Экономическая эффективность концентрации производства

Не всегда высокий уровень концентрации отражает высокую экономическую эффективность производства. Если предприятия характеризуются только большими размерами, а их структура и масштабы выпуска продукции не являются оптимальными для данной отрасли, то уровень концентрации не может служить показателем эффективности производства.

2014-11-04

62.16 KB

26 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

Глава 1. Понятие концентрации производства 3

1.1 Факторы, оказывающие влияние на эффективность концентрации производства 3

1.2. Методика определения экономической эффективности концентрации производства 3

1.3. Условия использования концентрации производства 22

Глава 2. Концентрация производства на примере гостиницы "Москва"

2.1.  Основные принципы концентрации

2.2.  Стратегия концентрации

2.3   Стратегия низких издержек

Заключение 26

Список использованных источников 27


Введение

Одним из важнейших условий повышения эффективности любого производства является совершенствование форм его общественной организации, одной из таких форм является концентрация производства.

Строительство крупных предприятий требует больших капитальных вложений, длительных сроков их создания и освоения. Крупные предприятия требуют много рабочей силы, которая зачастую не может быть покрыта за счет местных ресурсов, а привлечение их из других районов связано с дополнительными затратами. Планирование процессов концентрации, управление этими процессами на научной основе и выбор оптимальных размеров предприятий занимает важное место в системе планирования производства.

Не всегда высокий уровень концентрации отражает высокую экономическую эффективность производства. Если предприятия характеризуются только большими размерами, а их структура и масштабы выпуска продукции не являются оптимальными для данной отрасли, то уровень концентрации не может служить показателем эффективности производства. Поэтому при планировании концентрации производства указывается необходимость сосредоточить изготовление однородной по конструктивно-технологическим признакам продукции или выполнения аналогичных работ на предприятиях оптимальных размеров.

Всем вышеизложенным объясняется актуальность темы курсовой работы.

Целью работы является рассмотрение экономической эффективности концентрации производства.

Из поставленной цели вытекают следующие задачи:

  •  осветить понятие концентрации производства;
  •  описать факторы, оказывающие влияние на экономическую эффективность концентрации производства, и методику ее определения;
  •  определить условия использования концентрации как формы организации производства на предприятии.


Глава 1. Понятие КОНЦЕНТРАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА

Уровень развития производительных сил и производственных отношений общества характеризуется степенью развития разделения труда и его обобществления. На уровне общественного производства разделение и обобществление труда находят выражение в отраслевой дифференциации и концентрации производства.

Концентрация представляет собой процесс сосредоточения производства на крупных предприятиях. В современных условиях она проявляется в укрупнении размеров предприятий и эффективном распределении производства между предприятиями различного размера.

До недавнего времени концентрация предприятий была географическим явлением, выражавшимся в стремлении предприятий обосноваться и развиваться в тех местах, где уже находятся другие предприятия. Стремление добиться наивысшей рентабельности и уменьшения затрат заставляло искать наиболее подходящее для этого место. Оно могло быть расположено рядом с факторами производства, а именно с источниками сырья, источниками энергии, производимыми уже обосновавшимися там предприятиями полуфабрикатами, рабочей силой, или быть благоприятным с точки зрения сбыта. Сегодня эти факторы уже не имеют первостепенного значения: прогресс, достигнутый в области транспорта, делает предприятия, в плане их местоположения, менее зависимыми от источников энергии и сырья и даже от рынков сбыта. Более того, концентрация населения в городах, которая, естественно, произошла вместе с концентрацией развития промышленных предприятий, повлекла за собой такие расходы в социально-бытовой сфере и отрицательные последствия для местного населения и властей, что правительства стараются затормозить процесс географической концентрации и даже стимулируют децентрализацию промышленности.

Именно поэтому процесс концентрации рассматривается сейчас именно как экономическая концентрация - стремление к увеличению размеров предприятий, сосредоточение средств производства, рабочей силы и объема выпускаемой продукции на крупных предприятиях.

Определяющим мотивом концентрации производства является увеличение объема получаемой прибыли.

В зависимости от того, на каком уровне происходит укрупнение производства, различают несколько форм концентрации.

Агрегатная форма концентрации непосредственно связана с научно-техническим развитием. Она представляет собой рост единичной мощности оборудования (агрегатов, аппаратов, технологических установок и т.д.).

Технологическая концентрация выражается в укрупнении цехов в составе предприятия. Эта форма может происходить как за счет агрегатной концентрации, так и путем увеличения количества единиц оборудования.

Заводская концентрация представляет собой процесс увеличения размеров предприятий, что может происходить за счет агрегатной и технологической концентрации, либо путем объединения нескольких предприятий, что приводит к организационно-хозяйственной концентрации.

Заводская концентрация производства может осуществляться несколькими путями:

  •  объединение производств на предприятиях универсального типа;
  •  увеличение объема производства однородной продукции на специализированных предприятиях;
  •  рост объема выпуска продукции на основе комбинирования взаимосвязанных производств в рамках одного предприятия.

Организационно-хозяйственная концентрация проявляется в создании различных видов производственных объединений. Она может проходить в чистом виде – без изменения техники, технологий и организации производства, или сопровождаться переходом на новые технологии, технологическим переоснащением, расширением производства и его реконструкцией.

Организационно-хозяйственная форма концентрации осуществляется различными путями. Горизонтальная концентрация представляет собой процесс объединения предприятий, функционирующих в одной сфере деятельности. Вертикальная концентрация выражается в процессе объединения предприятий, связанных едиными технологическими цепочками. Кроме того, объединения компаний, функционирующих в разных производственных отраслях и не связанных между собой технологически, так же относятся к организационно-хозяйственной концентрации.

Концентрация производства на определенном уровне своего развития подводит к возникновению монополий. Внутренняя связь между концентрацией производства и образованием монополий состоит в следующем:

1) концентрация производства, достигнув высшей ступени развития, создает возможность возникновения монополий;

2) находясь на высшей ступени своего развития, концентрация производства обусловливает необходимость возникновения монополий.

Конкуренция между крупными предприятиями имеет особенно разрушительный характер и чревата для них большими потерями. Поэтому в целях ограничения конкуренции, установления высоких цен на товары и получения высокой прибыли крупным предпринимателям необходимо объединяться в монополистические союзы. Таким образом, концентрация производства становится основной причиной образования монополий.

Концентрацию сопряженных производств, включающую предприятия, поставляющие предметы труда и удовлетворяющие их потребности в оборудовании, следует отнести к диверсификации производства.

Диверсификация (разнообразие) - это расширение номенклатуры товаров, производимых отдельными предприятиями и объединениями. Она связана с увеличением выпуска основной продукции, а также с организацией новых видов производства, проникновением в другие отрасли и сферы макроэкономики. В результате диверсификации предприятия превращаются в многосторонние сложные комплексы, включающие различные фирмы и комбинаты, которые весьма отдаленно связаны с первоначальным видом деятельности. Диверсификация производства связана с диверсификацией инвестиций, расширением номенклатуры внутренней и внешней торговли. Диверсификация вызывает образование фирм – конгломератов, основанных на инвестиционном слиянии, для которых характерен высокий уровень децентрализации управления и достаточно широкая автономия отделений.

Кроме того, различают абсолютную и относительную концентрацию, поскольку для анализа уровня концентрации применяются как абсолютные, так и относительные показатели, складывающиеся в систему (рис. 1).

многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России. Причем, интрига в том, что начало такому ответу положено уже в философско-правовых концепциях 90-х годов. Столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении, краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России. Причем, интрига в том, что начало такому ответу положено уже в философско-правовых концепциях 90-х годов. Столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении, краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры. Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований. Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый

назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются

и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры. Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований. Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного чности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей

Показатели уровня концентрации промышленного производства

интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и

в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить

назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способн назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели

Абсолютные

интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и

в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить

назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления

метафизический и культурный контекст. Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. (долг назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей,

"идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И.: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в после реформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России. Причем, интрига в том, что начало такому ответу положено уже в философско-правовых концепциях 90-х годов. Столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении, краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического,

и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного прав и обязанностей

Относительные

интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и

в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить

Размер (средний)

предприятий

назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления

метафизический и культурный контекст. Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления

метафизический и культурный контекст. Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей

Удельный вес крупных

предприятий

 назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления

метафизический и культурный контекст. Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей

назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления

метафизический и культурный контекст. Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей

интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и

в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить

По объему выпуска продукции

интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и

в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить

По численности промышленно-производственного персонала

многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и

в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих, гносеологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного

По стоимости основных производственных фондов

интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и

в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить

По стоимости производственных фондов и материальных оборотных средств

По энергетической мощности, обслуживающей производственный процесс

личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить

многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России. Причем, интрига в том, что начало такому ответу положено уже в философско-правовых концепциях 90-х годов. Столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении, краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры. Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований. Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства. Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Грея. На протяжении всей книги, он возражает тезису о том, что. " Люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст. Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И.: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в после реформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России. Причем, интрига в том, что начало такому ответу положено уже в философско-правовых концепциях 90-х годов. Столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении, краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры. Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований. Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый

Рисунок 1. Показатели уровня концентрации промышленного производства.

Абсолютная концентрация характеризует размеры производства отдельных предприятий, а ее уровень определяют следующие показатели:

  •  объем выпуска продукции;
    •  среднегодовая стоимость основных производственных фондов;
    •  среднесписочная численность работающих на предприятии.

Наиболее объективен показатель объема выпуска продукции. Остальные показатели уровня концентрации используются для более всестороннего анализа уровня концентрации производства.

Относительная концентрация характеризуется распределением общего объема производства в отрасли между предприятиями различного размера. Поэтому уровень относительной концентрации определяют следующие показатели:

  •  доля отдельного предприятия в выпуске какой-либо продукции в объеме ее выпуска в целом по отрасли;
    •  доля предприятия на рынке продаж и др.

Показатели уровня относительной концентрации в определенной мере характеризуют степень монополизации предприятия.

Концентрация протекает крайне неравномерно на отдельных предприятиях, в разных отраслях и странах.

Высокий уровень концентрации не всегда отражает высокую экономическую эффективность производства. Между показателями концентрации производства и его экономическими показателями нет прямой связи. Если предприятия характеризуются только большими размерами, а их структура и масштабы выпуска продукции не являются оптимальными для данной отрасли, то уровень концентрации не может служить показателем эффективности производства.


1.1. фАКТОРЫ, ОКАЗЫВАЮЩИЕ ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОНЦЕНТРАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА

Концентрация производства и ее отдельные формы развиваются на основе совокупного влияния двух главных факторов: роста потребности в определенных видах продукции и технического прогресса в производстве. Поэтому на каждом этапе развития степень концентрации производства должна соответствовать размеру производства и производительности оборудования.

Важную роль в концентрации производства всегда играет нацеленность на рост производительности и эффективности. Условием их достижения обычно считается обеспечение наиболее целесообразного использования благоприятных природных, экономических и иных условий отдельных районов, т. е. имеется в виду использование имеющихся в них преимуществ для ускоренного развития по сравнению с другими.

Основным критерием эффективности концентрации в промышленности является максимальное использование факторов производства. Планирование концентрации требует детального изучения факторов, определяющих уровень концентрации. Одни факторы действуют во всех отраслях, другие – в пределах отдельных отраслей или групп родственных отраслей.

К общим факторам относятся научно-технический прогресс, уровень специализации и комбинирования, а также состояние развития транспортного и дорожного хозяйства. Эти факторы обязательно учитываются при планировании и управлении процессами концентрации в каждой отрасли. Для некоторых отраслей решающее значение имеют специфические факторы. Как общие, так и специфические факторы действуют в тесной взаимосвязи, и при определении оптимального размера предприятий учитывается влияние той или иной совокупности факторов.

Можно выделить группы внутрипроизводственных и внешних факторов.

Внутрипроизводственные факторы определяются оптимальными размерами производства продукции и предприятий с точки зрения максимального использования производственных ресурсов.

К внешним факторам относятся транспорт, размеры сырьевой базы, наличие или возможность привлечения рабочей силы, водные ресурсы, климатические условия и т. п.

Существенное влияние на внутрипроизводственные и внешние факторы оказывает научно–технический прогресс (совершенствование производственного аппарата, организация производства и управления, замена одних видов сырья другими, замена транспортных средств другими и пр.).

Природные ресурсы, как правило, стимулируют концентрацию и развитие производства и в процессе его подвергаются изменениям. Одни и те же компоненты природы могут играть роль и природных ресурсов, и природных условий в ходе концентрации производства.

Климат оказывает наиболее существенное воздействие прежде всего на сельскохозяйственное производство, характер его специализации. Данный фактор предопределяет характер концентрации сельскохозяйственного производства в географически дифференцированных районах.

Водные условия также могут выступать одновременно и в качестве природных ресурсов, и условий. Известно, что вода является не только условием судоходства, но и ресурсом орошаемого земледелия. Она же является сырьем для производства кислорода и водорода.

Большую роль в концентрации производства играет его зависимость от энергетических ресурсов.

На концентрацию производства существенное влияние оказывают особенности общественного строя, например, распределение молодых специалистов, выпускников образовательных учреждений, на работу с помощью волевых методов.

Фактор наличия трудовых ресурсов учитывается практически везде и всегда при планировании строительства предприятий с трудоемкой продукцией. Такие предприятия создают обычно на территориях с высокой концентрацией постоянно проживающего населения.

На концентрацию производства несомненное влияние оказывают размеры предприятий в их взаимосвязи с размером территории, на которой они располагаются. Крупные комбинаты не должны создаваться в малых городах.

Классифицируя отрасли экономики с учетом производственных факторов, влияющих на развитие концентрации производства и ее эффективность, можно получить следующие данные:

  •  увеличение единичных мощностей основных агрегатов и сооружений – основополагающий фактор концентрации производства и увеличения размеров предприятий в электроэнергетике, черной и цветной металлургии, цементной, некоторых производствах химической и других отраслей промышленности. Рост единичной мощности ведет к снижению ее удельной стоимости и себестоимости выпускаемой с ее помощью продукции.
  •  количество единиц машин, оборудования, рациональной организацией производства и управления – фактор, оказывающий влияние в тех отраслях, технологические особенности которых исключают возможность использования машин и агрегатов особо большой мощности. Применяется в машиностроении, легкой, пищевой и некоторых других отраслях.
  •  транспортабельность продукции – имеет для некоторых производств огромное значение.

В отдельных отраслях имеются и свои специфические факторы, оказывающие влияние на размеры производства и предприятий. Например, в отраслях, перерабатывающих сельскохозяйственное сырье, важен такой фактор, как плотность сырья и допустимый радиус его поставки.

Кроме того, факторы, влияющие на экономическую эффективность производства, можно классифицировать по географическим особенностям размещения. В этом случае отрасли будут делиться на:

  •  отрасли, размещаемые в районах высокой концентрации трудовых ресурсов. К ним относятся приборостроение, электротехническая промышленность, ряд отраслей легкой промышленности (текстильная, трикотажная, швейная), фармацевтическая, производство изделий из пластмасс;
  •  отрасли, которые экономически тяготеют к рынкам сбыта продукции. Это отрасли пищевой промышленности (частично), производство кирпича, железобетонных изделий и другие;
  •  отрасли, размещаемые преимущественно у источников сырья: добывающая промышленность; отрасли, перерабатывающие многотоннажное сырье (черная и цветная металлургия, целлюлозно-бумажная промышленность); пищевая, как связанная с переработкой малотранспортабельного сырья (сахарная, консервная), хлопкоочистительная;
  •  отрасли, тяготеющие к районам дешевой электрической энергии: производство алюминия, ферросплавов, цветных металлов и другие;
  •  отрасли, которые тяготеют к источникам топлива: тепловые электростанции, отрасли химической промышленности и другие;
  •  отрасли, по своему характеру не имеющие ярко выраженной ориентации: ряд отраслей машиностроения и другие.

1.2. Методика определения экономической эффективности концентрации производства

многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России. Причем, интрига в том, что начало такому ответу положено уже в философско-правовых концепциях 90-х годов. Столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении, краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры. Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований. Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый, "нормальный" строй общества". Именно то, каким должно быть нормальное общество, есть главный вопрос философии государства и права, и лишь затем - какими должны быть механизмы регулирования, роль и функции права. Поскольку право - это совокупность норм по обеспечению жизнедеятельности и развития, по достижению целей, оптимизации и совершенствования жизни, специфическое в каждой цивилизации, а не самостоятельная ценность, оторванная от жизни общества и государства в его конкретно-исторической и социально-культурной привязке. Если право помогает оптимизировать жизнь общества - оно выполняет свои функции, нет - не выполняет. Это должен быть основной критерий оценки эффективности права. Поэтому эволюция идет не в сторону некоего "правового государства", а в сторону повышения социально-культурной эффективности государства. Для дополнительного примера сошлемся на сборник работ английского исследователя Грея. На протяжении всей книги, он возражает тезису о том, что. " Люди утратят свои традиционные привязанности и свою самобытность и "сольются" в единую цивилизацию, основанную на общечеловеческих ценностях и рациональной морали" на основе "бессодержательного кантианского либерализма", "абстрактной концепции человека, лишенного какой-либо культурной идентичности или наследия собственной истории", выведенной И. Кантом из природы индивида. В реальности человек не воспринимает и не позиционирует себя как абстрактного индивида, он включен в конкретные культурно-исторические общности, конкретный метафизический и культурный контекст. Именно поэтому восприятие европейского права было издавна столь негативным в России. Полностью согласимся с выводами С.И.: "В русской дореволюционной интеллектуальной среде отношение к праву было, в сущности, пренебрежительное. Это не значит, что оно не практиковалось и не соблюдалось. Но русская дореволюционная мысль, охватившая в после реформенный период всю социальную систему, включая идеи либералов, народников, анархистов, игнорировала гражданское право, справедливо считая его прикрытием бурно развивающейся капиталистической эксплуатации. Такое отношение уже долго сохраняется: каждый умеет читать гражданский кодекс и давно относится к нему как само собой разумеющемуся, но никто особо не задумывается исполнять его, тем более чтить. Условия же его нарушения оказываются для многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его. Причин здесь много - культурно-исторических, уходящих в глубокую старину, личных...", имеет место "правовой нигилизм, скрывающийся в здравом смысле". Это сущность и современной России. Причем, интрига в том, что начало такому ответу положено уже в философско-правовых концепциях 90-х годов. Столь часто упоминаемых в истории философии права, такими мыслителями, как П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, Е.Н. Трубецкой, П.Б. Струве, С.Л. Франк, которые отвергли радикальный европейский либерализм вследствие его практических негативных итогов в развитии на протяжении, краха попыток обновления мира на основе одного только права. Именно они заложили основы либеральной теории демократического, справедливого, обращенного к социальной проблематике понимания социального устройства и роли права, исследовали соотношение прав личности с правами государства, искали равновесия между интересами личности и общества. Даже в основаниях оставаясь либерализмом, это учение в России уже тогда все сильнее эволюционировало в сторону социализма, во многом сливаясь с ним, не соглашаясь с буржуазным элитаризмом как сущностью западного либерализма, лживо представляющим себя в идеологии в качестве демократии. Это не говоря о протесте против западного права Л.Н. Толстого, материалистов (Н.Г. Чернышевский), народников (А.И. Герцен, Лавров), марксистов, которые возражали не столько против права и закона, сколько в первую очередь против буржуазного либерального права, против права собственности. Все это, естественно, не замечается современными российскими сторонниками либеральной концепции, фактически возвратившими страну на два столетия назад как в теории, так и в социальной практике. Хотя на сегодня пора понять, что мировой буржуазный либерализм - это сложная многоуровневая система, на входе в которую, как на воротах Бухенвальда, написано: "Каждому - свое". В ходе политических дискуссий даже В.В. Путин в мюнхенской речи 2006 г. вынужден был напомнить Западу об истинном содержании понятия "демократия". Естественно, что существует реальная проблема формирования методологических оснований, построения философии государства и права, которая вскрывала бы глубинные основания бытия России как государства (понимаемого как единство народа, культуры, территории, государственной власти), позволяла бы понять внутреннюю природу и взаимосвязи в системе регулирования общественной жизни, способные обеспечить эффективность и поступательное развитие страны. Она начинается с осмысления соотношения целей, ценностей и интересов личности и общества, индивида и государства. И поскольку европейский вариант соотношения интересов личности и общества России не подходит. Есть основания обратиться к не развитой (пока) в систему идее поиска равновесия (гармонии) интересов личности и общества на основе российской традиции, выявлению оптимального соотношения прав и, с одной стороны, и обязанностей (долга, служения) - с другой, прав личности - и прав общества и государства. Тем более что диалектику прав и обязанностей видели многие философы. В том числе И. Кант, Г. Гегель, В. Соловьев, даже русские философы начала веков. Для начала важно уточнить смысл понимания прав человека как личности, что должно начинаться с выявления ценностей (поскольку человек может и должен получать те права, которые являются ценными, важными для него).

Итак, европейский путь "ресурсного придатка" частных и прозападных для России губителен. И не потому, что мы столь несовершенны, что не доросли до Европы, а потому, что забыли себя, превратились, не помнящих родства. Правда, доказательства пока приходится искать вне России, наблюдая, как азиатские цивилизации на неевропейских основаниях гигантскими темпами рванули вперед, опережая теперь уже Европу и США по темпам развития. Остается лишь иронически спросить: может быть, в систему управления Россией пора вводить даосизм или буддизм (или йогу), если эти культурные системы "вдруг" оказались столь эффективными? Но ответ иной: нужно вернуть России собственный вектор, основанный на русской культуре, заняться исследованием современной России и динамики, а не продолжать эксперименты над ней ради удовлетворения чьих-то иных интересов. Доказательств того, что только на этом пути может быть обеспечено поступательное развитие, как из истории и практики, так и из теоретических разработок научное сообщество приводит запредельное множество вот уже в течение многих лет. Европейский либерализм и современные теории права (и философии права) в Европе - это их ответ на запрос их культуры и современности, и отечественные исследователи сделали многое для понимания этой позиции. Но нам нужен наш ответ на запрос российской культуры. Достаточно обратиться к многотомным материалам ежегодных масштабных научно-практических конференций по стратегии России, научному обеспечению стратегического управления и планирования, идущих с 2005 г. в ИНИОН РАН, футурологического конгресса 2010 г., материалам многих научных исследований. Итак, философия российского (как и любого другого) государства и права не может быть построена на абстрактных либо заимствованных ценностях. Эта философская концепция должна охватить собой целостный комплекс, который связывает в себе метафизические, антропологические и материалистические, гносеологические, социально-философские, духовно-культурные основания цивилизации. Поэтому даже кипы "идеальных" законов, вся система права и законов не являются самоцелью исследований в той области знания, которая сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый

Экономические показатели работы предприятия (себестоимость, прибыль, рентабельность, производительность труда, материалоемкость и др.) в значительной мере зависят от развития концентрации производства, т.е. от объема выпускаемой продукции. С развитием концентрации экономические показатели работы предприятия, как правило, улучшаются до его оптимальных размеров.

Концентрация выражается в создании и развитии крупных производств и предприятий, в сосредоточении большей части продукции каждой отрасли на специализированных предприятиях. Концентрация производства создает возможности для более эффективного использования современной высокопроизводительной техники и неуклонного роста производительности общественного труда. Основным критерием эффективности концентрации в промышленности является максимальное использование факторов производства.

При рассмотрении проблем концентрации производства широко используется понятие «размеры предприятий».

В каждой конкретной отрасли имеются оптимальные размеры предприятий, объективно обусловленные механизмом образования экономического эффекта концентрации от сочетания оптимальных производств с условиями и факторами организации и размещения производства в данной отрасли. К примеру, в машиностроении для более эффективного использования современной техники целесообразно создание узкоспециализированных производств по изготовлению отдельных агрегатов, деталей, заготовок и сборке готовых машин.

Итак, основными показателями уровня концентрации в промышленности являются размеры предприятий, определяемые:

  •  годовым выпуском продукции;
  •  среднегодовой численностью работающих;
  •  среднегодовой стоимостью основных фондов;
  •  потреблением электроэнергии за год;
  •  удельным весом крупных предприятий в выпуске продукции всей отраслью;
  •  средним размером предприятия в отрасли.

Наиболее точно уровень концентрации производства (на любом уровне) характеризуется абсолютными показателями объема выпускаемой продукции.

Для характеристики уровня концентрации производства в отраслях, изготовляющих один вид продукции, используются натуральные показатели. Например, в электроэнергетике — средняя величина установленной мощности электростанций (в кВт); годовая выработка электроэнергии в расчете на одну электростанцию; удельный вес выработанной крупными и крупнейшими электростанциями электроэнергии в общем количестве электроэнергии, выработанной всеми станциями за год.

В отраслях, изготовляющих разные виды продукции, уровень концентрации может определяться удельным весом крупных доменных печей в общей выплавке стали за год, удельным весом конверторов в общей выплавке стали за год, удельным весом мощных прокатных станов в общем производстве проката.

В отраслях промышленности, в которых изготовляется разнообразная продукция (машиностроение, химическая, легкая, пищевая и другие отрасли), уровень концентрации производства определяется в стоимостных показателях. Например, удельным весом крупных производств в общем выпуске продукции за год по товарной (реализованной) продукции в неизменных ценах.

В некоторых отраслях с многономенклатурной продукцией имеются производства, которые изготовляют однородную или же взаимозаменяемую продукцию, уровень концентрации может определяться также в натуральных или условно–натуральных измерителях. Например, сахар–песок — в тоннах, консервы — в условных банках, минеральные удобрения — в условных единицах (в пересчете на 100% питательных веществ), тракторы — в штуках и по мощности двигателя в лошадиных силах и т. п.

В то же время в каждой отрасли промышленности размер предприятий должен определяться оптимальными размерами производства, условиями транспортировки сырья и готовой продукции и рядом других факторов, связанных с размещением предприятия.

Известно, что объем выпускаемой продукции зависит от величины задействованных производственных ресурсов, т.е. от величины переменного и постоянного капитала. На предприятии объем выпуска продукции может быть увеличен за счет наиболее полного использования мощностей, в этом случае цель достаточно быстро достигается путем привлечения дополнительного количества переменного капитала. Если на предприятии отсутствует резерв производственных мощностей, то в этом случае увеличение выпуска продукции требует достаточно длительного времени и привлечения не только переменного, но и постоянного капитала. В первом случае экономический эффект достигается за счет снижения условно-постоянных затрат на единицу продукции.

Перейдем непосредственно к определению размера предприятия, который будет наиболее экономически эффективен.

Под оптимальными размерами производства в промышленности следует понимать такие, которые обеспечивают выполнение заключенных договоров и обязательств по производству продукции (выполнению работ) в установленные сроки с минимумом приведенных затрат и максимально возможной эффективностью.

Оптимальный размер проектируемого предприятия должен обеспечить минимум затрат или максимум прибыли, рассчитанных по формуле:

Тс + Ci + Е * Ki + Ti min,

где  Тс – затраты на доставку сырья и материалов;

Ti- удельные транспортные расходы по доставке готовой продукции потребителям при i-ом размере производства;

Ci – себестоимость единицы продукции при i-ом размере производства;

Ki - удельные капитальные вложения при i-ом размере производства;

Е - нормативный коэффициент эффективности капитальных вложений (норма дисконта, норма доходности).

Следует отметить, что если Ci и Ki при увеличении объёма производства имеют тенденцию к снижению, то Ti вследствие увеличения среднего радиуса поставки продукции потребителям возрастает.

Наибольшее снижение затрат происходит при установке более мощного и совершенного оборудования, т. е. за счет интенсификации производства. При простом увеличении количества одинаковых агрегатов затраты снижаются в основном за счет сокращения численности обслуживающего аппарата, централизации и специализации вспомогательных служб, лучшего использования производственных площадей и т. п. Однако следует иметь в виду, что резервы обслуживающего аппарата, вспомогательных служб, производственных площадей не безграничны, и при значительном увеличении размеров производства основной продукции приходится создавать новые подразделения обслуживающего характера, что при определенном уровне концентрации сводит рост преимущества концентрации на нет, вызывает увеличение затрат или снижение экономического эффекта от укрупнения предприятия.

Известен также графический метод определения оптимального размера предприятия, суть которого показана на рисунке 2.

Рисунок 2. Зависимость полных затрат на производство и реализацию продукции от объема производства

На рисунке 2 показана зависимость внутрипроизводственных затрат (А), внепроизводственных (В) и полных затрат (П=А+В) от объема выпускаемой продукции. Оптимальный размер предприятия достигается при минимуме полных затрат на выпуск продукции. На рисунке этот минимум обозначен точкой К.

В западной практике оптимальный размер предприятия определяется сопоставлением положительного и отрицательного эффекта масштабов производства. Вместо оптимального размера предприятия используется концепция минимального размера предприятия. Метод основан на определении наименьшего объема производства, при котором фирма может минимизировать свои долгосрочные средние издержки на единицу продукции. Графически данный метод изображен на рисунке 3.

Рисунок 3. Одна из возможных кривых зависимости долгосрочных средних издержек от объема производства

На рисунке 3 экономия издержек от роста масштабов производства достигается на участке АБ, затем до точки В издержки остаются постоянными, а на отрезке ВС они возрастают. Минимальный эффективный размер предприятия достигается на участке OV1, и он продолжается до точки V2, так как на участке V1—V2 фирма обеспечивает себе минимальные средние издержки. Участок кривой ВС характеризует рост средних издержек производства от увеличения объема производства, т.е. для фирмы наращивать объемы выпуска продукции больше V2 невыгодно.

Для использования этого метода определения оптимального размера предприятия необходимо на каждом предприятии определять кривую зависимости долгосрочных средних издержек от объема производства.

Кроме того, при экономическом обосновании оптимальных размеров транспортных предприятий должны приниматься во внимание следующие условия:

  •  общественная потребность в данном виде услуги;
  •  обеспечение выполнения требований научно-технического прогресса;
  •  повышение эффективности капитальных вложений;
  •  наиболее полное использование всех имеющихся ресурсов, снижение себестоимости и повышение рентабельности производства;
  •  организационные и экономические границы эффективного хозяйственного управления предприятиями.

Кроме определения оптимальных размеров предприятия, следует также с серьезностью отнестись к проблеме определения уровня концентрации производства, доведения этого уровня до оптимальных размеров.

По закону концентрации производства с удвоением объемов производства стоимость основных фондов возрастает лишь в полтора раза. Это следствие увеличения доли активной части основных фондов, эффекта агрегатной концентрации и увеличения масштабов производства.

Экономическая эффективность концентрации производства во многом обусловлена  снижением  фондоемкости,  а  это  обратная  величина  фондоотдачи:

Фе =

ОФ

=

1

ТП

Фо

В перерабатывающих отраслях чрезмерный рост размеров предприятии, несоразмерный с сырьевыми возможностями чреват недогрузкой основных фондов со всеми отрицательными последствиями, в том числе и по показателю фондоотдачи.

Оперативное реагирование на быстро меняющиеся запросы рынка, преодоление сезонности путем загрузки основных фондов и персонала производством продукции других отраслей приводит к увеличению выпуска продукции, позволяет полнее и эффективнее использовать производственный потенциал, а значит и повышает фондоотдачу.

Годовой экономический эффект от повышения уровня концентрации может быть определён следующими формулами:

Э = [(С1 + Е * К1 + Т1) - (С2+ Е *К2+ Т2 )]* В2

или:

Э = [(С1 + Т1) - (С2 + Т2 )]* В2 – Е * Кд

где С1 и С2 – себестоимость единицы продукции при низком и высоком уровнях концентрации.

К1 и К2 - удельные капитальные вложения при низком и высоком уровнях концентрации;

Кд - общий объём дополнительных затрат, направленных на повышение уровня концентрации;

Т1 и Т2 - удельные транспортные расходы по доставке продукции потребителям при низком и высоком уровне концентрации;

В2 - годовой объём производства продукции при высоком уровне концентрации.

Отраслевые особенности не позволяют установить единые для всех отраслей оптимальные размеры производств и предприятий. Оптимальные размеры предприятий не абсолютны по своей природе, а поэтому не могут устанавливаться вне времени и вне района размещения, так как они различны для разных периодов и экономических районов.

В каждой отрасли, изготовляющей определенную продукцию, концентрация производства зависит от конструктивно–технологических особенностей продукции. Например, в черной металлургии, электроэнергетике и некоторых других отраслях концентрации производства, а следовательно, и размеры предприятий зависят от размеров основных агрегатов, а также их количества, обеспечивающего комплексное использование всех факторов производства и управления; в машиностроении, текстильной, обувной отраслях размеры производства и концентрации предприятий определяются оптимальным сочетанием определенных комплексов машин и оборудования, форм организации в соответствии с особенностями технологии производства.

В отраслях добывающей промышленности на величину оптимальных размеров производств существенное влияние оказывают природные условия и объемы потребления полезных ископаемых. Исходя из запасов полезного ископаемого в месторождении, сроков службы поверхностных и подземных сооружений (карьеров, шахт и др.), объемов потребления определяются и объемы добычи, а значит, и размеры предприятий. Так, если запасы угля или руды в месторождении и сроки службы зданий и сооружений ограничены 30 годами, то размеры шахт или карьеров должны быть рассчитаны на ежегодную добычу 3—3,5% от общей величины извлекаемых достоверных запасов полезного ископаемого.

В отраслях обрабатывающей промышленности с непрерывным процессом производства (металлургия, химия, электроэнергетика, цементная, сахарная промышленность и др.) величина размерного ряда оптимальных мощностей определяется единичными мощностями современных агрегатов — от самых мелких до крупных и крупнейших, сооружаемых, как правило, в комплексе с другими агрегатами и обслуживающими хозяйствами. Оптимальные мощности отдельных цехов определяются исходя из единичных мощностей установленных агрегатов, а общая мощность предприятий — исходя из возможностей выпуска готовой (для данных предприятий) продукции.

В отраслях обрабатывающей промышленности с дискретным (прерывным) производством (машиностроение, деревообработка, обувная, текстильная промышленность) оптимальные размеры производства определяются исходя из рационального набора различных станков и оборудования, поточных и автоматических линий, обслуживающих хозяйств и других подразделений, необходимых для обеспечения выпуска продукции при минимальных затратах трудовых ресурсов.

Таким образом, при планировании и анализе процессов концентрации в промышленности обычно используют группировки объединений и предприятий по объему продукции (товарной, реализованной), численности рабочих или работающих, стоимости основных фондов, потреблению электроэнергии, среднему размеру предприятия в отрасли. Эти группировки можно использовать только при общем анализе концентрации производства. Для более детального анализа используются группировки по данным производства аналогичной продукции в натуральном или условно–натуральном исчислении.


1.3. УСЛОВИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ концентрации производствание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый

Концентрация производства и ее отдельные формы развиваются на основе совокупного влияния двух главных факторов: роста потребности в определенных видах продукции и технического прогресса в производстве. Поэтому на каждом этапе развития степень концентрации производства должна соответствовать размеру производства и производительности оборудования.

Очевидно, что размеры предприятия являются одним из главных условий возможного использования концентрации производства как организационной формы предприятия. Имеющиеся в крупном производстве условия для более целесообразного разделения труда внутри предприятия способствуют внедрению высокопроизводительного оборудования, прогрессивной технологии и организации производства.

Расходы по управлению на крупных предприятиях относительно меньше, чем на более мелких, так как они увеличиваются непропорционально росту масштабов производства.

В условиях крупного предприятия экономически оправдывается создание конструкторских бюро, лабораторий, опытных установок, необходимых для обеспечения технического прогресса, за счет которого затраты на эти цели при крупных масштабах производства окупаются в короткие сроки.

Экономический эффект концентрации заключается в улучшении технико-экономических показателей изготовления продукции в результате увеличения размеров производства и предприятий. Сосредоточение больших производственных мощностей, материальных и трудовых ресурсов на одном предприятии позволяет более эффективно и экономично использовать все основные элементы производства (оборудование, сырье и материалы, рабочую силу) и на этой основе повысить производительность труда и снизить себестоимость продукции. Крупные предприятия обеспечивают более высокую эффективность производства.

При необходимости использования концентрации производства необходимо экономически обосновать оптимальные размеры предприятия, а при этом должны приниматься во внимание следующие условия:

  •  общественная потребность в данном виде продукции; обеспечение выполнения требований научно-технического прогресса;
    •  повышение эффективности капитальных вложений;
    •  наиболее полное использование всех имеющихся ресурсов, снижение себестоимости продукции и повышение рентабельности производства;
    •  организационные и экономические границы эффективного хозяйственного управления предприятиями.

При внимательном рассмотрении этих моментов можно сделать вывод о том, что условия применения концентрации производства практически превращаются в преимущества крупных предприятий:

- возможность внедрения оборудования большой единичной мощности, что дает наибольший экономический эффект, проявляющийся в удешевлении единицы мощности, так как возрастание производительной способности оборудования сопровождается значительно меньшим ростом его стоимости;

- создание условий для повышения уровня заводской специализации, способствующее тем самым внедрению и лучшему использованию высокопроизводительного оборудования, более совершенной технологии, а также улучшению организации производства и труда;

- издержки предприятия в условиях крупного производства составляют значительно меньшую часть себестоимости единицы продукции, чем на мелком предприятии, следовательно, растут не пропорционально росту объема производства;

- более экономный расход сырья, материалов, топлива, что достигается сокращением расходных норм сырья и материалов на единицу продукции в результате применения более совершенной техники и более совершенных методов технологии производства. Кроме того, на крупных предприятиях создается возможность утилизации отходов и организации производства побочных продуктов;

- появление возможностей и экономической целесообразности непосредственного соединения науки с производством, т.е. создание научно-исследовательских лабораторий, мощных конструкторских и технологических бюро, опытных установок. Затраты на их содержание составляют небольшую долю в себестоимости изделий, но они содействуют научно-техническому прогрессу и росту эффективности общественного производства.

В результате концентрации крупных, технически высокооснащенных предприятий взаимоувязанных отраслей материального производства, а также высокоорганизованной сферы обслуживания (социальной инфраструктуры) создаются наиболее благоприятные условия, как для повышения экономической эффективности хозяйства, так и для решения на этой основе важных социальных задач.

На современном этапе концентрация производства проявляется не только в укрупнении отдельных предприятий, но и в широком распространении их отраслевых и территориальных комплексов, развитии производственных и научно-производственных систем крупного масштаба. Резко повышаются возможности широкого использования самых передовых достижений научно-технического прогресса и обеспечения на этой базе высокой экономической эффективности производства.

Увеличение размеров предприятий иногда вызывает дополнительные расходы, которые могут привести не к сокращению, а к увеличению затрат на производство. Крупные предприятия имеют не только преимущества, но и недостатки, которые следует учитывать при проектировании и создании предприятий такого масштаба.

К недостаткам крупных предприятий следует прежде всего отнести:

  •  увеличение транспортных расходов на подвоз сырья, материалов и комплектующих изделий к предприятию и отправку готовой продукции потребителям вследствие возрастания радиуса транспортировки;
  •  необходимость больших инвестиций на сооружение крупных предприятий и продолжительный срок их строительства;
  •  усложнение процесса управления с возрастанием масштабов предприятия;
  •  повышение нагрузки на природную среду со всеми вытекающими отсюда последствиями;
  •  нарушение принципа равномерного размещения промышленного производства и комплексного развития отдельных регионов страны;
  •  возможность монополизации производства и др. Концентрация на любом предприятии должна контролироваться с целью достижения минимальных затрат на выпуск продукции независимо от того, по каким формам развивается этот процесс, т.е. на предприятии должны стремиться к выпуску оптимального объема продукции.

Необходимо помнить, что чрезмерное укрупнение заводов и фабрик не всегда является целесообразным: существует граница, за пределами которой увеличение масштабов производства уже не вызывает улучшения экономических показателей. Ведь и на небольших специализированных предприятиях может быть сосредоточено и уникальное мелкосерийное производство.

Рациональная организация крупных предприятий облегчается, если какая–то часть работы перекладывается на другие узкоспециализированные производства, в том числе и небольшие. С освобождением крупных предприятий от несвойственных им функций (изготовления полуфабрикатов и деталей массового применения, выполнения ремонтных работ) повышается уровень их специализации и соответственно эффективность.

Глава 2. Концентрация производства на примере гостиницы «Москва»

Гостиница «Москва» расположен в центре города на набережной Невы рядом с Невским проспектом.

В здании отеля находится станция метро «Площадь Александра Невского». Прекрасное транспортное сообщение позволяет гостям за 15–20 минут добраться до главных исторических достопримечательностей Санкт-Петербурга: Дворцовой набережной, Эрмитажа, Адмиралтейства, Казанского собора, Русского музея

Концентрация производства  в этой гостинице представляет  рост числа крупных предприятий и сосредоточение на них всё большей части имеющихся в обществе средств производства, рабочей силы и продукции. Концентрация капитала и производства — закон капитализма. При капитализме условием Концентрация производства является концентрация капитала. Капиталист может расширять предприятие лишь по мере того, как в его руках скапливается всё больший капитал. Концентрация производства усиливает концентрацию и централизацию капитала. Крупные предприятия имеют преимущества перед мелкими, как в сфере производства, так и в сфере обращения, поэтому у их владельцев норма прибыли всегда выше, чем у мелких предпринимателей, и они обладают большей конкурентоспособностью. Между концентрацией капитала и Концентрация производства существует, сложная взаимосвязь.

Капиталовложения в расчёте на одного  в гостинице примерно в 10 раз больше, чем на неавтоматизированном. Владение результатами научно-исследовательских работ, способность обеспечивать изменение номенклатуры продукции, диктуемое спросом, стали одним из главных средств конкурентной борьбы. Экономические преимущества монополистических фирм возрастают. Мощным фактором Концентрация производства в гостинице «Москва» стало государственное стимулирование. Объединяющиеся компании получают специальные государственные субсидии и скидки по налогам.

 С концентрацией и централизацией капитала и производства всё более углубляются основное противоречие капитализма и весь комплекс характеризующих его противоречий. Складывается широкая антимонополистическая коалиция. Растут материальные предпосылки социализма, развиваются социально-политические условия новых социалистических революций. [2]

  2.1.  Основные принципы концентрации

Концентрация производства представляет собой объективный процесс сосредоточения средств  производства, рабочей силы и объема выпускаемой продукции на крупных предприятиях. Определяющим мотивом концентрации производства является увеличение объема получаемой прибыли. Для того чтобы постоянно увеличивать прибыль, предпринимателю приходится капитализировать часть получаемой прибавочной стоимости, превращать ее в добавочные средства производства и дополнительную рабочую силу. Это обусловливает рост отдельных предприятий и увеличение масштабов производства. Вместе с тем конкуренция и кредит порождают тенденцию к добровольному или принудительному объединению уже функционирующих капиталов. Таким образом, материальной основой концентрации производства служат концентрация и централизация капитала.

Концентрация капитала - это увеличение размеров капитала в результате накопления (капитализации) части прибавочной стоимости.

Накопление прибавочной стоимости увеличивает производительно используемый капитал,  как на отдельных предприятиях, так и в масштабе макроэкономики в целом. Концентрация капитала характеризуется следующими показателями: числом «работающих» на предприятии, производственной мощностью предприятия, количеством перерабатываемого сырья, объемом товарооборота, размером прибыли.

Развитие машинного производства, применение достижений науки и техники стали возможными лишь в условиях концентрации капитала и крупного производства. Мелкое товарное производство не может привести к высокой степени концентрации, хотя и подготавливает для этого необходимые условия. Особенно крупный толчок концентрации капитала дало развитие производства, которые требуют огромных единовременных инвестиций, например, строительство железных дорог.

Горизонтальная концентрация производства - это укрупнение предприятий и фирм в пределах определенной отрасли макроэкономики. Она представляла основную форму концентрации производства в эпоху свободной конкуренции, а также в первые десятилетия XX в.

Вертикальная концентрация производства - это процесс сосредоточения производства продукции и нескольких взаимосвязанных отраслей макроэкономики. Она получила широкое развитие в условиях научно-технической революции и не замыкается рамками комбинирования в рамках отрасли.

Современные монополии включают не только предприятия, поставляющие предметы труда, но и удовлетворяющие их потребности в оборудовании. Следует отнести к диверсификации производства, концентрацию сопряженных производств. Диверсификация (разнообразие) - это расширение номенклатуры товаров, производимых отдельными предприятиями и объединениями. Она связана с увеличением выпуска основной продукции, а также с организацией новых видов производства, проникновением в другие отрасли и сферы макроэкономики.

В результате диверсификации предприятия превращаются в многосторонние сложные комплексы, включающие различные фирмы и комбинаты, которые весьма отдаленно связаны с первоначальным видом деятельности. Диверсификация производства связана с диверсификацией инвестиций, расширением номенклатуры внутренней и внешней торговли.

Диверсификация облегчается акционерной формой предприятий. Крупные предприятия помещают свои капиталы в другие производства и отрасли экономики путем скупки акций компаний, производящих иные товары. Диверсификация вызывает слияние капиталов и образование фирм - конгломератов.

Конгломераты – это одна из форм объединений, возникшая в 60-х годах XX в. преимущественно в США. Конгломерационные слияния бывают двух типов: функциональные (объединяют фирмы, взаимосвязанные в процессе производства) и инвестиционные (объединяют фирмы без всякой производственной общности). К возникновению собственно конгломератов ведут слияния второго типа. Конгломераты отличаются рядом особенностей:

1) Они объединяют широкий круг фирм, между которыми отсутствует какая-либо связанность характера;

2) для них характерен высокий уровень децентрализации управления. Отделения конгломератов пользуются более широкой автономией, чем отделения диверсифицированных фирм.

3) Капитал конгломерата стремительно растет в результате слияний и в основном направляется на усиление контроля над уже существующими фирмами, а не на создание новых производственных мощностей;

4) Слияние фирм в конгломерат происходит вокруг или с участием банка. Фирмы в составе конгломерата скрепляют свои “империи” узами финансового и административного контроля;

5) конгломераты хорошо справляются с конкурентами, уменьшают риск убытков от конъюнктурных, структурных и циклических колебаний. Именно они пользуются, прежде всего, плодами научно-технической революции.

Концентрация производства на определенном уровне своего развития подводит к возникновению монополий. Внутренняя связь между концентрацией производства и образованием монополий состоит в следующем:

1) концентрация производства, достигнув высшей ступени развития, создает возможность возникновения монополий. Пока концентрация производства была еще сравнительно незначительной, возникновение монополистических объединений было невозможно. Многие тысячи разрозненных предприятий не могут прийти к соглашению друг с другом об установлении единых цен на товары, о размежевании рынков сбыта. Напротив, когда в каждой отрасли господствующее положение занимают несколько десятков крупнейших предприятий, то они могут договориться друг с другом и создать монополистическое объединение;

2) концентрация производства на высшей ступени своего развития обусловливает необходимость возникновения монополий. Конкуренция между крупными предприятиями имеет особенно разрушительный характер и чревата для них большими потерями. В целях ограничения конкуренции, установления высоких цен на товары и получения высокой прибыли крупным предпринимателям необходимо объединиться в монополистические союзы.

Промышленные монополии представляют собой укрупнённые предприятия или объединения крупных промышленных капиталов, сосредоточивающих значительную долю производства товаров и использующих свое положение для повышения цен и присвоения монопольно высокой прибыли.

Концентрация производства - главная причина образования монополий. Однако имеются и другие факторы, которые способствуют образованию монополий. К ним следует отнести:

1) протекционистскую таможенную политику государства. Она преграждает иностранным конкурентам доступ на внутренний рынок и тем самым содействует возникновению монополий;

2) финансовую политику и деятельность банков. Банки способствуют ускоренному росту промышленных монополий.

Однако первопричину монополий нельзя усматривать ни в политике банков, ни в политике государства. Причина образования монополий находится в сфере производства.[3]

2.  Стратегия концентрации

Концентрирование начинается с выбора рыночной ниши, характеризующейся определенными требованиями и предпочтениями покупателей. Ниша может быть выделена в силу географического положения, особых требований к использованию продукции или в силу специфических свойств продукции, удовлетворяющих потребителей ниши. Основой для успешной конкурентной борьбы при применении стратегии концентрирования в обслуживании ниши являются либо меньшие, чем у конкурентов издержки, либо способность предложить потребителям ниши нечто отличное от продукции конкурентов. Успех стратегии концентрирования, основанной на сниженных издержках зависит от наличия целевого сегмента рынка, потребности которого можно удовлетворить с меньшими затратами по сравнению с остальной частью рынка. Успех стратегии концентрирования, основанной на дифференцировании, зависит от наличия целевого сегмента рынка, требующего, чтобы продукция обладала какими-то особыми качествами.

Стратегия концентрирования очень широко применяется для существенного снижения затрат. Брокерские конторы, продающие товар со скидкой, снизили свои затраты путем концентрирования на клиентах, заинтересованных главным образом в купле-продаже и не желающих пользоваться такими услугами, как исследование капиталовложений, консультация по инвестициям и другими финансовыми услугами, предлагаемыми фирмами с полным набором услуг. Выгодно снизить затраты, применяя стратегию концентрирования удается в случае, если фирма находит пути значительного снижения затрат, ограничивая свою клиентурную базу строго определенным сегментом покупателей.

Сегменты рынка, благоприятные для использования стратегии концентрирования, должны обладать одной или несколькими из перечисленных ниже характеристик:

Сегмент достаточно велик для извлечения прибыли.

Сегмент обладает высоким потенциалом для развития.

Сегмент не принесет успеха большинству конкурентов.

Фирма, концентрирующаяся на сегменте, обладает квалификацией и ресурсами, необходимыми для эффективного обслуживания сегмента.

Фирма, концентрирующаяся на сегменте, может защитить себя от конкурентов за счет установившихся хороших отношений с клиентами и лучших возможностей обслуживания покупателей в сегменте.

Применение особых методов концентрирования при обслуживании целевой рыночной ниши является основой защиты от пяти конкурирующих сил. Конкуренты не обладают равными возможностями обслуживания целевой клиентуры фирмы, применяющей стратегию концентрирования. Особые приемы фирмы, применяющей стратегию концентрирования, дают ей преимущество в конкуренции, препятствующее внедрению в ее рыночную нишу. Ее особые приемы являются также препятствием для тех, кто желает заменить ее. В какой-то степени не заключение  деловых сделок влиятельными клиентами зависит от их нежелания начинать иметь дела с фирмами, обладающими меньшими возможностями для удовлетворения их нужд.

Концентрирование действует хорошо, если:

1.Обслуживание целевой рыночной ниши требует значительных затрат и усилий от большой масс конкурентов.

2.Когда ни один конкурент не пытается специализироваться в обслуживании той же самой целевой рыночной ниши.

3.Когда ресурсы фирмы не позволяют ей успешно обслуживать обширный сегмент рынка.

4.Когда промышленные отрасли (сегменты) имеют большие различия в размерах, уровне развития, доходности и интенсивности пяти конкурирующих сил, делающих некоторые сегменты более притягательными, чем другие.

Использование стратегии концентрирования иногда сопряжено с риском. Допускается, во-первых, возможность, что широкие массы конкурентов найдут эффективные пути и смогут противопоставить себя концентрирующейся фирме в обслуживании узкого целевого рынка. Во втором случае имеется возможность, что нужды и предпочтения покупателей ниши будут постепенно сдвигаться в сторону таких качеств продукции, которых требует рынок в целом; такое стирание различий между покупателями разных сегментов открывает двери самым разным конкурентам для вторжения в целевой рынок концентрирующейся на нем фирмы. В  случае привлекательность сегмента становится такой очевидной, что сегмент наводняется конкурентами, и прибыли делятся между многими фирмами. Прежде чем вы осознаете это, не чувствительные к ценам денежные потребители будут иметь для выбора огромное количество фирм, положив тем самым конец вашей возможности устанавливать более высокую цену. многих русских предпочтительнее, чем само желание соблюдать его.

и современные теории права сегодня называется "философией права". По крайней мере, что право - это лишь один из социальных регуляторов общественной жизни, когда эта жизнь есть. Ни дать жизнь человеку и обществу, ни обеспечить жизнь, ее эффективность и развитие собственно право не в состоянии. Поэтому, как справедливо писал в свое время С.Л. Франк: "Философия права  по основному, традиционно-типическому ее содержанию, есть познание общественного идеала, уяснение того, каким должен быть благой, разумный, справедливый

Помимо ценового давления налогов существует и другая проблема, связанная с уровнем издержек. Перенос интереса с широкого рынка на ограниченный сегмент обычно означает резкое сокращение объемов производства. Это может привести к чрезвычайно высокой себестоимости единицы продукции, если вы не сократили накладные расходы, которые должны соответствовать более низкому объему выпуска продукции, что определяется более узкой потребительской базой. Таким образом, вы можете закончить свою деятельность. Испытывая давление и со стороны цен, и со стороны издержек.[4]

2.3   Стратегия низких издержек

Гостиница «Москва» имеют на вооружении поистине фантастически проработанные все мыслимые и немыслимые способы завоевания рыночного преимущества. В этом смысле, и существует большая конкуренция у гостиницы . Однако, отбрасывая все нюансы, можно выделить три основных стратегических подхода к ведению конкурентной борьбы с другими гостиничными предприятиями:

1.Стремление иметь самые низкие в отрасли издержки производства.

2.Поиск путей дифференциации производимой продукции от продукции конкурентов (стратегия дифференциации).

3. Фокусирование на узкой части, а не на всем рынке (стратегия фокуса, или ниши).

4. Стремление стать самой известной гостиницей в Москве.

Побудительным мотивом иметь самые низкие в отрасли издержки производства является наличие на рынке большого числа чувствительных к цене покупателей. Идея состоит в завоевании устойчивого преимущества над конкурентами в области издержек производства и использовании его в качестве основы для демпинга цен и увеличения доли рынка, либо получения более высокой нормы прибыли при продаже товаров по сложившимся рыночным ценам. Преимущество в области издержек производства может вылиться в более высокую рентабельность производства только тогда, когда оно не расточается на подрезание цены конкурентов с целью соответствующего увеличения объема продаж. Завоевание ведущей позиции в области издержек производства означает превращение задачи снижения затрат в лейтмотив генеральной стратегии фирмы - хотя это вовсе не умаляет значения других факторов успеха.

Чтобы обладать преимуществом в области издержек производства,  гостиницадолжна достичь самого низкого уровня суммарных издержек производства. Существует два основных способа завоевания конкурентного преимущества в этой области:

1.Целенаправленная работа по снижению затрат и увеличению эффективности производства; многих

2.Пересмотр полной структуры затрат и отказ от наиболее дорогостоящих и наименее эффективных технологических операций.

Оба подхода следует осуществлять одновременно гостиничные предприятия  с низкими издержками производства стараются использовать любую представившуюся возможность снижения затрат. Их деятельность вписывается в рамки особой административной культуры: спартанское оборудование, скудные чаевые, невысокие премии управляющим, нетерпимость к отходам, скрупулезный просмотр бюджета организации, внедрение системы широкого участия служащих в деле снижения издержек производства. Но даже будучи крайне бережливыми в расходовании средств,  гостиницы не скупятся на вложение капитала в ресурсосберегающие технологии.

Таким образом, если гостиница «Москва», претендующая на роль производителя с низкими издержками производства, должна тщательно проанализировать каждый этап приращения затрат.

Затем ей следует использовать все полученные знания о причинах увеличения затрат и творчески подойти к поискам путей их снижения. Везде, где это, возможно, следует отказаться от производственных операций, выполнение которых приводит к резкому увеличению затрат. В результате осуществления подобного рода мероприятий компания может достичь громадных успехов в снижении издержек производства.

Место гостиницы с низкими издержками производства в отрасли сулит защиту от действия пяти сил конкуренции:

1. Относительно конкурентов,  гостиница с низкими издержками производства находится в наиболее выгодных условиях ведения ценовой конкуренции, защиты от войны цен, использования преимущества более низкой продажной цены в качестве орудия захвата рынка соперников, получения прибыли выше среднего уровня (благодаря более высокой рентабельности или большему объему продаж) на рынках, где преобладает ценовая конкуренция.

2.Относительно покупателей, гостиница с низкими издержками производства отрасли защищена от действия сильных клиентов, поскольку покупатели едва ли способны сбить цену до уровня выживания следующих в табеле о рангах продавцов;

3.Относительно поставщиков,  гостиница с низкими издержками производства в большей степени, чем конкуренты, защищен от действий мощных поставщиков, если высокая эффективность его собственного производства - главный источник преимущества в области издержек производства;

4.Относительно потенциальных новичков, ьёгостиница с низкими издержками производства может применить тактику снижения цены с целью усложнения процесса завоевания клиентов новыми конкурентами, ценовая мощь производителя с низкими издержками действует в качестве барьера на пути потенциальных новичков;

5.Относительно продуктов-заменителей, производитель с низкими издержками производства находится в более выгодных условиях, чем конкуренты, поскольку использует низкую цену против попыток проникновения продуктов-заменителей на рынок.

Как только ценовая конкуренция становится главным фактором борьбы на рынке, фирмы, характеризующиеся относительно низкими издержками производства, имеют существенное преимущество в привлечении покупателей, чье решение о покупке основывается главным образом на величине цен.

Стратегия конкуренции, направленная на завоевание руководящей роли в области издержек производства, особенно эффективна в следующих случаях:

1.Ценовая конкуренция среди продавцов - главная сила конкуренции.

2.Производимый в отрасли продукт - в основном стандартный, его легко приобрести у широкого круга продавцов (условия, стимулирующее покупателей производить покупки по более низким ценам).

3.Очень мало возможностей дифференциации продукции или, другими словами, покупателей мало волнует различие торговых марок.

4.Подавляющее число покупателей использует продукт одним и тем же образом, в результате формируется стандартный набор требований покупателя к данному виду продукции.

5.Покупателям практически ничего не стоит переключиться от одного продавца к другому; это повышает гибкость поведения покупателей, способствует покупке ими продукции по наиболее низким ценам.

6.Покупатели в основном, крупные и обладают значительно

покупательной способностью.

Итак, направление подавляющей величины капиталовложений на снижение издержек производства может замкнуть гостиницу «Москва» на существующей технологии и стратегии, ослабляя ее «иммунитет» к новым высоким технологиям и растущему потребительскому интересу к чему-то отличному от низкой цены.[5] 

 

Заключение

В результате проведенного исследования сделаем следующие выводы.

Развитие концентрации как формы общественной организации производства является важным условием повышения эффективности производства и его хозяйственной устойчивости. Эффективность и хозяйственная устойчивость возрастают при концентрации производства в связи с расширяющимися возможностями маневра материальными, финансовыми и трудовыми ресурсами; их более рациональным использованием; меньшей зависимостью от внешних факторов. Экономический эффект концентрации заключается в улучшении технико-экономических показателей изготовления продукции в результате увеличения размеров производства и предприятий.

Нельзя забывать, что чрезмерное укрупнение производства не является целесообразным с народнохозяйственной точки зрения. Существует граница, за пределами которой увеличение масштабов производства уже не вызывает улучшения экономических показателей.

Сосредоточение больших производственных мощностей, материальных и трудовых ресурсов на одном предприятии позволяет более эффективно и экономично использовать все основные элементы производства: оборудование, сырье и материалы, рабочую силу – и на этой основе повысить производительность труда и снизить себестоимость продукции.

Концентрация производства создает благоприятные организационные условия для быстрого освоения современных технологий и переключения на новую номенклатуру, тем самым выводя предприятие на необходимый уровень конкурентоспособности.


Список использованных источников

  1.  Нехорошева Л.Н., Антонова Н.Б., Гринцевич Л.В. и др. Экономика предприятия: учебное пособие. – Минск: БГЭУ, 2008.
  2.  Лисицын Н.А., Висюлин Ф.П. и др. Экономика, организация и планирование промышленного производства. Учебное пособие для вузов. – Минск, 1990.
  3.  Сергеева И.В. Экономика предприятия. Учебное пособие. – Москва, 2000.
  4.  Аврашков Л.Я., Адамчук В.В., Антонова О.В. и др. Экономика предприятия. Учебник для вузов. – Москва, 1998.
  5.  Головачев А.С., Головачева И.В., Оноприенко Р.К. и др. Экономика предприятия: учебное пособие для студентов вузов. – Минск, 2000.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
15863. Экономическая эффективность производства продукта творожного «Десерт» с различными наполнителями 83.87 KB
  Технология производства продукта творожного Десерт. Качественная оценка продукта творожного Десерт. Пищевая и биологическая ценность творога в значительной мере определяется сырьем и основными материалами используемыми для его производства – молоком молочными продуктами заквасками и различными пищевыми наполнителями и добавками.
20407. Экономическая эффективность производства продукции зерновых культур» по материалам ООО «Колос» Красноармейского района 35.95 KB
  Растениеводство – одна из основных отраслей сельскохозяйственного производства. Уровень его развития существенно влияет на удовлетворение потребностей, а также сказывается на состоянии животноводства. Обобщающим результатом производственной деятельности предприятий выступает валовая продукция сельского хозяйства. Она представляет собой общее количество производственной за определённый период сельскохозяйственной продукции.
757. Экономическая эффективность производства молока и пути ее повышения в современных условиях» на примере СПК им Н.К. Крупской Мелекесского района Ульяновской области 50.8 KB
  Сущность эффективности и система показателей эффективности производства молока. Факторы и пути повышения эффективности производства молока. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОИЗВОДСТВА МОЛОКА В УСЛОВИЯХ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ.
15010. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ. ПОНЯТИЕ, ИЗМЕРЕНИЕ 37.57 KB
  Понятие экономической эффективности. Проблемы обеспечения экономической эффективности. Пути повышения экономической эффективности. Так как целью любой науки является прогресс экономика тоже должна стремиться к повышению эффективности.
14427. Экономическая эффективность организации ООО «Забвение» 34.12 KB
  Кроме этого учитываются следующие показатели: стоимость помещения 2 040 192 руб.; расходы на рекламу и транспортные расходы составляют 59 400 руб.; материальные расходы на производство – 26 400 руб.; годовые затраты на электроэнергию для технологических целей – 831 626 руб.
2407. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ПРИРОДЫ. ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ 8.57 KB
  ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ Необходимость определения экономической ценности природы Важным направлением в улучшении охраны природы и использования природных ресурсов является определение адекватной цены и или экономической оценки природных ресурсов и природных услуг. К сожалению как централизованно планируемая так и рыночная экономика оказались неспособны оценить реальное значение чистой окружающей среды природных ресурсов установить их адекватную цену.
4912. Экономическая эффективность внедрения новых технологий 42.75 KB
  Виды эффектов НТП Экономический Ресурсный Технический Информационный Социальный Положительный Отрицательный Ускорение НТП на предприятии Материализация направлений НТП на предприятии Влияние ускорения НТП на технический и организационный уровень производства Технический эффект Ресурсный эффект Экономический эффект Социальный эффект Информационный эффект...
21015. Экономическая эффективность внедрения инновационных 4-осных цистерн 629.93 KB
  Базовый: проектируемый: Динамическая нагрузка вагона т ваг.: где - доля каждого груза в общем объеме перевозок в исследуемых цистернах; – дальность перевозки принимаем базовый: проектируемый: Погонная нагрузка брутто т м: где Т – тара вагона т; - длина вагона по осям сцепления м. базовый: проектируемый: Погонная нагрузка нетто т м: базовый: проектируемый: Масса брутто т: где – длина приемо-отправочных путей принимаем 50 м – длина станционных путей для установки локомотива. базовый:...
20094. СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ НА ПРИМЕРЕ ИННОВАЦИОННО - ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЕКТА 31.64 KB
  Технические и экономические аспекты эффективности характеризуют развитие основных факторов произвоства и результативность их использования. Главным критерием социально-экономической эффективности является степень удовлетворения конечных потребностей общества и прежде всего потребностей связанных с развитием человеческой личности. Основой такой эффективности служит оптимальное распределение имеющихся у общества ресурсов между отраслями секторами и сферами национальной...
18494. Экономическая эффективность проведения сертификационных испытаний зерна пшеницы 499.37 KB
  Теоретические аспекты подтверждения соответствия зерна в Республике Казахстан. Нормативно-правовое регулирование подтверждения соответствия зерна в Республике Казахстан. Правила и процедуры подтверждения соответствия зерна. Экспертиза качества зерна.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.