Отдельные виды процессуального участия специалиста в уголовном судопроизводстве

Правовой статус специалиста. Отдельные виды процессуального участия специалиста в уголовном судопроизводстве. Участие специалиста в производстве процессуальных действий. Заключение специалиста как самостоятельная форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

2015-09-20

69.34 KB

17 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE   \* MERGEFORMAT 59

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение…………………………………………………………………………….. 3

Глава 1 Общетеоретические положения использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве……………………………………………………  6                                  

  1.  Специальные знания: понятие, структура, содержание…………………….  6
    1.  Формы и виды использования специальных знаний в уголовном  судопроизводстве……………………………………………………………….   13
    2.  Правовой статус специалиста……………………………………………….. 15

Глава 2 Отдельные виды процессуального участия специалиста в уголовном судопроизводстве………………………………………………………………….22

2.1 Участие специалиста в производстве процессуальных действий……….. 22

2.2 Дача специалистом консультаций, заключения, показаний……………… 26

2.2.1 Дача специалистом консультаций и разъяснению……………………… 28

2.2.2 Заключение специалиста как самостоятельная форма использования       специальных знаний в уголовном судопроизводстве…………………………... 39

2.2.3 Дача специалистом показаний…………………………………………….  45

2.3 Возможности использования полиграфа………………………………….  50

Заключение……………………………………………………………………….. 56

Библиографический список....……………………………………………………..60  

Введение

        Начиная с XIX века и до настоящего времени исследованию категории специальных знаний в уголовном процессе, было посвящено много значимых и интересных работ. В дореволюционный период вопросы, касающиеся отдельных аспектов специальных знаний, в рамках исследования судебной экспертизы, рассматривали С. И. Баршев, Л. Е. Владимиров, В. Д. Спасович, И. Я. Фойницкий и др.

        В советское время вопросам понятия, признаков и форм использования специальных знаний в уголовном процессе были посвящены работы В. Д. Арсеньева, Р. С. Белкина, А. И. Винберга, А. В. Дулова, Р. Д. Рахунова, М. С. Строговича, М. А. Чельцова, А. Р. Шляхова, А. А. Эйсмана. Сущность, природа специальных знаний в уголовном процессе продолжают привлекать внимание ученых и практиков. Проблемам использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве посвящены работы Т. В. Аверьяновой, Л. В. Виницкого, Л. Д. Гаухмана, А. В. Кудрявцевой, Ю. Г. Корухова, Ю. Д. Лившица, В. Н. Махова, Ю. К. Орлова, И. Л. Петрухина, Е. Р. Россинской, И. Н. Сорокотягина, Е. В. Селиной и многих других.

        Развитие современных информационно- телекоммуникационных технологий, политическая и социально- экономическая нестабильность привели к существенному изменению характера современной российской преступности. Все чаще преступления совершаются организованными, мобильными, технически-оснащенными преступными группами. Возникают все новые виды преступлений, всё новые способы их совершения, с использованием технических средств .

       В этой связи повышаются роль и значение специальных знаний в уголовно-процессуальном доказывании, которые помогают в расследовании преступлений и повышении эффективности доказывания. Ведь в основе всей уголовно-процессуальной деятельности лежит процесс доказывания, а с ним и допустимость доказательств.

      В Конституции Российской Федерации говорится о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона, а недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, а под специальными знаниями понимают знания, навыки или умения в области науки, техники, искусства или ремесел, приобретенные при получении специального образования или в процессе практической деятельности по определенной специальности, т.е. это не юридические, не общеизвестные, не общедоступные знания, которыми располагает ограниченный круг людей, носители специальных знаний именуются в уголовно- процессуальной практике сведущими лицами, но именно они помогают специалистам в процессе сбора информации и повышении эффективности доказывания.

       Следователи, раскрывая преступления в условиях использования новых технологий, подчас не успевают за развитием науки и техники и поэтому прибегают к участию специалистов, владеющих специальными знаниями в конкретной деятельности. Это могут быть познания в сфере экономики и финансов, медицины, биологии, педагогики и многие другие. Представители иных областей знаний, как правило, некомпетентны в юридической природе доказательств. Однако они могут обратить внимание следователя на некоторые специфичные обстоятельства, позволяющие способствовать обнаружению, закреплению и изъятию доказательств. Поэтому вопросы использования специальных знаний приобретают особую значимость.

В уголовном судопроизводстве выделяются две категории участников, специальные знания которых используются в уголовном деле, это эксперт и специалист. Их участие в уголовном деле различается только предметом их деятельности, т.к оба они должны обладать знаниями в какой-либо области специальных отраслей человеческой деятельности. Правовой статус эксперта и использование специальных знаний при производстве судебных экспертиз предмет отдельного исследования, по этому в нашей работе мы сосредоточимся на рассмотрении общих требований о применении специальных знаний в уголовном процессе

            Цель данной работы – раскрыть понятие и сущность специальных знаний в уголовном   процессе, найти проблемы их применения  и пути возможного решения этих проблем.

             Задачи :

- рассмотреть формы использования специальных  знаний, исследовать процессуальный  статус специалиста;

- проанализировать  заключение специалиста как новый вид доказательств и его проблемы.

Глава 1. Общетеоретические положения использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве

1.1. Специальные знания: понятие, структура, содержание

      В действующем УПК и юридической литературе термины «специалист», «эксперт» применяются в сочетании с термином «специальные знания». Этот термин является общим для многих статей, регулирующих участие специалиста и экспертов в уголовном судопроизводстве (например, ст.ст. 57, 58 УПК). Однако уголовно-процессуальное законодательство не содержит определения термина «специальные знания»,а специалист — это не заинтересованное в исходе дела, сведущее в определенной отрасли знаний лицо, привлеченное следственными и судебными органами для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также для дачи пояснений по поводу специальных вопросов, возникших при производстве следственных действий.

      Среди предложенных определений данного понятия можно выделить группу, в которой авторами делается акцент на профессиональном характере специальных знаний с целью их отграничения от общеизвестных. Так, А.А.Эйсман под специальными познаниями понимает знания не общеизвестные, не общедоступные, не имеющие массового распространения, т.е. знания, которыми располагает ограниченный круг специалистов. В.М.Галкин специальными называет познания, приобретенные в результате специального образования или профессионального опыта1.

       Ряд авторов подчеркивает в определениях понятия уголовно-процессуальную специфику применения специальных знаний. Например, И.Н.Сорокотягин считает, что специальные знания в уголовно-процессуальном значении – это "совокупность знаний в науке, технике, искусстве, ремесле, полученных в результате специальной подготовки или профессионального опыта и применяемых для получения доказательственной, оперативно-розыскной и иной информации, необходимой для раскрытия и расследования преступлений".2 Он же отмечает, что специальные познания включают в себя навыки и умения. Е.И.Зуев, проследив процесс формулирования понятия "специальные знания" и выделив в нем три периода, предлагает следующее определение, соответствующее, по его мнению, современному этапу представления о них: "Специальными являются профессиональные, соответствующие современному уровню развития познания (исключая области процессуального и материального права) в науке, технике, искусстве или ремесле, использование которых в целях осуществления задач судопроизводства содействует выявлению доказательственной и ориентирующей информации, приобретающей значение при установлении истины по уголовным и гражданским делам».3

    Нетрудно заметить, что при разработке определений авторы используют два термина: "специальные знания" и "специальные познания", в одних случаях понимая их как синонимы, в других - вкладывая различный смысл в их содержание. Представляется, что эти понятия - не синонимы. Наиболее точно их отличие друг от друга показали В.Д.Арсеньев и В.Г.Заблоцкий. Они рассматривают специальные знания, как систему сведений, полученных в результате научной и практической деятельности в различных отраслях и зафиксированных в научной литературе, учебных пособиях, методических разработках, инструкциях и т.п., а специальные познания - знания, полученные соответствующими лицами в результате теоретического и практического обучения к определенному виду деятельности, при котором они приобрели необходимые навыки для ее осуществления4.

   Практически все исследователи к первому признаку специальных знаний относят то, что специальные знания являются не общедоступными, не общеизвестными. Обладатели таких знаний получили специальное образование, профессиональную подготовку, имеют опыт работы в соответствующей сфере.

      К специальным могут относиться также знания, которые не основаны на теории, не связаны с получением специального образования -это знания стеклодувов, сапожников,филателистов.Эти знания получены в первую очередь в результате практической деятельности сведущих лиц.

        При отнесении знаний к специальным следует исходить в каждом конкретном случае индивидуально, с учетом критериев (характера) потребностей в таких знаниях. Если субъект считает, что ему для решения задачи не достаточно общедоступных, общеизвестных знаний и своих профессиональных знаний, он может воспользоваться знаниями других лиц, эти знания и следует признавать специальными.

    Дискуссионным является вопрос о том, в каких конкретных областях знания следует признавать специальными? Можно ли относить к специальным знания в области права (следовательно, признавать доказательствами заключения и показания специалистов в области таможенного, налогового, уголовного и др. областей права).

   Можно выделить три точки зрения по этому вопросу.

1. Специальные знания – это не общеизвестные знания в различных областях науки, в том числе и права, техники, искусства и ремесла.5

2. Специальные знания в уголовном судопроизводстве – знания, практический опыт и навыки, за исключением познаний в области права.6

3. Специальные знания – знания во всех областях науки, техники, искусства и ремесла, в том числе в области права, за исключением знаний, являющихся профессиональными для следователя и судьи, используемые при расследовании и рассмотрении уголовных дел в суде.7

    В первую очередь специальными не являются знания в области права, связанные с уголовно-правовой оценкой фактических обстоятельств уголовного дела и с решением вопросов процессуального характера (т.е. знания в области уголовного права и уголовного процесса), а все иные правовые знания могут являются специальными.

   Аргументы в пользу отнесения юридических знаний к категории специальных сводятся к следующим:

1. Фактически это давно имеет место на практике, как в непроцессуальной, так и в процессуальной форме.

     Традиционно сами противники признания специальными знаний в области права допускали возможность привлечения специальных знаний в области права (юриспруденции) вне производства по делу, но в связи с ним, т.е. для консультаций в непроцессуальной форме. Сведущих в отдельных отраслях права лиц, давно привлекают для дачи консультаций по уголовным делам, т.е. фактически используют их специальные знания и на их разрешение ставятся вопросы чисто правового характера, касающиеся трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального права.

       Консультации специалистов в области банковского, коммерческого, трудового, информационного, финансового, таможенного и других отраслей права, даваемые в письменной форме, приобретают статус доказательств.

2. «Судья, следователь и дознаватель, как правило, владеют знаниями только из определенных отраслей права и не в состоянии в необходимой степени ориентироваться во всех тонкостях современного обширного законодательства, которое к тому же постоянно изменяется и развивается».8

      В том обилии нормативных актов, принятых за последние годы, которые необходимо знать при расследовании новых видов преступлений и которыми приходится руководствоваться следователем, прокурорам, судьям в своей работе, ни один юрист профессионально в требуемом объеме разбираться не в состоянии. Даже юристу самой высокой квалификации невозможно знать все законы и нормативные правовые акты, все изменения и дополнения, внесенные в эти законы и акты.

        Поэтому допустимо относить к специальным знаниям юридические знания, в том числе знания из областей, в которых следователи и суды обладают профессиональными познаниями. Во-первых, УПК РФ не содержит таких препятствий для этого, наоборот предоставляет возможность следователю использовать специальные знания в тех областях, где сам следователь должен быть компетентен. Так, следователю предоставлено право привлекать специалиста-криминалиста при проведении следственных действий для помощи в обнаружении, фиксации, изъятии следов преступления, т.е. для применения криминалистических (специальных) знаний. Во-вторых, использование таких знаний в некоторых случаях действительно необходимо сторонам по делу для оценки доказательств, принятия правильного уголовно-процессуального решения, правильной квалификации содеянного.

    Нет препятствий для допроса в суде педагога-психолога, принимавшего в допросе несовершеннолетнего и его законных представителей, для выслушивания его мнения о необходимости применения к подростку меры пресечения в виде заключения под стражу. Получение заключений специалистов по вопросам связанным с решением правовых вопросов, в том числе с квалификацией преступлений, приобщение их в качестве доказательств, не перекладывает полномочия по доказыванию со следователя на специалистов. Данное доказательство не имеет какой-либо заранее установленной силы, следователь и суд, являясь специалистом в этих вопросах, может сам аргументировано не согласиться с мнением, указанным в заключении, указав это в соответствующих процессуальных документах (приговоре и др.).

        Вторым существенным признаком специальных знаний является цель их использования. Это обеспечение обнаружения, фиксации, исследования, а также оценку доказательств по уголовному делу.

        С учетом изложенного, мы присоединяемся к мнению Л.В. Лазаревой, которая предлагает под специальными знаниями в уголовном судопроизводстве понимать знания в различных областях науки, в том числе права, техники, искусства и ремесла, профессиональный опыт, навыки, умения, используемые сторонами (обвинения и защиты) а также судом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному уголовному деле, в порядке установленном УПК.9

        Еще одним важным является вопрос о том, должен ли специалист обладать всеми составляющими специальных знаний – знаниями, опытом и др., т.е. какова должна быть структура специальных знаний.

        Высказывается точка зрения, что специалистом может быть признано лицо, которое обладает специальным образованием и опытом применения полученных знаний. «Естественно, приобретенный в процессе практической деятельности опыт играет значительную роль при определении критериев специальных знаний. Но без соответствующих научных знаний, позволяющих, например, систематизировать полученные в процессе практической деятельности наработки в целях дальнейшего совершенствования своего профессионального уровня, субъект не может быть отнесен к разряду специалистов, обладающих специальными знаниями, в полном смысле этого термина».10 Также, как и знания научных основ, приобретенные в процессе обучения, без опыта практической деятельности нельзя считать в должном смысле специальными знаниями. Лишь сочетание теоретической и практической основ образует специальные знания.

     По общему правилу специалистом должно признаваться только то лицо, которое обладает систематизированными теоретическими знаниями, полученными в результате специального обучения, практическим опытом их применения,но возможны исключения из этого правила. Так, если речь идет о необходимости привлечь знания из области, где теоретическая база еще не сформировалась, то вполне достаточно, чтобы лицо обладало опытом деятельности в этой области жизни (например, филателист, специалист в области какого-либо ремесла).

        Законодательство содержит ряд положений, указывающих на необходимость установления квалификации лица, привлекаемого к участию в процессе в качестве эксперта или специалиста. Так, эксперт вправе возвратить без исполнения постановление о назначении судебной экспертизы, если посчитает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства(ст. 199 УПК). Специалист по той же причине вправе отказаться от участия в следственном действии (ст. 58 УПК) если не обладает достаточными знаниями.

      В первом случае эксперт сам оценивает собственные знания, во втором случае их оценивает следователь, т.е. лицо, специальными знаниями не обладающее, но именно следовать должен удостовериться в знаниях специалиста. Неопределенность и расплывчатость указанных правовых норм, предписывающих лицу, не обладающему специальными знаниями, определять их наличие у другого субъекта на практике порождает определенные сложности. Следователь может удостовериться в наличии диплома,трудового стажа специалиста, но это еще не позволит ему с достаточной уверенностью говорить о его компетентности. Большие сложности могут возникнуть при оценке компетентности специалиста в области знаний, получение которых не удостоверяется официальными документами.

1.2. Формы и виды использования специальных знаний в уголовном

судопроизводстве.

      С точки зрения правовой регламентации специальные знания могут применяться в двух формах: процессуальной, когда порядок их применения регламентируется УПК, а результаты их применения имеют доказательственное значение, и непроцессуальной – не регламентируется УПК, результаты не имеют статус доказательств.

       Уголовно-процессуальная форма применения специальных знаний – это закрепленная в уголовно-процессуальном законе система случаев и правил применения в предварительном расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел специальных познаний сведущих лиц определенным образом.

        В процессуальной форме специальные знания используются в виде:

1) участия специалиста в производстве процессуальных действий для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств (ст.ст. 58, 74, 80), оказания помощи следователю при общении с некоторыми категориями лиц (речь идет в первую очередь о педагоге, психологе, переводчике - ст. 191, 280, 425, 59);

2) производстве экспертизы (ст.ст. 80, 195);

3) даче специалистом сторонам и суду консультаций и разъяснений для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58, 80);

4) дачи специалистом показаний (ст.ст. 74, 80);

5) привлечения специалистов к участию в документальных проверках, ревизиях, исследований документов, предметов, трупов при рассмотрении сообщения о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК).

        В зависимости от обязательности привлечения специалистов при проведении следственных действий процессуальные виды использования специальных познаний можно классифицировать на две группы:

1) Требующие обязательного привлечения специалиста:

- специалиста медика при осмотре трупа и эксгумации (ст. 178 УПК);

- педагога при допросе малолетних свидетелей и потерпевших (ст.ст. 191, 280 УПК).

- педагога или психолога при допросе подозреваемых, обвиняемых, не достигших 16 лет (ч. 3 ст. 425 УПК);

- переводчика, при допросе лиц, не владеющих языком (ст. 18 и др. УПК).

        Неиспользование специальных знаний в указанных случаях рассматривается как существенное нарушение процессуального закона, влекущее утрату доказательственного значения результатов таких действий.

      Иногда в эту группу относят еще одну разновидность – привлечение эксперта при экспертизе. Эксперт является разновидностью специалиста, «появляется» в случае назначения судебной экспертизы. Однако данная форма использования лица (в качестве эксперта при проведении экспертизы), обладающего специальными познаниями, в законе и теории обособляется и рассматривается отдельно в связи с особенностями статуса эксперта и его полномочий по использованию специальных познаний, а также особенностями доказательственного значения заключения эксперта.

2) Случаи необязательного участия специалиста. Все эти случаи можно условно разделить на следующие группы:

2.1. привлечение специалиста прямо рекомендуется в законе:

- при производстве личного обыска (ч. 3 ст. 184)

- при наложении ареста на почтово-телеграфные отправления (ч. 5 ст. 185), для осмотра и выемки этих предметов.

- при производстве освидетельствования (ст. 179)

- при наложении ареста на имущество (ст. 115)

- при получении образцов для сравнительного исследования (ст. 202).

2.2. привлечение специалиста прямо не рекомендуется, но допускается по усмотрению следователя. Согласно ст. 168 УПК следователь вправе привлечь специалиста к участию в любом следственном действии. При этом перечень таких следственных действий не ограничен. По своему усмотрению следователь может привлекать специалиста для участия в следственных действиях для помощи в видеозаписи (при допросах, проверках показаний на месте), для помощи в общении и оценке показаний (психолог при допросах) и др.

При участии в следственных действиях специалист, оказывая содействие следователю, не обладает процессуальной самостоятельностью. В таких случаях он выступает либо как технический помощник следователя(помогает собирать следы преступления, фиксировать ход и результаты следственного действия и др.), либо как информационный, психологический помощник, оказывающий помощь, например, при общении с допрашиваемым.

1.3. Правовой статус специалиста

   Правовое положение специалиста на стадии предварительного расследования регламентировано рядом статей Уголовно-процессуального кодекса РФ:

-- ст. 58 УПК РФ определяет понятие специалиста, его назначение, права и обязанности;

* ст. 168 УПК РФ - порядок его участия в следственном действии;

* ст. 71 УПК РФ со ссылкой на ст.ст. 69 и 70 регламентирует порядок отвода специалиста.

 Специалист обязан в соответствии с нормами УПК

* явиться для участия в производстве процессуального действия по вызову следователя или суда (в случаях, предусмотренных, например, в ст. 168УПК ст. 270УПК )

 * участвовать в производстве процессуальных действий для выполнения своих функций в соответствии с ч. 1 ст. 58 УПК;

 * не предавать гласности данные предварительного расследования (ч. 4 ст. 58 УПК);

 * заявлять самоотвод в порядке и при наличии оснований, предусмотренных ст.ст. 61,62,70,71 УПК;

 * содействовать своими знаниями при получении образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК);

 * Специалист имеет право  в соответствии с нормами УПК :

  - отказаться от участия в производстве процессуальных действий, если он не обладает соответствующими специальными знаниями (п. 1 ч. 3 ст. 58 УПК);

- задавать вопросы участникам процессуального действия с разрешения лица, ведущего производство по делу (п. 2 ч. 3 ст. 58; ст. 284,287УПК);

- знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он принимал участие, и делать заявление и замечания, подлежащие занесению в протокол (п. 3 ч. 3 ст. 58 УПК);

- приносить жалобы на действия (бездействия) лица, ведущего производство по делу, ограничивающие его права (п. 4 ч. 3 ст. 58УПК);

      Фактически права специалиста значительно шире тех, которые прямо указаны в ст. 58 УПК. Также он имеет право на участие в изучении материалов дела(ст. 58УПК), право давать заключение (ст. 80 УПК), давать пояснения при допросе (ст. 80УПК), участвовать в судебном заседании (ст. 271 УПК) и др.

  Статья 58 УПК предусматривает следующие функции, которые может выполнять специалист в уголовном судопроизводстве:

1) участие в процессуальных действиях;

2) в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела;

3) участие в постановке вопросов эксперту;

4) разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

      Как видно из приведенного перечня, права специалиста были существенно расширены по сравнению с прежним УПК РСФСР. Наряду с технической и консультативной помощью при обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов (а не доказательств, как было ранее), УПК РФ уже в первой редакции предоставил специалисту право содействовать в постановке вопросов эксперту, применять технические средства в исследовании материалов дела; а также разъяснять сторонам и суду вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию. А заключения и показания специалиста являются самостоятельными доказательствами по делу (ст. 74 УПК РФ). По смыслу ч. 4 ст. 58 УПК специалист не вправе уклоняться от явки по вызову следователя (дознавателя), прокурора или суда. Согласно п. 1 ч. 3 данной статьи он может отказаться от участия в деле только в случае, если не обладает соответствующими специальными знаниями. Статья 71 УПК РФ в числе оснований для отвода специалиста называет обнаружение его некомпетентности. По действующему УПК следователь не обязан уведомлять специалиста о характере вопросов либо действий, при решении, или производстве которых необходима помощь специалиста. Следователь вызывает специалиста, полагая, что последний имеет достаточные познания для их использования. Следовательно, некомпетентность специалиста как основание для его отвода обнаруживается непосредственно перед производством следственного действия. Возникает необходимость в замене специалиста, а это, в свою очередь, приводит к перенесению следственного действия на более поздние сроки, повторному вызову других участников следственного действия. Кроме того, может возникнуть ситуация, когда не так просто найти другого, более компетентного специалиста в необходимой области знаний.

       С целью исключения данных случаев предлагается предоставить специалисту ряд дополнительных прав:

* специалист должен быть уведомлен о цели своего вызова, какого рода  специальные знания от него требуются;

* зная цель вызова, специалист сможет судить об уровне своей компетентности и в случае сомнений отказаться от участия в следственном действии.

          Какой-либо ответственности за уклонение от явки комментируемая статья не предусматривает. Видимо, такая ответственность наступает в соответствии со ст. 117 УПК, предусматривающей ответственность всех участников уголовного судопроизводства за неисполнение своих процессуальных обязанностей,а также нарушения ими порядка в судебном заседании на них может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей в порядке, установленном ст. 118 УПК.11

        В УПК достаточно четко урегулирован вопрос о том, что специалист не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден. За разглашение этих сведений он может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК.

        Действующим законодательством не предусмотрена ответственность специалиста за дачу заведомо ложного заключения. Это объясняется тем, что специалист, в отличие от эксперта, не проводит исследований материальных объектов, поэтому его заключение не имеет большого доказательственного значения. Однако заключение специалиста является таким же доказательством наряду с заключением эксперта, и подлежит оценке следователем и судом. В ряде случаев мнение специалиста может существенно влиять на оценку экспертного заключения и оценку других доказательств по делу, убедительное заключение специалиста может послужить причиной назначения повторной или дополнительной экспертизы, что значительно удлиняет сроки рассмотрения дела. Не пытаясь дать категорический и однозначный ответ на рассматриваемый вопрос, считаем, что законодателю необходимо установить уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения специалистом. В новой редакции ст. 307 УК РФ, озаглавленной «Заведомо ложные показания, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод», в содержании статьи ничего о заключении специалиста не говорится, хотя по заглавию кажется, что речь идет о нем. В содержании ст. 307 (ч. 1) указаны только показания специалиста. Действующий УПК, в отличие от УПК 1960 года, говорит о «компетенции специалиста»(ст.ст. 70, 71, 168 и др.). По смыслу закона, под компетенцией здесь понимается круг вопросов, в котором специалист сведущ, что объективно должно подтверждаться данными об образовании, месте работы, стаже и другими данными, а именно: о научной степени, звании (если имеются), о наличии лицензии и т.п. Компетентность специалиста оценивается следователем (дознавателем, прокурором) как при назначении судебной экспертизы, так и после получения экспертного заключения. Эксперт также сам оценивает свою компетентность в решении вопросов данной экспертизы и обязан сообщить органу, назначившему экспертизу, о невозможности дать заключение, если поставленный вопрос выходит за пределы его специальных знаний.

       Оценочный характер компетентности специалиста обусловлен тем, что его заключение является лишь одним из средств доказывания, не освобождая лиц и органов, ведущих уголовный процесс, от необходимости выработать собственное внутреннее убеждение об обстоятельствах совершенного преступления, а значит - подробно разобраться во всех деталях, выясненных с привлечением специальных знаний либо без такового.

        Оценка компетентности специалиста неотделима от рассмотрения структуры и границ необходимых специальных знаний, что наиболее сложно при назначении нетрадиционных экспертиз вне судебно-экспертного учреждения. Участие в процессе специалиста и эксперта имеет много общих черт, вытекающих, главным образом, из того, что в обоих случаях требуется применение специальных знаний. Существенных различий в специальных знаниях специалиста и эксперта нет. Нет различий между специалистом и экспертом в требовании их незаинтересованности в исходе дела. И для того, и для другого этот признак указан в законе.

      Представляется, что закон не делает принципиальных различий в видах и объеме специальных знаний эксперта и специалиста. При участии каждого из них может возникнуть необходимость в использовании самых различных сведений в области науки, техники, искусства, ремесла.

        Уровень специальных знаний также нельзя заранее определить для специалиста и эксперта. Практика показывает, что в качестве эксперта может выступать сотрудник научно-исследовательской лаборатории, имеющий небольшой (например, 2 года) стаж работы, а для участия в получении сравнительных материалов для экспертизы может быть приглашен высококвалифицированный специалист, имеющий ученую степень и многолетний опыт работы.

          Говоря о статусе специалиста как участника уголовного процесса нельзя оставить без внимания вопрос о его отводе (самоотводе). Обстоятельства, исключающие участие специалиста в уголовном процессе, изложены в ч. 2 ст. 70 и ч. 2 ст. 71 УПК РФ. Из содержания этих норм следует, что специалист не может принимать участия в производстве по уголовному делу в следующих случаях:

1) при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УПК РФ;

2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

3) если обнаружится его некомпетентность.

      По смыслу ч. 2 ст. 61 УПК РФ лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями, не может участвовать в уголовном процессе в качестве специалиста, если оно является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком (их законным представителем), свидетелем, а также близким родственником или родственником любого из участников производства по уголовному делу. При наличии перечисленных выше оснований для отвода специалист обязан устраниться от участия в производстве по делу. В случае, если он этого не сделает, отвод специалиста может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, защитником, а также гособвинителем, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями. Решение об отводе специалиста принимается дознавателем, следователем или судом. В ходе рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей указанное решение принимает председательствующий судья.

         В главе первой были рассмотрены специальные знания. Специальные знания являются важным процессуальным институтом, устанавливающим основания участия сведущих лиц в расследовании преступлений, а равно условия применения знаний из неправовых сфер в уголовном процессе. Однако в настоящее время столь важное понятие не получило законодательного закрепления.

В следующей главе рассмотрим отдельные виды использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве

Глава 2. Отдельные виды процессуального участия специалиста в уголовном судопроизводстве

2.1 Участие специалиста в производстве процессуальных действий.

    Традиционный вид процессуального использования специальных знаний - участие специалиста в производстве процессуальных действий, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств (ст.ст. 58, 74, 80), оказания помощи следователю при общении с некоторыми категориями лиц(несовершеннолетними, не знающими языка и др.)

      Применительно к следственным действиям, участие специалиста в которых является обязательным, предполагается, что без специалиста, следователь не сможет эффективно провести следственное действие, достичь его целей (например, осмотреть труп в месте его обнаружения, понять лицо, не владеющее русским языком, или получить достоверные сведения от малолетнего), или своими действиями нанести вред другим участникам следственного действия (например, при допросе малолетнего потерпевшего или свидетеля возможно нанесение им психологической травмы).

        В первую очередь, специалист приглашается для участия в следственном действии с целью оказания следователю (дознавателю) или суду различного рода научно-технической помощи. Это может быть техническая помощь в подготовке следственного действия (например, реконструкция обстановки происшествия при следственном эксперименте), поиск и обнаружение невидимых или слабовидимых следов, иных доказательств, применение различных научно-технических средств, изготовление слепков, оттисков, получении образцов для сравнительного исследования и др. Результаты участия специалиста в производстве по делу(в отличие от результатов экспертизы) не имеют самостоятельного доказательственного значения, а выступают как составная часть совокупной деятельности всех участников данного следственного действия. Специалист при выполнении данной функции не обладает процессуальной самостоятельностью, он лишь помощник следователя. Он заменяет следователя в силу не процессуальной, а научно-технической некомпетентности последнего. Там, где следователь сам достаточно компетентен, он может обойтись без специалиста.

         В УПК названы определенные специалисты - судебный медик, врач, психолог, педагог, переводчик. В остальных случаях следователь сам определяет, какой специалист необходим для содействия в проведении следственного действия.

        Часто специалист привлекается для помощи следователю в получении образцов для сравнительного исследования. У живого лица могут отбираться ,например отпечатки пальцев, кровь, подногтевое содержимое, и др. Специалист определяет их количество и качество, выясняет условия, значимые для последующего исследования, при которых должны быть изъяты образцы; участвует в их получении; проводит предварительное исследование полученных образцов; осуществляет их упаковку; помогает квалифицированно зафиксировать в протоколе следственных действий порядок отбора образцов; консультирует следователя по вопросам, связанным с формулированием задания эксперту. Сам отбор образцов во многих случаях требует специальных навыков владения определенными приемами и методами. Так, получение образцов крови, слюны и других выделений человека должно осуществляться специалистом в области судебной медицины. На практике специалист, изъяв такие образцы, сам их упаковывает в соответствии с определенными требованиями и сообщает следователю, в каких условиях они должны храниться до проведения исследования. Участвуя в отборе образцов, специалист может проверить, отобразились ли в них свойства и признаки тех проверяемых объектов, которые являются вещественными доказательствами и подлежат экспертному исследованию.

       Нередко специалист привлекается для оказания не технической, а иной помощи следователю – психологической, информационной и др. Рекомендуется участие при допросе специалиста в той области, в которой является специалистом допрашиваемый, если он допрашивается в связи со своими специальными знаниями.Например, участие специалиста в области гинекологии и акушерства при допросе врача гинеколога-акушера, подозреваемого в причинении роженице смерти по неосторожности в результате ненадлежащего выполнения своих профессиональных обязанностей, существенно затруднит для такого лица дачу следователю (не специалисту в медицине) ложных показаний, поможет следователю получить от допрашиваемого сведения, существенные для расследования дела.

      Иногда высказывается мнение, что такая деятельность специалиста, т.е. участие в следственных действиях, вообще не имеет никакого доказательственного значения, поскольку не порождает отдельного самостоятельного источника доказательств, а является частью совокупной деятельности субъектов. Л.В. Лазарева возражает такому мнению, считает, что выявленные специалистом в ходе осмотра места происшествия следы, изготовленные им модели (слепки, схемы, оттиски и др.), результаты использования технических средств при фиксации следственного действия(видеозапись, звукозапись), безусловно, имеют доказательственное значение, причем нередко весьма существенное: впоследствии эти объекты могу признаваться вещественными доказательствами, направляться на экспертизы.12

      Специалист при участии в следственных действиях не проводит никаких исследований материальных объектов, а если и проводит, то они относятся к непроцессуальной деятельности. При этом надо иметь ввиду, что осмотр даже самый простой и поверхностный, - это уже исследовательская деятельность. Исследовать – это и есть осмотреть с целью выяснения чего-либо. Основное отличие таких элементарных исследований от деятельности эксперта заключается в том, что результатом могут быть только наглядно воспринимаемые факты, имеющие общедоступный характер и понятные всем участникам следственного действия, в т.ч. понятым представленных ему объектов – предметов, веществ и документов, а специальные познания использует лишь для формирования суждения о признаках объектов. К числу подобного рода вопросов, разрешаемых с применением специальных знаний, но не требующих никакого исследования, могут быть отнесены, например, вопросы о конструктивных особенностях какого-то типа оружия или марки автомобиля, о температуре плавления вещества, правильности наложения пломбы на запорное устройство вагона и т.д. Полного и всестороннего исследования специалист при участии в следственных действиях проводить не должен.

       Проводимые специалистами в ходе осмотра места происшествия предварительные исследования объектов позволяют судить о механизме преступления, способе его совершения и сокрытия, орудиях, которыми мог воспользоваться преступник, о непосредственном контакте преступника с предметами вещной обстановки места происшествия и дают другую информацию, имеющую розыскное значение. Такие предположения и информация, полученная при осмотре места происшествия, нигде не фиксируются, доказательственного значения не имеют, могут сообщаться следователю для сведения.

        По смыслу закона к специалистам относятся привлекаемые к допросу несовершеннолетних педагог (ч. 1 ст. 191, ч. 1-3 , 7 ст. 280, ч. 3-6 ст. 425), а также психолог. Поэтому педагог и психолог обладают всеми теми же правами и несут те же обязанности, что предоставлены и налагаются на специалиста.

       Цель приглашения этих лиц состоит в том, чтобы они содействовали в определении соответствия показаний допрашиваемых их возрасту, особенностям умственного развития. Целью может быть и создание при участии педагога или психолога психологического контакта с допрашиваемым. Педагог и психолог способен методически грамотно подготовить подростка к предстоящей процедуре допроса, которая, безусловно, является малоприятной, а иногда и травмирующей его еще не сформировавшуюся психику, сконцентрировать внимание на событиях, о которых будут расспрашивать, убедить в необходимости говорить правду.

    Присутствующий на допросе специалист-психолог может выполнять роль наблюдателя за допрашиваемым и помогать следователю оценить достоверность его показаний.

       В таких случаях специалист-психолог может консультировать( непроцессуально) следователя после допроса по этим вопросам. Возможно и непроцессульное привлечение психолога для оценки показаний: в ходе допроса психолог негласно (например, через стекло) наблюдает за допрашиваемым, психологу можно дать изучить видеосъемку допроса.

      Кроме того, специалист может дать заключение либо может быть допрошен об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также для разъяснения его мнения в соответствии с УПК (ст. 80 УПК).

2.2. Дача специалистом консультаций, заключений, показаний

   Участие специалиста в расследовании преступления может осуществляться не только путем непосредственного выполнения своих функций в ходе конкретного следственного действия.

    Согласно ст. 58 УПК специалист может привлекаться также для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Он имеет право давать заключения - представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами,может давать показания – сведения об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 53, 168 и 271 УПК (ст. 80 УПК).

      Важно понять, что специалист, участвующий в следственных действиях, и специалист, дающий заключения и показания – это две принципиально разные фигуры с точки зрения их правового статуса, их предназначения и доказательственного значения результатов их деятельности. Их объединяет то, что они оба используют свои специальные знания для целей уголовного судопроизводства. Задача первого – помощь следователю при проведении следственных действий в сборе доказательств или общении с участниками следственного действия; второго – сообщение сторонам (в первую очередь это требуется защите) сведений, входящих в профессиональную компетенцию такого лица. Первым видом специалиста, как правило, выступают штатные сотрудники экспертных подразделений МВД(помощь в сборе доказательств в ОМП, обысках и др.). Исключение составляют педагоги, психологи, переводчики, которых также допустимо привлекать к следственным действиям в качестве специалистов других лиц, не связанных с правоохранительными органами (например, инженера для помощи в допросе другого инженера в связи с нарушением их специальных правил).

       Вторым видом специалиста может являться широкий круг лиц – специалистов, работающих, как правило, не в системе правоохранительных или государственных органов (например, практикующие врачи, научные сотрудники, сотрудники негосударственных экспертных учреждений и др.).

       Введение в закон таких доказательств, как заключение и показания специалиста отражает желание законодателя уравнять права сторон, применительно к этапу предварительного расследования, по использованию специальных знаний в доказывании. То, что такого равенства у сторон нет, следует хотя бы из того, что следователь вправе назначить судебную экспертизу, а сторона защиты может только ходатайствовать о ее назначении перед тем же следователем, от которого зависит, удовлетворить такое ходатайство или отказать. Ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении судебной экспертизы, его право ходатайствовать об отводе эксперта, замене экспертного учреждения, постановке вопросов - безусловно, очень важно и ценно в аспекте охраны прав и интересов личности, но все же не уравнивает права сторон в отношении проведения судебной экспертизы.

2.2.1 Дача специалистом консультаций и разъяснений

    При анализе этого вида использования специальных знаний, следует отменить, что анализируемая деятельность может протекать в процессуальной и не процессуальной форме, что влияет на статус таких консультаций.

      Участие специалиста в постановке вопросов эксперту чаще всего является не процессуальной, а консультационной деятельностью. Разумеется, следователь (дознаватель), а также судья могут получить любую консультацию у компетентного сведущего лица, но от этого такое лицо процессуальной фигурой не станет. Такого рода советы и консультации даются не в процессуальной форме ( по телефону или в частной беседе), процессуально никак не оформляются и никаких процессуальных прав и обязанностей не порождают. Так, если следователь отвергнет предложенную специалистом формулировку вопроса эксперту и оставит свою, то он не обязан это как-либо официально мотивировать, как это имеет место при отклонении жалобы или ходатайства участника судопроизводства.

    К сожалению, на практике нередко допускается смешение специалиста как процессуальной фигуры с неофициальным советчиком и консультантом. Так, в числе функций специалиста называется участие в разработке следственных действий, плана расследования и т.п. Совершенно очевидно, что такого рода деятельность находится за рамками уголовного процесса, не регламентирована уголовно-процессуальным законом и в каком-либо процессуальном оформлении не нуждается.

    Как же тогда следует понимать формулировку ч. 1 ст. 58? Специалист действительно может давать различные советы и консультации, в том числе и о формулировке вопросов, ставящихся на разрешение эксперта, но не только следователю (дознавателю) или суду (это будет, как правило, неофициальная консультационная деятельность), а другим участникам уголовного судопроизводства, прежде всего защитнику, который наделен правом собирания материалов, которые после приобщения их следователем к материалам дела становятся доказательствами (ч. 3 ст. 86 УПК). Пункт 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ 13 прямо предоставляет адвокату право привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

      Защитник (а также обвиняемый, потерпевший и др.) может обратиться к специалисту или в соответствующую организацию и получить необходимую консультацию по какому-либо специальному вопросу. Каково процессуальное значение такой консультации? Здесь возможны два варианта. Первый - она может быть дана в устной форме и тогда никакого процессуального значения не имеет. Защитник может использовать ее для построения тактики защиты, подготовки защитительной речи и т. п. Второй - консультация дается в письменной форме. УПК предусматривает единственную форму - заключение специалиста. Такое заключение после приобщения к материалам дела становится доказательством по делу (ст. 74 УПК).

Таким образом, устные неофициальные консультации специалиста кому бы то ни было – следователю, суду, защитнику, другим участникам процесса, - никакого процессуального значения не имеют. Они являют собой неофициальную консультационную деятельность, которая находится за рамками уголовного процесса. Процессуальное значение могут иметь лишь консультации и разъяснения специалиста, облаченные в письменную форму, - заключение специалиста, а также показания специалиста, сообщенные им на допросе по обстоятельствам, выяснение которых требует специальных познаний, проведенном в порядке ч. 4 ст. 80 УПК.

        Функция специалиста по разъяснению сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию открывает широкие возможности для сторон использовать содействие специалиста по самым различным направлениям применения его специальных знаний. Это и помощь в оценке заключения эксперта, и в постановке вопросов эксперту при назначении любой экспертизы,и наконец, возможность специалиста выступить затем в статусе эксперта (ст. 70 УПК РФ).

Однако УПК РФ прямо не разрешает целый ряд вопросов:

- во-первых, в чем отличие заключения эксперта от заключения специалиста, производит ли специалист какие-либо исследования, и, если да, то чем эти исследования отличаются от экспертных;

- во-вторых, что следует понимать под заключением специалиста, каковы его форма и содержание.

       Терминологическая нечеткость закона, упоминающего о заключении эксперта и заключении специалиста, оборачивается искажением смысла. Опасность заключается в смешении этих фигур. Если и эксперт, и специалист дают заключение, причем оба на базе соответствующих специальных знаний, то чем отличаются эти заключения? Когда нужно назначать экспертизу, а когда можно получить заключение специалиста?

  Заключение эксперта и заключение специалиста, представляет собой вывод, сделанный на основе имеющихся у лица специальных познаний. С этим связан другой недостаток - отсутствие в ч. 3 ст. 80 УПК не только оснований и порядка постановки вопросов перед специалистом, но и представленных сторонам гарантий, обеспечивающих объективность и обоснованность его заключения, наподобие тех, которыми они наделены при проведении экспертизы (ст. 198 УПК). Возможно, такие гарантии необходимы и в рассматриваемой ситуации, так как заключение специалиста может касаться обстоятельств, имеющих для сторон важное значение, и на установление которых они должны иметь возможность повлиять.

Ранее отмечалось, что судебная экспертиза – это специальное исследование, назначаемое следователем и судом, проводимое сведущим лицом (экспертом) в определенной процессуальной форме, основанное на специальных знаниях, с применением особых методик, с целью получения нового знания об объекте, имеющего значение для дела, которое оформляется в виде заключения эксперта, являющегося самостоятельным видом судебного доказательства.

     По мнению большинства ученых специалист, как правило, ограничивается осмотром представленных ему объектов - предметов и документов, а специальные свои знания использует не для исследования, а только для оценки представленных ему объектов. Вывод об отсутствии у специалиста права проводить исследования для дачи заключений следует из толкования ч. 1 и ч. 3 ст. 80, где применительно к заключению специалиста, в отличие от заключения эксперта, не указывается на проведение исследования. Поэтому нет никаких оснований говорить о проведении специалистом несудебной параллельной экспертизы.

     Но на практике такое явление имеет место. Например, лицо обвинялось в том, что он нанес потерпевшему повреждения, которые привели к смерти потерпевшего через большой промежуток времени (более 25 дней) после избиения, т.е. в преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 111 УК. Защитник обратился к сотруднику кафедры судебной медицины государственной медицинской академии со стажем работы по специальности«судебно-медицинская экспертиза» 3 года, с вопросами о том, могли ли повреждения, обнаруженные у потерпевшего 25 декабря при осмотре в больнице, и повлекшие его смерть, быть получены 8 декабря при избиении его обвиняемым. Специалисту были представлены копии акта судебно-медицинского освидетельствования и копию заключения эксперта. Специалист после изучения представленной документации пришел к выводу, что имевшиеся у потерпевшего повреждения, которые были обнаружены при поступлении в больницу 25 декабря и повлекли смерть, не могли возникнуть в ходе избиения его 8 декабря, поскольку заживление таких повреждений обычно происходит за гораздо меньший срок (7-10 дней). Также специалист установил, что, судя по описанию в медицинской документации имеющихся у потерпевшего повреждений, незадолго до 25 декабря имело место травматическое воздействие (воздействия) на область головы. На основании этого заключения защитником было мотивировано ходатайство о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, поскольку выводы первоначальной (установившей, что смерть наступила от повреждений, нанесенных 8 декабря), подвергаются сомнению.

   Фактически в данном случае имело место полноценное исследование, которое привело к выводам относительно конкретного события (могли ли конкретные повреждения быть получены при конкретных обстоятельствах).

      В литературе высказывается мнение о том, что для расширительного толкования ч. 3 ст. 80 оснований нет, поэтому в основе заключения специалиста, в отличие от заключения эксперта, не может быть исследований каких-либо объектов (веществ, предметов, изделий), связанных с установлением новых фактов по делу. Сторонники такой позиции считают, что нет оснований утверждать, что специалист, осматривающий предмет, вещество, изделие, документ, для дачи заключения якобы проводит исследование, потому что осмотр объекта не есть исследование в полном смысле слова, а только один из элементов (причем исходный) исследования. Также не является исследованием использование специалистом справочной, научной литературы, что требуется нередко для дачи заключений. Тем более, это нельзя смешивать с исследованием, проводимым экспертом по разработанным методикам, с использованием подчас сложного лабораторного оборудования, расчетов, формул и т.п. Поскольку специалист не имеет права и не должен проводить каких-либо исследований, постольку его заключение не должно содержать исследовательской части.

      Итак, для разграничения актов, исходящих от эксперта и от специалиста, предлагается критерий, давно разработанный и теоретически апробированный на практике: эксперт дает заключение по вопросам, которые требуют проведения исследований. Специалист высказывает свое суждение по вопросам требующим специальных знаний, но ответить на которые можно без производства специальных исследований

     В отличие от заключения эксперта, которое в соответствии со ст. 204 имеет четкую форму, структуру и содержание, заключение специалиста не регламентируется УПК.

  Разница между заключением эксперта и специалиста прослеживается в задачах, для решения которых могут использоваться их специальные знания. Эксперт – с помощью исследований устанавливает новые факты, получает новую информацию, применительно к конкретной ситуации и выводы эксперта имеют большее доказательственное значение, специалист – предоставляет сведения теоретического характера из своей области знания, не устанавливает новые факты применительно к конкретной ситуации. Сведения, содержавшиеся в заключении специалиста, могут помочь оценить деятельность эксперта, не предрешая ее результат, т.е. оценить заключение эксперта с точки зрения правильности методики, полноты исследования, но никак не высказывая свои выводы по существу поставленных перед экспертом вопросов. Деятельность специалиста при даче заключения отличается от деятельности эксперта тем, что специалист не устанавливает новые факты применительно к конкретной ситуации, обстоятельствам, прямо не устанавливает обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу

  Например, лицо обвиняется в совершении кражи, при этом по мнению следствия для совершения преступления, с целью его сокрытия и введения в заблуждение следственных органов, использовалась обувь, не соответствующая размеру его ноги, а именно: резиновых сапог38-го размера при 41-м размере ноги обвиняемого. В приговоре было указано, что использование преступником обуви несоответствующего («не своего») размера, а также возможность ношения такой обуви человеком является общеизвестным фактом, подтверждение которого не требует специальных исследований и познаний. Защитник обратился к кандидату медицинских наук, врачу – травматологу-ортопеду с большим стажем работы с вопросами: 1) В какой степени нормальное функционирование стопы определяется соответствием ее антропометрических характеристик размеру носимой обуви? 2) Оказывает ли влияние на функционирование стопы человека нахождение ее (стопы) в обуви несоответствующего (меньшего) размера? Если да, то как именно? 3) Возможно ли совершение человеком, имеющим 41 размер стопы, в обуви 38 размера активных целенаправленных действий, сопровождающихся физическими нагрузками, в том числе на стопу (подъём на высоту, нахождение в вынужденном функционально невыгодном положении, перенос тяжелых и габаритных грузов) в течение длительного времени (несколько часов подряд)? Специалист указал в заключении, что при такой разнице между стопой человека и размером обувью (41 и 38) совершение вышеперечисленных действий возможно только при длительной (несколько лет для взрослого человека) подготовке либо после соответствующей операции. И то, и другое оставит необратимые, довольно легко выявляемые в ходе соответствующих экспертиз изменения. Данное заключение помогло отменить приговор суда, направить дело на новое рассмотрение, в ходе которого была назначена соответствующая экспертиза.14

      В данном случае имеет место «классическое» заключение специалиста – в нем содержатся сведения только справочного характера, без исследования обстоятельств конкретной ситуации, но которые имеют отношения к ситуации и подтверждают позицию защиты. С учетом этого заключения была назначена экспертизу для исследования конкретной ситуации – состояния стоп обвиняемого.

    Назвав в УПК РФ такой новый вид доказательств, как заключение и показания специалиста, законодатель в законе не указал, как и каким образом может быть истребовано и получено заключение специалиста, отсутствует какой-либо правовой механизм получения этого нового вида доказательств. Из содержания ч. 3 ст. 80 УПК не ясно, какова процедура формирования вопросов специалисту. Будет ли необходимым условием участие двух сторон в составлении вопросов либо каждая сторона вправе самостоятельно, по своей

инициативе представить вопросы специалисту?

    В виде какого процессуального документа следует оформляться письменные консультации и разъяснения: в виде заключения, справки, какова должна быть форма этих документов?

     Все эти противоречивые мнения ставят следователя, судью в тупиковую ситуацию, выход из которой, по мнению практических работников — вообще пока не применять ч. 3 и 4 ст. 80, что подчас и вынуждены делать следователи.

  Для решения этих вопросов можно использовать рекомендации, высказанные в литературе и имеющуюся практику получения заключений специалистов. Так, Л.В. Лазарева и В.М. Быков, считают, что следователь на основании ч. 1 ст. 58 УПК вправе истребовать от специалиста заключение, поставив перед ним вопросы, требующие разрешения на основе специальных знаний, предоставив ему объекты и предложив специалисту оформить свои суждения и мнения по поставленным вопросам в виде заключения. Это может быть сделано путем направления специалисту соответствующего письма, в котором следователь формулирует вопросы.15 Также вопросы специалисту в досудебном и судебном производстве могут быть сформулированы по аналогии с назначением экспертизы в постановлении (определении), выносимом следователем, дознавателем или судьей. Оно может выноситься по инициативе следователя или ходатайству стороны защиты.

     Защитник может направить соответствующему специалисту запрос, с указанием вопросов, подлежащих разрешению специалистом. Именно такой способ обращения за заключением специалиста получил широкое распространение на практике.

    Заключение специалиста может составляться по аналогии с заключением эксперта, за исключением исследовательской части. В нем должны быть указаны следующие сведения:

1) дата, время и место дачи заключения специалистом;

2) лицо, по требованию которого специалист представляет свое заключение;

3) сведения о специалисте: его фамилия, имя и отчество, образование и специальность, стаж работы по специальности, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность;

4) вопросы, поставленные перед специалистом;

5) объекты, материалы и документы, представленные для осмотра специалисту;

6) о лицах, которые присутствовали при составлении специалистом заключения;

7) выводы специалиста по поставленным им вопросам и их научное обоснование.

      Отличия от заключения эксперта будут состоять в том, что, во-первых, заключение специалиста не должно содержать указания о предупреждении специалиста об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, во-вторых, не должны указываться никакие проведенные исследования, так как специалист их не проводит.

      Если заключение получено защитой, то, чтобы оно стало доказательством по делу необходимо ходатайствовать о его приобщении к материалам дела. Одновременно можно заявить ходатайство о назначении соответствующей экспертизы.

Рассмотрим направления использования заключений специалиста в доказывании по уголовным делам.

    1. Вопросы, требующие разъяснений специалиста в его заключении или показаниях, могут быть связаны с назначением судебной экспертизы и разъяснением возможностей использования специальных знаний при исследовании доказательств.

     Специалист в своем заключении может обратить внимание следователя, защитника, суда на ошибки в собирании (обнаружении, фиксации, изъятии) объектов, могущих стать впоследствии вещественными доказательствами. Эти ошибки могут быть связаны с неиспользованием технико-криминалистических средств и методов собирания тех или иных следов, особенно микрообъектов, а также с неправильным применением этих средств и методов. Самостоятельно лица, не обладающие специальными знаниями, как правило, способны выявить только процессуальные нарушения. Помощь специалиста необходима при определении рода или вида судебной экспертизы, что напрямую связано в дальнейшем с выбором экспертного учреждения или кандидатуры эксперта. Следователи, да и адвокаты не знают тонкостей родового деления внутри различных классов экспертиз. Зачастую следователь вообще не определяет род или вид экспертизы в постановлении и назначает просто судебную или криминалистическую экспертизу.

При даче консультации специалист может как предложить вопросы, выносимые на разрешение судебной экспертизы, так и, проанализировав содержание вопросов сформулированных другими участниками процесса, указать на некорректность их формулировок. Специалист может также разъяснить, что ответы на вполне корректно сформулированные вопросы не принесут новой доказательственной информации. Во многих случаях, вопросы, ставящиеся эксперту, вообще не требуют для их разрешения ,проведения исследования, основанного на специальных знаниях.

   Например, обычно при расследовании убийств «без трупа» следователь сталкивается с затруднениями при оценке правдивости показаний подозреваемого о механизме причинения телесных повреждений жертве. Судмедэксперт в такой ситуации справедливо отказывается отвечать на поставленные ему вопросы об оценке, с судебно-медицинской точки зрения, показаний подозреваемого, так как отсутствует предмет исследования – труп жертвы, а значит, его заключение не будет содержать исследовательской части, что противоречит требованиям п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК. Но тот же судебный медик, выступая в роли специалиста в этом случае, основываясь на имеющихся у него профессиональных знаниях, может высказать общее суждение о возможности наступления смерти при тех или иных обстоятельствах, в том числе и названных подозреваемым. Для такого суждения не требуется проведение исследования.

   Так, инженер-технолог, выступающий в роли специалиста, может сообщить о порядке протекания технологических процессов, врач-терапевт – рассказать о симптомах какой-либо болезни, химик-токсиколог – о физических, химических свойствах того или иного токсического вещества и т.д. Речь может и должна идти об освещении довольно широкого круга вопросов, не касающихся конкретных объектов и предметов, подлежащих исследованию с использованием специальных знаний.

   Например, для оценки обоснованности вывода, что водитель в момент ДТП находился в состоянии опьянения, необходимо было оценить пройденные этим лицом обследования и сведения, содержащихся в акте медицинского освидетельствования и других материалах. С этой целью защита обратилась к специалисту (сотруднику кафедры клинической фармакологии, кандидату медицинских наук) со следующими вопросами: 1) Является ли проба на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе достоверным и достаточным методом для установления состояния алкогольного опьянения? 2) Позволяет ли анализ на наличие алкоголя в моче достоверно уставить время приема алкоголя и нахождение человека в состоянии алкогольного опьянения? 3) Каковы особенности выведения каннабиноидов и сроки их обнаружения в моче? Для дачи заключения по указанным вопросам специалисту не требовалось проводить никаких исследований, все сведения были сообщены исходя из данных специальной литературы и обычной практики.

      Специалист может указать на невозможность решения данного вопроса, например, из-за отсутствия экспертной методики или в связи с тем, что современное развитие науки и технологии не позволяет пока решить данный вопрос. Назначение такой экспертизы будет только затягивать производство по делу.

    При даче заключения или показаний специалист указывает на материалы, которые необходимо предоставить в распоряжение эксперта. Эти материалы могут быть затем перечислены в постановлении о назначении экспертизы.

2.2.2 Заключение специалиста как самостоятельная форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве

      Заключение специалиста как самостоятельная форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве может быть использована дознавателем, следователем, стороной защиты и судом до назначения соответствующей судебной экспертизы. Пригласив специалиста и поставив перед ним ряд вопросов, предоставляют возможность осмотреть предмет или документы и высказать о них свое мнение, которое должно быть оформлено в виде заключения специалиста. При достаточной ясности дела должностное лицо, истребовавшее заключение специалиста, в дальнейшем может довольствоваться этим заключением и не назначать соответствующую судебную экспертизу.

    Если же заключение специалиста не удовлетворяет дознавателя, следователя, или суд, то в дальнейшем может быть назначена соответствующая судебная экспертиза. Нельзя ограничиваться заключением специалиста в тех случаях, когда в соответствии со ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы является обязательным: в случае необходимости установления причины смерти; характера и оценки вреда, причиненного здоровью; выяснения психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникают сомнения в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; установление психического или физического состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; а также для установления возраста подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнения.

      Защита может использовать заключение специалиста в качестве аргумента необходимости назначить соответствующую экспертизу по делу.

      Например, защитник на основании п.п.2, 3 ч.1 ст.53, ст. 80, ст.86 УПК РФ обратился к опытному врачу-психологу с просьбой ответить на следующие вопросы: 1) Какие разновидности аффекта (сильного душевого волнения) или аффектоподобных состояний различает современная психологическая наука и практика? Каким образом они проявляются в поведении человека и как влияют на его способность осознавать характер своих действий и руководить ими?

2) В компетенции каких специалистов находится диагностика и оценка данных состояний? 3) Имеется ли связь между развитием данных состояний и наличием в анамнезе пациента черепно-мозговых травм? 4) Усматриваются ли признаки наличия какого-либо из указанных состояний у гражданина А., исходя из прилагающихся материалов уголовного дела? Специалисту были представлены протоколы допросов А., медицинские документы о наличии у А., в период, предшествующий преступлению, закрытой черепно-мозговой травмы (ЗЧМТ), объяснения по поводу физического и психологического состояния А. в исследуемый следствием период, которые получены защитой в соответствии со ст. 86 УПК РФ.16

   После получения заключения специалиста защитой было заявлено ходатайство о назначении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, на разрешение которой, в частности были поставлены вопрос о том, находился ли А. в момент совершения преступления в каком-либо психическом (психологическом) состоянии (не являющимся психическим расстройством), ограничивающем его способность осознавать характер своих действий и руководить ими? В ходатайстве содержалась ссылка на полученное заключение, которое также было представлено следователю.

   3.Заключение специалиста может быть также получено для оказания помощи дознавателю, следователю, прокурору, защите и суду в правильной оценке заключений, проведенных по уголовному делу судебных экспертиз. Заключение эксперта является одним из видов доказательств, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 74, ст. 80 УПК РФ). Оно подвергается оценке и проверке на общих основаниях, по тем же правилам, что и любое другое доказательство (ст. 88 УПК РФ). При этом оценочные суждения должны опираться на знания и практический опыт следователя (суда) прежде всего в области специальных знаний. Суд, прокурор, следователь оценивают заключение эксперта по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности.

     Нельзя рассматривать заключение эксперта как особый вид доказательства, имеющий какие-либо преимущества перед другими доказательствами. В соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Все они равны и оцениваются судом (прокурором, дознавателем, следователем) по внутреннему убеждению в соответствии с требованиями закона. В этом смысле заключение эксперта не является особым доказательством и подлежит тщательной и всесторонней оценке по общим правилам. Однако на практике эксперт своим заключением может убедить суд сильнее, чем все иные субъекты уголовного или иного процесса.

     Признавая равенство всех доказательств, есть основания говорить о сложности оценки заключения эксперта. Сложность состоит в том, что заключение готовит сведущее лицо на основе проведенного им исследования с применением специальных знаний, а оценивать это исследование и его результаты предстоит лицам, не обладающим такими специальными знаниями. Известно, что участники уголовного судопроизводства испытывают нередко большие трудности при оценке заключений экспертиз, особенно это касается методов исследования, которые использовал эксперт. В этих случаях ознакомление специалиста с заключением судебной экспертизы может оказать дознавателю, следователю, прокурору, защите и суду большую помощь. Конечно, специалист не вправе подвергать оценке заключение эксперта. Это целиком прерогатива следствия и суда. Однако он может разъяснить субъектам, производящим оценку помимо указанных выше еще целый ряд вопросов и указать на недостатки судебной экспертизы:

• пригодность вещественных доказательств и сравнительных образцов для исследования;

• достаточность данных, объектов и образцов для дачи заключение, которая определяется с точки зрения используемых экспертных методик;

• методы, использованные при производстве судебной экспертизы, оборудование, с помощью которого реализованы эти методы (обеспечен ли метрологический контроль и поверка оборудования, его юстировка и калибровка);

• научную обоснованность экспертной методики, граничные условия ее применения, допустимость применения избранной методики в данном конкретном случае.

      Необходимость и возможность оценки научной обоснованности экспертной методики и правомерности ее применения в данном конкретном случае декларируется законодательством, но это для следователя, адвоката или судьи представляет собой практически неразрешимую задачу, поскольку они не являются специалистами в той области знаний, к которой относится исследование. Единственной возможностью проверки научной обоснованности и достоверности экспертного заключения является реальная состязательность сведущих лиц, которой способствует развитие статуса специалиста в уголовном процессе.

     Разумеется, далеко не по каждому заключению эксперта может возникнуть необходимость обращаться еще и к специалисту. В законе есть достаточно мер, обеспечивающих оценку заключения эксперта. К ним относятся: ст. 204 УПК, рекомендующая форму заключения эксперта; ст. 205 УПК, предусматривающая допрос эксперта по инициативе следователя или ходатайству иных участников процесса для разъяснения, данного экспертом заключения; ст. 207 УПК, предусматривающая возможность назначения дополнительной и повторной экспертизы и указывающая основания назначения каждой из этих экспертиз. Указанные нормы делают достаточно реальной оценку заключения эксперта сторонами, с позиции его достоверности(верности, правильности). И все же даже в этой ситуации нельзя полностью исключить целесообразность обращения к специалисту по поводу заключения эксперта любой из сторон.

       Вполне понятно, что ни следователь, ни судья, ни другие участники судебного заседания не могут в полной мере обладать такими навыками и знаниями, чтобы оценить заключение эксперта. Такая оценка, совершенно очевидно, в подавляющем большинстве случаев не вызывает никаких затруднений, если речь идет, например, об отождествлении оружия по стреляной гильзе или человека по отпечаткам папиллярных узоров пальцев. Подобные заключения обычно достаточно наглядно иллюстрируются фототаблицами с указанием всех совпадающих и различающихся признаков. Иное дело — заключение сложной, в том числе и комплексной, экспертизы, в ходе которой применялись современные химические и физико-химические методы исследования. Такое заключение практически может оценить только специалист того же профиля, что и эксперты, т. е. лицо, обладающее специальными знаниями. До сих пор возможность следователя и суда оценить научную обоснованность заключения эксперта представляется достаточно спорной, поскольку, как уже было сказано, совершенно очевидно, что для этого необходимо располагать определенным комплексом знаний, близким по уровню к знаниям самого эксперта, либо проводить оценку с участием специалиста должного профиля.

    Для оказания помощи в оценке заключения эксперта может привлекаться специалист. Так, предъявив специалисту заключение эксперта (напомним о праве специалиста содействовать сторонам в изучении материалов дела для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его компетенцию), следователь, равно как и сторона защиты, может поставить перед специалистом вопросы: а) обеспечивал ли объем и содержание объектов и материалов дела полноту и всесторонность исследования; б) использовал ли эксперт при исследовании объектов новейшие достижения науки техники; в) являются ли проверенными, апробированными и надежными методики, применяемые экспертом; г) какие методики не были им использованы, и могло ли это отразиться на полученных результатах. Эти и подобные им вопросы носят проверочный характер, не лишая следователя (суда) возможности свободной оценки заключения экспертизы (первичной, повторной).

    Таким образом, получив ответы на подобные вопросы, оформленные заключением специалиста, каждая из сторон имеет реальную возможность облегчить себе оценку достоверности экспертного заключения, не прибегая к назначению повторной экспертизы (для защиты - не возбуждая ходатайства о назначении повторной экспертизы). В случае, если специалист критически оценит полноту, объективность, научность и т.п. проведенного экспертом исследования, то такое заключение специалиста поможет аргументировать несогласие с экспертным заключением и необходимость назначения повторной или дополнительной экспертизы. Возможные возражения по поводу того, что специалист может оказаться менее квалифицирован чем эксперт(ы), чье заключение ему представлено, не могут быть признаны в качестве основательных. Дело сторон обеспечить привлечение специалиста, способного проверить заключение эксперта. К тому же, в УПК не существует каких-либо количественных ограничений привлечения специалистов. А привлечение именно специалиста, а не производство повторной экспертизы несравненно проще и экономичнее.

      Подводя итог вышеизложенному, можно уверенно утверждать, что возможность получения заключения специалиста по вопросам экспертизы, независимо от того, предшествует ли оно такому заключению или дается по результатам проверки заключения эксперта, является очень важной и ценной, способствуя оперативности уголовного судопроизводства, экономии процессуальных средств: в ряде случаев возможно ограничиться допросом специалиста, не прибегая к производству исследований, осуществляемых экспертом; существенно сократить время на поиск сведений о фактах и их материальных и идеальных носителях; избрать оптимальные приемы, методы и средства получения интересующей информации.  

     Возможности заключения и показаний специалиста в установлении фактических обстоятельств уголовного дела достаточно велики, но использование этих возможностей требует от следователей и судей четкого представления о том, как должны оцениваться заключение и показания специалиста и как должны оцениваться факты, устанавливаемые этими доказательствами. Практика использования в доказывании заключения и показаний специалиста, бесспорно, позволит внести дополнительные коррективы в регламентацию процессуальной формы нового вида доказательств, однако, недостатки этой регламентации не умаляют важности уже сделанного законодателем шага.

2.2.3.Дача специалистом показаний

      В литературе выделяют две разновидности фигуры сведущего свидетеля. Первая – это сведущие лица, оказавшиеся очевидцами какого-то расследуемого события (например, водитель-профессионал, наблюдавший ДТП, или врач, присутствовавший при смерти потерпевшего). В процессуальном плане такие лица являются обычными свидетелями, особенностью которых является то, что в их показаниях доказательственное значение имеют также выводы, умозаключения, сделанные на основе специальных познаний. По этому в их отношении по мнению Ю.К. Орлова не действует общепризнанное правило: свидетель может дать показания только о конкретных фактах, которые он воспринимал, а его мнения и умозаключения не имеют доказательственного значения. В этих показаниях важны не только«голые» факты, но и их истолкование специалистом. Очевидно, например, что лечащий врач может сообщить намного больше ценного о причинах смерти потерпевшего, чем, скажем, его сосед по палате.17

      И вторая – дающие показания только на основе своих специальных знаний и опыта (показания справочного характера). Именно о такой фигуре речь в ч. 4 ст. 80 УПК, когда речь о показаниях специалиста.

      Понятие специалиста, дающего показания на допросе, нельзя смешивать с понятием сведущего свидетеля, потому что сведущий свидетель – лицо, наблюдавшее событие, воспринимавшее его под углом зрения своих знаний, опыта, т.е. в аспекте своего профессионализма. Специалист же дает показания об обстоятельствах, свидетелем которых он не был, но о которых обладает сведениями в силу своих специальных знаний.

     В качестве специалистов из второй категории чаще всего выступают специалисты, которые уже дали соответствующее заключение кому-либо из участников уголовного судопроизводства.

    Но не исключается и допрос специалиста без предварительного составления им соответствующего заключения. Это объясняется тем, что специалисту не нужно проводить какие-либо исследования, и он порой в состоянии путем простого осмотра и ознакомления с предметами или документами, используя свои специальные знания, ответить на вопросы следователя или суда.

       Согласно ч. 4 ст. 271 суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон, что является залогом начала реальной состязательности сведущих лиц в суде по уголовным делам.

     Специалист приглашается для участия в судебном разбирательстве в тех случаях, когда суду либо участникам процесса при исследовании доказательств могут потребоваться специальные знания или навыки (например, врач при исследовании документации, содержащей медицинские данные, например, протокола медицинского освидетельствования на предмет опьянения, медицинской карты потерпевшего). Мнение специалиста отражается в протоколе судебного заседания.

     Такая справочно-консультационная деятельность становится новым видом процессуальной формы использования специальных знаний. В литературе отмечается ряд обстоятельств, затрудняющих для защиты использование специальных знаний в такой форме: у специалистов, вызываемых по инициативе защиты, требуют множества подтверждений их компетенции, тогда как у специалистов со стороны обвинения, независимо от того, являются ли они сотрудниками государственных экспертных учреждений, никаких подтверждений компетенции не требуют. Представляется, что такая ситуация подрывает возможность реальной состязательности сторон. Л.В. Лазарева справедливо отмечает, что по смыслу закона решение, обладает ли лицо специальными знаниями, должно приниматься стороной, вызвавшей специалиста для допроса. Суд может не согласиться с высказанной им точкой зрения, но не отклонить саму возможность допроса этого лица. Этот вопрос нуждается в законодательном урегулировании, для чего норма ст. 58 нуждается в совершенствовании.18

     Обычно стороны используют допрос «своего» специалиста, как и полученные от него заключения, для оспаривания имеющегося в деле заключения эксперта. В таких случаях ему задаются вопросы, касающиеся заключения.

      Например: верно ли указана температура вспышки бензина в заключении пожарно-технической экспертизы?. Возможно ли самовозгорание при

обстоятельствах, указанных в заключении эксперта?

Помощь специалиста используется в судебном заседании и при решении вопроса о назначении экспертизы. Тогда сторона или суд задают ему вопросы о возможностях какого-то вида экспертизы, о правильной формулировке вопросов, об исходных данных и материалах, необходимых для экспертизы и т.д.

      Показания специалистов могут также использоваться как на предварительном расследовании, так и в суде, для проверки показаний обвиняемых и других лиц.

       Например, по делу о групповом изнасиловании один из обвиняемых, отрицая свою вину, ссылался на следующие обстоятельства (имевшие место в действительности): поскольку он болен венерической болезнью, то после полового акта с ним потерпевшая должна была заразиться, однако этого не произошло. Следователь с целью получения консультации допросил в качестве специалиста известного венеролога, который сообщил ему, что в принципе вполне возможно половое сношение без заражения.

    Таким образом, возможны следующие варианты допроса специалиста:

1) Если по поводу заключения эксперта допрашивается специалист в смысле ст. 58 УПК, т.е. не проводивший экспертизу по делу.

2) Если специалист дает показания по поводу данного им самим заключения.

3) Если специалист дает показания об обстоятельствах, требующих специальных познаний, без предварительной дачи заключения по этому поводу.

       Специфика показаний специалиста обусловлена его процессуальным положением. В отличие от эксперта, который допрашивается по определенному кругу вопросов, связанных с экспертным заданием и проведенным исследованием, специалисту могут быть поставлены вопросы, касающиеся всего спектра обстоятельств преступления, познание которых возможно с использованием специальных знаний.

      Принципиальное отличие специалиста от эксперта состоит и в том, что он может быть привлечен для оказания помощи при отсутствии требования о даче заключения, т. е. при отсутствии последнего.

    Это не означает, что специалист не может быть допрошен по данному им заключению. Для разъяснения своего заключения специалист может быть допрошен на предварительном следствии или суде.

    Можно предположить, что сообщение специалистом на допросе сведений об обстоятельствах, требующих специальных знаний, является его консультативной деятельностью, согласующейся с кардинальной трактовкой одной из функций специалиста ч. 1 ст. 58 УПК: разъяснение сторонам вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

      Несмотря на недостаточную четкость ч. 4 ст. 80 УПК РФ о том, что специалист допрашивается также для разъяснения своего мнения, очевидно, что речь идет о мнении, выраженном ранее, а не при допросе. Допрашивая специалиста, не привлекавшегося к даче заключения, нет необходимости впоследствии приглашать его для разъяснения своего мнения, так как все эти вопросы должны быть предметом допроса, в ходе которого получают сведений об обстоятельствах, требующих специальных знаний. Конечно, допустимы ситуации, когда допрос производится в этих целях. Однако это будет не что иное, как дополнительный допрос. Поэтому рассматриваемое положение (разъяснение своего мнения) следует понимать как разъяснение данного ранее заключения. Кроме того, анализ п. 3 ч. 1 ст. 58 УПК позволяет сделать вывод о том, что ранее мнение специалиста может быть выражено в заявлениях и замечаниях, занесенных в протокол следственного действия, в котором он участвовал.

      Особенность показаний специалиста состоит и в том, что он, в отличие от эксперта, предварительно с обстоятельствами преступления не знаком. При необходимости они могут быть доведены до него, как до, так и в ходе допроса. Такая необходимость, в частности, возникает, когда следователь вызывает на допрос специалиста-бухгалтера для выяснения вопросов о том, в каких бухгалтерских документах конкретной организации могут быть обнаружены следы преступного уклонения от уплаты какого-либо налога(НДС, налога на доходы физических лиц и пр.), совершенного определенным способом. Необходимость ознакомления специалиста с материалами уголовного дела обусловливается предметом его допроса и спецификой механизма совершенного преступления.

    Специалист может быть допрошен на предварительном расследовании или в суде по вопросам, требующим специальных знаний, если это возможно без проведения исследований. В противном случае должна проводиться экспертиза.

     Рассмотрев понятие специальных знаний, формы, виды их использования в уголовном судопроизводстве , а также отдельные виды участия специалиста в уголовном судопроизводстве хорошо видно , что они играют огромную роль в расследовании преступлений и вынесении справедливого приговора, но следователей и дознавателей возникают проблемы в расследовании преступлений, помощь в таких расследованиях может использование полиграфа

2.3 Возможности использования полиграфа

   Совершение преступлений с использованием новых технологий, современной техники, электроники ставит перед правоприменителями задачу постоянного поиска , внедрения в процесс раскрытия преступления, его расследования новейших достижений научно-технического прогресса. В современных условиях всё чаще используется полиграф-  в  ходе опросов, реже на допросах и при производстве психофизиологических экспертиз.              Необходимость внедрения в следственно-судебную практику опросов, допросов с применением полиграфа, психофизиологических экспертиз обосновывается потребностями своевременного раскрытия преступлений, формирования доказательственной базы, защиты интересов законопослушных граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство.

Применение полиграфа складывается из нескольких этапов:

1) сбор информации

2) составление тестов;

3) предтестовая беседа;

4) тестирование;

5) обработка результатов тестирования;

6) подготовка заключения.

     Формирование доказательственного  значения  результатов  психофизиологического  исследования  зависит  от  каждого  из  указанных  этапов,  поскольку  содержание  сведений,  которые  получит  следователь,  определяются  качествами  (в  первую  очередь,  законностью,  что  дает  повод  считать  результаты  применения  полиграфа  допустимым  доказательством,    затем  содержательным  компонентом  полученных  сведений)  их  осуществления.

         Составление  тестов  зависит  от  той  информации,  которой  располагает  специалист,  исходя  из  представленных  ему  материалов  уголовного  дела,  а  также  от  того,  какие  следственные  действия  уже  проводились  с  участием  предполагаемого  допрашиваемого  участника  (степени  его  информированности  об  имеющихся  у  следователя  доказательств).  Содержание  тестов  позволяет  обеспечить  информационную  сторону  итоговых  сведений.

   Предтестовая  беседа  предназначена  для  установления  возможности  проведения  тестирования:  исключается  данная  возможность,  если  тестируемый  возражает  против  применения  полиграфа,  если  он  находится  в  состоянии  алкогольного,  наркотического  опьянения,  страдает  каким-либо  психическим  расстройством  и  в  иных  случаях.  На  данном  этапе  закладываются  такие  основы  допустимости  последующих  результатов  психофизиологического  исследования,  как  добровольность  участия  в  психофизиологическом  исследовании,  разъяснение  прав  и  обязанностей,  его  сути  и  особенностей.  

     Тестирование  является  основным  этапом  получения  информации.  В  результате  тестирования  получаются  полиграммы  с  указанием  на  определенные  психофизиологические  реакции  на  тестовые  вопросы.  Они  становятся  объектом  последующей  их  расшифровки.

        Обработка  результатов  тестирования,  по  сути,  является  расшифровкой  полученных  на  предыдущем  этапе  данных.  В  результате  расшифровки  выясняются  такие  вопросы,  как  информированность  допрашиваемого  о  существенных  для  дела  фактах  и  обстоятельствах,  обладание  сведениями  о  конкретных  фактах,  подлежащих  доказыванию  по  уголовному  делу.  Могут  выясняться  и  более  конкретные  обстоятельства:  причастность  лица  к  совершению  преступлению,  совершение  преступления  допрашиваемым  или  

известным  (неизвестным)  ему  лицом,  способ  совершения  преступления,  место  и  способ  сокрытия  следов,  мотив  совершения  преступления  и  др.

           Если  тестирование  дает  опосредованную  информацию  в  отношении  событий  и  фактов,  подлежащих  установлению  по  уголовному  делу,  то  расшифровка  позволяет  перейти  на  иной  уровень  и  получить  сведения,  уже  относящиеся  к  рассматриваемому  делу.  А  именно:  выявить  скрываемую  допрашиваемым  информацию.

           Эта  информация  носит  своеобразный  характер.  Во-первых,  речь  может  идти  не  о  конкретных  фактах,  событиях  преступления,  а  о  том,  что  допрашиваемый,  например,  скрывает  свою  информированность  относительно  определенных  фактов  и  обстоятельств,  подлежащих  доказыванию.  Во-вторых,  в  процессе  тестирования  могут  быть  установлены  определенные  факты  (в  зависимости  от  конкретности  тестов),  которые  известны  допрашиваемому  и  о  которых  он  не  сообщал  на  предыдущих  допросах.

       В  настоящее  время  в  соответствии  с  Федеральным  законом  РФ  от  12.08.1995  г.  №  144-ФЗ  «Об  оперативно-розыскной  деятельности»  в  рамках  оперативно-розыскных  мероприятий  испытание  на  полиграфе  именуется  как  опрос  с  использованием  полиграфа,  результаты  которого  находят  фиксацию  и  отражение  в  следующих  документах,  составляющих  наряду  с  процессуальными  документами  материалы  уголовного  дела:  

     1)заявление  о  добровольном  согласии  на  проведение  опроса  с  использованием  полиграфа;  

     2)  справка  о  результатах  опроса  с  использованием  полиграфа.

 В  литературе  высказано  предложение  о  допустимости  применения  полиграфа  в  следующих  случаях:  

     а)  при  производстве  экспертизы,  ибо  закон  не  ограничивает  эксперта  в  выборе  технических  средств  исследования;  

     б)  при  участии  специалиста-психолога  или  психофизиолога  в  подготовке  к  производству  следственного  действия  (обыск,  следственный  эксперимент  с  участием  обвиняемого,  предъявление  для  опознания)  с  целью  получения  следователем  ориентирующей  информации;

       в)  при  допросе,  в  ходе  которого  отказ  от  испытания  на  полиграфе,  а  равно  предложение  подвергнуться  испытанию  при  отказе  со  стороны  допрашиваемого  не  должны  фиксироваться  ни  в  одном  процессуальном  документе,  оператор  полиграфа  исполняет  функции  в  пределах  компетенции  специалиста  –  участника  следственного  действия,  результаты  применения  полиграфа  не  имеют  доказательственного  значения,  а  материальные  свидетельства  применения  полиграфа  (ленты,  записи)  к  делу  не  приобщаются.

       Определение  следственного  действия,  посредством  которого  будет  легализовано  использование  полиграфа  в  уголовном  процессе , имеет  ключевое  значение.  Это  позволит  установить  круг  участников  уголовного  судопроизводства,  правомочных  участвовать  при  его  проведении,  объем  полномочий  каждого.  Например, эксперт не имеет признанных законом ни личных, ни публичных интересов в уголовном деле,для защиты которых ему требовалось бы участие в собирании, проверке и оценке доказательств. Его участие в уголовном деле сводится лишь к участию в отдельных уголовно-процессуальных  отношениях.

         Таким образом, возможность применения полиграфа при осуществлении оперативно- розыскных мероприятий сомнения не вызывает. При этом необходимо учитывать ограниченные возможности применения полиграфа при опросе. Они обусловлены тем, что и опрос, и возможность использования в ходе его производства полиграфа  могут иметь место только при наличии согласия опрашиваемого лица. Результаты, полученные с помощью полиграфа, могут реализовываться не только в оперативно- розыскной деятельности, но и в уголовном процессе. Например, допустимо применение результатов в качестве оснований для производства соответствующих следственных действий, выдвижения следственных версий, выбора тактики производства следственных действий, выработки методики расследования.19 

           Но возникают вопросы в части использования результатов применения полиграфа, полученных при производстве оперативно – розыскных мероприятий и следственных действий, в качестве доказательств. В государственную Думу России был внесен проект Закона « О применении полиграфа»,который предлагает отнести к компетенции специалиста-полиграфолога вопрос проверки и оценки достоверности сведений, сообщенных опрашиваемым лицом в ходе оперативно-розыскной деятельности, расследований или судебных разбирательств (п. 2 ст. 1, ч. 1 и 2 ст. 2, ч. 1 и 2 ст. 15). При этом проведение добровольного опроса с использованием полиграфа предлагается осуществлять в форме экспертизы, проводимой в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, результатам которой придается доказательственное значение (ч. 1 и 2 ст. 29), которое осуществляется посредством приобщения к материалам уголовного дела справки-меморандума о проведенном оперативно-розыскном мероприятии и справки специалиста- полиграфолога; допроса специалиста о результатах опроса и научных методах,используемых при снятии данных и подсчете результатов полиграмм; допроса ранее опрошенного лица с предъявлением результатов опроса. Перечисленные материалы полиграфной проверки (в соответствии с гл. 10 УПК РФ) признаются доказательствами (иными документами), которые используются в процессе доказывания, включая обвинительное заключение, но такой путь трансформации результатов опроса в доказательства неприемлем. Он открывает дорогу к незаконному воздействию оперативно- розыскной деятельности на уголовный процесс, его реализация приведет к смешению оперативно – розыскной и  уголовно-процессуальной деятельности.

        Изучению этой проблемы в настоящее время уделяется все большее внимание. А осложняется  она  тем, что в теории не сложилось однозначного отношения к производству психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа. Считают обоснованным использование полиграфа в ходе производства указанных экспертиз Д.В. Братков, И.В. Нестеренко, Е.Р. Российская, Ю.И.Холодный, Е.А. Артамонова. Данную позицию не разделяет В.В. Молчанов. Возражает против применения полиграфа при опросах Ю.К. Орлов.

     

     

       

              

Заключение

          На протяжении многих лет естественные, технические и гуманитарные знания, именуемые в юридической литературе специальными знаниями, используются для раскрытия преступлений, а также собирания и исследования доказательств по уголовным делам.

         В современных социально-экономических условиях роль специальных знаний существенно возрастает именно в уголовном судопроизводстве. Это связано, во-первых, с необходимостью объективного процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности, во-вторых, с возможностью использования в доказывании все новых и новых достижений современной науки в результате интеграции и дифференциации научного знания.

           Поэтому цель данной работы была раскрыть понятие и сущность специальных знаний в уголовном   процессе, найти проблемы их применения  и пути возможного решения этих проблем.

            Результаты анализа правоприменительной практики свидетельствуют об увеличении количества уголовных дел, производство по которым невозможно без привлечения высококвалифицированных специалистов. Вместе с тем следует признать, что нормативная база, регулирующая использование их знаний для достижения целей уголовного судопроизводства, нуждается в совершенствовании.

           Стремительное развитие науки, совершенствование методов и средств исследования увеличили возможности обращения должностных лиц правоохранительных органов к специалистам различных отраслей науки для использования их знаний в доказывании при расследовании преступлений и рассмотрении в суде уголовных дел.

          Действующий УПК, несмотря на всю противоречивость отдельных положений, внес много нового, решив ряд серьезных проблем.К положительным моментам можно отнести обращение к вопросам использования специальных знаний и технических средств в уголовном процессе. В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее: УПК РФ) использованию специальных знаний уделено значительно большее внимание, чем в предыдущих нормативных правовых актах.

         Так, Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» дополнил систему средств доказывания таким видом доказательств, как «заключение и показания специалиста», что свидетельствует о повышенном внимании законодателя к проблемам использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.

            Но несмотря на очевидную необходимость привлечения специальных знаний в уголовное судопроизводство, этот процесс идет медленно и трудно. Практика использования специальных знаний выявила множество пробелов в  нормах, регламентирующих как организационные аспекты привлечения специалистов, непосредственно влияющие на ее результаты, так и процессуальные вопросы уголовного судопроизводства.

       Законодателем не выработан терминологический инструментарий, определяющий сущность института специальных знаний, не сформулированы основные целеполагания построения данного правового института, задачи, перспективы его развития. Существующий понятийный аппарат не соответствует современному развитию общества, поэтому нуждается в серьезной доработке.

        В действующем законодательстве не только не определены общие понятия и порядок использования специальных знаний, но и отсутствует единство в регламентации применения специальных знаний в различных формах в ходе досудебного производства по уголовным делам и в суде.

       Немаловажными для максимально полного использования специальных знаний представляются вопросы о правовом статусе специалистов, экспертов, а также иных лиц, обладающих специальными знаниями.

      Необходимы осмысление основных элементов правового статуса субъектов, обладающих специальными знаниями, выявление особенностей, присущих отдельным видам субъектов, которые в настоящее время не получили в юридической литературе всестороннего и полного освещения. Внимание уделялось только отдельным его субъектам, в частности, судебному эксперту. В результате особенности правового статуса всех субъектов, обладающих специальными знаниями, в целом не исследовались, не определялось и их место среди других субъектов российского права.

Требует конкретизации задача определения доказательственного значения заключения и показаний специалиста.

          Отсутствует единая целостная система видов использования специальных знаний, не выработаны критерии их систематизации.

         Недостаточно проработаны вопросы использования специальных знаний стороной защиты. Несовершенной остается процедура вовлечения защитником специалиста в уголовное судопроизводство.

         Недостаточно четко урегулированы все детали участия специалистов как в ходе досудебного производства, так и на судебных стадиях уголовного процесса.

      Возникающие проблемы при использовании специальных знаний в уголовном судопроизводстве вызваны противоречиями в действующем российском законодательстве, регламентирующем уголовно-процессуальную деятельность. Правовая регламентация использования специальных знаний в рамках отраслевого законодательства осуществляется в чем-то бессистемно и фрагментарно. В организационных же вопросах доминирует ведомственный подход. В результате отсутствие системы не позволяет достичь единообразия в правоприменительной практике.

      В дальнейшем исследовании нуждаются вопросы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого) при использовании специальных знаний с точки зрения достаточности процессуальных возможностей влиять на ход и результаты расследования.

       В целях повышения эффективности использования специальных знаний в современном уголовном процессе необходимо дальнейшее исследование вопросов применения научно-технических средств, а также законодательного регулирования этого вида деятельности.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12.12.1993 (в ред.федерального конституционного закона от 05.02.2014г. N 2-ФКЗ)// Российская газета.-1993.-25 дек. 

2.Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации:Федеральный закон Российской Федерации от 31.05.2002-№ 63 ФЗ ( в ред.Федерального закона от 02.07.2013- № 185 –ФЗ// Российская газета.-2002-5 июня; 2013.-10 июля.

3. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от  № 144-ФЗ( в ред. Федерального законаот 21.12.2013 № 369-ФЗ//Российская газета.-1995.-18 августа;2013.-25 августа.

4. Уголовно –процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон  от 18.12.2001г. N 177-ФЗ( в ред. Федерального закона от 11.12.2014 № 532- ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации- 2001-№52( ч.1)-ст.4921;2015.-№1.-Ст.85.

4.Аверьянова Т.В., Корухов Ю.Г. Заключение специалиста как новый вид доказательств в уголовном судопроизводстве // Черные дыры в Российском законодательстве. -2004.- № 4 - С. 260.

5.Асташов  М.А. Понятие и формы использования специальных познаний в ходе расследования преступлений // Борьба с преступностью: правовая наука и практика: Сборник статей. Воронеж: ВИ МВД России, 2002.-С. 9-13

6.Белоусов  А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений.- М.: ООО "Юрлитинформ", 2001.- 174 с.

7. Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве /. -М. :Норма,2005. -528 с

8. Быков В.М. Заключение специалиста // Законность.- 2004.- N 9.- С. 21 – 22.

9.Власова Н.А. Пути совершенствования форм судебного производства в уголовном процессе // Российский следователь.-2000. - № 5.-С. 20-21

10.Вишневецкий К.В. Исследование доказательств на предварительном следствии и в судебном разбирательстве: автореф. дис. .канд. юрид. наук: Волгоград, 2001. - 27 с.

11. Верещагина  А.Н. Институт специалиста в УПК РФ // Уголовный процесс. -2007.- С. 86-90.

12. Гришина  Е.П. Сведущие лица в уголовном судопроизводстве: Учеб.- метод. пособие.- М., 2004. - С. 26.

13.Гущин А.Н., Громов Н.А., Царева Н.П. Оперативно-розыскная деятельность: совершенствование форм вхождения ее результатов в уголовный процесс: Учебно-практическое пособие. — М.: 2003.

  Доля Е. О возможности использования полиграфа в уголовном судопроизводстве // Уголовное право.-2011.-№5.-С72-75

14.Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. — М, 2003. Доля,Е.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности. — М.: Спарк, 1996.

15.Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в российском уголовном процессе. - Саратов, 1998. - 194 с.

16.Зайцев  Е. К вопросу о заключении специалиста // Уголовное право. -2006.-с. 4

17.Зайцева С.А. Специалист и его заключение в уголовном процессе // Следователь.- 2004.-№ 2 . - С. 18.

18. Замбрикова И.С. Опыт использования полиграфных устройств в ходе предварительного расследования уголовных дел // Криминалистика. / Под ред. Карлина И.П. -Т. 2. :М., 2003. -С. 118.

19.Земскова А.В. Правовые проблемы использования результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании. — Волгоград: ВЮЧ МВД России, 2000.

20.Зуйков Г. Г. Общие вопросы использования специальных познаний в процессе предварительного расследования. // Криминалистическая экспертиза. — 1966. — № 1.

21 .Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. - М.: ЮРМИС, 2003. - 304 с.

22.ИщенкоЕ.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. Под ред. Е.П..Ищенко. - М.: Юрид. фирма «Контракт»: ИНФРА-М, 2005. - 748 с.

23.Ищенко П.П. Специалист в следственных действиях. Уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты. - М., 1990. - 271 с.

24.Ильина А.М. Обязательное использование специальных познаний в уголовном процессе:автореф. дисс. канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2005. - 26 с.

25.Карякин Е.А. К вопросу о судебных доказательствах в состязательном уголовном судопроизводстве // Российская юстиция.- 2006. -№ 4.

26.Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. 2 е изд., перераб. И доп. М., 2003. С. 399

27. Лазарева Л.В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу.- М., 2009. С 34

28.Мамошин А. М. К вопросу об участии специалиста в отдельных следственных действиях //Уголовное право.-  2010.- № 4.

29.Овсянников  И. Заключения и показания специалиста // Законность. -2005.- № 7.- С. 33.

30.Лонщакова А.Р., Васильченко А.В. Специальные психофизиологические

исследования с использованием полиграфа при расследовании преступлений против личности // ЕврАзЮж.-  2012.- № 9.- С.52

31.Махов В.Н. Использование специальных знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000.- С. 46.

32.Поздняков М. А. Понятие специальных знаний и их использование в уголовном судопроизводстве  // Молодой ученый. — 2015. — №3. — С. 678-681.

33.Першин А.Н. Роль специальных познаний в расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными формированиями // Российский следователь. -2000. - № 4. - С. 2-5

34.Резван А.П. К вопросу об использовании специальных познаний при раскрытии и расследовании преступлений // Правомерность производства следственных действий: сборник научных статей. -Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2001.- С. 91-10

35.Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005. С. 13, 16.

36.Россинская Е.Р. Развитие статуса специалиста в уголовном судопроизводстве // Фундаментальные и прикладные проблемы управления расследованием преступлений: Сб. науч. трудов (в двух частях). Часть 2. - М.: Академия управления МВД России, 2005. - С. 177-181.

37.Рыжаков А.П. Специалист в уголовном процессе: научно-практическое руководство. - М.: «Экзамен», 2007. - 190 с.

38.Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М., 2008. -С. 8, 10.

39.Степанов В.В., Шапиро Л.Г. Концептуальные проблемы понятия специальных знаний в уголовном судопроизводстве // Вестник криминалистики. - 2004. - № 4 -С.4-15.

 40.Соловьев А. Использование специальных познаний при доказывании по УПК РФ // Уголовный процесс. - 2007. –  № 2 - С. 9

41.Селина Е.В. Доказывание с использованием специальных познаний по уголовным делам. - М.: Изд-во «Юрилитинформ», 2003. - 128 с.

42.Селина Е. Процессуальное положение сведущих лиц // Российская юстиция. -2002. - № 9. - С. 31 - 32

43.Селина Е. Формы применения специальных познаний в уголовном процессе // Законность.- 2002. - № 5. - С.23 — 26

44.Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно – технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Вопросы борьбы с преступностью.- 2003.- С. 117.

45.Соколов А.Ф., Ремизов,М.В. Использование специальных знаний в уголовном судопроизводстве: Учебное пособие; Ярославль, 2010.

46.Сорокотягин И. Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: дис. д- ра юр. наук. — Екатеринбург, 1992.

47.  Темираев О. Компетенция специалиста // Законность. -2005.- №6.- С. 39.

48.Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов. Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зерцало, 2005. - 736 с.

49.Шостак  М. А. Уголовный процесс: Особенная часть: учебное пособие/ М. А. Шостак.- Мн.: Амалфея, 2006.- 560 с.

50.Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно- технического прогресса.- Иркутстк, 1978. С. 39.

51.Эксархопуло А.А. Специальные познания и их применение в исследовании материалов уголовного дела. -СП б., 2005. -С. 68.

1 Надгорный Г.М. Гносеологические аспекты понятия "специальные знания"//


Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1980. Вып.21.

2 Гришина Е.П. Сведущие лица в уголовном судопроизводстве: Учеб.- метод. пособие. М., 2004. С. 26

3 Зуев Е.И. Современное представление о специальных познаниях в судопроизводстве// Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы. М., 1985. Вып.1. С. 8.

4 См.: Лазарева Л.В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу. М., 2009. С. 9-11.

5 См.: Лазарева Л.В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу. М., 2009. С. 9-11.

6 См., например. Шиканов В.И. Актуальные вопросы уголовного судопроизводства и криминалистики в условиях современного научно-технического прогресса. Иркутск, 1978. С. 39.; Сахнова Т.В.Судебная экспертиза. М., 2008. С. 8, 10.

7 См., например: Махов В.Н. Использование специальных знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000. С. 46.

8 Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005. С. 13, 16.

9 См.: Лазарева Л.В. Указ. соч. С. 47.

10 См.: Лазарева Л.В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу. М., 2009. С. 9-11.

11 Ст. 118 Уголовно –процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон  от 18.12.2001г. N 177-ФЗ( в ред. Федерального закона от 11.12.2014 № 532- ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации- 2001-№52( ч.1)-ст.4921;2015.-№1.-Ст.85.

12 Лазарева ,Л.В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу.- М., 2009. С 34

13 Пункт 4 ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»

14 Махов,В.Н. Использование специальных знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М., 2000.- С. 46.

15 См.: Лазарева Л.В. Указ. соч. С. 79

16п.п.2, 3 ч.1 ст.53, ст. 80, ст.86 Уголовно –процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон  от 18.12.2001г. N 177-ФЗ( в ред. Федерального закона от 11.12.2014 № 532- ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации- 2001-№52( ч.1)-ст.4921;2015.-№1.-Ст.85.

17 Орлов, Ю. К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам): Учебное пособие/ Ю. К.Орлов.- М.: Юристъ,1995.- 64 с.

18 Лазарева ,Л.В. Специальные знания и их применение в доказывании по уголовному делу.- М., 2009. С18

19 Доля Е. О возможности использования полиграфа в уголовном судопроизводстве // Уголовное право.-2011.-№5.-С72-75



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
18592. Развитие института суда присяжных в уголовном процессе и перспективы его формирования в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан 94.71 KB
  Мировые системы судопроизводства с участием присяжных заседателей. Классическая модель суда присяжных на примере правовых систем США Англии Канады. Развитие института суда присяжных в уголовном процессе и перспективы его формирования в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан. Состояние и тенденции развития национального законодательства о судах присяжных.
18591. Прокурорский надзор за законностью в уголовном судопроизводстве 113.87 KB
  Исследования в области соблюдения учетно-регистрационной дисциплины в органах уголовного преследования показали что граждан по-прежнему лишают доступа к правосудию отказывая в принятии заявлений и возбуждении уголовных дел. Анализ работы следственных подразделений органов КНБ показал что по-прежнему нарушаются сроки следствия. опрос 200 прокуроров из разных регионов страны показал что примерно у трети из них отсутствует чёткое представление о выполняемых ими функциях Приложение А. Например недооценка прокурорами необходимости...
12855. Гарантии соблюдения прав человека в уголовном судопроизводстве 80.58 KB
  Реальное осуществление прав и законных интересов человека и гражданина является основой нашей правовой системы. Человек его жизнь права и свободы провозглашены Конституцией Республики Казахстан в качестве высших ценностей нашего государства ст. Правоохранительные органы обязаны делать все необходимое для обеспечения соблюдения конституционных прав и свобод граждан вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства одновременно пресекать любые правонарушения и устранять порождающие их причины. Одной из важнейших задач стоящих перед...
20372. Понятие и содержание прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве 113.87 KB
  Исследования в области соблюдения учетно-регистрационной дисциплины в органах уголовного преследования показали что граждан по-прежнему лишают доступа к правосудию отказывая в принятии заявлений и возбуждении уголовных дел. Анализ работы следственных подразделений органов КНБ показал что по-прежнему нарушаются сроки следствия. опрос 200 прокуроров из разных регионов страны показал что примерно у трети из них отсутствует чёткое представление о выполняемых ими функциях Приложение А. Например недооценка прокурорами необходимости...
15124. Особенности и проблемы производства по гражданскому иску в уголовном судопроизводстве 567.81 KB
  Возбуждение уголовного дела является первой стадией уголовного процесса, цель которой – установить, имеются ли правовые основания для того, чтобы начать уголовное судопроизводство. В соответствии со ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением решение двух основных задач: защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод
21318. Протокольная форма досудебной подготовки материалов в уголовном судопроизводстве Украины 25.88 KB
  Становление протокольной формы досудебной подготовки материалов в уголовном судопроизводстве Украины. Характеристика протокольной формы досудебной подготовки материалов на современном этапе ее развития. Особенности досудебной подготовки материалов в протокольной форме в практической деятельности органов внутренних дел. Недостатки досудебной подготовки материалов в протокольной форме.
18926. Отдельные виды использования специальных знаний и их проблемы 71.98 KB
  Правовой статус специалиста. Участие специалиста в производстве процессуальных действий. Заключение специалиста как самостоятельная форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. это не юридические не общеизвестные не общедоступные знания которыми располагает ограниченный круг людей носители специальных знаний именуются в уголовно- процессуальной практике сведущими лицами но именно они помогают специалистам в процессе сбора информации и повышении эффективности...
13124. Основы российского уголовного права. Ответственность за отдельные виды преступлений 47.56 KB
  Ответственность за совершение отдельных видов преступлений убийство; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью; кража; грабеж; разбой; умышленное уничтожение или повреждение имущества; хулиганство; незаконное изготовление приобретение хранение перевозка пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ Литература 1. Оно представляет собой совокупность установленных юридических норм определяющих какие общественно опасные деяния действия или бездействия являются преступлениями и какие наказания необходимо применять...
3309. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБРАЩЕНИЯ ВЗЫСКАНИЯ НА ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ИМУЩЕСТВА В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ 65.57 KB
  УМК включает в себя рабочую программу учебной дисциплины и материалы, устанавливающие содержание и порядок проведения промежуточной аттестации. Рассчитан на студентов юридического факультета Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, обучающихся по программе подготовки специалиста.
20422. Моральная регуляция волонтерского участия 670.76 KB
  Альтруистичность труда волонтеров. Мотивы волонтеров. Поведение волонтеров на мероприятии. В меньшей степени опираясь на литературные источники исходя по большей части из наблюдений за студентами НИУ ВШЭ и собственного опыта участия в своей работе мы делим волонтеров на две группы.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.