Виды неоконченного преступления

Понятие неоконченного преступления его отличие от стадий совершения преступления от оконченного преступления. Соотношение добровольного отказа от преступления и неоконченного преступления. Виды неоконченного преступления...

2015-09-25

48.73 KB

11 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


   

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………..3-5 стр.

Глава 1. Законодательство о неоконченном преступлении: современное состояние и исторический аспект………………………………....6-24 стр.

§1.1. История развития отечественного уголовного законодательства о неоконченном преступлении………………………………………….6-18 стр.

§1.2. Понятие неоконченного преступления, его отличие от стадий  совершения преступления, от оконченного преступления………...18-21стр.

§1.3. Соотношение добровольного отказа от преступления и неоконченного преступления…………………………………………………………….21-24 стр.

Глава 2. Виды неоконченного преступления……………………25-39 стр.

§2.1 Приготовление к преступлению по Уголовному Кодексу Российской Федерации……………………………………………………………….25-31 стр.

§2.2. Покушение на преступление по Уголовному Кодексу Российской Федерации……………………………………………………………….31-39 стр.

Заключение……………………………………………………………..40-43 стр.

Список используемой литературы…………………………………44-51  стр.

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня, в современной России институт неоконченного преступления занимает важное место в теории уголовного права. От того на какой стадии завершилось преступное посягательство, окончено преступление или нет зависит степень общественной опасности, вид и размер наказания, и в общем возможность привлечения к уголовной ответственности. Поэтому каждому работнику судебной системы Российской Федерации, да и юристам в целом, необходимо владеть глубокими теоретическими познаниями, касающимися данного вопроса. Выработка эффективных механизмов решения проблем по делам о неоконченных преступных посягательствах, возникающих на практике - одна из основных задач, стоящих перед российским уголовным правом на данный момент.

Отсутствие единого мнения среди ученых-правоведов по поводу юридической природы данного института в уголовном праве оказывает негативное воздействие на всю правоприменительную практику.

В следственной и в судебной практике зачастую совершаются непоправимые ошибки, от которых зависит дальнейшая судьба виновного. Среди них можно назвать: неправильное разграничение оконченного преступления от неоконченного, неверное указание стадии, на которой преступление было пресечено, а также определение преступного посягательства там, где имел место быть добровольный отказ от преступления.

Полное всестороннее исследование всех теоретических и практических аспектов применения, действия и правового регулирования института неоконченной преступной деятельности является основополагающим, в том числе, и для выявления причин недейственного функционирования отдельных норм уголовного права в наше время, что обуславливает актуальность и значимость изучения данной темы.

Теоретическая значимость дипломной работы состоит в том, что в ней системно представлены и разобраны как вопросы, так и спорные положения института неоконченной преступной деятельности, отражены основные тенденции его развития.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее положения могут применяться в работе судов, рассматривающих дела, связанные с приготовлением и покушением на преступление,  в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, также позиции, отражённые в ней могут применяться в учебном процессе при преподавании такой дисциплины как уголовный право.

Основные аспекты института неоконченного преступного деяния в российском уголовном праве были освещены в трудах известных учёных: Безверхова А.Г., Ивановой Е.Н., Кравцова И.А., Ляпунова Ю.А., Прысь Е.В., Филаненко А.Ю. и некоторых других.

Основными источниками по данной тематике являются: Конституция Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федерации, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29  «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», судебная практика и статистика по теме исследования.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, складывающихся в связи с совершением неоконченного преступления.

Предметом исследования выступают уголовно - правовые нормы, регулирующие институт неоконченного преступления в Российской Федерации, практика Верховного Суда Российской Федерации,  а также теоретические положения,  в которых затрагивается проблематика выпускной квалификационной работы.

Целью данной работы является комплексное исследование института неоконченного преступления в уголовном праве Российской Федерации.

В соответствии с целью выпускной квалификационной работы для решения поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть историко-правовой аспект института неоконченного преступления, его развитие в российском уголовном праве;

2. Определить понятие неоконченного преступления, выявить его основные признаки и отличия от оконченного преступного посягательства, а также от стадий совершения преступления;

3. Исследовать основные виды неоконченного преступления, такие как приготовление к преступлению и покушение на преступление;

4. В заключение работы подвести итоги по проделанному исследованию, наметить проблемные вопросы, a также варианты их разрешения.

Методологической основой исследования послужили такие методы познания, как: формально-юридический, специально-юридический, сравнительно-правовой, исторический, логическая дедукция, индукция, систематический анализ и другие приемы обобщения научного материала и практического опыта.

Работа состоит из трех частей: введения, в котором определяются основные аспекты, связанные с выбранной тематикой работы;  основной части, состоящей из двух глав, содержащих общую характеристику института неоконченного преступления в уголовном праве, исследование основополагающих проблем, связанных с теоретическими и практическими проблемами применения видов неоконченного преступления как основания для дифференциации уголовной ответственности;, а так же заключения, в котором содержатся основные выводы по теме дипломной работы.

Научная новизна дипломной работы состоит в комплексном исследовании института неоконченного преступления в уголовном праве, анализе практики Верховного Суда РФ и других судебных органов по рассматриваемому вопросу.

Глава 1. Законодательство о неоконченном преступлении: современное состояние и исторический аспект

§1.1. История развития отечественного уголовного законодательства о неоконченном преступлении.

 

Первоначальное развитие уголовного права лежит в недосягаемой для истории древности, как утверждает Д.Я. Самоквасов.1 Изучение российского права связано еще с заключением первейших договоров с другими государствами (Византией), а также  внутренних древних источников права.

Так, И.А. Исаев справедливо заметил, что уже в Русской правде выделяется не только оконченные преступления, но и одна из стадий неоконченного преступного деяния – покушение. Так в данном источнике предусмотрено наказание человеку «обнажившему меч, но не ударившему»2. Однако различные ученые квалифицируют данное действие по-разному, одни считают это оконченным преступлением (оскорбление), другие как выше указано - как неоконченное (угрозу).  Так в доктрине отмечается то, что человек может обнажить свой меч, не желая причинить вред здоровью, а только с целью устрашения»3.

Кроме того, о неоконченном преступлении также может свидетельствовать относительно небольшая по сравнению с другими деяниями санкция (от одной гривны), что, в свою очередь, может значить то, что действия человека не квалифицируются как покушение на жизнь или здоровье, а только как их угроза. Оскорблением (оконченным преступлением) нельзя считать, поскольку за оскорбительные действия предусмотрены отдельные санкции, которые значительно превышают санкцию за угрозу оружием.

Из вышеизложенного следует, что в Русской правде еще не различаются стадии совершения преступления, оконченное преступление от неоконченного, поскольку представление о данных понятиях, критерии их разграничения появились значительно позднее. Более того, в то время не уделяется должного внимания субъективной стороне виновного, а значит и этапам реализации действий лица.

В Судебнике 1497 года в статье 9 упоминается о двух видах покушения: на государственную власть и на правопорядок.4 Однако термин «покушение» понимается в данном случае ни как стадия неоконченного преступления, а как посягательство на охраняемый объект. В этом историческом документе слово «покушение» можно приравнять к термину «посягательство», а это значит, что и в Судебнике 1497 года неоконченные преступления не различаются.

Судебник 1550 года, представляющий собой новую редакцию 1497 года не внес в российское право новых юридических институтов, касающихся ограничения уголовной ответственности, в который входит институт неоконченного преступления, что объясняется репрессивным характером  реалий феодального права.

Современные правоведы считают, что Соборное Уложение 1649 года5содержит некоторые указания на приготовление к фальшивомонетничеству, а следующий юридически значимый документ – Указ 1661 года уже устанавливает стадии совершения преступления.6 Однако  данное суждение является спорным, поскольку словосочетание «учнутдетали» трактуется неверно – как  «начнут делать», а не как «станут делать», что существенным образом сказывается на квалификации деяния. Указ 1661 года также не различал стадии совершения преступления, но содержал санкции за умысел, который даже мог быть не реализован, за возникшее намерение.

Следующий период развития института неоконченного преступления в уголовном праве связан с изменениями, произошедшими в политической и государственной сферах при переходе России к абсолютизму. Результатом петровской систематизации уголовно-правовых норм стал Артикул воинский 1715 года.7 Несмотря на такое название, документ содержал наказание не только военнослужащих, но также и гражданских лиц за государственные и общеуголовные преступления.

Как утверждают исследователи, Воинский Артикул был таким нормативно-правовым актом, в котором уже можно было выделить оконченные и неоконченные преступления. При этом, стадии преступления отличаются от современных: умысел, покушение и законченное преступление.8 Умысел выделялся в том случае, если преступление не было совершено «но воля и хотение к тому было». Покушение могло быть оконченным (когда нападение было с корыстной целью, но потерпевшего не лишали жизни) и неоконченным (отказ от завершения дуэли, когда дуэлянты уде сошлись к бою).

Однако при более тщательном анализе данного документа можно заметить, что обнаружение умысла, как и прежде, признается оконченным преступлением, которое предусматривает наказание наравне с другими подобными деяниями. Именно поэтому не выдерживает критики выделение такого понятия как «покушение».

Вследствие этого можно лишь утверждать, что Воинский Артикул делит преступление на оконченное и неоконченное (например, изнасилование женщины, которые не было доведено до конца по обстоятельствам, не зависящим от посягающего лица).

Таким образом, период X-XVIII веков  отразил направленность и стремление законодателя к назначению наказания за умысел, приготовление и покушение на преступное деяние. Однако юридическая техника того времени не была достаточно совершенной, чтобы закрепить в нормативно-правовых актах сложные правовые институты как приготовление и покушение. Это объясняется тем, что обнаружение умысла и неоконченные деяние рассматривались законодателем как оконченные составы  и подлежали наказанию.  Тем не менее, законодательная техника развивалась и во время абсолютной монархии, развитие получил один из важнейших институтов уголовного права – неоконченное преступление.

Следующим этапом развития законодательства о неоконченном преступлении стал нормативно-правовой акт, являющийся главным результатом юридической систематизации под руководством М.М.Сперанского – «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года»9. В статьях 10, 11 данного документа содержались дефиниции приготовления и покушения. Под приготовлением понималось «приискание или приобретение средств для совершения преступления», а под покушением «всякое действие, коим начинается или продолжается приведение злого намерения в исполнение». Такое понятие стадий осуществления преступления заметно отличается от предыдущих попыток разграничения этапов развития преступления.

Эволюция института неоконченного преступления в советском законодательстве характеризуется неприемлемостью результатов прошлого, их исключением из уголовно-правовой науки, что связано с историческим развитием российского общества – революцией 1917 года.

В связи с этим, обобщенная характеристика неоконченной преступной деятельности не была систематизирована, закреплена в отдельном нормативно-правовом акте, а содержалась в различных обращениях Совета Народных Комиссаров, постановлениях Всероссийскийского Центрального Исполнительного Комитета, декретах, предусматривающих ответственность за отдельные  преступные деяния.  

Например,  в одном из обращений Совета Народных Комиссаров «О саботаже чиновников  Министерства продовольствия»10 было предусмотрено наказание за попытки  обмануть широкие массы в неправильном объяснении причин срыва обеспечения трудящихся продовольствием.

В постановлении Всероссийскийского Центрального Исполнительного Комитета «О признании контрреволюционным действием всех попыток присвоить себе функции государственной власти»11 была закреплена ответственность лиц, которые пытались присвоить себе функции государственной власти. Из нормативно-правовой нормы видно, что стадии совершения преступлений не выделялись и поэтому, наказывались лица за предварительную преступную деятельность в целом.

При этом, позже были приняты нормативно-правовые акты, которые содержали особые пояснения относительно совершения уголовно-наказуемых  деяний. Например, в декрете СНК «О взяточничестве»12 покушение на получение (дачу) взятки приравнивалось к оконченному преступлению. Такую же природу имело и покушение на созыв  населения набатным звоном, тревожными гудками и другими способами с контрреволюционными целями, которое  содержалось в постановлении СНК «О набатном звоне»13, и также наказывалось как оконченное преступление.

В силу этого, можно сделать вывод о том, что покушение уже выделялось из предварительной преступной деятельности как самостоятельный подинститут, однако он не имел своего юридического значения относительно уголовной ответственности лица, поскольку покушение было приравнено по наказуемости к оконченному преступлению.

Впервые в российском советском праве законодатель закрепил   дефиниции покушения и приготовления к преступлению в Руководящих началах по уголовному праву 1919 года14 в статье 18 и 19.

Покушением признавалось такое действие, которое было направлено на совершение преступления, при том, что покушающееся лицо  выполнило все, что считало необходимым для привидения своего умысла в исполнение, а преступный результат не последовал по таким причинам, которые не зависели от него.  Под приготовлением понималось приискание, приобретение или приспособление лицом, собирающимся совершить преступление, средств, орудий и т.п. для совершения преступных намерений». То есть, определение приготовления не было уточнено и варьировалось в зависимости от фактических обстоятельств дела.

Интересно то, что, несмотря на то, что стадии совершения преступлений были выделены, однако они не ставили в зависимость выбранную меру репрессии, которая отражала степень опасности преступника. Так, для назначения наказания самостоятельного значения приготовления и покушения не имели, полного осуществления преступного намерения не требовалось. Но могло учитываться степень завершенности преступления в совокупности с другими обстоятельствами дела.

Окончательное закрепление термины «приготовление» и «покушение» получили в Уголовном кодексе РСФСР 1922 года.15  Однако уголовной ответственности подлежало лишь покушение на преступление, а приготовление наказывалось только тогда, если оно являлось самостоятельным составом преступлениями (само по себе наказуемым действием).

Дефиниция приготовления существенно расширилась, путем указания на создание специальных условий для осуществления преступного замысла.  Однако дальнейшее принятие нормативно-правовых актов в уголовной сфере отражает тенденцию к необходимости  закрепления ответственности также и  за приготовление. Например, в редакции  Уголовного кодекса РСФСР 1923 года за судом было закреплено право принимать меры социальной защиты к таким лицам, которые были изобличены  в приготовлении преступной деятельности и признаны общественно опасными.16

Однако в Основных началах уголовного законодательства СССР 1924 года понятий приготовления и покушения уже не содержится. Вместо этого были в определении выделены некоторые признаки предварительной преступной деятельности, а также выделено преступление, которое лицом было начато, однако до конца не доведено.

В Уголовном кодексе 1926 года приготовление и покушение на преступление не разграничивались и не противопоставлялись друг другу. В данном документе содержалось определение только приготовления к преступлению, под которым понималось приискание или приспособление орудий, средств и создание условий преступления. Как и раньше, и приготовление, и покушение наказывались как завершенное преступление. Смягчение наказание за то, что деяние лица не повлекло за собой преступный результат, не предусматривалось. Однако обязанностью суда являлся учет не только степени общественной опасности виновного лица, который совершил преступное деяние, но также и степень осуществления преступного умысла.

Несмотря на уголовное законодательство, юридическая доктрина определяла приготовление и покушение как стадии осуществления преступления. Однако данный вопрос был достаточно дискуссионным в правовой литературе. Так, А.Н, Трайнин и Г.И. Волков придерживались мнения, что для выделения стадий совершения преступления нет необходимости. 17А.Н. Трайнин аргументировал свою позицию тем, что данные понятия образуют единый термин деятельности, которая направлена на совершение преступления, но не достигла преступного результата.18 Кроме того, он считал, что не должно быть отдельных стадий преступной деятельности, а должна быть только одна группа направленных к преступному результату действий, которые не привели к общественно-вредным последствиям. Прерогативу определения различных этапов и граней предварительной преступной деятельности, которые необходимо было учитывать в отдельном случае, исследователь отдавал судебному органу, а не законодателю.

Однако некоторые ученые придерживались иных взглядов, поскольку понимали необходимость дифференцирования предварительной преступной деятельности.  Например, А.С. Шляпочников считал, что для определения стадии совершения преступления следует исходить из опасности личности виновного в отрыве от совершенных действий, и предлагал не наказывать за действия, выражающиеся в приготовлении к преступлению, но не содержащие отдельного состава преступления.19 С.В. Познышев разделял данную позицию и утверждал, что как приготовление к преступлению не должны рассматриваться такие действия, которые создают угрозу интересам и благам людей, обществу, их стоит рассматривать как самостоятельное оконченное преступление.20

Сама дефиниция стадии приготовления к преступлению в уголовно-правовой доктрине не вызывала сомнений и трактовалась одинаково разными учеными, однако вызывала существенные разногласия проблема  наказуемости приготовления.

В Уголовном кодексе РСФСР 1922 года21также разграничивалось оконченное и неоконченное покушение.  Неоконченным покушением признавалось действие, которое направлено на совершение преступления, однако лицо не выполнило всего того, что требовалось для привидения его умысла в исполнение. А когда независимо от того, что он выполнил все, что было необходимо,  преступный результат не наступил по причинам, которые от него не зависели,  данные действия квалифицировались как оконченное покушение.

Большинство исследователей того времени не придавали такому делению практического значения, поскольку разграничение покушений на оконченные и неоконченные не влияло на наказание и не учитывалось при добровольном отказе от преступления судом.

Однако существовали правоведы, которые придерживались позиции деления покушения на виды. Они постоянно уточняли понятие данных подинститутов, меняли их трактовку.

Кроме того, дискуссионным вопросом была наказуемость негодного покушения, под которым понималось покушение, с помощью негодных средств и на негодный объект. С.В. Познышев и Э.Я. Немировский считали22, что лиц, совершивших негодные покушения, не стоит наказывать. А.Н. Трайнин ставил вопрос наказуемости негодного покушения в зависимость от социальной опасности действий виновного лица. Для разрешения данного вопроса суд должен исходить из степени годности пути преступлений, который избрало лицо. Существовало и противоположное мнение: в данном случае нужно наказывать за полностью совершенное покушение (А.Я. Эстрин).23

В законодательстве того времени термин «стадия преступления» не был установлен и не имел самостоятельного практического значения, а для обозначения различных типов преступной неоконченной деятельности используются три термина: «стадии совершения преступления», «предварительная преступная деятельность» и «стадии развития преступления»24. Однако отнесение тех или иных действий к этим терминам было неоднозначным. Самым распространенным мнение было деление стадий на приготовление, покушение и оконченное преступление.

Интересен также следующий момент: В.В. Домаков поднимал вопрос о важности обнаружения умысла как стадии совершения преступления и утверждал, что без умысла, возникающего в сознании лица, не может быть возможности совершения общественно-опасного деяния.25 При этом автор отличает умышленную деятельность от умысла к совершению преступления, которая характеризуется как предварительная или прелиминарная преступная деятельность. Он представлял осуществление преступной деятельности как некую цепь взаимопревращений, которые проходят различные этапы обнаружения возможности совершения общественно-опасного деяния, ее утверждения и воплощения возможности в реальность.

Несмотря на то, что обнаружение умысла не признавалось как стадия, выражающая достаточную степень общественной опасности для  наказания, однако ее значение неоднократно подчеркивалось в юридической литературе. Более того, Н.И. Загородников предлагал проводить профилактические мероприятия с лицами, которые прямо выразили намерение совершить преступное деяние.26

В советской науке уголовного права существовало несколько определений понятия стадий преступления. Во-первых, под стадией осуществления преступления понималась ступень, которая выражалась в достижении преступного результата. Во-вторых,  стадией признался определенный этап осуществления преступления, который был движим прямым умыслом. Такое применение стадий к неоконченным видам преступлений имело множество недостатков. Так, стадии могли выделяться только в оконченных преступлениях, состоящих из нескольких этапов; отнесение уже оконченного общественно-опасного деяния к стадии не имело самостоятельного значения, поскольку квалифицировалось и наказывалось вне зависимости от норм о приготовлении и покушении; кроме того, большое количество преступлений не проходило названных стадий. Вернее будет признать данные действия не стадиями совершения преступления, а видами неоконченной преступной деятельности.

Формулировка приготовления к преступлению в Уголовном кодексе 1960 года27 от предыдущей редакции отличалась добавлением характеристики умышленного создания условий для осуществления преступного деяния. Тем самым, вводится обязательность прямого умысла как главной особенности субъективной стороны приготовления. Это выражается в том, что виновное лицо не только осознает, что создает все условия для совершения преступления, но и желает наступления определенных последствий, путем осуществления приготовительных действий.

Объективная сторона  данной стадии выражается в прерывании преступных действий или наличии таких обстоятельств, которые не позволяют довести преступный умысел до желаемого результата. Однако в правовой норме данная характеристика не выражена и устанавливается посредством системного толкования нормативно-правового акта.

Некоторые ученые выделяли признаки, присущие приготовлению к преступлению: временной отрыв приготовительных действий от совершения преступления (такой период времени имел определяющее значение для установления характера и степени общественной опасности содеянного); действия, совершающиеся виновным по приготовлению к преступлению, могли быть отделены в пространстве от непосредственного объекта, на которое планировалось посягательство.

К определению понятия покушения  в Уголовном кодексе 1960 года также добавлялся умысел виновного, а также говорилось, что причина не доведения преступления до конца не зависела от воли самого лица. Некоторые ученые допускали не только наличие прямого умысла при покушении на преступление, но также и выделяли возможность существования косвенного умысла (когда виновный сознательно не желает своими действиями привидения к общественно-опасному результату, но допускает и такой исход)28.

Наука уголовного права существенно расширяла дефиницию покушения, характеризуя объективную сторону не только как действие, непосредственно направленное на осуществление преступления, но и как возможное бездействие, которое способно привести к преступному результату.

Таким образом,  советский законодатель не закрепил дефиниций стадий совершения преступления и не использовал данный термин при формулировке уголовно-правовых норм, однако в нормативно-правовых актах устанавливалась ответственность за совершение неоконченных видов преступлений (приготовление и покушение). Кроме того, считалось, что приготовление к преступлению переходит в стадию покушения на преступление и поэтому предшествует ей. Большинство пробелов, существующих в правовых нормах, заполнялись, посредством различных трактовок юридической литературы и разработок ученых, которые также затрагивали вопросы добровольного отказа от преступления при различных видах неоконченных преступлений и выделяли некоторые особенности этого явления.

Отметим в итоге, что расширение научных методов исследования стадий развития преступной деятельности, а также использование опыта зарубежных стран в этой области помогают углубить научный анализ это- го института и дать практике теоретически обоснованные рекомендации.

Однако и после принятия ныне действующего законодательства этот вопрос продолжает оставаться дискуссионным в связи с периодически возникающими спорными примерами из практики применения данного закона, что требует точности и повышенного внимания работников испол- нительного звена при квалификации преступлений и назначении наказания. Особенное внимание в эти годы также привлек вопрос о сущности и условиях добровольного отказа на различных стадиях совершения пре- ступления. Исследованию этой темы посвящены работы ряда авторов тех лет (К.А. Панько, А.Д. Сафронова). Изучение и обобщение значительного количества уголовных дел позволили этим авторам показать общее коли- чество случаев, при которых имеет место добровольный отказ от совер- шения преступления по некоторым категориям дел, мотивы, побуждающие к добровольному отказу от доведения до конца, а также особенности добровольного отказа соучастников

§1.2. Понятие неоконченного преступления, его отличие от стадий совершения преступления, от оконченного преступления.

В действующем уголовном законодательстве не закреплена дефиниция неоконченного преступления. Вместе с тем, в статье 29 Уголовного кодекса РФ29 неоконченное преступление характеризуется через приготовление к преступлению и покушение на преступление.

Кроме того, современные исследователи неоднократно подчеркивали необходимость определения термина «неоконченного преступления» российским законодателем. Однако разработка такого понятия является дискуссионной, поскольку правоведы придерживаются различных мнений относительно данного вопроса. Так, М.П. Редин полагает, что под неоконченным преступлением следует понимать преступную деятельность по осуществлению общественно-опасного намерения, которая была прервана по обстоятельствам, которая не зависела от воли виновного, на стадии подготовки к преступлению либо на стадии его совершения30.

В данном контексте автором используется термин «воля» вместо «не зависящих от лица обстоятельств», которая и обуславливает прерванность деяния и недостижение желаемого результата. Такую трактовку неоконченного преступления критикует в своих научных трудах М. Селезнев, который считал, что такая формулировка недопустима, поскольку ставит вопрос о виновности лица, которая может быть решена только посредством судебного разбирательства. 31С ним нельзя не согласиться. Кроме того, само понятие «воля» является спорным в научной литературе и трактуется по-разному. Так существует несколько подходов к определению воли лица: мотивационный, регуляционный и «свободного выбора», что дает основание полагать использование данного термина в контексте Уголовного закона неуместным.

Другой ученый, Г.В Назаренко усовершенствовал данное понятие и определил, что неоконченное преступление – это умышленное деяние, которое не было доведено до конца, по независящим от лица обстоятельствам, либо из-за добровольного отказа от преступления.32

Действительно, стоит отметить то, что только такие преступления могут быть признаны неоконченными, которые совершаются с прямым умыслом, так как в преступления с неосторожной формой вины и в деяниях с косвенным умыслом изначально нет желаемого виновного преступного результата.33 Кроме того, это такое действие или бездействие лица, которое было прервано самим виновным либо посредством иных обстоятельств, до наступления общественно-опасных последствий.

В Уголовном кодексе также отсутствует понятие стадии совершения преступления, но в юридической литературе оно выделяется. Стадии – это этапы (периоды) осуществления преступного деяния. Они отличаются по степени осуществления общественно-опасного намерения, характеру действий и бездействий, а также по последствиям.

В уголовном праве различаются оконченное и неоконченное преступление. В свою очередь, неоконченное преступление разделяется на приготовление и покушение. Таким образом, выделяется всего три стадии осуществления преступления – приготовление, покушение и оконченное преступление. Именно поэтому понятие неоконченного преступления шире стадии, поскольку неоконченная преступная деятельность может объединять две стадии – приготовление и покушение.

Оконченное преступление признается таковым, если в деянии, которое совершило лицо, содержатся все признаки состава преступления, предусмотренные уголовным законом. 34Однако от неоконченного оно отличается отсутствием лишь одного элемента – общественно-опасного последствия.

Неоконченным преступлением признается приготовление к преступлению и покушение на преступление (ч. 2 ст. 29 УК РФ). Данная норма также нуждается в уточнении. Дело в том, что есть два вида неоконченных преступлений  прерванное по не зависящим от лица причинам и   добровольно не оконченное. Глава 6 УК РФ объединяет оба вида общим родовым понятием"неоконченное преступление". Приготовление к преступлению и покушение на преступление - сущность разновидности прерванных по не зависящим от лица обстоятельствам преступлений. В них выделяется добровольно не оконченное преступление, в котором общественно опасные последствия не наступили по зависящим от лица обстоятельствам, а собственно в силу его добровольного отказа от завершения преступления. При этом доводы незавершенного преступления могут быть самыми разнообразными, имеет значение только реальная добровольность отказа.
Помещение норм о приготовлении к преступлению и о покушении на преступление в единой ст. 30 УК РФ вполне обоснованно. Отличия между приготовлением и покушением иногда провести нелегко, а значение для оценки общественной опасности этих видов неоконченного преступления не столь существенно, ибо прерванность действия на той или иной стадии происходит по не зависящим от лица обстоятельствам и потому ни в заслугу, ни в вину ему поставлены быть не могут.
       Приготовление к преступлению и покушение на преступление квалифицируются по двум статьям УК - ст. 30 и статье Особенной части Кодекса, которая предусматривает состав преступления, к совершению которого лицо готовилось либо совершить которое покушалось (ч. 3 ст. 29 УК РФ). Ссылка на ст. 30 необходима потому, что все составы преступлений в Особенной части кодекса выражены как оконченные. Если бы в Общей части не предусматривалась ответственность за неоконченное преступление, нельзя было бы кого-либо привлечь к ответственности за него.

§1.3. Соотношение добровольного отказа от преступления и неоконченного преступления.

Говоря о неоконченном преступлении как о ситуации, при которой преступное намерение не доведено до конца, по независящим от лица обстоятельствам, законодатель посчитал нужным отграничить приготовление и покушение не только от оконченного преступления, но также и от добровольного отказа. Тем самым, в науке уголовного права подчеркивается необходимость наличия воли самого виновного в его поведении при добровольном отказе от преступления.

Однако в Уголовном кодексе под добровольным отказом понимается такое поведение лица, при котором лицо отказывается от совершения общественно-опасного деяния до конца, осознавая возможность полной реализации своего преступного намерения35. Таким образом, закрепление такой дефиниции в уголовном законе не позволяет лицам избежать уголовной ответственности, когда в их действиях отсутствует отказ, носящий добровольный характер.

Определить добровольный отказ на стадии приготовления легче, чем при покушении на преступление, поскольку стадия приготовления имеет временной промежуток перед оконченным деянием, а покушение на преступление непосредственно связано с оконченным составом. Для разграничения этих явлений необходимо определить причины, по которым совершение общественно-опасного деяния было прервано.

В действующем уголовном законодательстве  установлено, что добровольный отказ имеет место быть только на стадии приготовления или покушения на преступление. Важным признаком является то, что отказ должен быть, не временно прерван или отложен, а носить характер окончательности.

Однако, так или иначе, добровольный отказ невозможен без осознания возможности доведения воплощения преступного замысла в действительность до конца. Отсутствие такого понимания доведения преступления до конца не может полностью исключать уголовную ответственность за содеянное.

Для рассмотрения данного вопроса стоит привести следующий пример из судебной практики. Апелляционным Определением № 49-О13-12Верховного Суда Российской Федерации36 было установлено, что Г., руководствуясь корыстными мотивами, проник в квартиру, убил гражданку А. кухонным ножом, после чего скрыл следы преступления и ушел из квартиры. Подсудимый просил прекратить уголовное дело в отношении состава кражи, поскольку имелся добровольный отказ от преступления. Он утверждал, что после убийства женщины он мог продолжить начатое – поиск денежных средств и их изъятие. Однако Судебная коллегия по уголовным делам не изменила приговор, поскольку квалифицировала данные действия как неоконченное преступление. Для дачи такого заключения, суд установил причину не доведения преступления до конца  - обнаружение виновного хозяйкой квартиры, а не воля лица. Так, его первоначальные действие – поиск денежных средств, были прекращены посредством независящих от лица обстоятельств,  что исключает добровольный отказ от преступления.

Такие непредвиденные обстоятельства препятствуют субъекту довести преступление до конца, выбивают его из намеченной колеи. Очевидно, что в приведенном примере у лица возник страх уголовной ответственности, источником которого явилось случайное обстоятельство, которое и послужило препятствием.

В некоторых случаях причинами, по которым лицо может отказаться от совершения преступления до конца, могут быть уговоры, угрозы или мольба потерпевших. Однако для определения виновности лица в осуществлении преступного намерения имеют значение абсолютно все факторы и детали события в совокупности.

Так, неоднозначной ситуация может быть при изнасиловании, когда субъект нападает на жертву и в течение длительного времени пытается данный реализовать состав преступления, чему препятствует активное сопротивление потерпевшей. Так лицо, почти раздевшее девушку, не доводит свой замысел до конца и скрывается. В такой ситуации, с одной стороны, мужчина мог бы довести преступление до конца, приложив к этому больше усилий, что им осознавалось. Однако, с другой стороны, в судебном порядке такие действия, как правило, квалифицируются как покушение на преступление, поскольку причиной отказа стала не воля посягающего лица, а сопротивление потерпевшей, которое застигло преступника врасплох и стало непредвиденным препятствием.

Другим моментом, который имеет определяющее значение при решении вопроса о добровольном отказе от совершения преступления является признак  окончательности. Эта особенность играет роль как при приготовлении, так и при покушении на преступление. В судебной практике зачастую возникают вопросы относительно наличия данного признака при приготовлении, поскольку на этой стадии достаточно сложно отличить добровольный отказ от временного прекращения реализации преступного замысла, с целью его воплощения при более благоприятных обстоятельствах.

Содержание признака окончательности наиболее полно раскрывается в преступлениях с соучастием. Так, все виды соучастников, кроме исполнителя могут прекратить преступление только посредством активной формы – осуществлением ряда действий (например, своевременным донесением о готовящемся преступлении органам власти).37

Добровольный отказ может быть только при неоконченном преступлении. Кроме того это преступление должно носить характер умышленного.

Разбор статей УК РФ, регламентирующих институт неоконченного преступления, приводит к выводу о том, что для добровольного отказа соисполнителю нужно предотвратить наступление преступных последствий. С одной стороны, в ч.1 ст.31 УК РФ речь идет о прекращении приготовления или покушения, а с другой – логика дифференциации уголовной ответственности должна предусматривать, по крайней мере, не менее грубые условия добровольного отказа для исполнителя, нежели для других участников преступления. Более того, если наряду с выполнением объективной стороны преступления совместно с другими лицо еще выполняло и функции подстрекателя или организатора, то в соответствии со ст.31 УК РФ для добровольного отказа ему нужно предотвратить              наступление преступных последствий.

Глава 2. Виды неоконченного преступления.

§2.1 Приготовление к преступлению по Уголовному Кодексу Российской Федерации.

В соответствии с законом (ч. 1 ст. 30 УКРФ) «приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам»38.

В юридической литературе новое законодательное определение понятия приготовления получило неоднозначное толкование .В.Н. Некрасов рассматривает приготовление как внешнее поведение лица, которое направлено на создание условий для непосредственного совершения конкретного преступления.39 При этом автор считает, что приготовление является основанием формирования объективной стороны оконченного преступления.

В связи с этим он отрицает точку зрения А.В. Наумова, согласно которой приготовление не входит в объективную сторону совершаемого лицом оконченного преступления.40  Действительно, взгляды А. В. Наумова на приготовление заслуживают внимания, так как приготовительные действия не входят в состав готовящегося преступления и не могут быть началом развития объективной стороны оконченного преступления. В современной литературе существует установленное единство взглядов на признаки приготовления.

 Такими признаками, по мнению большинства ученых, являются:

1) совершение приготовительных действий,

2) прямой умысел

3) прерванность приготовительных действий по не зависящим от лица обстоятельствам.

Под завершенным приготовлением В.Н. Некрасов понимает выполнение в полном объеме всех действий (бездействия), создающих условия для посягательства. Указанный автор приводит пример завершенного преступления: «С. и К. в целях хищения взяли в ОТК завода подшипники, принесли их в цех, где работали, и спрятали, намереваясь на другой день вынести их тайно с территории завода. Однако о приготовлении к хищению стало известно администрации, и спрятанные подшипники были обнаружены».

В.Н. Некрасов дает следующий комментарий: «Приведенный пример свидетельствует, что приготовление к хищению С. и К. окончили полностью, но в силу пресечения их действий непосредственное посягательство, т.е. хищение, им совершить не удалось». Автор ошибочно считает эти действия приготовлением к хищению, поскольку в данном случае имеет место покушение на кражу имущества, так как подшипники были незаконно изъяты, но при этом их не удалось обратить в свою пользу .В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 66 Уголовного кодекса Российской Федерации срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части уголовного Закона.

 Приговором Кировоградского городского суда от 2 июня 2005 года М. был

осужден по ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5

годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228.1

Уголовного кодекса Российской Федерации - к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации ему было назначено 11 лет 6 месяцев лишения свободы.

С применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации окончательно назначено наказание в виде 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия, рассмотрев дело в кассационном порядке в связи с обжалованием указанного приговора, осужденным и прокурором, сочла необходимым изменить его путем снижения наказания, назначенного за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере, поскольку при назначении наказания по ч. 1 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации судом был ошибочно превышен предел наказания, установленный ч. 2 ст. 66 Уголовного кодекса Российской Федерации, который при приготовлении к преступлению не должен превышать половины максимального срока или размера наказания, предусмотренного за оконченное преступление, то есть применительно к совершенному М. деянию - 6 лет лишения свободы.41

Приискание – это приобретение любым способом средств или орудий совершения преступления (понятие последних раскрывается в главе «Объективная сторона преступления»), например их покупка. Способ приискания может быть как правомерный, так и неправомерный, в том числе и преступный (например, лицо может украсть огнестрельное или холодное оружие, необходимое ему для осуществления другого преступного намерения)

Оценивая законодательную формулу приготовления, М.П. Редин сделал вывод, что определение приготовления является неудачным и предложил улучшить норму о приготовлении, в частности вместо указанных в законе видов приготовительных действий использовать родовое понятие «умышленное создание условий для совершения преступления».42

Безусловно, норма о приготовлении законодателю удалась, так как для описания приготовительных действий он использовал дискретный способ, показав наиболее опасные виды приготовительных действий. На первый взгляд может показаться, что предложение М.П. Редина исключить законодательный перечень и ограничиться «родовым понятием приготовительных действий» неминуемо приведет к неимоверно широкому толкованию приготовления в следственной и судебной практике. Однако инертность органов внутренних дел по привлечению к уголовной ответственности лиц, совершивших приготовительные действия, не дает оснований для такого вывода. Нормы сами по себе не могут активизировать правоприменителя, тем более в сторону произвола.

Исследователи концепций современного уголовного права Дж. Флетчер и А.В. Наумов отмечают, что сложным в теории неоконченного преступления является вопрос признания приготовительных действий уголовно наказуемыми.43 В ранее действовавших отечественных Уголовных кодексах наказуемость приготовления к преступлению не дифференцировалась. В УК РФ 1996 г. учтены предложения ученых о необходимости дифференциации наказуемости приготовительных действий и трудности судебной практики в процессуальном доказывании субъективной стороны приготовления. В соответствии с законом (ч. 2 ст. 30 УК) приготовление к преступлению наказуемо только в случаях создания условий для совершения тяжкого или особо тяжкого преступления.

Так судом было установлено, что Макаров обратился к А. с предложением за денежное вознаграждение убить С, который мешал его коммерческой деятельности. Впоследствии А. рассказал С. о предложении Макарова и в подтверждение передал аудиокассету с записью этого разговора. Затем А. обратился в правоохранительные органы и сообщил о готовящемся преступлении.

Действия Макарова квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Суд кассационной инстанции переквалифицировал действия Макарова на ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, указав следующее.

Как установлено судом, в действиях Макарова имеется состав преступления организация убийства С. по найму: он, являясь инициатором убийства, разработал план его осуществления, подыскал исполнителя - А., заплатил ему деньги. Преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли Макарова обстоятельствам, так как нанятый им исполнитель сообщил о готовящемся преступлении потерпевшему С.в правоохранительные органы.

Таким образом, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал им неверную юридическую оценку. Содеянное Макаровым следует квалифицировать как приготовление к преступлению, а не покушение на него, поскольку действий, непосредственно направленных на убийство потерпевшего, совершено не было.44

Дискуссионным в литературе является вопрос о квалификации приготовительных действий. Существуют два противоположных мнения по этому вопросу, применять или нет правило о совокупности преступлений. Некоторые авторы склоняются к мнению, что если приготовительные действия не входят в объективную сторону совершаемого преступления, то совершенное образует совокупность преступлений. Некоторые ученые уточняют эту позицию и говорят о наличии идеальной совокупности. В.Н. Кудрявцев, наоборот, поддерживает точку зрения М.И. Блум, согласно которой приготовление к преступлению и иное преступление, сделанное за рамками приготовительных действий, не образуют совокупности преступлений с позиций неоконченного преступления, то есть правильнее говорить о квалификационной совокупности. Совокупность преступлений возможна только там и тогда, когда в приготовлении имеется состав другого преступления.

Таким образом,   будучи неоконченным преступлением, приготовление к преступлению и оконченное преступление не сливаются, так как умысел в случае приготовления направлен на совершение другого преступления. При этом приготовительные действия предшествуют составу иного оконченного преступления и могут содержать в себе ряд самостоятельных действий. Так, незаконное приобретение оружия с целью убийства может сопутствовать такими действиями, как сговор соучастников, изучение маршрута движения будущей жертвы, наблюдение за местом проживания, выбор места преступления и другие подготовительные действия.

При квалификации приготовления к преступлению делается обязательная ссылка на ч. 1 ст. 30 УК РФ и соответствующую статью Особенной части Уголовного кодекса. Наказание за приготовление к преступлению назначается с учетом общих начал назначения наказания (ст. 60 УК) и дополнительных требований, касающихся неоконченных преступлений (ст. 66 УК), в соответствии с которыми срок и размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьями Особенной части Уголовного кодекса.45

Так приговором Автозаводского районного суда г. Тольятти от 02.02.04 46К., условно-досрочно освобожденный, осужден по ст.ст. 158 ч.3, 166 ч.1; 30 ч.3, 158 ч.1 УК РФ; по ст. 158 ч.3 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 166 ч.1 УК РФ к 1 году 6 месяца лишения свободы; по ст. 30 ч.3, 158 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа. На основании ст. 70 УК РФ К. к вновь назначенному наказанию частично присоединено ранее не отбытое наказание и окончательно определено 5 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее. Судом правильно определены фактические обстоятельства дела и действиям К. дана верная правовая оценка.47

§2.2. Покушение на преступление по Уголовному Кодексу Российской Федерации.

В соответствии с законодательным определением (ч. 3 ст. 30 УКРФ) «покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

Б.В. Здравомыслов полагает, что «законодательная формула покушения в новом Уголовном кодексе почти никаких изменений, но отношению к УК 1960 г. не претерпела».48 Единственным изменением, по его мнению, является то, что УК РФ 1996 г. наряду с действием при покушении признает бездействие.

Такой подход не вполне корректен, так как законодатель внес несколько изменений в формулу покушения: во-первых, покушение в законе впервые названо неоконченным преступлением; во-вторых, покушением на преступление признается не только действие, но и бездействие, непосредственно направленное на преступление; в-третьих, вместо причин, не зависящих от воли лица, указаны не зависящие от лица обстоятельства, в силу которых преступление не доводится до конца, в-четвертых, изменены правила назначения наказания.

Большинство ученых под оконченным покушением понимают совершение всех действий, необходимых для реализации преступного умысла.

Покушение считается неоконченным, если субъект не совершил всех действий, необходимых для реализации преступного умысла.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" указано, что покупатели, которые вместо наркотических, психотропных, сильнодействующих или ядовитых приобрели какие-либо иные средства или вещества, "при наличии предусмотренных законом оснований могут нести ответственность за покушение на незаконное приобретение наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ". В п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" говорится, что действия виновного, передавшего для совершения желаемого для него действия (бездействия) ценности ненадлежащему должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также лицу, не намеревавшемуся передать их по назначению, "подлежат квалификации как покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп". В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" разъяснено, что "если лицо похитило непригодные к функциональному использованию огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, заблуждаясь относительно их качества и полагая, что они исправны, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств". Однако и само по себе недоведение преступления до конца еще не дает оснований для уголовно-правовой оценки деяния в качестве покушения на преступление. По действующему законодательству существенным моментом является еще и то, почему преступление не было доведено до конца.

Процесс перевозки героина в целях его сбыта по смыслу уголовного закона является приготовлением к преступлению, предусмотренному ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, а не покушением на его совершение.

М., А. и Б. приговором Белоярского районного суда от 18 июля 2005 года были признаны виновными в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору, то есть в совершении деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Б., кроме того, был признан виновным в перемещении через таможенную границу Российской Федерации наркотических средств, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации, с сокрытием от таможенного контроля и осужден по ч. 2 ст. 188 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела в связи с подачей осужденными кассационных жалоб, судебная коллегия по уголовным делам не нашла оснований для их удовлетворения, но сочла необходимым изменить приговор по следующим основаниям.

Правильно установив фактические обстоятельства совершенных преступных деяний, суд ошибочно квалифицировал действия осужденных по ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере по предварительному сговору группой лиц, который не был доведен до конца по не зависящим от подсудимых обстоятельствам49.

Покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого обстоятельствам.

Однако, как установлено судом, осужденные, намеревавшиеся сбыть героин, были задержаны сотрудниками милиции в процессе перевозки героина, что, по мнению коллегии, является приготовлением к совершению преступления.

Поэтому действия осужденных необходимо переквалифицировать на ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации как приготовление к совершению незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере по предварительному сговору группой лиц, который не был доведен до конца по не зависящим от подсудимых обстоятельствам.

В связи с изменением квалификации, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 66 Уголовного кодекса Российской Федерации, назначенное осужденным наказание было снижено до пределов, установленных данной нормой.

     Согласно первому взгляду покушение отличается от оконченного преступления незавершенностью деяния. Сторонники субъективного подхода характерной особенностью покушения, отличающей его от оконченного преступления, считают неполную реализацию умысла.

Так приговором Красноглинского районного суда К. и В. осуждены по ч.3 ст.30 и п. п. "а, б, в", ч.2 ст.158 по п. п. "а, б, в" ч.2 ст.158 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда приговор50 в отношении К. изменен: по эпизоду покушения на кражу исключен квалифицирующий признак - "неоднократность". К. признан виновным по этому эпизоду по ч.3 ст.30 и п. п. "а, в" ч.2 ст.158 УК РФ.

Президиум Самарского областного суда приговор суда и определение судебной коллегии изменил в связи с необоснованностью осуждения В. и К. по ч.3 ст.30 и п. п. "а, б, в" ч.2 158 УК РФ.

Как видно из материалов дела, В. по предварительному сговору с К. с целью хищения чужого имущества подошли к сараю, принадлежащему З., где совместными усилиями, с помощью лома сломали навесной замок на входной двери, после чего незаконно проникли в помещение сарая, откуда намеревались тайно похитить имущество З. Однако, преступление до конца они не довели по независящим от них обстоятельствам, так как в сарае имущества, представляющего материальную ценность, не оказалось.

Хищение чужого имущества имеет материальный состав преступления, в объективную сторону которого в качестве обязательного признака входят общественно опасные последствия, а именно причинение собственнику реального материального ущерба, размер которого определяется стоимостью изъятого имущества.

По эпизоду покушения на кражу имущества, принадлежащего З. не было установлено какое имущество К. и В. намеривались похитить, а так же какова стоимость этого имущества. Как следует из материалов дела, в гараже, куда К. и В. проникли с целью хищения имущества З., вообще никакого имущества, представлявшего материальную ценность, не имелось.

При таких обстоятельствах осуждение К. и В. по этому эпизоду покушения на кражу не обоснованно.51

Приговором Железнодорожного районного суда г. Самары от 10.07.200352 К. осужден по ч.1 ст.213 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ к 8 годам лишения свободы. В соответствии со ст.69 УК РФ ему окончательно определено наказание путем частичного сложения в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее. Как следует из материалов дела, 26.04.2003 года К. зашел в магазин «Светлана» и купил там водку и закуску. Затем он ушел в пельменную, выпив там, вернулся в магазин, где вновь пил спиртное. После выпитого он беспричинно набросился на продавца и нанес ему побои. Затем К. взял нож, подошел к двери, где стояла Н., и нанес ножом удар Н. в правый бок со спины, после чего убежал на вокзал, где был задержан работниками милиции.

К. частично признавал себя виновным, последовательно отрицая наличие умысла на убийство Н.

Суд, исследовав результаты осмотра места происшествия, заключения экспертов, показания потерпевших, без анализа позиции подсудимого, указал, что его действия правильно квалифицированы по ч.3 ст.30, ч.1 ст.105 УК РФ, как покушение на убийство, то есть покушение на умышленное причинение смерти другому человеку, так как, нанося удар ножом в область грудной клетки, К. не мог не осознавать последствий такого ножевого ранения, а смерть Н. не наступила по причине своевременно оказанной квалифицированной медицинской помощи».

Между тем доказательств того, что К. хотел совершить убийство Н., в материалах уголовного дела нет и усматривается лишь косвенный умысел Н. Однако покушение на убийство возможно лишь при наличии прямого умысла на причинение смерти потерпевшему.53

При таких обстоятельствах действия К. не могут быть квалифицированы по ч.3 ст.30, ч.1 ст. 105 УК РФ.

Приговор изменен: действия К. переквалифицированы на ст.111 ч.1 УК РФ и снижено наказание.54

Представляется, что отличие покушения от оконченного преступления следует проводить по смешанному критерию, который учитывает объективную и субъективную стороны состава преступления: во-первых, степень реализации преступного умысла; во-вторых, в преступлениях с материальным составом — ненаступление преступного результата, а в преступлениях с формальным составом - недоведение действий, предусмотренных диспозицией статьи Особенной части УК РФ, до конца.

 Материальные составыпреступлений предусматривают в качестве обязательного признака наступление конкретных общественноопасных последствий, материального или физического вреда. В формальных составах общественноопасные последствия подразумеваются, установление их конкретного содержания не являетсяобязательным для привлечения к ответственности лица, совершившего данное деяние. Ввиду этогонекоторыми учёными указывается, что правильнее было бы говорить о материальной или формальнойконструкции диспозиции уголовно-правовой нормы, а не состава преступления55 

На основании изложенного можно прийти к следующим выводам.

1. Различают стадии реализации умысла виновного на совершение преступления: приготовление к преступлению; покушение на преступление; оконченное преступление.

2. Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. К признакам покушения относят: действие (бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления; прерванность совершенного преступления; обусловленность прерванности преступного деяния обстоятельствами, не зависящими от виновного. Покушение - это неудавшееся преступление, которое отличают два вида обстоятельств, влияющих на недоведение преступления до конца: объективные и субъективные. К первому виду обстоятельств можно отнести появление непреодолимых препятствий, сопротивление или бегство потерпевшего, пресечение преступления, а к субъективным - физическое бессилие посягающего, алкогольный сон и другие обстоятельства, свидетельствующие о неспособности довести преступление до конца.

3. Правовая регламентация категории покушение на преступление включает два вида признаков. Объективные признаки – деяние, непосредственно направленное на совершение оконченного преступления, неполное выполнение объективной стороны конкретного преступления, незавершенность по обстоятельствам, не зависящим от воли покушающегося. Субъективные признаки включают: прямой умысел на совершение преступления, наличие у лица определенной цели – совершить преступление, объективная сторона которого предусмотрена диспозицией статьи Особенной части УК РФ. Их совокупность позволяет решить вопросы о разграничении видов неоконченного преступления и о назначении наказания.

4. При покушении на преступление виновный стремится добиться определенных последствий, которых не достигает или достигает частично. Для квалификации покушения необходимо определить направленность умысла и причинную связь между действиями, которые он фактически совершил, и наступившими последствиями (если они наступили).

5. Покушение на преступление предполагает наличие всех признаков состава преступления (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона), который отличается от состава оконченного преступления отсутствием указанных в диспозиции нормы последствий, что образует состав покушения. Это ставит вопрос о наличии не только состава преступления, но и состава покушения на преступление, который является основанием уголовной ответственности за покушение.

6. Различают три вида покушения: покушение, не достигшее преступного результата; покушение с иным преступным результатом; негодное покушение.

7.Основным признаком, отграничивающим покушение на преступление от приготовления, является не характер преступной воли, а особое свойство объективной стороны преступления – создание опасности наступления вреда, предусмотренного конкретными составами Особенной части УК РФ. 8.Наказание назначается только за покушение на тяжкие и особо тяжкие преступления, то есть только умышленные преступления, максимальной мерой наказания за которые является лишение свободы на срок более 5 лет при оконченном преступлении. Срок и размер наказания за покушение на преступление дифференцируются в зависимости от тяжести преступления и его квалификации, но не могут превышать трех четвертей наиболее строгого наказания.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог к вышесказанному,  можно сказать, что в данной выпускной квалификационной работе был комплексно  исследован  институт  неоконченного преступления в уголовном праве РФ, а также дан всесторонний анализ нормативно-правовых актов, регулирующих общественные отношения в данной области.  

Главная цель выпускной квалификационной работы была достигнута посредством реализации поставленных задач.

В ходе исследования: рассмотрен историко-правовой аспект института неоконченного преступления, его развитие в российском уголовном праве; определено понятие неоконченного преступления, выявлены его основные признаки и отличия от оконченного преступного посягательства, а также от стадий преступления; исследованы основные виды неоконченного преступления; а также проанализированы моменты окончания преступлений в различных составах.

На основании вышеизложенного в выпускной квалификационной работе можно сделать следующие выводы.

История развития отечественного уголовного законодательства берет свое начало в недосягаемой древности и проходит несколько этапов. Одной из особенностей дореволюционного законодательства является принцип наказуемости деяния, которое признается оконченным, но имеет признаки неоконченного преступления, а также за обнаружение умысла у лица. До принятия Уложения о наказаниях уголовных и исправительных приготовление к преступлению и покушение не разграничиваются. Только в названном документе впервые закрепляются дефиниции подинститутов неоконченного преступления. Послереволюционный этап характеризуется отрицанием накопленного научного опыта в сфере уголовного права и восполнением пробелов в новом законодательстве, путем трактовки принимаемых нормативно-правовых актов.

Уголовным кодексом РФ выделяются три стадии совершения преступления - приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление.

Первые две стадии (приготовление и покушение) составляют так называемое неоконченное преступление; их называют еще предварительной преступной деятельностью. Приготовление и покушение совершаются до окончания преступления и для его осуществления. Выделять данные стадии нужно для правильной правовой оценки совершенного преступления, его квалификации, а также для индивидуализации уголовной ответственности. Новый Уголовный кодекс РФ в ч.1 ст. 29 впервые определяет понятие оконченного преступления. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной нормой Особенной части Уголовного кодекса. Наиболее основным признаком, отличающим оконченное преступление от иных стадий, является полное осуществление объективной и субъективной стороны, предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния. Объект же и субъект действия одинаковы как для оконченного, так и неоконченного преступления56

Уголовный закон выделяет две стадии неоконченного преступления: приготовление к преступлению и покушение на преступление (ст.ст.29, 30 УК РФ). Необходимое условие присутствия этих стадий - единый признак: ситуация, когда преступление не было доведено до конца по не зависящим от лица обстоятельствам (ч.1 и ч. 3 ст.30 УК РФ). Теперь уголовный закон, определяя как приготовление к преступлению, так и покушение и отграничивая эти стадии, как от оконченного преступления, так и от добровольного отказа от него, содержит ссылки не на "волю виновного", а на "не зависящие от лица обстоятельства". Это, бесспорно, более точная юридическая формулировка. Определение этих новых признаков сузило возможности избежать уголовной ответственности со стороны лиц, в действиях которых на самом деле никакого добровольного отказа не было. Однако если для приготовления к преступлению все более или менее ясно (эта стадия преступной деятельности относительно отделена во времени и пространстве от оконченного преступления), то иначе обстоит дело с покушением на преступление. Эта стадия непосредственно связана с оконченным составом. Поэтому по любому неоконченному преступлению перед правоприменителем встает вопрос о причинах, по которым оно не было доведено до конца. Имел ли место добровольный отказ от преступления? Это один из сложнейших вопросов доказывания. Однако с некоторыми рекомендациями можно выступить уже сейчас, отталкиваясь из практического опыта и целого ряда исследований в этой области.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, новый уголовный закон, раскрывая понятие добровольного отказа, предусматривает прекращение лицом приготовления к преступлению либо покушения на преступление (ч.1 ст.31 УК РФ). Эта формулировка означает - не прерывание или отложение преступной деятельности, а окончательный отказ от доведения преступления до конца (ч.2 ст.31 УК РФ). Но, повторяю, в любом случае для добровольного отказа лица от преступления необходимо понимание им возможности доведения преступления до конца. Отсутствие его (несмотря на объективные препятствия, делающие невозможным доведение преступного умысла до конца) не может исключить уголовной ответственности.

К сожалению, в Уголовном кодексе РФ не закреплена дефиниция неоконченного преступления, о необходимости установления которой утверждают многие ученые – правоведы. В статье, посвященной данному институту, упоминаются лишь виды неоконченного преступления – приготовление и покушение. Основывая на изучении различных мнений авторов, можно изложить понятие неоконченного преступления следующим образом – это предварительная преступная деятельность, которая была прервана  по обстоятельствам, не зависящим от лица, либо добровольным отказом от преступления. Важная особенность также состоит в том, что поскольку деятельность не доведена до конца, преступный результат отсутствует, в чем и заключается отличие такого деяния от оконченного преступления.

В настоящее время дискуссионными являются вопросы относительно момента окончания преступления в различным составах. Стоит полагать, что для решения данного вопроса необходимо исходить, в первую очередь, из законодательной конструкции преступления, а также из комплексного исследования  всех обстоятельств дела судом.

Все вышеперечисленное подтверждает необходимость дальнейшего изучения данной тематики, а также совершенствования отдельных знаний и навыков в области уголовного права при расследовании и разрешении неоконченных преступлений.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

1."Конституция Российской Федерации"(принята всенародным голосованием 12.12.1993)

2. Русская Правда // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 1. / Под общ.ред., Чистякова О.И. М. Юрлитиздат. 2014. С. 53.

3. Судебник 1497 года // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т.2. / Под общ.ред., Чистякова О.И.   М., Юрлитиздат. 2014.  С.69.

4. Соборное уложение 1649 года. // М.Н.Тихомиров, П.П.Епифанов. М.: МГУ, 1961. С. 502.

5. Указ 1661 // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 3. / Под общ.ред., Чистякова О.И.  М., Юрлитиздат. 1985. - С.435.

6. Артикул воинский // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 4 / Под общ.ред. Чистякова О.И. - М., Юрлитиздат. 2014.   С. 366.

7.Уложение о наказаниях уголовных и исправительных/ под редакцией М.М.Сперанского. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорской Величества Канцелярии, 1845.

8.Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета «О признании контрреволюционным действием всех попыток присвоить себе функции государственной власти» // СПС «Гарант».

9. Декрет СНК «О взяточничестве» // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг.  М.: Юридическая литература. 2010.   С. 25.

10. Декрет СНК РСФСР от 30.07.1918 «О набатном звоне» // Сборник декретов 1917 - 1918 гг., 1920.

11. Руководящие начала по уголовному праву 1919года. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.  М., Юридическая литература. 1953.   С.59.

12. Уголовный кодекс РСФСР 1922 года // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.  М., Юридическая литература. 1953.   С.110 Уголовный кодекс РСФСР 1922 года 13.Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.  М., Юридическая литература. 1953.   С.11024. 14.Уголовный кодекс 1960 года. М., Юридиздат. 1980. С. 156.

15. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: ТК Велби. 2015. С.144.

16. Обзор Судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года. Определение Верховного Суда Российской Федерации № 49-О13-12. // СПС «Консультант Плюс».

17. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 03.02.2015) //  Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. №25. Ст. 2954.

18. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 03.02.2015) //  Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. №25. Ст. 2954.

19. Обзор надзорной практики по уголовным делам Президиума Самарского областного суда за август - октябрь 2004 года. Приговор Автозаводского районного суда г. Тольятти от 02.02.04 // СПС «Консультант Плюс».

20. Уголовное право РФ. Общая часть. / Под ред. Б. В. Здравомыслова.   М., 1999.

21. Постановление Президиума Самарского областного суда от 18.12.2014 № 44у-194/2014г.// СПС «Консультант Плюс»

22. Обзор надзорной практики по уголовным делам Президиума Самарского областного суда. Приговор Железнодорожного районного суда г. Самары от 10.07.2003. // СПС «Консультант Плюс».

23. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 (ред. от 03.12.2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»// Бюллетень Верховного Суда РФ. № 3.  1999.

24. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 03.02.2015) //  Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. №25. Ст. 2954.

25. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный) / (отв. ред. канд. юрид. наук В.В. Малиновский; науч. ред. проф.А.И. Чучаев). «КОНТРАКТ», 2012 г. Система Гарант (электронный текст).

26. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Российская газета.  № 251. 31.10.2012.

Специальная литература:

27. Самоквасов Д.Я. Курс истории русского права. М., 1908. С. 2.

28. Исаев И.А. История России: Правовые традиции. М., Норма. 2013.  С. 13.

29. Владимиров Л.В. Учебник русского уголовного права. Общая часть. Харьков, 2012. С. 100.

30. Мишунин П.Г. Очерки по истории советского уголовного права 1917-1918 гг.  М., Юрлитиздат. 1954.  С. 167.

31. Трайнин А.К. Уголовное право. Часть Общая.  М., 2000.   С. 333.

32. Шляпочников А.С. Приготовление и покушение па преступление в советском уголовном праве // Социалистическая законность.  № 3.   1937.  С. 223-225.

33. Познышев С.В. Учебник уголовного права. Общая часть. - М,. 2002. С. 136.

34 .Эстрин А.Я. Краткий курс советского уголовного права.   М., 1927.  С.18.

35. Тишкевич И.С. Понятие приготовления и покушения в советском уголовном праве: Авторефдисс. ... канд. юрид. наук.  Минск, 2011.   С. 9;

36. Домаков В. В. Этапы умышленной преступной деятельности и вопросы ответственности // Проблемы неотвратимости ответственности в уголов­ном праве и процессе  Сб. науч. Статей. М., 2008.  С.122-123.

37. Загородников Н.И. Советское уголовное право. М, 1975.  С.115.

38. Узденов Р.М. Уголовно-правовая регламентация стадий неоконченного преступления в советском законодательстве. Бизнес в законе. №3. С. 39-43.

39. Редин М.П. Основание уголовной ответственности за неоконченное преступление и сущность неоконченного преступления // Следователь.  2013.  № 8.  С. 10 – 14.

40. Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ // Российская юстиция.   2007.  № 11.   С. 20.

41. Назаренко Г.В. Русское уголовное право. Общая часть: Курс лекций.  М. Инфра. 2012.  С. 116.

42. Безуглый С.Н. К понятию «неоконченное преступление». Пробелы в российском законодательстве. М.: Юр-Вак. С. 176-178.

43. Некрасов В.Н. Нормы о неоконченном преступлении: проблемы законодательной техники и дифференциации ответственности: Автореферат дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08. Екатеринбург, 2013. С.27.

44. Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под.ред. Г. М. Резника. М.: ВолтерсКлувер, 2005.

45. Редин М. П. Преступления по степени их завершенности. М.: Юрлитинфо, 2006.

46. Флетчер. Дж., Наумов А. В. Основные концепции современного уголовного права. М.: Юрист, 1998.164:

47. Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 2-х томах. Общая часть.  М.: Юридическая литература, 2004. Т. 1.

48. Кузнецова Н. Ф. Некоторые вопросы ответственности за приготовление или покушение по советскому уголовному праву // Советское государство и право. 1958. №5.

49. Якушин В. А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. Казань: Издательство Казанского университета, 1988.1. Статьи

50.   Проценко С.В. К вопросу о покушении на убийство // Российский следователь , 2011, № 21.

51.Благов Е.В. Особенности назначения наказания за неоконченное преступление. - Ярославль, 1994

52.Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955

53.Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления. М., 1969

54.Завидов Б.Д. К вопросам о стадиях уголовного преступления. Неоконченное преступление // СПС «КонсультантПлюс», 2005

55.Иванов В.Д. Борьба органов внутренних дел с покушениями на преступления. Учеб. пособие. Хабаровск, 1987

56.Редин М.П. – Рец:, Ю.И. Ляпунов, В.А. Владимиров. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность // Правоведение. 2003. №5. С. 111- 112

57.Камынин И., Колесников А. Особенности назначения наказания за неоконченные преступления и преступления, составляющие множественность // «Законность», № 4, 2004

58.Иванов В. Д. Общее понятие и виды стадий совершения умышленного преступления по законодательству Казахской ССР//Труды Карагандинской ВШ МВД СССР. 1972. С. 140

Интернет источники (Примеры практики - судебные решения и приговоры по статье 30 УК РФ):

https://rospravosudie.com/law

59.Приговор Железнодорожного районного суда г. Самары от 10.07.2003

60. Приговор Красноглинского районного суда К. и В. осуждены по ч.3 ст.30 и п. п. "а, б, в", ч.2 ст.158 по п. п. "а, б, в" ч.2 ст.158 УК РФ

61.Приговор Белоярского районного суда от 18 июля 2005 года

62.Приговор Автозаводского районного суда г. Тольятти от 02.02.04

63.Суд кассационной инстанции по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

64.Приговор Кировградского городского суда от 2 июня 2005 года

65. Решение по делу №1-43/2011  Руднянского районного суда Смоленской области

https://rospravosudie.com/court-rudnyanskij-rajonnyj-sud-smolenskaya-oblast-s/act-100254590/

66. Решение по делу № 1-122 /2011 г. Брюховецкого районного суда Краснодарского края

https://rospravosudie.com/court-bryuxoveckij-rajonnyj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-100431618/

67. Решение по делу № 1-129 /2010 г. Брюховецкого районного суда Краснодарского края

https://rospravosudie.com/court-bryuxoveckij-rajonnyj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-100431719/

68. Решение по делу № 1-43/2011 Собинского городского суда Владимирской области

https://rospravosudie.com/court-sobinskij-gorodskoj-sud-vladimirskaya-oblast-s/act-100636248/

69. Решение по делу №1-193/2011 Курганинского районного суда Краснодарского края

https://rospravosudie.com/court-kurganinskij-rajonnyj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-100822333/

70. Решение по делу Куйтунского районного суда Иркутской области

https://rospravosudie.com/court-kujtunskij-rajonnyj-sud-irkutskaya-oblast-s/act-101109856/

71. Решение по делу № 1-219-2011 г. Тимашевского районного суда Краснодарского края

https://rospravosudie.com/court-timashevskij-rajonnyj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-101240450/

72. Решение по делу № 2-49/11 Хабарского районного суда Алтайского края

https://rospravosudie.com/court-xabarskij-rajonnyj-sud-altajskij-kraj-s/act-101291820/

73. Решение по делу Калининского районного суда Краснодарского края

https://rospravosudie.com/court-kalininskij-rajonnyj-sud-krasnodarskij-kraj-s/act-101292865/

74. Решение по делу Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода

https://rospravosudie.com/court-kanavinskij-rajonnyj-sud-g-nizhnij-novgorod-nizhegorodskaya-oblast-s/act-101692240/

75. Решение по делу Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода

https://rospravosudie.com/court-kanavinskij-rajonnyj-sud-g-nizhnij-novgorod-nizhegorodskaya-oblast-s/act-101692241/

76. Решение по делу Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода

https://rospravosudie.com/court-kanavinskij-rajonnyj-sud-g-nizhnij-novgorod-nizhegorodskaya-oblast-s/act-101692242/

77. Решение по делу Заводского районного суда города Кемерово

https://rospravosudie.com/court-zavodskij-rajonnyj-sud-g-kemerovo-kemerovskaya-oblast-s/act-101790051/

78. Решение по делу Заводского районного суда г. Кемерово

https://rospravosudie.com/court-zavodskij-rajonnyj-sud-g-kemerovo-kemerovskaya-oblast-s/act-101790306/

79. СПС Гарант

80. СПС Консультант плюс

1Самоквасов Д.Я. Курс истории русского права. М., 1908. С. 2.

2 Исаев И.А. История России: Правовые традиции. М., Норма. 2013.  С. 13.

3Русская Правда // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 1. / Под общ.ред., Чистякова О.И. М. Юрлитиздат. 2014. С. 53.

4 Судебник 1497 года // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т.2. / Под общ.ред., Чистякова О.И.   М., Юрлитиздат. 2014.  С.69.

5 Соборное уложение 1649 года. // М.Н.Тихомиров, П.П.Епифанов. М.: МГУ, 1961. С. 502.

6 Указ 1661 // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 3. / Под общ.ред., Чистякова О.И.  М., Юрлитиздат. 1985. - С.435.

7 Артикул воинский // Российское законодательство Х-ХХ веков. В 9 т. Т. 4 / Под общ.ред. Чистякова О.И. - М., Юрлитиздат. 2014.   С. 366.

8 Владимиров Л.В. Учебник русского уголовного права. Общая часть. Харьков, 2012. С. 100.

9 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных/ под редакцией М.М.Сперанского. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорской Величества Канцелярии, 1845.

10Мишунин П.Г. Очерки по истории советского уголовного права 1917-1918 гг.  М., Юрлитиздат. 1954.  С. 167.

11 Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета «О признании контрреволюционным действием всех попыток присвоить себе функции государственной власти» // СПС «Гарант».

12 Декрет СНК «О взяточничестве» // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг.  М.: Юридическая литература. 2010.   С. 25.

13 Декрет СНК РСФСР от 30.07.1918 «О набатном звоне» // Сборник декретов 1917 - 1918 гг., 1920.

14Руководящие начала по уголовному праву 1919года. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.  М., Юридическая литература. 1953.   С.59.

15 Уголовный кодекс РСФСР 1922 года // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.  М., Юридическая литература. 1953.   С.110.

16 Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (Официальный текст со всеми дополнениями и исправлениями на 1 апреля 1923 г. и алфавитным указателем). – Пг.: Гос. Трест «Петропечать», 1923. – 105 с.

17

18Трайнин А.К. Уголовное право. Часть Общая.  М., 2000.   С. 333.

19 Шляпочников А.С. Приготовление и покушение па преступление в советском уголовном праве // Социалистическая законность.  № 3.   1937.  С. 223-225.

20Познышев С.В. Учебник уголовного права. Общая часть. - М,. 2002.   С. 136.

21 Уголовный кодекс РСФСР 1922 года // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг.  М., Юридическая литература. 1953.   С.110.

22 Меры социальной защиты и наказание в связи с сущностью вины (из журнала Министерства юстиции, февраль 1916 г.) , автор: Э.Я. Немировский

23 Эстрин А.Я. Краткий курс советского уголовного права.   М., 1927.  С.18.

24Тишкевич И.С. Понятие приготовления и покушения в советском уголовном праве: Авторефдисс. ... канд. юрид. наук.  Минск, 2011.   С. 9;

25Домаков В. В. Этапы умышленной преступной деятельности и вопросы ответственности // Проблемы неотвратимости ответственности в уголов­ном праве и процессе  Сб. науч. Статей. М., 2008.  С.122-123.

26 Загородников Н.И. Советское уголовное право. М, 1975.  С.115.

27 Уголовный кодекс 1960 года. М., Юридиздат. 1980. С. 156.

28Узденов Р.М. Уголовно-правовая регламентация стадий неоконченного преступления в советском законодательстве. Бизнес в законе. №3. С. 39-43.

29 Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: ТК Велби. 2015. С.144.

30 Редин М.П. Основание уголовной ответственности за неоконченное преступление и сущность неоконченного преступления // Следователь.  2013.  № 8.  С. 10 – 14.

31 Селезнев М. Неоконченное преступление и добровольный отказ // Российская юстиция.   2007.  № 11.   С. 20.

32 Назаренко Г.В. Русское уголовное право. Общая часть: Курс лекций.  М. Инфра. 2012.  С. 116.

33 Безуглый С.Н. К понятию «неоконченное преступление». Пробелы в российском законодательстве. М.: Юр-Вак. С. 176-178.

34 УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (УК РФ)от 13.06.1996 N 63-ФЗ(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

35 Статья 31. Добровольный отказ от преступления [Уголовный кодекс РФ] [Глава 6] [Статья 31]

36 Обзор Судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года. Определение Верховного Суда Российской Федерации № 49-О13-12. // СПС «Консультант Плюс».

37 "УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (УК РФ)от 13.06.1996 N 63-ФЗ(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

38 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 03.02.2015) //  Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. №25. Ст. 2954.

39 Некрасов В.Н. Нормы о неоконченном преступлении: проблемы законодательной техники и дифференциации ответственности: Автореферат дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08. Екатеринбург, 2013. С.27.

40 Наумов А. В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под.ред. Г. М. Резника. М.: ВолтерсКлувер, 2005.

41  Приговор Кировоградского городского суда от 2 июня 2005 год

42Редин М. П. Преступления по степени их завершенности. М.: Юрлитинфо, 2006.

43Флетчер. Дж., Наумов А. В. Основные концепции современного уголовного права. М.: Юрист, 1998.164:

44 Суд кассационной инстанции по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

45 "УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (УК РФ)от 13.06.1996 N 63-ФЗ(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)

46 Обзор надзорной практики по уголовным делам Президиума Самарского областного суда за август - октябрь 2004 года. Приговор Автозаводского районного суда г. Тольятти от 02.02.04 // СПС «Консультант Плюс».

47 приговор Автозаводского районного суда г. Тольятти от 02.02.04

48 Уголовное право РФ. Общая часть. / Под ред. Б. В. Здравомыслова.   М., 1999.

49 приговор Белоярского районного суда от 18 июля 2005

50  Постановление Президиума Самарского областного суда от 18.12.2014 № 44у-194/2014г.// СПС «Консультант Плюс»

51 Самарский областной суд, приговор суда

52 Обзор надзорной практики по уголовным делам Президиума Самарского областного суда. Приговор Железнодорожного районного суда г. Самары от 10.07.2003. // СПС «Консультант Плюс».

53 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 (ред. от 03.12.2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»// Бюллетень Верховного Суда РФ. № 3.  1999.

54 Приговор Железнодорожного районного суда г. Самары от 10.07.2003

55Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учениео преступлении / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой и И. М.Тяжковой. М., 2002. С. 180

56 Российское уголовное право: Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. Издательство «СПАРК». М., 2004



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
12754. Институт неоконченного преступления, его содержание и особенности доказывания 103.16 KB
  Понятие неоконченного преступления и его признаки. Понятие преступления является ключевой центральной категорией уголовного права. Правильное понимание преступления имеет значение не только для правоохранительных органов и судов но и граждан.
703. Специальный субъект преступления: понятие, виды и уголовно-правовое значение 1.29 MB
  Описание контрольной работы. Специальный субъект преступления - это лицо, совершившее общественно опасное деяние и обладающее, наряду с общими признаками субъекта преступления (достижение возраста уголовной ответственности и вменяемость)
3632. Понятие преступления и его признаки. Отличие преступления от других правонарушений 4.27 KB
  Преступное бездействие – это обществ. опасное, осознанное, волевое поведение, выражающееся в том, что опред. лицо не совершило тех действий, к-ые оно обязано было и могло совершить в данных условиях, и в результате чего был причинен вред тому или иному объекту.
21564. Состав преступления как юридическая основа квалификации преступления 68.93 KB
  Формальная логика устанавливает следующие правила деления понятия: в одной и той же классификации необходимо применять один критерий, объем членов классификации должен равняться общему объему предметов, явлений, которые классифицируются, члены классификации должны взаимно исключать друг друга; подразделение на классы должно быть непрерывным; основание деления должно быть ясным, четким.
3456. Понятие состава преступления и его значение. Признаки и элементы состава. Виды состава 8.93 KB
  Понятие состава преступления и его значение. признаков характщих ООД как престние. Признак состава ПРя обобщенное юрки значимое свво присущее всем престниям дан. части УК а признаки присущие всем престниям в Общей части УК.
610. Виды производственного освещения. Виды естественного освещения. Понятие к.е.о. Расчет площади световых проемов и количества окон 13 KB
  Виды производственного освещения. Виды естественного освещения. В зависимости от источника света производственное освещение может быть: естественнымсоздаваемым солнечными лучами и диффузным светом небосвода; искусственным его создают электрические лампы; смешаннымкоторое является совокупностью естественного и искусственного освещения. Местное освещение предназначено для освещения только рабочих поверхностей и не создает необходимой освещенности даже на прилегающих к ним площадях.
13073. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 42.72 KB
  Выражение «corpus delicti» (в переводе с латинского - состав преступления) впервые использовал в юриспруденции в конце XVI в. итальянский юрист-криминалист Проспер Фаринациус (1544-1618 гг.). Изначально это выражение имело процессуальное значение, в XVI и XVII столетиях под ним понимали все те следы, которое оставляет преступное деяние во внешнем мире, как например, труп убитого, орудие убийства, следы крови и т.п. Иначе говоря, под составом преступления имелась ввиду совокупность тех необходимых признаков
4344. Состав преступления 8.9 KB
  Состав преступления совокупность установленных уголовным законом признаков характеризующих конкретное общественно опасное деяние как преступление. Объектом преступления называются общественные отношения охраняемые уголовным законом которым общественно опасное деяние причиняет или может причинить существенный вред. Преступное действие это акт активного общественно опасного поведения запрещенного уголовным законом. Преступное бездействие это акт запрещенного уголовным законом пассивного общественно опасного поведения т.
13057. ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 40.33 KB
  Традиционно рассмотрение элементов состава преступления начинается с его объекта. Это обусловлено приоритетной ролью, которую играет объект в познании и раскрытии социально-правовой сущности преступления.
18114. Состав преступления и его функции 24.03 KB
  Состав преступления и его функции. Признаки состава преступления. Виды составов преступления.19 ВВЕДЕНИЕ В Российской Федерации единственным основанием уголовной ответственности служит состав преступления; наличие его в действиях лица обосновывает применение наказания; отсутствие в этих действиях состава преступления исключает уголовную ответственность.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.