Левый радикализм и его носители. Правый радикализм и его носители

С высот современного знания понятно что при всей своей значимости марксизм не сумел преодолеть определенных элементов утопизма. Маркс и Энгельс подходили к будущему обществу как к антиподу капитализма что было характерно и для утопической традиции. Сегодняшний взгляд таков что капитализм объективно создает все в первую очередь материальные основы будущего социалистического общества что в чистом виде не бывает той или иной формации. Но такой подход определяется в марксизме тем что в XIX веке капитализм являл собой общественный строй...

2015-09-26

21.94 KB

16 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE  17

                                                                  СОДЕРЖАНИЕ

Введение ………………………………………………………………………… 3

Глава 1. Левый радикализм и его носители …………………………………..  4

Глава 2. Правый радикализм и его носители  ………………………………....11

Заключение ……………………………………………………………………...16

Список использованной литературы …………………………………………..17

                                                         Введение

         Радикализм — термин, обозначающий: 1) идейную ориентацию на поддержку качественных и быстрых изменений, затрагивающих основные элементы политической системы и политические процедуры, путем решительных действий с использованием крайних, в т.ч. насильственных, средств; 2) совокупность методов и средств политической деятельности, отвергающих компромиссы и альтернативы в политическом процессе; 3) оппозиционно-маргинальные политические движения с преимущественно дестабилизирующей ролью; 4) движения в Англии и Франции в XIX в., выступавшие за введение всеобщего избирательного права и широкие социальные реформы.

         Радикализм противоположен консерватизму, умеренности, традиционализму. Теоретически радикализм обосновывается самым различным образом. Например, в марксизме подобная ориентация вытекает из объективной необходимости. Люди, особенно вожди, осознают эту необходимость и реализуют ее в своей деятельности.

       Радикализм распространен в общества, которое запуталось в неразрешимых противоречиях. Он активизируется з переломные исторические моменты, когда все эти противоречия требуют своего разрешения. Первая форма радикализма достаточно опасна, поскольку ее проявление связано с насилием и авантюризмом. Исторически оправданный радикализм для уменьшения негативных последствий нуждается в сдерживании, противовесах и научном обосновании.

         Цель данной работы – исследование правого и левого радикализма.

         Задачи:

1) рассмотреть левый радикализм и его носители;

2) изучить правый радикализм и его носители.

          Глава 1. Левый радикализм и его носители

          У радикализма нет самостоятельных идейных и мировоззренческих источников, потому он заимствует их у метаидеологий на обоих полюсах политического спектра. Выделяют два его варианта — левый радикализм, направленный на максимально быстрое и тотальное разрушение существующего общества либо политической системы (например, анархизм, большевизм) и правый радикализм с агрессивной консервативно-охранительной направленностью (разновидности фашизма или национализма, например, во Франции Национальный фронт Ж.-М. Ле Пена, движения против «большого правительства», «партии налогового бунта»).

        «Левые» делали акцент на принципе экономического эгалитаризма (равенства). Требования равенства сопровождались попытками обеспечить его при помощи государства. «Левые» — это сочувствие всем «униженным и оскорбленным» и т. д. Однако, по мнению Франка, после октябрьского переворота произошло переворачивание понятий. «Левое» стало синонимом произвола, деспотизма, унижения человека; «правое» — символом стремления к достойному человеческому существованию...».

С высот современного знания понятно, что при всей своей значимости, марксизм не сумел преодолеть определенных элементов утопизма. Маркс и Энгельс подходили к будущему обществу как к антиподу капитализма, что было характерно и для утопической традиции.

Сегодняшний взгляд таков, что капитализм объективно создает все, в первую очередь, материальные основы будущего социалистического общества, что в чистом виде не бывает той или иной формации. Но такой подход определяется в марксизме тем, что в XIX веке капитализм являл собой общественный строй с беспощадной эксплуатацией трудящихся, непримиримыми классовыми противоречиями, лишением трудящихся элементарных человеческих прав.

Сегодня очевидно, что такое понимание социализма и путей перехода к нему далеко не во всем оправдано: с высот современного знания и практики становится все более очевидным, что вряд ли социализм может обойтись без товарно-денежных отношений и смешанной экономики, вряд ли верна теория отмирания государства, ибо в любом обществе должен быть механизм, регулирующий правила человеческого общежития, вряд ли достижимо полное равенство, ибо потребности и интересы людей всегда останутся весьма не только многообразными, но и в какой-то степени противоречивыми.

И уже В.И. Ленин, столкнувшись в иной исторической ситуации с практической проблемой социалистического строительства, вынужден был признать необходимость изменения взгляда на социализм вследствие невозможности осуществления ряда коренных положений марксизма. В.И. Ленин под воздействием российской действительности пришел к новому пониманию обобществления, к осознанию необходимости множественности форм собственности, сохранению товарно-денежных отношений.

Претерпели изменения и его взгляды на управление обществом: была признана необходимость государственности на первой фазе коммунистической формации.

И, тем не менее, В.И. Ленин также не смог освободиться от всех элементов утопизма и идеологизированности. Это нашло свое проявление, например, в противопоставлении буржуазного рынка социалистическому (и сегодня существует такое противопоставление), буржуазной демократии пролетарской. В марксизме-ленинизме постоянно шла борьба двух тенденций: во-первых, велся (хотя и не всегда удачно) научный поиск, имевший целью превратить социализм из утопии в науку, во-вторых, происходило превращение общечеловеческой идеологии в идеологию классовую, пролетарскую. Притом вторая тенденция в значительной мере подавляла первую: научность часто уступала место классовому интересу.

Идеологизация социализма имела для марксизма, по крайней мере, два нежелательных последствия: проявление нетерпимости к другим воззрениям, позициям и противоречивость собственных представлений о социализме.

Подлинный научный подход требует (как справедливо указывал К. Маркс) учета всей совокупности факторов, в том числе и существующих идей и мнений. Однако на практике К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин часто проявляли непримиримость к другим позициям, вели бескомпромиссную борьбу с инакомыслием, за «чистоту марксизма-ленинизма». Ими часто не принимались во внимание даже те рациональные мысли, которые имелись у их политических оппонентов.

Так, оппоненты К. Маркса из лагеря анархистов М. Бакунин и П. Прудон резко выступали с критикой идеи диктатуры пролетариата, предупреждая, что на практике она может выродиться в кровавый террор (диктатура якобинцев). Однако Маркс стоял на своем. Сторонников Маркса и его последователей не насторожило даже то обстоятельство, что в стане марксистов произошло размежевание по этому вопросу: большинство западных социал-демократов во главе с К. Каутским и Э. Бернштейном, учитывая реальные процессы в капиталистических странах, отказались от идеи насильственной революции и диктатуры пролетариата, предпочитали им парламентскую, профсоюзную и иную борьбу за права рабочих. Эту позицию разделяли и российские меньшевики. В.И. Ленин обрушился с резкой критикой на «ревизиониста» Бернштейна и «ренегата» Каутского за отступничество от марксизма.

Другим последствием пролетарской идеологизации представлений о социализме была противоречивость этих представлений. И это не случайность. Стремление сочетать научную объективность и классовые интересы не могло не отразиться на уровне научности идеологии.

В марксизме-ленинизме можно обнаружить немало положений, противоречащих друг другу. Как ученый-исследователь К. Маркс исходил из того, что самоотрицание, саморазрушение капитализма есть автоматический процесс, что частная собственность в своем экономическом движении сама толкает себя к своему собственному упразднению. Но К. Маркс-идеолог призывает к насильственному изменению мира, к революции, к тому, чтобы «помочь» переходу от одной формации к другой. А революция, как писал Ф. Энгельс, – «средство чрезвычайно авторитарное».

Маркс, Энгельс, Ленин, видя серьезные различия между наукой и идеологией, тем не менее, пытались быть одновременно и учеными, и идеологами, результатом чего и стала утопичность ряда сторон их концепций.

Следует подчеркнуть, что по основополагающим идеям марксизма о революции, непримиримой классовой борьбе, диктатуре пролетариата в первые два десятилетия XX в. обозначился раскол в рабочем движении и социал-демократии.

Причины таких событий коренились в самой природе рабочего движения и социал-демократии. Как бы предвидя возможность появления диктаторского социализма (согласно марксистской идее – диктатуры пролетариата), руководители реформистского крыла социал-демократии провозгласили своей целью построение демократического социализма.

Согласно Марксу, политическая система защищает позиции или способствует осуществлению классовых интересов тех, кто стоит у власти, т.е. тех, кто владеет средствами производства. Как полагает Парсонс, политические процессы подчинены ценностям всего общества. Обширные исторические данные подтверждают оба толкования. Наверное, здравый смысл подсказывает, что в будущем теоретикам следует стремиться найти объяснения с учетом особенностей каждой мысли, а не оспаривать преимущество той или иной теории».

Канадский профессор Дж. Макмерти оспаривает «разноголосый хор, возвещающий о «смерти марксизма», порожденный внезапным крушением коммунистических режимов в странах Восточной Европы и в Советском Союзе. Он пишет, что необходимо проводить различие между Марксовым историко-материалистическим методом социально-исторического анализа и коммунистическим проектом, к которому, как считал Маркс, логически ведет его применение. Это две разные вещи, относящиеся к разным логическим и теоретическим уровням исследования. И еще: «...несбыточность коммунистического проекта не может служить основанием для вывода о ложности историко-материалистического метода».

К марксистской теории и методу анализа политики должен быть такой подход, а именно научный, как и к другим концепциям. Он несовместим ни с возведением марксизма в ранг какой-то вечной истины, ни с попыткой некоторых теоретиков объявлять марксизм «мертвым» и предавать анафеме всякое упоминание о нем. В марксизме, как и в других учениях, зерна истины соседствуют с субъективистскими представлениями.

Обращаясь к марксизму как методу анализа социальной реальности, надо также иметь в виду важность разграничения в марксизме теоретических взглядов и политической доктрины. Еще в начале века на этот вопрос обратил внимание Э. Бернштейн, подчеркнувший ошибочность сведения теории социализма к политической доктрине. Теория, отмечал он, объясняет идею социализма, характеризует его как некую идеальную модель будущего общества. Политическая доктрина – это интерпретация теоретической идеи с точки зрения цели политической борьбы социал-демократии и путей ее достижения.

Думается, не будет ошибкой сказать, что для советской литературы многие годы было правилом именно то, против чего возражал известный немецкий социалист: отождествление марксизма как теории с революционной политической доктриной. С той именно доктриной, которая была положена в основу деятельности Коммунистической партии.

Такой подход к марксизму был заложен лидерами большевизма. Л. Троцкий в свое время писал, что метод Маркса служит «преимущественно, почти исключительно, для политических целей».

К чему привело безоговорочное сведение научно-теоретической стороны марксизма к его политическому аспекту, известно. Политизированный марксизм в конечном счете превратился в инструмент коммунистической апологетики.

Теперь о существе концепции политики, составляющей сердцевину марксистского анализа. Центральная идея марксизма – обоснование социально-экономической детерминации политической сферы жизни общества. Она конкретизирована в положениях о классовой природе государства, политической власти партий. В одной из своих ранних работ «К критике гегелевской философии права» Маркс подчеркивал зависимость государства от гражданского общества как феномена реальной социальной жизни людей.

Как известно, доминирующей идеей марксизма является обоснование и раскрытие классово-экономической основы политической власти, ее институтов. Политическая власть, по Марксу, есть лишь порождение экономической власти; класс, которому принадлежит экономическая власть, неизбежно завоюет и политическую власть. В марксистских теоретических работах раскрывается прямая связь политического с противоречиями между материальными интересами классов и внутриклассовых групп. Причем на первый план ставятся общие интересы. Именно с ними сопрягается понятие политики.

Политика есть не что иное, как отношение классов, связанное с интеграцией общих интересов, с их защитой и реализацией. По Марксу, политическое движение – это движение класса, стремящегося осуществить свои интересы в общей форме. Общеклассовые интересы суть интересы политические. Идея о классовом характере государства и в целом политики была отправной для В.И. Ленина и всех марксистских теоретиков. Политика «есть область отношений всех классов и слоев к государству и правительству, область взаимоотношений между всеми классами».

Рискуя попасть под огонь критики как доктринеров от марксизма, так и тех, кто последний полностью отвергает, я сделал бы акцент на возможности синтеза альтернативных концепций. В принципе, возможно найти точки соприкосновения объективного марксистского подхода к определению политики и понимания политики западными теоретиками как только специфической формы человеческой субъективности. Ведь сфера политики – это сфера целенаправленной деятельности людей, что постоянно подчеркивают марксисты и политологи других школ. В политике всегда в конечном итоге реализуются какие-то замыслы, общие цели и стремления социальных групп, их лидеров.

Обозревая политические процессы, происходящие сегодня в ряде районов России и других бывших советских республик, приходится констатировать схожесть ситуаций с той, которую описывал К. Маркс почти сто сорок лет тому назад. И здесь действие некоторых политических сил опирается не на политическое просвещение, а на националистические и шовинистические суеверия определенных слоев населения.

Идея относительной самостоятельности политики позволяет прояснить многие проблемы современного мирового политического процесса. Например, тот факт, что на одном и том же типе экономического базиса (например, капиталистического) существуют и развиваются разнообразные формы политического устройства общества. Или, – что у одинаковых по своей социальной базе политических партий может существенно различаться политическая стратегия и тем более тактика.

Итак, марксистский метод анализа политики основывается на признании ее детерминированности классовыми социально-экономическими отношениями, противоречиями и конфликтами и вместе с тем – относительной самостоятельности политики. Этот постулат материалистической концепции не охватывает всего многообразия факторов, влияющих на политические процессы и структуры, и поэтому не может быть признан исчерпывающим в анализе. Однако он отражает глубинную сторону в общественно-политических связях и составляет суть субстанционалистской концепции политики.

 Глава 2. Правый радикализм и его носители  

     «Правые» радикалы предложили свою трактовку человека как суверенной личности, которой нельзя навязывать со стороны те или иные правила. Они требовали безопасности для человека и собственности, а также законности.

          «Правые» придерживались либеральной экономической теории, что означало ограничение роли государства, как в политической жизни, так и в экономической, поскольку вмешательство государства разрушает экономику и лишает свободы.

            Фашизм — идейно-политическое течение, возникшее в 1919 г. в Италии в Германи и выражавшее интересы наиболее реакционных и агрессивных праворадикальных слоев как крупной, так и средней и мелкой буржуазии. Идеология фашизма включает идеи расового неравенства и превосходства одной расы над другой, «классовой гармонии» (теории «народного сообщества» и «корпоративности»), вождизма («фюрерства»), всевластия геополитики (борьба за жизненное пространство). Для фашизма характерны автократический политический режим, применение крайних форм и средств подавления демократических прав и свобод, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, всеохватывающий контроль над общественной и личной жизнью, опора на националистические идеи и социально-демагогические установки.

        Когда 23 марта 1919 г. в одном из помещений Ассоциации торговцев и лавочников Милана собралось несколько десятков человек самых разнообразных политических взглядов и ориентации — республиканцев, социалистов, анархистов, не поддающихся классификации бунтарей и бывших солдат во главе с недавним солдатом и начинающим журналистом Бенито Муссолини — и назвали себя фашистами, никто не мог представить, что этим собранием положено начало идейно-политическому движению, а затем и политическому режиму, который стал черным знаком XX в.

      Фашизм не был злым умыслом одиночек или масс людей, хотя одиночки встали во главе его, а массы поддержали их. Фашизм возник выражению французского политолога Шанталь Мийон-Дельсоля, из обширной туманности, которая образовалась после Первой мировой войны, словно шлейф пыли, во всех без исключения странах Европы и даже пределами. Фашистская идеология была своеобразной реакцией на всесторонний кризис общества: экономический и социальный кризис вследствие; дегуманизации труда и массового переселения людей из деревень в города; политический кризис в результате неприспособленности новых демократических режимов, а также злоупотреблений и коррупции в демократических государствах; интеллектуальный и духовный кризис, порожденный современным радикализмом и размыванием религиозных и моральных ценностей. Однако не везде он пришелся ко двору.

    В странах, потерпевших поражение в Первой мировой войне, и прежде всего в Германии, были дополнительные причины для возникновения фашизма. Одной из них было чувство унижения, которое испытывала нация в связи с выплачиваемой репарацией странам-победительницам за причиненный им ущерб, что в официальной пропаганде и на бытовом уровне в те годы расценивалось не иначе как «величайший позор» германской нации, который можно смыть только новой кровью. Зазвучали идеи, лозунги, учения, что Германия «превыше всего» и «превыше всех». Фашистские лидеры успешно использовали этот момент, сознательно подогревали реваншистские настроения.

    Основываясь на исследованиях по электоральной социологии, американский ученый С.М. Липсет составил портрет-робот избирателя, поддержавшего в 1932 г. в Германии нацистов: самодеятельный представитель  средних классов, проживающий на ферме или в небольшом поселении протестант, ранее голосовавший за какую-то центристскую или регионалистскую партию, враждебно относящийся к крупной промышленности. Пройдет немного времени, и не только тысячи обывателей, описанные. Липсетом, но и многие тысячи других представителей немецкого народа превратятся в отзывчивую на фашистскую пропаганду массу.

      Фашизм как идеология есть крайне эклектичная система взглядов. К тому же при наличии общих черт он многолик, несет на себе какие-то национальные особенности. Истории XX в. известны разные фашизмы: итальянский фашизм, немецкий национал-социализм, португальский фашизм диктатора Салазара (до 1974 г.), испанский фашизм генерала Франко (до 1975 г.) и др. Каждый из национальных вариантов отличается предметным своеобразием в идеологии.

       Так, для национал-социализма характерна идеализация биологических законов и попытка перенести на общество право сильного, царящее в природе. Фашизм восхищается законом природы, в соответствии с которым можно оправдать власть сильного над слабым. Ценностью здесь является элитарно-иерархический принцип, согласно которому одни рождены повелевать, а другие подчиняться. В данной идеологии всячески восхваляется  война, которая ведет к сплочению нации, оправдываются территориальные притязания к другим народам, поощряется империализм как завоевание «жизненного пространства» для переселенной страны. Германский национал-социализм отвергал процесс модернизации и мечтал об «аграрной стране Германии». Вождизм (принцип фюрерства) означал единство государства, воплощенное в вожде. Всячески превозносился принцип всевластия государственной машины и корпоративного государства. Главным отличием национал-социализма в семействе фашистских идеологий стало наличие в ней теории заговора западных плутократий и большевизма как орудий мирового еврейства против Германии. А также теория о непреодолимости неравенства рас и наций и мировом господстве арийской расы, отождествляемой с германской нацией.

        «Реализация  расистских  концепций  в  расистском  государстве, — писал Гитлер, — позволит нам вступить в период процветания: вместо улучшения породы собак, лошадей или кошек люди займутся улучшением собственной породы; в эту эпоху истории человечества одни, познав истину, молча совершат акт самоотречения, другие с радостью принесут себя в дар нации. Немецкий народ не имеет иного будущего, кроме мирового господства. Истинное отношение к немецкому народу он выразил в январе 1942 г. после поражения под Москвой: «Если немецкий народ не готов  сражаться для своего выживания, что ж, тогда он должен исчезнуть».

    В отличие от немецкого национал-социализма, стремившегося создать «тысячелетний рейх», итальянский фашизм спекулировал на идее воссоздания Великой Римской империи. В 1936 г. Муссолини объявил всей итальянцам о великом историческом событии — завоевании итальянским войсками африканской страны Абиссинии. «У Италии есть империя!» — возвестил он. Режим Муссолини, помня о дохристианском Риме, игнорировал режим цезарей и времена язычества.

   Одна из основных идей итало-фашизма — идея корпоративного государства. «Наше государство не является ни абсолютным, ни тем абсолютистским, отстраненным от людей и вооруженным только непреложными законами, какими и должны быть законы. Наше государство это органическое, человечное государство, самым тесным образом связанное с реальной жизнью», — писал Муссолини в книге «Корпоративное государство». В корпоративной системе экономика организована в контролируемые государством ассоциации труда и капитала, все трудятся согласии» с помощью однопартийной диктатуры. Корпоративная система исходит из того, что человек может выразить себя как гражданин, только будучи членом группы. Муссолини ввел в политический язык понятие; тоталитаризма, когда сказал, что фашистское государство тоталитарно, т.е. не допускает никакой ассоциации или ценностей, кроме себя.

   В семействе фашистских идеологий несколько особняком стоит идеология, связываемая с именем Антониу Салазара — португальского диктатора, правившего страной с 1932 г. до конца 60-х гг. Чтобы представить себе ситуацию в стране до Салазара, достаточно сказать, что с момента провозглашения республики в 1910 г. и до военного мятежа 1926 г., т.е. за 16 лет, в Португалии произошло 16 переворотов.

   Салазар был профессором Коримбского университета. Ввиду бедственного положения страны ему были предложены чрезвычайные полномочия. Используя их, ему удалось постепенно добиться оздоровления экономики. «Один из моих принципов, которому я всегда следую, — отмечал он, — заключается в следующем: никто не может оспаривать правоту главы государства, что означает, что в урегулировании политических проблем есть только один верховный арбитр, чье просвещенное решение является обязательным для всех».

    Фашизм — сложное явление, обусловленное многими факторами. Не в известном смысле можно сказать, что фашизм приходит и уходит не только в силу наличия или отсутствия этих факторов, но и вместе с личностью того политического лидера, который становится его символическим выражением.

                                                     Заключение

Итак, «левые» делали акцент на принципе экономического эгалитаризма (равенства). Требования равенства сопровождались попытками обеспечить его при помощи государства. «Левые» — это сочувствие всем «униженным и оскорбленным» и т. д. С высот современного знания понятно, что при всей своей значимости, марксизм не сумел преодолеть определенных элементов утопизма. Маркс и Энгельс подходили к будущему обществу как к антиподу капитализма, что было характерно и для утопической традиции. Идеологизация социализма имела для марксизма, по крайней мере, два нежелательных последствия: проявление нетерпимости к другим воззрениям, позициям и противоречивость собственных представлений о социализме.

         Фашизм — сложное явление, обусловленное многими факторами. Не в известном смысле можно сказать, что фашизм приходит и уходит не только в силу наличия или отсутствия этих факторов, но и вместе с личностью того политического лидера, который становится его символическим выражением. Для фашизма характерны автократический политический режим, применение крайних форм и средств подавления демократических прав и свобод, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, всеохватывающий контроль над общественной и личной жизнью, опора на националистические идеи и социально-демагогические установки. Внешняя политика фашизма — политика империалистических завоеваний».

                              Список использованной литературы

  1.  Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: РОССПЭН, 2013. – 344с.
  2.  Белов Г.А. Политология. М.: ЧеРо, 2015. – 304с.
  3.  Гаджиев К.С. Политическая наука. М.: Международные отношения, 2015. – 400с.
  4.  Зеркин Д.П. Основы политологии. Ростов н/Д.: Феникс, 2014. – 544с.
  5.  Ильин В.В. Политология. М.: Дело, 2013. – 546с.


PAGE  



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
14094. МАГНИТНЫЕ И ОПТИЧЕСКИЕ НОСИТЕЛИ ИНФОРМАЦИИ И ВОЗМОЖНОСТЬ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ПРАКТИКЕ ОРГАНИЗАЦИЙ 42.72 KB
  В природе естественным носителем информации является человеческая память. И все же с давних лет человек пользуется посторонними подсобными средствами для хранения информации, которые в начале были самыми примитивными (камнями, ветками, перьями, бусами).
8335. Аналоговая и дискретная информация. Носители данных. Операции с данными. Кодирование данных. Системы счисления. Энтропия и количество информации 227.54 KB
  Системы счисления. Системы счисления Кодирование данных используется издавна: код Морзе Брайля морской сигнальный алфавит и т. В истории человечества для кодировании чисел наиболее известны две системы счисления: непозиционная и позиционная. Как та так и другая системы счисления характеризуются основанием – количеством различных цифр используемых для записи чисел например от 0 до 9 т.
14492. БИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА САЗАНА (CYPRINUS CARPIO) ИЗ РЕКИ ЛЕВЫЙ БЕЙСУЖЕК 1.48 MB
  Данная курсовая работа посвящена изучению сазана из реки Левый Бейсужек а именно изучению его физиологического состояния питания полового и размерномассового составов. Целью данной работы является изучение биологических показателей популяции сазана в реке Левый Бейсужек. Для достижения целей были выполнены следующие задачи: проанализировать литературные данные по теме исследования; собрать и проанализировать материал стандартными рыбохозяйственными методами; провести анализ биологических характеристик пойманных особей сазана.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.