Прокурорский надзор и судебный контроль за исполнением законов органами предварительного расследования

Предмет исследования в совокупности составили теоретические понятия и принципы, характеризующие прокурорский надзор и судебный контроль за исполнением законов органами предварительного расследования; особенности осуществления данной деятельности.

2014-08-04

72.09 KB

72 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Содержание

ВВЕДЕНИЕ

3

Глава 1. Сущность, значение и  соотношение прокурорского надзора с судебным контролем

6

1.1. Сущность, значение и принципы прокурорского надзора                              

6

1.2. Соотношение прокурорского надзора с судебным контролем

17

Глава 2. Прокурорский надзор за исполнением законов органами предварительного расследования

28

2.1. Правовые средства прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия

28

2.2. Методика прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений

35

Глава 3. Судебный контроль за исполнением законов органами предварительного расследования

45

3.1. Функция судебного контроля как необходимое условие развития демократических основ

45

3.2. О разрешительном и контрольном направлениях судебной деятельности в досудебном производстве

53

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

68

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

71

ВВЕДЕНИЕ

Происходящие в России демократические преобразования, курс на  строительство правового государства, провозглашение приоритета прав личности создают предпосылки для повышения роли прокуратуры как федерального централизованного надзорного органа в укреплении законности и  правопорядка в стране, охране конституционных прав и свобод граждан.

Прокурорский надзор и вся многогранная правоохранная деятельность российской прокуратуры являются одной из важнейших гарантий защиты прав и свобод граждан, законных интересов юридических лиц, независимо от формы собственности и подведомственности, и государства в целом. Поэтому государство, общество заинтересованы в том, чтобы надзорная и иная деятельность прокуратуры была максимально эффективной, приводила к реальному укреплению законности и правопорядка. Важнейшими предпосылками успешного осуществления прокурорского надзора и иной деятельности прокуратуры являются прочные знания прокурорами и следователями специфики и особенностей разносторонней работы прокуратуры, своих полномочий применительно к конкретным направлениям деятельности, умение правильно, на научной основе организовать работу на порученных участках, мастерское владение тактикой и методикой осуществления прокурорского надзора и иной деятельности.

Осуществляя надзорное производство от имени государства, прокурор тем самым является его полномочным представителем в области уголовного судопроизводства.

Гарантии соблюдения принципа законности в деятельности по уголовному преследованию предполагают наличие функционально различных по своему содержанию, но общих по цели прокурорского надзора и судебного контроля.

В своей основе эта система многоступенчата, многосубъектна, она характеризуется спецификой задач, решаемых в порядке прокурорского надзора и судебного контроля, и, соответственно, разнообразием процессуальных форм и методов их решения. Вместе с тем в законодательной и правоприменительной практике до сих пор не проведено чёткого разграничения понятий "надзор" и "контроль", которые близки по своему смысловому значению, но всё-таки не синонимы и обладают определёнными различиями.

В разное время к рассмотрению и научному анализу прокурорского надзора и судебного контроля за исполнением законов органами предварительного расследования обращались такие ученые, как Басков В.И, Бессарабов В.Г., Бойков А., Григоров К.А., Звирбуль В.К., Казанцев С.М., Рябцев В.П., Ю.Е. Винокуров, А.А. Чувилев и целый ряд других ученых.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере прокурорского надзора и судебного контроля за исполнением законов органами предварительного расследования.

Предмет исследования в совокупности составили теоретические понятия и принципы, характеризующие прокурорский надзор и судебный контроль за исполнением законов органами предварительного расследования;  особенности осуществления данной деятельности.

Цель настоящей работы - исследование  особенностей прокурорского надзора и судебного контроля за исполнением законов органами предварительного расследования.

В соответствии с поставленной целью задачами исследования являются:

- раскрыть сущность, значение и  соотношение прокурорского надзора с судебным контролем;

- исследовать особенности прокурорского надзора за исполнением законов органами предварительного расследования;

- проанализировать особенности судебного контроля за исполнением законов органами предварительного расследования.

Методологическую основу исследования составили общетеоретические положения диалектики как всеобщего метода познания. Кроме того, были использованы и частнонаучные методы: сравнительного правоведения, историко-правовой, социологический, анализа и синтеза и др.

В ходе исследования работа получила следующую структуру: введение, три главы, заключение и список использованных источников.

Первая глава работы посвящена сущности, значению и  соотношению прокурорского надзора с судебным контролем, во второй главе рассмотрены особенности прокурорского надзора за исполнением законов органами предварительного расследования, в третьей главе проанализированы особенности судебного контроля за исполнением законов органами предварительного расследования.

Глава 1. Сущность, значение и  соотношение прокурорского надзора с судебным контролем

 

 1.1. Сущность, значение и принципы прокурорского надзора                                    

Прокурорский надзор как вид государственной деятельности обладает и своим особым предметом. Согласно ст. 21 Закона о прокуратуре, предметом прокурорского надзора являются соблюдение Конституции РФ и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций; соответствие законам правовых актов, издаваемых органами и должностными лицами.

Понятие прокурорского надзора тесно связано с понятием законности, поскольку законность обеспечивается благодаря осуществлению прокуратурой надзора за соблюдением действующего законодательства в различных сферах деятельности общества и государства. Сущность законности заключается в строгом и неуклонном соблюдении и исполнении всеми субъектами действующего законодательства. А прокурорский надзор обеспечивает это неуклонное и строгое соблюдение и исполнение законодательства. На всей территории России необходимо единство законности, одинаковое ее понимание и осуществление, и единственным органом государства, способным обеспечить это единство, может быть прокуратура. Для этого она была создана, в этом состоит ее главная задача1.

Прокурорский надзор имеет существенное значение и в профилактике правонарушений, поскольку именно с помощью надзора достигается не только надлежащее исполнение законов, но и выявление правонарушений на ранних стадиях их формирования. Прокурорский надзор важную роль играет в защите прав граждан в различных сферах жизнедеятельности. Так, в сфере трудовых прав граждан прокуратура, защищая и охраняя трудовые права граждан, опротестовывает незаконные приказы, распоряжения и другие акты, ущемляющие трудовые права граждан, вносит представления, возбуждает гражданские, выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства.

По материалам прокуратуры преступившие закон работодатели привлекаются к дисциплинарной и административной ответственности. В последние годы в отношении работодателей, допустивших нарушения трудового законодательства, возбуждено 224 административных производства2.

В сфере защиты нарушенных жилищных прав граждан прокуроры направляют в суды иски, вносят протесты на незаконные правовые акты, принятые по вопросам жилищного законодательства. Реагируя на нарушения в жилищно-коммунальном секторе, прокурорами внесено почти 5 тыс. представлений, 3 тыс. виновным объявили предостережение, свыше тысячи привлекли к административной ответственности. Там, где нарушения носили уголовно наказуемый характер, расследовано 73 уголовных дела3.

Прокуратура, осуществляя прокурорский надзор, выявляет многочисленные нарушения прав несовершеннолетних. За нарушение законодательства о защите прав и интересов несовершеннолетних по материалам прокуратуры к дисциплинарной и административной ответственности привлекаются должностные лица, возбуждаются уголовные дела.

Активизирована надзорная деятельность прокуратуры в сфере административной юстиции. Прокуроры уделяют особое внимание выявлению нарушений законности, допускаемых должностными лицами уполномоченных государственных структур. В целях устранения допущенных нарушений законов прокуратура вносит представления, привлекает виновных должностных лиц к дисциплинарной и административной ответственности, осуществляет иные полномочия по устранению нарушений законности.

За год через руки прокуроров проходит свыше 3 млн. дел и материалов. В интересах общества и государства предъявлено 153 тыс. исков на миллиардные суммы. К ответственности привлечены почти 108 тыс. нарушителей закона4.

Необходимость повышения качества судебных решений обусловливает целесообразность обеспечения большего взаимодействия между судами и прокуратурой, в том числе по обязательствам, вытекающим из положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Главной целью при этом является создание подлинных гарантий для обеспечения законности и правопорядка, а также осуществление эффективной защиты прав и свобод человека и формирующегося гражданского общества.

Без надзорных полномочий прокуратуры и ее возможностей устранение нарушений законов значительно осложнилось бы, а для граждан доступ к государственной защите от правового произвола был бы крайне затруднен. Осуществляя от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации; за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие; за исполнением законов судебными приставами, администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу; координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью; участвуя в рассмотрении дел судами или принимая участие в правотворческой деятельности, органы прокуратуры преследуют при этом главную цель - всемерную защиту прав и свобод человека и гражданина5.

Принципы - это законодательные основополагающие начала, идеи и требования, лежащие в основе формирования, организации и функционирования органов прокуратуры. Принципы организации и деятельности прокуратуры определяют наиболее существенные черты и признаки деятельности органов прокуратуры. Поскольку прокурорский надзор - это одно из проявлений прокурорской деятельности, то и принципы организации и деятельности прокуратуры выступают одновременно и в качестве принципов прокурорского надзора.

Ст. 4 Закона о прокуратуре определяет принципы организации и деятельности прокуратуры Российской Федерации. Согласно ч. 1 этой статьи  прокуратура Российской Федерации составляет единую федеральную централизованную систему органов и учреждений и действует на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ. Из этого законодательного определения вытекают такие принципы организации и деятельности прокуратуры, как принципы единства и централизации.

Прежде всего, основополагающим принципом прокурорского надзора выступает принцип единства, означающий, что все территориальные и специализированные прокуратуры, действующие на территории Российской Федерации, составляют единую систему. Создание и деятельность на ее территории органов прокуратуры, не входящих в единую систему прокуратуры Российской Федерации, не допускается. В соответствии с данным принципом прокуроры всех уровней обладают едиными полномочиями и средствами их реализации в виде таких актов прокурорского реагирования, как протесты, представления, постановления, предостережения о недопустимости нарушений законов, обращения с заявлениями в суды и др.

С принципом единства прокурорского надзора тесно связан и принцип централизации. Централизация системы органов прокуратуры проявляется в том, что нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим прокурорам и Генеральному прокурору РФ. Прокуроры городов и районов, прокуроры специализированных прокуратур назначаются на должность и освобождаются от должности Генеральным прокурором РФ. Прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются на должность Генеральным прокурором РФ по согласованию с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, им же освобождаются от должности без каких-либо согласований. Таким образом, подчинение всех нижестоящих прокуроров Генеральному прокурору проявляется в том, что именно этому должностному лицу предоставлено право: образования, реорганизации и упразднения всех органов и учреждений прокуратуры, определения их статуса, компетенции, штатной численности и структуры; назначения и освобождения от должности нижестоящих прокуроров и директоров (ректоров) научных и образовательных учреждений; принятия в рамках исключительной компетенции обязательных для исполнения решений по вопросам, связанным с осуществлением функций прокуратуры. Генеральный прокурор издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции.

Принцип законности - важнейшее общеправовое начало деятельности всех правоприменительных и правоохранительных органов. Для прокуратуры, являющейся живым напоминанием закона, данный принцип выступает главенствующим в ее деятельности, поскольку она подчинена интересам обеспечения исполнения законов как сердцевины законности. Это главная цель прокуратуры - обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности. Прежде всего, принцип законности проявляется в том, что правовое положение прокурора, его полномочия, правовые средства их реализации при осуществлении прокурорского надзора регламентируются соответствующими нормативными актами6.

Органы прокуратуры осуществляют свои полномочия независимо от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений и в строгом соответствии с действующими на территории Российской Федерации законами. Тем самым в законодательстве провозглашается принцип независимости прокурорских работников. В законодательстве специально оговорена недопустимость вмешательства в деятельность прокуратуры, воздействия в любой форме на прокурора с целью повлиять на принимаемые ими решения или воспрепятствовать их деятельности. Требования прокурора, вытекающие из его полномочий, предусмотренных законом, подлежат безусловному исполнению в установленный срок.

Законодательно предусматриваются конкретные правовые гарантии обеспечения независимости прокурорских работников. Прокурорские работники не могут являться членами общественных объединений, преследующих политические цели, и принимать участие в их деятельности. Создание и деятельность таких объединений, их структур в органах и учреждениях прокуратуры не допускается. Прокуроры в своей служебной деятельности не связаны решениями общественных объединений. Прокурорские работники не вправе совмещать свою основную деятельность с иной, оплачиваемой или безвозмездной деятельностью, кроме преподавательской, научной и творческой деятельности7.

Органы прокуратуры действуют гласно в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об охране прав и свобод граждан, а также законодательства Российской Федерации о государственной и иной специально охраняемой законом тайне. Принцип гласности означает открытость деятельности органов прокуратуры, доступность для граждан, средств массовой информации. Благодаря реализации этого принципа обществу предоставляется возможность осуществлять контроль за деятельностью органов прокуратуры.

Считая принципиально важными вопросы расширения и углубления взаимодействия со средствами массовой информации для обеспечения объективного и оперативного освещения деятельности органов прокуратуры, руководствуясь п. 1 ст. 17 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", Приказом от 23 октября 2009 г. N 341 "О взаимодействии органов прокуратуры со средствами массовой информации"8:

Заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, начальникам главных управлений, управлений и отделов Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, городов и районов, другим территориальным и приравненным к ним прокурорам специализированных прокуратур:

-  Рассматривать взаимодействие со средствами массовой информации как одно из важнейших направлений работы и осуществлять его, исходя из анализа состояния законности и прокурорского надзора.

- Строго соблюдать один из основополагающих принципов организации и деятельности прокуратуры, закрепленный в ст. 4 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", согласно которому органы прокуратуры действуют гласно в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства Российской Федерации об охране прав и свобод граждан, а также законодательства Российской Федерации о государственной и иной специально охраняемой законом тайне.

- Систематически информировать население через официальные интернет-представительства органов прокуратуры, информационные агентства, печать, радио и телевидение о состоянии законности и правопорядка. Оперативно сообщать в средства массовой информации о направлении в суд уголовных дел, вызвавших повышенный общественный резонанс, и вынесении по ним судебных решений, а также о прокурорских проверках, в процессе которых вскрыты многочисленные нарушения законности. При этом распространяемые прокуратурой сообщения должны быть выверенными, объективными и не содержать информации конфиденциального характера.

-  При подготовке материалов для освещения в средствах массовой информации руководствоваться требованиями ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации, гарантирующей право каждому на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, а также иными требованиями федерального законодательства и международными актами, запрещающими предавать гласности любую информацию, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя или потерпевшего без его согласия и согласия его законного представителя.

- Обеспечивать тщательную проверку данных, готовящихся для освещения в средствах массовой информации.

-  Постоянно совершенствовать формы и методы работы со средствами массовой информации.

Начальникам главных управлений, управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации представлять в управление взаимодействия со средствами массовой информации:

- не реже одного раза в месяц - наиболее актуальные материалы о практике прокурорского надзора для размещения на официальном интернет-представительстве Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а также освещения в средствах массовой информации. Материалы, которые имеют или могут иметь широкий общественный резонанс, направлять в предельно сжатые сроки;

- не реже одного раза в полугодие - предложения об организации выступлений в средствах массовой информации с указанием тематики и формата (интервью, брифинг, авторский материал).

Сообщения о встречах, семинарах, круглых столах, проводимых с участием руководителей Генеральной прокуратуры Российской Федерации, представлять в день проведения мероприятия, материалы о направлении уголовных дел в суд - в день утверждения обвинительного заключения, информацию о судебных решениях, имеющих повышенный общественный резонанс, - в день их вынесения.

В случае участия в мероприятиях, проводимых общественными организациями, предварительно сообщать об этом в управление взаимодействия со средствами массовой информации

Прокурорам субъектов Российской Федерации и приравненным к ним прокурорам специализированных прокуратур:

- ежедневно осуществлять мониторинг ведущих средств массовой информации субъекта Российской Федерации в целях анализа состояния законности и возможного принятия мер прокурорского реагирования. О принятых мерах прокурорского реагирования оперативно информировать управление взаимодействия со средствами массовой информации;

- ежедневно обновлять новостные ленты интернет-представительств прокуратур субъектов Российской Федерации и приравненных к ним специализированных прокуратур;

- еженедельно направлять в управление взаимодействия со средствами массовой информации наиболее актуальные материалы о деятельности органов прокуратуры для их размещения на официальном интернет-представительстве Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а также освещения в средствах массовой информации;

- не реже одного раза в квартал организовывать выступления прокурорских работников в средствах массовой информации;

- ежегодно проводить личные встречи руководителей органов прокуратуры с редакциями ведущих периодических изданий, электронных средств массовой информации, информационных агентств, журналистами, организовывать пресс-конференции по наиболее актуальным вопросам прокурорской деятельности;

- ежегодно проводить обучающий семинар с прокурорами городов, районов, другими территориальными и приравненными к ним прокурорами иных специализированных прокуратур по вопросам взаимодействия со средствами массовой информации.

Управлению взаимодействия со средствами массовой информации Генеральной прокуратуры Российской Федерации:

- оперативно рассматривать материалы, поступающие из подразделений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокуратур субъектов Российской Федерации и приравненных к ним специализированных прокуратур. Решения о возможности размещения материалов на официальном интернет-представительстве Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а также освещения в средствах массовой информации принимать своевременно с учетом соответствующих ограничений, установленных федеральным законодательством;

- ежедневно осуществлять мониторинг ведущих федеральных средств массовой информации, а также основных интернет-сайтов в целях оперативного информирования руководства Генеральной прокуратуры Российской Федерации о нарушениях законности, чрезвычайных происшествиях и иных наиболее значимых событиях. При этом обращать особое внимание на информацию о нарушениях прав и свобод граждан, нарушениях, допущенных при расследовании уголовных дел, иных нарушениях законности. Незамедлительно передавать такие материалы в соответствующие подразделения Генеральной прокуратуры Российской Федерации для организации проверки изложенных сведений.

Установить, что:

- официальные сообщения от имени Генеральной прокуратуры Российской Федерации направляются исключительно через управление взаимодействия со средствами массовой информации и только с согласия Генерального прокурора Российской Федерации;

- ответственность за достоверность и полноту содержащихся в этих материалах сведений несут лица, представившие их в управление взаимодействия со средствами массовой информации.

Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации предусмотреть проведение систематических исследований по вопросам повышения эффективности взаимодействия органов прокуратуры со средствами массовой информации, а также разработку научно-практических рекомендаций по совершенствованию форм и методов этой деятельности, принципов анализа и учета общественного мнения.

Подводя итог, отметим, что, прокурорский надзор - это специфическая государственная деятельность, осуществляемая органами прокуратуры,  играющая активную роль в охране и защите прав и свобод граждан, интересов общества и государства, укреплении законности и правопорядка, и способствующая становлению и развитию демократического правового государства.

1.2. Соотношение прокурорского надзора с судебным контролем

Гарантии соблюдения принципа законности в деятельности по уголовному преследованию предполагают наличие функционально различных по своему содержанию, но общих по цели прокурорского надзора, судебного и ведомственного контроля.

В своей основе эта система многоступенчата, многосубъектна, она характеризуется спецификой задач, решаемых в порядке прокурорского надзора, судебного и ведомственного контроля, и, соответственно, разнообразием процессуальных форм и методов их решения. Вместе с тем в законодательной и правоприменительной практике до сих пор не проведено чёткого разграничения понятий "надзор" и "контроль", которые близки по своему смысловому значению, но всё-таки не синонимы и обладают определёнными различиями.

Судебный контроль, осуществляемый на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, являясь, по существу, дополнительной функцией судебной системы, призванной, согласно Конституции РФ, осуществлять прежде всего правосудие, некоторые авторы определяют как уголовно-процессуальную функцию суда по проверке законности и обоснованности определённых решений9, другие - как осуществление судом системы проверочных мероприятий, носящих предупредительный и правовосстановительный характер, в целях обеспечения законности и обоснованности решений и действий органов дознания и предварительного следствия, ограничивающих конституционные или иные права и свободы граждан10.

Увеличение количества нарушений закона, выявляемых и устраняемых прокурорами в ходе надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования, а также частота удовлетворения поступающих прокурорам жалоб свидетельствуют как об активизации надзорной деятельности последних, так и о недостаточной эффективности ведомственных механизмов контроля за процессуальной деятельностью прежде всего следователей и дознавателей.

Результаты прокурорских проверок материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, а также уголовных дел, по которым выявлялись нарушения, показывают, что нарушениям в том числе способствовали недостатки ведомственного контроля, осуществляемого руководителями следственных органов и начальниками органов дознания11. В первую очередь это относится к обеспечению конституционных прав граждан, привлекаемых к участию в уголовном судопроизводстве.

Особенностью отечественного уголовного процесса является то, что если механизм прокурорского надзора и ведомственного контроля имеет свою историю и они достаточно исследованы в теории и практике, то судебный контроль, по существу, является новым правовым институтом, берущим своё начало в связи с внесением в 1992 г. изменений в УПК РСФСР и принятием Конституции РФ и развивающимся в ходе правовой и судебной реформы.

Вопросы реализации в уголовно-процессуальном законодательстве конституционных положений о судебном контроле, соотношения его с прокурорским надзором и ведомственным контролем в стадии возбуждения уголовного дела, в том числе при разрешении сообщений о преступлениях, обсуждаются в юридической литературе уже долго, но единых подходов к этой проблеме пока так и не выработано.

По своему содержанию надзор прокурора за исполнением требований федерального закона при приёме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении ориентирован прежде всего на предупреждение, выявление и устранение возможных нарушений уголовно-процессуального закона в процессе этой деятельности, нарушений конституционных прав граждан.

Следует отметить, что прокурорский надзор, судебный и ведомственный контроль за деятельностью по разрешению сообщений о преступлениях фактически выполняют общую для всей системы органов уголовного судопроизводства роль, заключающуюся в обеспечении законности и обоснованности действий и принимаемых по сообщениям о преступлениях процессуальных решений.

Ведомственный контроль некоторые авторы разделяют на две формы: процессуальный и организационный12. Организационный контроль в отношении дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, обязанных принять и проверить сообщение о преступлении, осуществляется в административно-управленческих формах, определяемых отраслевыми федеральными законами, ведомственными организационно-распорядительными документами и инструкциями об организации работы, и заключается в организационно-методическом руководстве, проверке соблюдения порядка разрешения сообщений о преступлениях, принятии мер воздействия к нарушителям, даче указаний, распределении обязанностей и т.д. Процессуальный контроль реализуется в процессуальных полномочиях указанных должностных лиц, определяемых уголовно-процессуальным законодательством.

Следует отметить, что по существу и в отношении начальника органа дознания и руководителя следственного органа уголовно-процессуальный закон не детализирует средства осуществления ими процессуального контроля, что "размывает" его назначение и снижает ответственность указанных должностных лиц как за результат, так и непосредственно за процесс разрешения сообщений о преступлениях.

В сложившейся ситуации эффективность ведомственного контроля по такому параметру, как своевременное выявление нарушений закона в деятельности следователей и дознавателей по разрешению сообщений о преступлениях, представляется невысокой.

Опрос следователей и дознавателей по этому вопросу свидетельствует о том, что большинство из них (а прокуроры полностью) считают ведомственный контроль в стадии возбуждения уголовного дела менее эффективным, чем прокурорский надзор. Более того, следует сказать, что имеет место практика "прямого контакта" - "прокурор - следователь" или "прокурор - дознаватель", когда начальники органов дознания и руководители следственных подразделений должного участия по реализации возложенных на них функций осуществления процессуального контроля за деятельностью следователей и дознавателей по разрешению сообщений о преступлениях не осуществляют, материалы по сообщениям о преступлениях и законность процессуальных решений не проверяют либо относятся к этой работе формально13.

Поступающие к руководителям следственных органов и начальникам органов дознания жалобы на действия (бездействие) и процессуальные решения следователей и дознавателей в стадии возбуждения уголовного дела, чьи действия обжалуются, зачастую разрешаются последними, контрольные полномочия переадресовываются надзирающему прокурору, который всё равно "поправит" лицо, разрешающее сообщение о преступлении.

Проведённый анализ свидетельствует о том, что непосредственный, более действенный контроль за процессуальной деятельностью следователей и дознавателей при разрешении сообщений о преступлениях, равно как в ходе осуществления предварительного расследования, может эффективно осуществляться руководителями следственных органов и начальниками органов дознания, правовое положение которых будет детально регламентировано уголовно-процессуальным законом. Таким образом, целесообразно дополнить ст. 39 УПК РФ положениями о праве руководителя следственного органа осуществлять контроль за законностью и своевременностью разрешения следователем сообщений о преступлениях, давать следователю указания в связи с разрешением сообщений о преступлениях, отстранять следователя от разрешения сообщений о преступлениях. Аналогичные по содержанию дополнения следует внести в ст. 401 УПК.

Законодательное закрепление указанных прав не означает смешение функций ведомственного контроля и прокурорского надзора. При существующей законодательной конструкции УПК ежегодное значительное количество отменённых прокурорами процессуальных решений по сообщениям о преступлениях, жалоб на действия (бездействие) и процессуальные решения следователей и дознавателей, поступающих прокурорам, позволяет говорить о том, что прокурорский надзор за исполнением требований федерального закона при приёме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях является более полноценной и реально действующей гарантией обеспечения законности в стадии возбуждения уголовного дела. Прокуроры существенно сдерживают рост числа нарушений законодательства на начальной стадии уголовного процесса.

Надзирая за исполнением законов в сфере уголовно-правовой регистрации преступлений, прокурор располагает значительно большим объёмом процессуальных полномочий, чем должностные лица, осуществляющие ведомственный контроль, в том числе надзорными полномочиями в отношении самих руководителей следственных органов и начальников органов дознания. Более того, прокурорский надзор имеет надведомственный характер, что значительно повышает его результативность. При этом прокурор не должен подменять руководителя следственного органа, начальника органа дознания в плане осуществления процессуального руководства. При выявлении необходимости последнего прокурор требует принятия необходимых мер непосредственно указанными ведомственными руководителями. Вмешательство прокурора в связи с этим может быть оправдано лишь в исключительных случаях ввиду их бездеятельности.

Дискуссионным является вопрос о соотношении прокурорского надзора и судебного контроля в стадии возбуждения уголовного дела.

До недавнего времени надзор за исполнением законов в досудебных стадиях уголовного процесса являлся монопольным правом прокурора. Суд не мог вмешиваться в ход предварительного расследования, пока не получал законченное дело с обвинительным заключением.

Взгляды на этот вопрос в теории полярны, так как некоторые наиболее последовательные критики надзорной роли прокурора в досудебном процессе и сторонники расширения судебного контроля полагают, что прокурорский надзор не выполняет в полной мере своего предназначения из-за оказания на него давления, большой загруженности, текучести кадров, а также потому, что надзор прокурора избирателен14, что прокурор в силу заинтересованности в результатах расследования не способен принимать объективные решения по жалобам на действия и решения органа расследования, а при хорошо поставленном судебном контроле прокурорский надзор становится излишним15.

Противники такой точки зрения называют прокурорский надзор надёжной гарантией обеспечения законности в ходе дознания и предварительного следствия16, высказывают утверждения об ограниченности возможностей суда по защите прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства17, о его несоответствии конституционному принципу осуществления правосудия только судом18.

Дискуссию по этому вопросу, на наш взгляд, следует вести не столько в контексте необходимости прокурорского надзора или наоборот, сколько по вопросу о том, в каком соотношении должен находиться прокурорский надзор и судебный контроль. Такая дискуссия представляется более продуктивной, поскольку те или иные радикальные предпочтения по своей правовой природе несовершенны.

Следует согласиться с мнением, что расширение возможностей судебного контроля за соблюдением прав и свобод граждан в досудебном производстве не означает замены прокурорского надзора судебным контролем, не снижает степени важности применения средств прокурорского реагирования на нарушения закона19. Ежегодно количество обращений граждан в органы прокуратуры за защитой нарушенных прав намного превышает количество обращений в суды. К примеру, в 1 полугодии 2011 г. прокурору г. Астрахани поступило 20 жалоб, в суд за тот же период всего 1. Схожая картина складывается в 1 полугодии 2012 г. (прокурору - 31, в суд - 11) и в целом наблюдается по всей Астраханской области. Это свидетельствует о том, что граждане пользуются альтернативными способами защиты своих прав.

Преимущества прокурорского надзора перед судебным контролем заключаются в его непосредственной близости к органам расследования, обеспечивающей возможность оперативно реагировать на нарушения уголовно-процессуального закона, тем более после возвращения прокурору некоторых прежних полномочий Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. N 404-ФЗ.

Контрольные полномочия суда подтверждают мнение тех процессуалистов, которые полагают, что суд, в силу усложнённого порядка контроля с элементами судебного следствия, не в состоянии обеспечить ни постоянный характер надзора за законностью, ни его оперативности. К тому же суд уже на досудебных стадиях оказывается втянутым в обсуждение вопросов, подлежащих разрешению при рассмотрении дела по существу20.

Прокурорский надзор способен более оперативно разрешать не требующие вмешательства суда конфликтные ситуации, связанные с деятельностью по разрешению сообщений о преступлениях, значительно разгрузив тем самым судебную систему для выполнения ею главной функции - отправления правосудия, не без соблазна самому оказаться бесконтрольным.

При осуществлении надзора за деятельностью по разрешению сообщений о преступлениях прокурор не только даёт ей оценку с точки зрения её соответствия закону, но и вправе посредством предоставленных ему полномочий направлять её в интересах обеспечения законности, отменять процессуальные акты органа дознания и предварительного следствия.

Надзорная деятельность прокурора на этом этапе ориентирована прежде всего на предупреждение возможных нарушений закона при разрешении сообщений о преступлениях, о чём свидетельствует также исключительное право прокурора на внесение представлений об устранении выявленных нарушений, имеющее большое позитивное значение не только для восстановления нарушенного права конкретного заявителя, но и обеспечения в будущем прав неограниченного круга лиц.

Изложенное позволяет говорить о том, что судебный контроль за исполнением законов при разрешении сообщений о преступлениях имеет положительное значение как гарантия обеспечения законности при сохраняющейся важности роли прокурорского надзора.

Выявление и устранение судом нарушений закона, допущенных при разрешении сообщений о преступлениях, на наш взгляд, свидетельствует в первую очередь о недостатках прокурорского надзора и нереализации им определённого уголовно-процессуальным законом назначения.

Следует отметить, что способы осуществления судом и прокурором своих контрольно-надзорных полномочий принципиально отличаются. Суд реализует их только по инициативе заинтересованных лиц, по мере поступления конкретных заявлений и жалоб и, как правило, публично, путём судебного разбирательства. Надзор прокурора действует постоянно и непрерывно, имеет всеобъемлющий и регулярный характер. Прокурору, в отличие от судьи, не обязательно ждать поступления обращений заинтересованных лиц, чтобы начать проверку.

Проведённое сравнение свидетельствует о том, что контроль, осуществляемый судами, в силу объективно присущих им закономерностей функционирования, не может и не должен заменять прокурорский надзор. Каждая из этих систем занимает свою нишу в механизме государственного устройства. По масштабам и направленности судебный контроль на досудебных стадиях не только не тождествен прокурорскому надзору, но и не дублирует его. Передача, в соответствии с Конституцией РФ, в компетенцию суда полномочий по разрешению производства наиболее важных процессуальных действий, а также введение судебного порядка обжалования действий и решений органов предварительного расследования и самого прокурора, относящихся к конституционным правам и свободам участников уголовного процесса, безусловно в этой части ограничили компетенцию прокурора, однако это не даёт оснований говорить об изменении процессуального статуса прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, как утверждают некоторые авторы.

Вместе с тем соотношение прокурорского надзора и судебного контроля требует дальнейшего совершенствования как в аспекте теоретической проработки указанной проблемы, так и путём создания надлежащего правового механизма, полно регулирующего это взаимодействие. Правы на этот счёт некоторые учёные, которые, анализируя доводы против замены прокурорского надзора судебным контролем, говорят о том, что речь должна идти не об устранении прокурорского надзора за процессуальной деятельностью должностных лиц и замене его судебным контролем, а о сочетании этих функций прокурора и суда в интересах обеспечения как уголовного преследования, так и защиты прав граждан, вовлечённых в сферу уголовного судопроизводства.

Таким образом, полагаем, что укреплению законности в стадии возбуждения уголовного дела и повышению в её рамках гарантированности прав и свобод человека и гражданина способствует не переложение контрольно-надзорных полномочий с прокурора на судью либо утверждение незыблемой монополии в этом вопросе какого-либо одного органа, а чёткое распределение "зоны ответственности" каждого элемента системы гарантий, где найдётся место и ведомственному начальнику, и прокурору, и судье, создание единой системы гарантий с возможностью и реальной доступностью выбора средств и способов защиты заявителем нарушенного права.

Глава 2. Прокурорский надзор за исполнением законов органами предварительного расследования

2.1. Правовые средства прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия

Процессуальная деятельность органов дознания и предварительного
следствия состоит в урегулированной уголовно-процессуальным законом деятельности органов дознания, дознавателей, следователей, а в
определенной мере и начальников органов дознания, начальников подразделений дознания, руководителей следственных органов, в досудебных стадиях уголовного процесса - в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, составляющих основное содержание досудебного производства по уголовным делам.

Данная деятельность начинается с момента получения этими органами сообщения о преступлении и заканчивается моментом направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом или постановлением о передаче уголовного дела в суд для рассмотрения во-
проса о применении принудительных мер медицинского характера прокурору, либо моментом прекращения уголовного дела, либо еще раньше - моментом вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Эта деятельность осуществляется для решения ряда непосредственных задач. В стадии возбуждения уголовного дела основная задача - проверка наличия иди отсутствия повода и основания для возбуждения уголовного дела. В стадии предварительного расследования основные задачи - это предварительное, но в то же время полное и объективное установление всех обстоятельств, относящихся к событию преступления и личности обвиняемого, его изобличение в совершении преступления, собирание доказательств и подготовка материалов уголовного дела, необходимых для его надлежащего рассмотрения в суде. Более общие задачи рассматриваемой деятельности - это в целом задачи назначения уголовного судопроизводства, закрепленные в ст. 6 УПК РФ.

Процессуальная деятельность органов дознания и предварительного
следствия является начальной и незаменимой частью уголовного пре-
следования
21, в целом выполняет ключевую роль в борьбе с преступностью.

ОРД при всей ее важности для этой борьбы (особенно для борьбы
с организованной преступностью) носит все же по отношению к процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия вспомогательное (служебное) значение, задачи ОРД, по сути,
подчинены задачам процессуальной деятельности этих органов. Поэтому и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и
предварительного следствия занимает ведущее место в надзорной деятельности прокуроров в сфере борьбы с преступностью.

Согласно ст. 37 УПК РФ, прокурор в уголовном судопроизводстве
уполномочен осуществлять от имени государства уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Соответственно прокурор назван в
законе первым (п. 47 ст. 5 УПК РФ) и является главным участником
стороны обвинения. Прокурор использует полученные в досудебном
производстве результаты процессуальной деятельности органов дознания и предварительного следствия как начальной части уголовного преследования в дальнейшем при осуществлении уголовного преследования в форме поддержания государственного обвинения в суде.

Поэтому ему обеспечивается возможность оценивать и утверждать эти результаты и осуществлять максимально действенный надзор за процессуальной деятельностью названных органов, как направленной на получение этих результатов.

Полномочия но надзору за процессуальной деятельностью
органов дознания и предварительного следствия могут использоваться
прокурором инициативно и позволяют ему обеспечивать надзор не
только за законностью, но и в известной мере за целесообразностью
процессуальной деятельности этих органов.

До 07.09.2007 г., т.е. до вступления я силу Федерального закона от
05.06.2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодеке Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», по отношению к органам дознания и
предварительного следствия прокурор был наделен властно-распорядительными полномочиями, позволяющими ему не просто осуществлять надзор, а, по сути, контролировать процессуальную деятельность этих органов. При этом прокурор мог сам выступать субъектом этой поднадзорной процессуальной деятельности, т.е. был наделен полномочиями по ее непосредственному осуществлению, в частности такими, как.

- принимать, проверять сообщение о любом преступлении;

- принимать решения о возбуждении любого уголовного дела, о
принятии его к своему производству, об отказе в возбуждении уголовного дела, о передаче сообщения по подследственности (а по делам частного обвинения - в суд);

- участвовать в производстве предварительного расследования, в том числе лично производить отдельные следственные и иные процессуальные действия;

- приостанавливать или прекращать производство по уголовному
делу.

Поэтому следовало считать обоснованным использование для обозначения положения и роли прокурора в досудебном производстве выражения «процессуальное руководство». Соответственно в п. 2. Приказа Генерального прокурора РФ от 05.07.2002 г. N139 «Об организации
прокурорского надзора и законностью уголовного преследования в
стадии досудебного производствам прокурор в досудебном производстве напрямую назывался руководителем уголовного преследования.

Названный Федеральный закон от 05.06.2007 г. № 87-ФЗ полностью
упразднил полномочия прокурора по непосредственному осуществлению поднадзорной процессуальной деятельности. При этом в отношении процессуальной деятельности органов предварительного следствия
(следственных органов) у прокурора теперь по существу не имеется
полномочий властно-распорядительного, руководящего характера. Такими полномочиями в отношении следователей в настоящее время на-
делен только соответствующий руководитель следственного органа
(ст. 39 УПК РФ). Поэтому надзорная деятельность прокурора в отношении следственных органов по содержанию в полной мере соответствует специфике прокурорского надзора как особого вида государственной деятельности, что ранее не было характерно для положения прокурора в досудебном производстве по уголовным делам. В отношении же
процессуальной деятельности органов дознания у прокурора сохранились полномочия властно-распорядительного характера, что позволяет,
с определенной степенью условности, характеризовать, надзор за этой
деятельностью как процессуальное руководство.

Итак, согласно п.п. 1-16 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, в ходе досудебного
производства по уголовному делу прокурор уполномочен:

- проверять исполнение требований федерального закона при приеме,  регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1);

- выносишь мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для
решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных
прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2):

-  требовать от органов дознания и следственных органов  устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе
дознания или предварительного следствия (п. 3);

- давать дознавателю письменные указания о направлении расследования,  производстве процессуальных действий (п. 4);

- давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается
на основании судебного решения (п. 5);

- истребовать и проверять законность и обоснованность решений
следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с УПК РФ (п. 5.1);

- отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в установленном УПК РФ порядке (п. 6);

- рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора
и принимать по ней решение (п. 7);

- участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде
заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей
либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также
при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных
действий, которые допускаются на основании судебного решения, и
при рассмотрении жалоб в установленном ст. 125 УПК РФ порядке
(п. 8);

- разрешать отводы, заявленные дознавателю, а также его самоотводы (п. 9);

- отстранять дознавателям от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК РФ (п. 10);

- изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его
следователю с обязательным указанием оснований такой передачи
(п. 11);

- передавать уголовное дело или материалы проверки сообщения о
преступлении от одного органа предварительного расследования другому (за исключением передачи уголовного дела или материалов про-
верки сообщения о преступлении в системе одного органа предварительного расследования) в соответствии с правилами, установленными ст. 151 УПК РФ, изымать любое уголовное дело или любые материалы проверки сообщения о преступлении у органа предварительного
расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его (их) следователю Следственного комитета РФ с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 12);

- утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу (п. 13);

- утверждать обвинительное заключение, обвинительный акт
или обвинительное постановление по уголовному делу (п. 14);

- озвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и устранения выявленных недостатков
(п. 15):

- осуществлять иные полномочия, предоставленные прокурору УПК
РФ (п. 16).

Далее, согласно ч. 2.1 ст. 37 УПК РФ, прокурору по его мотивированному письменному запросу предоставляется возможность ознакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела22.

В работах по прокурорскому надзору отмечается, а прокурорской
практикой подтверждается возможность и необходимость использования при осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия и ряда общенадзорных полномочий, непосредственно в УПК РФ не сформулированных.

Это прежде всего, комплексное полномочие проверять исполнение закона не только при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, но и в стадии предварительного расследования, применительно к которой законодатель в УПК РФ данное полномочие не сформулировал23.

Безусловно, полномочие проверять исполнение, т.е. проводить
проверки исполнения законов в любой момент предварительного рас-
следования, в частности путем непосредственного изучения материалов
уголовного дела, - одно из наиболее эффективных средств выявления
нарушений законов в процессуальной деятельности поднадзорных органов. Другие эффективно используемые в рассматриваемом направлении прокурорского надзора общенадзорные полномочия - это полномочия требовать от должностных лиц поднадзорных органов представления необходимых документов, материалов, статистических и
иных сведений; требовать от руководителей поднадзорных органов
проведения проверок и ревизий деятельности подконтрольных им органов: вызывать должностных лиц и граждан для объяснений по поводу
нарушений законов; требовать привлечения должностных лиц поднадзорных органов, нарушивших закон, к иной (кроме уголовной и административной) установленной законом ответственности; вносить представление об устранении нарушений закона.

2.2. Методика прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений

Процессуальная деятельность в её "чистом" виде не всегда обеспечивает установление и изобличение совершивших преступления лиц. Соответственно, прокурорский надзор в досудебном производстве сопряжён, таким образом, с выяснением вопроса не только о том, насколько соответствуют требованиям УПК выполненные следователями и дознавателями следственные действия и принятые ими процессуальные решения, но и о том, насколько оптимально осуществлялась эта деятельность, использовались ли в расследовании преступления непроцессуальные средства, в том числе криминалистические рекомендации.

Соответственно, возникает вопрос о сущности и содержании методики надзорной деятельности прокурора в досудебном производстве по уголовному делу. Полагаем, что для ответа на него в первую очередь следует определить, какие задачи обязаны решать органы предварительного расследования, действия и решения которых являются объектами прокурорского надзора.

В юридической литературе неоднократно высказывались мнения о недостаточной определённости положений, содержащихся в ст. 6 УПК "Назначение уголовного судопроизводства", а также о том, что отсутствие в УПК норм о задачах уголовного судопроизводства, сформулированных ранее в ст. 2 УПК РФСР 1960 г., стало определённым шагом назад. Мы разделяем эту точку зрения и считаем, что положения, отражающие назначение уголовного судопроизводства как правового механизма реагирования государства на факты совершения преступлений, в ст. 6 УПК отражения не нашли. Первая её часть в действующей редакции выглядит следующим образом: "1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод". Вторая часть ст. 6 УПК гласит: "2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию". Думается, что в ст. 6 УПК или другой его статье следовало чётче закрепить цели и сущность уголовного судопроизводства, а также установить перечень задач, выполнением которых ведущие процесс органы и должностные лица обязаны в пределах предоставленной им компетенции: а) устанавливать событие преступления в каждом случае обнаружения его признаков; б) незамедлительно возбуждать уголовное дело при наличии повода и оснований для его возбуждения; в) принимать исчерпывающие меры по исследованию обстоятельств преступления, установлению и изобличению виновных лица или лиц; г) неуклонно соблюдать конституционные и другие предусмотренные законом гарантии прав участников уголовного судопроизводства; д) обеспечивать законное, обоснованное и справедливое разрешение уголовного дела судом или принятие по нему другого законного и обоснованного решения.

Системный анализ некоторых статей УПК всё же позволяет свести воедино требования, которые обязаны выполнять органы дознания и органы предварительного следствия. Для этого в первую очередь необходимо обратиться к положениям ч. 2 ст. 21 УПК, которая предусматривает, что в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, а также следователь, дознаватель и орган дознания принимают предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Публично-правовой характер этой нормы даёт основание рассматривать её как определяющую задачи органов предварительного расследования, прокуратуры в досудебном производстве по уголовному делу. Положения ст. 6 УПК, в свою очередь, устанавливают перечень требований, с соблюдением которых должны решаться эти задачи. Нельзя оставлять без внимания и нормы ст. 73 УПК, где перечисляются обстоятельства, подлежащие обязательному доказыванию по уголовному делу, и детализируются, таким образом, задачи, содержащиеся в ч. 2 ст. 21 УПК. Положения перечисленных норм не являются конкурирующими, и между ними нет какой-либо иерархии. Считать лицо изобличённым в совершении преступления можно только тогда, когда установлены все обстоятельства предмета доказывания по инкриминируемому ему деянию, получившему правильную уголовно-правовую оценку, а также обеспечено соблюдение процессуальных прав этого лица. Последовательное выяснение вопроса о решении органами предварительного расследования этих задач составляет элемент методики прокурорского надзора в досудебном производстве по уголовному делу.

Как известно, методика (от греч. methodike - совокупность методов) представляет собой совокупность методов, приёмов целесообразного выполнения какой-либо деятельности24 при соблюдении определённых принципов. Это правило распространяется и на рассматриваемую методику прокурорской деятельности. В качестве её принципов следует рассматривать систематизированную совокупность условий, соблюдение которых прокурором обязательно при выяснении вопроса о выполнении органами дознания и органами предварительного следствия задач, указанных в ст. 6, ч. 2 ст. 21 и ст. 73 УПК. Содержание этих условий обусловлено как принципами и другими положениями уголовного судопроизводства, принципами организации и деятельности прокуратуры, так и положениями уголовного права, криминалистики, криминологии, научной организации труда, интегрированными в эту методику.

По нашему мнению, принципы уголовного судопроизводства, а также принципы организации и деятельности прокуратуры в их "чистом" виде нецелесообразно рассматривать как часть системы принципов исследуемой деятельности. Принципы назначения уголовного судопроизводства, законности, уважения чести и достоинства личности, а также другие, перечисленные в ст. 6-19 УПК, обязательны для всех участников уголовного судопроизводства, а принципы организации и деятельности прокуратуры, названные в ст. 4 Закона о прокуратуре, обязательны для всех прокурорских работников, независимо от характера выполняемой ими деятельности. В частности, соблюдение законности - обязанность каждого участника уголовного судопроизводства на любой его стадии. Что касается прокурора, то ещё в XIX веке один из наиболее видных российских учёных-процессуалистов Д. Тальберг писал: "...Охранение закона... составляет основную, исторически выработанную задачу прокуратуры, преобладающую во всех ее действиях, повсюду прокурор является прежде всего блюстителем закона и общественных интересов"25. Надзор за исполнением законов - основная задача прокурора, в решении которой он использует только предусмотренные законом средства её выполнения.

Принципы методики прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений имеют локальный характер, поскольку они определяют направленность и содержание деятельности прокурора не в уголовном судопроизводстве в целом, а только в его досудебной стадии. Они не распространяются на деятельность в ней других участников процесса в связи с выполнением ими иных функций.

В ст. 29 Закона о прокуратуре в числе элементов предмета надзора за исполнением законов органами дознания и органами предварительного следствия названо соблюдение ими установленного порядка производства расследования. Согласно ч. 2 ст. 1 УПК порядок уголовного судопроизводства, установленный этим кодексом, обязателен для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства. В. Даль словом "порядок" обозначил "последовательность в деле, заранее обдуманный ход и действия"26. Норма, содержащаяся в ч. 2 ст. 21 УПК, задаёт (пусть и в общем виде) определённый порядок, определённую последовательность действий участников уголовного судопроизводства, на которых возложена обязанность проверки сообщений о событиях с признаками преступлений, возбуждения уголовных дел, производства предварительного расследования, установления и изобличения совершивших преступления лиц. Это не случайно, поскольку структура УПК регламентирует последовательность уголовно-процессуальной деятельности, которая обязательна для выполняющих её органов и должностных лиц.

Эта последовательность, будучи процессуально узаконенной, налагает на прокурора обязанность поэтапно надзирать за осуществлением органами предварительного расследования проверки сообщений о преступлениях и досудебного производства по возбуждённым в связи с их совершением уголовным делам, т.е. от проверки законности и обоснованности процессуальных решений, вынесенных по результатам исследования сообщений о преступлениях, до проверки законности и обоснованности постановлений о прекращении уголовного дела, уголовного преследования, изучения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением или обвинительным актом. Это даёт основание отнести к числу принципов методики прокурорского надзора в рассматриваемой сфере её этапность и планомерность.

Н. Селиванов одним из основных общих принципов криминалистической методики расследования преступлений называет требование, в соответствии с которым при расследовании должен быть выполнен "оптимальный набор следственных действий, обеспечивающий полноту, точность и экономичность расследования. Важно, чтобы по делу были проведены все следственные действия, необходимые для установления истины и доказывания, и не производились излишние действия, ведущие лишь к затягиванию и ненужному усложнению расследования"27. Соблюдение следователями и дознавателями этого принципа также должно учитываться прокурором. В УПК нет принципиального положения о полноте, всесторонности и объективности исследования обстоятельств преступления, ранее содержавшегося в ч. 3 ст. 20 УПК РСФСР 1960 г. Однако их обеспечение является обязательным условием уголовного судопроизводства. Пленум Верховного Суда РФ, в частности, обращает на это внимание в п. 1 постановления от 21 декабря 2010 г. N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам". В п. 1.10 приказа Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. N 162 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия" прокурорам предписывается производить комплексный анализ материалов процессуальной и оперативно-розыскной деятельности при оценке полноты расследования по делам, приостановленным производством по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 208 УПК, когда: не установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого; подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам.

По результатам изучения материалов уголовного дела и дела оперативного учёта прокурор может сделать вывод о степени использования в установлении обстоятельств предмета доказывания процессуальных и оперативно-розыскных возможностей, а также данных уголовной (криминалистической) регистрации, сосредоточенных в информационно-аналитических и экспертно-криминалистических подразделениях правоохранительных органов.

В практике известны случаи, когда выявление прокурором факта неполноты проверки по существующим системам криминалистических и других учётов способствовало устранению следователем этого недостатка и получению важных доказательств. Анализ содержания приказа Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. N 162 позволяет считать, что комплексный подход должен использоваться прокурорами: при изучении материалов, по которым вынесены постановления о возбуждении уголовных дел; при проверке законности и обоснованности применения к подозреваемым и обвиняемым мер процессуального принуждения; при проверке законности и обоснованности возбуждения уголовных дел; при проверке законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого; при проверке исполнения следственными органами требования прокурора об устранении нарушений закона; при проверке законности и обоснованности прекращения уголовного дела, уголовного преследования; при проверке в порядке ст. 124 УПК жалоб на действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа; при изучении уголовных дел, поступивших с обвинительным заключением, обвинительным актом.

Необходимость комплексного (процессуально-криминалистического) подхода прокурора к оценке перечисленных материалов позволяет рассматривать его в качестве одного из принципов методики прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений. В свою очередь, обеспечение такого подхода во многом зависит от уровня криминалистической подготовки прокуроров. В последние годы отмечается его снижение, обусловленное рядом причин. В их число входит трансформирование следственного аппарата прокуратуры в самостоятельную государственную структуру, повлекшее отсутствие у прокурорских работников возможности приобретать личный опыт организации расследования преступлений, участвовать в нём и, следовательно, практически овладевать методикой расследования в целях обеспечения эффективного контроля за его производством.

Есть достаточные основания считать, что между криминалистической методикой расследования, выполняющей роль инструмента решения следственных задач, и методикой прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений существует определённая взаимосвязь. Она проявляется в том, что объектами прокурорского надзора в этой сфере являются действия и решения следователя, дознавателя на различных этапах досудебного уголовного судопроизводства, оцениваемые с точки зрения поэтапного принятия ими всех мер к установлению и изобличению совершившего преступление лица с использованием процессуальных средств, возможностей оперативно-розыскной деятельности, судебной экспертизы, других возможностей прикладной криминалистики.

Недостаточное владение прокурорами вопросами криминалистической методики расследования преступлений не позволяет своевременно выявлять упущения в этой работе. Негативно сказывается на их подготовке в этой области и сокращение учебных часов на изучение дисциплины "Криминалистика" в высших юридических учебных заведениях, что предопределяет сужение профессионального кругозора молодых специалистов. В учебно-методической работе с прокурорскими работниками этому аспекту их служебной подготовки также не всегда уделяется должное внимание. Её активизация безусловно необходима для повышения эффективности надзора в рассматриваемой сфере. При этом акцент должен быть сделан на практических занятиях с изучением конкретных ситуаций расследования, для оценки которых прокурору необходимо использование криминалистических знаний.

Полнота, всесторонность, объективность исследования обстоятельств преступлений также является принципиальным требованием, предъявляемым не только к их расследованию, но и к прокурорскому надзору за исполнением законов в этой деятельности, несмотря на то, что её оценку прокуроры осуществляют опосредованно - в результате изучения материалов процессуальной, оперативно-розыскной, иной проверочной деятельности.

В каждом случае обнаружения пробелов в расследовании прокурор обязан взвешенно подходить к их оценке, учитывать реальные возможности их устранения при направлении соответствующего требования в следственный орган и указания - в орган дознания. Вместе с тем в определённых ситуациях прокурор обязан принципиально реагировать на факты бездеятельности следователя, выражающиеся в игнорировании возможностей использования представленных ему результатов оперативно-розыскной деятельности для выдвижения и проверки рабочих версий, волоките в назначении необходимых судебных экспертиз и т.п.

В связи с изложенным методику прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений целесообразно рассматривать как комплекс последовательно выполняемых в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, другими нормативными правовыми актами, в том числе приказами Генерального прокурора РФ, а также криминалистическими рекомендациями действий прокурора по проверке исполнения органами предварительного следствия и органами дознания требований, содержащихся в ст. 6, ч. 2 ст. 21, ст. 73 и других нормах УПК, и использования ими с этой целью процессуальных и непроцессуальных средств. Система частных принципов этого участка прокурорской деятельности включает в себя: 1) этапность и планомерность; 2) обусловленность положениями ч. 6, ч. 2 ст. 21 и ст. 73 УПК; 3) комплексный процессуально-криминалистический подход к оценке материалов процессуальной и оперативно-розыскной деятельности по изученному уголовному делу; 4) полноту, всесторонность, объективность оценки результатов расследования.

Глава 3. Судебный контроль за исполнением законов органами предварительного расследования

3.1. Функция судебного контроля как необходимое условие развития демократических основ

В современной уголовно-процессуальной науке высказано мнение о том, что правосудие и судебный контроль представляют собой два способа28 или формы29 реализации судебной власти. Представляется, что отмеченный подход не достаточно убедителен. По нашему мнению, правосудие и судебный контроль есть две основные функции судебной власти, производные от правоохранительной функции государства, реализуемой судом, как органом судебной власти. Иные ветви власти имеют другие виды органов, реализующих правоохранительную функцию государства. Что касается формы реализации судебной власти, то, по мнению Г.П. Химичевой, ее необходимо воспринимать, как "1) деятельность (систему упорядоченных действий) органов предварительного расследования, прокурора, суда и других участников уголовного судопроизводства; 2) правоотношения этих органов и должностных лиц как друг с другом, так и с участвующими в деле лицами; 3) обязательную правовую регламентацию деятельности и возникающих на ее основе правоотношений"30. Такое широкое понимание формы осуществления судебной власти реально отражает существующие процессы, происходящие при осуществлении судопроизводства по уголовным делам. В рамках уголовно-процессуальной деятельности, уголовно-процессуальных отношений и правовой их объективизации реализуются две основные функции суда: правосудие и судебный контроль.

А.П. Рыжаков определяет правосудие как "деятельность суда (мирового судьи и арбитражного суда) по рассмотрению уголовных и гражданских дел в первой, апелляционной, кассационной инстанциях, а также в порядке надзора, ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельствах, направленную на установление виновности подсудимых, применение к ним мер наказания либо на оправдание невиновных, а по гражданским делам - на разрешение дела по существу"31.

3.3. Зинатулин и В.В. Зезянов правосудие понимают, как "разрешение судом рассматриваемого в судебном заседании дела по существу "спора о праве", возникающего между противоборствующими представителями сторон правового конфликта... в уголовном процессе - вид обвинения лица в совершении конкретного правонарушения, преступления"32. Существует и третье мнение в понимании правосудия, под которым понимается как деятельность суда "от момента поступления заявления до окончательного разрешения спора по существу и исполнения принятого судебного решения"33. Из приведенных подходов, по нашему мнению, наиболее аргументированным является подход, предложенный А.П. Рыжаковым. В этой связи нельзя согласиться с теми, кто считает, что "любая процессуальная деятельность суда (судьи), связанная с производством по уголовным делам, причем на любой стадии, есть не что иное, как правосудие"34. Деятельность суда в ходе досудебного производства по уголовному делу не может признаваться правосудием35.

Эффективная реализация целей уголовного судопроизводства в досудебных стадиях в современной науке видится по двум основным направлениям. Первое направление - предоставление контрольных функций суду в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Второе - усиление надзорной роли прокуратуры в сочетании с судебным контролем36.

В рамках первого направления роль суда в досудебном производстве сводится к принятию решений: об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; о продлении срока содержания под стражей; о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; о производстве обыска и (или) выемки в жилище; о производстве личного обыска; о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях; о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи; о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; о временном отстранении обвиняемого от должности; о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

В рамках второго подхода высказывается мнение, что "Суд не должен участвовать в расследовании. Судебный контроль должен осуществляться за процессуальными результатами расследования при наличии информации (заявлений) от заинтересованных лиц: отказом в возбуждении уголовного дела; избрании меры пресечения; прекращением уголовного дела"37. Подобный подход не может быть признан обоснованным, так как, по нашему мнению, расширение полномочий суда в досудебных стадиях уголовного судопроизводства является важной гарантией защиты прав и свобод человека, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Подобное положение вытекает и из международного обязательства Российской Федерации. Так, ч. 3 ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 предусматривает, что "каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд"38.

Международно-правовые обязательства Российской Федерации, конституционные положения и логика развития уголовно-процессуального законодательства свидетельствует о формировании в рамках уголовно-процессуального права Российской Федерации и стран СНГ института судебного контроля39. Причем контрольная функция суда имеет место в досудебных стадиях уголовного процесса, и в судебных, что не свойственно для реализации функции правосудия, которая реализуется только в судебной стадии уголовного процесса.

И.С. Масликов считает, что по своему содержанию функция судебного контроля имеет тройное назначение, которое выражается в трех более узких функциях. Во-первых, она призвана реально обеспечить защиту конституционных прав и свобод граждан; во-вторых, ограничить вмешательство какой-либо власти в полномочия другой, тем самым осуществляя контроль за соблюдением принципа разделения властей; в-третьих, она направлена на охрану Конституции РФ - Основного закона страны40. Реализация контрольной функции суда имеет цели, производные от назначения уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 6 УПК РФ. В деятельности органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора, суда случаются ошибки, которые обусловливают потребность в механизме восстановления нарушенных прав и свобод человека в связи с его незаконным уголовным преследованием.

Уголовно-процессуальный закон закрепляет две основные цели российского уголовного судопроизводства: 1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления; 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. На каждом из этапов уголовного судопроизводства (досудебном и судебном) субъекты уголовного процесса решают задачи, направленные на достижение указанных целей в объеме, допустимом в соответствии с законодательством и предоставленными им полномочиями. Это позволяет говорить о существовании промежуточных целей, присущих различным участникам уголовного судопроизводства, достигаемых на различных стадиях производства по уголовному делу. Такие цели должен иметь и суд в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Н.А. Колоколов к числу таких целей относит: "проверку законности, обоснованности и справедливости процессуальных решений органов дознания, предварительного следствия и прокурора, ограничивающих и нарушающих конституционные права и свободы человека, гражданина"41.

Н.М. Чепурнова определяет цели судебного контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства как "восстановление и охрану прав и интересов человека и гражданина и всего гражданского общества"42. И.Л. Трунов отмечает следующие цели судебного контроля: "обеспечение законности и обоснованности решений и действий органов уголовного преследования, ограничивающих конституционные и иные права и свободы граждан"43. "Целью судебного контроля на стадии предварительного расследования является восстановление и предоставление нарушенного права, свободы и законных интересов, предотвращение, устранение и нейтрализация вредных последствий допущенного беззакония"44, указывает М.А. Устименко.

Соглашаясь в целом с указанными подходами в определении целей судебного контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, вместе с тем необходимо их конкретизировать. К ним относятся: 1) дача согласия на избрание мер пресечения в виде заключения под стражу, домашний арест и продление их срока; 2) предоставление на основе законности и обоснованности права органам предварительного расследования на совершение отдельных следственных действий; 3) проверка законности и обоснованности принятого органами предварительного расследования решения по уголовному делу и результатов следственных действий. Указанные цели носят более детальный прагматический характер, в конечном счете, направленный на достижение отмеченных выше целей судебного контроля.

Для достижения приведенных целей судебного контроля в ходе предварительного расследования суд уполномочен решать следующие задачи: 1) охрана прав личности и его личной свободы; 2) охрана частной жизни, личной и семейной тайн; 3) охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; 4) обеспечение неприкосновенности жилища; 5) рассмотрение жалоб на решения и действия органов предварительного расследования.

Реализуя функцию судебного контроля, суд на досудебном этапе уголовного судопроизводства совершает действия предупредительного и правовосстановительного характера. Предупредительный характер действий суда проявляется в необходимости не допустить, чтобы органы предварительного расследования и их должностные лица совершили нарушение прав, свобод и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. "Судебный контроль осуществляется в процессуальной форме и имеет своим содержанием предупреждение возможных ошибок органов предварительного расследования и исправление допущенных нарушений"45. Предупредительный характер действий суда в досудебных стадиях уголовного судопроизводства вытекает из ч. 2 ст.ст. 10, 11 УПК РФ. Правовосстановительный характер деятельности суда проявляется в двух аспектах. Первый аспект заключается в возможности суда осуществлять проверку законности и обоснованности процессуальных действий и решений дознавателя, органа дознания, следователя и прокурора на стадии предварительного расследования. Второй - в предоставлении права суду отменять или изменять принятое дознавателем, органом дознания, следователем и прокурором решение при расследовании по уголовному делу. Правовосстановительный характер действий суда вытекает из ч. 2 и 3 ст.ст. 29, 125 УПК РФ.

Суд, реализуя функцию судебного контроля в досудебных стадиях, одновременно является гарантом прав и свобод человека, ставшего участником уголовного судопроизводства. В процессуальной науке выделяются две группы процессуальных гарантий. Первая группа - это гарантии осуществления правосудия. Вторая - гарантии защиты прав и свобод личности, вовлеченной в сферу уголовного процесса46. Подобный подход вряд ли может быть признан достаточным с точки зрения современного развития российского уголовно-процессуального законодательства. Это обосновывается следующими обстоятельствами. Во-первых, неуместно формировать гарантии только для судебной стадии уголовного судопроизводства и не определять их для досудебных стадий. Во-вторых, гарантии прав и свобод личности не могут вступать в противоречие с гарантиями осуществления правосудия, поскольку они имеют единые цели, отмеченные в ст. 6 УПК РФ. Причем гарантии прав и свобод личности должны иметь место как на досудебном, так и судебном этапах уголовного процесса.

Среди уголовно-процессуальных гарантий принято выделять: 1) закрепление в нормах права прав и свобод человека, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства; 2) закрепление обязанностей по обеспечению прав граждан - участников уголовного судопроизводства; 3) создание системы государственно-властных органов, участвующих в производстве по уголовному делу47. К числу процессуальных гарантий защиты прав и свобод человека необходимо отнести также международно-правовые обязательства Российской Федерации в области обеспечения и защиты прав и свобод человека при производстве по уголовному делу. Такие обязательства у России имеются по Международному пакту о гражданских и политических правах от 18.12.66 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.50 и другим международным актам. Указанная система процессуальных гарантий в настоящее время имеет место в деятельности суда на досудебном этапе уголовного судопроизводства.

Судебный контроль на стадии предварительного расследования имеет ряд преимуществ перед прокурорским надзором и ведомственным контролем, осуществляемым начальником следственного подразделения.

Данные преимущества повышают процессуальную значимость судебного контроля, направленную на защиту прав и свобод личности в уголовном процессе. Эти преимущества выражаются в том, что "статус судьи и суда, их функции не связаны с качеством предварительного расследования, не предполагают ответственности за раскрываемость преступлений, судебная процедура с элементами состязательности предполагает более эффективную защиту прав и свобод человека и гражданина"48. Преимущества судебного контроля проявляются еще в том, что суд, осуществляя контроль, основывается на принципах уголовного процесса, закрепленных в гл. 2 УПК РФ, и более детальной регламентации формы осуществления контрольной функции на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Таким образом, предоставленные суду в соответствии с Конституцией РФ, международными обязательствами Российской Федерации и уголовно-процессуальным законодательством полномочия в досудебном производстве направлены на реализацию функции судебного контроля, посредством решения задач, направленных на достижение целей проверки законности, обоснованности и справедливости процессуальных решений и деятельности органов дознания, предварительного следствия и прокурора, ограничивающих и нарушающих конституционные права и свободы человека и гражданина.

3.2. О разрешительном и контрольном направлениях судебной деятельности в досудебном производстве

Основные направления судебной деятельности в современном уголовном судопроизводстве России были определены в Концепции судебной реформы, принятой постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г.49 Одним из ключевых положений судебной реформы была норма об установлении судебного контроля за законностью и обоснованностью производства в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. По замыслу авторов судебной реформы, контрольные полномочия суда в досудебном производстве должны были стать барьером на пути произвола органов дознания и предварительного следствия, а предоставление суду права признавать незаконными их действия и решения позволило бы качественно изменить содержание предварительного расследования. Как справедливо отмечается в Концепции судебной реформы, суд обладает уникальной способностью применять закон адекватно каждому случаю. Благодаря судебному процессу закон применяется не механически, на манер клейма, а по правде и совести.

Суд не только устанавливает, но и "очеловечивает" истину50. Обусловлено это тем, что у суда есть два преимущества: объективность и способность воплощать потребности гражданского общества, а не только политическую волю, выраженную в законе. Суд, занимая центральное место в системе правоохранительных органов, должен осуществлять как прямой, так и косвенный контроль за досудебным производством.

В качестве форм прямого контроля суда за досудебным производством в Концепции судебной реформы предлагалось законодательно закрепить три ключевых направления защиты прав личности:

1) санкционирование процессуальных действий, связанных с возможностью существенного ограничения конституционных прав и свобод граждан;

2) последующую проверку законности и обоснованности таких действий и решений органов расследования;

3) разрешение споров между органами, ведущими процесс, и рассмотрение жалоб граждан на действия органов уголовного преследования.

Косвенный контроль, в свою очередь, должен выражаться в том, что стандарты доказывания и решения уголовного дела в суде будут служить на ранних стадиях процесса эталоном, несоответствие которому при направлении суду материалов сводило бы на нет шансы выиграть дело. Судебная практика не должна оставлять у следователей и дознавателей сомнений в том, что всякая небрежность, натяжка, фальсификация, отступление от закона сделает бессмысленными их усилия. В результате окажется, что процессуальное действие не всегда воспроизводимо, допустимость не всякого доказательства может быть восстановлена51.

В ходе реализации Концепции судебной реформы и провозглашения Конституцией РФ 1993 г. самостоятельности судебной власти произошло правовое закрепление новой роли суда. В сферу действия судебной власти вошли значительные по объему и последствиям правомочия суда по принятию судебных решений и контролю за законностью деятельности следователя, органа дознания и дознавателя в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Учитывая неоднородный характер деятельности суда в досудебном производстве, предлагаем разделить его полномочия на две группы в зависимости от решаемых задач: 1) когда судья принимает решения о производстве следственных действий, применении мер принуждения (разрешительный характер деятельности суда); 2) когда судья рассматривает вопросы, возникающие по поводу произведенных следственных действий, и жалобы на законность и обоснованность предпринятых органами и должностными лицами досудебного производства действий и решений (судебный контроль).

Рассмотрим эти группы полномочий суда в досудебном производстве подробнее.

О разрешительном характере судебных полномочий говорят многие авторы. В частности, В.Н. Курченко отмечает, что "в разрешении на осмотр должна указываться фамилия лица, в жилище которого планируется проводить данное следственное действие", "в некоторых случаях судьи давали разрешение на производство осмотра жилища"52. Аналогичной позиции придерживаются и другие ученые 53.

Суд в досудебном производстве принимает решение на основе представленных органами предварительного расследования материалов. Это решение, имеющее статус судебного, может быть обжаловано в вышестоящий суд в кассационном, а затем надзорном порядке (до 1 января 2013 г.) либо в апелляционном и кассационном порядке (с 1 января 2013 г.).

Вместе с тем суд, принявший решение о заключении обвиняемого под стражу в досудебном производстве, не вправе отменить или изменить эту меру пресечения. Согласно ч. 7 подп. 1 ст. 108 УПК РФ только при отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 89 УПК РФ, избрать меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

Аналогичная ситуация складывается и в отношении иных полномочий суда, которые, с одной стороны, предписывают ему принимать решение и, более того, выделяют исключительную компетенцию суда в этом вопросе, а с другой - лишают суд возможности логически завершить эти полномочия и принять решение об отмене или изменении избранной судом меры пресечения, иной меры принуждения, хотя это обстоятельство имеет большое практическое значение.

Считаем, что такое нормативное регулирование не способствует укреплению авторитета судебной власти, поскольку следователь (дознаватель) по собственному усмотрению и без ведома судьи распоряжается избранной судьей мерой пресечения или иной мерой принуждения, отменяя или изменяя ее. Причем, что характерно, в ч. 3 ст. 110 УПК РФ содержится императивное предписание о том, что мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, может быть отменена или изменена только с согласия этих лиц. Согласия суда здесь не требуется.

Подобное нормативное регулирование судебной деятельности в досудебном производстве дезориентирует участников уголовного судопроизводства. Заинтересованные лица после вынесения судьей решения о применении, например, заключения под стражу, совершенно справедливо рассматривая суд в качестве субъекта, уполномоченного решать вопросы, связанные с применением данной меры пресечения, обращаются к суду с ходатайствами об изменении ранее избранной судом меры пресечения. Также предпринимаются попытки решать вопрос при применении иных мер уголовно-процессуального принуждения. Например, постановлением Кировского районного суда Казани от 8 июля 2006 г. разрешено снятие ареста на денежные средства ООО "Агент-Строй". Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 18 июля 2006 г. постановление отменено, производство по делу прекращено по следующим основаниям. В соответствии со ст. 115 УПК РФ решение о наложении ареста на имущество принимается судом, а отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость. Представленные судебной коллегией материалы свидетельствуют, что уголовное дело, в ходе производства по которому был наложен арест на имущество ООО "Агент-Строй", находится в производстве прокуратуры Кировского района Казани. Значит, для отмены ареста имущества не требовалось принятия судебного решения54.

Нормативная основа судебной деятельности, осуществляемой в досудебном производстве, не исчерпывается уголовно-процессуальным законом. В отдельных случаях ее производства порядок судебной деятельности может определяться иной отраслью права. Так, в литературе высказано мнение, что в отдельных ситуациях, когда органы полиции, иные уполномоченные субъекты осуществляют оперативно-розыскную деятельность, их действия и решения могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном ГПК РФ. В частности, отмечается, что "при проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении оперативные работники самостоятельно, без соответствующего поручения органа дознания, следователя осуществляют оперативно-розыскные мероприятия для установления наличия или отсутствия признаков преступления. В этих случаях возникает вопрос: подлежат ли жалобы на действия оперативных сотрудников рассмотрению и разрешению в порядке ст. 125 УПК РФ или главы 25 ГПК РФ?"55 

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ ст. 7 УПК РФ по конституционно-правовому смыслу не исключает применения в ходе производства процессуальных действий норм иных (помимо УПК) законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников процессуальных действий56. Из этой позиции следует, что приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими федеральными законами небезусловен: он может быть ограничен как установленной Конституцией РФ (ч. 3 ст. 76) иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов (к их числу относится и УПК РФ), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются более поздний закон и закон, специально предназначенный для регулирования соответствующих отношений57.

Переходя к рассмотрению полномочий судебной деятельности в досудебном производстве в форме судебного контроля, нужно отметить, что истоки уже традиционного восприятия судебной деятельности как контрольной были заложены ранее действовавшим уголовно-процессуальным законодательством. В ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР регламентировался порядок проверки законности и обоснованности ареста и содержания под стражей, а также продления сроков содержания под стражей. С принятием УПК РФ законодательная концепция судебной деятельности в досудебном производстве изменилась, теперь суд уполномочен не только осуществлять контроль за действиями и решениями органов досудебного производства, но и принимать решения в установленных законом случаях.

Отсутствие контрольных полномочий у суда в тех случаях, когда законом ему предписывается принимать решение, можно показать на примере. В отношении обвиняемого А. судом избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Защитник обвиняемого направил следователю ходатайство об изменении меры пресечения в связи с тем, что обвиняемый - инвалид второй группы и нуждается в стационарном лечении. Следователь отказал в удовлетворении ходатайства защитника. Защитник обратился с аналогичным ходатайством в суд, избравший эту меру пресечения. Судья рассмотрел ходатайство по существу и принял решение о его удовлетворении. На состоявшееся судебное решение принесено представление прокурора, в котором незаконность судебного решения об удовлетворении ходатайства защитника аргументируется тем, что защитник был обязан подавать в суд не ходатайство, а жалобу; суд не имел права изменять меру пресечения, так как это право принадлежит органу, в производстве которого находится уголовное дело58.

Из этого примера К.А. Арзамасцева и А.С. Каретников делают, на наш взгляд, правильный вывод: "Именно суд, а не следователь применяет к обвиняемому меру пресечения в виде содержания под стражей, значит, суду и решать окончательно - законно ли продолжает применяться эта мера пресечения"59. В то же время следует возразить авторам приведенной точки зрения в части оснований изменения меры пресечения. Полагаем, что здесь сработал стереотип, что суд решает вопросы законности. Не следует упускать из виду, что суду также принадлежит право определять обоснованность применения меры пресечения. Как орган, уполномоченный на принятие соответствующего решения (в данном случае - о применении меры пресечения), судья обязан оценить все элементы, составляющие основу этого решения: фактическую обоснованность и формальную допустимость применения меры пресечения - заключения под стражу в отношении обвиняемого. Однако не напрасно авторы указанной работы говорят о процедуре, с соблюдением которой должно рассматриваться ходатайство об изменении меры пресечения, ведь между положениями ст. 109 и 125 УПК РФ имеется существенное различие.

В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ судебному обжалованию подлежат не любые решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, а только те, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. При рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ суд своими решениями не устраняет выявленные нарушения, а лишь обязывает это сделать должностных лиц органов досудебного производства. Последние должны будут принять решения. Названные решения суда могут быть даже отменены вышестоящим судом. По вопросам же, связанным с арестом как мерой пресечения, суд принимает решение, подлежащее немедленному исполнению даже в случае его обжалования в вышестоящий суд.

Характер рассмотренных полномочий суда в досудебном производстве свидетельствует, что судебная деятельность здесь осуществляется по двум процессуальным направлениям: разрешительному и контрольному. В рамках разрешительного направления судья реализует такие полномочия, как принятие решения о возможности осуществления органами предварительного расследования отдельных следственных действий, производство которых связано с ограничением конституционных прав личности, а также применение мер пресечения (заключение под стражу, домашний арест, залог), иных мер процессуального принуждения (временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество, денежное взыскание). В свою очередь, при осуществлении деятельности контрольного направления судья рассматривает и разрешает вопросы, возникающие по поводу произведенных следственных действий (как это предусмотрено ч. 5 ст. 165 УПК РФ), а также споры о законности и обоснованности процессуальных действий и принятых процессуальных решений.

В зависимости от реализации того или иного направления, судья приобретает различный объем процессуальных полномочий.

Особенности разрешительного направления деятельности:

- судья, исходя из содержания уголовно-процессуального закона, уполномочен рассматривать перечисленные в ч. 2 ст. 29 УПК РФ вопросы и принимать по ним процессуальные решения в ходе судебного заседания и в условиях, исключающих либо допускающих участие заинтересованных лиц, следователя, дознавателя, прокурора, руководителя следственного органа;

- основанием для принятия судебного решения являются материалы уголовного дела, а также иные материалы, представленные участниками, в том числе полученные органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в порядке, предусмотренном федеральным законодательством;

- принятие решения судьей означает, что он берет на себя всю полноту ответственности за законность и обоснованность этого решения.

Признаки контрольного направления судебной деятельности:

- судья обязан принять к производству представленную жалобу и рассмотреть ее по существу, что предполагает проверку законности и обоснованности действий (бездействия) и решений путем их сопоставления с имеющимися в уголовном деле материалами, выяснения соответствия предписаниям уголовно-процессуального закона;

- процедура судебной деятельности включает участие заинтересованных лиц, а их отсутствие в судебном заседании может быть связано исключительно с нежеланием принимать участие в этом разбирательстве;

- решение судьи по поставленным перед ним вопросам не касается существа уголовного дела, отдельных его элементов;

- разрешению подлежит жалоба, причем в пределах заявленных доводов. В этом видится определенное сходство с процессуальными формами пересмотра приговоров и иных судебных решений (кассационное, надзорное производство), что еще раз подчеркивает контрольный характер данного направления судебной деятельности.

Различия в осуществлении судебной деятельности обусловлены также рамками стадии, в которой она реализуется. Досудебное производство, как известно, состоит из двух стадий: возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Каждая из них имеет характерные признаки, которые сказываются на порядке, содержании и других аспектах судебной деятельности. При рассмотрении данного вопроса следует определить особенности названных стадий.

В стадии возбуждения уголовного дела уголовно-процессуальный закон не разрешает проводить большинство следственных действий. В соответствии с ч. 2 ст. 176, ч. 4 ст. 178 и ч. 1 ст. 179 УПК РФ допускаются лишь проведение осмотра места происшествия документов и предметов, осмотра трупа и освидетельствование в случаях, не терпящих отлагательства. Доказательства, полученные в результате совершения следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела, сохраняют юридическую силу на дальнейших этапах уголовного судопроизводства, если при их получении были соблюдены требования закона. На первоначальной стадии уголовного судопроизводства могут быть приняты решения о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела, о направлении материалов по подследственности.

В правовых позициях Конституционного Суда РФ, разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ говорится, что решения, принимаемые органами досудебного производства на стадии возбуждения уголовного дела, могут стать препятствием для доступа граждан к правосудию. В частности, решение об отказе в возбуждении уголовного дела, принятое без достаточных к тому оснований, не дает возможности заявителю, заинтересованным лицам реализовать право на судебную защиту. Как отметил Конституционный Суд РФ в определении от 16 мая 2007 г. N 374-О-О, одной из форм реализации государством обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина и других конституционно значимых ценностей в тех случаях, когда они становятся объектом преступного посягательства, выступает уголовное преследование. На достижение целей уголовного преследования направлены полномочия следователя, органа дознания и дознавателя по возбуждению уголовного дела при наличии к тому предусмотренных законом поводов и оснований, отказу в его возбуждении при их отсутствии и отмене незаконного или необоснованного постановления об отказе в возбуждении дела. Однако при этом законом должны предусматриваться гарантии защиты прав заинтересованных лиц от неправомерного ограничения60.

Согласно п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 1 судья, проверяя законность и обоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, а также принято ли уполномоченным должностным лицом решение об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии к тому законных оснований и соблюдены ли при его вынесении требования ст. 148 УПК РФ. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, которое направляет для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания, и уведомляет об этом заявителя61.

Бездействие органов досудебного производства, выразившееся в непринятии заявления о преступлении, непринятии мер по проверке сообщения, пропуске установленного в законе процессуального срока проверки заявления о преступлении, отсутствии какого-либо результата и др., расценивается как препятствие в доступе к правосудию. Неправомерное ограничение конституционных прав граждан, а также их нарушение - повод для их обращения в суд.

Особенностью производства в суде по жалобам граждан может быть отсутствие у заявителей какого-либо процессуального статуса. В ряде решений Конституционный Суд РФ утверждает, что недопустимо ограничение прав на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, на том лишь основании, что эти граждане не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по уголовному делу62. Данное положение следует признать правильным, исключающим излишнюю формализацию уголовного судопроизводства.

В то же время правовая позиция Конституционного Суда РФ не подкрепляется положениями отраслевого уголовно-процессуального закона, где пока не предусмотрены права лиц, обращающихся в суд для проверки законности и обоснованности действий и решений органов досудебного производства в случае возможности причинения вреда или причинения вреда их охраняемым правам и законным интересам. В соответствии с ч. 4 ст. 125 УПК РФ в начале судебного заседания судья обязан разъяснить явившимся в заседание лицам их права. Но какие? Ведь они не признаны участниками уголовного судопроизводства. Кроме того, процедура судебного заседания по рассмотрению жалобы ст. 125 УПК РФ определена фрагментарно, что не позволяет эффективно функционировать данному уголовно-процессуальному институту.

В связи с этим можно с уверенностью сделать вывод, что производство по жалобе (контрольное направление судебной деятельности) в стадии возбуждения уголовного дела сопровождается неопределенностью процессуального положения заявителя и иных привлекаемых к судебному производству лиц. В частности, если следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, его процессуальные полномочия по этому делу прекращаются. В случае же обжалования постановления следователя неясно, какими процессуальными правами и обязанностями он может быть наделен.

Возможна и иная ситуация: допустим, следователь принял решение о направлении материалов проверки сообщения о преступлении по подследственности. Если заявитель не согласен с указанным решением, то он вправе его обжаловать. При этом в законе прямо не указано, какой суд должен рассматривать его жалобу: тот, где проводилась проверка, либо тот, куда материалы переданы по подследственности. Этот вопрос не имеет непосредственного отношения к контрольной деятельности судьи в досудебном производстве, тем не менее существенно отражается на процедуре в целом.

В стадии предварительного расследования предмет судебной деятельности до сих пор не имеет четких границ. Так, И.Л. Махоркин, рассматривая вопрос о судебной деятельности и ее структуре через категорию полномочий, пишет, что "полномочия суда на стадии предварительного расследования - закрепленная уголовно-процессуальным законом совокупность прав и обязанностей суда по осуществлению правосудия". Далее автор утверждает: "На стадии предварительного расследования на суд возложены две формы реализации полномочий: во-первых, применять установленные законом процессуальные ограничения, предусмотренные для должностных лиц органов предварительного расследования, к участникам уголовного судопроизводства; во-вторых, восстанавливать конституционные права и свободы при производстве по уголовному делу"63.

Исследовав сущностные характеристики судебной деятельности в стадии предварительного расследования, Н.С. Курышева приходит к выводу, что судебное производство по жалобам на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора (в порядке ст. 125 УПК РФ) - это "отдельная форма судебного контроля за органами предварительного расследования, представляющая собой самостоятельный, установленный уголовно-процессуальным законом порядок рассмотрения судом жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, направленный на защиту и восстановление нарушенных или ограниченных конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства, предотвращение ограничения гражданам доступа к правосудию"64.

Н.А. Колоколов судебно-контрольные действия в стадии предварительного расследования условно делит на четыре вида: 1) применение заключения под стражу, продление сроков содержания под стражей, избрание домашнего ареста, помещение подозреваемого, обвиняемого в медицинский или психиатрический стационар; 2) производство отдельных следственных действий, перечисленных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ; 3) контроль за выполнением органами предварительного расследования предусмотренных ст. 448 УПК РФ особенностей производства в отношении специальных субъектов; 4) рассмотрение жалоб на действия и решения органов предварительного расследования65.

Как видно из приведенной позиции Н.А. Колоколова, судебная деятельность признается контрольной вне зависимости от решаемых в ее рамках вопросов. С данной точкой зрения можно согласиться лишь отчасти. Ведь контрольная деятельность предполагает наличие проверочных полномочий уполномоченного лица в отношении подконтрольного органа или должностного лица. В нашем случае уполномоченным субъектом выступает судья, подконтрольными органами и должностными лицами - дознаватель, следователь, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность. Полагаем, что судебная деятельность в стадии предварительного расследования, как, впрочем, и в стадии возбуждения уголовного дела, не ограничивается исключительно проверкой законности и обоснованности действий и решений и может осуществляться по двум процессуальным направлениям: разрешительному и контрольному.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя  итог, отметим, что, прокурорский надзор - это специфическая государственная деятельность, осуществляемая органами прокуратуры,  играющая активную роль в охране и защите прав и свобод граждан, интересов общества и государства, укреплении законности и правопорядка, и способствующая становлению и развитию демократического правового государства.

Говоря о соотношении прокурорского надзора и судебного контроля, следует отметить, что способы осуществления судом и прокурором своих контрольно-надзорных полномочий принципиально отличаются.

Суд реализует их только по инициативе заинтересованных лиц, по мере поступления конкретных заявлений и жалоб и, как правило, публично, путём судебного разбирательства. Надзор прокурора действует постоянно и непрерывно, имеет всеобъемлющий и регулярный характер.

Прокурору, в отличие от судьи, не обязательно ждать поступления обращений заинтересованных лиц, чтобы начать проверку.

Проведённое сравнение свидетельствует о том, что контроль, осуществляемый судами, в силу объективно присущих им закономерностей функционирования, не может и не должен заменять прокурорский надзор. Каждая из этих систем занимает свою нишу в механизме государственного устройства. По масштабам и направленности судебный контроль на досудебных стадиях не только не тождествен прокурорскому надзору, но и не дублирует его. Передача, в соответствии с Конституцией РФ, в компетенцию суда полномочий по разрешению производства наиболее важных процессуальных действий, а также введение судебного порядка обжалования действий и решений органов предварительного расследования и самого прокурора, относящихся к конституционным правам и свободам участников уголовного процесса, безусловно в этой части ограничили компетенцию прокурора, однако это не даёт оснований говорить об изменении процессуального статуса прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, как утверждают некоторые авторы.

Вместе с тем соотношение прокурорского надзора и судебного контроля требует дальнейшего совершенствования как в аспекте теоретической проработки указанной проблемы, так и путём создания надлежащего правового механизма, полно регулирующего это взаимодействие. Правы на этот счёт некоторые учёные, которые, анализируя доводы против замены прокурорского надзора судебным контролем, говорят о том, что речь должна идти не об устранении прокурорского надзора за процессуальной деятельностью должностных лиц и замене его судебным контролем, а о сочетании этих функций прокурора и суда в интересах обеспечения как уголовного преследования, так и защиты прав граждан, вовлечённых в сферу уголовного судопроизводства.

Таким образом, полагаем, что укреплению законности в стадии возбуждения уголовного дела и повышению в её рамках гарантированности прав и свобод человека и гражданина способствует не переложение контрольно-надзорных полномочий с прокурора на судью либо утверждение незыблемой монополии в этом вопросе какого-либо одного органа, а чёткое распределение "зоны ответственности" каждого элемента системы гарантий, где найдётся место и ведомственному начальнику, и прокурору, и судье, создание единой системы гарантий с возможностью и реальной доступностью выбора средств и способов защиты заявителем нарушенного права.

В связи с изложенным методику прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений целесообразно рассматривать как комплекс последовательно выполняемых в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, другими нормативными правовыми актами, в том числе приказами Генерального прокурора РФ, а также криминалистическими рекомендациями действий прокурора по проверке исполнения органами предварительного следствия и органами дознания требований, содержащихся в ст. 6, ч. 2 ст. 21, ст. 73 и других нормах УПК, и использования ими с этой целью процессуальных и непроцессуальных средств. Система частных принципов этого участка прокурорской деятельности включает в себя: 1) этапность и планомерность; 2) обусловленность положениями ч. 6, ч. 2 ст. 21 и ст. 73 УПК; 3) комплексный процессуально-криминалистический подход к оценке материалов процессуальной и оперативно-розыскной деятельности по изученному уголовному делу; 4) полноту, всесторонность, объективность оценки результатов расследования.

В заключении заметим, что предоставленные суду в соответствии с Конституцией РФ, международными обязательствами Российской Федерации и уголовно-процессуальным законодательством полномочия в досудебном производстве направлены на реализацию функции судебного контроля, посредством решения задач, направленных на достижение целей проверки законности, обоснованности и справедливости процессуальных решений и деятельности органов дознания, предварительного следствия и прокурора, ограничивающих и нарушающих конституционные права и свободы человека и гражданина.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативно-правовые акты

Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета. № 237. 1993.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ, принят ГД ФС РФ 22.11.2001 г. (в ред. от 03.02.2014 N 5-ФЗN 4-ФЗN 3-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

О внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : Федеральный закон от 05 июня 2007 г. № 87-ФЗ //СЗ РФ. – 2007. – № 27. – Ст. 1143.

Федеральный закон от 07.02.2011 N 3-ФЗ "О полиции" (от 03.02.2014 N 7-ФЗ) // Собрание законодательства РФ", 14.02.2011, N 7, ст. 900.

Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 02.04.2014 N 68-ФЗ) // "Российская газета", N 229, 25.11.1995.

Монографии, тематические сборники, учебные и справочные пособия, научные статьи

Арзамасцева К.А., Каретников А.С. Судебный порядок отмены или изменения судом меры пресечения в виде содержания под стажей в досудебном производстве по уголовному делу // Рос. судья. 2009. N 2. С. 28.

Басков В.И. Курс прокурорского надзора. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов с приложением нормативных актов. М.: Изд-во ЗЕРЦАЛО, 1998. 480 с.

Бородинов В.В. Судебный контроль как способ предупреждения производства беспредметного обыска // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства и практики применения (к 5-летию УПК РФ): материалы Междунар. науч.-практ. конф. М.,2007. С. 315.

Бессарабов В.Г. Прокуратура в системе органов государственного контроля в Российской Федерации.: Автореф. дисс. д-ра юрид. наук. М., 2001.

Бессарабов В.Г. Прокуратура Российской Федерации и состояние законности в стране//Журнал российского права. 2003. N 9.

Бессарабов В.Г. Постсоветская российская прокуратура (1864-1917 г.г.)//Журнал российского права. 2003. N 3.

Бессарабов В.Г. Советская прокуратура (1922-1991 г.г.)//Журнал российского права. 2002. N 12.

Бессарабов В.Г. Пореформенная российская прокуратура (1864-1917 г.г.)//Журнал российского права. 2002. N 10.

Бессарабов В.Г. Дореформенная (петровская) прокуратура (1772-1864 г.г.)//Журнал российского права. 2002. N 8.

Бойков А., Скворцов К., Рябцев В. Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры//Уголовное право. 1999. N 2.

Власов В. У прокурора и судьи разные функции//Российская юстиция. 1995. N 9.

Виноградов Ю.Е. Прокурорский надзор : учебник / Ю.Е. Виноградов. – М. : Юрайт-Издат, 2003. – 430 с.

Винокуров А.Ю. Требование прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия. "Адвокат" 2008  N 4. С. 56-69.

Волынский В.В. Судебный контроль в стадии возбуждения уголовного дела (предмет, процессуальная форма) // Рос. следователь. 2007. N 2. С. 41.

Гуляев, А.С. Прокурор в уголовном процессе / А.С. Гуляев. – М. : Юрид. лит., 2002. – 32 с.

Григоров К.А. Функции и направления деятельности прокуратуры Российской Федерации в современных условиях//Российское право в Интернете. 2009 (2).

Ефимов П.В. Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе / П.В. Ефимов. –Волгоград, 2004. – 48 с.

Еникеев З.Д., Васильева Е.Г., Шагеева Р.М., Ежова Е.В. Вопросы уголовного судопроизводства в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. М., 2011. С. 269.

Ермошин Г.Т. Судебная власть как система органов государственной власти // Законодательство и экономика. 2004. N 4. С. 7.

Зинатулин 3.3., Зезянов В.В. Судебная власть и правосудие по уголовным делам: соотношение с судебным контролем // Российский судья. 2005. N 5. С. 19.

Звирбуль В.К. Перспективы развития прокурорского надзора в правовом государстве//Советское государство и право. 1990. N 9.

Звягинцев А.Г., Орлов Ю.Г. Око государево. Российская прокуратура. XVIII век. М., 1994.

Исаенко В. Методика прокурорского надзора за исполнением законов при расследовании преступлений // "Законность", N 7, июль 2012 г.

Казанцев С.М. История царской прокуратуры. СПб., 1993.

Козусев А.Ф. Прокурорский надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельности. М., 2001.

Курченко В.Н. Судебный контроль за производством следственных действий // Уголовный процесс. 2007. N 3. С. 43.

Коробков А.П. Прокурорско-следственная практика применения УПК РФ: комментарии. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: изд-во «Экзамен», 2006.

Крюков В.Ф. Полномочия прокурора в досудебном производстве по уголовным делам: современность и перспективы // Журнал российского права. 2007. N 10. С. 21-34.

Ломовский В. Какой власти принадлежит прокуратура?//Российская юстиция. 2001. N 9.

Литвинова И.В. Прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при осуществлении ОРД. Автореф. на соис. уч. степ. к.ю.н. СПб., 2001 – 25 с.

Мельников А. О состоянии и совершенствовании надзора за исполнением законов и законностью правовых актов//Законность. 1998. N 3.

Масов, А.П. Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы / А.П. Масов. – М., 2003. – 42 с.

Мачинский В., Мельник В. В поисках нового - залог успеха // Законность. 2007. N 11. С 67-89.

Рябцев В.П., Блинова А.Ю. Ведомственные нормативные правовые акты: проблемы систематизации (на примере прокуратуры Российской Федерации)//Журнал российского права. 2002. N 10.

Петрухин И. Исторический очерк деятельности прокуратуры//Отечественные записки. 2003. N 2.

Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации/Под общ. ред. В.Д. Карповича. М.: Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002. 959 с.

Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации/Под ред. Окунькова Л.А. М.: БЕК, 1994.

Прокурорский надзор: Учебник/Винокуров Ю.Е. и др.; под общ. ред. Ю.Е. Винокурова. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Высшее образование, 2005. 460 с.

Прокурорский надзор: Учебник для вузов / Под ред.  О.А. Галустяна. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2009. – 399 с.

Прокурорский надзор: Учебник для вузов/ Под ред. А.Я. Сухарева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2009. 464 с.

Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник/Под ред. А.А. Чувилева. М.: Юристъ, 2000. 400 с.

Печников, Н.П. Защита прав и свобод личности в уголовном процессе : монография / Н.П. Печников. – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. – 84 с.

Печников, Н.П. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту : монография / Н.П. Печников. – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. – 88 с.

Печников, Н.П. Выбор тактических приемов и соблюдение прав участников при производстве отдельных следственных действий : монография / Н.П. Печников. – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2005. – 89 с.

Печников, Н.П. Правоохранительные органы Российской Федерации : учеб. пособие / Н.П. Печников. – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. – 132 с.

Печников, Н.П. Профилактика правонарушений и предупреждение преступлений : учеб. пособие / Н.П. Печников. –Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. – 72 с.

Печников, Н.П. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений / Н.П. Печников // Проблемы предварительного следствия. – Тамбов, 2004. – Вып. 9. – С. 12–13.

Петров А. Соотношение прокурорского надзора с судебным и ведомственным контролем // "Законность", N 4, апрель 2013 г.

Скуратов Ю.И., Шинд В.И. Конституционные основы места прокуратуры в государственном механизме Российской Федерации//Конституционная законность и прокурорский надзор. М., 1994.

Соловьева Н.А., Соловьев В.К. О судебном контроле и прокурорском надзоре в досудебном производстве. – Лекция. – Волгоград – Изд-во ВолГУ, 2005. – 52 с.

Семенцов В.А. Концептуальные основы системы следственных действий в досудебном производстве: дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 297.

Соловьев А.Б. Прокурорский надзор как важное средство условие повышение следственных действий // Законность 2009. № 2. С 34-45.

Трунов И.Л. Защита прав личности в уголовном процессе. М.: Юриспруденция, 2005. С. 14-15.

Халиулин А. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия // Законность. 2007. N 9. С49-58.

Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. Кемерово, 2002.

Химичева О.В. Конституционные основы процессуального контроля и надзора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2004 – 287 с.

1 Бойков А., Скворцов К., Рябцев В. Проблемы развития правового статуса Российской прокуратуры//Уголовное право. 2005. N 2. С. 15.

2  Григоров К.А. Функции и направления деятельности прокуратуры Российской Федерации в современных условиях//Российское право в Интернете. 2009 (2).

3 Доклад Генерального прокурора на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ с участием Президента РФ В.В. Путина 21 января 2013 г.//ИА "ВолгаИнформ".

4 Доклад Генерального прокурора на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ с участием Президента РФ В.В. Путина 21 января 2013 г.//ИА "ВолгаИнформ".

5 Трикс А.В Справочник прокурора – «Питер», 2007. С. 223.

6 УПК РФ от 18 декабря 2001г. № 174-ФЗ (с посл. изм. и доп.), Гражданским процессуальным кодексом РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с посл. изм. и доп.), Арбитражным процессуальным кодексом РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (с посл. изм. и доп.), Кодексом РФ об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (с посл. изм. и доп.).

7 Российский прокурорский надзор: учебник / под ред. А.Я. Сухарева. М.: НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА. М), 2001. С. 234-235.

8 Приказ от 23 октября 2009 г. N 341 "О взаимодействии органов прокуратуры со средствами массовой информации" (с изм., внесенными Приказом Генпрокуратуры РФ от 31.05.2011 N 153)

9 См.: Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук, 1995, с. 15.

10 См.: Изотова О.В. Проблемы судебного контроля при возбуждении и предварительном расследовании уголовных дел: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1974, 230 с.

11 Петров А., Соотношение прокурорского надзора с судебным и ведомственным контролем//"Законность", N 4, апрель 2013 г. С. 88-89.

12 См.: Чувилев А.А. и др. Обеспечение законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемого. М., 1976, с. 56; Изотова О.В. Указ. соч., с. 36 и др.

13 Петров А., Соотношение прокурорского надзора с судебным и ведомственным контролем//"Законность", N 4, апрель 2013 г. С. 88-89.

14 См.: Гуценко К.Ф. Правосудие и прокурорский надзор в условиях формирования правового государства. - Вестник МГУ, Сер. 11. Право, 1990, N 4, с. 15; Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности / В сб.: Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Вып. 8. М., 1992, с. 61 и др.

15 См.: Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России. - Государство и право, 2000, N 8, с. 7.

16 См.: Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты. - Государство и право, 1994, N 6, с. 21.

17 См.: Егоров И.М. Прокурорский надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в досудебных стадиях уголовного процесса: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2000, с. 135.

18 См.: Федоров И.З. Применение в досудебных стадиях уголовного процесса конституционных норм, допускающих ограничения прав и свобод человека и гражданина: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997, с. 21.

19 См.: Алексеев С.Н. Надзор за соблюдением прав и свобод участников уголовного процесса в системе конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина и полномочий прокурора (досудебные гарантии): Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2002, с. 134.

20 См.: Соловьев А.Б., Токарева М.Е., Халиулин А.Г., Якубович И.Я. Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России. НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при ГП РФ. Кемеровский гос. университет. Юр. факультет. М.-Кемерово, 1997, с. 49, 52, 57.

21 Согласно п. 55 ст. 5 УПК РФ уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

22 Соловьев А.Б. Прокурорский надзор как важное средство условие повышение следственных действий // Законность 2009. № 2. С 34-45.

23 Прокурорский надзор: Учебник для вузов / Под ред.  О.А. Галустяна. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2009. – 399 с.

24 См.: Социологический энциклопедический словарь / Редактор-координатор академик РАН Г.В. Осипов. М.: ИНФРА-М - НОРМА, 1998, с. 180.

25 Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство: пособие к лекциям. Т. 1. Киев: Высочайше утвер. Товарищество печ. дела и торг. И.Н. Кушнарев и к. Киевское отделение, 1889, с. 292.

26 Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. М.: Эксмо, 2002, с. 510.

27 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий: Монография. М.: Юрид. лит., 1982, с. 122.

28 Трунов И.Л. Защита прав личности в уголовном процессе. М.: Юриспруденция, 2005. С. 14-15.

29 Уголовный процесс. Учебник / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. С. 17; Чепурнова Н.М. Судебный контроль в Российской Федерации: проблемы методологии теории и государственно-правовой практики. Ростов-на-Дону, 1999. С. 3; Кузнецова О.Е. Конституционно-правовые основы судебного контроля судов общей юрисдикции // Российский судья. 2004. N 5. С. 5.

30 Химичева Г.П. Указ. соч. С. 12.

31 Рыжаков А.П. Уголовный процесс. Учебник. 3-е изд. М.: Норма, 2004. С. 6; Юридическая энциклопедия / Общ. ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Юринформцентр, 1997. С. 347.

32 Зинатулин 3.3., Зезянов В.В. Судебная власть и правосудие по уголовным делам: соотношение с судебным контролем // Российский судья. 2005. N 5. С. 19.

33 Ермошин Г.Т. Судебная власть как система органов государственной власти // Законодательство и экономика. 2004. N 4. С. 7.

34 Бозров В.М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным делам в деятельности военных судов (вопросы теории и практики). Екатеринбург, 1999. С. 18.

35 См.: Зинатулин 3.3., Зезянов В.В. Указ. соч. С. 19.

36 Зеленский В.Д. Проблемы участия суда в расследовании преступлений // Современные проблемы законности в России. Материалы межвузовской научно-практической юбилейной конференции, посвященной 10-летию со дня основания юридического факультета КГАУ 21.09.2001. Краснодар, 2001. С. 91-94.

37 Зеленский В.Д. Указ. соч. С. 94.

38 Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. М.: Инфра-М, 1997. С. 153.

39 См.: Колоколов Н.А. Указ. соч. С. 3; Гуськова А.П. К вопросу о судебной защите прав и свобод человека, гражданина в российском уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2005. N 6. С. 13.

40 См.: Масликов И.С. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. M., 1998. С. 12-15.

41 Колоколов Н.А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования. Учебное пособие. M.: ЮНИТИ, 2004. С. 39.

42 Чепурнова Н.M. Судебный контроль в Российской Федерации: проблемы методологии, теории и государственно-правовой практики. Ростов-н/Д.: РГУ, 1999. С. 59.

43 Трунов И.Л. Указ. соч. С. 26.

44 Устименко M.А. Судебный контроль на стадии предварительного расследования: Автореф. дисс. канд. юр. наук. Саранск, 1999. С. 7.

45 Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 24.

46 Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. Л.: ЛГУ, 1989. С. 23.

47 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юристъ, 2003. С. 53-54.

48 Устименко М.А. Указ. соч. С. 6.

49 Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 40-42.

50 Там же. С. 43.

51 Там же. С. 44.

52 Курченко В.Н. Судебный контроль за производством следственных действий // Уголовный процесс. 2007. N 3. С. 43.

53 См., например: Бородинов В.В. Судебный контроль как способ предупреждения производства беспредметного обыска // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства и практики применения (к 5-летию УПК РФ): материалы Междунар. науч.-практ. конф. М.,2007. С. 315.

54 Справка-обобщение Казанского областного суда за 2007 г. // URL: http://www.vsrf.ru.

55 Волынский В.В. Судебный контроль в стадии возбуждения уголовного дела (предмет, процессуальная форма) // Рос. следователь. 2007. N 2. С. 41.

56 Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // СЗ РФ. 2006. N 5. Ст. 633.

57 Семенцов В.А. Концептуальные основы системы следственных действий в досудебном производстве: дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С. 297.

58 Арзамасцева К.А., Каретников А.С. Судебный порядок отмены или изменения судом меры пресечения в виде содержания под стажей в досудебном производстве по уголовному делу // Рос. судья. 2009. N 2. С. 28.

59 Там же. С. 29.

60 Еникеев З.Д., Васильева Е.Г., Шагеева Р.М., Ежова Е.В. Вопросы уголовного судопроизводства в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. М., 2011. С. 269.

61 О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. N 1.

62 Постановления Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П, от 23 марта 1999 г. N 5-П, от 27 июня 2000 г. N 11-П, от 17 июля 2002 г. N 13-П, от 8 декабря 2003 г. N 18-П // Там же.

63 Махоркин И.Л. Реализация полномочий суда как элемент правового регулирования досудебного уголовного производства // Адвокат. 2009. N 5. С. 84-85.

64 Курышева Н.С. Вопросы производства по жалобе на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора: моногр. М., 2009. С. 20.

65 Колоколов Н.А. Методика проведения основных судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования. М., 2004. С. 12-14.

78



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
21204. Прокурорский надзор за исполнением законов в местах лишения свободы 23.44 KB
  Сущность задачи и правовая основа прокурорского надзора в местах лишения свободы стр. Предмет и объекты прокурорского надзора за исполнением законов в местах лишения свободы стр. Акты прокурорского реагирования на установленные нарушения законов в местах лишения свободы стр.
20529. Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания 36.38 KB
  Понятие и сущность прокурорского надзора за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания. Предмет и задачи прокурорского надзора за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания. Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания...
14171. Прокурорский надзор за исполнением законодательства о несовершеннолетних 23.18 KB
  Сущность и задачи надзора за исполнением законодательства о несовершеннолетних. Надзор прокурора за исполнением законодательства об образовании и труде несовершеннолетних. Надзор за исполнением законодательства по борьбе с безнадзорностью и правонарушениями несовершеннолетних.
14183. Надзор за исполнением закона в ходе досудебного производства, при производстве предварительного следствия и дознания 32.11 KB
  Понятие и задачи надзора за исполнением закона в ходе досудебного производства при производстве предварительного следствия и дознания. Предмет и пределы надзора за исполнением закона в ходе досудебного производства при производстве предварительного следствия и дознания. Полномочия прокурора при осуществлении надзора за исполнением закона в ходе досудебного производства при производстве предварительного следствия и дознания.
14063. Прокурорский надзор 14.06 KB
  Основная сущность прокурорского надзора.Основные цели и задачи прокурорского надзора.Основные отрасли прокурорского надзора. Самостоятельность прокурорского надзора как вида государственной деятельности его отличие от других видов деятельности как прокуратуры так и иных государственных органов определяется содержанием этой деятельности которая состоит в проверке точности соблюдения Конституции Российской Федерации и исполнения требований законов соответствия иных правовых актов закону и устранении...
18591. Прокурорский надзор за законностью в уголовном судопроизводстве 113.87 KB
  Исследования в области соблюдения учетно-регистрационной дисциплины в органах уголовного преследования показали что граждан по-прежнему лишают доступа к правосудию отказывая в принятии заявлений и возбуждении уголовных дел. Анализ работы следственных подразделений органов КНБ показал что по-прежнему нарушаются сроки следствия. опрос 200 прокуроров из разных регионов страны показал что примерно у трети из них отсутствует чёткое представление о выполняемых ими функциях Приложение А. Например недооценка прокурорами необходимости...
250. Окончание предварительного расследования 61.13 KB
  В настоящей лекции мы будем рассматривать окончание предварительного расследования как заключительный этап (часть) стадии предварительного расследования. Данный этап представляет собой комплекс процессуальных действий, направленных на проверку всесторонности, полноты и объективности проведенного расследования и обеспечения прав и законных интересов участников процесса
6777. Органы предварительного расследования 22.45 KB
  Предварительное расследование подразделяется на две формы дознание и предварительное следствие; в зависимости от преступления оно осуществляется либо органами дознания либо органами предварительного следствия см. Первое сводится к тому что и органы дознания и органы предварительного следствия применительно к различным видам преступлений выполняют одни и те же задачи; при наличии признаков преступления они обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело. Объединяет их и единое правовое обеспечение: свою деятельность и органы...
5871. Прокурорский надзор. Сущность и задачи прокурорского надзора 41.05 KB
  Основные исторические закономерности возникновения прокуратуры как института государства. Принципы организации и деятельности прокуратуры. Система и структура органов прокуратуры. История создания и возникновения прокурорского надзора Основные исторические закономерности возникновения прокуратуры как института государства Возникновение прокурорского надзора в России Основные исторические закономерности возникновения прокуратуры как института государства Прокуратура возникла...
249. Приостановление и возобновление предварительного расследования 77.39 KB
  Понятие сущность и значение института приостановления и возобновления предварительного следствия. Основания и условия приостановления предварительного следствия. Процессуальный порядок приостановления предварительного следствия...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.