованию вышеназванной нормы трудового закона.

Согласно правилам пункта 2 статьи 52 Трудового кодекса, сторона трудового договора, изъявившая желание расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон.

Направляет уведомление другой стороне трудового договора, которая, получив уведомление, обязана в течение трех рабочих дней в письменной форме сообщить другой стороне о принятом решении.

Между тем, заявление М. об увольнении его по собственной инициативе датировано 18 августа 2011 года, приказ ТОО «D» о расторжении трудового договора с работником издан также 18 августа 2011 года, то есть в тот же день.

Следовательно, ответчиком не соблюдены требования приведенных норм Трудового кодекса и нарушен установленный трудовым договором срок для его расторжения.

При этих обстоятельствах, выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что ТОО «D» нарушена установленная законом процедура расторжения трудового договора.

В связи с чем, приказ №941 от 18 августа 2011 года о расторжении трудового договора с М. является незаконным, основаны на законе.

Материалами дела подтверждена достоверность доводов истца о том, что работодатель, обнаружив превышение скорости при управлении автомашиной, вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию.

Эти обстоятельства установлены представленными в суд ответчиком данными по движению автотранспортных средств ТОО «D» и показаниями представителя ответчика в суде.

Кассационная судебная коллегия, отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанций о признании незаконным, приказа о расторжении трудового договора.

Указала, что в поданном истцом заявлении он просил уволить его с 18 августа 2011 года, нарушений сроков, предусмотренных договором и трудовым законодательством, не имелось.

Выводы кассационной судебной коллегии являются ошибочными, заявление истца об увольнении не носит добровольный характер.

И срок расторжения трудового договора, предусмотренный пунктом 1 статьи 57 Трудового кодекса и пунктом 7.2 трудового договора, ответчиком не соблюден.

Следовательно, приказ о расторжении трудового договора с М. не основан на законе.


Заключение

Термин "договор" понимается в науке и как обозначение возникшего из него обязательства. И как соглашение сторон, и как юридический документ. Нас интересует договор как юридический факт, влекущий за собой возникновение обязательства по доверительному управлению имуществом.

В этом смысле он представляет собой соглашение, явившееся результатом встречного волеизъявления двух сторон - учредителя управления и доверительного управляющего.

Основные элементы характеристики договора - его содержание, форма, вид в соответствии с той или иной классификацией.

Одним из таких институтов стал договор доверительного управления имуществом. Который направлен на передачу имущества с целью эффективного управления грамотному и квалифицированному менеджеру и поэтому соответствует тенденциям развития современного общества.

Вместе с тем новизна договора доверительного управления имуществом, противоречивость и пробелы правового регулирования, и как следствие этого скудная практика применения данного договора заставляет обратиться к опыту Англии и Америки. Где отношения по управлению имуществом собственника, не собственником опосредуются в первую очередь с помощью доверительной собственности (или траста).

Специфика этой работы не позволяет проанализировать и сравнить все без исключения нюансы. Которые касаются правового регулирования договора доверительного управления имуществом в нашем государстве и доверительной собственности в англоамериканском праве.

Поэтому мы постарались исследовать некоторые основополагающие признаки, позволяющие тем не менее, определить специфику и особенности этих институтов.

Подводя итоги работы, можно сделать вывод о том, что доверительное управление имуществом является сравнительно новым институтом гражданского законодательства.

Наибольшее применение указанный институт получил лишь с введением в действие части второй Гражданского кодекса РК. Использование доверительного управления позволяет собственнику без осуществления каких-либо действий по содержанию собственного имущества извлекать из него выгоду для себя или третьих лиц.

Подобная конструкция представляется вполне эффективной для управления значительными по объему имущественными комплексами.

Преимущества, предоставляющие возможность использования договора доверительного управления участникам оборота делают данную форму все более востребованной в текущей экономической ситуации.

Вместе с тем, множатся и вопросы практического применения отдельных норм законодательства о доверительном управлении. Что находит свое закономерное отражение в судебной практике и доктрине.

Можно полагать, что предметом любого договора является то, по поводу чего стороны заключили соглашение.

В зависимости от предмета того или иного договора выделяют договоры по передаче имущества, договоры по выполнению работ, договоры по указанию услуг и т.д.

Договор о доверительном управлении - это разновидность обязательств по оказанию услуг. При этом доверительное управление выделяется в качестве самостоятельного обязательства, на которое не распространяются ни правила о подряде, ни правила о возмездном оказании услуг.       

Доверительное управление имуществом - это обязательство об оказании услуг, которое в системе обязательств занимает место наряду с обязательствами поручения, комиссии, агентирования.

Целью данного договора является управление имуществом в интересах определенного лица. Поэтому его предметом выступает не имущество, передаваемое в управление. А те юридические и фактические действия, которые должен совершать управляющий по управлению переданным ему имуществом.

Проводя аналогию с договорами поручения и комиссии, которые близки по своим признакам к договору доверительного управления имуществом, следует заметить, что доверитель или комитент могут передавать поверенному или комиссионеру определенное имущество. Но никто не признает это имущество предметом данных соглашений.

Под предметом договора поручения понимаются те юридические действия, которые должен совершать поверенный. А предметом договора комиссии будут оказываемые комиссионером посреднические услуги, направленные на заключение сделки.

Проделанная работа позволяет сделать следующие выводы. Что институт доверительного управления представляет собой самостоятельное, несовпадающее англо-американской конструкцией траста явление.

Правовая природа доверительного управления является обязательственной с вещно-правовыми элементами [43, с.81-89].

Договор доверительного управления имеет фидуциарный характер; может быть заключен как в пользу учредителя, так и в пользу третьего лица. Является реальным, должен быть по общему правилу исполнен управляющим лично. Является как возмездным, так и безвозмездным, двусторонним и взаимным. Существенные условия договора, без наличия которых он может быть признан недействительным по иску одной из сторон.

Договор доверительного управления имуществом должен предусматривать:

1) предмет и срок договора;

2) состав имущества, передаваемого в доверительное управление;

3) указание о выгодоприобретателе;

4) сроки и форму отчетности доверительного управляющего;

5) указание на лицо, получающее доверенное имущество в случае прекращения договора доверительного управления имуществом.

Основное назначение доверительного управления – возложить бремя осуществления правомочий собственника на другое лицо. Которое способно их эффективно использовать в интересах собственника либо по его указанию в интересах других лиц.

Однако на сегодняшний день доверительное управление не имеет широкого применения, основные причины которого видится в:

1) неточности формулировок отдельных норм законодательства о доверительном управлении;

2) пробелах в главе 44 ГК РК;

3) отсутствии специальных законов, которые регулировали бы деятельность по доверительному управлению;

4) юридической безграмотности.

Выходом здесь будет принятие закона о доверительном управлении недвижимым имуществом. Необходимо принять новое Положение об органах опеки и попечительства. Восполнить пробелы в главе 44 ГК РК можно с помощью принятия закона о доверительном управлении имуществом.

  1.  Стороны при заключении договора доверительного управления должны тщательно продумать все его условия.
  2.  Более удобной была бы, следующая конструкция отказа учреждения управления от договора. Если при заключении договора доверительного управления учредитель – собственник предусмотрел в самом договоре возможность одностороннего прекращения договора.
  3.  В этом случае таким положениям следует придавать силу. Если же права учредителя на одностороннее прекращение договора не предусмотрены.  То подразумевается, что он сам отказался от такой возможности.

 Аналогичные правила надо применять и в случае одностороннего изменения учредителем условий договора доверительного управления, заключенного в пользу третьего лица.

  1.  Для обеспечения своих интересов, стороны могут в качестве обстоятельства, прекращающего договор доверительного управления. Предусмотреть сам факт внезапного исчезновения управляющего, а также назначить другого управляющего.

В случае смерти учредителя его права по договору доверительного управления перейдут к его наследникам.

В случае признания учредителя недееспособным его заменит опекун,  ограничено дееспособным – попечитель. В случае признания безвестно отсутствующим – лицо, назначенное органом опеки и попечительства.

На наш взгляд, обращение взыскания на имущество, переданное в доверительное управление должно быть во всех случаях допустимо. Это обстоятельство повлечет за собой прекращение договора.

Однако дополнительно должна существовать обязанность учредителя возместить управляющему связанные с прекращением договора убытки.


Список использованных источников

1 Ефимова Л. Доверительные (трастовые) операции коммерческих банков (Правовой статус) // Хозяйство и право, 1994. - № 10-11.- С.87.

2 Гражданский Кодекс Республики Казахстан (Особенная часть), 01.07.1999.

3 Суханов Е.А. Гражданское право.  Учебник. Том II. - М., 2002.

4 Дозорцев В.А. Лекции о праве собственности. - М.: Юридическая литература, 1991.

5 Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право. Часть 1. – М.: Наука, 2000.

6 Закон Республики Казахстан «О банках и банковской деятельности»,  31.08.1995. с изменениями и дополнениями // http://www.adilet.gov.kz/ru

7 Жанайдаров С.Ю. Объекты доверительного управления имуществом. Договор в гражданском праве: проблемы теории и практики. Том 2. // Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 5-летиюобразования Научно-исследовательского института частного права КазГЮА (в рамках ежегодных цивилистических чтений). - Алматы, 6-7 апреля 2000.

8 Витрянский В.В. Договор доверительного управления имуществом. - М.: Знание, 2002.

9 Сулейменов М.К., Басин Ю.Г. Гражданское право (Особенная часть) Учебник для вузов (академический курс). Том 2. – Алматы: «Жетi Жарғы», 2006.

10 Беневоленская З.Э. Сравнительно-правовой анализ исторических аналогов доверительного управления имуществом // Кодекс-Info, 2002. - № 3-4.

11 Масляева А.В. Гражданское право. Учебник. – М.: Наука, 2003.

12 Сулейменов М.К., Басин Ю.Г. Комментарий к Гражданскому Кодексу Республики Казахстан (Особенная часть). - Алматы: «Жетi Жарғы», 2006.

13 Гражданский Кодекс Республики Казахстан (Общая часть), 27.12.94. // http://www.adilet.gov.kz/ru

14 Козлов А. Управление чужим имуществом, проблемы и пути решения. // Вестник Банка России, 1994. - № 1. - С. 67.

15 Смирнов А.И. О перспективах «двойственной» собственности (траста) в России // Правоведение, 2005. - № 2. - С.26.

16 Захаров Ю. Особенности договора доверительного управления имуществом с назначением выгодоприобретателя // Хозяйство и право, 2003. - № 1. - С.14.

17 Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: в 2 томах. Том 2. - М.: ЮРАЙТ, 2004.

18 Пьяных Е.С. Института доверительного управления имуществом // Юрист, 2002. - № 8. - С.113.

19 Грибанов В.П. Доверительное управление имуществом: проблемы развития // Общество и закон, 2006. - № 7. – С. 32-33.

20 Маркалова Н.Г. Договор доверительного имущества в современном гражданском и банковском законодательстве // Журнал российского права,  1998. - № 12. - С. 56.

21 Жанайдаров С.Ю. Предмет института доверительного управления имуществом // В кн.: Вещные и обязательственные права в законодательстве Республики Казахстан. - Алматы: КазГЮА, 2000. – С. 163-165.

22 Петелин Д.В. Правовая природа договора доверительного управления имуществом // Юрист, 2009. - № 2. - С.22-27.

23 Ильюшенко А.А. Прекращение договора доверительного управления имуществом подопечного // Юрист, 2005. - № 3. - С.32.

24 Иншев А.П. Доверительное управление денежными средствами. // Юрист, 2007. - № 12.

25 Бушев А. Ю., Городов О.А., Ковалевская Н.С. Коммерческое право: Учебник. // СПб., 1997. - С.405-406.

26 Мозолина В.П. Гражданское право. Учебник. - М.: Наука, 2003.

27 Анатолий Лобков Доверительное управление ценными бумагами // аудитор - юрист, эксперт по бизнесу // Журнал «Бизнес Путеводитель», 2012.

28 Закон Республики Казахстан «О рынке ценных бумаг» 05.03.1997, с изменениями и дополнениями по состоянию на 24.12.2012 //  http://www.adilet.gov.kz/ru

29 Дозорцев В. А. Доверительное управление // Вестник Высшего Арбитражного суда, 1996. - № 12. - С.122.

30 Постановление правления Агентства Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций, от 12.08.2006. - № 151.

31 Мадин Айтуар, Тусупханов Амир Доверительное управление акциями АО / долями в ТОО // Департамент «Корпоративное право», 2013.

32 Нарышкина Р.Л. Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США. – М., 2008. - С.18.

33 Жданов А.А. Возникновение и эволюция доверительной собственности в Общем праве // Правоведение, 2009. - № 6. - С.189 – 198.

34 Кряжков А.В. Доверительное управление имуществом. Формирование института и сферы применения // Государство и право, 2004. - N3. - С. 22 – 31.

35 Исеев Р.М., Ткач А.Н. Английский траст: история и современность // Юрист, 2002. - № 2. - С. 61 – 64.

36 Медведев А. Доверительное управление // Хозяйство и право, 2003. - N5. - C.44 – 54.

37 Платонова Н.Л. Договор доверительного управления имуществом.  Теоретические аспекты регулирования // Гражданин и право, 2008. - № 1. - С. 109 – 120.

38 Вострикова Л.Г. Доверительное управление имуществом собственника  и его особенности // Право и экономика, 2006. - № 8. - С. 30 – 37.

39 Смирнов А.И. О перспективах "двойственной" собственности (траста) // Правоведение, 2005. - № 2. - С. 34 – 61.

40 Иншев А.П. Институт доверительного управления // Банковское право, 2007. - № 3. - С.7-15.

41 Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву. – Алматы: АЮ- ВШП Адилет, НИИ частного права КазГЮУ, 2003.

42 Соловяненко Н. Конструкция доверительной собственности (траст) и правовое регулирование рыночных отношений // Хозяйство и право, 2005. - № 7. - С. 52 – 59.

43 Щеглова О. Соотношение доверительной собственности и  доверительного управления имуществом  // Кодекс info, 2009. - № 5. - С. 81 – 89.

PAGE   \* MERGEFORMAT56



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
5924. Право в системе нормативного регулирования общественных отношений 14.67 KB
  Социальные нормы как регуляторы связанные с волей и сознанием людей.Реально действующие в жизни людей нормы нельзя однозначно отнести к естественным или социальным. Так естественные нормы могут быть переведены в систему технических правил правила работы с техническими или природными объектами стать основанием социального нормирования например установление срока признания отцовства после смерти супруга а социальные нормы сформировать характер объекта его качественное состояние. Естественные нормы существующие в виде...
1247. Деятельность региональных органов управления государственным имуществом (на примере Красноярского края) 413.72 KB
  Деятельность региональных органов управления государственным имуществом на примере Красноярского края. Цель написания работы заключается в изучении деятельности региональных органов управления государственным имуществом на примере Красноярского края. Реализация этой цели потребовала решения следующих задач: изучить современную литературу по данной проблеме; раскрыть содержание понятия государственной собственности и государственного имущества как объекта управления; рассмотреть систему управления государственной...
2116. Ответственность за правонарушения в сфере транспортных отношений 17.68 KB
  Следует отметить что несмотря на изменение экономической ситуации в стране и переход к рыночным отношениям основные положения в транспортном законодательстве остаются неизменными как например определение договора перевозки грузов уже длительное время и потому высказывания ученыхюристов по отдельным спорным проблемам транспортного законодательства сделанные ими в период существования СССР продолжают оставаться актуальными и помогают лучше понять и оценить действующее транспортное законодательство сделать правильные выводы в...
11216. Применение франчайзинговых отношений в сфере образовательных услуг 8.83 KB
  Основным компонентом франчайзинговой операции представляющим соглашение между правообладателем франчайзером и пользователем франчайзи является договор франчайзинга коммерческой концессии. При этом основным условием договора франчайзинга является гарантия качества образовательных услуг. Пользователями региональными центрами являются самостоятельные образовательные учреждения заключившие договор франчайзинга коммерческой концессии. Популярность франчайзинга в последнее время постоянно растет.
3237. Правовое регулирование трудовых отношений в сфере СКСТ 12.96 KB
  Трудовой договор стороны трудового договора. Содержание трудового договора. Заключение трудового договора. Основания прекращения трудового договора.
18406. Особенности проблемы правового регулирования трудовых отношений в сфере частного предпринимательства 124.52 KB
  Новизну и практическое значение имеет содействие малого предпринимательства поддержанию на должном уровне конкуренции, гибкой перестройке производства, ускорению инновационных процессов, формированию социальной направленности трудовых отношений и росту занятости.
18782. Общественные отношения в сфере договорных отношений по купле-продаже жилого помещения 50.55 KB
  Для достижения указанной выше цели нами были поставлены следующие задачи: В работе были поставлены следующие задачи: исследовать элементы договора купли-продажи недвижимости определить сферу действия договора выявить особенности применения договора о купле-продаже недвижимости к отдельным видам недвижимого имущества предложить рекомендации в области купли-продажи жилых помещений. Решение этого вопроса значимо для случаев установления особых правил совершения сделок предметом которых являются здания и сооружения в частности при...
19496. Компетенция Конституционного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел в сфере федеративных отношений 25.07 KB
  Компетенция Конституционного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел в сфере федеративных отношений . Именно подобная ситуация сложилась в Российской Федерации в начале 90-х годов XX века. Подтверждением этого являются последние законодательные инициативы Президента Российской Федерации направленные на коррекцию правовых основ федеративного устройства России. Данные обстоятельства предопределили роль судебного органа конституционного контроля - Конституционного Суда Российской Федерации далее Конституционный Суд РФ а именно...
21178. Организация государственного управления в культурной сфере 40.34 KB
  Основные направления государственной политики в сфере культуры. Недаром приглашая международную делегацию сторона-хозяйка стремиться показать самые яркие особенности традиционной культуры тем самым привлекая и располагая к себе дипломатических гостей. Понимая значимость развития культуры перед государством стоит главный вопрос каким образом осуществлять процесс управления в социальной - культурной сфере так обеспечить коммуникативную...
18571. Классификация форм обеспечения управления в сфере юстиции 71.14 KB
  Правовые аспекты становления реформирования и деятельности органов юстиции в Республике Казахстан. История создания органов юстиции. Правовое положение органов юстиции Республики Казахстан в системе органов исполнительной власти. Проблемы и перспективы деятельности органов юстиции Республики Казахстан.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.