Роль волшебных сказок в формировании личности младшего школьника

Цель работы – изучить поэтику русской волшебной сказки и на этой основе разработать уроки, направленные на формирование читательской компетентности младших школьников.

2014-11-01

75.43 KB

40 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………......3

1 Филологические основы рассмотрения волшебных сказок...........................5

1.1 Миф как прародитель волшебной сказки……………………………...........5

1.2 Понятие волшебной сказки. Особенности поэтики….……………………13

1.3 Центральные образы волшебных сказок…………………………………...22

2 Роль волшебных сказок в формировании личности младшего школьника..33

2.1 Влияние волшебной сказки на развитие ребенка младшего школьного возраста…………………….……………………………...……………………...33

2.2 Волшебные сказки в литературном развитии детей младшего школьного возраста…………………………………………………………………………...45

2.3 Изучение композиции и сюжета волшебной сказки: разработки уроков..54

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….68

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…..………………………..71


ВВЕДЕНИЕ

В русской фольклорной прозе есть два многожанровых вида - проза сказочная и несказочная. Отличает их то, что они выполняют разные функции: сказочная проза - функцию эстетическую (сказки рассказываются для развлечения и поучения), несказочная проза - информативную.

Сказки делят на три основные группы - сказки о животных, волшебные и бытовые. Их объединяет один признак: наличие нарочитого вымысла, игры фантазии. Сказка - самый "свободный" вид фольклора, менее всего связанный с бытовым контекстом.

Корни сказок очень разнообразны. Источниками сказок были и мифологические верования первобытных народов, и эпические формы творчества народов более высоких культур, и обычное отражение ситуаций, форм жизни отдельных племен народов, и продукты чистой фантазии изобретательных умов, отражение сновидений, и разряд известных сексуальных эмоций, и переделка готовых книжно-литературных произведений низших слоев народа, и просто элементы международных сюжетов.

Русские народные сказки представляют собой национальные версии интернациональных сюжетов, и считать их русскими по происхождению нельзя. Архетип в сказках, особенно в волшебных, выделяется путем сравнительного анализа вариантов сказочных сюжетов. Такая методика рассмотрения сказок позволяет  сделать выводы об исторической, а именно мифологической основе сказочных сюжетов.

Изучение поэтики волшебной сказки в школе должно строиться на культурно-исторической основе. Такой подход следует считать актуальным, так как он соответствует эстетической природе сказки и научным изысканиям отечественных фольклористов. Несмотря на исследования, выполненные еще в 40-е годы XX века, в методике школьного анализа волшебной сказки научный подход практически не используется.

Актуальность данной работы обусловлена тем, что в младших классах детям закладываются основы восприятия окружающего мира и именно в младших классах у детей начинают формироваться социального представления о жизни. Всё это происходит посредством образного восприятия, и волшебные сказки в данном случае выполняют информативную функцию, где на простых и ярких примерах показывают ребенку черты характера человека и сущность окружающего его мира.

Объект исследования – психолого-педагогические функции русской волшебной сказки.

Предмет исследования – изучение поэтики русской волшебной сказки в начальной школе.

Цель работы – изучить поэтику русской волшебной сказки и на этой основе разработать уроки, направленные на формирование читательской компетентности младших школников.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  1.  изучение научных источников по теме исследования;
  2.  рассмотрение исторических корней и особенностей поэтики русской волшебной сказки;
  3.  рассмотреть образы героев в волшебных сказках;
  4.  анализ влияния волшебной сказки на развитие личности младшего школьника;
  5.  разработать уроки, направленные на изучение волшебных сказок в начальной школе.

Методологической базой явились труды филологов-фольклористов, психологов, педагогов, а также статьи и публикации, посвященные методике организации образовательного процесса на уроках литературного чтения.

1 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РАССМОТРЕНИЯ

ВОЛШЕБНЫХ СКАЗОК

1.1 Миф как прародитель волшебных сказок

Мы редко задумываемся над тем, что стало живой основой литературного творчества. А это было «Слово». Произнесенное, «изреченное» во времена глубокой древности, оно представлялось людям знамением «свыше», знаком «богодухновенности», который следовало удерживать в памяти, передавать потомкам.

Стремление такого рода проявлялось вначале в так называемой синкретической форме — в культовых песне и танце, отражавшим взаимоотношения человека с обожествляемыми им силами природы. Постепенно, в ходе трудовой деятельности людей, освоения ими определенных природных ресурсов, в таких «действах» из неупорядоченных еще представлений об окружающем мире возникала тенденция более стройного осмысления и очеловечивания его сил — рождались мифы о богах, хотя и обладавших сверхъестественными возможностями, но весьма похожими по своим устремлениям и поступкам на самих безвестных творцов этих сказаний. Но чем меньше в процессе развития общества становилась зависимость человека от внешнего мира, тем чаще уже он сам представал в эпосе все более сильным, непобедимым — богатырем. Обычно таким персонажем выступал владыка земной, царь, — ведь теперь не только силы природы, но и вожди определяли жизнь простых людей. Так возникали мифы о героях, богатырский эпос. Эти мифы сначала запечатлевались при помощи рисунков на камнях, посуде, тканях, а с появлением письменности — в клинописной форме на глиняных табличках.

Миф рассказывает о событиях, происходящих в пространстве и во времени. В этом повествовании на языке символов выражаются философские и религиозные идеи, передаётся внутреннее состояния человека, и в этом подлинное значение мифа. Миф - не «выдумка», не «пережиток» прошлого. А некий первичный язык описания, в терминах которого человек с древнейших времен моделировал, классифицировал и интерпретировал самого себя, общество, мир.

Еще на ранних этапах истории люди не только заботились о поддержании своего существования, но и стремились сохранить свое племя, свой род. И все, что способствовало воспитанию человека смышленого, сильного, ловкого, становилось содержанием колыбельных песенок, потешек, загадок, сказок... жизненный опыт, накопленные знания об окружающем мире, мудрые выводы из всего этого взрослых в виде своеобразных поучений преподносились детям в простых и доступных их пониманию формах. О том свидетельствует фольклор. Миф - древнейший литературный памятник [Пропп 2010: 48-49].

Ученые считают, что мифы послужили своеобразным источником для развития научных представлений, зарождения философии, литературы, живописи, скульптуры, архитектуры, музыки, театрального искусства. Самые древние сказки обнаруживают сюжетную связь с первобытными мифами. Совершенно очевидно, что миф был предшественником волшебной сказки о браке с заколдованным существом, сбросившим затем звериную оболочку и принявший человеческий облик(сюжет известной всем сказки «Аленький цветочек»), сказки о чудесной жене, которая дарит своему избраннику удачу в делах, охоте и т.д., но покидает его из-за нарушения какого-либо запрета («Царевна-лягушка»). Популярные сказки о детях, попавших во власть злого духа, чудовища, колдуна и спасшихся благодаря находчивости одного из них (Сестрица Аленушка и братец Иванушка), сказки об убийстве могучего змея, дракона (3мея Горыныча, Кощея Бессмертного) воспроизводят мотивы определенных обрядов древних людей.

С течением времени, с развитием человеческого общества дети «присвоили» большую часть этих сказок, мифов, легенд. Возможно, происходило так потому, что детское сознание в чем-то ближе тем наивным и одновременно глубоко мудрым представлениям о человеческой природе, о добре и зле, которые вырабатывали народы в пору своего младенчества и на ранних этапах своей истории

В русской науке нередко употребляется термин «сказки мифологические». Он ведет начало от работ фольклористов первой половины XIX в., например от И. П. Сахарова. За ним следовали П. А. Бессонов, О. Ф. Миллер, собиратель сказок Е. Р. Романов и другие, которые называли волшебные сказки мифологическими.

Что же есть мифологического в русских волшебных сказках? Во-первых, чудеса, которые происходят в сказках по воле персонажей, обладающих волшебными способностями, или по воле чудесных животных, или при помощи волшебных предметов; во-вторых, персонажи фантастического характера, такие, как баба-Яга, кощей, многоглавый змей; в-третьих, олицетворение сил природы, например, в образе морозко, одушевление деревьев (говорящие деревья); в-четвертых, антропоморфизм — наделение животных человеческими качествами — разумом и речью (говорящие конь, серый волк).

Но все это лишь следы мифологических представлений, так как «формирование классической формы волшебной сказки завершилось далеко за историческими пределами первобытнообщинного строя, в обществе, гораздо более развитом», — пишет Е.М. Мелетинский в статье «Миф и сказка» [Черноусова И. П. 2012: 121].

Спорным остается вопрос о прямом происхождении волшебной сказки из мифа. Е.М. Мелетинский считает, что происходила трансформация мифа в сказку. На такой точке зрения стоят многие фольклористы. Но она требует еще достаточного обоснования. Правильно лишь мнение о том, что мифологическое мировоззрение дало основу поэтической форме сказки, создалась поэтическая мифология сказки. Перечисленные выше элементы мифологии, вошедшие в волшебную сказку, приобрели художественные функции.

Важным моментом является то, что сюжеты волшебных сказок, чудеса, о которых в них говорится, имеют жизненные основания. Это, во-первых, отражение особенностей труда и быта людей родового строя, их отношения к природе, часто их бессилие перед ней; во-вторых, отражение особенностей феодального строя, прежде всего раннего феодализма (царь - противник героя, борьба за наследство, получение царства и руки царевны за победу над злыми силами). Характерно, что капиталистические отношения не нашли отражения в волшебных сказках. Очевидно, ее развитие остановилось до формирования капиталистической формации.

Жизненной основой волшебных сказок была и та мечта о власти над природой, которая, по мнению М. Горького, так характерна для них.

В волшебных сказках встречаются иногда лешие, водяные, кикиморы. Они заменили настоящих персонажей чудесного повествования. Так, например, в одном из вариантов сказки «Морозко» вместо всесильного хозяина зимних стихий Мороза представлен леший, который одарил падчерицу всем, чего только могла пожелать крестьянская девушка.

Наделив колдуна и ведьму сверхъестественными способностями, люди в стремлении обезопасить себя от влияния чар и черных колдовских дел обставляли свой быт множеством магических обрядов. Магия – это то же чародейство и то же волшебство, это обряды, связанные с верой в способность человека противодействовать сверхъестественным силам и находить у них поддержку и защиту. Магия желала подчинить человеку волю других людей, покорять животных, природу, а также действовать на воображаемых хозяев, духов и богов. Рождение магических обрядов относится к первобытным временам. Появление обряда в быту стало возможно из-за незнания человеком истинных связей и отношений в реальном мире. Человек зависел от природы. Его скованное сознание искало средств защиты в борьбе со стихиями природы и общественными бедами.

Остатки обрядовой магии точно воспроизводятся в содержании многих волшебных сказок. Есть близость волшебного сказочного действия к магическим отрядам посредством указания на частое совпадение предметов, которые составляли неотъемлемую часть обрядовых действий, с теми предмета, которые наделены в волшебных сказках чудесными свойствами.

Кольцо в сказках наделено чудесным свойством. Сказка о трех царствах говорит о медном, серебряном и золотом кольцах, в каждом из которых заключено особое царство. В сказке о чудесной рубашке кольцо, надетое на палец, обращает героя в коня. Обручальное кольцо, переброшенное с руки на руку, заставляет явиться двенадцати молодцам со словами «Что прикажете?». Герой приказывает: «Перенесите меня вот с этой горы». И молодцы его перенесли. Топор во всех сказках рубит сам. Емеля-дурак говорит топору: «По щучьему веленью, а по моему прошенью, ну-ка, топор, руби-ка дрова, а вы, поленья, сами кладитесь в сани и вяжитесь!» И топор принялся за дело.

Платок в сказках обладает чудесным свойством. Достаточно бросить его или просто махнуть им, как образуется широко разлившееся вокруг озеро и даже море. «Иван-царевич услыхал шум, оглянулся — вот-вот нагонит сестра; махнул хусточкой, и стало глубокое озеро. Пока ведьма переплыла озеро, Иван-царевич далеко уехал».

Вода, частая принадлежность обрядового действия, в сказках творит чудо за чудом: она возвращает зрение, дает молодость, исцеляет от болезней, оживляет, лишает силы, делает героя сильнее самых страшных чудовищ. Есть и такая вода, которая может обратить человека в зверя, птицу, но есть и другая, которая возвращает людям человеческий облик. Говоря о природе чудесного в сказках, необходимо отметить сохранение и в позднем фантастическом вымысле волшебных сказок некоторых свойств, идущих от магических обрядов. Таковы чудесные «моложавые» яблоки, которые в сказке возвращают человеку юность, силу и здоровье. Можно предположить, что проникновение этого чудесного предмета в волшебное повествование произошло не без влияния обрядово-магических представлений и понятий, живших в народе. До самых последних дореволюционных лет в некоторых русских селах сохранялся свадебный обычай: молодые по возвращении из церкви после венчания ели яблоко [Рафаева 2012: 71].

Съеденное яблоко должно было, по мысли людей, исполнявших этот обряд, обеспечить чадородие и благополучие новой семье.

Итак, исторические корни волшебных сказок уходят в первобытную мифологию. Многие их мотивы связаны с магией, с верой в сверхъестественные связи с животными - тотемизмом. Магическую силу имеют слова и предметы. Много в волшебных сказках и всякого рода превращений: ведь в мифологическом сознании не было строгой границы между человеком и природой.

В чем состоит отличие мифа, как такового, от сказки?

Обычно считают, что различие заключается в том, что, слушая сказку, мы сознаем, что в ней говорится о чем-то недействительном и «сказочном», тогда как миф есть лишь наивная форма научного объяснения, принимаемая совершенно серьезно. В этой характеристике показано различие сказки и мифа в их зрелую пору; правильно выдвигается на первый план различная установка в обоих случаях. Однако было бы ошибкой не замечать именно генетической близости сказки и мифа – и это имеет особое значение для того, чтобы войти в понимание детского мира. Миф и сказка растут из одного корня, взаимно влияют друг на друга, и их различие связано с более определенным сознанием различия мира действительности и мира фантазии.

Волшебная сказка может быть сопоставлена не только с отдельными мифологическими представлениями, но и с ритуалами. Ритуально-мифологический генезис имеют мотивы брака человека с тотемным чудесным животным - существом, временно сбросившим звериную оболочку. Чудесная жена приносит своему избраннику удачу, но покидает его вследствие нарушения запрета - табу ("Царевна-лягушка"). Того же происхождения и сюжет о чудесном муже ("Финист - Ясный сокол"). В таких сказках отражается не только табу, но и обычай брать жену из другого рода - вот почему герой отправляется за своей женой (героиня за своим мужем) за тридевять земель.

Ряд сказочных мотивов и символов (потерянный башмачок, запекание кольца в пирог, ряжение невесты в свиной кожух и т. д.) может быть объяснен древними брачными обычаями и обрядами и тоже имеет ритуально-мифологическую семантику.

Очень важную роль в архаическом обществе играли так называемые переходные обряды, которые связывали индивидуальную судьбу человека с его социальной группой. Главный переходный обряд - инициация (посвящение): юноша, достигший зрелости, переходил в группу взрослых мужчин и получал право жениться. Инициация предполагает символическую временную смерть и возрождение в новом качестве. Обрядовая символика временной смерти в сказках часто выражается в мотиве проглатывания новичка и последующего его выплевывания чудовищем, посещения иного мира и добывания там чудесных предметов. Посвящаемых уводили в лес, где они жили в хижине и подвергались всякого рода испытаниям, порою жестоким. Мотив посвящения юноши вводится во все мифические представления, обряды, ритуалы и приемы племени.

Обряд инициации не только нашел отражение в волшебных сказках, но и стал их композиционным стержнем. В сказках встречаются и лесной дом, и лесной учитель, а также комплекс мифологических представлений, связанных с временной смертью и посещением царства мертвых. В русских сказках это тридевятое царство с его золотой или огненной окраской. Герой непременно должен туда попасть. Продемонстрировав свое магическое умение и достав волшебные предметы, герой возвращается к живым уже в новом качестве: теперь он стал зрелым человеком.

Итак, начальная цель обряда инициации и восходящей к нему волшебной сказки - демонстрация волшебно-героических умений героя. Постепенно тема трансформируется под влиянием свадебного обряда: все эти умения нужны для того, чтобы жениться на прекрасной царевне. Трудные задачи в волшебной сказке почти всегда подаются как свадебные испытания, невеста-царевна - как "плата" за подвиг (эта "плата" часто объявляется в самом начале вместе с трудной задачей), счастливый брак является счастливым концом сказки. Непременное условие формирования жанра волшебной сказки, основанного на вымысле, - отрыв сказки от архаической мифологии и древних ритуалов. Достоверный мифологический рассказ должен был превратиться в поэтическую фикцию. Это происходило постепенно, с уходом древних мифологических представлений. Как замечает Е.М. Мелетинский, превращение собственно мифов в сказки сопровождалось ослаблением веры в истинность мифических событий и развитием сознательной выдумки, потерей этнографической конкретности, заменой мифических героев выдуманными персонажами и мифического времени сказочно-неопределенным, переносом внимания с космоса на социум.

Требовался, однако, особый толчок, который способствовал бы превращению мифа в волшебную сказку. Такой толчок был дан эпохой крушения родового строя. Появились и жертвы этого процесса: социально обездоленные, невинно гонимые. Сказка берет обездоленного под защиту и делает своим героем: это осиротевший юноша ("Кот в сапогах"), падчерица ("Золушка", Морозко"), осиротевшие дети ("Сестрица Аленушка и братец Иванушка") [Афанасьев 2010: 219].

Кроме того, при переходе от родового строя к патриархальной семье в положении социально обездоленного оказался младший брат. Младший брат безупречен с точки зрения родовой морали: он остается в доме родителей как хранитель очага и родовой собственности. Он уважительно относится к старшим, чтит культ предков, защищает родовые начала.

Вокруг новых социально обездоленных героев начинают собираться старые мифологические рассказы о волшебных силах, порожденных мифологическим мышлением. Но теперь эти волшебные силы встают на защиту угнетенного, помогают ему и устанавливают уходящую из жизни справедливость.

Вывод: русский фольклор не мог сохранить в неприкосновенности древнейшие рассказы этой далекой поры. Под воздействием исторических обстоятельств обрядово-магические повествования во многом отошли от своих первоначальных форм. Но народная сказка традиционно сохранила сюжеты, которые, хотя и изменились, приобрели новый смысл, однако изначальным своим происхождением обязаны древнейшим эпохам в развитии фольклора.

1.2 Понятие волшебной сказки. Особенности поэтики

Что такое волшебная сказка, и какой она бывает? В работах Проппа В. Я. «Морфология сказки» и «Исторические корни волшебной сказки» дается определение волшебной сказке, основанное на исследовании ее структуры. Это жанр сказок, который обычно может начинаться с желания иметь что-либо, нанесения вреда или ущерба кому-либо, в дальнейшем сказка развивается через отправку героя из дома, встречу с дарителем, который дарит ему волшебное средство или помощника, при помощи которого предмет поисков находится. Далее следует поединок с противником и триумфальное возвращение героя домой. Таково краткое схематическое изложение композиционного стержня, лежащею в основе очень многих и разнообразных сюжетов. Сказки, в которых присутствует подобная схема, называются волшебными.

В книге «Морфология волшебной сказки» В.Я Пропп отводит вопросу о классификации сказок целую главу «К истории вопроса», где описывает несколько различных классификаций волшебных сказок, находит в них плюсы и минусы и приходи к выводу, что совершенной классификации не существует, т.к. очень сложно среди такого огромного количества волшебных сказок выделить что-то общее для каждых, которое могло бы в последствии объединить их в группы. Тем не менее, хотелось бы привести в пример классификацию Аарне, основателя так называемой финской школы, который ввел подразряды сказок, чтобы получить примерное представление о сказках в целом. Волшебные же сказки охватывают следующие категории:

1) чудесный противник

2) чудесный супруг (супруга)

3) чудесная задача

4) чудесный помощник

5) чудесный предмет

6) чудесная сила или уменье

7) прочие чудесные мотивы.

Специфика сказочного вымысла в волшебной сказке заключается в наличии такого важного художественного компонента, как хронотоп (неотделимые друг от друга пространство и время - основные категории картины мира). Во всех сказках хронотоп общий. Характеризуется он тем, что содержание сказок не вписано в реальное историческое время и в реальное географическое пространство. Оно сказочное. Художественный мир сказки - вне реальности, поэтому его можно называть замкнутым.

Из этого следует, что сказки соединены с действительностью своими глубокими историческими корнями. Многое из того, что стало восприниматься в них как вымысел, на самом деле отражает архаичный быт и древнее мировоззрение людей. Одновременно сказка всегда устремлена в реальное будущее, которое, по мнению народа, должно быть лучше реального настоящего. Сказка соответствует действительности по противоположности. Это означает, что, реагируя на те или иные жизненные проблемы, сказка предлагала их утопическое разрешение.

Однако главные проблемы, связывающие сказку с жизнью, были морально-нравственными. К примеру, все народы создали сказку о сироте, которую обижает злая мачеха ("Золушка", "Морозко", " Чудесная корова"). Сказка не знает причин данного явления, не видит реальных путей ее преодоления - она только говорит людям: это несправедливо, так быть не должно. И в своем "замкнутом" мире с помощью своего особого, сказочного вымысла "исправляет" эту несправедливость. Следовательно, эстетика сказок выступала в единстве с народной этикой. Развлекательный характер сказок не мешал их идейной устремленности, которая, в предельно обобщенном виде, представляет собой сочувствие беззащитным и невинно гонимым.

Благодаря "замкнутости" художественного мира сказки, каждый ее сюжет мог философски восприниматься в качестве своеобразной метафоры реальных человеческих отношений и, следовательно, обретал жизненные аналогии. Люди, которые в жизни были несправедливо обижены или лишены чего-то необходимого (а такие всегда составляют большинство), получали от сказки утешение и надежду. Сказка была необходима людям потому, что помогала им жить.

Наконец, сказки связаны с жизнью еще и тем, что в процессе естественного исполнения они наполнялись правдивыми бытовыми деталями, окрашивались своеобразным "стихийным реализмом". Этот факт чрезвычайно важен для работы над сказкой с учащимися, так как помогают усвоить местную традицию рассказывания, которую также следует учитывать при знакомстве со сказками края.

"Нет сказки без правды", - утверждает пословица. И это так. Правда и вымысел, эти два противоположных начала диалектически соединились в сказке в одно художественное целое [Пропп 2012: 322].

Сказки обладают национальным и даже местным колоритом. Они отражают исторические и природные условия жизни каждого народа, окружающую его флору и фауну, его быт. Однако сюжетный состав сказок, представая в своих национальных трактовках и версиях, в основном является международным. По этой причине некоторые сказки переходили от одного народа к другому, то есть происходили процессы заимствования. Всемирное сходство сказок позволило создать международные указатели сюжетов, что значительно облегчает поиск сюжета, его аналогов. А при работе над сказкой помогает обозначить сравнительную базу мотивов и сюжетов.

Универсальное единство сказок проявилось в общих для них поэтических приемах. В основе сказки всегда лежит антитеза между мечтой и действительностью, которая получает полное, но утопическое разрешение. Персонажи контрастно распределяются по полюсам добра и зла (их эстетическим выражением становится прекрасное и безобразное). Сюжет последователен, однолинеен, развивается вокруг главного героя, победа которого обязательна.

Русская народная волшебная сказка отличается особой стилистикой, так называемой сказочной образностью.

Специфична композиция сказки, сказочный мир. Сказочный мир делится на "этот мир" и "иной мир". Разделяет их либо дремучий лес, либо огненная река, либо море-океан, либо колоссальное пространство, которое герой преодолевает с помощью волшебной птицы. Иной мир может находиться под землей (и герой попадает туда обычно через колодец или пещеру), реже - под водой. Этот мир не является в сказках "иной действительностью": там все, как "у нас": растут дубы, пасутся кони, текут ручьи. И все же это иной мир: не просто царства, а медное, серебряное и золотое. Если мир подземный, то герой погружается сначала во тьму и лишь потом привыкает к его особому свету. Там нет загробной жизни и со своими предками герой не встречается. Но это именно царство мертвых, и обитают там иные существа: Баба-яга, Кощей Бессмертный. Наконец, там и только там герой проходит основное испытание и встречает свою суженую.

Что же касается "нашего" мира, таковым его можно назвать лишь условно: действие волшебной сказки протекает в крайне неопределенном пространстве. Иногда сказочник хочет как будто уточнить, что же это за "некоторое царство, некоторое государство", но обычно уточнение носит ироническую окраску: "на гладком месте, как на бороне", "против неба на земле". Это делает сказочный мир ирреальным, не привязанным к определенной географии.

Подобно формулам "белых" и "черных" заговоров, сказочные формулы могли образовывать внутри одного текста "зеркальные" пары: "Скоро родила двух близнецов, волосы у них жемчугом перенизаны, в голове у них ясный месяц, в темячке ясное солнышко; на правых-то руках у них стрелы каленые, на левых-то руках копья долгомерные" [Афанасьева  А. Н. 2011:205].

Формулы подвергались варьированию. Например: "У моря лукомория стоит дуб, на том дубу золотые цепи, и по тем цепям ходит кот: вверх идет - сказки сказывает, вниз идет - песни поет"; "У меня диво есть в лесу: стоит береза, а на березке ходит кот с самогудом, вверх и вниз ходит, песни поет"; Приведенная формула, изображающая кота-баюна из сказки "Чудесные дети", могла отрываться от своего произведения и в виде присказки прикрепляться к другим сюжетам.

Стилистика сказки подчиняется общефольклорным законам. Здесь много так называемых формул - традиционных словосочетаний, часто повторяющихся поэтических штампов. Часть этих формул составляет обрамление сказки. Среди них - присказка, которая привлекает внимание слушателей, став визитной карточкой сказочника, свидетельством его мастерства: "На море на океане, на острове на Буяне стоит дуб зеленый, а под дубом бык печеный, у него в заду чеснок толченый; с одного боку бери да режь, а с другого макай да ешь! Это еще не сказка - только присказка".

Фольклорную присказку про ученого кота использовал А. С. Пушкин во вступлении к поэме "Руслан и Людмила".

Присказки - это особые тексты, крошечные шутливые небылицы, не закрепленные за конкретными сказочными сюжетами. Присказка вводит в сказочный мир. Задача присказки состоит в том, чтобы подготовить душу слушателя, вызвать в ней верную сказочную установку. Она вызывает слушателя из его обыденного мышления. Пример присказки: "Когда свиньи пили вино, а мартышки табак жевали, а куры его клевали" (тувинская сказка). Эта формула задает повествованию особый сказочно-ирреальный тон.

Много в сказке и срединных, медиальных формул: "Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается", "Ехали близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли". Они служат мостиками от одного эпизода к другому. Эти традиционные портретно-описательные формулы описывают, например, коня ("Конь бежит, земля дрожит, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым валит") или богатырскую поездку: "Ударил своего доброго коня, бил его по крутым бедрам, пробивал кожу до мяса, бил мясо до кости, кости проломал до мозгу - его добрый конь горы-долы перепрыгивал, темны леса между ног пускал"; либо Бабу - Ягу: "Вдруг закрутилося - замутилося, становится земля пупом, из-под земли камень, из-под камня Баба-яга - костяная нога, на железной ступе едет, железным толкачом погоняет".

Но особенно много в мировом сказочном фольклоре традиционных формул женской красоты (это именно формулы: индивидуальных характеристик сказка не знает). Вот, к примеру, формула женской красоты из туркменской сказки: "Кожа ее была так прозрачна, что выпитая ею вода виднелась сквозь ее горло, съеденная ею морковь виднелась сквозь бок". Столь же изнеженна красавица и в русской сказке: "За тридевять земель в тридесятом государстве сидит в башне Василиса Кирбитьевна - из косточки в косточку мозжечок переливается".

Однако чаще говорится о впечатлении, которое произвела красавица на героя, - он попросту теряет сознание: "Там на стене висел портрет одной прекрасной девушки. Решит, увидев его, упал и голову свою об пол чуть не разбил" (абхазская сказка); "И была она так красива, что ни в сказке сказать, ни пером описать" (русская сказка); "Она была так красива, что жаль было коснуться ее немытыми руками" (туркменская сказка).

Многие сказочные формулы древнего происхождения и сохраняют в схематическом виде ритуально-магические элементы.

Таковы, например, формулы, употребляемые в эпизоде посещения героем избушки Яги. Во-первых, герой произносит заклинательную формулу, чтобы остановить непрерывно крутящуюся избушку: "Избушка-избушка, встань к лесу задом, ко мне передом, дай мне выйти, мне не век вековать, одну ночь ночевать!" Во-вторых, формулой же отвечает герой на ворчание Яги, встречающей героя формулой: "Фу-фу-фу, русским духом пахнет!" Древность этой формулы подтверждается тем, что ее можно найти в сказках индоевропейских народов: страж царства мертвых поражен запахом живого человека. Важнейшие действия сказочных персонажей, их реплики также облекаются в формулы. Так, героиня всегда утешает своего избранника одинаково: "Ложись спать - утро вечера мудренее!".

Другая формула обрамления - концовка. Обычно она тоже бывает шутливой и возвращает слушателя из сказочного мира в мир реальный: "Свадьбу сыграли, долго пировали, и я там был, мед-пиво пил, по губам текло, да в рот не попало. Да на окошке оставил я ложку; кто легок на ножку, тот сбегай по ложку".

Финальных формул в волшебной сказке больше, чем инициальных. Чаще всего сообщается о присутствии рассказчика на сказочном пиру. Но присутствие это окрашено в шутливые, пародийные тона: был-то был, а в рот ничего не попало. И что это за пир, если он относится к временам сказочно-неопределенным? Это не только пир, на котором в рот ничего не попадает, это и полученные на пиру подарки, от которых ровным счетом ничего не остается. Сказка окончена. Заключительная формула звучит так: "Вот вам сказка, а мне бубликов связка", "Тут сказке конец, а мне водочки корец". Такая формула дает повод думать, что когда-то сказку рассказывали профессионалы - бахари и скоморохи.

Обрамление - необязательный элемент композиции сказки. Чаще сказка начинается сообщением о героях, для этого используются специальные композиционные формулы. Они фиксируют действие во времени и пространстве (фиксация может быть пародийной: "Под номером седьмым, где мы сидим"), или указывают на героя ("Жили-были", "В некотором царстве, некотором государстве"), или вводят абсурдные обстоятельства, например: "Когда рога козла упирались в небо, а короткий хвост верблюда по земле тащился…" [Лазарев А. И. 2011:62].

Каждый сказочный жанр имеет свои характерные мотивы. Мотив - это простейшая повествовательная единица, элементарный сюжет или составная часть сложного сюжета. В качестве простейшего мотива Веселовский привел формулу a+b: "злая старуха не любит красавицу - и задает ей опасную для жизни задачу". В мотиве заложена возможность приращения, развития. Так, задач может быть несколько, тогда формула усложняется: a + b+b и так далее. Как отметил Веселовский, художественные формы сюжетности исторически развивались. Происходило это по-разному: например, путем усложнения элементарных (одномотивных) сюжетов.

Волшебная сказка знает и такие мотивы, как похищение невесты, чудесное рождение, чудесное обещание и его выполнение, смерть и чудесное оживление героя, чудесное бегство, нарушения запрета, чудесное похищение (или исчезновение), подмена невесты (жены), узнавание по чудесному признаку, чудесная смерть противника. В разных сказках мотивы конкретизируются (например, чудесная смерть противника может быть в яйце, в огненной реке). Чем сложнее сюжет, тем большее число мотивов он включает в себя.

Простейший способ усложнения мотива - повтор (неоднократное использование какого-либо элемента фольклорного текста). Сказка широко использовала это художественное средство. В композиции сказок повтор бывает разных типов: нанизывание - a+b+c… ("Набитый дурак"); кумуляция - a+(a+b)+(a+b+c)…("Терем мухи"); кольцевой повтор - an: конец произведения переходит в его начало, повторяется одно и тоже ("У попа была собака..."); маятниковый повтор - a-b ("Журавль и цапля"). В более сложных сюжетах волшебных сказок возникает иерархия: образуется низший повествовательный уровень (мотив) и высший (сюжет). Мотивы имеют здесь разное содержание и располагаются в порядке, позволяющем выразить общую идею сюжета. Главный структурный признак такого сюжета - центральный мотив, соответствующий кульминации (например, бой со змеем). Другие мотивы являются по отношению к сюжету закрепленными, слабо закрепленными или свободными. Мотивы могут излагаться как лаконично, так и в развернутом виде; могут трижды повторяться в сюжете с нарастанием какого-то важного признака (бой с трех-, шести -, девятиглавым змеем) [Аникин 2012: 383].

В.Я. Пропп в книге "Морфология сказки" разложил мотив на составляющие его элементы, особо выделив сюжетно необходимые действия сказочных персонажей и определив их термином "функции". Он пришел к выводу, что сюжеты волшебных сказок основаны на одинаковом наборе и одинаковой последовательности функций. Получается цепочка функций. В выявленную В.Я. Проппом схему "вписывается" весь репертуар волшебных сказок.

Для обнаружения мотива в сказке необходимо учитывать функции действующих персонажей, а также такие элементы, как субъект (производитель действия), объект (персонаж, на который направлено действие), место действия, обстоятельства, ему сопутствующие, его результат. Как уже отмечалось, сказочные мотивы часто подвергаются утроению: три задачи, три поездки, три встречи и так далее. Это создает размеренный эпический ритм, философскую тональность, сдерживает динамическую стремительность сюжетного действия. Но главное - утроения служат выявлению общей идеи сюжета. К примеру, возрастающее количество голов трех змеев подчеркивает значение подвига змееборца; увеличивающаяся ценность очередной добычи героя - тяжесть его испытаний. "Красна песня ладом, а сказка - складом", - говорится в пословице, которая воздает должное сказочной композиции.

Последовательность функций действующих лиц приводит к однообразному построению сказок, а устойчивость функций - к единообразию сказочных образов. Это является отличительным жанровым признаком волшебной сказки.

 1.3 Центральные образы волшебных сказок

Герои волшебных сказок - внутренне статичные образы-типы. Сказку не интересует педагогика: мир типических переживаний русского человека, во всех его оттенках, талантливо отобразила богатейшая фольклорная лирика. В сказке же перед нами предстают не характеры, а типы, то есть носители какой-то главной идеи, определяющей образ. Они внутренне статичны, и это может подчеркиваться повторяющимся прозвищем, портретом, изображением жилища. Однако внутренняя неизменяемость сказочных образов-типов сочетается с присущим им внешним динамизмом.

Для волшебных сказок характерна устойчивая повторяемость однотипных персонажей в разных произведениях, но только в пределах своего жанра. Благодаря этому сказочные сюжеты могли соединиться в одном повествовании, то есть происходила контаминация. Контаминация (от лат. - смешение, соединение) - объединение в одном художественном произведении двух и более самостоятельных произведений или их частей. Выявление контаминированных сюжетов обозначает и основные пути анализа сказок. Например, известно, что в русских сказках типическая черта лисы - хитрая, коварная, обманщица, плутовка. Оттого, что в сказках о лисе всегда сохранялся один и тот же тип образа (хотя и приобретал в разных сюжетах дополнительные оттенки: лиса-повитуха, плачея, даже "исповедница"), то есть вследствие типизации данного персонажа все сказки о лисе можно свести к одному повествованию. В устной традиции некоторые из этих сказок превратились в устойчивые контаминации, то есть обычно рассказываются вместе: "Лиса крадет рыбу с воза" + "Волк у проруби" + "Битый небитого везет". Контаминации сказочных сюжетов известны всем народам.

Число персонажей в сказке не соответствует числу действующих лиц, поскольку одной функцией наделяются различные персонажи. Так, в роли вредителя выступают змей, Кощей, мужичок с ноготок, баба-яга и другие, в роли дарителя - бабушка-задворенка, чудесные птицы и т. д. В волшебных сказках другие персонажи. Зло представлено в них фантастическими, отвратительными чудовищами. Это, прежде всего, Кощей Бессмертный - страшный, сильный старичище, похищающий женщин - как правило, мать, жену или невесту героя сказки. Это и Баба Яга — «костяная нога, сама на ступе, нос в потолок, одна нога в правый угол, а другая - в левый». Это Змей Горыныч, пышущий огнем, о трех, шести, девяти или двенадцати головах. Это может быть и «мужичок с ноготок - борода с локоток» и др. Эти чудовища несут гибель людям и царствам. Они необыкновенно сильны и агрессивны. Но злое начало воплощают в себе и человеческие персонажи. Это ненавидящая детей мужа мачеха, это старшие братья героя и т. д. [Зуева 2010: 107].

Со всеми ними ведут борьбу не на жизнь, а на смерть главные герои волшебных сказок - Иван-царевич, Иван-дурак, Иван Быкович. Их отличают скромность, трудолюбие, верность, доброта, готовность прийти на помощь, бескорыстие. Все это вызывает у нас восхищение. Мы сочувствуем им в трудную минуту, радуемся их победам. Все вместе они воплощают неписаный моральный кодекс народа. Иван Быкович, не задумываясь, идет защищать народ от Змея; Иван-царевич отправляется на поиски матери, которую внезапно похитил Кощей; Иван-дурак беспрекословно выполняет просьбу умершего родителя приходить к нему на могилу.

Волшебные сказки утверждают: тот выйдет победителем в борьбе с врагом, кто любит свой народ, почитает родителей, уважает старших, хранит верность любимому человеку, кто добр и справедлив, скромен и честен.

При всем сюжетном различии волшебные сказки обладают единством поэтической структуры. Это выражается в строгой соотнесенности мотивов, образующих последовательно развивающееся действие от завязки через развитие действия — к кульминации, ведущей к развязке. Действие сказки строится по принципу нарастания: каждый предшествующий мотив поясняет последующий, подготавливая события основного, кульминационного, который передает наиболее драматический момент сюжетного действия: Иван-царевич побеждает Кощея, выполняет трудные поручения морского царя, Ивашка сжигает ведьму, царь раскрывает козни ведьмы и возвращает жене, обращенной в рысь, облик красавицы царицы, Кульминационный, или, иначе, центральный, мотив специфичен для каждого сюжета. Остальные могут варьироваться, т. е. подменяться сходными по содержанию мотивами в рамках данного сюжета.

Конфликтность, выражающаяся в резком противопоставлении основных действующих лиц, непременное условие сюжетного действия. В волшебной сказке она всегда мотивирована. Традиционными мотивировками, определяющими поступки героев, являются женитьба, желание получить чудесные предметы, уничтожение противника, наносящего герою (его семье или людям вообще) какой-то вред, например уничтожение посева, похищение царевны и т. п. Одна сказка может содержать две мотивировки (например, Иван-царевич побеждает змея и одновременно находит в подземном царстве себе жену). В зависимости от направленности сюжета мотивировки могут получать героическую, бытовую или социальную окраску. Композиция волшебной сказки по-своему проста, но эта простота — ясность сложного, результат многовековой шлифовки сказки в процессе ее бытования. Падчерица вежливо отвечает Морозке и он награждает ее, дочери мачехи грубят Морозке и погибают.

При учете сюжетных различий, авторских интерпретаций сказочные персонажи предстают широкой галереей типических образов. Среди них образ героя особенно важен, ибо он во многом определяет идейно-художественное содержание волшебных сказок, воплощая в себе народные представления о справедливости, доброте, истинной красоте; в нем как бы сконцентрированы все лучшие качества человека, благодаря чему образ героя становится художественным выражением идеала. Высокие моральные качества героев раскрываются через их поступки. Однако в сказках можно обнаружить элементы различного характера, попытки передать внутренний мир героев, их душевную жизнь: они любят, радуются, огорчаются, гордятся победой, переживают измену и неверность, ищут выход из сложных ситуаций, подчас ошибаются. То есть в сказке мы уже находим наметки изображения личности.

И все же говорить об индивидуализации образов можно с известной долей условности, так как многие черты, присущие герою одного сюжета, будут повторены в героях других сказок. Поэтому справедливо мнение об изображении в сказках единого народного характера. Этот народный характер нашел воплощение в разных типах героев — мужских и женских образах.

Сказочный герой по существу безымянен. Имя Иван допускает любые замены — Василий, Фрол, Иван крестьянский сын, Иван Медведко и другие.

В начале сказки он называется среди прочих действующих лиц: «Жил-был царь, у него было три сына» — таково типичное начало большинства волшебных сказок. Чтобы выделить героя среди второстепенных персонажей, сказка вводит ряд традиционных положений и ситуаций, связанных только с героем. Он молод, среди братьев он всегда младший и поэтому ему не доверяют. Определение «младший» может быть не только возрастным, но и социальным: Иван-дурак презираем старшими братьями, его лишают наследства, Иван крестьянский сын, как младший, противопоставляется царским сыновьям.

Не редко героя отличает чудесное рождение: царица съедает горошину, выпивает воды из колодца или ручья - у нее рождаются сыновья-близнецы. Иван Медведко родится от брака человека и медведя, чудесную рыбу съедают царица, служанка и корова, у каждой из них рождается сын, но сын коровы (Иван Быкович) проявляет в будущем черты героя.

Эти мотивы, начинающие сказку, в силу своей традиционности, являются как бы сигнальными ситуациями, которые обращают внимание слушателей на героя и соответственно определяют отношение к другим персонажам. Такая предвзятость усиливает эмоциональное восприятие.

В большинстве волшебных сказок герой в отличие от других персонажей наделяется необычайной силой. Богатырство его обнаруживается уже в детстве, он «растет не по дням, а по часам», «выйдет на улицу, кого за руку схватит — рука прочь, кого за ногу схватит — нога прочь». Ему по силе лишь чудесный конь, который ожидает ездока по себе в подземелье, прикованный двенадцатью цепями. Отправляясь в путь, царевич заказывает себе палицу в двенадцать пудов. Та же сила скрыта и в Иване-дураке («Сивка-Бурка»): «...Ухватил клячу за хвост, содрал с нее шкуру и закричал: «Эй, слетайтесь, галки, карги и сороки! Вот вам батюшка корму прислал».

Следует отметить, что любое качество героя сказка дает не как щадит животных; Иван-дурак на последние деньги выкупает собаку и кошку, освобождает журавля, попавшего в силки; охотник, терпя нужду, три года кормит орла. Таким же проявлением идеальных качеств становится выполнение долга, почитание старших, следование мудрым советам. Обычно советы исходят от стариков и женщин, которые воплощают в себе жизненный опыт, умение предвидеть события. Эти персонажи часто выступают в функции чудесных помощников. В сказке о трех царствах Иван-царевич, отправляясь на поиски похищенной матери, побеждает многоголового змея, следуя ее наказу «не бить оружием дважды» или переставить бочки с «сильной и бессильной водой». Сюжет «Поди туда, не знаю куда» весь строится па выполнении стрельцом мудрых советов своей жены. Невыполнение наказа, нарушение данного слова расцениваются как провинность и несут за собой тяжелые последствия: у Ивана-царевича похищают чудесные предметы, невесту.

Особую убедительность правильным поступкам придает начальное ошибочное поведение. Иван-царевич думает, где достать богатырского коня. На вопрос встречной бабушки-задворенки, о чем он задумался, отвечает грубостью, но затем одумывается, просит у старушки прощения и получает нужный совет.

Личность героя проявляется в поступках, в его реакции на внешний мир. Сюжетное действие (ситуации, в которые поставлен герой) служит раскрытием и доказательством истинно положительных качеств человека, правильности его поступков, как соответствующих нормам поведения человека в обществе. За каждый добрый поступок герой награждается волшебными предметами: шапкой-невидимкой, скатертью-самобранкой, чудесными животными - богатырским конем, зверями-помощниками. Награда может быть в виде совета - где найти коня, как отыскать дорогу к суженой, одолеть змея [Пропп 2010: 219].

Волшебная сказка знает два основных типа героев: Ивана-царевича — героя волшебно-героических сюжетов («Три царства», «Кащей Бессмертный», «Молодильные яблоки» и др.) и Ивана-дурака - героя сказок «Сивка-Бурка», «Волшебное кольцо», «Чудесные дары», «Конек-горбунок» и др. Существование различных типов героев находит свою историческую и эстетическую обусловленность, последняя определяется стремлением всесторонне раскрыть общенародный идеал. Цель героя в разных сюжетах различна: возвратить людям свет, который проглотил змей, избавить от чудовища мать и найти братьев, вернуть зрение и здоровье старика, обращает царицу в белую утку, а потом пытается погубить и ее детей.

Раскрывая образы своих героев, сказка передает народные представления о людях, их взаимоотношениях, утверждает доброту и верность. Образ героя раскрывается в сложной системе сюжетных противопоставлений. Антитеза — это художественный прием, с помощью которого центральный образ получает углубленную характеристику. Противопоставление героя его противнику (вредителю) имеет особенное значение, так как взаимоотношения этих персонажей являются выражением различных жизненных принципов и таким образом становятся средством раскрытия идейного содержания сказок.

Основным типам героев — активному (Иван-царевич) и пассивному (Иван-дурак, падчерица) — соответствуют и типы противников. Условно их можно разделить па две группы: чудовищных противников «иного» царства-змей, Кащей, баба-яга и другие и противников «своего» царства — царь, царевна, братья и пр. [Прусс И. 2013:47].

Чудовищные противники — персонажи героических сюжетов. Народная фантазия рисует их фантастическими чудовищами. Намеренно изображая героев внешне обычными людьми -добрым молодцем, красной девицей, сказка прибегает к гиперболе при описании врагов: девятиглавый змей, мужичок с ноготок - борода с локоток. Все они агрессивны, несут людям гибель и разрушение: похищают женщин, детей, сжигают царства. Но чем чудовищней противник, тем большей решимостью и мужеством должен обладать герой.

Антагонистические отношения героя и его противника составляют сюжетную основу всех волшебных сказок. Но при общем сходстве сюжетной фабулы ни одна сказка тем не менее не повторяет другую. Это различие кроется, в частности, в сюжетном многообразии, которое во многом обусловлено многочисленностью образов противников. Каждому из них присуща конкретная традиционная функция в сюжете, отсюда различия в облике, атрибутах, свойствах, порождающих особые формы борьбы с ними. Число противников героя еще более увеличится, если принять во внимание, что за одним именем могут скрываться различные персонажи.

Таким образом, помимо основных действующих лиц - героя и его противника - в сказке немало и других персонажей, каждому из которых присуще свое назначение в сюжетном действии; среди них особенно многочисленна группа персонажей, дарящих чудесных помощников, и самих чудесных помощников. Это персонажи только волшебной сказки.

В волшебных сказках домашние и дикие животные всегда стоят на стороне героя: конь помогает победить змея, корова Буренушка выполняет за падчерицу трудную работу, кошка и. собака возвращают похищенное царевной кольцо, медведь, волк, заяц помогают царевичу достать смерть Кащея или разделаться с колдуном - любовником сестры.

Издавна, желая избавить себя от болезней и случайных опасностей, стремясь обеспечить удачу во всех делах, народное воображение наделяло магической функцией хлеб, воду, огонь, а также множество самых разнообразных предметов: огниво, полотенце, иголку, зеркало, кольцо, нож и др. Эта вера находит подтверждение в многочисленных обрядах и обычаях, она своеобразно отразилась и в сказке о чудодейственных свойствах отдельных предметов, с помощью которых герой выполняет трудные поручения, избегает опасности. Чудесные предметы в сказке - это, как правило, внешне обычные бытовые предметы - гребень, щетка, полотенце. Чудесные свойства заключены в их действии: скатерть кормит всех голодных, полотенце расстилается рекой, гребень превращается в непроходимый лес.

Один из самых популярных отрицательных героев русской волшебной сказки является Змей Горыныч. Анкетирование среди студентов, которое состояло всего лишь из одного вопроса: «Назовите наиболее популярных отрицательных героев русских волшебных сказок в порядке убывания», показало, что наиболее «популярными» отрицательными героями русских народных сказок являются: Кощей Бессмертный, Баба Яга, Змей Горыныч, Водяной, Леший.

Кощей Бессмертный - 100%

Баба Яга – 98%

Змей Горыныч – 80%

Водяной – 70%

Леший – 65% [Стрелкова Л.П.  2012:109-110].

На разных стадиях развития культуры и в разных национальных традициях Змей приобрел многочисленные вариации своего образа, достаточно полные и интересные для рассмотрения этого героя, выявления его отличительных черт, и создания собирательного образа отрицательного героя русской народной волшебной сказки. «В области баснословных преданий одно из главнейших полей принадлежит огненному, летучему змею…»

Что же такое Змей и змееборство в представлении славян?

У Афанасьева в “Поэтических воззрениях славян на природу” Змей характеризуется как опоэтизированное представление грома, молнии и метеоров. Он говорит, что народная фантазия создавала множество мистических образов, и одним из них был образ змея – олицетворение молнии, прихотливый изгиб которой напоминал скользящую по земле змею

Важность же образа Змея Афанасьев находит в тесной связи со многими основными религиозными представлениями славян. Поверья приписывают Змею демонические свойства, богатырскую силу, умение менять свой облик, обладание несметными богатствами и живой водой, знание целебных трав [Дмитриева  2012: 371].

Пропп считает, что практически все сказки можно свести к сюжету о похищении змеем царевны, а его, в свою очередь, к еще более древнему сюжету похищения солнца тучей: "...морфологически все данные сказки могут быть выведены из сказок о похищении змеем царевны, из того вида, который мы склонны считать основным". Пропп подчеркивает, что змей не имеет полноценного внешнего описания, встречаются только отдельные элементы, как многоголовость или то, что змей летучий, но, тем не менее, крылья практически никогда не упоминаются, из чего можно сделать вывод, что витает он без крыльев. Полет змея напоминает полет Бабы Яги – сопровождается бурей, ветром.

Змей — очень известный персонаж волшебных сказок и былин, чаще всего он предстает перед читателем в образе противника, с которым герою предстоит вступить в непримиримую борьбу. Среди всех отрицательных персонажей русских народных волшебных сказок по популярности он уступает только Кощею Бессмертному и Бабе Яге.

Он - одна из наиболее сложных и неразгаданных фигур мирового фольклора и мировой религии. Змеиный образ в сказке чрезвычайно сложен и многосторонен, ведь он представляет собой соединение из нескольких животных, то есть является гибридным существом.

Прежде всего, это существо многоголовое, особенно в русских сказках, и это непременная его черта. Число голов различно, преобладают 3, 6, 9, 12 голов, но попадаются и 5 и 7. Так же, обычно, Змей - огневое существо, способное летать. Кроме огненной стихии змей связан и со стихией водной, и две эти стихии не исключают друг друга. Есть сказки, в которых он живёт в воде и спит на камне в море. В то же время змей часто называется Змеем Горынычем, и, поэтому, обитает среди гор. Впрочем, такое местопребывание не мешает ему быть и морским чудовищем одновременно. В некоторых сказках он живет в горах, но когда герой приближается к нему, он выходит из воды.

По функциям В.Я Пропп разделяет русских сказочных змеев на 4 разряда. волшебный сказка змей

Змей-похититель

Змей, занимающийся поборами

Змей-охранитель границ

Змей-поглотитель [Толстикова 2012: 59].

Как видно, в сказках, образ змея может быть положительным и отрицательным. Двойственность его изображения объясняется не одинаковым отношением к змею на различных исторических этапах. В первобытном обществе змей был почитаем как тотемное животное, позднее он получил в фольклоре трактовку как образ, олицетворяющий тотемные, грозные силы природы, а затем угнетателя, насильника, врага народа.

Таким образом, можно полностью описать этого отрицательного героя. Змей занимается поборами по приказу его хозяина - Водяного царя. Изначально змей имеет три головы, но, если их отрезать, то количество голов увеличивается в два раза. Живет змей в воде, и, выходя на поборы, поднимает на море большие волны, тем самым все остальные герои сказки понимают, что приближается именно он. В сказке он действует четко соответствуя совей цели, а точнее приказу. Ему нужно всего лишь забрать Марфу-Царевну и отвести её хозяину. Естественно, когда на пути ему попадаются препятствия, такие, как Иван - Царевич например, он устраняет их, вступая с противником в бой. В этом типе змея не проявляется его некая «индивидуальность» и черты характера, он выступает здесь в качестве «робота», выполняющего определенную работу, поэтому с ним нельзя даже договориться.

Таким образом, в русских волшебных сказках выделяются следующие типы героев: главные герои – Иван-царечив и Иван-дурак, герои-антагонисты, волшебные помощники и волшебные предметы.

2  РОЛЬ ВОЛШЕБНЫХ СКАЗОК В ФОРМИРОВАНИИ

ЛИЧНОСТИ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА

2.1 Влияние волшебной сказки на развитие ребенка младшего школьного возраста

Сказки играют большую роль в плане гармонического развития личности. Что же такое гармоническое развитие? Гармония – это соотношение всех частей целого, их взаимопроникновение и взаимопереходы. Сильные стороны личности ребенка как бы подтягивают слабые, поднимая их на более высокие уровни, заставляя всю сложнейшую систему – человеческую личность – функционировать более гармонично и целостно. Нравственные представления и суждения людей не всегда соответствуют их нравственным чувствам и поступкам. Поэтому недостаточно только знать, понимать «головой», что такое быть нравственным, а также только высказываться в пользу нравственных поступков, надо воспитывать себя и своего ребенка так, чтобы хотеть и уметь им быть, а это уже область чувств, переживаний, эмоции.

Сказки помогают развить в ребенке отзывчивость, доброту, делают контролируемым и целенаправленным эмоционально-нравственное развитие ребенка. Почему именно сказки? Да потому, что искусство, литература – богатейший источник и побудитель чувств, переживаний и именно высших чувств, специфически человеческих (нравственных, интеллектуальных, эстетических). Сказка для ребенка – это не просто вымысел, фантазия, это особая реальность, реальность мира чувств. Сказка раздвигает для ребенка рамки обычной жизни, только в сказочной форме школьники сталкиваются с такими сложнейшими явлениями и чувствами, как жизнь и смерть, любовь и ненависть, гнев и сострадание, измена и коварство и тому подобное. Форма изображения этих явлений особая, сказочная, доступная пониманию ребенка, а высота проявлений, нравственный смысл, остаются подлинными, «взрослыми» [Дмитриева 2012: 305].

Сказка, неизменный спутник детства, давно привлекала внимание педагогов. Различные научные школы по-разному представляют её педагогический смысл. Но сходятся все в одном: сказка является необходимым средством в постижении ребёнком мира, как внешнего, так и внутреннего. Она позволяет сделать процесс эмоционально-нравственного развития ребёнка контролируемым и целенаправленным. Велика её роль и в плане эстетического развития личности. Исследования, проведенные как отечественными так и зарубежными педагогами показали, что правильно организованное эстетическое восприятие оказывает огромное влияние на духовное развитие ребенка, приводя к приобретению отдельных знаний и умений, формированию отдельных внутренних процессов, способствуя возникновению новых мотивов деятельности ребенка. Сказка может оказывать влияние как на сознательные, так и на бессознательные стороны личности, формируя определённые образцы поведения. Следует отметить, что несмотря на большое количество исследований, посвященных проблеме сказки, методические вопросы, связанные с механизмами ее влияния на личность и ряд теоретических вопросов, в настоящее время разработаны недостаточно. Всё это говорит об актуальности изучения сказок.

С годами малыш становится старше и мудрее. Он как бы перемещается в более романтический мир. Он делает из своего сценария первый палимпсест и дорабатывает его, приводя в соответствие с новыми представлениями о мире. В нормальных условиях ребенку помогают в этом волшебные сказки и истории о животных, которые сначала читает ему мать, а потом он читает их сам в часы досуга, когда можно отпустить на волю воображение. В сказках есть своя магия, хотя и не столь потрясающая. Они дают ребенку целый ряд новых действующих лиц, исполняющих роли в его фантазиях. Представители животного царства знакомы ему либо как товарищи по играм, либо как промелькнувшие в зоопарке фигуры, внушающие то ужас, то восхищение, либо как полувоображаемые существа с непонятными свойствами, о которых он только слышал или читал. Может быть, все они «сходят» к нему с телевизионного экрана, где в этом возрасте даже реклама излучает волшебный свет.

На первой стадии своего  ребенок имеет дело с «магическими» людьми, которые могут в его воображении при случае превратиться в животных. На последующей стадии он просто приписывает животным некоторые человеческие качества. Эта тенденция до определенной степени сохраняется и в жизни некоторых взрослых людей, особенно связанных в своей работе с животными.

В отрочестве подростки обозревают свой сценарий как бы для адаптации его к той реальности, какой она им представляется: все еще романтичной и сияющей или с искусственно наведенным глянцем, возможно даже позолоченной с помощью наркотиков. Постепенно человек движется к завершающему «представлению». Задача психотерапевта в том и заключается, чтобы этот путь был бы для людей по возможности спокойнее и интереснее.

Влияние различных видов устного народного творчества на жизнь человека велико. Оно может проявляться как на сознательном, так и на бессознательном уровне. О влиянии сказок и мифов на бессознательное человека говорили такие великие психологи и философы, как З. Фрейд, Э. Фромм, К.Г. Юнг, Э. Берн.

В частности, Э. Берн писал, что различные формы социального действия способствуют структурированию времени, помогают избежать скуки, а также дают возможность извлечь максимально возможное удовлетворение из каждой ситуации. Большинство людей, кроме того, подсознательно имеют свой жизненный план, или сценарий, который формируется еще в раннем детстве в основном под влиянием родителей. Этот импульс с большой силой толкает человека вперед, навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его сопротивления или свободного выбора. Сцены в жизненном сценарии человека обычно определяются и мотивируются заранее, точно так же как и театральные. Жизненные сценарии основываются в большинстве случаев на Родительском программировании, которое ребенок воспринимает по трем причинам. Во-первых, оно дает жизни цель, которую в противном случае пришлось бы отыскивать самому. Все, что делает ребенок, чаще всего он делает для других людей, обычно для родителей. Во-вторых, Родительское программирование дает ему приемлемый способ структурировать свое время (т.е. приемлемый для его родителей). В-третьих, ребенку надо указывать, как поступать и делать те или иные вещи. Учиться самому интересно, но не очень-то практично учиться на своих ошибках.

Одна из целей сценарного анализа состоит в соотнесении жизненного плана пациента с грандиозной историей развития педагогики с самых пещерных времен вплоть до наших дней.

Первая и самая архаичная версия сценария – это первичный «протокол», который воспринимается сознанием ребенка в том возрасте, когда окружающий мир для него еще мало реален. Можно предположить, что родители являются ему гигантскими фигурами, наделенными магической властью, вроде мифологических титанов только потому, что они намного выше и крупнее его.

Э. Берн считает сценарием то, что человек еще в детстве планирует совершить в будущем. А жизненный путь – это то, что происходит в действительности. Жизненный путь в какой-то степени предопределен генетически, а также положением, которое создают родители, и различными внешними обстоятельствами. Болезни, несчастные случаи, война могут сорвать даже самый тщательный, всесторонне обоснованный жизненный план. То же может случиться, если «герой» вдруг войдет в сценарий какого-нибудь незнакомца, например, хулигана, убийцы, автолихача. Комбинация подобных факторов может закрыть путь для реализации определенной линии и даже предопределить трагичность жизненного пути [Дмитриева Т. Г., 2012:319].

Волшебная сказка может открыть элементы сценария, без которых трудно докопаться до сути.

Он исходит из необходимости искать именно тот миф или ту волшебную сказку, которым следует пациент. И чем более мы к ним приближаемся, тем лучше для пациента.

Судьба каждого человека определяется в первую очередь им самим, его умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в окружающем его мире. Человек сам планирует собственную жизнь. Только свобода дает ему силу осуществлять свои планы, а сила дает ему свободу осмысливать, если надо их отстаивать или бороться с планами других. Даже если жизненный план человека определен другими людьми или в какой-то степени обусловлен генетическим кодом, то и тогда вся его жизнь будет свидетельствовать о постоянной борьбе. Каждый человек еще в детстве, чаще всего бессознательно, думает о своей будущей жизни, как бы прокручивает в голове свои жизненные сценарии. Повседневное поведение человека определяется его рассудком, а свое будущее он может только планировать. Например, каким человеком будет его супруг (супруга), сколько в их семье будет детей и т.п. В жизни, однако, может случиться не так, как человек хочет, но главное в том, что он очень желает, чтобы его мечты сбылись.

Существует множество сил, влияющих на человеческую судьбу: родительское программирование, поддерживаемое внутренним «голосом», который древние звали «демоном»; конструктивное родительское программирование, подталкиваемое течением жизни, с давних времен именуемой physis (природа); внешние силы, все еще называемые судьбой; свободные устремления, которым древние не дали человеческого имени, поскольку они были привилегией богов и королей. Продуктом действия этих сил и оказываются различные типы жизненного пути, которые могут смешиваться и вести к одному или другому типу судьбы: сценарному, не сценарному, насильственному или независимому.

В толковании мифов и сказок З. Фрейд следует тому же принципу что и в толковании снов. Наличие символов в мифах З. Фрейд рассматривает как регрессию к ранним стадиям развития человечества, когда такой род деятельности, как земледелие или добывание огня, имел форму сексуального либидо. В мифах это древнее и ныне подавленное удовлетворение либидо выражается в «замещающем удовольствии», которая позволяет человеку ограничивать удовлетворение инстинктивных желаний областью фантазии.

В мифах, как и сновидениях, инстинктивные желания выражены не явно, а в замаскированном виде. В них речь идет о желаниях, которые как предполагал Фрейд, характерны для периода детства; это прежде всего, инцестуальные устремления, сексуальное любопытство и боязнь кастрации. В мифе, как и в сновидении, рассказывается о событиях, происходящих в пространстве и во времени. В этом повествовании на языке символов выражаются религиозные и философские идеи, передается внутреннее состояние человека, и в этом подлинное значение мифа. О языке символов и понимании его значения писал Эрих Фромм. Он говорил, что это такой язык, с помощью которого внутренние переживания, чувства и мысли приобретают форму явственно осязаемых событий внешнего мира. Это единственный универсальный язык, изобретенный человечеством, единый для всех культур во всей истории, который нужно понимать, если хочешь понять смысл мифов, сказок и снов. Умение понимать этот язык позволяет соприкоснуться с глубинными уровнями нашей собственной личности. Фактически это помогает педагогу проникнуть в специфический человеческий пласт духовной жизни, общий для всего человечества как по содержанию, так и по форме [Захаров А.И. 2011: 276].

Еще одну точку зрения в толковании сказок и мифов высказывает К.Г. Юнг. Он говорит, что в сказках душа высказывается о себе самой, а архетипы обнаруживаются в своей естественной сыгранности. Архетип духа, то есть старик, всегда возникает там, где герой пребывает в безнадежной отчаянной ситуации, из которой его могут вызволить только основательное размышление или счастливый случай, то есть духовная функция, являющаяся в форме персонифицированной мысли, а именно в образе приносящего совет и оказывающего помощь старика.

Представляется, будто бы вмешательство старика, то есть спонтанная объективация архетипа, совершенно неизбежна. Объективное заступничество архетипа, который усмиряет чисто аффективное реагирование, связывая в единую цепь процессы внутренней конфронтации и реализации, необходимо не только в сказке, но и в жизни вообще. Это дает возможность познать как нынешнее положение, так и цель.

Архетип имеет еще один особенный способ его проявления – животная форма. Животный облик указывает на то, что обсуждаемые содержания и функции пребывают во вне человеческой области, то есть по ту сторону человеческого сознания.

Обе противоположные троичности – одна, заклинающая зло и другая, представляющая его силу – похоже, так сказать, как две капли воды на функциональную структуру нашего головного мозга – сознание и бессознательное. Сказка как спонтанный, наивный и не рефлексируемый продукт души не может высказывать ничего другого, кроме того, что же собственно из себя представляет душа.

Слушая сказку, ребенок «впитывает» философские смыслы, стили взаимоотношений и модели поведения, потом разыгрывает это с друзьями. Причем, все процессы осмысления протекают на бессознательно-символическом уровне. Многократно проживая события сказки, ребенок косвенно приобретает значимые для себя жизненный опыт.

Говоря о влиянии различных видов устного народного творчества на жизнь человека в целом, нельзя не отметить их особую роль, которую они играют в детстве. Особенно хочется сказать о влиянии сказки.

Чтобы понять сложную и влиятельную роль сказок в эстетическом развитии детей, необходимо понять то своеобразие детского миропонимания, которые мы можем охарактеризовать, как детский мифологизм, который сближает детей с первобытным человеком и художниками. Для детей, для первобытного человека, для настоящего художника вся природа жива, полна внутренней богатой жизни, – и это ощущение жизни в природе не имеет в себе, конечно, ничего надуманного, теоретического, а является непосредственно интуицией, живым, убедительным воспитанием. Это чувство жизни в природе все более нуждается в интеллектуальном оформлении – и сказки как раз, и отвечают этой потребности ребенка. Есть еще другой корень сказок – это работа детской фантазии: будучи органом эмоциональной сферы, фантазия ищет образов, чтобы выразить в них детские чувства, то есть через изучение детских фантазий мы можем проникать в закрытый мир детских чувств.

Поэтому те уроки, которые дает сказка, – это уроки на всю жизнь и для маленьких, и для взрослых. Для детей это ни с чем не сравнимые уроки нравственности, для взрослых это уроки, в которых сказка обнаруживает свое, порой неожиданное воздействие на ребенка.

Слушая сказки, дети глубоко сочувствуют персонажам, у них появляется внутренний импульс к содействию, к помощи, к защите, но эти эмоции быстро гаснут, так как нет условий для их реализации. Правда они как аккумулятор, заряжают душу нравственной энергией. Очень важно создать условия, поле активной деятельности, в котором нашли бы свое применение чувства ребенка, испытанные им во время чтения художественной литературы, чтобы малыш мог содействовать, сочувствовать реально.

Хочется обратить внимание на образность, глубину и символику сказок. Родителей часто волнует вопрос, как быть со страшными сказками, читать или не читать их детям. Некоторые специалисты предлагают вообще исключить их из «репертуара чтения» для маленьких детей. Но наши малыши не живут под стеклянным колпаком, они не все время находятся под спасительной защитой папы и мамы. Они должны вырасти смелыми, стойкими и отважными, иначе они просто не смогут отстаивать принципы добра и справедливости. Поэтому, их надо рано, но постепенно и обдуманно учить стойкости и решительности, умению преодолевать собственные страхи. Да дети и сами стремятся к этому – об этом свидетельствует «фольклор» и страшные истории, которые сочиняют и пересказывают друг другу дети школьного возраста.

Ребенок, воспитанный на народной сказке, чувствует меру, которую воображение не должно переходить в искусстве, и вместе с тем у школьника начинают складываться реалистические критерии эстетических оценок.

В сказке, особенно в волшебной, многое дозволено. Действующие лица могут попадать в самые необычайные положения, животные и даже неодушевленные предметы говорят и действуют, как люди, совершают всевозможные проделки. Но все эти воображаемые обстоятельства нужны лишь для того, чтобы предметы обнаружили свои истинные, характерные для них свойства. Если типичные свойства предметов и характер производимых с ними действий нарушаются, ребенок заявляет, что сказка неправильная, что так не бывает. Здесь открывается та сторона эстетического восприятия, которая имеет важное значение для развития познавательной деятельности ребенка, поскольку художественное произведение не только знакомит его с новыми явлениями, расширяет круг его представлений, но и позволяет ему выделить существенное, характерное в предмете.

Реалистический подход к сказочной фантастике вырабатывается у ребенка на определенной ступени развития и лишь в результате воспитания. Наблюдения Т.И. Титаренко показали, что малыши, не обладая соответствующим опытом, часто готовы согласиться с любым вымыслом. Только в школьном возрасте ребенок начинает уверенно судить о достоинствах сказки, исходя из правдоподобности изображенных в ней событий. Школьники настолько укрепляются в этой реалистической позиции, что начинают любить всякие «перевертыши». Смеясь над ними, ребенок обнаруживает и углубляет свое правильное понимание окружающей действительности.

Эстетическое восприятие, однако, не сводится к пассивной констатации известных сторон действительности, хотя бы очень важных и существенных. Оно требует, чтобы воспринимающий как-то вошел внутрь изображаемых обстоятельств, мысленно принял участие в действиях героев, пережил их радости и печали. Такого рода активность чрезвычайно расширяет сферу духовной жизни человека, имеет важное значение для его умственного и нравственного развития. Слушание сказки наряду с творческими играми имеет важнейшее значение для формирования этого нового вида внутренней активности, без которой невозможна никакая творческая деятельность. Четкая фабула, драматизированное изображение событий в сказке способствуют тому, чтобы ребенок вошел в круг воображаемых обстоятельств стал мысленно содействовать героям произведения.

В свое время С.Я. Маршак писал в «Большой литературе для маленьких»: «Если в книге есть четкая незаконченная фабула, если автор не равнодушный регистратор событий, а сторонник одних своих героев и противник других, если в книге есть ритмическое движение, а не сухая, рассудочная последовательность, если вывод из книги не бесплатное приложение, а естественное следствие всего хода фактов, да еще ко всему этому книгу можно разыграть, как пьесу, или превратить в бесконечную эпопею, придумывая к ней новые и новые продолжения, то это значит, что книга написана на настоящем детском языке» [Рошиян 2011: 427].

При соответствующей педагогической работе уже у школьника можно вызвать интерес к судьбе героя повествования, заставить ребенка следить за ходом событий и переживать новые для него чувства.

У ребенка можно наблюдать лишь зачатки такого содействия и сопереживания героям художественного произведения. Более сложные формы восприятие произведения приобретает у школьников в младших классах. Его восприятие художественного произведения носит чрезвычайно активный характер: ребенок ставит себя на место героя, мысленно действует вместе с ним, борется с его врагами. Деятельность, осуществляющаяся при этом, особенно в школьном возрасте, по своей природе очень близка к игре. Но если в игре ребенок реально действует в воображаемых обстоятельствах, то здесь и действия, и обстоятельства воображаемые.

В течение школьного развития отношения к художественному произведению проходит путь от непосредственного наивного участия ребенка в изображенных событиях до более сложных форм эстетического восприятия, которые для правильной оценки явления требуют умения занять позицию вне их, глядя на них как бы со стороны.

Итак, школьник в восприятии художественного произведения не эгоцентричен. Постепенно он научается становиться на позицию героя, мысленно ему содействовать, радоваться его успехам и огорчаться из-за его неудач. Формирование в школьном возрасте этой внутренней деятельности позволяет ребенку не только понять явления, которые он непосредственно не воспринимает, но и отнестись со стороны к событиям, в которых он не принимал прямого участия, что имеет решающее значение для последующего развития.

Ребенок школьного возраста любит хорошую сказку: мысли и чувства, вызванные ею, долго не угасают они проявляются в последующих действиях, рассказах, играх, рисовании детей.

Что привлекает ребенка в сказке?

Как справедливо указывает А.Н. Леонтьев для правильного понимания тех или иных частных процессов необходимо учитывать характер мотивов, побуждающих ребенка действовать, то, ради чего он совершает данную операцию. Эти вопросы очень мало освещены в традиционной педагогике. С точки зрения, например, психоаналитиков, интерес ребенка к сказке обусловлен темными, асоциальными влечениями, которые из-за запрета взрослых не могут проявиться в реальной жизни и поэтому ищут себе удовлетворения в мире фантастических построений. К. Бюлер полагает, что в сказке ребенка привлекает жажда необычного, неестественного, примитивное стремление к сенсации и чуду.

Такого рода теории находятся в противоречии с действительностью. Огромное влияние правильно организованного эстетического восприятия на духовное развитие ребенка заключается в том, что это восприятие не только приводит к приобретению отдельных знаний и умений, к формированию отдельных процессов, но и изменяет общее отношение к действительности, способствует возникновению новых, более высоких мотивов деятельности ребенка [Толстикова 2012: 42].

В школьном возрасте деятельность усложняется: то, на что она направлена, и то, ради чего она производится, оказывается уже не тождественным, как было в раннем детстве.

Новые мотивы деятельности, формирующиеся в общем ходе развития ребенка в результате его воспитания, впервые делают возможным настоящее понимание художественных произведений, проникновение в их идейное содержание. В свою очередь, восприятие художественного произведения влияет на дальнейшее развитие этих мотивов. Конечно, маленького ребенка увлекает красочность описаний или занятность внешних положений, в которые попадают действующие лица, но уже очень рано его начинает занимать также внутренняя, смысловая, сторона повествования. Постепенно перед ним открывается идейное содержание художественного произведения.

Художественное произведение увлекает школьника не только внешней стороной, но и внутренним, смысловым, содержанием. Если младшие дети недостаточно осознают мотивы своего отношения к персонажу и просто заявляют, что тот хороший, а этот плохой, то старшие дети уже аргументируют свои оценки, указывая и на общественное значение того или иного поступка.

Здесь уже сознательная оценка не только внешних поступков, но и внутренних качеств человека, оценка, исходящая из высоких социально значимых мотивов [Обухова 2009: 111].

Игра и слушание сказки создают благоприятные условия для возникновения и развития внутренной деятельности воображения ребенка. Здесь имеются как бы переходные формы от реального, фактического действования с предметом к размышлению о нем. Когда ребенок начинает овладевать этой формой деятельности, перед его познанием открываются новые возможности. Он может осмыслить и пережить ряд событий, в которых не принимал непосредственного участия, но за которыми следил по художественному повествованию. Иные положения, которые не доходят до сознания ребенка, будучи преподнесены ему в сухой и рассудочной форме, понимаются им и глубоко его трогают, когда они облекаются в художественный образ. Замечательно показал это явление А.П. Чехов в рассказе «Дома». Нравственный смысл поступка, если он выражен не в форме абстрактного рассуждения, а в форме реальных, конкретных действий, становится очень рано доступным ребенку. «Воспитательное значение произведений искусства, – как справедливо отмечает Б.М. Теплов, – в том прежде всего и заключается, что они дают возможность войти «внутрь жизни», пережить кусок жизни, отраженной в свете определенного мировоззрения. И самое важное, что в процессе этого переживания создаются определенные отношения и моральные оценки, имеющие несравненно большую принудительную силу, чем оценки, просто сообщаемые и усваиваемые».

Для осознания чего-либо ребенку-школьнику необходимо действовать в отношении познаваемого предмета. Единственная форма деятельности, доступная школьнику, – это реальное, фактическое действование. Для школьника кроме практического контакта с действительностью становится возможной и внутренняя деятельность воображения. Он может действовать не только реально, но и мысленно, не только в непосредственно воспринимаемых обстоятельствах, но и в воображаемых.

2.2 Волшебные сказки в литературном развитии детей младшего школьного возраста

Литературное развитие – один из компонентов в общей системе обучения, развития и воспитания младших школьников.

Определение литературного развития принадлежит ученому-методисту Н.Д. Молдавской: «Литературное развитие – возрастной и одновременно учебный процесс развития способности к восприятию искусству слова, сложных умений сознательно анализировать и оценивать прочитанное, руководствуясь при этом эстетическими критериями» [Молдавская 2010: 21].

Литературное развитие – процесс возрастной, так как по мере развития кругозора, накопления читательского опыта восприятие одного и того же произведения одним и тем же человеком с годами будет углубляться.

Но это и учебный процесс: характер обучения обязательно сказывается на ходе литературного развития, причем может не только способствовать его развитию, но и из-за неумелых действий учителя затормозить его. Современная методическая наука ищет средства и условия, технологии, способствующие литературному развитию школьников.

Литературное развитие как учебный процесс предполагает развитие способности к непосредственному восприятию искусства слова, сложных умений сознательно анализировать и оценивать прочитанное, руководствуясь при этом эстетическими критериями и развитие собственного литературного творчества детей.

Целями литературного образования на современном этапе образования становятся приобщение мира ребёнка к миру культуры, знакомство с языком культуры.

Проблемы литературного образования и литературного развития неотделимы друг от друга. Цель любого образования – развитие личности, поэтому нетрудно понять, что цель литературного образования – литературное развитие ребенка. Для успешной работы с детьми необходимо разобраться в этом процессе, его сути, специфике, условиях [Рыжкова 2009: 56].

Применительно к начальной школе проблемой литературного развития занималась З.Н. Романовская. Она рассматривает литературное развитие как часть общего развития и определяет основные методические положения, которые способствуют литературному развитию:

  •  положение развивающего обучения;
  •  развитие младших школьников напрямую зависит от художественного достоинства изучаемых на уроке произведений;
  •  предметом изучения на уроке должно быть литературное произведение как эстетическая ценность;
  •  специфика произведения должна определить структуру урока [Романовская 2011: 145].

Литературное развитие трактуется в современной методике как возрастной и одновременно учебный трехсторонний процесс, включающий:

1) формирование читателя (обучение восприятию, осмыслению и интерпретации художественного произведения в единстве его формы и содержания, оценке его с эстетических позиций и выражению свои оценки, как в словесной, так и невербальной форме);

2) развитие литературного творчества школьников, способности адекватно выразить себя в слове;

3) расширение культурного поля ребенка, развитие школьника как носителя и созидателя культуры [Романовская 2011: 234]

Литературное развитие школьников как процесс рассматривал В.Г. Маранцман. Он утверждает, что литературное развитие с некоторым запозданием реализует опыт общего развития ребёнка. Сдвиги в литературном развитии охватывают все стороны читательского восприятия и более всего заметны в области эмоций при переходе на следующую ступень литературного развития [Маранцман 2009: 68]. На этапе начальной школы, по мнению В.Г. Маранцмана, формируются механизмы общения ребенка с культурой, расширяются горизонты его видения (от частного к общему), развиваются его воображение и эмоциональная отзывчивость на произведения слова.

Результат процесса литературного развития точно определила Н.Д. Молдавская, одна из первых исследовательниц этой проблемы: литературное развитие отражает способность ребенка «мыслить словесно-художественными образами» [Молдавская 2011: 64].

Любая деятельность требует от человека определенных задатков и способностей к ее выполнению. Примитивным видам деятельности обучается каждый здоровый человек. Но есть такие виды деятельности, которые требуют развития не только общих, но и специальных способностей. Процесс литературное развитие, как мы определили, и направлен на развитие именно таких специальных, литературных, способностей ребенка. Именно поэтому вопрос о литературном развитии тесно связан с проблемой литературных способностей.

Литературные способности относят к творческим. Основным критерием творчества является оригинальность результата, его новизна, отличие от уже созданного ранее. Значит, одним из признаков творческой личности будет ее стремление к оригинальности, новизне, умение отказаться от привычного, устоявшегося.

Педагоги считают, что задатки творческих способностей присущи практически любому человеку, любому нормальному ребенку. Нужно лишь уметь раскрыть их и развить. Раскрыть же их можно только в деятельности. Значит, и литературно-творческие способности можно выявить, раскрыть и развить в литературно-творческой деятельности [Выготский 2010: 69]

«Детское открытие мира, – пишет В.Ф. Асмус, – творчество в той мере, в какой, безусловно, творческим является овладение ребёнком словом: усвоение языка идёт индивидуальным путём, и постижение мира и языка, отражающего его, по-своему уникальны для каждого» [Асмус 1961: 21]. Это открытие мира «для себя» идёт как процесс, созидающий человека. Активность этого процесса будет несоизмеримо возрастать, если ребёнок ощутит потребность в действии, воплощении замысла.

Основная деятельность ребёнка на уроке литературы – чтение и осмысление прочитанного, – является, по мнению В.Ф. Асмуса, творческой деятельностью. Читательское же творчество, по мысли ученого, может порождать и авторство, и в этом проявляется творческая плодотворность искусства, которое живёт не только в акте творца, но и в акте восприятия. Читательское восприятие включает обе грани творчества – и внутренний процесс постижения искусства «для себя», и возможность выявления этого процесса в материальном результате, который может стать открытием для всех. Поэтому процесс формирования читателя в силу специфики предмета литературы не может быть не ориентированным на творчество и, следовательно, нуждается в методике, направленной на литературное развитие ребёнка через активизацию его творческих сил [Асмус 2009: 26].

Литературное развитие рассматривается в науке как процесс и как результат процесса. Любой образовательный процесс состоит их нескольких компонентов: познавательный (когнитивный), коммуникативный, ценностный, деятельностный и творческий. Итог процесса – приобретение личностью не только новых знаний и умений, а мировоззрения и мироотношения, т.е. изменения личности, ее развитие [Рыжкова 2009: 74].

Накопление человечеством информации в разных областях науки привело к специализации, т.е. разделению единого образовательного процесса на отдельные направления (естественнонаучное, гуманитарное, математическое) и дисциплины. В школе ребенок знакомится с основами всех направлений, хотя образовательный процесс протекает дифференцированно, а порой и изолированно, когда каждая дисциплина изучается сама по себе, без связей с другими.

Таким образом, мы выделяем из общеобразовательного процесса процесс литературного развития, не забывая о том, что у него есть общее со всеми другими образовательными процессами начало – названные нами компоненты образования.

Из этого вывода следует, что в процессе литературного развития ребенок получает систему научных знаний о литературе как виде искусства и литературоведении как науке, вырабатывает систему ценностей в области литературы как искусства, овладевает умениями, необходимыми для общения с литературой как видом искусства, и умениями, необходимыми для осмысления литературных явлений, а также развивает свои творческие литературные способности [Рыжкова 2009: 76].

Интерес современной методической науки к исследованию проблемы литературного развития школьников объясняется тем, что теоретический и практический опыт решения данной проблемы, накопленный в период зарождения и становления методики как науки, не был предметом объективного анализа и не получил целостного отражения в историко-педагогической литературе.

Обобщение теоретического и практического опыта решения проблемы литературного развития школьников на современном этапе развития методики как науки позволит выявить объективную картину состояния данной проблемы в методической науке и практике 2000-х годов.

Литература воздействует на очень широкую сферу: на мировоззрение, речь, нравственное поведение в обществе, коллективе, семье, на эстетическое и художественное развитие, – по существу, на формирование всей личности человека. Однако чтобы читать и глубоко воспринимать художественное произведение, надо обладать необходимыми знаниями, развитым, воссоздающим воображением, эмоциональной отзывчивостью, чувством поэтического слова, наблюдательностью, способностью к художественному обобщению.

Литературное развитие, понимаемое как развитие специальное, необходимое для деятельности в сфере словесного искусства (собственно творческой и воспроизводящей, читательской деятельности), глубоко и всесторонне связано с общим умственным развитием.

Литературное развитие можно было бы предварительно определить как процесс развития способности к непосредственному восприятию искусства слова, сложных умений сознательно анализировать и оценивать прочитанное, руководствуясь при этом эстетическими критериями и художественным вкусом, выработанными в школе при усвоении учебного курса литературы и в широком внешкольном общении с искусством.

Проблема литературного развития школьников в процессе обучения занимает одно из важных мест в ряду проблем изучения личности.

В современных эстетических и литературоведческих исследованиях вопрос об эстетическом восприятии включен в широкий контекст основных теоретических вопросов искусства как познания действительности. В определении искусства как формы познания познавательный акт трактуется не только как процесс художественного творчества, но и как процесс художественного восприятия. Произведение искусства для воспринимающего не только средство познания действительности, но и объект познания как самостоятельная эстетическая ценность. Этим объясняется многоаспектность изучения художественного восприятия. Эстетическое восприятие рассматривается в трех основных аспектах:

1) исторический (анализ филогенеза эстетического восприятия);

2) с точки зрения изучения эстетического восприятия отдельной личности (онтогенез);

3) исходя из анализа эстетического восприятия как особой системы деятельности человека [Молдавская 1982: 78].

Человеческое творчество, в том числе и художественное, является дальнейшим развитием и совершенствованием активного отражения (познания) действительности. Познание действительности в форме художественного обобщения всегда сопровождается ее оценкой.

Воздействие искусства на человека – это воздействие, вызывающее обычно не однозначную реакцию воспринимающего. Это обусловлено многозначностью художественного образа и возможной вариативностью художественного восприятия как выявления внутреннего состояния, внутренних условий жизни того или иного человека.

Проблему литературного развития школьников под воздействием обучения необходимо соотнести с родственными проблемами и понятиями педагогики, педагогической и детской психологии для того, чтобы точнее очертить круг вопросов, относящихся к исследованию.

Общий принцип объяснения развития личности в младших классах подводит непосредственно к системе собственно педагогических понятий, конкретное наполнение которых необходимо выяснить прежде, чем раскрывать понятие литературного развития.

Поскольку речь идет о развитии специальном, а именно об умственном развитии человека, точнее младшего школьника, в совершенно определенной области деятельности (в области чтения и восприятия художественной литературы, в области усвоения соответствующего учебного предмета), поскольку выяснение системы понятий надо начать с вопроса о развитии умственных способностей.

Если переключить изучение способности мыслить словесно-художественными образами из свойств личности в план деятельности, в план внутренних процессов, то, прежде всего надо обратиться к таким двум основным видам духовной деятельности, как художественное читательское восприятие и литературное творчество. В этих двух видах деятельности способность мыслить словесно-художественными образами формируется и реализуется; и в то же время как свойство эта способность совершенствуется, развивается, обогащается.

Здесь главное место занимает восприятие литературно-художественных произведений, так как именно эта умственная деятельность совершенствуется под воздействием обучения при усвоении самой литературы и основ литературоведения. Что касается собственно литературного творчества учащихся, то оно имеет подчиненный характер и служит общему развитию, совершенствованию художественного восприятия и речи учащихся.

В.Ф. Асмус в статье «Чтение как труд и творчество» раскрывает восприятие литературного произведения как сложный процесс: «Ум читателя во время чтения активен. Он противостоит и гипнозу, приглашающему его принять образы искусства за непосредственное явление самой жизни, и голосу скептицизма, который нашептывает ему, что изображенная автором жизнь есть вовсе не жизнь, а только вымысел искусства. В результате этой активности читатель осуществляет в процессе чтения своеобразную диалектику. Он одновременно и видит, что движущиеся в поле его зрения образы – образы жизни, и понимает, что они – не сама жизнь, а только ее художественное отображение» [Асмус 2009: 44].

Активность ума читателя – это специфическая деятельность, объединяющая усилия мышления, памяти, воображения, эстетического и нравственного чувства и многих других процессов.

В данном случае мышление читателя опирается не на данные, добытые непосредственным познанием, но на художественные факты и явления. Это значит, что мышление читателя имеет дело с уже опосредованными мышлением художника (писателя) явлениями действительности. Возникают новые по своей природе связи мышления с объектом познания (произведением литературы), в котором явления непосредственной жизни уже обобщены в конкретно-чувственной форме словесно-художественного образа. Особенно явственно выступают в художественном (читательском) восприятии связи мышления с деятельностью воссоздающего воображения.

Исходя из широкого понимания термина «восприятие», можно определить литературное развитие как процесс качественных изменений способности мыслить словесно-художественными образами, выявляющийся и в читательском восприятии, и в собственно литературном творчестве. При генетическом подходе к проблеме литературного развития школьников в процессе обучения важно указать на те движущиеся силы, под воздействием которых оно протекает. Это, прежде всего непосредственные художественные впечатления (в основном чтение литературных произведений), соотнесенные с жизненным опытом читателя-школьника, овладение необходимыми теоретическими знаниями и развитие речи [Рыжкова 2009: 79].

Рассмотрение процесса литературного развития под углом зрения взаимодействия его с процессом обучения выдвигает на первый план проблему критериев, или показателей, литературного развития.

Единство взглядов на критерии общего умственного развития пока еще не сложилось, однако, все отечественные педагоги, так или иначе занимающиеся этой проблемой, подразумевают под критериями некоторые общие свойства ума.

2.3 Изучение композиции и сюжета волшебной сказки: разработки уроков

Предлагаем разработки четырех моделей уроков на тему "Изучение композиции и сюжета волшебной сказки". Каждый урок составляет определённый этап в изучении данной темы.

На первом уроке учащиеся знакомятся с жанром народной волшебной сказки. На этом уроке будет использоваться такой метод, как составление формулы волшебной сказки с использованием "Карт Проппа", предложенный Д. Родари в книге "Грамматика фантазии" и развитый Ю. Сипинёвым и И. Сипинёвой в пособии "Русская культура и словесность.

Цель второго урока - рассказать о двух мирах волшебной сказки, об особенностях языка народной сказки.

На следующем уроке актуализируется информация о сюжете и композиции сказки (основные ситуации волшебной сказки).

На последнем уроке для закрепления общей темы анализируется сюжет и композиция "Сказки о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи - царевны, Кощеевой дочери" В.А.Жуковского.

Рассмотрим каждый урок в отдельности.

Урок 1. Знакомство с жанром народной волшебной сказки

Целями данного урока будут являться:

  1.  Образовательная: познакомить учащихся с жанром народной волшебной сказки, научить составлять формулу сказки; показать детям величие и красоту народных и литературных сказок.

Развивающая: формирование у детей умения слушать и воспринимать речь учителя, развитие логического и образного мышления учащихся; обогащение знаний, развитие устной речи обучающихся.

Воспитывающая: развитие гуманности, духовности, нравственных и эстетических качеств учащихся, привитие любви к чтению.

Тип урока: знакомство с новым материалом.

Форма урока: урок-игра.

Методы обучения: наглядный, словесный, поисковый, проблемный, игровой.

Умения и навыки, которые должны приобрести учащиеся:

Учащиеся должны знать способы определения жанра народной волшебной сказки.

Учащиеся должны уметь составлять формулу сказки.

Оборудование: тексты сказки "Иван-крестьянский сын и Чудо-Юдо", карточки со сказочной ситуацией (функцией) - "карты Проппа" (см. приложение 1).

Ход урока:

I. Организационный момент: Приветствие, сообщение темы и цели урока.

II. Знакомство с новым материалом:

Вступительное слово учителя:

Жанр народной волшебной сказки глубоко изучен в фольклористике. Фольклористика - наука об устном народном творчестве (фольклоре). Сказка - это вид устного народного творчества. Волшебные сказки создавались позже сказок о животных, но также пришли к нам из давних времен, когда люди верили в волшебство.

Особенности волшебных сказок: присутствие волшебных сил и фантастических существ, которым помогают птицы и звери, а также волшебных вещей (скатерти-самобранки, сапог-скороходов). С героями этих сказок, как правило, случаются разные чудесные превращения, герои всегда смелые, находчивые, они наделены недюжинной силой, и это помогает им успешно преодолевать на пути к благородной цели все препятствия.

Как вы уже знаете, сказки сочинялись людьми очень давно, в те времена, когда человек искренне верил в чудеса, считал, что мир населён, кроме него, другими живыми существами. Он думал, что природа, окружающая его, - живая, что каждый зверь, каждое дерево или цветок имеют душу и разум, живут своей жизнью. Более того, наш прадед думал, что эта жизнь - общая, что с живой природой можно общаться, что она может либо помогать человеку, либо мешать ему. Если он делает что-то не так, природа может гневаться на него, и гнев этот бывает страшным. Люди в те времена надеялись на чудесное вмешательство сил природы в дела человека, и всё это нашло своё отражение в сказках, которые сочинялись именно в то далёкое время. Надежда людей на помощь могущественных сил природы в добрых делах человека, на справедливость этих сил, на победу добра воплощается в счастливых концовках сказок, в обязательной победе над злом простого, но доброго и трудолюбивого человека. Поэтому все сказки заканчиваются хорошо, а главные герои их, незнатные и не очень красивые, получают награду за свои добрые дела.

Почему у разных народов есть сказки с похожими чудесами или чудесными превращениями, например, сказки о Золушке. Вера в чудо, и не просто в чудо, а в жизненную справедливость, всегда была у людей, у всех людей, независимо от того, в какой стране они жили.

Фронтальная беседа с классом.

Учитель раздаёт карты детям, они их рассматривают, обмениваются карточками. Затем по очереди читают записи на них.

Ребята, определите, что названо на карточка?( названы сказочные события).

Рассказ учителя о "картах Проппа":

Учёный В. Пропп, исследовавший волшебные сказки, обнаружил, что волшебные сказки строятся из набора сказочных ситуаций. Это ситуации-кирпичи, с помощью которых создаётся здание сказки. "Карты Проппа" - это названия сказочных ситуаций. Вот некоторые из них:

 Иван-царевич, солдат - герои;

 злой царь, змей, мачеха - антагонисты или вредители;

 покойный отец, звери, помощники, дарители.

 Вредительство-похищение человека, околдовывание.

 Отлучка - уезжают старшие, смерть родителей.

 Запрет - не заглядывать в чулан и тому подобное.

 Испытание героя - может ли он попасть в мир иной, способен ли применять магические умения.

 Первое испытание - проверка героя, знает ли он правила поведения в новом мире.

 Герой получает волшебное средство после встречи с дарителем.

 Ликвидация беды - основное испытание героя.

 Дополнительное испытание - узнаваниие героя. Выясняется, кто на самом деле совершил подвиг, посрамляется ложный герой, самозванец [Добровольская В.Е. 2011:262].

Определение последовательности событий в сказке "Иван-крестьянский сын и Чудо-Юдо" с опорой на "Карты Проппа" (сказка прочитана в классе ранее, тексты на партах):

Трое сыновей покидают дом для борьбы с Чудом-Юдом.

Дедушка-даритель рассказывает, как найти мечи булатные.

Герои находят мечи булатные.

Встреча с бабушкой-помощницей. У неё переночевали.

Герои оказались у реки Смородины, у Калинова моста.

Дозор старшего брата (ложный герой).

Иван и змей вступают в борьбу.

Иван одержал победу.

Дозор среднего брата (ложный герой).

Иван и змей сражаются.

Змей побеждён.

Дозор Ивана. Сражение с врагом.

Победа Ивана.

Героя преследуют жёны и мать змея.

Первая беда - колодец.

Вторая беда - яблоня.

Третья беда - ковёр и подушка.

Преследование свиньи.

Победа Ивана.

Возвращение домой. Счастье.

III. Закрепление изученного материала.

Составление формулы сказки совместно с учениками: 10-11-12-14-15-16-18-16-18-16-18-19-20-21-22-21-22-21-22-21-22-31[Добровольская В.Е. 2011:78].

IV. Итог урока:

Сегодня мы научились составлять формулу сказки; узнали, как определяется жанр народной волшебной сказки.

V. Комментприи оценок.

VI. Домашнее задание: прочитать сказку "Морской царь и Василиса Премудрая". Сочинить свою сказку, используя "карты Проппа", составить её формулу (по желанию).

Урок 2. Два мира волшебной сказки. Особенности языка народной сказки

Цели:

  1.  Образовательная: рассказать о двух мирах волшебной сказки, об особенностях языка народной сказки; определить формулу сказки "Морской царь и Василиса Премудрая".

Развивающая: формирование у детей умения слушать и воспринимать речь учителя, развитие логического и образного мышления учащихся; обогащение знаний школьников, развитие устной речи учащихся.

Воспитывающая: развитие гуманности, духовности, нравственных и эстетических качеств учащихся, привитие любви к чтению.

Тип урока: комбинированный.

Методы обучения: наглядный, словесный, поисковый, проблемный, игровой.

Умения и навыки, которые должны приобрести учащиеся:

Учащиеся должны знать особенности языка волшебной сказки.

Учащиеся должны уметь пользоваться схемами волшебных сказок и составлять формулу сказки.

Оборудование: тексты сказки "Морской царь и Василиса Премудрая". Карточки со сказочной ситуацией (функцией) - "карты Проппа". Схемы "Два мира волшебной сказки" (см. приложение 2).

Ход урока:

I. Организационный момент: приветствие, сообщение темы и цели урока.

II. Проверка домашнего задания: учащиеся по желанию читают свою сказку, определяют её формулу, ученики раскладывают карты в определённой последовательности.

III. Знакомство с новым материалом

. Учащимся раздаются схемы "Два мира волшебной сказки". Ученики изучают схемы и слушают учителя:

Филолог, исследователь русского фольклора и русской народной сказки В. Я. Пропп, в своей работе "Морфология сказки" определяет особенности сюжетов волшебных сказок, их общую сюжетную основу: "Действие начинается с того, что происходит какое-то несчастье и герой, чаще всего молодой человек, отправляется из дома. Он уходит наугад, не зная ни пути, ни цели. В пути он встречает волшебных помощников, это старики или старухи, которые указывают ему путь, или животные, которые в благодарность за помощь, оказанную им героем, помогают ему попасть в иную страну, "тридесятое царство". Там он встречается с похитителем, происходит бой с ним, и герой, иногда с помощью волшебных помощников, побеждает своего врага. Затем он возвращается домой и награждается, чаще всего, женившись на своей избраннице".

. Рассказ ученика об особенностях сказочной речи, о причинах её простоты, лаконичности, о назначении повторов, устойчивых выражений, о постоянных эпитетах (по предварительному домашнему заданию).

. Самостоятельная работа учащихся: иллюстрация сообщения выступающего примерами из прочитанной дома сказки.

III. Закрепление нового материала

. Практическая работа в группах

Учащиеся делятся на 2 группы. Каждой группе нужно составить формулу сказки "Морской царь и Василиса Премудрая". После выполнения задания ответы групп сопоставляются и анализируются, выделяется группа, выполнившая задание правильно.

Карта самоконтроля

Отлучка царя из дома.

Царь даёт обещание морскому царю.

Отец приводит Ивана-царевича к озеру.

Старушка-помощница испытывает Ивана. Он просит прощения за грубость.

Помощница даёт совет.

Иван получает волшебное средство (золотое колечко) от Василисы Премудрой (дарителя).

Герой отправляется в "чужой" мир (подводное царство).

Иван и морской царь вступают в борьбу.

Иван с помощью Василисы выполняет три задания царя.

Морской царь признал поражение.

Иван женится на Василисе.

Иван и Василиса возвращаются на Святую Русь (мир живых).

Они подвергаются преследованиям морского царя.

Три раза Василиса спасает Ивана от гибели.

Иван, вернувшись домой, забывает Василису (потеря памяти).

Иван хочет жениться.

Василиса напоминает о себе.

Воссоединение Василисы и Ивана.

IV. Итог урока:

Сегодня мы определяли формулу сказки "Морской царь и Василиса Премудрая". Узнали, что такое "два мира волшебной сказки", определили особенности языка народной сказки.

V. Комментприи оценок.

VI. Домашнее задание: Сочинить сказку, используя "карты Проппа" (по желанию).

Урок 3. Изучение сюжета и композиции волшебной сказки

Цели:

  1.  Образовательная: познакомить учащихся с сюжетом волшебной сказки, дать понятие о композиции сказки и назначении её частей, научить определять композицию сказок.

Развивающая: формирование у детей умения слушать и воспринимать речь учителя, развитие логического и образного мышления учащихся; обогащение знаний, развитие устной речи учащихся.

Воспитывающая: развитие гуманности, духовности, нравственных и эстетических качеств учащихся, привитие любви к чтению.

Тип урока: комбинированный.

Методы обучения: наглядный, словесный, поисковый, проблемный, игровой.

Умения и навыки, которые должны приобрести учащиеся:

Учащиеся должны знать определение сюжета и композиции сказки.

Учащиеся должны уметь определять композицию сказок.

Оборудование: тексты сказки "Морской царь и Василиса Премудрая", памятки "Сюжет волшебной сказки"; треугольник для изучения сюжета волшебной сказки (см. приложение 3); "Карты Проппа".

Ход урока:

I. Организационный момент: приветствие, сообщение темы и цели урока.

II. Знакомство с новым материалом

Словарная работа. Ученики записывают новые понятия в тетради.

Сюжет - ход событий в художественном произведении.

Композиция (лат. compositio - сочинение, составление, соединение) свойственна всем произведениям искусства. В литературе композицию понимают как развёртывание сюжета.

  1.  Слово учителя о композиции и сюжете волшебной сказки.

Композиционно волшебная сказка состоит из экспозиции (рассказа о причинах, породивших проблему, ущербе, к примеру, нарушении какого-либо запрета), зачина (обнаружение ущерба, недостачи, потери), развития сюжета (поиск утерянного), кульминации (бой со злыми силами) и развязки (решение, преодоление проблемы, обычно сопровождающееся повышением статуса героя, его воцарением).

Рассмотрим сюжет волшебной сказки на основе треугольника. (треугольник изображает основные элементы сюжета). Детям раздаются памятки "Сюжет волшебной сказки":

Зачин. Экспозиция: ситуация до начала действия.

Завязка: герой сталкивается с новой ситуацией (вредительство, недостача, герой покидает дом).

Развитие действия: герой отправляется в путь, пересекает границу иного мира (даритель, волшебное средство).

Кульминация: герой между жизнью и смертью.

Развитие действия: напряжённые моменты.

Развязка: разрешение противоречий (свадьба, воцарение героя). Концовка.

Объяснение учителем сути элементов сюжета [Берн Э. 2011:217].

Экспозиция: семья живёт спокойно и счастливо (не всегда). Завязка -вредительство, нанесение ущерба члену семьи (похищение); нарушение запрета ведёт к вредительству; герой покидает дом. Развитие действия - встреча с дарителем, получение волшебного средства, пересечение границы иного мира, путь, борьба героя с антагонистом. Кульминация - самое трудное испытание, беда ликвидируется. Развитие действия - преследование героя, решение задачи, враг наказывается. Развязка - свадьба, воцарение героя.

III. Закрепление нового материала

Практическая работа в группах по исследованию сюжета сказки "Морской царь и Василиса Премудрая".

Учащиеся делятся на 2 группы. Каждой группе нужно определить сюжет сказки "Морской царь и Василиса Премудрая". После выполнения задания ответы разных групп сопоставляются, анализируются, выделяется группа, выполнившая задание правильно.

Карта самоконтроля

Экспозиция. Обещание царя.

Завязка. Царь привёл Ивана к озеру.

Развитие действия. Иван отправляется в "чужой" мир, с помощью Василисы выполняет задания её отца, женится на ней.

Кульминация. Возвращение на Русь, три раза Василиса спасает мужа от гибели.

Развитие действия. Возвращение домой, потеря памяти, Иван хочет жениться на другой.

Развязка. Воссоединение Ивана и Василисы.

IV. Итог урока:

Сегодня мы познакомились с понятиями "сюжет" и "композиция волшебной сказки, анализировали её части, учились определять композицию сказок.

V. Комментарии оценок.

VI. Домашнее задание: прочитать "Сказку о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи - царевны, Кощеевой дочери" В.А.Жуковского, письменно изложить сюжет сказки В.Жуковского, нарисовать рисунки.

Урок 4. Анализ сюжета и композиции "Сказки о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи - царевны, Кощеевой дочери" В.А.Жуковского

Цели:

  1.  Образовательная: закрепить знания по теме "Изучение композиции и сюжета волшебной сказки"; проанализировать сюжет и композицию "Сказки о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи - царевны, Кощеевой дочери" В.А.Жуковского.

Развивающая: формирование у детей умения слушать и воспринимать речь учителя, развитие логического и образного мышления учащихся; обогащение знаний, развитие устной речи учащихся.

Воспитывающая: развитие гуманности, духовности, нравственных и эстетических качеств учащихся, привитие любви к чтению.

Тип урока: закрепление знаний.

Методы обучения: наглядный, словесный, поисковый, проблемный, игровой.

Умения и навыки, которые должны приобрести учащиеся:

Учащиеся должны знать определение понятий "сюжет" и "композиция" волшебной сказки.

Учащиеся должны уметь анализировать сюжет и композицию волшебной сказки.

Оборудование: тексты "Сказки о царе Берендее…" В. Жуковского, "Карты Проппа", памятки "Сюжет волшебной сказки".

Ход урока:

I. Организационный момент: приветствие, сообщение темы и цели урока.

II. Викторина "Угадай автора"

.Автор сказок "Золушка", "Кот в сапогах", "Красная шапочка". (Ш. Перро)

Автор сказки "Двенадцать месяцев". (С. Маршак)

Автор сказки "Лягушка - путешественница". (В. Гаршин)

Автор сказки "Золотой ключик". (А.Толстой)

Автор "Сказки о потерянном времени". (Е. Шварц)

Автор сказки "Конёк - горбунок". (С. Ершов)

III. Актуализация информации. Фронтальный опрос:

 Сформулируйте определение сказки.

 Назовите признаки волшебной сказки.

 Назовите основные ситуации в композиции волшебной сказки.

 Дайте определение композиции.

 Назовите элементы сюжета волшебной сказки.

 Что такое сюжет?

 Назовите два мира волшебной сказки

 Что находится на границе между мирами?

 Каковы языковые особенности сказки?

 Приведите примеры сказочных зачинов.

 Приведите примеры сказочных концовок [Камбурова М.А. 2012:86].

IV. Презентация рисунков детей к сказке Жуковского.

V. Проверка домашнего задания: изложение сюжета "Сказки о царе Берендее…".

Ответы к домашнему заданию:

Экспозиция. Жил царь Берендей с женой. Отлучка из дома. Колодец. Обещание царя. Рождение сына.

Завязка. Встреча царевича в лесу со стариком.

Развитие действия. Иван - царевич уехал из дома. У озера уточки. Встреча с Марьей - царевной. Подземное царство (мир мёртвых). Иван отслужил две службы Кощея с помощью Марьи. Бегство Ивана и Марьи.

Кульминация. Возвращение героев в мир живых людей. Погоня. Марья три раза спасает Ивана от смерти.

Развитие действия. Иван в прекрасном городе. Потеря памяти. Марья превратилась в цветок. Марья идёт на свадьбу Ивана. Пирог. Возвращение

памяти. Отъезд героев. Возвращение в царство Берендея.

Развязка. Свадьба Ивана да Марьи.

VI. Формирование умений и навыков

Докажите, что "Сказка о царе Берендее…" по жанру волшебная.

Ответ: Наличие в сказке таких фрагментов как: два мира - мир живых и мир мёртвых; озеро - граница двух миров; уточки превращаются в красных девушек; подземное царство - иной мир; Кощей Бессмертный - живой мертвец.

Композиция "Сказки о царе Берендее…".

 Какие сказочные ситуации использовал Жуковский в своей сказке?

Краткий пересказ отрывков: отлучка царя, подвох (не знает о сыне), невольное пособничество (обещание царя), Иван покидает дом, Марья испытывает героя, герой переносится в мир иной, герой и антагонист Кощей вступают в борьбу, Кощей побеждён, беда Ивана ликвидируется, возвращение Ивана и Марьи, героев преследует Кощей, герои спасаются от преследования, Иван прибывает в другую страну, решение трудной задачи, герой вступает в брак.

Групповая работа.

Сравнить сюжет и композицию сказки Жуковского и народной сказки "Морской царь и Василиса Премудрая".

Сообщения представителей каждой группы.

Рефлексия. Закончите фразы:

Я сегодня на уроке узнал…

Я сегодня на уроке научился…

Самым интересным на уроке было…

Мне было трудно…

Я хочу похвалить себя…

Я сейчас чувствую…

IV. Итог урока:

Сегодня мы закрепили знания по теме "Изучение композиции и сюжета волшебной сказки"; проанализировали сюжет и композицию "Сказки о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи - царевны, Кощеевой дочери" В.А.Жуковского.

V. Комментарии оценок.

VI. Домашнее задание: подготовиться к работе в творческой мастерской. Написать черновик сочинения в жанре волшебной сказки.

С помощью этих уроков ученики приобретут основные умения и навыки работы с сюжетом и композицией волшебной сказки, что поможет им справляться с заданиями подобного типа при изучении литературных произведений.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Главные проблемы, связывающие сказку с жизнью, были морально-нравственными. Благодаря "замкнутости" художественного мира сказки, каждый ее сюжет мог философски восприниматься в качестве своеобразной метафоры реальных человеческих отношений и, следовательно, обретал жизненные аналогии. Люди, которые в жизни были несправедливо обижены или лишены чего-то необходимого (а такие всегда составляют большинство), получали от сказки утешение и надежду. Сказка была необходима людям потому, что помогала им жить.

Специфика сказочного вымысла в волшебной сказке заключается в наличии такого важного художественного компонента, как хронотоп (неотделимые друг от друга пространство и время - основные категории картины мира). Из этого следует, что сказки соединены с действительностью своими глубокими историческими корнями. Одновременно сказка всегда устремлена в реальное будущее, которое, по мнению народа, должно быть лучше реального настоящего. Сказка соответствует действительности по противоположности. Это означает, что, реагируя на те или иные жизненные проблемы, сказка предлагала их утопическое разрешение.

Наконец, сказки связаны с жизнью еще и тем, что в процессе естественного исполнения они наполнялись правдивыми бытовыми деталями, окрашивались своеобразным "стихийным реализмом". Этот факт чрезвычайно важен для работы над сказкой с учащимися, так как помогают усвоить местную традицию рассказывания, которую также следует учитывать при знакомстве со сказками края.

Герои сказок - внутренне статичные образы-типы. Сказку не интересует педагогика: мир типических переживаний русского человека, во всех его оттенках, талантливо отобразила богатейшая фольклорная лирика. В сказке же перед нами предстают не характеры, а типы, то есть носители какой-то главной идеи, определяющей образ. Они внутренне статичны, и это может подчеркиваться повторяющимся прозвищем, портретом, изображением жилища. Однако внутренняя неизменяемость сказочных образов-типов сочетается с присущим им внешним динамизмом.

Основные художественные признаки волшебной сказки сказки - сюжет и композиция. Сказочные персонажи раскрываются, прежде всего, в действии, и это - главный прием их изображения. Они целиком и полностью зависят от своей сюжетной роли. Одновременно действия сказочных героев определяют развитие сюжета. Сказки максимально используют время как художественный фактор, выражая этим свою эпическую сущность. Сюжет и тип героя взаимообусловлены. Можно сказать, что их единство определяет природу того или иного жанра внутри сказочной системы.

Для волшебных сказок характерна устойчивая повторяемость однотипных персонажей в разных произведениях, но только в пределах своего жанра. Благодаря этому сказочные сюжеты могли соединиться в одном повествовании. Выявление контаминированных сюжетов обозначает и основные пути анализа сказок.

Сказочный сюжет имеет обычное эпическое развитие: экспозиция - завязка - развитие действия - кульминация - развязка. Специфика сказочной композиции определяется членением сюжета на мотивы.

Стилистика сказок также имеет свою специфику. Существует такое понятие: "сказочная обрядность". Она подразумевает своеобразный "поэтический этикет" сказки, главным образом волшебной, который достигался стилистическими средствами. К ним относятся формулы и присказки.

Волшебная сказка – излюбленное чтение младших школьников, привлекающее их своим приключенческим сюжетом, необычными героями, ярким образным языком. Волшебные сказки вошли в школьные программы еще в XIX веке, популярны и сейчас. В настоящее время нет ни одной образовательной программы по литературному чтению, в которую бы не включались русские волшебные сказки.

Поэтика волшебной сказки (ее язык, композиция, система образов) должна стать предметом изучения в начальной школе. Это сделает уроки литературного чтения более содержательными, интересными и привлечет к ним внимание младших школьников. Жанровый подход – один из способов формирования читательской компетентности младших школьников, которая является приоритетной задачей литературного образования на современном этапе начального общего образования.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Адоньева, С. Б. «Волшебная сказка в контексте традиционной фольклорной культуры» / С.Б. Адоньева.  Л.: ЛГУ, 2011. 502 с.

Аникин, В. П. Русская народная сказка / В.П. Аникин. М.: Худ. лит., 2012. 432 с.

Асмус, Н. М. С книгой в школу / Н.М. Асмус. Тамбов, 2009. 208 с.

Афанасьев,  А. Н. Народные русские сказки / А.Н. Афанасьев. Л.: Лениздат, 2011. 402 с.

Афанасьев, А. Н. Поэтические воззрения славян на природу / А.Н. Афанасьев. М.: Слово, 2010. 601 с.

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры / Э. Берн. М.: «Ерофей», 2011. 369 с.

Веселовский, А. Н. Историческая поэтика / А.Н. Веселовский. Л.: ИГРА, 2011. 318с.

Выготский, Л.С. Словесная игра / Л.С. Выготский. М.: Аврора 2010.  370 с.

Дмитриева, Т. Г. Повествовательные и описательные стилистические приемы в русской волшебной сказке / Т.Г. Дмитриева. М.: МГУ, 2012. 409 с.

Добровольская, В.Е. Предметные реалии русской волшебной сказки / В.Е. Добровольская. М.: МГУ, 2011. 312 с.

Запорожец, А.В. Избранные психологические труды. Т. 4. Роль волшебных сказок / А.В. Запорожец. М.: Просвещение, 2010. 427 с.

Захаров, А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка / А.И. Запорожец. М.: ТОЛИКА ЗНАНИЙ, 2011. 547 с.

Зеленкова, Т.В. Функционально-статистический анализ сказок, сочиненных детьми / Т.В. Зеленькова // Вопросы психологии. № 6. 2012. С. 81- 84.

Зеньковский, В.В. Психология детства / В.В. Зеньковский. Екатеринбург, 2012. 600 с.

Зинкевич-Евстигнеева, Т.Д. Практикум по сказкотерапии / Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева. СПб.: Речь, 2010. 318 с.

Зуева, Т. В. Волшебная сказка / Т.В. Зуева. М.: Прометей, 2010. 481 с.

Камбурова, М.А. Коррекция страхов и тревожности у младших школьников с использованием метафор в сказках / М.А. Камбурова // Знание-сила. 2012. № 1. С. 127-129.

Каушал, М. Сюжетно-тематический фонд, композиция и традиционные формулы индийских (пенджабских) и российских волшебных сказок в сопоставительном освещении / М. Каушал. М.: МГУ, 2009. 319 с.

Лазарев, А. И. Художественный метод фольклора. Иркутск: КОНЦЕРН, 2011. 214с.

Маранцман, Л. Е. Школьное чтение / Л.Е. Маранцман. СПб.: Слово, 2009. 400 с.

Медриш, Д. Н. Литература и фольклорная традиция / Д.Н. Медриш. Киев, 2010. 407 с.

Мелетинский, Е. М. Классические формы мифа / Е.М. Мелетинский. М.: РАН, 2011. 425 с.

Молдавская, Е.Н. Сказочные уроки жизни / Е.Н. Молдавскя. М.: Эксмо, 2010. 276с.

Новиков, Н. В. Образы восточнославянской волшебной сказки / Н.В. Новиков. Л., 2009. 324 с.

Обухова, Л.Ф. Детская психология / Л.Ф. Обухова. М.: Просвещение, 2009. 372 с.

Осорина, М.В. «Черная простыня летит по городу», или зачем дети рассказывают страшные истории / М.В. Осорина // Знание-сила. № 10. 2011. 114 с.

Пропп, В. Я. Исторические корни волшебной сказки / В.Я. Пропп. М.: ЛОГОС, 2012. 415 с.

Померанцева, Э. В. Судьбы русской сказки / Э.В. Померанцева. М.: Наука, 2010. 392 с.

Пропп, В. Я. Поэтика фольклора / В.Я. Пропп. М.: Лабиринт, 2008. 516 с.

Пропп, В. Я. Русская сказка / В.Я. Пропп. М.: Лабиринт, 2010. 490 с.

Прусс, И. Сила слабости и слабость силы / И. Прусс // Знание-сила. № 1. 2013. 103с.

Рафаева, А. В. Исследования семантических структур традиционных сюжетов и мотивов / А.В. Рафаева. М.: Рос. гум. ин-т, 2012. 488 с.

Романовская, А. Е. Дети – наше всё / А.Е. Романовская. М.: Эксмо, 2011. 302 с.

Рошияну Николае. Традиционные формулы сказки. М.: СЛОВО, 2011. 674 с.

Рыжкова, Н. В. Логическое представление о мире у детей младших классов / Н.В. Рыжкова. Киев, 2009. 300 с.

Соколов, Д. Сказки и сказкотерапия / Д. Соколов. Обнинск; Нортон, 2011. 401 с.

Сказки народов мира. М.: Дет. лит., 2011 г. 924 с.

Стрелкова, Л.П. Уроки сказки / Л.П. Стрелкова. М.: Эксмо, 2012. 398 с.

Толстикова, М.А. Сказка в цвете / М.А. Толстикова // Знание-сила. 2012. № 1. 129с.

Черноусова, И.П. Структура и художественные функции диалога в русской волшебной сказке / И.П. Черноусова. Воронеж, 2012. 509 с.

Эльконин, Д.Б. Психология игры / Д.Б. Эльконин. М.: Слово, 2010. 417 с.

PAGE   \* MERGEFORMAT 2



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
20175. Использование экологических проектов в формировании деятельностного компонента экологической культуры младшего школьника 118.48 KB
  Обучение с использованием проектных приёмов в начальной школе имеет целый ряд достоинств. Можно выделить несколько групп умений, на которые проектная деятельность оказывает наибольшее влияние: - исследовательские (генерировать идеи, выбирать лучшее решение); - социального взаимодействия (сотрудничать в процессе учебной деятельности, оказывать помощь товарищам и принимать их помощь, следить за ходом совместной работы и направлять её в нужное русло)
17828. Роль учителя начальных классов в формировании личности ученика 47.16 KB
  Охарактеризовать процесс формирования личности ученика начальной школы. Изучить особенности личностных качеств учителя начальных классов в формировании личности ученика. Исследовать то, как личность педагога и ее качества влияют на формирование личности младшего школьника.
837. Роль семьи в формировании личности ребёнка. Условия успешного семейного воспитания 38.97 KB
  Родительская любовь помогает раскрыть обогатить эмоциональную духовную и интеллектуальную сферу жизни детей. Родители первые воспитатели имеют самое сильное влияние на детей. Им самой природой отдано преимущество в воспитании детей. Глубокие контакты с родителями создают у детей устойчивое жизненное состояние ощущение уверенности и надежности.
5363. Особенности характера младшего школьника 42.44 KB
  Слово «характер» в переводе с греческого означает «черта», «печать», «признак». Характер человека как бы накладывает определенный отпечаток на его поведение, на взаимоотношение с другими людьми, является определенным признаком его личности.
18075. Влияние телекоммуникационных проектов на развитие младшего школьника 92.19 KB
  Они высказывают мнение что главное условие способствующее наибольшему воздействию СМИ на деток более знаменито тогда уже как скоро передачи наблюдают в веселительных целях и как скоро ребята улавливают их содержание как реалистичное вероятно в связи неспособности критически думать в период просмотра. Восприятие детками реалий культуры в какой они живут считается отчасти делом рук СМИ. Данная социализирующая роль TV быть может необыкновенно ценна тогда как скоро малыш живет в сообществе отличном от того в каком он появился. Этим они...
7947. Особенности процесса социализации младшего школьника в учебной деятельности 19.72 KB
  Особенности процесса социализации младшего школьника в учебной деятельности Вопросы: Задачи и особенности обучения в школе I ступени. Социальная направленность учебной деятельности в младшем школьном возрасте. Становление социальной активности младшего школьника в процессе учебной деятельности. Развитие психологопедагогической науки и образования привели к тому что начальная школа стала начальным этапом обучения ребенка в общеобразовательной школе школой I ступени начальным общим образованием стала решать более важные и широкие...
18133. Модели личностно-ориентированного обучения в младшего школьника в начальной школе 100.54 KB
  Необходимо отметить что в последние годы проблема личностно-ориентированного обучения широко рассматривалась в педагогике и психологии. В ряде педагогических исследований дается трактовка основных категорий личностно-ориентированного обучения раскрываются его функции Реформирование системы образования в целях достижения ее качественного соответствия перспективам развития Республики Казахстан активно входящей в мировое образовательное пространство требует изменения как научно-методического обеспечения так и организационно-технологических...
18178. Развитие и формирования личности школьника в процессе общения 333.21 KB
  Все это означает что общение по основным своим характеристикам всегда является видом деятельности суть которого составляет взаимодействие человека с человеком. Гипотеза исследования состоит в том что в подростковом возрасте происходят качественные изменения общения по сравнению с детьми младшего школьного возраста а также усиливается потребность в общении в целом что требует преодоления этих трудностей в общении. считает что общение – соʙсем молодая проблема дʙадцатого столетия если ʙ Дреʙней Греции и ʙ Дреʙнем Риме ораторское искусстʙо...
11011. Опытно-экспериментальная работа по воспитанию толерантности младшего школьника на основе художественно-эстетического образования 117.93 KB
  Особенно важно художественно-эстетическое образование начинать в раннем возрасте, наиболее благоприятном, поскольку именно в этом возрасте закладываются все основы всего будущего развития личности, в том числе и в развитии толерантности.
9993. Опытно-поисковая работа по эмоциональному воспитанию личности школьника средствами музыкального искусства 178.2 KB
  На современном этапе развития нашего общества активизация человеческого фактора выступает как одно из условий дальнейшего общественного прогресса. Для достижения указанных результатов в психическом и личностном развитии школьников прежде всего необходимо координально изменить приоритеты целей начального образования: на передний план поставить цели которые заключаются не в вооружении учащихся определенной суммой предметных знаний...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.