Применение насилия в отношении представителя власти как разновидность преступлений против порядка управления

Помимо этих ветвей власти признается и гарантируется местное самоуправление ст. Эффективная отвечающая современным требованиям деятельность органов власти и местного самоуправления является залогом соблюдения прав и интересов граждан успешного решения задач стоящих перед обществом. Под порядком управления в уголовно-правовом смысле понимается совокупность правил закрепляющих и регулирующих устройство и компетенцию органов власти и управления и общественных организаций а также их отношения с гражданами.

2015-10-24

37.5 KB

22 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


32

PAGE  2

СОДЕРЖАНИЕ

[1]
ВВЕДЕНИЕ

[2]
ГЛАВА 1 Общая характеристика преступлений против порядка управления

[3]
ГЛАВА 2 Понятие и общая характеристика насильственной преступности

[4]
ГЛАВА 3 Применение насилия в отношении представителя власти как разновидность преступлений против порядка управления

[5]
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[6]
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Помимо этих ветвей власти, признается и гарантируется местное самоуправление (ст. 10–12 Конституции РФ)1. Эффективная, отвечающая современным требованиям деятельность органов власти и местного самоуправления является залогом соблюдения прав и интересов граждан, успешного решения задач, стоящих перед обществом.

Уголовный закон ставит под охрану порядок управления. Под порядком управления в уголовно-правовом смысле понимается совокупность правил, закрепляющих и регулирующих устройство и компетенцию органов власти и управления и общественных организаций, а также их отношения с гражданами2. 

Нормы, предусматривающие ответственность за нарушение нормальной деятельности органов власти и местного самоуправления, сосредоточены в гл. 32 УК. Устанавливая суровые меры ответственности за посягательства на порядок управления, законодатель тем самым стремится обеспечить властным отношениям, складывающимся между управляющими субъектами (должностными лицами, органами управления) и управляемыми (гражданами и организациями), режим наибольшего благоприятствования в целях их нормальной реализации.

Одной из основных задач правового государства является защита прав и свобод граждан, в осуществлении которой особая роль принадлежит представителям власти, поскольку через их деятельность государство реализует свои функции. Представители власти, наделенные большими полномочиями, выполняют важные функции в обеспечении правопорядка. Однако на различных этапах развития общества существуют лица, которые по тем или иным причинам стремятся препятствовать законному исполнению представителями власти их должностных обязанностей и полномочий. Изучение специфики преступной деятельности таких лиц необходимо для того, чтобы можно было разработать рекомендации по эффективному и адекватному реагированию правоохранительных органов на противоправную деятельность в отношении представителей власти.

Более того, анализ уголовных дел, возбужденных по факту насилия в отношении представителей власти, дает возможность выявить закономерности этой преступной деятельности и создать эффективные средства борьбы с данными преступлениями.

Преступления, посягающие на представителей власти и лиц, осуществляющих правоохранительную деятельность, всегда имеют большой общественный резонанс. Каждое подобное посягательство является для общества сигналом о том, что противостояние государства и криминала достигло своего крайнего предела, дошло до черты жесткого противостояния.

Рост количества насильственных деяний и низкая их раскрываемость свидетельствуют о создании реальной угрозы стабильности в обществе и государстве. В подобной обстановке важная роль отводится повышению авторитета органов государственной власти, нормальному их функционированию, законной деятельности уполномоченных лиц государственных органов управления, жизнь, здоровье и физическая свобода которых подвергается опасности в связи с исполнением ими должностных обязанностей.

В связи с указанными обстоятельствами государство применяет комплекс мер по предупреждению рассматриваемых видов преступлений, среди которых важное значение имеют уголовно-правовые средства борьбы с преступными посягательствами на представителей власти в связи с исполнением ими должностных обязанностей.

Целью данной курсовой работы является комплексное изучение состава преступления, закрепленного в статье 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти».

Достижению поставленной цели способствовало решение следующих основных задач: рассмотреть общую характеристику преступлений против порядка управления; раскрыть содержание понятия и исследовать общую характеристику насильственной преступности; изучить применение насилия в отношении представителя власти как разновидность преступлений против порядка управления.

Объектом исследования выступают проблемы уголовно-правового регулирования ответственности за насильственные преступления в отношении представителей власти в связи с исполнением ими возложенных на них законом должностных обязанностей в области государственного управления.

Предметом исследования являются: государственная управленческая деятельность представителей власти; действующие уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за насильственные преступные посягательства на управленческую деятельность органов государственной власти и их уполномоченных представителей в связи с исполнением ими должностных обязанностей, а также за смежные преступления; нормы действующего российского законодательства, определяющие компетенцию органов государственной власти и их представителей в связи с осуществлением ими служебной деятельности в различных сферах государственного управления.

В работе использованы следующие методы: метод диалектической логики (при выделении признаков по результатам изучения определений), сравнительный метод, исторический метод, метод формально-юридического анализа, а также логические, социологические и др.

Теоретическая и нормативная база исследования представлена в списке использованных источников и включает в себя научные труды ученых-правоведов, в области уголовного права, а также федеральные законы РФ и комментарии к данным законам.

Структура курсовой работы обусловлена её целями и задачами и состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.


ГЛАВА 1 Общая характеристика преступлений против порядка управления 

Деятельность представителей власти является одним из важнейших факторов стабилизации общества. Любое общество не может существовать без специального аппарата управления, характеризующегося выполнением особых функций. В целях обеспечения правопорядка государство наделяет своих представителей определенными полномочиями, основанными на принципе подчинения граждан их законным распоряжениям. Четкая и слаженная деятельность аппарата государственного управления во многом зависит от уровня правового обеспечения.

Общественная опасность преступлений против порядка управления в целом состоит в том, что любое из них не только подрывает авторитет государственной власти, но и, самое главное, нарушает нормальную деятельность органов управления, препятствует их работе, приводит к дезорганизации отношений управления, создает атмосферу неуверенности и страха, вызванную опасением представителей власти за свою жизнь, а также за жизнь и здоровье близких.

Работа государственных органов управления регулируется нормами конституционного, административного, финансового, трудового, гражданского и других отраслей права. Посредством уголовного права охраняются наиболее ценные отношения, возникающие в связи с осуществлением управленческой деятельности государственного аппарата. Посягательства на нормальную деятельность органов законодательной и исполнительной власти препятствуют выполнению их функций, причиняют значительный вред порядку управления. Наиболее опасные посягательства такого рода законодатель относит к уголовно-противоправным деяниям.

Так, сравнительный анализ законодательной базы позволяет утверждать, что на всем протяжении истории развития уголовного законодательства определение объекта преступлений против порядка управления представляло собой определенную сложность ввиду того, что в разные годы в соответствующие главы и разделы УК (1922, 1926, 1960, 1996 гг.) включались во многом разнородные преступления. Главы и разделы о преступлениях против порядка управления играли роль своеобразного «запасника». В эту главу помещались нормы, в которых объекты преступных посягательств первоначально однозначно не были определены законодателем, и поэтому точное место этих норм в системе Особенной части УК не было найдено. С течением времени юридическая природа этих преступлений становилась более понятной, уточнялся круг общественных отношений, которым причинялся вред при совершении этих преступлений, и в законодательство вносились соответствующие коррективы. Следует сказать, что в действующем УК РФ эта тенденция не совсем предопределена.

Под порядком управления в уголовно-правовом смысле, по мнению отдельных советских ученых, понималась совокупность правил, закрепляющих и регулирующих устройство и компетенцию органов власти и управления и общественных организаций, а также их отношения с гражданами.

Таким образом, анализ преступлений, включенных в главу 32 УК РФ, в сравнении с УК РСФСР 1960 г. показывает следующее:

- к преступлениям против порядка управления отнесены некоторые деяния, которые по УК 1960 г. считались иными государственными преступлениями;

- деяния, которые были предусмотрены ст. 184.1 УК 1960 г., в УК РФ предусмотрены двумя статьями. Одна из них - ст. 320 - входит в гл. 32 УК РФ, а другая - ст. 311 - относится к преступлениям против правосудия (гл. 31 УК РФ);

- деяние, предусмотренное ст. 159.1 УК РСФСР 1960 г. гл. 6 «Хозяйственные преступления», вошло составной частью в объективную сторону ст. 327.1 УК РФ;

- преступление, которое было предусмотрено ст. 194 УК 1960 г., по своим основным чертам схоже с преступлением, связанным с присвоением полномочий должностного лица, предусмотренным ст. 288 УК РФ (гл. 30);

- преступление, которое было предусмотрено ст. 191.3 УК 1960 г., по своим основным чертам схоже с преступлением, предусмотренным ч. 2 ст. 294 УК РФ (гл. 31);

- были декриминализированы многие деяния, относившиеся к преступлениям против порядка управления (ст. 197, 205, 205.1 и др.), и, наоборот, были криминализированы деяния, ныне предусмотренные ст. 322.1, 326, 327.1 УК РФ3.

Большинство определений преступлений против порядка управления и их объекта в современной литературе не отличаются особой новизной по сравнению с теми, которые сформулированы в советское время, за исключением того, что в них появилось указание на органы местного самоуправления.

Родовым объектом преступлений против порядка управления, как правило, признаются:

1) общественные отношения, обеспечивающие государственную власть, т.е. политическую публичную суверенную власть, управляющую обществом в стране, осуществляемую специальными органами (государственный аппарат);

2) общественные отношения, обеспечивающие установленный законами РФ и основанными на них нормативными актами порядок государственного и местного управления, в том числе относящийся к функционированию органов государственной власти и местного самоуправления, государственых и муниципальных учреждений, символов государственной власти, а также к удостоверению и реализации прав и законных интересов физических и юридических лиц.

Ключевым моментом в понимании сути анализируемых преступлений является определение четких границ управления вообще и государственного управления в частности. Управление представляет собой отношение в человеческой жизнедеятельности, как правило, вертикальное по характеру и связанное с наличием у вышестоящей стороны способности властно выражать и осуществлять свою роль. Сущность управления заключается в том, что оно от одних субъектов (субъектов власти) направляется к другим (управляемым субъектам) и таким образом отпочковывается от любой управленческой деятельности, превращается в отношение, а через него - в корригирующую деятельность тех, кому адресуется соответствующее воздействие. В связи со сказанным очевидно, что правовые аспекты принципиальны для управления, их незнание или игнорирование зачастую превращает управленческие решения и действия в ничтожные.

Под порядком управления в уголовно-правовом смысле предлагается понимать совокупность правил, закрепляющих и регулирующих устройство и компетенцию органов власти и управления и общественных организаций, а также их отношения с гражданами.

К преступлениям против порядка управления относятся деяния, посягающие на нормальную деятельность органов государственного управления и сопряженные с совершением насильственных действий над должностными лицами или препятствующие их деятельности.

Преступления против порядка управления - это общественно опасные деяния, посягающие на правильную деятельность государственного аппарата и органов местного самоуправления и сопряженные с совершением насильственных действий над должностными лицами или представителями органов управления, препятствием их деятельности, неповиновением законам или иными действиями, которые могут нарушить нормальную работу государственных органов, причинить вред их авторитету, нарушить права и интересы граждан. Нормы, предусматривающие ответственность за преступления против порядка управления, включены в гл. 32 УК РФ4.

Видовым объектом данной группы преступлений является нормальная управленческая деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления. Непосредственным объектом конкретных составов преступлений выступают отдельные виды управленческой деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления (например,  деятельность  по  охране  общественного  порядка и обеспечению общественной безопасности - ст. 317 УК; деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества - ст. 321 УК). В ряде составов преступлений присутствует дополнительный непосредственный объект: жизнь сотрудника правоохранительного органа,  военнослужащего и  их близких (ст. 317 УК); здоровье, честь и достоинство представителя власти и его близких (ст. 318, 319 УК РФ); здоровье сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей и их близких, а также осужденных к наказаниям, связанным с изоляцией от общества (ст. 321 УК РФ), и др.

Потерпевший в некоторых составах преступлений является обязательным признаком (например, сотрудник правоохранительного органа, военнослужащий, их близкие - ст. 317 УК РФ; представитель власти и его близкие - ст. 318, 319 УК; должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа и их близкие - ст. 320 УК РФ).

Предмет преступлений, ответственность за которые предусмотрена в ст. 323, 324-327¹, 329 УК, представляет собой обязательный признак состава преступления. В качестве такового могут выступать: пограничные знаки, официальные документы, государственные награды, штампы, печати, бланки, идентификационные номера транспортного средства и его частей, марки акцизного сбора, специальные марки.

Объективная сторона составов преступлений выражается, как правило, в форме действия. Активное преступное поведение имеет место, например, в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК), применении насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК), его оскорблении (ст. 319 УК). Уклонение от прохождения военной или альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК) может осуществляться в форме как действия, так и бездействия. По законодательной конструкции составы преступлений, как правило, являются «формальными». Преступления окончены (составами) в момент осуществления соответствующих общественно опасных действий или бездействия независимо от наступления материальных общественно опасных последствий.

«Материальную» конструкцию имеют составы преступлений, предусмотренные ч. 2 ст. 320, ч. 2 ст. 323, ч. 2, 3 ст. 325 УК. Преступления окончены (составами) в момент наступления соответствующего материального общественно опасного последствия.

Составы преступлений, отраженные в ч. 2 ст. 318, ч. 3 ст. 321, ч. 2 ст. 322, ч. 1 ст. 323, ч. 1 ст. 325, ст. 326, 330 УК, - «формально-материальные». Преступления окончены (составами) либо в момент наступления материального общественно опасного последствия (в частности, причинения вреда здоровью человека, нанесения имущественного ущерба собственнику), либо в момент наступления нематериального общественно опасного последствия (например, причинения морального вреда потерпевшему, нанесения вреда деловой репутации организации).

Распространено суждение о том, что закрепленный в ст. 317 УК состав преступления по законодательной конструкции является «усеченным». Однако некоторые сомнения на сей счет вносит охватываемая диспозицией статьи альтернативная покушению на жизнь возможность причинения потерпевшему лицу смерти. По-видимому, состав посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа сконструирован по типу «формально-материальных». Преступление окончено (составом) в момент покушения на жизнь или наступления смерти потерпевшего.

Субъект преступных посягательств, как правило, общий, т.е. физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста.

Специальные субъекты определены в ст. 320, ч. 3 ст. 321, ч. 2 ст. 322, ч. 2 ст. 322', ч. 2 ст. 326, ст. 328 УК. Ими могут быть: лицо, которому доверены сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа, а также его близких (ст. 320 УК), участник группы лиц по предварительному сговору или организованной преступной группы (ч. 3 ст. 321, ч. 2 ст. 322, ч. 2 ст. 3221, ч. 2 ст. 326 УК), призывник на военную службу или гражданин, проходящий альтернативную гражданскую службу.

Субъективная сторона составов преступлений характеризуется виной в форме умысла, как правило, прямого. На квалификацию деяния, как преступления могут повлиять цели, мотивы противоправного поведения лица (см. ст. 317, 320, 321, ч. 2 ст. 3221, 323, 325-3271 УК).

В зависимости от непосредственного объекта преступления против порядка управления можно классифицировать на следующие группы:

1) преступления, посягающие на нормальную управленческую деятельность представителей власти, сотрудников право-охранительных и контролирующих органов, а также сотрудников мест лишения свободы или содержания под  стражей (ст. 317-321 УК);

2) преступления, посягающие на неприкосновенность Государственной границы РФ (ст. 322-323 УК);

3) преступления, посягающие на порядок обращения официальных документов и государственных наград (ст. 324-327¹);

4) преступление, посягающее на порядок призыва на военную и альтернативную гражданскую службу (ст. 328 УК);

5) преступление, посягающее на авторитет Государственного герба и Государственного флага РФ (ст. 329 УК);

6) преступление, посягающее на порядок осуществления споров о праве (ст. 330 УК)5.

Таким образом, несмотря на то, что преступления против порядка управления довольно давно выделены в уголовном законодательстве в отдельную группу, круг составов относимых законодателем к числу соответствующих преступлений по-прежнему не неоднороден. И как мы можем видеть выше, данные составы преступлений в значительной мере различаются по своим субъективным и объективным характеристикам. Также не все характеристики составов преступлений  данной группы понимаются правоприменителем однозначно.


ГЛАВА 2 Понятие и общая характеристика насильственной преступности

Прежде чем рассматривать проблемы собственно насильственной преступности, коротко остановимся на основных связанных с ней понятиях, имеющих общетеоретическое и междисциплинарное значение.

Насилие - это физическое или психическое воздействие на человека, нанесение ему вреда ради собственных интересов или такое воздействие, при котором возможное нанесение вреда игнорируется. Насилие равнозначно агрессии, и по своему нравственному содержанию оно является нейтральным, поскольку может быть использовано и для позитивных, и для негативных целей, ради злых дел, жестоких поступков. Агрессия является характерной чертой многих видов общественно полезной деятельности, например без нее невозможно представить себе военную профессию или отдельные виды спорта. В ряде случаев закон прямо поощряет применение агрессии и предусматривает исключение уголовной ответственности даже в том случае, если в результате ее применения наступила смерть человека. Поэтому, можно сказать, в зависимости от характера и направленности насилие может быть поощряемо или наказуемо.

Одним словом, без агрессии человечество трудно себе представить. Очень часто его продвижение вперед обеспечивалось именно посредством агрессии.

Агрессия может быть реализована с помощью физической силы или носить психический характер, когда угрожают чем-то; она может быть представлена в виде реальных действий или присутствовать в сновидениях, фантазиях, бреде, галлюцинациях. Агрессивность же является чертой характера, причем человек может не быть агрессивным, но проявить агрессию, если этого потребуют обстоятельства, или он решит, что она в данном случае необходима.

Агрессия существенно отличается от жестокости. Жестокость есть причинение кому-либо страданий и мучений ради них самих либо игнорирование возможности их наступления при действиях, преследующих иные цели, например корыстные. Жестокость здесь выступает в качестве инструмента решения проблемы. Жестокость всегда агрессивна, также как жестокий человек всегда агрессивен, и, если агрессия наказуема только в определенных случаях, то жестокость наказуема всегда, поскольку всегда аморальна.

Гаухман Л.Д. в своей монографии «Насилие как средство совершения преступления» дает следующее определение: «насильственное преступление - это преступление, сопряженное с насилием или угрозой применения насилия»6.

В правовой литературе встречается и более широкая трактовка криминального насилия. Некоторые авторы к указанным деяниям относят, кроме прочего, преступления против общественной безопасности, преступления против государственной власти.

Одним из наиболее специфических признаков большинства преступлений против личности является применение насилия. Именно это обстоятельство позволяет некоторым авторам определять совокупность преступлений против личности как понятие, практически тождественное насильственной преступности, под которой понимается совокупность таких преступлений (и лиц, их совершивших), в которых насилие или угроза его применения представляют собой эле-мент мотивации, а не просто средство достижения цели7.

Большая часть статей Особенной части Уголовного кодекса России предусматривает уголовную ответственность именно за насильственные действия. Между тем преступное насилие распространено в мире с неравной интенсивностью. В развитых странах уровень насильственной преступности ниже, чем в развивающихся; в первых больше развита корыстная преступность. В России корыстная преступность составляет примерно 20 % от всей преступности, из них тяжкие и особо тяжкие насильственные преступления – 15 %. Понятно, что дело совсем не в этих цифрах, поскольку насильственная преступность наносит огромный, нередко невосполнимый ущерб людям. Поэтому в демократических странах наиболее сурово должны караться посягательства на жизнь, здоровье и достоинство человека. В связи с этим нельзя не вспомнить, что в Советском Союзе преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности регламентировались только после преступлений государственных и преступлений против социалистической собственности. В Уголовном кодексе России преступления против жизни и здоровья открывают Особенную часть Уголовного кодекса8.

Насильственные преступления по степени общественной опасности и тяжести причиняемых последствий превосходят другие криминальные проявления. Они наносят непоправимый ущерб обществу, подрывают убеждения граждан в реальной общественной безопасности и занимают высокий процент в структуре преступности.

Насильственная преступность - совокупность таких преступлений, при совершении которых насилие является основным элементом мотивации.

Значительную часть насильственных преступлений составляют убийства, умышленное причинение вреда здоровью, истязания, изнасилования, разбои, насильственные грабежи. Рассмотрение хулиганства в одной группе с насильственными преступлениями связано с общностью или близостью их причин, способов этих преступлений, конкретных ситуаций, личностных качеств преступников. Более того, многие насильственные преступления совершаются из хулиганских мотивов.

Поскольку насильственная преступность включает в себя разнообразные по содержанию деяния, постольку специфичны причины и условия их возникновения. Система криминогенных детерминант насилия рассматривается в юридической литературе преимущественно в классическом варианте на каждом из трех уровней исследования социальных процессов: общесоциальном, локальном (микросреды) и индивидуальном, что, впрочем, не исключает и других подходов.

При этом механизм насильственного поведения связан с агрессивно-пренебрежительным отношением к жизни личности, ее здоровью и неприкосновенности.

Основные черты насильственной преступности:

а) увеличение доли насильственных преступлений, отличающихся особой дерзостью, изощренностью, жестокостью;

б) распространение насильственных преступлений из хулиганских побуждений;

в) увеличение доли тяжких преступлений против личности в маргинальной (социально неустойчивой) среде;

г) увеличение доли преступников, имеющих патологические отклонения в психике, не исключающие вменяемости (дебильность, сексуальные отклонения, психопатии, органические заболевания нервной системы);

д) рост числа убийств, сопряженных с изнасилованием и иными действиями сексуального характера;

е) при совершении насильственных преступлений преобладают мотивы ревности, мести, ссоры, что говорит об их ситуационно-бытовом характере;

ж) увеличение доли совершаемых насильственных преступлений в состоянии опьянения9.

Для того чтобы успешно предупреждать насилие, необходимо разработать и реализовать на практике научно обоснованную и продуманную методику исправления тех, кто уже осужден за насильственные преступления. Это потребует, как минимум, внедрения в практику органов, исполняющих наказание, всех тех предложений и рекомендаций, которые уже выработаны наукой, но не востребованы или слабо востребованы практикой.

В средствах массовой информации должен быть поставлен прочный заслон пропаганде насилия. Разумеется, ни о какой цензуре не может быть и речи, однако необходимо возвести некие нравственно-психологические преграды на пути бесконечной демонстрации сцен насилия и жестокости. Очевидно, у тех, кто решает вопрос о демонстрации сцен насилия, надо выработать какой-то внутренний запрет, который диктовал бы им возможность или невозможность показа тех или иных жестоких действий.

Поскольку совершению насильственных преступлений активно способствуют пьянство, алкоголизм и наркомания, эти негативные явления должны стать предметом особого профилактического внимания. Соответствующая деятельность должна осуществляться с учетом нынешних реалий, когда доступ к спиртным напиткам практически ничем не ограничен. При этом надо иметь в виду, что агрессивное преступление нередко совершают лица в нетрезвом состоянии, которые не являются алкоголиками.


ГЛАВА 3 Применение насилия в отношении представителя власти как разновидность преступлений против порядка управления

Насильственные преступления относятся к числу наиболее опасных посягательств. Они во многом определяют конфликтогенность общества и вызывают наибольший общественный резонанс. Насильственные преступления связаны, в первую очередь, с умышленным посягательством на телесную неприкосновенность и свободу человека. Установление круга насильственных преступлений связано с отграничением их, во-первых, от действий, представляющих непреступное причинение физического вреда другому человеку, и, во-вторых, от ненасильственных преступных деяний. Непреступное причинение вреда другому лицу может быть вызвано противоправным поведением потерпевшего (например, при необходимой обороне или при задержании лица, совершившего преступление) либо иными обстоятельствами (например, при крайней необходимости).

Не входят в структуру насильственной преступности действия, которые хотя формально и содержат признаки какого-либо насильственного преступления, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности. Важно также отграничивать преступное насилие от ненасильственных преступных деяний (например, в случае причинения вреда здоровью либо смерти с согласия либо по просьбе потерпевшего).

К числу насильственных преступлений, по нашему мнению, относятся большинство преступлений против жизни и здоровья, половой свободы и половой неприкосновенности личности, хулиганство. Состояние и динамика этих преступлений преимущественно характеризуют насильственную преступность в целом.

Основой объединения рассматриваемых преступных деяний в отдельную криминологически значимую группу являются такие критерии, как способ действия, насильственная мотивация, форма вины и объект посягательства преступника. Иногда грабежи, разбои, захват заложников, терроризм и ряд других преступлений также рассматривают в группе насильственных. Однако в связи с тем, что насилие здесь используется сугубо как средство достижения цели (политической, корыстной и др.), этот круг преступных деяний в числе насильственных нами не рассматривается.

Таким образом, можно согласиться с предлагаемым некоторыми авторами определением насильственной преступности как исторически изменчивого социально-негативного уголовно-правового явления, представляющего собой совокупность всех насильственных преступлений, совершенных на определенной территории за определенный период времени, с количественными и качественными характеристиками, а также лиц, их совершивших10.

Приоритет общечеловеческих ценностей находит свое отражение в обновлении отечественного законодательства. Одним из основных элементов, на которых строится отношения в обществе, является законная деятельность представителей власти. Она обеспечивает личную и имущественную безопасность, принимающих участие в этих отношениях лиц. Режим конституционной законности в стране, правопорядок и стабильность напрямую зависит от институтов государственной власти, их нормального функционирования. Уголовный Кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность за преступления против должностных лиц и их близких.

Группа преступлений, характеризующихся различными формами противодействия субъектам управленческой деятельности, является наиболее опасной из преступлений против порядка управления. Повышенная общественная опасность этих преступлений обусловливается тем, что нарушение нормальной деятельности правоохранительных или иных органов сопряжено с одновременным воздействием в различных формах на жизнь, здоровье, честь и достоинство представителей названных органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, а также иных лиц (близких указанных лиц или осужденных).

Преступные посягательства на законную деятельность представителей власти отличаются качественным своеобразием и поэтому занимают особое место среди остальных преступлений против порядка управления. В зависимости от объекта и предметов посягательства преступления против порядка управления могут быть разделены на следующие группы:

1) посягающие на жизнь, здоровье, честь и достоинство должностных лиц, осуществляющих законную деятельность в сфере управления, и их близких (ст. ст. 317, 318, 319 УК РФ);

2) посягающие на конфиденциальность сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностных лиц правоохранительныхи контролирующих органов (ст. 320 УК РФ);

3) посягающие на организацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ);

4) посягающие на государственную территориальную целостность и неприкосновенность государственных границ (ст. ст. 322, 3221,323 УК РФ);

5) посягающие на государственный порядок ведения официальной документации, имеющей своим предметом официальные документы, государственные награды, штампы и печати (ст. ст.324, 325, 326, 327 и 3271 УК РФ);

6) посягающие на отдельные правила, обеспечивающие порядок управления (ст. ст. 328 и 330 УК РФ);

7) посягающие на государственную символику (ст. 329 УК РФ).

Преступные посягательства на законную деятельность представителей власти обладают сложной юридической структурой, так как имеют двуединый объект, или могут причинить ущерб двум видам социальных интересов, охраняемых уголовным законом. Такие преступления в теории уголовного права принято называть составными.

Преступления исследуемой группы всегда вызывают или могут вызвать два последствия: нарушение законной деятельности представителей власти и причинение вреда интересам указанных лиц и их близких. Основным последствием этих посягательств является воспрепятствование нормальной деятельности представителей власти, а их личные интересы могут рассматриваться в качестве дополнительных последствий. В отечественной теории уголовного права общепризнанно, что дополнительные последствия не могут быть более тяжкими, чем основные, так как в противном случае они выйдут за рамки данной уголовно-правовой нормы и потребуют вменения виновному самостоятельной статьи УК. При этом в роли способа совершения преступления может выступать только деяние, менее опасное, чем основное. Рассмотрев с данных позиций существующую систему посягательств на законную деятельность представителей власти, сосредоточенных в главе 32 УК РФ, мы пришли к выводу, что при ее построении были нарушены разработанные теорией права принципы законодательной техники. Это в первую очередь относится к составу преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ. Жизнь человека в современном цивилизованном обществе – важнейшая социальная ценность и поэтому умышленное посягательство на нее признается одним из тягчайших преступлений.

Исходя из этого, вряд ли можно признать, что законная деятельность представителей власти по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности имеет большую социальную значимость, чем жизнь этих должностных лиц. Если утверждать иное, то необходимо будет прийти к выводу о том, что невыполнение представителем власти своих должностных обязанностей под реальной угрозой его жизни, исключает состояние крайней необходимости и должно повлечь за собой уголовную ответственность. Именно поэтому в составе преступления, предусмотренном ст. 317 УК РФ, личное благо человека – жизнь указанных лиц, а также их близких является основным объектом уголовно-правовой охраны, а воспрепятствование законной деятельности выступает дополнительным последствием.

В этой связи наиболее остро стоит вопрос, касающийся правильной квалификации преступлений, совершаемых против порядка управления. Судебная и следственная практика показывает, что основными преступлениями данной категории выступают такие преступления против порядка управления, как применение насилия в отношении представителей власти (ст. 318 УК РФ)11.

Общественная опасность преступлений против представителей, осуществляющих свою законную деятельность, характеризуется двумя условиями: во-первых, самим причинением или вероятностью нанесения вреда данной деятельности должностных лиц наносится урон порядку управления Российской Федерации, а во-вторых, данные преступные деяния покушаются на личность должностных лиц, или их близких.

Основываясь на системном и структурном анализе общественных отношений, обеспечивающих личную неприкосновенность должностных лиц, а также сравнительного исследования ценности всех общественных отношений, являющимся прямыми объектами преступлений против законной деятельности представителей власти, делается заключение, что непосредственным объектом данных преступных деяний является законная деятельность не всех должностных лиц, а только лишь «представителей власти», реализующих законный порядок управления.

Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ, являются общественные отношения по поводу управленческой деятельности представителей власти. Дополнительный объект - здоровье представителей власти или их близких.

Потерпевшим от преступления может быть представитель власти, а также его близкие. Согласно примечанию к ст. 318 УК РФ представителем власти признается:

а) должностное лицо правоохранительного органа;

б) должностное лицо контролирующего органа;

в) иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

 Кроме должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, в примечании к ст. 318 УК РФ к числу представителей власти отнесены иные должностные лица, наделенные распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости.

К таким лицам постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» относит работников прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД РФ и ФСБ РФ, состоящих на государственной службе аудиторов, государственных инспекторов и контролеров, военнослужащих при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению общественной безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями. По сути, здесь перечисляются сотрудники правоохранительных и контролирующих органов12.

Не являются потерпевшими от данного преступления лица, участвовавшие в отправлении правосудия либо пострадавшие в связи с производством предварительного расследования, рассмотрением дел или материалов в суде либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта. В случае применения к ним угроз или физического насилия ответственность наступает по ст. 296 УК РФ.

Объективная сторона выражается в применении насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо в угрозе применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, понимаются нанесение побоев, связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы и не повлекшие причинение вреда его здоровью.

Угроза применения насилия означает запугивание представителя власти или его близких совершением в отношении них насильственных действий, не опасных или опасных для жизни и здоровья, а также убийством.

Насилие или угроза его применения в отношении потерпевших образуют рассматриваемое преступление лишь при условии, если они были применены в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей, то есть не только во время их исполнения, но и после этого, например, по мотиву мести за его служебную деятельность. Если примененное к представителю власти насилие явилось реакцией на его явно незаконные действия, то состав рассматриваемого преступления отсутствует. Но содеянное может быть квалифицировано как преступление против личности13.

Преступление считается оконченным в момент применения психического или физического насилия.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный должен осознавать, что применяет насилие именно к представителю власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Применение насилия к представителю власти по мотивам, не касающимся его служебной деятельности, квалифицируется как преступление против личности.

Субъект преступления - общий - лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный вид преступления, указанный в ч. 2 ст. 318 УК РФ, - применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти или его близких. К такому насилию относится причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Насилие считается опасным и в том случае, когда оно не причинило вреда здоровью, но в момент его применения угрожало жизни или здоровью потерпевшего. Угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья представителя власти, квалифицируется по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

С объективной стороны данное преступление представляет собой психическое насилие (угрозу) и может быть адресовано потерпевшему как лично, так и через третьих лиц, когда высказывается намерение убить потерпевшего, нанести вред его здоровью различной степени тяжести.

Под угрозой применения насилия понимается высказывание намерения применить физическое насилие. Такое намерение способно оказать устрашающее воздействие на потерпевшего.

Если суд установит, что насилие или угроза применены в связи с явно незаконными действиями потерпевшего, ответственность может наступить за соответствующее преступление против жизни или здоровья личности.

Можно было бы и далее анализировать существующие в уголовно-правовой литературе дефиниции признаков состава преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ, однако это не имеет практического значения, так как существенных разногласий в этой области нет.

Изучение автором следственной и судебной практики показывает, что в подавляющем большинстве случаев применение насилия, опасного для жизни или здоровья, совершаются умышленно (88,4%). Вместе с тем в 11,6% случаев в ходе противодействия законным действиям представителей власти им причинялась смерть по неосторожности. В этих случаях умышленное действие повлекло за собой два последствия, психическое отношение к которым у виновного было неодинаковым: в отношении вреда здоровью - умышленным, в отношении смерти - неосторожным. Такое сочетание двух форм вины при совершении одного преступления должно отражать специфику конкретного состава преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ, когда дополнительные последствия являются более тяжкими и поэтому влекущими более строгое наказание14.

Представляется целесообразным остановиться на некоторых спорных моментах, возникающих на практике при применении данной нормы.

К таковым, в частности, относится неправильное применение ст. 318 УК РФ в случаях применения насилия либо угрозы применения насилия в отношении представителя власти, когда эти деяния совершаются хотя и в отношении представителя власти (что осознается виновными), но при отсутствии такого обязательного признака, как исполнение представителем власти своих должностных обязанностей. При этом следует иметь в виду, что исполнение представителем власти своих должностных обязанностей подразумевает исключительно законные действия представителя власти.

Характерным для указанной ситуации примером является оправдательный приговор Ростовского областного суда от 8 апреля 1997 г., в котором Заря-Лада И. оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, за отсутствием в его деянии состава преступления.

В судебном заседании было установлено, что 20 ноября 1996 г. Заря-Лада И., его жена, брат и мать в легкой степени алкогольного опьянения ожидали электропоезд на железнодорожной станции «Ростов». В это время к ним подошли работники милиции и потребовали у Заря-Лады И. и его жены документы. Поскольку документов не оказалось, работники милиции Кочетков и Кроповой предложили супругам пройти с ними в дежурную часть линейного отделения милиции. Заря-Лада И., его мать, жена и брат стали просить работников милиции отпустить их на электропоезд, однако Кочетков и Креповой повели Заря-Ладу И. в милицию. Тогда Заря-Лада О. потребовал отпустить брата. Кочетков снял с пояса дубинку и замахнулся на него. В это время Заря-Лада И. бросился на спину Кочеткова, повалил его на землю и удерживал до тех пор, пока ему (Заря-Ладе И.) не надели на руки наручники.

Государственный обвинитель в кассационном протесте на данный приговор поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. По мнению прокурора, дело рассмотрено односторонне и с нарушением уголовно-процессуального закона; не допрошены свидетели Н. и М. - очевидцы происшествия; суд не дал оценки постановлению об административном аресте Заря-Лады О. за нарушение ст. 165 КоАП РСФСР, а также административным материалам в отношении Заря-Лады И. и Заря-Лады Н.; оправдательный приговор противоречит фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ совершенно справедливо кассационный протест оставила без удовлетворения, а оправдательный приговор - без изменения, указав, что Заря-Лада И., хотя и находился в легкой степени алкогольного опьянения, однако ни он, ни кто-либо из его родственников правонарушений не совершал, что подтвердил в суде потерпевший Кочетков. Кроме того, работники милиции в нарушение положений ст. 11 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. "О милиции", в которой дан исчерпывающий перечень оснований для проверки документов, потребовал от Заря-Лады И. и его родственников предъявить удостоверение личности, а затем пройти с ними в отдел внутренних дел. Потерпевший Кочетков подтвердил, что Заря-Лада И. повалил его только после того, как он замахнулся на Заря-Ладу О. резиновой дубинкой. Никто из допрошенных в суде не утверждал, что Заря-Лада И. нецензурно оскорблял работников милиции.

Следует признать полностью соответствующей закону позицию Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, в определении которой указывается, что ответственность за применение насилия в отношении представителя власти наступает тогда, когда насилие является противодействием законной деятельности представителя власти, в том числе и работника милиции по охране общественного порядка.

Именно поэтому в действиях Заря-Лады И. не усматривается противодействия законной деятельности представителей власти - работников милиции, в связи с чем оснований для отмены оправдательного приговора не имеется15.

А теперь обратимся к другого рода проблемам, возникающим при квалификации преступлений по ст. 318 УК РФ, заключающимся в неправильном определении стадии совершения применения насилия в отношении представителя власти.

В связи с тем что по конструкции объективной стороны состава данного преступления применение насилия в отношении представителя власти является оконченным преступлением с момента применения физического или психического насилия в целях противодействия законной деятельности представителя власти или понуждения его к изменению характера этой деятельности либо к выполнению явно незаконного действия, преступление имеет формальный состав 16.

Учитывая, что в формальных составах последствия выводятся за рамки, правоприменитель обязан сделать вывод о том, что преступление, предусмотренное ст. 318 УК РФ, является оконченным с начала применения насилия в отношении представителей власти, а следовательно, стадия покушения в данном случае отсутствует.

Следует отметить, что при квалификации преступлений, посягающих на личность представителя власти, необходимо обращать внимание на правильность толкования терминов и словосочетаний, содержащихся в диспозициях уголовно-правовых норм, а также важность правильного применения норм Общей части УК РФ при квалификации данных преступлений.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Деятельность правоохранительных и контролирующих органов, учитывая ее социальную ценность, а также безопасность лиц, осуществляющих ее, должна быть надежно защищена от преступных посягательств. Признавая социальную значимость управленческой деятельности своих представителей, государство стремится к тому, чтобы создать эффективные меры, обеспечивающие неприкосновенность органов власти и, тем самым, их представителей.

К сожалению, в последнее время такие меры не всегда являются действенными. Все чаще имеют место случаи преступного противодействия представителям власти. Наиболее распространенными формами такого противодействия являются применение насилия или угроза его применения.

Преступления против порядка управления, закреплены в главе 32 Уголовного Кодекса Российской Федерации, исходя из особой роли деятельности, выполняемой в рамках государственно-властных отношений. Вне связи с этой деятельностью личность подлежит охране иными нормами уголовного закона.

Уголовный закон ставит под охрану порядок управления. Под порядком управления в уголовно-правовом смысле, по мнению отдельных ученых, понимается «совокупность правил, закрепляющих и регулирующих устройство и компетенцию органов власти и управления и общественных организаций, а также их отношения с гражданами.

Успешному осуществлению задач, связанных с предотвращением преступлений против порядка управления будет способствовать реализация основных принципов уголовного права: законности, справедливости, обоснованности, гуманизма, неотвратимости.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1.  Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. с учетом поправок от 30.12.2008 г. [Текст] // СЗ РФ. - 2009. - № 4. - Ст. 445.
  2.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) [Текст] // Собрание законодательства РФ. - 17.06.1996. - №25. -  ст. 2954.
  3.  О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов: Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ [Текст] // Российская газета. - 1995. - 26 апреля.
  4.  Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) [Текст] // Собрание законодательства РФ. - 17.06.1996. - №25. -  ст. 2954.
  5.  О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. №6 (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 г. №7, от 23 декабря 2010 г. №31 и от 22 мая 2012 г. №7) // СПС «Консультант Плюс».
  6.  Определение СК Верховного Суда РФ от 8 апреля 1997 г. [Текст] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 1998. - № 4.- С.10 - 11.
  7.  Аббасов, Ф.Н. Пути совершенствования отдельных норм главы 32 Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за преступления против порядка управления [Текст] / Ф.Н. Аббасов, Г.А. Агаев // Вестник Санкт Петербургского университета МВД России. - 2010. №2. - C.64-68.
  8.  Антонян, Ю.М. Криминология: Избранные лекции [Текст] / Ю.М. Антонян. - М.: Логос, 2004. - 448 c.
  9.  Гаухман, Л.Д. Насилие как средство совершения преступления [Текст] / Л.Д. Гаухман. - М.: Издательство «Юридическая литература», 1974. - 166 с.
  10.  Зезюлина, Т.А. Проблемы квалификации преступлений против порядка управления, совершаемых в местах лишения свободы [Текст] / Т.А. Зезюлина, Н.А. Горшкова // Ведомости уголовно исполнительной системы. - 2013. №5. - С.11-17.
  11.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Текст] / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. // www.lawmix.ru.
  12.  Насильственная преступность [Текст] / под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997. - 139 с.
  13.  Павленко, О.В. Криминология: Учебное пособие [Текст] / О.В. Павленко. - 3-е издание, доп. и перераб. - Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2011. - 180 с.
  14.  Рудый, Н.К. Признаки состава преступления, связанного с применением насилия в отношении представителя власти [Текст] / Н.К. Рудый // Адвокатская практика. - 2007. - №6. - С. 33 - 36.
  15.  Рудый, Н.К. Совершенствование уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, посягающие на служебную деятельность, жизнь, здоровье, честь, достоинство представителей власти, и оптимизация практики их применения [Текст] // Юридический мир. – 2008. - № 10. – С. 50 – 53.
  16.  Третьяков, К.В. Уголовная ответственность за применение насилия в отношении представителя власти на ранних этапах развития советского законодательства [Текст] // Право и государство: теория и практика. - 2007. - № 12. - С.131 - 134.
  17.  Уголовное право. Общая часть: Учебник [Текст] / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М., 1997. - 592 с.
  18.  Уголовное право России. Общая часть [Текст] / Под ред. А. И. Рарога. - 3-е изд., с изм. и доп. - М.: Эксмо, 2009. - 496 с.
  19.  Чертихина, Ю.П. Место преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ, в системе преступлений против порядка управления [Текст] // Общество: политика, экономика, право. - 2014. - № 2. - С. 57-59.

1 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок от 21.07.2014 №11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. №31. Ст. 4398.

2 Чертихина, Ю.П. Место преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ, в системе преступлений против порядка управления // Общество: политика, экономика, право. 2014. № 2. С. 58.

3 Аббасов, Ф.Н., Агаев, Г.А. Пути совершенствования отдельных норм главы 32 Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за преступления против порядка управления / Ф.Н. Аббасов, Г.А. Агаев // Вестник Санкт Петербургского университета МВД России. 2010. №2. С.65.

4 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. ст. 2954.

5 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. ст. 2954.

6 Гаухман, Л.Д. Насилие как средство совершения преступления / Л.Д. Гаухман М.:  Издательство «Юридическая литература», 1974. С.3.

7 Насильственная преступность / под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997. С.5.

8 Антонян, Ю.М. Криминология: Избранные лекции / Ю.М. Антонян. М.: Логос, 2004. С. 125.

9 Павленко, О.В. Криминология: Учебное пособие / О.В. Павленко. 3-е издание, доп. и перераб. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2011. С. 112.

10 Насильственная преступность / под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 1997. С.7.

11 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 04.08.2014) // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. ст. 2954.

12 О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. №6 (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 г. №7, от 23 декабря 2010 г. №31 и от 22 мая 2012 г. №7) // СПС «Консультант Плюс».

13 Зезюлина, Т А. Проблемы квалификации преступлений против порядка управления, совершаемых в местах лишения свободы /Т.А. Зезюлина, Н.А. Горшкова // Ведомости уголовно исполнительной системы 2013 05 С14.

14 Рудый, Н.К. Признаки состава преступления, связанного с применением насилия в отношении представителя власти Н.К. Рудый // Адвокатская практика. 2007 №6. С. 33.

15 Определение СК Верховного Суда РФ от 8 апреля 1997 г. Ответственность за применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ) наступает только в случаях противодействия его законной деятельности" (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 4. С. 10 - 11.

16 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010 // www.lawmix.ru.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
8178. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 134.65 KB
  Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Общая характеристика преступлений против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
11049. Причины и условия преступлений против личности 45.34 KB
  Количественные и особенно качественные параметры преступности против личности общий рост ее интенсивности и тяжести последствий, возрастание ее отдельных видов темпами - все это приобрело характер серьезной угрозы безопасности общества и потому требует самого пристального внимания.
7267. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ 21.47 KB
  Понятие структура преступлений против собственности. Состояние уровень динамика преступлений против собственности влияние изменений в законодательстве. Социально демографические нравственно психологические уголовно правовые особенности преступников совершающих преступления против собственности. Факторы порождающие и способствующие преступлениям против собственности.
7261. Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение 24.99 KB
  Криминологическая характеристика преступлений против собственности и их предупреждение. Понятие корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Причины и условия корыстных и корыстно-насильственных преступлений против собственности. Предупреждение корыстно-насильственных преступлений против собственности.
11337. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЛИЧНОЙ СВОБОДЫ, ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ЛИЧНОСТИ 42.37 KB
  Похищение человека. Свобода честь и достоинство человека и гражданина в системе социальных ценностей и правовых благ занимают ведущее положение. Конституционные положения основываются на нормах международного права Всеобщей Декларации прав человека ООН Европейской конвенции о защите прав и основных свобод Международного пакта о гражданских и политических правах закрепляющих право каждого гражданина Республики Казахстан на свободу защиту от незаконного посягательства на свободу честь и достоинство. Основная тема данной...
17662. Изучение порядка взаимодействия формального и неформального в управлении организацией и роли менеджера в системе управления неформальными группами 109.81 KB
  Теоретические основы организации формального и неформального в управлении и роль менеджера в системе управления неформальными отношениями. Понятие организации в системе управления. Анализ организации системы управления в ООО Весень Эко Введение Экономические реформы проводимые в России существенно изменили статус организации как основного звена экономики. В связи с этим изменились отношения между руководителями организации между руководителями и подчиненными между всеми работниками внутри организации.
20052. ВЗАИМОСВЯЗЬ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ 32 KB
  Теоретические подходы к понятию государственного управления и государственно власти. Понятие и особенности государственного управления. Понятие нормативно правовых актов органов государственного управления.
958. Федеральные органы государственной власти и управления России 40.44 KB
  Система органов государственной власти в Российской Федерации. Система органов государственной власти в современной России. Федеральные органы государственной власти и управления России. Правительство РФ и система федеральных органов исполнительной власти.
8520. Бюджетные права федеральных и территориальные органов власти и управления 8.92 KB
  Бюджетное право это совокупность юридических норм регулирующих бюджетное устройство страны и бюджетный процесс то есть порядок бюджетного планирования рассмотрения утверждения и исполнения всех бюджетов входящих в бюджетную систему государства а также компетенцию всех органов власти в бюджетной сфере. Нормы российского бюджетного права устанавливают: бюджетное устройство РФ; состав бюджетной системы РФ; роль и компетенцию каждого звена бюджетной системы РФ; перечень доходов каждого звена бюджетной системы и порядок их...
1799. Совершение несовершеннолетними тяжких преступлений, специфика расследования данной категории преступлений 81.4 KB
  Наряду с достаточным количеством научных трудов посвященных тем или иным аспектам расследования преступлений различной тяжести в т. а также наряду с наличием ряда работ систематизирующих данные исследования и вырабатывающих новую парадигму существует непропорционально мало научных трудов рассматривающих проблемные вопросы методики расследования тяжких преступлений совершенных именно несовершеннолетними. Хотя как показывает практика количество зарегистрированных фактов совершения преступлений данной категории тяжести совершенных...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.