Понятие и содержание прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве

Исследования в области соблюдения учетно-регистрационной дисциплины в органах уголовного преследования показали что граждан по-прежнему лишают доступа к правосудию отказывая в принятии заявлений и возбуждении уголовных дел. Анализ работы следственных подразделений органов КНБ показал что по-прежнему нарушаются сроки следствия. опрос 200 прокуроров из разных регионов страны показал что примерно у трети из них отсутствует чёткое представление о выполняемых ими функциях Приложение А. Например недооценка прокурорами необходимости...

2015-10-20

113.87 KB

3 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………… 5

1 прокурорский надзор за законностью в республике казахстан..........................................................................................................  10

1.1 Понятие и содержание законности, как социального явления…………….  10

1.2 Отрасли и направления надзорной деятельности прокурора……………..    15

2 понятие и содержание прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве ........................................................   27

2.1 Современное назначение уголовного судопроизводства.............................   27

2.2 Сущность и значение прокурорского надзора……………………………..    34

2.3 Полномочия прокуроров при осуществлении надзора за законностью…...  43

3 ПРОБЛЕМЫ организационной деятельности прокурорского надзора за законностью в уголовном судопроизводстве………………………………………………………..  56

3.1 Надзор за законностью в досудебном производстве.....................................  56

3.2 Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел………………   62

3.3 Проблемы соотношения прокурорского надзора и судебного контроля в досудебном производстве………………………………………………………...  75

заключение………………………………………………………………….  82

список использованных источников…………………………  85

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. На фоне политических, экономических и социальных преобразований в Казахстане вопросы надзора за законностью со стороны прокуратуры в государственном механизме, назначения и функций прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве и т.д. стали предметом острой полемики в научных, общественных кругах и властных структурах.

Прокуроры осуществляют значительный объём работы по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Так, например, в 2011 году в целях пресечения нарушений законности прокурорами внесено более 7 тыс. представлений, в 2012 году -8516, а в 2013 году - 8402 представлений по вопросам нарушения закона органами следствия и дознания. Прокурорами ежегодно отменяются более тысячи незаконных постановлений о возбуждении уголовных дел. По итогам рассмотрения надзорных актов в 2011 году наказано около 5 тыс. сотрудников следствия и дознания, в 2012 году - 6541 сотрудников, а в 2013 году - 7149 сотрудников.

Исследования в области соблюдения учетно-регистрационной дисциплины в органах уголовного преследования показали, что граждан по-прежнему лишают доступа к правосудию, отказывая в принятии заявлений и возбуждении уголовных дел.

Массовый характер принимают нарушения конституционных прав граждан. Незаконные задержания и аресты, незаконное привлечение к уголовной ответственности носят распространенный характер.

Так, за 12 месяцев 2012 года в отношении 23 лиц, содержащихся под стражей, уголовное преследование было прекращено. В отношении 146 лиц уголовные дела прекращены по реабилитирующим основаниям в досудебной стадии.

Следственными подразделениями органов внутренних дел свыше срока было окончено 6269 уголовных дел, удельный вес которых составил 84,8% от общего числа дел, оконченных свыше 2-х месяцев всеми органами уголовного преследования. 69,5% дел окончены в срок свыше 2-х месяцев Центральным аппаратом МВД РК.

Аналогично и по делам органов дознания ОВД удельный вес дел с нарушенным сроком от числа оконченных свыше установленного срока органами дознания всех органов уголовного преследования составил 93,27%.

Анализ работы следственных подразделений органов КНБ показал, что по-прежнему нарушаются сроки следствия.

Так, 63,7% дел окончено органами следствия КНБ в срок, свыше установленного УПК РК.

К примеру, следственными подразделениями ДКНБ по Юго-Восточному транспортному региону из 7 оконченных дел 5 расследованы в срок свыше 2 месяцев. 

Следственными подразделениями Агентства РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью 46,8% дел, от числа оконченных прекращены производством.

В Комитете таможенного контроля 65,3% дел окончены с нарушением срока, установленного УПК РК [1].

Разумеется, приведенный выше перечень негативных явлений досудебного производства и следственных ошибок далеко не полный.

Данные факты свидетельствуют о не вполне надлежащем выполнении прокурорами своих функций в уголовном судопроизводстве. Проведённый автором в 2011-2013 г.г. опрос 200 прокуроров из разных регионов страны показал, что примерно у трети из них отсутствует чёткое представление о выполняемых ими функциях (Приложение А).

Решение законодателя об отнесении прокурора к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения недостаточно полно характеризует, а порой ограничивает деятельность прокурора в уголовном процессе, которая является многофункциональной, включающей выполнение и иных функций, осуществляемых на практике, но не имеющих чёткого закрепления в законе. Например, недооценка прокурорами необходимости обеспечения прав и свобод человека приводит к тому, что осуществление правозащитной функции нередко рассматривается ими как помеха в деле реализации функции уголовного преследования.

Как свидетельствует проведенное исследование, органы уголовного преследования в целях повышения показателей своей работы и создания мнимой стабилизации преступности продолжают манипулировать статистическими показателями раскрываемости преступлений, в особенности, путем укрытия неочевидных преступлений от учета.

Так, например, прокурорами за 1 полугодие 2012 года было проведено 10743 проверки соблюдения учетно-регистрационной дисциплины в органах уголовного преследования. В результате таких проверок выявлено 1834 укрытых преступления, в том числе в органах внутренних дел – 1673, финансовой полиции – 141, юстиции – 8, таможни – 7, национальной безопасности – 4 и Министерства обороны – 2.

В научной литературе нет единства по вопросам понятия прокурорского надзора за законностью, полярность и многочисленность порой недостаточно обоснованных точек зрения о количестве и видах выполняемых прокурором функций приводят к размыванию роли, целей и задач его деятельности в уголовном судопроизводстве. Отсутствие законодательно закреплённой целостной системы реально осуществляемых прокурором функций надзора за законностью в уголовном судопроизводстве снижает эффективность деятельности прокуроров, которым необходимо чёткое и ясное представление о выполняемых ими задачах.

Кроме того, немаловажное значение для уяснения роли прокурора в производстве по уголовным делам имеет рассмотрение факторов, обусловливающих необходимость его участия в уголовном судопроизводстве, один из них – это реформа института санкционирования ареста.

Согласно введенным поправкам в ст. 16 Конституции Республики Казахстан, арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования. Конституция также декларирует, что без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более семидесяти двух часов.

Поэтому, в свете последних конституционных реформ, санкционирование ареста было передано суду, вступил в силу закон, принятый в реализацию данного принципа. В этой связи статья 39 Закона РК «О прокуратуре» от 21 декабря 1995 г. была исключена.

Всё это требует глубокого исследования названных проблем, так как до настоящего времени на основе анализа принятого в 1997 г. УПК РК и практики его применения комплексных исследований по прокурорскому надзору за законностью в уголовном судопроизводстве не проводилось.

Степень разработанности темы исследования. Теоретической основой исследования явились труды ученых-юристов и практиков, касающиеся темы диссертации: М.М. Алиева, З.О. Ашитова, Т.К. Айтмухамбетова, А.Н. Ахпанова, М.Т. Баймаханова, Д.И. Байтукбаева, Б.С. Бейсенова К.А. Бегалиева, И.Ж. Бахтыбаева, О.К. Биктасова, С.З. Зиманова, О.К. Копабаева, А.К. Котова, М.Ч. Когамова, Е.К. Кубеева, Г.П. Матюхина, Г.С. Мауленова, Е.С. Мерзадинова, С.С. Молдабаева, М.С. Нарикбаева, А.И. Новикова, С.Ж. Оспанова, В.В. Роот, Г.С. Сапаргалиева, С.С. Сартаева, Т.Е. Сарсенбаева, Б.X. Толеубековой, Ж.А. Туякбаева, Р.Т. Тусупбекова, Ю.А. Хитрина., Г.К. Утибаева и др.

Кроме того, за годы независимости в Казахстане по отдельным вопросам прокурорского надзора подготовлено несколько  кандидатских диссертаций, в том числе: А.А. Шнитковским - о правоохранительных органах Республики Казахстан; Д.К. Сабуровым - по вопросам прокурорского и судебного надзора за производством военного дознания; Э.П. Баймухановым - о роли прокурорского надзора за деятельностью органов таможенного контроля в предупреждении контрабанды; Г.Х. Насыровым - по институту и механизму судебного контроля, его объему и пределах; А.П. Асылбековым - о правовом регулировании экологического контроля; Е.С. Мерзадиновым - по конституционно-правовым проблемам, связанным с осуществлением прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина; И.Ж. Бахтыбаевым - по конституционному надзору прокуратуры Республики Казахстан; Д.И. Байтукбаевым - по вопросам статуса и функций прокуратуры в государственной системе Казахстана; С.Т. Шайкеновой – о независимости судей в государствах переходного периода; С.А. Шокатаевым – о соотношении прокурорского надзора и государственного контроля в Республике Казахстан, и др.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере прокурорского надзора за законностью в уголовном судопроизводстве.

В предмет исследования входит правоприменительная практика органов прокуратуры и суда в Республике Казахстан при надзоре за законностью в уголовном судопроизводстве.

Цели и задачи исследования. Цель данной работы – обосновать концепцию прокурорского надзора за законностью как основной деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве в соответствии с осуществляемыми им полномочиями, исследовать основные факторы, обусловливающие необходимость обязательного участия прокурора в уголовном процессе.

Для достижения указанных целей были поставлены следующие задачи:

–проанализировать основные отрасли и направления надзорной деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве;

–обосновать значение теории прокурорского надзора в разработке научных основ деятельности прокуратуры по укреплению законности в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса;

–исследовать основные задачи и направления прокурорского надзора на современном этапе;

–дать определение полномочий прокурора при осуществлении надзора в уголовном судопроизводстве;

–исходя из анализа многофункциональной деятельности прокурора, рассмотреть вопрос надзора за законностью в досудебном производстве;

–выявить специфику участия прокурора в судебной инстанции;

–определить соотношения прокурорского надзора и судебного контроля на этапе досудебного производства по уголовному делу;

–внести предложения по совершенствованию законодательства, регулирующего процессуальный статус и деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве.

Методология исследования. В основу исследования положен диалектический метод познания социальных и правовых явлений и понятий в их развитии и взаимообусловленности. Наряду с ним применялись такие общие и частные научные методы исследования, как исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, социологический, статистический, логический.

Нормативной базой послужили Конституции РК 1993 г. и 1995 г., Конституция СССР 1977г., международные акты, УПК Каз.ССР 1959 г., УПК РК 1997г., УК РК 1997г., Положение о прокурорском надзоре в РСФСР 1922 г., Положение о прокурорском надзоре в СССР 1955 г., Закон СССР «О прокуратуре СССР» 1979 г., Закон РК «О прокуратуре РК» 1995 г.; приказы, указания и инструкции Генерального прокурора РК.

Эмпирическую базу исследования составили постановления Конституционного Совета РК, постановления Пленумов Верховного Суда СССР, нормативные постановления Верховного Суда Республики Казахстан; официальные статистические данные Генеральной прокуратуры РК об участии прокуроров в уголовном судопроизводстве, статистические данные Комитета судебного администрирования при Верховном Суде РК; опубликованные результаты эмпирических исследований, выполненных другими авторами; отдельные решения апелляционных, кассационной и надзорной инстанций судов Республики Казахстана. Обобщено 200 судебных решений (главного судебного разбирательства, второй инстанции и надзорной инстанции) по уголовным делам, рассмотренных судами Республики Казахстан. По специально разработанным автором анкетам в 2010 г. проведен опрос 100 прокуроров и 100 судей Республики Казахстан.

Научная новизна исследования состоит в том, что это первое комплексное исследование, в котором: обоснована новая концепция о  надзоре за законностью как основной деятельности прокурора; установлено, что надзор за законностью в судопроизводстве является отличительной чертой прокурорского надзора от иных видов контрольно-надзорной деятельности; определено соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебном производстве; выявлены пробелы и противоречия в уголовно-процессуальных нормах, регулирующих деятельность прокурора, и внесены конкретные предложения по совершенствованию Закона о прокуратуре РК и Уголовно-процессуального кодекса РК.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования заключается в подходе к прокурорскому надзору за законностью как основной деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве. Предложены новые определения прокурорского надзора за законностью и полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве, рассмотрено соотношение прокурорского надзора и судебного контроля. Раскрыты сущность и значение прокурорского надзора за законностью и участия прокурора в досудебном и судебном производстве. Все это расширяет и углубляет пределы научного познания роли прокурора в уголовном судопроизводстве и вносит определенный вклад в теорию прокурорского надзора Республики Казахстан.

Практическая значимость заключается в возможности использования законодателем предложенных изменений и дополнений в УПК РК и Закон о прокуратуре РК. Результаты исследования могут быть учтены при подготовке приказов и указаний Генерального прокурора РК по вопросам прокурорского надзора за законностью и участия прокурора в уголовном судопроизводстве, нормативных постановлений Верховного Суда РК, методических пособий для прокуроров, при подготовке кадров для органов прокуратуры и в их практической деятельности, в процессе преподавания курсов «Уголовно-процессуальное право РК», «Прокурорский надзор в РК» и соответствующих спецкурсов в высших юридических учебных заведениях.

Структура дипломной работы. Работа состоит из обозначений и сокращений, введения, трех разделов, включающих семь подразделов, заключения, списка использованных источников.

1 ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ЗАКОННОСТЬЮ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН

1.1 Понятие и содержание законности, как социального явления

Длительное время в отечественной правовой науке господствовала точка зрения, согласно которой законность выступала категорией, обеспечивающей практическую реализацию в реальной действительности нормативных предписаний власти. Властные предписания, будучи "... закрепленными в законах, автоматически не порождают реальные отношения, ими регулируемые, а требуют определенных практических усилий... для преобразования первых во вторые. Поэтому в социалистическом обществе неукоснительно осуществляется курс на неуклонное соблюдение законов" [2,  c.19].

В рамках данного подхода до сих пор существует множество вариантов определений законности. Так, Г.Ж. Сулейменова отмечает, что: «Являясь универсальным общеправовым принципом, законность представляет собой строгое и безусловное исполнение и соблюдение Конституции РК и соответствующих ей законов и иных нормативных правовых актов гражданами, должностными и юридическими лицами» [3, c.18].

Такая трактовка законности характерна для авторитарного государства. Она не ставит под сомнение законность любых принятых законодателем нормативных актов, в том числе нарушающих права граждан. При таком понимании законности нет необходимости обосновывать законопроекты, не нужно анализировать законодательство "с точки зрения соответствия его потребностям правового регулирования общественных отношений". В результате законность сводилась к правовой дисциплине [4, с.55; 5, c.27].

Ограничение понятия законности правовой дисциплиной было обусловлено узко нормативным пониманием права как совокупности установленных государством норм. Для политического централизма и преодоления раздробленности нормативизм в праве играет прогрессивную роль. Однако он ограничен отсутствием внимания к содержанию законов [6, c.15]. Так, требование строгого, точного и неуклонного соблюдения и исполнения законов и основанных на них подзаконных актов всеми государственными органами, должностными лицами, организациями и гражданами не могло воспрепятствовать реализации властных предписаний, грубо нарушающих права человека. Более того, "формальное понятие законности служило теоретическим оправданием "узаконенного" произвола, его "теоретическим фасадом" [7, с.17]. "Теория социалистической законности должна была формально-юридический обосновать и оправдать "революционное насилие", вселить в этих революционных насильников убеждение, что все, что они делают - законно, а следовательно, нравственно и справедливо" [8, c.37]. В литературе приводятся многочисленные примеры того, как официальные нормативные акты противоречили праву. Например, к ним относится малоизвестное Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 17.11.1938 г. "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия", которое санкционировало применение НКВД метода физического давления [9, c.109].

Вместе с тем теория уголовного процесса не может отвергнуть какое-либо определение понятия или категорию на том лишь основании, что они использовались для оправдания репрессий или в иных неблаговидных политических целях [10, c.36].

После распада Советского Союза в литературе традиционное определение законности подвергается справедливой критике за его теоретические недостатки, обусловленные методологическим подходом с позиции понимания права как совокупности исходящих от государства норм [11, c.352]. Констатируется "системный кризис законности", потребность разработки общей теории законности [12, c.109]. Актуальность проблемы обусловливает неослабевающее стремление исследователей полнее раскрыть данное понятие.

Изучение современного состояния правовой науки по этому вопросу позволяет констатировать, что "на смену социалистической приходит новая, по сути, законность, которая находится в стадии становления" [13, c.19].

Поскольку развитие общества и науки приводит к тому, что меняется понимание, содержание, объем многих юридических понятий, не остается в стороне и законность. Так, содержание данного понятия не оставалось неизменным в теории судопроизводства. В русской процессуальной науке начало законности рассматривалось лишь применительно к деятельности обвинителя и противостояло началу "удобства" [14, c.74]. В советской науке законность уже рассматривается как принцип всего уголовного процесса. С этой точки зрения следует присоединиться к утверждению М.Е. Токаревой, согласно которому современные преобразования в России требуют "переосмысления теоретических основ и самого понятия законности" [13, c.19].

В последние годы, как и прежде, встречается нарушение законов и иных правовых актов. Раньше понятие законности позволяло правильно понять их причины и виды, теперь же оно встречается реже. Поэтому полагаем необходимым сделать пояснение.

Законность – это определенный режим общественный жизни, метод государственного руководства, состоящий в организации общественных отношений посредством издания и неуклонного осуществления законов и других правовых актов. Законность можно рассматривать как центральный принцип права, определяющий многие другие его принципы и положения. В более широком плане можно сказать, что законность – это общий принцип организации современного демократического государства, основа обеспечения и защиты прав и личности и поддержания правопорядка в стране. Законность – стержень нормального функционирования всей общественной системы [15, c.14].

При переходе от тоталитаризма к свободному демократическому развитию, к гражданскому обществу проблема законности приобретает еще более важное значение. При тоталитарной системе господствовала идея о социалистической законности, выработанная В.И. Лениным. Затем взгляды В.И. Ленина на законность, на различные ее аспекты были тщательно откорректированы советской юридической наукой и объявлены законченной, цельной теорией социалистической законности. Набор ленинских принципов социалистической законности у большинства авторов не отличается особым разнообразием. Это – верховенство закона, единство законности, недопустимость противопоставления законности и целесообразности, гарантированность прав и свобод личности, взаимосвязь законности и культурности и др.

Принцип (идея) законности представляет существенную ценность. Этот принцип включает в себя ряд весьма важных аспектов. Законность призвана выступать в качестве одного из важнейших методов государственного руководства обществом, принципа деятельности государственного аппарата и поведения граждан, принципа правового регулирования [16, c.54].

Оригинальная трактовка понимания принципа законности была предложена И.М. Зайцевым. С его точки зрения традиционное определение законности в качестве «точного», «безусловного и неуклонного», «точного и строгого» соблюдения и выполнения требований права всеми гражданами и организациями по существу равнозначно признанию обязательности правовых предписаний. По мнению И.М. Зайцева, понятие законности должно включать в себя единственный аспект, а именно – отношение общества к праву. Он полагает, что принцип законности «представляет собой совокупность средств, обеспечивающих правильное отношение общества к действующему законодательству, уважение к праву. Они различны: это и система санкций за незаконное применение норм права, и процессуальные правила, гарантирующие правильность реализации соответствующих материально-правовых норм, и кадровая политика формирования юрисдикционных органов, и правовая пропаганда, и т.д. Следовательно, содержание принципа законности неоднородно, в него включены материально-правовые, процессуальные элементы и организационно-социальные мероприятия. Он представляет собой не собственно правовое явление, а социально-правовое начало в жизни советское общества» [17, c.152]. Далее автор указывает, что поскольку законность является общеправовым принципом, и отдельные отрасли права лишь дополняют его содержание, то и укрепление законности в обществе невозможно обеспечить средствами какой-либо одной отрасли, это – общеправовая задача. Кроме того, решить такую задачу исключительно юридическими средствами не представляется возможным.

Остановимся на исходе «чурбановского процесса» и других «узбекских делах», о котором свидетельствует интервью, данное членами комиссии Съезда народных депутатов и его экспертами в связи с изучением деятельности следственной группы Т.Х. Гдляна в Узбекистане. Струков: «Я поразился масштабу и объему злоупотреблений, беспринципности следователей группы Гдляна». Адылов: «Массовый террор и маленький геноцид». Александрин: «Глубокой ночью арестовали родителей, оставляя малых детей абсолютно на произвол судьбы». Рахманкулов: «Для избежания незаконных арестов, избавления родственников от издевательства председатель колхоза Алимов, перенесший два инфаркта, «под угрозами Гдляна и его следователей собрал со всего хозяйства 422 тыс. руб. личных сбережений колхозников. Преступлений же этот человек не совершал». Струков: «…привлечение на службу рецидивистов, шантаж, угрозы, рукоприкладство…». Александрин: «…сокрушались кадры местных правоохранительных органов … реабилитировано ныне уже более 2,5 тыс. человек». Ярин: «Некоторые следователи изобличены в истязаниях не только подозреваемых и обвиняемых, но и их жен, детей, родственников, друзей, соседей». Рахманкулов: «…арестована была и мать-героиня В. Долиева – у нее 11 детей и 24 внука; требовали выдать миллионы; разумеется, их у нее не было. Тогда ее посадили в камеру с рецидивистами. Ее избивали, морили голодом, спать позволяли на голом полу, пытались вырвать золотые зубы шариковой ручкой… Родственники Долиевой собрали 40 тыс.руб. и отдали следователям. Лишь после этого ее освободили». Аврукин: «… ценности описывались следующим образом: «изъяты три «дипломата»; в первом – золотые монеты, советские деньги купюрами 50-100 руб., ювелирные изделия. Во втором - ювелирные изделия, золотые монеты. А третий «дипломат» наполнен облигациями 1982 г.» [18] (как известно, в то время закон для предотвращения злоупотреблений предписывал указывать индивидуальные признаки изымаемых ценностей -  ст.176 УПК РСФСР).

В соответствии со ст.4 Конституции СССР 1977 года, Советское государство, все органы должны были действовать на основе социалистический законности, обеспечивать охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан. Подвергнув Конституцию СССР формально-юридическому анализу, В.Н. Кудрявцев насчитал в ней не менее 50 статей, посвященных вопросам законности и права [19, c.15].

К числу основных требований законности можно отнести:

- всеобщность права, т.е. бесспорность того обстоятельства, что многие общественные отношения, нуждающегося в юридическом обследовании, регулируются законом, а не произволом или чьей-либо прихотью;

- верховенство Конституции и закона;

- равенство всех перед законом;

- наличие социальных и юридических механизмов, обеспечивающих реализацию права;

- «качественное» применение права, решительная борьба с правонарушениями, неотвратимость юридической ответственности;

- устойчивость правопорядка, эффективная работа всего механизма правового регулирования [20, c.217].

Принцип законности принято относить к общеправовым принципам права. Это действительно так, поскольку нормальное функционирование правовой системы возможно лишь при условии неуклонного и последовательного претворения в жизнь данного принципа. Реализации его в отдельных отраслях права присущи определенные общие черты, делающие возможным выделение законности в качестве принципа всей системы права в целом. В то же время каждая отрасль права обладает спецификой в отношении предмета и метода правового регулирования, источников права, субъектов правоприменительной деятельности и других моментов. Все это делает возможным и необходимым выделение особенностей действия принципа законности не только в общей системе права, но и в конкретных его отраслях.

Законность не имеет собственного социального содержания. Оно зависит от ее нормативной стороны – от содержания исполняемых законов, которое определяется многими обстоятельствами, в частности, уровнем развития определенного общества и политическим режимом. При этом в любом государстве существуют законы, в различной степени соответствующие (а зачастую и совсем не соответствующие) правовым принципам и аксиомам, общечеловеческим ценностям, интересам личности и общества в целом.

Критериями их оценки должны выступать, прежде всего, степень соответствия содержания законов достигнутому уровню экономического, социального и культурного развития общества, обеспеченность реально возможного в этом обществе объема прав и свобод личности. Оценка же уровня самой законности может быть двоякой: формальной, не связанной с оценкой содержания самого законодательства, и социальной, учитывающей характер самих законов, их правовой или неправовой характер.

Это позволяет, с одной стороны, говорить о существовании в условиях тоталитарных режимов формальной законности, которая в определенных сферах государственной деятельности объективно является возведенным в закон беззаконием. С другой стороны, следует иметь в виду, что во многих сферах социальной жизни при подобных режимах действовали «нормальные» законы и при общей оценке нельзя не учитывать состояние законности и в сферах жизни общества.

По мере развития общества и создания правового государства принцип законности перерастет в условие функционирования всех государственных органов, в т.ч. и правоохранительных. Было бы неверно думать, что принцип законности в правовом государстве сохранится в прежнем виде. Вполне логично предположить закономерное перерастание его в одно из условий функционирования правового государства [26, c.142].

С точки зрения языка, термин "законность" произволен от корня закон, но значение последнего не ограничивается нормативным актом государственной власти и в широком смысле определяется как необходимое, устойчивое, повторяющееся отношение между явлениями.

Конечно, закон – не панацея от общественных бед. Однако одно то, что законы являются регуляторами с императивной силой, делают их при правильном и разумном к ним отношении важнейшими рычагами прогресса [27, c.147]. В этом смысле закон выступает как закономерность, а законность - в качестве соответствия этой закономерности. Познанные человеком основные социальные закономерности в уголовно-процессуальной сфере являются правовыми началами, принципами. Следовательно, в таком случае законность производна не от властного предписания государства, а от исходного для их обоих права. Иными словами, принцип законности имеет своим содержанием некоторые правовые начала, отражающие закономерности общественного развития.

Кроме того, закон обязательно должен выражать право, иначе он не будет законом. Противопоставление (конфликт, взаимоисключение) права и официальных властных предписаний ведут к произволу и хаосу.

Следовательно, законность обязательно должна отражать тот факт, что в государственном нормативном акте выражено право. Поскольку закон в принципе не может выразить право полностью [7, c.21] и лишь является каким-то приближением к праву, постольку законность не может ограничиваться рамками властных предписаний и должна быть способна характеризовать последние. С этих позиций представляется неправомерным противопоставлять проблему законности и абстрактно-теоретического различения права и закона [28, c.113]. Различение права и закона создает теоретическую предпосылку, определяет методологический подход для более полного изучения такого сложного явления, как законность. В частности, эта концепция позволяет заключить, что понятие законности должно и способно отражать факт содержания права в законе и акцентировать внимание на правовых началах. Различение права и закона дает возможность не только говорить о необходимости демократического содержания законности, но и точнее его определить, исходя из основных правовых начал.

Таким образом, проблема обеспечения законности, будучи актуальной всегда, приобретает в современных условиях особое значение. Переход к рыночной экономике сопровождается разрывом существовавших ранее связей во всех сферах жизни общества, политической, экономической и социальной нестабильностью, пересмотром ставшей для многих привычной системы ценностей. В этих условиях особенно необходим стабилизирующий фактор, и эту роль могут успешно выполнить правовые законы и законность, которые и должны стать основой государственной и общественной жизни, отвечать идеалам справедливости. Не случайно так много внимания уделяется вопросам теории правового государства и гражданского общества, созданию нового, отвечающего изменившимся условиям законодательства, обеспечению его строгого, неуклонного исполнения. Важное практическое значение имеет укрепление законности в деятельности прокуратуры.

1.2 Отрасли и направления надзорной деятельности прокурора

Если обратиться к истории, то очевидно, что становление прокуратуры РСФСР и прокуратуры Союза ССР способствовало формированию и становлению прокуратуры в других союзных республиках.

12 декабря 1917 года на территории Казахстана был издан Декрет Совета Народных Комиссаров Туркестанского края, которым были упразднены окружные суды, судебные палаты и все военные суды. Предварительное следствие по уголовным делам возлагалось на местных судей и осуществлялось судьями единолично. В своей деятельности суды должны были руководствоваться декретами ВЦИК, СНК, положениями политических программ. По традиции казахское население, как и раньше, за разрешением своих споров обращалось в суд биев, которые руководствовались обычаями казахов, а русское население - в мировые и окружные суды.

В литературе до сих пор нет точных указаний на то, когда же была образована Прокуратура Казахской АССР. Так, в фундаментальной работе по истории государства и права Советского Казахстана отмечено лишь то, что прокуратура в Казахстане была организована во второй половине 1922 года. При этом, освещая структуру прокуратуры и полномочия прокурора республики, авторы ссылаются на Положение о прокурорском надзоре, утвержденном ВЦИК 28 мая 1922 года [32, c.444].

Только в 1922 году Прокуратура, упраздненная без всякого юридического анализа и обоснования, была восстановлена, и были последовательно закреплены все ее надзорные функции. Первоначально ВЦИК учреждал государственную прокуратуру в составе Наркомюста. При трибуналах состояли особые прокуроры, подчиненные помощнику прокурора республики. На прокуратуру возлагалось: осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных, общественных и частных организаций и частных лиц (общий надзор); наблюдение за деятельностью следственных органов и дознанием, за деятельностью органов ОГПУ, поддержание обвинения в суде; наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей.

Изучение архивных материалов и законодательных актов того времени позволило установить, что в Казахской АССР прокуратура была учреждена постановлением 3 сессии Казахского Центрального Исполнительного Комитета 2-го созыва 13 июля 1922 г., утвердившей Положение о прокурорском надзоре. В преамбуле этого Положения подчеркивалось, что прокуратура учреждается «в целях осуществления надзора за соблюдением законов и в интересах правильной постановки борьбы с преступностью [33].

13 июля 1922 года постановлением 3-й сессии КазЦИКа, утвердившей Положение "О прокурорском надзоре" на территории Казахстана, были учреждены органы прокуратуры. При этом государственная прокуратура учреждалась "в целях обеспечения надзора за соблюдением законов и в интересах правильной постановки борьбы с преступностью" в составе Народного комиссариата юстиции. Этот исторический для прокуратуры Казахстана документ был подписан в г. Оренбурге, тогдашней столице республики, председателем КазЦИК Мендешевым и зам. секретаря КазЦИК Мамыкиным.

На входившую в состав Народного комиссариата юстиции в качестве самостоятельного отдела Государственную прокуратуру было возложено:

- осуществление надзора от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных и частных организаций и частных лиц путем возбуждения уголовного преследования против виновных и опротестования нарушающих закон постановлений;

- непосредственное наблюдение за деятельностью органов дознания и следствия в области раскрытия преступлений, а также за деятельностью органов Госполитуправления Казахской АССР;

- поддержание обвинения в суде;

- наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражу.

Как и в других республиках, во главе прокуратуры стоял народный комиссар юстиции, которому был непосредственно подчинен отдел прокуратуры.

Прокуратура с самого начала своей деятельности являлась главным правоохранительным и правозащитным органом в республике. В борьбе с преступностью на прокурора возлагалась руководящая роль. Прокурор имел право присутствовать на всех заседаниях местных исполкомов с совещательным голосом.

Для усиления борьбы с преступностью, согласно Положению о Советской Рабоче-крестьянской милиции, утвержденному ВЦИК 27 декабря 1921 года, была создана рабоче-крестьянская милиция Киргизской АССР. Следователи, находившиеся в подчинении суда, Постановлением КазЦИКа и СНК Казахской ССР были переданы в органы прокуратуры только в 1928 году. С этого момента все вопросы, возникающие в стадии предварительного следствия, стали разрешаться только прокурором.

Если обратиться к Уголовному процессуальному кодексу РСФСР того времени, то мы увидим, что следователям с разрешения прокурора позволялось передавать органам дознания любое дело, по которому законом было обязательно производство предварительного следствия, что привело к стиранию грани между следствием и дознанием, расследованию милицией большинства преступлений.

С годами компетенция прокуроров постепенно расширялась, и впоследствии возникла необходимость преобразования прокуратуры в самостоятельный орган общегосударственного масштаба. Утвержденное 17 декабря 1933 года "Положение о прокуратуре Союза ССР" определило правовой статус Прокуратуры СССР как самостоятельного государственного органа. Прокуратура Верховного Суда СССР была упразднена. В качестве структурных подразделений в прокуратуру входили военная и транспортная прокуратура.

В 1936 году, после получения Казахстаном статуса союзной республики, начался новый этап развития и укрепления государственных органов, в том числе и органов прокуратуры. Десятый чрезвычайный съезд Советов Казахстана принял Конституцию Республики, законодательно закрепившую вхождение Казахской Советской Социалистической Республики в Союз ССР.

11 ноября 1936 года за подписью первого прокурора Казахской ССР С.Е. Ескараева был издан приказ о разделении наркомата юстиции и прокуратуры.

В основе второго этапа (1960-1991 гг.) лежал УПК Казахской ССР, введенный в действие в 1960 году с последующими дополнениями и изменениями, в соответствии с которым в республике право производства предварительного следствия законодательно возлагалось и на органы прокуратуры, а также органов государственной безопасности и внутренних дел.

В конце 80-х годов вокруг судьбы предварительного следствия разгорелись споры среди ученых и практиков. Отдельные руководители горрайорганов внутренних дел под прикрытием заботы об органах милиции оказывали прямое административное давление на должностных лиц следственных подразделений и непосредственно на следователей, толкали их на нарушение законности в ходе расследования, на незаконное задержание и необоснованное привлечение к уголовной ответственности. Прокуратура СССР также пришла к выводу о неэффективности существующей в органах внутренних дел системы управления следственными аппаратами.

XIX Всесоюзная конференция КПСС (28 июня – 1 июля 1988 г.) в п.7 резолюции «О правовой реформе» записала: «В интересах лучшего использования возможностей органов внутренних дел в борьбе с преступностью представляется целесообразным сосредоточить расследование основной массы уголовных дел в следственном аппарате МВД, выделив его в самостоятельную структуру, не подчиненную республиканским и местным органам внутренних дел, повысить ответственность следователей, укрепить правовые гарантии законности их деятельности, усилить прокурорский надзор за предварительным следствием».

Для этого в 1987-1988 годах МВД СССР в ряде регионов страны, в том числе и в Казахстане, провело эксперимент по выведению следственных подразделений в самостоятельную структуру. Суть его заключалась в том, что следователи вновь выводились из штата ГОРОВД, создавались межрайонные следственные отделы, отделения и группы. Выход следственного аппарата из многофункциональной системы местных и республиканских органов внутренних дел, ликвидация его двойного подчинения (начальнику местного органа внутренних дел и начальнику вышестоящего следственного аппарата), усиление демократизации в управлении расследованием преступлений требовали серьезной перестройки методов и стиля управления следственными аппаратами и повышения организационной активности всех субъектов управления.

К сожалению, эксперимент в союзном масштабе не был подкреплен ни организационно, ни материально, ни психологически. Не был решен главный вопрос - возможность самостоятельного функционирования следственного аппарата МВД. По всем вопросам следственный работник практически был полностью зависим от начальников УВД и горрайорганов внутренних дел (в частности, по вопросам выделения рабочего кабинета, обеспечения оргтехникой, доставления следственно-заключенного, предоставления отпуска, присвоения очередного звания и т.д.). В 1991 году в связи с распадом СССР эксперимент был прекращен.

После провозглашения государственной независимости Казахстана была введена должность Генерального Прокурора Республики. Прокуратура Казахстана впервые становится независимым, самостоятельным государственным органом республики.

17 января 1992 года постановлением Верховного Совета вводится в действие Закон «О прокуратуре Республики Казахстан», которым прокуратура провозглашается органом высшего надзора за исполнением законов. С этой даты и начинается отсчет истории новой самостоятельной казахстанской прокуратуры суверенного государства. Указанный закон действовал до 21 декабря 1995 года, т.е. до вступления в силу Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу закона, «О прокуратуре республики Казахстан». Принятие последнего нормативного правового акта было вызвано тем, что Конституция Республики Казахстан, принятая на республиканском референдуме 30 августа 1995 года, несколько изменила правовое поле деятельности органов прокуратуры.

В связи с этим, в целях дальнейшего совершенствования системы правоохранительных органов и повышения эффективности борьбы с преступностью и коррупцией, Президентом Республики 22 апреля 1997 года был принят Указ «О мерах по дальнейшему реформированию системы правоохранительных органов Республики Казахстан». В этой связи, были внесены принципиальные изменения в организацию и полномочия правоохранительных органов, включая ГСК и его органы на местах.

В соответствии с этим Указом МВД Республики Казахстан вновь наделялось правом производства предварительного следствия по делам о преступлениях против собственности, личности и тех видов, которые занимали значительный удельный вес в структуре преступности. А на органы ГСК были возложены борьба с экономическими, должностными, воинскими преступлениями, а также особо опасными преступлениями, в частности, организованной преступностью и коррупцией.

Однако впоследствии Указом Президента «О мерах по укреплению национальной безопасности, дальнейшему усилению борьбы с организованной преступностью и коррупцией» от 5 ноября 1997 года Государственный следственный комитет был упразднен. Полномочия его по борьбе с организованной преступностью, связанной с коррупцией лиц, занимающих ответственные государственные должности, военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, специальных служб и судей, а также контрабандой и наркобизнесом, осуществляемыми преступными сообществами, перешли в Комитет национальной безопасности. Что касается расследования общеуголовной организованной и экономической преступности, то они были возвращены органам внутренних дел.

Таким образом, прокуратура Казахстана, в отличие от других аналогичных ведомств постсоветских республик, начала функционировать в новых условиях независимости, но без следственного аппарата [34, c.439].

Следует отметить, что с момента образования независимых государств на основе республик бывшего Союза ССР отдельные политические деятели и юристы стали призывать к демонтажу прокуратуры как рудимента, вредного пережитка тоталитарного режима. При этом они руководствовались, во-первых, тем, что в условиях формирующегося правового демократического государства прокуратура обладает чрезмерными властными полномочиями; во-вторых, концепция разделения государственной власти на три ветви не оставляет места для независимого, самостоятельного органа, каким была прокуратура; в-третьих, они ссылались на западные государства: в некоторых из них либо нет прокуратуры, либо она находится в системе органов исполнительной власти, не осуществляет функции общего надзора за законностью и т.д. Стремление к демонтажу прокуратуры наблюдалось в Казахстане, в Российской Федерации и в ряде других новых независимых государств. Надо отметить, что в первой Конституции Республики Казахстан 1993 г. была специальная глава 17 «Прокуратура», содержавшая 3 статьи. В них отмечалось, что надзор за точным и единообразным исполнением законов на территории Республики Казахстан осуществляется прокуратурой Казахстана в пределах ее компетенции; органы прокуратуры осуществляют уголовное преследование, участвуют в судебном процессе. Органы прокуратуры осуществляют свои полномочия независимо от других государственных органов, должностных лиц и подчиняются только закону. Органы прокуратуры были признаны единой централизованной системой во главе с Генеральным прокурором.

Однако в период разработки проекта новой Конституции стали высказываться мнения о необходимости включить прокуратуру в состав Министерства юстиции, лишить ее функции уголовного преследования и не выделять в Конституции специальную главу о прокуратуре. И такое мнение нашло отражение в Конституции. В Конституции РК 1995 г. в разделе VII «Суды и правосудие» содержится одна статья, посвященная прокуратуре, несмотря на то, что прокуратура не входит в судебную систему, осуществляет свои полномочия независимо от других государственных органов. Тем не менее, Конституция РК 1995 г. укрепила положение, статус прокуратуры РК.

Попытки ограничить функции прокуратуры не прекращались до последнего времени. В 2002 г. Парламент РК принял Закон «О внесении изменений и дополнений в законодательство о прокурорском надзоре РК». С точки зрении Г. Сапаргалиева, это положительный закон. Но группа депутатов Парламента РК обратилась в Конституционный Совет РК с просьбой о признании этого закона неконституционным. Конституционный Совет признал закон конституционным. В 2003 г. группа депутатов вновь обратилась в Конституционный Совет РК с просьбой о разъяснении статьи Конституции РК и непризнании за прокурорами права санкции на арест. Конституционный Совет признал за прокурорами право санкции на арест на стадии уголовного преследования. Таким образом, прокуратура РК - важнейший, объективно необходимый орган государства, - в борьбе обрела нынешнее свое состояние [35, c.9].

Согласно введенным поправкам в ст. 16 Конституции Республики Казахстан «арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования» [36]. Конституция также декларирует, что «без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более семидесяти двух часов».

Поэтому, с 30 августа 2013 года, в свете последних конституционных реформ, санкционирование ареста было передано суду, вступил в силу закон, принятый в реализацию данного принципа. До этого, в течение года, как среди сотрудников органов прокуратуры, так и других правоохранительных органов, а также общественности активно обсуждался вопрос о радикальном сужении сферы компетенции прокуратуры. Вместе с тем, функции надзора прокуратуры за обоснованностью санкционирования ареста были полностью сохранены. Поскольку, ходатайство о санкционировании ареста предварительно согласовывается с прокурором. Прокурору предоставляется возможность тщательно изучить все материалы, т.е. рассмотреть обоснованность применения данной меры пресечения, все существенные обстоятельства, возможно ли применение более мягкой меры. При рассмотрении судьей ходатайства о санкционировании ареста в судебном заседании обязательно участие прокурора. При этом прокурор может опротестовать постановление суда о санкционировании ареста или отказа в даче санкции. Аналогичные полномочия прокурору предоставлены и при разрешении вопроса продления срока ареста. Вопрос о продлении ареста свыше девяти месяцев предварительно рассматривается на коллегии прокуратуры области и приравненной к ней прокуратуры. Отмена или изменение меры пресечения в виде ареста, домашнего ареста производится судом также после предварительного поддержания прокурором постановления органов уголовного преследования. Особо следует отметить сохранение нормы УПК о том, что мера пресечения санкционированная, примененная прокурором, избранная по его указанию, может быть отменена или изменена только с согласия прокурора. 

Таким образом, на всех стадиях применения меры пресечения в виде ареста необходимым элементом является участие прокурора. И участие это проявляется отнюдь не в роли пассивного наблюдателя, а органа, принимающего ответственные решения, отвечающего за состояние законности действий органов уголовного преследования. Поэтому сотрудникам органов прокуратуры надо будет в рамках новых процедур санкционирования ареста обеспечить действенный надзор за соблюдением прав и свобод граждан, безотлагательно и оперативно применять меры по восстановлению нарушенных прав.

Прошедшие со времени обретения независимости экономические и политические преобразования создали в Казахстане прочный фундамент для дальнейшего поступательного развития демократии и необходимости процесса формирования гражданского общества.

В февральском (2010 года) Послании народу Казахстана Президент страны, подытоживая свое видение экономической, социальной и политической модернизации республики (раздел «Наша ответственность за родной Казахстан»), в числе других задач, над решением которых нужно работать, чтобы вывести Казахстан в число развитых и процветающих стран мира, ориентировал на построение «общества, где правоохранительные органы обеспечивают спокойствие и порядок, а бизнесмены имеют все возможности реализовать свои идеи» [37].

В решении этой задачи главы государства заметная роль отводится прокуратуре, являющейся одним из важнейших институтов правоохранительной системы и осуществляющей свою деятельность в рамках законодательно закрепленных полномочий, одним из которых является координация деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью.

По мнению Н.А. Назарбаева, межведомственная и межрегиональная координация нужна как воздух, как проявления политической воли к оперативному достижению приоритетных целей.

Другим немаловажным аспектом является то, что при развитии и совершенствовании системы органов государственной власти, а также права и законодательства органам прокуратуры отводится основная и главная задача обеспечения законности при осуществлении этих процессов. В связи с этим до сегодняшнего дня остается актуальной проблема точного определения места и роли органов прокуратуры в общей системе государственных органов Казахстана.

Это вызвано тем, что прокуратуре, сочетающей широкий спектр надзорных функций с уголовным преследованием, требуется максимально использовать свой потенциал и предоставленные законом полномочия для утверждения и дальнейшего развития идей правового государства, незыблемости Конституции.

Безусловно, прокуратура Казахстана – не абсолютно новый продукт самобытного государственного строительства. Видимо, поэтому в дискуссиях о прокурорском надзоре еще присутствует негативное мнение как о «рудименте, вредном пережитке тоталитарного режима» [35, c.8].

Однако природа советской прокуратуры разнится с содержанием современной прокуратуры Казахстана.

Мы помним, когда в период жесткого партийного управления, социалистической плановой экономики под контроль прокуратуры не подпадали разве только партийные органы. Прокуроры отвечали за все и вся, включая правовое поведение граждан, соблюдение трудовой дисциплины, даже подготовку сельскохозяйственной техники к посевным и уборочным компаниям. Под предлогом обеспечения сохранности социалистической собственности прокуроров бросали на уборку урожая, окотные компании, а в годы перестройки – на проверки киосков, рыночных рядов, дачного строительства и др.

Тотальный характер прежнего прокурорского надзора уже в истории, но его позитивный потенциал остается востребованным.

В настоящее время основной функцией прокуратуры, согласно закону РК «О Прокуратуре», является осуществление надзора за соблюдением Конституции Республики Казахстан и исполнением законов, действующих на территории Казахстан.

Эта функция включает в себя надзор за исполнением законов и за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в целях единства и укрепления законности, обеспечения верховенства закона и защиты законных интересов общества и государства.

Надзорные полномочия прокуратуры, входящей в государственный механизм, наделенной Законом РК «О Прокуратуре» организующей ролью, не только придают ее деятельности, в том числе и в области предупреждения преступности, властно-распорядительный характер, но и обеспечивают прокуратуру постоянными и наиболее полными данными о состоянии преступности, какими не обладает ни один правоохранительный орган. Это подтверждается исследованиями и отечественных ученых. Осуществляя свою деятельность по обеспечению конституционной законности, прокуратура взаимодействует с другими государственными органами. Поэтому, по мнению И.Ж. Бахтыбаева, изучение соотношения их компетенции позволяет не только конкретизировать место прокуратуры в системе государственного механизма, но и предложить конкретные меры, направленные на повышение эффективности такого сотрудничества [38, c.92]. Точку зрения И.Ж. Бахтыбаева поддерживает и А.А. Матюхин: «В Казахстане прокуратура является одним из институциональных компонентов власти, каковые в правовом государстве определяются Конституцией и конкретизирующими ее нормы законами, что превращает прокуратуру в один из конституционных институтов власти. Прокуратура обладает обособленными, специфическими для нее функциями, которые носят властный характер, т.к. конституционные нормы собраны в единую ст.83 Конституции Республики Казахстан, определяющую прокуратуру как институциональный компонент власти» [39, c.194].

Властно-распорядительный характер полномочий прокуратуры, как считают Г.Д. Агамов и Э.Н. Жевлаков, заключается в том, что предложения и указания прокурора, а также акты прокурорского надзора по уголовным делам обязательны для исполнения должностным лицами правоохранительных органов [40, c.20]. Принимая позицию авторов, следует отметить, что полномочия прокуратуры охватывают и вопрос ответственности работников правоохранительных органов за неисполнение актов прокурорского надзора. Однако в этом случае прокурор использует свои властные полномочия, так как применение мер прокурорского реагирования в отношении сотрудников правоохранительных органов, не исполнивших его указания, является специфической формой государственно-властного воздействия на общественные отношения [41, c.76].

Закон поставил перед органами прокуратуры разнообразные и сложные задачи, требующие эффективной организации работы всех структур прокурорской системы.

Такое требование во многом определяется как разнообразием объектов надзора, сложностью их деятельности, требующей определенной специализации и знаний специфики при осуществлении надзора, так и наличием среди поставленных задач таких, которые невозможно выполнять какой-то одной структуре органов прокуратуры.

Это предопределило и особенности в организации прокурорской деятельности и структурном подразделении системы органов прокуратуры.

Установленный Законом Республики Казахстан «О Прокуратуре» надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина является общенадзорной деятельностью прокуратуры, которая характерна для любой отрасли надзора, т.к. данное направление пронизывает своим содержанием любую отрасль прокурорского надзора.

В результате выделения самостоятельного подхода к надзорной деятельности авторы приходят к общему выводу, что под отраслью прокурорского надзора понимается относительно самостоятельная его часть, характеризующаяся:

своей особой направленностью;

самостоятельным правовым регулированием;

своим специфическим предметом надзора и определенными полномочиями прокурора по осуществлению надзорной деятельности;

организационно-правовым построением системы органов прокуратуры.

Хотя в литературе, исследующей деятельность органов прокуратуры, можно найти и другое определение отрасли прокурорского надзора, которое обусловлено предметом надзора, спецификой правового положения поднадзорных объектов, полномочиями прокуроров, определенными формами и методами прокурорской деятельности, актами реагирования прокуроров на выявленные нарушения закона [47, c.38].

В то же время следует отметить особенности прокурорского надзора в Республике Казахстан, определяющие его специфику, которые заключаются в следующем:

а) помимо надзора за соблюдением Конституции Казахстана, исполнением иных законов, действующих на территории Республики Казахстан, прокуратура осуществляет надзор и за исполнением Указов Президента Республики Казахстан.

В этом заключается принципиальное отличие прокурорского надзора Казахстана от иных видов надзора и контроля (административного, ведомственного, экологического и другого);

б) несмотря на то, что прокуратура осуществляет надзор за соблюдением законов всеми гражданами, подавляющим большинством должностных лиц, всеми общественными объединениями, она не может осуществлять надзор за высшими представительными и исполнительными органами и соответствующими высшими должностными лицами Республики Казахстан;

в) при осуществлении прокурорского надзора прокурор не вмешивается в хозяйственную, управленческую и оперативную деятельность организаций, предприятий, учреждений и должностных лиц (исключение составляет надзор прокурора за расследованием преступлений).

Прокурор не обладает никакой административной властью и не управляет поднадзорными ему организациями. Он не вправе применять сам меры наказания, в отличие, например, от сотрудника других правоохранительных органов, который может оштрафовать нарушителя закона. Однако при установлении такого нарушения прокурор может возбудить уголовное дело или производство об административном правонарушении и передать дело на разрешение суду;

г) сам по себе прокурорский надзор является лишь одним из направлений прокурорской деятельности.

Таким образом, прокурорский надзор - это осуществляемая от имени Республики Казахстан деятельность специально уполномоченных должностных лиц (прокуроров) по обеспечению соблюдения Конституции Республики Казахстан, исполнения иных законов на территории Республики Казахстан государственными, местными, коммерческими и общественными образованиями, а также должностными лицами и гражданами путем выявления своевременного устранения нарушений законов, привлечения виновных к установленной законом ответственности.

Цели деятельности прокуратуры в современных условиях определены Конституцией Республики Казахстан, Законом Республики Казахстан «О прокуратуре» и заключается в следующем:

- в надзоре за соблюдением Конституции РК, исполнением иных законов, действующих на территории РК;

- защите прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Одной из важных задач при осуществлении надзора является выявление причин и условий, которые способствовали совершению преступления для принятия соответствующих мер. Это также задача всех отраслей прокурорского надзора. Генеральный прокурор РК неоднократно подчеркивал это требование [48; 49].

Важным направлением прокурорской деятельности, является осуществление прокурором координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

В литературе авторы наделение прокуратуры координационной функцией объясняют ее уникальностью как правоохранительного органа. Так, И.И. Карпец отмечал, что прокуратура есть уникальный правоохранительный орган. Однако, по его мнению, она нуждается в усилении государственными правозащитными функциями [50, c.430], что, кстати, и предусмотрел действующий Закон Республики Казахстан «О прокуратуре».

Сторонники более распространенной точки зрения по поводу наделения государством органов прокуратуры координационной функцией считают, что прокуратура обладает обширной и достаточной информацией о преступности, о ее раскрываемости, о качестве расследования преступлений, о причинах и условиях, способствующих их совершению, о результатах рассмотрения уголовных дел в судах [51, c.61].

Признавая обоснованность и правоту авторов данной позиции, мы все же заметим, что все приведенные доводы об уникальной информированности прокуратуры о состоянии преступности сводятся к надзорной функции. Именно здесь прокуратура выступает как регулятор деятельности правоохранительных органов, наделенный таким комплексом правовых мер, которые значительно шире, чем у других государственно-правовых органов, и помогает ей правильно ориентироваться в криминогенной ситуации. Данное обстоятельство позволяет нам утверждать, что надзорные функции и полномочия прокуратуры, а не только координационная деятельность, как было высказано некоторыми авторами [52, c.44], позволяют правильно определять, что предупреждение преступлений непосредственно зависит от усилий правоохранительных органов, а не от законодательной и исполнительной власти.

Признавая спорную природу тезиса о том, что функция координации деятельности правоохранительных органов по предупреждению преступности прокуратурой осуществляется как дополнительная и не основная, представляется необходимым остановиться на нем подробнее. В.В. Клочков обосновывает этот вывод тем обстоятельством, что «... функция координации самым лучшим образом сочетается с функцией надзора и не противоречит ей, а дополняет, повышает возможности надзора, но не подменяет надзор и не должна вести к растворению надзора в координации» [53, c.133]. Аналогичную точку зрения высказали и другие авторы [54, c.23].

Таким образом, в настоящее время основными направлениями деятельности прокуратуры являются:

- осуществление прокурорского надзора;

- осуществление уголовного преследования;

- участие прокурора в рассмотрении дел судами;

- координация работы правоохранительных органов по борьбе с преступностью;

- международное сотрудничество;

- участие прокуратуры в правотворческой деятельности.

С учетом отраслей и направлений прокурорской деятельности, для обеспечения реализации целей и задач, которые призваны решать прокурорские органы, определена и структура прокурорской системы, ее подразделения, причем все это в рамках основных принципов организации и деятельности прокуратуры: единства, централизации и законности.

В заключение следует отметить, что исследование указанных в Законе РК «О прокуратуре» основных направлений прокурорской деятельности показало, что они взаимосвязаны со всеми отраслями прокурорского надзора и в связи с характером своей деятельности прокуратура не относится к силовым структурам государства. Прокуратура не имеет собственной разведки и контрразведки. У нее нет подразделений специального назначения и иных вооруженных формирований. Поэтому мнение о принадлежности прокуратуры к разряду силовых ведомств несостоятельно.

2 ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

2.1 Современное назначение уголовного судопроизводства 

Проблема сущности уголовного судопроизводства - одна из фундаментальных и дискуссионных в уголовно-процессуальной теории. Поэтому в правовой литературе существует множество определений понятия уголовного судопроизводства. При этом выбор позиции по данной проблематике определяется не столько вкусом, сколько мировоззрением, поддержкой тех или иных социальных и нравственных ценностей в уголовном судопроизводстве.

В теории уголовного процесса во многих случаях уголовное судопроизводство рассматривают как деятельность органов дознания и предварительного расследования, прокуратуры и суда, заключающуюся в расследовании и разрешении уголовных дел, в раскрытии преступлений, изобличении и справедливом наказании лиц, совершивших преступления, в предупреждении преступлений [71; 72].

Имеется и такая точка зрения, что «…уголовное судопроизводство – это само производство, движение уголовного дела соответственно точно установленной уголовно-процессуальным правом процедуре, переход из одной стадии в другую» [73, c.28]. Оно охватывает не только деятельность судов по рассмотрению и разрешению дел, отнесенных к их ведению, но также и действия других субъектов, которые, реализуя свои права и обязанности, вступают в процессуальные отношения. К ним относятся органы дознания и предварительного следствия, прокуроры, адвокаты, специалисты и другие.

По Уголовно-процессуальному кодексу (УПК) Казахстана эти субъекты уголовно-процессуальных отношений именуются участниками уголовного судопроизводства как лица, принимающие участие в уголовном процессе (п.9 ст.7 УПК РК). Следовательно, между понятиями «уголовное судопроизводство» и «уголовный процесс» есть идентичность. Об этом свидетельствует и казахстанское законодательство, например, сопоставление ст. ст. 1 и 8 УПК РК. Как в научной литературе, так и в законе термины «уголовный процесс» и «уголовное судопроизводство» применяются как равнозначные. Но это не совсем правильно. Слово «процесс» означает ход, течение определенных явлений. Когда же в современной процессуальной литературе говорится об уголовном процессе, то под этим понимается определенная, строго последовательная уголовно-процессуальная деятельность его участников и система соответствующих этой деятельности процессуальных отношений» [74, c.28].

На современном этапе уголовный процесс определяется как «осуществляемая в установленном законом порядке деятельность по расследованию, рассмотрению и разрешению судом уголовных дел, имеющая своей задачей обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности, конституционного строя от преступных посягательств» [78, c.9].

Аналогичное определение дает Б.Х. Толеубекова: «Уголовный процесс - это одна из форм реализации судебной власти, а также регламентированная законом и направленная на выполнение задач по предупреждению, пресечению, расследованию преступлений и разрешению по существу уголовного дела система деятельности органов уголовного преследования и суда, осуществляемой также с участием других субъектов (граждан), а равно система правоотношений, возникающих в сфере данной деятельности» [79, c.21].

Вместе с тем, путь к современному пониманию сути уголовного судопроизводства был долгим и непростым. Каждая страна шла к нему своей дорогой, и поэтому складывались неодинаковые представления о том, как должны решаться узловые вопросы производства по уголовным делам. К таким вопросам относятся прежде всего процессуальное положение и роль судьи и суда при разбирательстве уголовного дела, объем процессуальных прав обвиняемого и его защитника, пределы процессуальных полномочий обвинителя или лица, производящего расследование, последовательность совершения действий, допустимых при производстве по уголовному делу, определение цели и содержания доказывания, оценки доказательств и т.п. Неодинаковые подходы к решению таких узловых вопросов существенно влияют на общую характеристику конкретных уголовно-процессуальных систем. А это, в свою очередь, дает основание говорить о возможности существования различных форм (типов, моделей, разновидностей и т.д.) процесса [80, c.4].

В этой связи, остановимся на анализе норм уголовно-процессуального законодательства Казахстана и охватим некоторые общие положения российского уголовно-процессуального законодательства.

Так, из ч.1 ст. 1 УПК Республики Казахстан следует, что: «Порядок уголовного судопроизводства на территории Республики Казахстан определяется Конституцией Республики Казахстан, конституционными законами, Уголовно-процессуальным кодексом Республики Казахстан, основанном на Конституции Республики Казахстан и общепризнанных принципах и нормах международного права. Положения иных законов, регулирующих порядок уголовного судопроизводства, подлежат включению в настоящий Кодекс». Следовательно, все законодательство об уголовном судопроизводстве сводится к Уголовно-процессуальному кодексу Республики Казахстан. При этом законодатель в ч.2 ст.1 УПК РК добавляет, что: «Международные договорные и иные обязательства Республики Казахстан, а также нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного суда Республики Казахстан, регулирующие порядок уголовного судопроизводства, являются составной частью уголовно-процессуального права». Отсюда следует, что единственным законом, определяющим уголовное судопроизводство, является УПК Республики Казахстан. Понятие уголовного судопроизводства содержится в п.п. 5, 6, 18 ст. 5 главах 6-10 и части четвертой УПК РФ. В пункте 5 ст.5 УПК РФ оно представлено как «досудебное и судебное производство по уголовному делу». Из этой, весьма неопределенной, дефиниции следует, во-первых, что уголовное судопроизводство есть разновидность судопроизводства. Во-вторых, уголовное судопроизводство состоит из «досудебного производства» и «судебного производства».

Если расчленить словосочетание «уголовное судопроизводство» на составные его части, то получается, что судопроизводство производно от слов «суд» и «производство». Будучи объединены в одно, они обозначают производство в суде, иначе «рассмотрение дел в суде». Очевидно, исходя из этого, Конституция Российской Федерации устанавливает, что судопроизводство есть производство по делам в суде, судебное производство, иначе правосудие (ст. 118), разбирательство дел в судах (ст.123).

В соответствии со ст. 75 Конституции Республики Казахстан правосудие в Республике Казахстан осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется посредством гражданского, уголовного, и иных установленных законом форм судопроизводства, а в части 2 данной статьи указано, что «уголовное судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей». Такое понимание судопроизводства совпадает с его этимологическим значением.

К сожалению, в юридической литературе Казахстана и России термину «судопроизводство» придается иногда несколько иной смысл. Оно представляется, например, как «порядок рассмотрения уголовных и гражданских дел» [81, c.365]. Но это определение судопроизводства расходится с конституционными положениями России. Далее, из него следует, что есть рассмотрение дел и есть, оказывается, порядок их рассмотрения. Полагаем, что слово «порядок» здесь лишнее, избыточно. «Рассмотрение» само по себе предполагает наличие порядка. Наконец, в судах рассматриваются также дела об административных правонарушениях (Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях - ст. 4.7 и 23.1).

В итоге мы приходим к выводу, что судопроизводство есть все же разбирательство дел в судах и, следовательно, уголовное судопроизводство представляет собой вид судопроизводства - разбирательство уголовных дел в судах. В УПК России оно выражено в самом общем виде в его части третьей, названной «Судебное разбирательство», а в УПК Казахстана такого словосочетания, то есть термина «судебное разбирательство» не встречается.

Однако УПК РФ придал этому термину, вопреки конституционному установлению, иное, неоправданно широкое значение. Так, в названии ст.1 УПК РФ и ее частях первой и второй используется словосочетание «порядок уголовного судопроизводства». В ч.3 этой статьи слово «порядок» опущено. Тем самым законодатель дает понять, что «порядок уголовного судопроизводства» и «уголовное судопроизводство» обозначают, скорее всего, одно и то же, то есть разбирательство уголовных дел в судах. Но далее, в ч. 1 ст.1 УПК РФ, сказано, что этот порядок «устанавливается настоящим Кодексом» и в соответствии с ч.2 ст.1 УПК РФ является обязательным для судов и «органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства».

В УПК Республики Казахстан также используются словосочетания «порядок уголовного судопроизводства» и «уголовное судопроизводство» (ст.ст. 1 и 3 УПК РК), однако нигде не указано, что оно обязательно для судов, органов прокуратуры и других участников уголовного судопроизводства. В ст.7 УПК РК, которая разъясняет некоторые понятия, содержащиеся в УПК Казахстана, не упоминаются термины «порядок уголовного судопроизводства» и «уголовное судопроизводство».

Вместе с тем, получается, что уголовное судопроизводство представляет собой деятельность не только суда, но и других «субъектов уголовного процесса».

По УПК России данный вывод подтверждается и приведенным выше определением уголовного судопроизводства (п.56 ст.5 УПК РФ). Из него следует, во-первых, что уголовное судопроизводство-это не только производство по уголовному делу в суде, но и деятельность, предшествующая ему, - досудебное производство. В своей совокупности все это представляет собой, на наш взгляд, производство по уголовному делу, хотя УПК РФ не разъясняет, что такое производство по уголовному делу.

В отличие от УПК РФ, УПК Казахстана в ст.7 разъясняет производство по делу как: «совокупность процессуальных действий и решений, осуществляемых по конкретному уголовному делу в ходе его возбуждения, досудебной подготовки, судебного разбирательства и исполнения приговора (постановления) суда».

И в УПК РФ термин «производство по уголовному делу» в значении, равном уголовному судопроизводству, употребляется в ст.ст. 2, 3, 420, 447 и др. Но что оно, то есть производство по уголовному делу, означает- российский закон не поясняет.

В результате понятие «уголовное судопроизводство» становится неопределенным не только по законодательству Казахстана, но и России. Поэтому необходимо провести семантический анализ словосочетания «уголовное судопроизводство» и раскрыть сущность и значение терминов «дело», «уголовное дело» и «производство».

Таким образом, уголовное судопроизводство представляет собой установленное уголовно-процессуальным законом производство по уголовному делу, иначе – деятельность, работа по совершенному общественно опасному деянию, запрещенному УК под угрозой наказания (ст.9 УК РК и ст.14 УК РФ), уголовно-процессуальная деятельность. Схематически это может быть представлено в следующем виде: уголовное судопроизводство = производство по уголовному делу = уголовно-процессуальная деятельность по делу, то есть уголовно наказуемому деянию, ставшему известным субъектам, осуществляющим рассматриваемое производство.

В теории и учебной литературе уголовное судопроизводство традиционно называют уголовным процессом [85, c.7]. Между ними обычно ставится знак равенства, что не совсем правильно. Это разные понятия. Термин «уголовный процесс» носит сугубо теоретический и потому условный характер. Им обозначают не только уголовно-процессуальную деятельность, но также науку и учебную дисциплину.

Очень жаль, что до настоящего времени встречаются и такие определения уголовного судопроизводства, которые, при всем уважении к их авторам, вряд ли приемлемы. Одним из них является обозначение уголовного процесса и, тем самым, уголовного судопроизводства, посредством термина «уголовно-процессуальное право (уголовный процесс)» [87]. Само по себе это словосочетание ущербно с семантической точки зрения, поскольку процесс и право – разные понятия. Первое означает деятельность, второе – отрасль права, ее регулирующую. Главное же заключается в том, что ч.2 ст.1 УПК Казахстана проводит более четкую грань между уголовно-процессуальным законодательством – составной частью уголовно-процессуального права – и уголовным судопроизводством, чем УПК России.

Следовательно, ставить знак равенства между этими понятиями нет оснований, смешение их вряд ли оправданно. Поэтому признать этот изыск «новеллой» в теории уголовного процесса нельзя. Он не столько разъясняет, сколько запутывает и без того непростой вопрос.

Недопустима также подмена уголовного судопроизводства словосочетанием «уголовное судопроизводство (уголовный процесс)» [88]. Дело в том, что таким образом объединены и соединены в одно два разных, друг с другом не совпадающих понятия. Первое является правовым термином, второе – научным. Далее, если уголовное судопроизводство представляет собой производство по уголовному делу, то уголовный процесс – понятие, повторяем, более широкое, ибо оно включает не только указанное производство, но также науку и учебную дисциплину.

В теории уголовный процесс (и, тем самым, уголовное судопроизводство) принято делить на стадии. Традиционным является деление уголовного судопроизводства на шесть стадий [76, c.66]. Но в литературе встречается и иное - представление уголовного процесса как системы, состоящей из семи [79, c.111], восьми [85, c.8] и даже пяти [89, c.5] стадий.

Кроме того, стадии по-разному называют:

первую – возбуждение уголовного дела [85, c.8], возбуждение уголовного производства [90];

вторую - предварительное расследование /варианты: дознание и предварительное следствие; предварительное расследование (дознание и предварительное следствие) [85, c.8].

третью - назначение судебного заседания [91, c.13], принятие дела к своему производству (назначение судебного заседания по делу), производство в суде до судебного разбирательства (принятие судом дела к своему производству) [85, c.8];

четвертую - судебное разбирательство;

пятую - производство в кассационной инстанции (варианты: производство в суде кассационной (второй) инстанции);

шестую - исполнение приговора;

седьмую – производство в надзорной инстанции [91, c.13];

восьмую - возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств [91, c.13].

Стадии классифицируют на: досудебные (возбуждение уголовного дела и предварительное расследование) и судебные (полномочия судьи до судебного разбирательства дела и подготовительные действия к судебному заседанию, судебное разбирательство, кассационное производство, исполнение приговора) и особые (исключительные) - производство в порядке надзора и возобновление уголовных дел по вновь открывшимся обстоятельствам [78, c.12-14]; обычные (возбуждение уголовного дела, предварительное расследование, судебное разбирательство, кассационное производство, исполнение приговора) и «две стадии…о которых принято говорить особо»: стадия пересмотра дела в порядке судебного надзора и стадия возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам [89, c.5].

Таким образом, уголовно-процессуальная стадия – это относительно самостоятельная часть уголовного процесса, отношения в которых подчинены определенной ведущей идее, являющейся отражением какой-либо стороны назначения уголовного процесса как формы осуществления судебной власти. Самостоятельность частей является относительной в силу их взаимной обусловленности между собой, о чем будет сказано более подробно при характеристике самих стадий.

Наличие признаков системности стадий уголовного процесса предполагает установление процессуального механизма, посредством которого нарушения требований закона, ошибки в правоприменении, допущенные в той или иной стадии, подлежат устранению в пределах своей стадии. Это означает, что каждая стадия наделена определенными признаками, в числе которых:

1) специфические задачи и обусловленное ими самостоятельное значение;

2) определенный законом круг процессуальных действий и уполномоченных на то субъектов;

3) определенные законом начальный и конечный моменты;

4) возможность быть по своей структуре и содержанию самодостаточной для завершения этой части принятием итогового процессуального решения.

Указанными признаками обладают, а, следовательно, и являются стадиями уголовного процесса:

  1.  возбуждение уголовного дела;
  2.  предварительное расследование преступлений (предварительное следствие и дознание);
  3.  предание лица суду;
  4.  назначение главного судебного разбирательства;
  5.  главное судебное разбирательство;
  6.  пересмотр приговоров и постановлений суда, не вступивших в законную силу, в апелляционной инстанции;
  7.  исполнение приговора.

По общему правилу, каждое уголовное дело в своем движении последовательно проходит эти стадии и поэтому они относятся к основным стадиям уголовного процесса.

Стадии могут состоять из отдельных взаимосвязанных фаз или этапов, которые самостоятельного значения не имеют, однако дают возможность проследить внутреннюю логику развития процессуальных отношений в пределах рассматриваемой стадии [79, c.111-113].

Исходя из вышеизложенного, на наш взгляд, есть все основания утверждать, что уголовное судопроизводство представляет собой идеальный, то есть должный, определенный нормами права, порядок деятельности участников уголовного судопроизводства в связи с получением предусмотренной законом (ч.1 ст. 177 УПК РК.) информации о преступлении и возникающие в ходе ее осуществления правовые отношения.

Таким образом, уголовное судопроизводство является единственной юридически значимой правовой формой применения уголовного закона и тем самым одним из важнейших средств борьбы с преступностью.

В этой связи, считаем необходимым внести изменение в действующий Уголовно-процессуальный кодекс Казахстана и заменить терминологическое словосочетание «уголовный процесс» на «уголовное судопроизводство» во всех нормах уголовно-процессуального законодательства, в частности и названия статьи 8 УПК РК, которая называется «Задачи уголовного процесса». Кстати, аналогичная статья УПК КазССР (ст. 3) называлась «Задачи уголовного судопроизводства».

Кроме того, в действующей Конституции Республики Казахстан нет термина «уголовный процесс», а в разделе VII «Суды и правосудие» речь идет об уголовном судопроизводстве.

Конституция Республики Казахстан объявила человека, его права и свободы высшей ценностью и указала, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст.1), то есть в Республике Казахстан в иерархии ценностей на первое место поставлена личность.

Думается, что задачами уголовного процесса являются:

1) своевременное и полное раскрытие подготавливаемых и совершенных преступлений;

2) изобличение лиц, виновных в совершении преступлений, и реабилитация невиновных;

3) правильное применение в уголовном процессе всех норм законодательных и подзаконных актов;

4) воспитательно-предупредительное воздействие на участников уголовного судопроизводства и других лиц, обладающих криминогенно - виктимогенным комплексом.

Эти задачи можно разделить на две группы: задачи, решаемые по каждому уголовному делу, и задачи, решаемые уголовным судопроизводством как социально-правовым явлением (стратегические, перспективные). К первой группе относятся первые три из перечисленных задач. Вторую группу составляет последняя из указанных задач.

С учетом сформулированных задач и назначения (целей) уголовного судопроизводства вряд ли справедливы суждения некоторых авторов о том, что новый уголовно-процессуальный закон «отвергает репрессивную направленность процессуальной деятельности», поскольку репрессивный характер уголовного процесса никто не может по объективным причинам ни «отвернуть», ни отменить, ни ликвидировать [94, c.42].

По всей вероятности, при оценке норм нового уголовно-процессуального закона следует обращать внимание на оптимальное сочетание репрессивных и реабилитационных начал в уголовном судопроизводстве [95, c.5-7].

Таким образом, уголовное судопроизводство следует рассматривать как систему возникающих, развивающихся и прекращающихся процессуальных действий и правоотношений в их взаимосвязи и взаимопроникновении. В каждой стадии уголовного процесса круг лиц, осуществляющих процессуальную деятельность, различен, а уголовно-процессуальные отношения складываются, существуют и переходят в следующую стадию между определенными участниками правоотношений.

2.2 Сущность и значение прокурорского надзора 

Прокуратура Казахстана была учреждена 13 июля 1922 года постановлением сессии Казахского ЦИКа 2-го созыва, утвердившей «Положение о прокурорском надзоре». При этом государственная прокуратура учреждалась «в целях обеспечения надзора за соблюдением законов и в интересах правильной постановки борьбы с преступностью».

До 1933 года органы прокуратуры входили в состав Верховного Суда СССР. В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 года «Об утверждении Прокуратуры Союза ССР» прокуратура становилась самостоятельным государственным органом.

С образованием Союза Советских Социалистических Республик прокуратура была преобразована в общесоюзный орган. Конституция СССР 1936 года окончательно закрепила построение прокуратуры в виде единой централизованной системы во главе с Прокурором СССР, назначаемым Верховным Советом СССР. Особый статус прокурорского надзора, его роль в обеспечении законности позволили дать ему в Конституции 1936 года наименование высшего надзора, которое затем было воспроизведено и в Конституции СССР 1977 года. Оно способствовало укреплению авторитета прокуратуры, усилению ее влияния на состояние законности в стране. Название полностью соответствовало сущности прокурорского надзора.

В 1955 году было издано Положение о прокурорском надзоре в СССР, которое расширило полномочия прокуратуры. После принятия Конституции СССР в 1977 г. впервые в истории прокуратуры ее деятельность была определена Законом «О прокуратуре СССР».

Особенности прокурорского надзора, позволившие присвоить ему наименование высшего, по мнению авторитетных специалистов в области теории прокурорского надзора, заключались в следующем: учитывая тот фактор, что Генеральный прокурор назначался высшим органом государственной власти страны (в тот период Верховным Советом СССР) и принималось во внимание, что прокурорский надзор не ограничивался рамками отдельных отраслей государственного строительства, осуществлялся с позиции внедрения единой законности на всей территории страны [96, c.22]. Аргументы, с уверенностью можно сказать, убедительные. Тем не менее, относительно небольшая группа ученых выступила против признания прокурорского надзора высшим. Приводимые ими доводы оказались востребованными в период массированной критики прокуратуры 80-х – начале 90-х гг. прошлого столетия. В 1991 г. одной из внесенных в ст.164 Конституции (Основной Закон) СССР поправок наименование прокурорского надзора «высшим» было исключено [97, c.10].

После распада СССР, еще в период действия Конституции Казахской ССР 1978 года, впервые был принят Закон о прокуратуре Казахстана (1992 год). С принятием Конституции Республики Казахстан (1993 г.) интенсивно и неоднозначно развивается законодательство, в том числе об организации и деятельности прокуратуры.

Постановлением Президента республики от 12 февраля 1994 года №1469 была утверждена Государственная программа правовой реформы в Республике Казахстан. Она определила основные направления развития законодательства, реформы судебной системы, включая органы прокуратуры. В 1995 году принята новая Конституция Казахстана, изменившая состав функций прокуратуры, а вскоре были изданы указы Президента Казахстана, имеющие силу закона, об основных правоохранительных органах, в том числе «О прокуратуре Республики Казахстан».

Прошедшие со времени обретения независимости экономические и политические преобразования создали в Казахстане прочный фундамент для дальнейшего поступательного развития демократии и необходимости процесса формирования гражданского общества. В решении этих задач огромная роль принадлежала и прокурорскому надзору, являющемуся одним из важнейших институтов государственного контроля и осуществляющему свое функционирование в рамках законодательно закрепленных положений. Также немаловажным является еще и то, что «при развитии и совершенствовании системы государственного контроля, а также права и законодательства изучаемому виду надзора отводится основная и главная задача обеспечения законности при осуществлении этих процессов. В связи с этим, до сегодняшнего дня остается актуальной проблема полного определения содержания, а также места и роли прокурорского надзора в общей системе государственного контроля в Республике Казахстан» [98].

Тотальный характер прежнего прокурорского надзора уже в истории, но его позитивный потенциал остается востребованным.

Как следует из содержания статьи 83 Конституции Республики Казахстан, прокуратура от имени государства осуществляет высший надзор за точным и единообразным применением законов, указов Президента Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов на территории республики, за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, административного и исполнительного производства, принимает меры по выявлению и устранению любых нарушений законности, а также опротестовывает законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции и законам республики. Прокуратура представляет интересы государства в суде, а также в случаях, порядке и в пределах, установленных законом, осуществляет уголовное преследование. Исходя из этого, под прокурорским надзором можно понимать осуществляемую от имени государства деятельность специально уполномоченных должностных лиц - прокуроров по обеспечению точного исполнения и единообразного применения законов государственными и общественными образованиями путем выявления и своевременного устранения нарушений законов, привлечения виновных к установленной законом ответственности.

В соответствии с Конституцией Республики Казахстан от 30 августа 1995 года прокуратура Республики Казахстан не относится ни к одной из ветвей государственной власти. Вместе с тем, особый правовой статус прокуратуры создает условия для ее результативного сотрудничества со всеми ветвями власти. Законодательной власти прокурорский надзор за исполнением принимаемых ею актов помогает в практической реализации содержащихся в них правовых норм. Исполнительная власть имеет в лице прокуратуры надежного союзника в укреплении государственной дисциплины, основывающейся на точном и единообразном исполнении законов. Действия прокуратуры по выявлению, устранению и предупреждению средствами прокурорского надзора нарушений закона позволяет органам исполнительной власти более эффективно, с меньшими затратами проводить в жизнь принимаемые управленческие решения. Участие же прокурора в рассмотрении дел судами помогает с меньшей степенью вероятности судебной ошибки разрешать правовые конфликты, возникающие в практике исполнения законов.

Следует отметить, что в отличие от судебной и исполнительной власти прокуратура непосредственно не применяет наказаний к правонарушителям, она требует, чтобы компетентные органы восстановили нарушенную законность и в необходимых случаях привлекли виновных к установленным формам ответственности. Предложения прокуроров, внесенные в установленном законом порядке, обязательно должны быть рассмотрены теми государственными органами, должностными лицами и общественными организациями, которым они адресованы.

В соответствии с Законом Республики Казахстан «О Прокуратуре» от 21 декабря 1995 года № 2709 прокуратура Республики Казахстан - подотчетный Президенту Республики Казахстан государственный орган, осуществляющий высший надзор за точным и единообразным применением законов, указов Президента Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов на территории республики, за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, административного и исполнительного производства.

Прокуратура принимает меры по выявлению и устранению любых нарушений законности, опротестовывает законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции и законам республики, представляет интересы государства в суде, а также в случаях, порядке и пределах, установленных законом, осуществляет уголовное преследование.

Организация, порядок деятельности прокуратуры Республики Казахстан и полномочия прокуроров определяются Конституцией Республики Казахстан, Законом Республики Казахстан «О Прокуратуре» от 21 декабря 1995 года, законодательными актами, международными договорами, ратифицированными Республикой Казахстан, а также приказами Генерального прокурора республики.

Прокуратура Республики Казахстан составляет единую централизованную систему органов и учреждений с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору республики.

Прокуратура Республики Казахстан осуществляет свою деятельность независимо от других государственных органов и должностных лиц, политических партий и других общественных объединений.

Запрещается вмешательство в деятельность органов прокуратуры при осуществлении ими своих полномочий, установленных законодательством.

Акты прокурорского надзора, вынесенные на основании и в порядке, установленном законом, обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан.

Органы прокуратуры действуют гласно в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства республики об охране прав и свобод граждан, защите государственных секретов.

В целях обеспечения верховенства Конституции и законов, защиты прав и свобод человека и гражданина, осуществляя высший надзор за точным и единообразным применением Конституции, законов и указов Президента Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов, прокуратура от имени государства:

1) выявляет и принимает меры к устранению нарушений Конституции, законодательных актов и актов Президента республики;

2) осуществляет надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, административного и исполнительного производства;

3) представляет интересы государства в суде;

4) опротестовывает законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции и законам республики;

5) в порядке и в пределах, установленных законом, осуществляет уголовное преследование;

6) формирует государственную правовую статистику с целью обеспечения целостности, объективности и достаточности статистических показателей, ведет специальные учеты, осуществляет надзор за применением законов в сфере правовой статистики и специальных учетов [99].

Отсюда следует, что прокуратура Республики Казахстан составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному Прокурору Республики. Она осуществляет свои полномочия независимо от других государственных органов, должностных лиц и подотчетна лишь Президенту Республики. Из указанных конституционных положений можно вывести, по крайней мере, три характерные для прокуратуры черты.

Первая - это то, что прокуратура составляет единую централизованную систему. Следовательно, прокуратура Республики Казахстан является особой, обособленной от других органов государства системой.

Вторая ее черта вытекает из первой - прокуратура осуществляет свои полномочия независимо от других государственных органов и должностных лиц. Это означает, что ни один государственный орган, начиная от Парламента и кончая местными представительными органами, от Правительства до местных исполнительных органов, ни одно должностное лицо, ни одно из звеньев судебной системы не вправе вмешиваться в деятельность органов прокуратуры.

Однако это не означает, что прокуратура абсолютно независима и функционирует сама по себе. Она составляет особую часть механизма государства и должна быть подотчетна тому, кто руководит государством. Таким высшим должностным лицом в Республике является Президент, который выступает от имени народа и государства. Прокуратура выступает от имени государства в пределах своих полномочий. Это третья характерная черта прокуратуры Республики Казахстан [100, c.172-173].

Итак, одним из основных направлений деятельности прокуратуры является осуществление прокурорского надзора. Прокурорский надзор - осуществляемая от имени государства деятельность специально уполномоченных должностных лиц - прокуроров по обеспечению точного исполнения и единообразного применения законов на всей территории Республики Казахстан путем своевременного выявления и принятия мер:

а) к выявлению и своевременному устранению любых нарушений закона, причин и условий, способствующих им;

б) к восстановлению нарушений законности;

в) к привлечению виновных лиц к установленной законом ответственности.

Как следует из содержания статьи 83 Конституции, на прокуратуру возложено осуществление от имени государства высшего надзора за точным и единообразным применением законов, указов Президента Республики Казахстан, принятие мер по выявлению и устранению любых нарушений законности. Целью прокурорской деятельности является обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, социально-экономических, политических и иных прав и свобод граждан, местных органов законодательной и исполнительной власти, предприятий, учреждений и организаций, общественных и политических организаций и движений. Исходя из этого, под прокурорским надзором можно понимать осуществляемую от имени государства деятельность специально уполномоченных должностных лиц – прокуроров по обеспечению точного исполнения и единообразного применения законов государственными и общественными образованиями путем выявления и своевременного устранения нарушений законов, привлечения виновных к установленной законом ответственности .

А. Голованцев определяет надзор как наблюдение (слежение) за законностью действий различных органов и лиц, и при необходимости вмешательство, пресечение их незаконных действий. Однако понимать под надзором только наблюдение недостаточно. Если раньше термин «наблюдение» использовался для определения полномочий такого надзорного органа, как прокуратура, как это было в ряде законодательных актов о прокурорском надзоре двадцатых годов, то теперь употребляется понятие «надзор». Надзор прокурора, «присмотр, проверка» - это наиболее активная форма его деятельности, нежели «наблюдение».

Органы прокуратуры, осуществляя прокурорский надзор, стали органами конституционного надзора, которые осуществляют надзор за соблюдением норм Конституции. Проблема обеспечения точного и  единообразного применения законов приобрела первостепенное значение, и в соответствии с этим возросла роль прокурорского надзора, который в известной степени обеспечивает применение законов.

Таким образом, прокурорский надзор – один из важнейших рычагов укрепления законности, утверждения государственности и демократии, тем более что наше общество находится еще в самой начальной фазе построения правового государства. Осуществление конституционной законности возводит прокуратуру на ту необходимую ступень надзора, когда она может встать на защиту прямого нарушения конституционных прав человека и гражданина.

Цель прокурорского надзора - обеспечение верховенства закона, прав и свобод человека и гражданина, суверенного права Республики Казахстан, прав органов государственной власти и органов местного самоуправления, учреждений и организаций, общественных и политических организаций и учреждений.

Сущность прокурорского надзора заключается именно в формировании правоприменительной практики, обеспечивающей единое понимание законов государственными органами, представительными (законодательными) и исполнительными органами власти Республики Казахстан, органами местного самоуправления, другими органами, организациями и лицами, на которых распространяются надзорные полномочия прокуроров, и точное исполнение ими содержащихся в законах правовых предписаний.

Задачи прокурорского надзора определяются его государственно-правовым назначением и местом в правоохранительной системе страны. Как орган, стоящий на защите законности, прокуратура призвана обеспечить:

а) своевременное выявление нарушений закона;

б) своевременное и радикальное устранение нарушений закона;

в) предупреждение нарушений закона.

Названные задачи отражают содержание и сущность прокурорского надзора. К определению задач можно подходить с различных позиций. Однако какие бы варианты формулировок задач ни предполагались, если прокурорский надзор не будет ориентироваться на своевременное выявление, устранение и предупреждение нарушений закона, своего предназначения он не выполнит. В то же время понимание задач прокурорского надзора в качестве инициирующих прокурорский надзор стимулов, в основе которых лежит стремление к получению максимально полной информации о допускаемых государственными органами, негосударственными структурами, должностными и юридическими лицами нарушений закона; принятию мер по пресечению правонарушений; устранению их последствий, восстановлению нарушенных прав, а также предупреждению нарушений закона, с оптимальной полнотой определяет содержание и характер действий по выполнению прокуратурой надзорной функции.

Имея своими задачами ограждение закона от воздействий извне, выявление, устранение и предупреждение нарушений закона, прокурорский надзор исходит исключительно из тех норм, которые содержатся в законе, руководствуется государственной волей, выраженной в законе. Для прокурора нет других интересов, кроме обеспечения верховенства закона, формирования обстановки, необходимой для единообразного и точного применения законов, активного противодействия любым попыткам исказить смысл закона, дать ему истолкование, выгодное тому или иному субъекту правоприменения. Осуществляя надзор, прокурор независим от местнических и ведомственных влияний, для него не имеют силы соображения политического характера. Для прокурора действительна только та «политика», которая воплощена в законе. Абсолютна недопустимым для него является осуществление надзорной деятельности, исходя из личных побуждений, мести, защиты групповых, клановых интересов [97, c.10-11].

Прокуратуре, сочетающей широкий спектр надзорных функций с уголовным преследованием, требуется максимально использовать свой потенциал и предоставленные законом полномочия для утверждения и дальнейшего развития идей правового государства, незыблемости Конституции. Прокурорский надзор, особенно в вопросах защиты прав и свобод человека и гражданина, должен носить системный характер. При осуществлении надзора за предварительным следствием и дознанием прокурор должен активно пресекать любые нарушения закона со стороны органов уголовного преследования и их должностных лиц, мерами прокурорского надзора всемерно способствовать усилению борьбы с преступностью и коррупцией.

Основные усилия прокуроров должны быть нацелены на обеспечение законности в деятельности государственных органов и должностных лиц.

При осуществлении надзора за законностью судебных актов при отправлении правосудия работа органов прокуратуры должна быть направлена на построение взаимоотношений с судом в соответствии с конституционными принципами осуществления правосудия только судом, независимости судей при отправлении правосудия и подчинения их только Конституции и закону.

В этой сфере деятельности прокуроры должны быть нацелены на обеспечение реальной защиты прав и свобод граждан, юридических лиц и государства на всех стадиях судебного рассмотрения дела.

Назрела необходимость активного участия прокуратуры в международных связях, прежде всего с сопредельными государствами, особенно входящими в СНГ, и их прокурорами. Первоочередное внимание заслуживают вопросы надзора за исполнением международных обязательств по охране биоресурсов Каспийского моря, гармонизации экономико-юридических мер ответственности за экологические правонарушения, мер по возмещению вреда, причиненного воздействием на природную среду [69].

Сегодня можно констатировать, что прокурорский надзор – это «правовой механизм, порожденный объективными потребностями общества, являющийся инструментом обеспечения законности и правопорядка в государстве». Как видно, «прокурорский надзор охватывает всю систему действующего права, что значительно возвышает прокуратуру над другими государственными органами, наделенными контрольно-надзорными функциями, и отодвигает большинство из них в разряд поднадзорных прокуратуре».

Насколько высока роль прокурорского надзора в нашей стране, свидетельствует простое его сравнение с деятельностью органов прокуратуры других стран СНГ. В частности, Г.С. Сапаргалиев отмечает, что: «Прокуратура в Российской Федерации осуществляет надзор лишь за исполнением законов, в то время как прокуратура Республики Казахстан осуществляет высший надзор за применением законов, указов и иных нормативных правовых актов республиканского уровня. Такое же сравнение можно провести и с другими странами СНГ, где на прокуратуру возложен надзор за исполнением законов».

По мнению М.С. Нарикбаева, Г.К. Утибаева и М.М. Алиева, прокурорский надзор - самостоятельный, специфичный вид государственной деятельности, который, кроме прокуратуры, не могут осуществлять никакие другие государственные, общественные, самодеятельные или иные организации, учреждения или должностные лица.

Прокурорский надзор осуществляется от имени государства - Республики Казахстан. Важность этого положения в том, что прокурор, осуществляя надзор, выявляет правонарушения, принимает меры по их устранению и наказанию виновных не от имени отдельных органов местного управления, исполнительной или судебной власти, а в совокупности от всех их, объединяемых системой государства, приводя, таким образом, интересы отдельных органов, организаций, учреждений, должностных или физических лиц в соответствие с интересами государства в целом.

Прокурорский надзор - самостоятельный вид государственной деятельности. Его отличие от других видов государственной деятельности определяется спецификой содержания этой деятельности, состоящей в проверке точности соблюдения Конституции Республики Казахстан, исполнения требований законов, соответствия иных правовых актов закону и принятия мер по устранению выявленных правонарушений с помощью средств, предоставленных законом только прокуратуре.

«Соответственно, именно надзор за законностью является ключевым в определении прокурорского надзора как особого вида государственного контроля, что характерно только для правового государства, поскольку управленческое воздействие на субъекты негосударственной сферы должно ограничиваться исключительно законодательством, и организационное воздействие должно применяться в определенной, ограниченной законодательством мере» [98, с.18].

Следовательно, учитывая вышеизложенное, можно охарактеризовать прокурорский надзор как один из видов государственного контроля, поскольку единство государственной власти закреплено в Конституции, и прокурорский надзор в целом входит в систему государственного контроля на высшем уровне именно с целью обеспечения законности в государстве.

Прокурорский надзор сегодня - единственный вид государственного контроля, который в состоянии оперативно реагировать и добиваться устранения нарушений законности. Практически прокуратура выступает как беспристрастный надзиратель без ведомственности за деятельностью соответствующих государственных органов и их должностных лиц. Поэтому, можно говорить о том, что с точки зрения прав личности прокурорский надзор является надежным гарантом. Он обеспечивает гражданам доступность правовой защиты, а значит, возможность быстрого и эффективного восстановления нарушенного права, позволяет ввести элементы правовых презумпций и преюдиций. Более того, он всегда объективен, так как не связан с работой ни одного государственного органа.

Суммируя сказанное, можно отметить следующие особенности прокурорского надзора в системе государственного контроля в условиях унитарного государства Казахстан с учетом рассмотренных правовых положений, определяющих его содержание.

Во-первых, прокурорский надзор выполняет задачи, поставленные перед ним государством, в целях укрепления законности и правопорядка в стране. Если Президент объединяет усилия всех ветвей власти, обеспечивает согласованное их функционирование, тем самым выступает как бы системообразующим ядром государственного механизма, то прокуратура, осуществляя надзор за конституционной и обычной законностью, служит цементирующим элементом этого механизма.

Во-вторых, «прокурорский надзор служит не какой-либо части государственного механизма, а всему государству. Это доказывается совокупностью предоставленных ему государством полномочий, функциями, а также его правозащитной ролью».

В-третьих, прокуратура выступает от имени государства, поэтому «... ей предоставлено право высшего надзора, и надзору в соответствии с Конституцией РК подлежат все ветви государственной власти».

Таким образом, прокурорский надзор в Республике Казахстан, будучи составной и неотъемлемой частью государственного контроля, служит неизменным механизмом укрепления законности в государстве, он представляет собой действенный правовой механизм защиты правопорядка, установления законности, без функционирования которого не может обойтись ни одно цивилизованное и демократическое государство, ставящее целью создание правовых гарантий развития своего общества. Прокурорский надзор - один из важнейших рычагов укрепления законности, утверждения государственности и демократии, тем более что наше общество находится еще только в фазе построения правового государства.

Таким образом, прокурорский надзор отличается от иных видов контрольно-надзорной деятельности именно главной своей направленностью - надзором за точным и единообразным исполнением законодательства. Надзор означает деятельность только по оценке соответствия законам актов и действий поднадзорных органов, организаций, должностных лиц; контроль как элемент управленческого процесса, помимо оценки законности, включает и оценку целесообразности тех или иных решений, и возможность в силу этого непосредственного вмешательства в конкретную деятельность контролируемых органов. Соответственно, именно надзор за законностью является отличительной чертой прокурорского надзора от иных видов контрольно-надзорной деятельности. Принимая во внимание именно этот критерий, необходимо характеризовать прокурорский надзор как один из видов государственного контроля, что вытекает и из практического применения терминов «контроль», применяемых в законодательстве, причем под контролем понимается и контроль за реализацией норм законодательства, осуществляемый органами исполнительной власти. Именно законность является основным условием и целью функционирования правового государства. Наиболее важной функцией правового государства является обеспечение прав и свобод человека и гражданина. При этом законность выступает в качестве решающего условия осуществления данной, определяющей правовую государственность, функции. Соответственно, важнейшим способом обеспечения прав и свобод граждан является прокурорский надзор. Обеспечивая единообразное понимание и применение законов, прокурорский надзор, в силу своего содержания целей и задач, объективно выступает как способ обеспечения законности, в том числе конституционной.

В условиях дальнейшего развития и совершенствования системы государственного управления, права и законодательства, органам прокуратуры отводится задача обеспечения законности осуществления этих процессов, что, в свою очередь, предполагает научно обоснованное развитие прокурорского надзора.

2.3 Полномочия прокуроров при осуществлении надзора за законностью

Слово «полномочия» означает умелое и квалифицированные выполнение лицом, возложенных на него публичных обязанностей. 

Понятие полномочий, или «компетенции», происходит от латинского competere – добиваться, соответствовать, подходить. В новейших энциклопедиях определяется как совокупность установленных нормативными актами прав и обязанностей (полномочий) организаций, органов, должностных лиц, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих организациях [113, с.205-206]. Полномочие в гражданском праве – это субъективное право лица совершать сделки, а в публичном праве – право и одновременно обязанность соответствующего субъекта действовать в определенной ситуации способом, предусмотренном законом или иным правовым актом.

Многие разработки в данной сфере представляют собой своего рода микроанализ отдельного носителя, субъекта компетенции. Между тем ее системные характеристики и виды, их взаимосвязи исследованы в меньшей степени. Организация публичной власти в обществе призвана решать стратегические задачи и выполнять общественно-необходимые функции. Ее сужение по уровням дает сложную картину.

Сказанное позволяет в самом общем виде определить компетенцию как возложенный законно на уполномоченный субъект объем публичных дел. Будучи сложным явлением, она состоит из элементов двоякого рода:

а) нормативно установленные цели;

б) предметы ведения как юридически определенные сферы и объекты воздействия;

в) властные полномочия как гарантированная законом мера принятия решений и совершения действий. Сопутствующим элементом является ответственность за их неисполнение. Без них компетенция теряет публично-правовую обеспеченность с помощью разных средств.

Поясним подробнее элементы компетенции. Установленные цели означают способ длительной нормативной ориентации субъектов права и устойчивую деятельность по достижению этих целей. В широком смысле имеются в виду публичные функции, без выполнения которых общество и государство не могут обеспечить свою жизнедеятельность и свое существование. Это – политические, экономические, социальные, экологические и международные функции, каждая из которых имеет, естественно, свое историческое «наполнение и измерение». Таково управление государственными делами.

Второй элемент компетенции – властные полномочия. Пояснения требует их характер, поскольку наличие прав нередко трактуется теоретически и практически – как свобода усмотрения в их использовании. Между тем обладающие полномочиями структуры и органы одновременно наделены обязанностями их осуществления. Публичная сфера предполагает соединенность прав и обязанностей в формулу «полномочия» как правообязанность, которую нельзя не реализовать в публичных интересах. Тут проявляется своего рода «автоматизм» действия этой формулы, позволяющий поддерживать преемственность власти и управления и правового порядка. Достигается та устойчивость выполнения публичных функций, в которых так нуждается общество в целом, граждане и юридические лица.

Весьма важным является понятие субъектов компетенции. К ним относятся управомоченные институты (структуры) и лица, которые вправе и обязаны действовать в пределах определенной сферы на основе установленных полномочий. Осуществление ими полномочий всегда означает возникновение компетенционных правоотношений. Основанием служат, прежде всего, нормативные цели (задачи) и вышеназванные элементы компетенции как постоянно (непрерывно) осуществляемые. Конечно, отдельные ситуации (в том числе имеющие юридическую характеристику) побуждают применять те или иные полномочия, принимать конкретные решения и т.п. Здесь юридический факт служит основанием для компетенционных правоотношений.

К субъектам компетенции относится государство, а его международная правосубъектность позволяет вести речь о международных организациях и межгосударственных объединениях. Далее следует выделить в качестве субъектов компетенции различные государственные институты и органы. К ним можно отнести и местное самоуправление как институт народовластия. Есть достаточные основания и для выделения публичных учреждений, оказывающих публичные услуги. Ведь не только субъекты права, как властные структуры, являются носителями компетенции. К таковым мы относим структуры, оказывающие публичные услуги. Их статус определяется законами, иными нормативными актами, равно как и перечень услуг и характер отношений с клиентами. Эти организации структурно объедены в системы, возглавляемые управленческими органами.

Каждый субъект обладает своим объемом и характером компетенции. Как базовое, данное понятие может иметь видовое выражение в виде публичных функций, предметов ведения, полномочий или прав и обязанностей, юрисдикции, публичных услуг.

В любой стране, при любом режиме власть заинтересована в учреждении такого органа государства, который по своей структуре и полномочиям отвечал бы задаче внедрения единого порядка и единой законности во всех областях жизни. Государственная и общественная жизнь обязывает, чтобы в стране существовал надежный механизм, обеспечивающий строгое и точное соблюдение законов, а также правопорядок. Поэтому основным неотъемлемым атрибутом политической системы почти каждого государства является такая структура, как прокуратура.

Если кратко определить суть деятельности прокуратуры, то это профессиональные служение Закону, утверждение его верховенства, обеспечение порядка, основанного на неукоснительном соблюдении общеобязательных правил поведения людей, которые изложены в правовых нормах.

Современное общественное развитие все более последовательно утверждает все ценности и приоритеты. Если раньше власть, ее захват или переход, использование были главной целью политических сил, то в настоящее время приоритетным становится девиз «публичная власть на основе закона». Власть как устроитель, организатор и охранитель может быть эффективной и демократичной лишь на прочном конституционном и законодательным фундаменте.

Ее устойчивость, предсказуемость и открытость на основе закона означает два важных следствия. Это – уменьшение удельного веса подзаконных актов в определении компетенции и содержания деятельности всех публичных структур.

Для успешного осуществления прокурорского надзора за применением законов прокуроры наделены определенными полномочиями, под которыми понимается совокупность прав и обязанностей. Характер и пределы полномочий прокурора определяются спецификой задач надзора за применением законов.

Перечень полномочий прокурора содержится в ст. 29 Закона «О прокуратуре» Республики Казахстан. При осуществлении надзора прокурор вправе:

- вызывать граждан и должностных лиц и получать от них показания по вопросам проводимой проверки;

- беспрепятственно по предъявлении служебного удостоверения входить на территорию и в помещения государственных органов, а также организаций всех форм собственности (получать в банках сведения по операциям и счетам физических и юридических лиц по вопросам проводимой проверки с соблюдением требований к неразглашению сведений, составляющих коммерческую, банковскую и иную охраняемую законом тайну; в целях выявления скрытых преступлений требовать от компетентных органов осуществления оперативно-розыскных мероприятий с уведомлением об их результатах);

- получать от руководителей и других должностных лиц необходимые документы, материалы, статистические данные и иные сведения о состоянии законности и принимаемых мерах по ее обеспечению;

- привлекать специалистов для участия и проверке и даче заключений;

- требовать производства в соответствии со своей компетенцией проверок поступивших в прокуратуру материалов, обращений и обязывать сообщать об их результатах;

- привлекать к осуществлению проверок сотрудников других правоохранительных органов для обеспечения безопасности и надзорной деятельности (назначить экспертизы);

- выполнять иные проверочные действия, предусмотренные законами Республики Казахстан [99].

Эти полномочия, согласно п.1 ст.5 Закона РК «О прокуратуре», осуществляются прокурором путем проведения проверок в пределах своей компетенции после вынесения постановления о производстве таковой в связи с поручением Президента Республики Казахстан; заявлениями, жалобами, сообщениями и другими данными о нарушениях законодательства; непосредственным выявлением признаков нарушения законодательства; поручением или запросом вышестоящего прокурора.

Некоторые авторы традиционно полномочия прокурора по надзору за исполнением закона делят на две группы:

  •  полномочия по выявлению нарушений закона, их причин и способствующих им условий;
  •  полномочия по устранению нарушений закона.

Первая группа полномочий прокуроров по надзору за исполнением законов направлена на своевременное выявление нарушений законов и способствующих им обстоятельств (причин и условий) и установление виновных в этом лиц. Эти полномочия закреплены в ст. 29 Закона «О прокуратуре».

Полномочия по выявлению нарушений закона, их причин и способствующих им условий обеспечивают установление фактических данных о событии правонарушения, способе его совершения, лицах, ответственных за его совершение, причиненном ими вреде, о конкретных обстоятельствах, приведших к совершению правонарушения. В зависимости от источника информации, с помощью которой производится выявление правонарушений, различаются полномочия, ориентированные на получение требуемых сведений: путем непосредственного обнаружения прокурором фактов противоправных действий (бездействия) и незаконных правовых актов, путем истребования и изучения необходимых документов, путем получения информации от физических лиц, а также путем использования помощи специалистов.

Непосредственное обнаружение прокурором фактов противоправного поведения и незаконных правовых актов занимает существенное место в практике надзора за исполнением законов по многим его направлениям: надзора за исполнением законов о приватизации, земельной реформе, о собственности, о предпринимательской деятельности и др. Оно обеспечивается прежде всего правом прокурора на беспрепятственный вход на территорию и в помещения органов, надзор за исполнением законов которыми осуществляет прокурор. Никаких препятствий для реализации названного права не может и не должно создаваться. Для прохода на нужную территорию прокурору достаточно предъявить служебное удостоверение. По предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения органов, за исполнением законов которыми он осуществляет надзор. Для вхождения на территорию и в помещения особо режимных (секретных) объектов прокурору необходимо иметь соответствующий допуск, дающий право работы с документами и иными материалами, содержащими сведения, отнесенные к государственной или военной тайне, являющейся разновидностью государственной тайны. Это простая и очевидная истина, однако, понимается надлежащим образом не всеми лицами, в основном к ним относятся бизнесмены, руководящие работники некоторых органов исполнительной власти, банков, коммерческих структур. На прокуроров пытаются распространить правила пропускного режима, требующие предварительного согласования визита представителя надзорной власти с руководством поднадзорного объекта, заказа пропуска и т.п. В наше время, когда в короткий срок были предусмотрены существовавшие до этого нормы организации политической, экономической, социальной сфер жизни общества, многим чиновникам, «деловым людям» такое положение представляется вполне нормальным. Нетрудно заметить, что в нем изначально заложена порочная в своей основе идея неуважения государственной власти, пренебрежения к нормам права. На соблюдении правовых норм держится порядок в любом государстве мира.

Право беспрепятственного входа заключает в себе возможность попадания прокурора в нужное время и место, к нужному лицу. Право прокурора на беспрепятственный вход на поднадзорные ему объекты не может быть ограничено ведомственными и иными нормативными актами. Такого рода нормативные акты должны незамедлительно опротестовываться соответствующими прокурорами.

Информация, которую получает прокурор на объекте на основе своих непосредственных наблюдений, может характеризовать широкий круг вопросов обеспечения законности. По состоянию средств техники безопасности на производстве может быть, например, составлена практически исчерпывающая информация о соблюдении законодательства о качестве продукции. Складские помещения, площадки хранения комплектующих изделий, готовой продукции могут помочь составить представление о соблюдении законодательства об учетной дисциплине, финансах и др.

Личные наблюдения прокурора, как правило, дополняются документальными данными, которые прокурор имеет возможность получить благодаря предоставленному ему праву доступа к документам и материалам. Не случайно право беспрепятственного входа на территории и в помещения поднадзорных органов и право доступа к материалам и документам предусмотрены ч.1 ст.29 Закона «О прокуратуре РК».

Реализуя это полномочие, прокурор руководствуется исключительно служебными (государственными) интересами. Следует иметь в виду, что закон не содержит каких-либо ограничений в зависимости от содержания документов и материалов, степени их открытости. Прокурор имеет доступ ко всем документам и материалам с грифом «для служебного пользования», а также содержащих сведения, составляющие коммерческую тайну, информацию медицинского, интимного и иного характера, не подлежащую оглашению. Однако, обладая такими сведениями, прокурор не вправе разглашать их. Что же касается документов и материалов, содержащих сведения, составляющие государственную или военную тайну, т.е. документов и материалов с грифом «секретно» и «совершенно секретно», то прокурор допускается к ним при наличии у него соответствующего допуска. Знакомясь с подобными документами и материалами, изучая их, он обязан соблюдать установленные правила обращения с ними. При разглашении сведений, содержащих служебную, военную или государственную тайну, прокурор несет установленную законом ответственность наравне с другими должностными и иными лицами [42, c.125-126].

Вопрос о работе прокурора с документами достаточно широк по объему. В данном случае хотелось бы отметить, что изучение документов и материалов на месте имеет такие преимущества, как возможность получения необходимых пояснений, справок от работников проверяемой организации, возможность сопоставления данных, отраженных в документах, с фактическим положением дел. Наконец, немаловажное значение имеет элемент внезапности, который свойственен обращению прокурора к документам непосредственно на том объекте, где по имеющейся информации совершаются правонарушения. Ознакомление с документами может помочь прокурору установить конкретные факты нарушений закона и получить соответствующую доказательственную информацию, наметить пути, определить формы и способы получения недостающих данных.

Вторая группа полномочий прокуроров по надзору за исполнением законов направлена на устранение выявленных нарушений законов и способствующих им обстоятельств, а также на привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушении закона. Названные полномочия закреплены в Законе о прокуратуре и в инструкции об организации прокурорского надзора за законностью. Прокурор в пределах своей компетенции также полномочен: принимать меры к обеспечению в установленном порядке возмещения материального ущерба, причиненного нарушением закона; обращаться в интересах государственных, кооперативных органов, общественных организаций и граждан с исковыми заявлениями в суды.

В ст.6 Закона о прокуратуре закреплено принципиально важное положение о том, что требования прокурора, вытекающие из его полномочий, подлежат безусловному исполнению в установленный срок. Закреплено также, что неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, а также уклонение от явки по его вызову влечет за собой установленную законом ответственность.

Многие права прокуроров являются вместе с тем и их обязанностями. Например, из права прокурора истребовать для проверки соответствия законам правовых актов органов представительной и исполнительной власти вытекает его обязанность систематически проводить проверки законности этих актов, принимать меры к своевременному выявлению и устранению нарушений, допущенных при издании указанных актов. Все рассмотренные выше полномочия прокуроров рассчитаны на активное их применение.

Активное, обоснованное применение прокурорами предоставленных им полномочий позволяет своевременно выявлять и устранять нарушения законов и тем самым способствует укреплению законности и правопорядка в регионах и в целом в стране [42, c.130].

Имеющее важное значение для выявления нарушений закона право прокурора требовать представления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений в известной мере перекликается с правом доступа прокурора к документам и материалам. Однако это самостоятельное полномочие прокурора. Общим для них является то, что в обоих случаях имеется в виду работа с документами. По всем другим признаками они несут в себе существенные отличия.

Первое отличие характеризует подход прокурора к определению совокупности документов, которые ему позволят разобраться с существом конкретного дела. В одном случае эта совокупность, как правило, определяется в общем, неконкретизированном виде, поскольку прокурор не имеет данных о том, в каких конкретных документах содержится нужная ему информация. В другом случае прокурор обращается к руководителям и должностным лицам органов, организаций, учреждений, надзор за исполнением законов которыми он осуществляет, с требованием предоставления ему точно обозначенного перечня документов и материалов, с указанием их выходных данных, реквизитов и прочих индивидуализирующих признаков.

Второе отличие, которое тесно связано и в известной мере обусловлено первым, заключается в содержании задач, решаемых путем реализации рассматриваемых полномочий. В ситуации изучения документов на месте задачи носят поисковый характер: прокурору максимально оперативно требуется обнаружить и зафиксировать нужную информацию, а часто при этом также предусмотреть и меры по обеспечению сохранности соответствующей документации. В ситуации истребования документов сведения о необходимых документах и материалах в прокуратуре имеются, и задача прокурора состоит в пополнении информационной базы прокурорской проверки недостающим компонентом.

Третье отличие сводится к тому, что рассматриваемые полномочия, по общему правилу, разнятся по объему исследуемых документов и по своим результатам. Ознакомление с документами непосредственно на месте, где они хранятся, по сравнению с истребованием документов и материалов в прокуратуру, при прочих равных условиях, характеризуется, несомненно, большим объемом работы. В связи с этим такое ознакомление нередко выступает одновременно и как этап, предшествующий истребованию прокурорам документов и материалов. Что касается результатов, к которым способны привести реализация каждого из рассматриваемых полномочий, то здесь следует иметь в виду, что на основе выхода на место и осуществления там работы с документами прокурор может сразу, что называется, «раскрыть» правонарушение, т.е. получить в полном объеме сведения, позволяющие сделать вывод о наличии или отсутствии факта нарушения закона, об обстоятельствах, способствовавших правонарушению и др. Истребование документов обычно на такие результаты не рассчитывает. Это важнейшая, необходимая, по-настоящему незаменимая, но, тем не менее, все-таки одна из форм деятельности прокурора. Соответственно, и решаются с ее помощью задачи локального, ограниченного характера.

И, наконец, хотелось бы указать еще на одно отличие: имеются в виду основания применения каждого из рассматриваемых полномочий. В одном случае – это необходимость оперативной работы прокурора непосредственно на объекте, где хранятся документы. В другом случае основанием служит выполнение заданий, предусмотренных заблаговременно планами прокурорских проверок и каких-либо экстраординарных условий, как это, может быть, характерно для обеспечения незамедлительного изучения документов, здесь не наблюдается. По требованию прокурора ему должны быть представлены все документы, необходимые для выявления нарушений закона, их причин и способствующих им условий. Уклонение от представления прокурору документов под каким бы то ни было предлогом недопустимо.

На практике, тем не менее, можно встретиться с фактами отказа направления прокурору документов по той причине, что в них, скажем, содержатся сведения, составляющие охраняемую законом тайну, чаще всего – государственную или коммерческую. Это незаконно, и на такого рода действия прокурору надо реагировать незамедлительно. Наличие в документах сведений закрытого характера обусловливает только обязанность прокурора соблюдать соответствующие правила работы с такими документами, но отнюдь не может рассматриваться как основание отклонения его требований.

Как правило, истребование документов осуществляется при разрешении конкретных материалов о нарушении законов. Вместе с тем в органах прокуратуры сложилась практика отслеживания показателей законности в определенных правовых сферах, независимо от того, имеются ли конкретные сигналы о нарушениях закона или нет. Учитывая особую роль прокуратуры как важнейшего звена государственный правоохраны, закон установил, что статистическая и иная информация, справки, документы, их копии представляются по требованию прокурора безвозмездно. Неисполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, и уклонение от их выполнения влекут за собой ответственность, установленную законом.

Правовой гарантией независимости прокурора при осуществлении своих полномочий является и то, что он не обязан давать каких-либо объяснений по существу находящихся в его производстве дел и материалов, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе, как в случаях и порядке, предусмотренных законом. Никто не вправе разглашать материалы проверок и дел без разрешения прокурора, в производстве которого они находятся, до их разрешения.

Предоставляя прокурору достаточно широкие полномочия для устранения нарушений законности, закон четко регламентирует и устанавливает формы прокурорского реагирования.

В актах прокурорского надзора должны излагаться правовая сущность нарушений с обязательной ссылкой на нормы законодательных актов, указываться негативные последствия нарушений закона, причины и условия, которые этому способствовали, ставиться вопрос об их устранении и ответственности виновных лиц. Акты надзора могут быть опубликованы в СМИ.

В случае выявления пробелов либо противоречия норм действующего законодательства и отсутствия нормативного правового акта, принятие которого предусмотрено законами, прокурорам следует информировать об этом Генеральную прокуратуру.

В соответствии с Конституцией страны прокуратуре Казахстана предоставлено право опротестовывать законы, если они противоречат Конституции и вышестоящим законам. Однако в практике ее деятельности таких случаев еще не было. Это объясняется, прежде всего, отсутствием механизма реализации этой конституционной нормы: он не получил отражения ни в Конституционном законе «О Парламенте Республики Казахстан», ни в Законе «О Прокуратуре», хотя случаи принятия законов, противоречащих Конституции и законам, имеют место.

Осуществляя надзор за применением законов, прокурор должен правильно определять пределы своих полномочий с тем, чтобы не оставить без внимания любое нарушение закона – с одной стороны, и не вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность организаций и должностных лиц; с другой, не принимать шаги, направленные на подмену функции контролирующих органов и руководителей организаций.

Большое значение имеет решение задачи борьбы с организованной, групповой и рецидивной преступностью, которая угрожает общественной и государственной безопасности.

Задача прокурорского надзора в сфере оперативно-розыскной деятельности тесно связана с его предметом, которым в соответствии со ст.34 Закона «О прокуратуре» является соблюдение прав и свобод человека и гражданина в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, проведение оперативно-розыскных мероприятий, а также законность актов и действий органов и должностных лиц, правомочных вести оперативно-розыскную деятельность.

В соответствии со ст.25 Закона РК «Об оперативно-розыскной деятельности» надзор за законностью ОРД осуществляют Генеральный Прокурор РК и подчиненные ему прокуроры.

Конкретный круг поднадзорных объектов прокуроров разных уровней определен Инструкцией по организации и осуществлению прокурорского надзора за применением Закона РК «Об оперативно-розыскной деятельности».

Основной формой работы прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, являются проверки. Проверки, как правило, проводятся по конкретным материалам, содержащим данные об отсутствии положительных результатов при розыске обвиняемых или подозреваемых по уголовным делам, лиц, совершивших преступления, о ненадлежащем исполнении поручений следственных органов и суда, указаний прокурора, а также по жалобам граждан, обращениям государственных органов и негосударственных структур.

Вместе с тем проверки могут осуществляться, исходя из фактических данных о состоянии законности, указывающих на необходимость принятия прокурором мер по устранению имеющихся нарушений и недостатков в оперативно-розыскной деятельности. В ходе проверок оценивается соответствие положениям закона приказов и указаний, законность решений, принимаемых руководителем оперативно-розыскных мероприятий, наличие оснований для их проведения, правомочность осуществления оперативно-розыскной деятельности конкретными лицами, подлинность представленных в делах оперативного учета, других специальных производствах оперативно-розыскных аппаратов документов, фиксирующих информацию, полученную в ходе оперативно-розыскной деятельности.

Негласность и скрытность оперативно-розыскной деятельности позволяли отдельными оперативным работникам, посредством использования специальных средств прослушивания и наблюдения, необоснованно вмешиваться в частную жизнь граждан. Хотя ранее закон предоставлял возможность рассматривать жалобы и заявления на действия и решения должностных лиц - субъектов оперативно-розыскной деятельности, однако прокуроры не имели реальной возможности пресекать такие нарушения. Органы прокуратуры не располагали ни специалистами, ни техническими средствами, с помощью которых возможно было выявлять факты незаконного применения технических средств. Теперь Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам прокурорского надзора» от 9 августа 2002 г. прокурор в целях выявления нарушений законности со стороны органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, наделен правом привлекать к проверкам специалистов органов прокуратуры и иных специалистов с использованием специальных технических средств. В основном такая работа должна носить разовый характер, исключительно по обращениям физических и юридических лиц.

Дознание и предварительное следствие – это две процессуальные формы досудебной деятельности уполномоченных органов по выявлению и расследованию преступлений. Они отличаются друг от друга по органам, их осуществляющим, а также по объему и срокам процессуальной деятельности, выполняемой этими органами.

Прокурорский надзор осуществляется в одном и том же правовом режиме как за законностью дознания, так и за законностью предварительного следствия – независимо от некоторых различий между дознанием и следствием. Его формы не меняются и в зависимости от ведомственной принадлежности следственного аппарата или органа дознания.

Свои полномочия прокурор осуществляет независимо от других государственных органов и должностных лиц, политических партий и других общественных объединений, подчиняясь только закону и руководствуясь указаниями Генерального Прокурора. Акты прокурорского надзора, вынесенные на основании и в порядке, установленном законом, обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан.

Полномочия прокурора, осуществляющего надзор за законностью дознания и предварительного следствия, носят властно-распорядительный характер. В досудебной стадии уголовного судопроизводства они определены в ст.38 Закона «О прокуратуре» и ст.ст. 62,190, 192, 197 и 289 УПК РК.

В пределах предоставленной законодательством компетенции в надзорной деятельности за законностью следствия и дознания, органы прокуратуры реализуют полномочия по осуществлению функции уголовного преследования, координации деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью, разработке нормативных правовых актов по вопросам применения законодательства, обязательные для исполнения органами дознания и следствия, и по формированию государственной уголовно-правовой статистики.

В целях более четкого разграничения функций Генеральной прокуратуры, территориальных и специализированных прокуроров, исключения дублирования в их деятельности, установить следующий порядок осуществления надзора за законностью следствия и дознания:

1) Департамент по надзору за законностью следствия и дознания Генеральной прокуратуры Республики Казахстан (далее - Департамент) контролирует организацию и осуществление прокурорского надзора в этом направлении в республике и непосредственно надзирает по уголовным делам в отношении должностных лиц, назначенных Президентом Республики Казахстан, назначенных и избранных Палатами Парламента Республики Казахстан, возглавляющих центральные исполнительные органы и ведомства, депутатов Парламента, судей, а также по делам, осуществление надзора по которым поручается Генеральным Прокурором Республики Казахстан и его заместителями;

2) Главная военная прокуратура осуществляет надзор за законностью следствия в Военно-следственном департаменте Министерства внутренних дел Республики Казахстан (далее - ВСД МВД РК), и за законностью дознания в центральных аппаратах военной полиции Министерства внутренних дел (далее - ВП МВД РК), Министерства обороны Республики Казахстан (далее - МО РК), Пограничной службы Комитета национальной безопасности Республики Казахстан (далее - ПС КНБ РК), а также другими органами уголовного преследования по всем преступлениям, совершенным военнослужащими, проходящими службу по призыву или контракту в Вооруженных силах Республики Казахстан; военнообязанными гражданами во время прохождения ими воинских сборов; лицами гражданского персонала воинских частей, соединений, учреждений в связи с исполнением ими служебных обязанностей или в расположении этих частей, соединений и учреждений. По уголовным делам нижестоящих структур этих органов надзор осуществляется соответствующими военными прокурорами округов, гарнизонов и войск;

3) Департамент осуществляет надзор за законностью расследования уголовных дел, возбуждаемых и расследуемых работниками центральных аппаратов Комитета национальной безопасности Республики Казахстан (далее - КНБ РК), Министерства внутренних дел Республики Казахстан (далее - МВД РК), Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция) Республики Казахстан (далее - АБЭКП РК), Агентства таможенного контроля Республики Казахстан (далее - АТК РК), Государственной противопожарной службы Агентства по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан (далее - ГПС АЧС РК), Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан (далее - КУИС МЮ РК). По поручению (указанию) Генерального Прокурора, его заместителей, начальника Департамента обязанность санкционирования следственных действий по уголовным делам, расследуемым следователями центральных аппаратов, а также производство проверок законности возбуждения уголовных дел, задержания граждан, предъявления обвинения и иных процессуальных решений может быть возложена на прокуроров областей, городов Астаны, Алматы и приравненных к ним прокуроров, их заместителей;

4) прокуроры областей, городов Астана, Алматы, приравненные к ним прокуроры осуществляют надзор за законностью расследования уголовных дел, возбуждаемых и расследуемых работниками областных аппаратов и приравненным к ним департаментов (управлений) КНБ РК, МВД РК, АБЭКП РК, АТК РК, ГПС АЧС РК, КУИС МЮ РК.

По письменному поручению (указанию) прокурора области, городов Астаны, Алматы и приравненным к ним обязанность осуществления надзора по уголовным делам о преступлениях, расследуемых следователями областных аппаратов, подсудным районным судам, не вызывающим большой общественный резонанс, не являющихся коррупционными либо не связанных с нарушением конституционных прав граждан, может быть возложена на районных, городских и приравненных к ним прокуроров, с уведомлением органа уголовного преследования. Дача конкретного поручения (указания) не освобождает прокуроров областей и приравненных к ним от ответственности за состояние надзора за законностью следствия и дознания в областных и приравненных к ним аппаратах;

5) районные, городские на правах районных и приравненные к ним прокуроры осуществляют надзор за законностью расследования уголовных дел, возбуждаемых и расследуемых работниками районных, городских аппаратов и приравненных к ним управлений (отделов) КНБ РК, МВД РК, АБЭКП РК, АТК РК, ГПС АЧС РК, КУИС МЮ РК;

6) региональные транспортные прокуроры осуществляют надзор за соблюдением органами следствия и дознания законности при расследовании преступлений, совершенных на транспорте, а также должностных преступлений, совершенных сотрудниками органов финансовой полиции на транспорте и таможни на транспорте, работниками учреждений и предприятий железнодорожного, водного, воздушного и трубопроводного транспорта и организаций, осуществляющих строительство транспортной инфраструктуры;

7) природоохранные прокуроры осуществляют надзор по уголовным делам соответствующих специализированных (экологических) подразделений органов уголовного преследования;

8) специализированные прокуроры по надзору за законностью исполнения наказаний в исправительных учреждениях осуществляют надзор по уголовным делам, по которым дознание проводится подразделениями органов уголовно-исполнительной системы;

9) вопросы взаимодействия прокуратур регламентированы приказом Генерального Прокурора Республики Казахстан № 64 от 3 ноября 2003 года "О разграничении компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур".

Территориальная подследственность расследования уголовного дела в пределах области (города) определяется прокурорами областей, городов Астана и Алматы и приравненным к ним, в пределах Республики Генеральным Прокурором Республики Казахстан или его заместителями.

Жалобы на действия и решения дознавателя, органа дознания, следователя в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством подлежат рассмотрению в течение трех и семи суток тем прокурором, кто непосредственно во исполнение настоящей Инструкции осуществляет надзор за законностью следствия и дознания.

3 ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ЗАКОННОСТЬЮ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

3.1 Надзор за законностью в досудебном производстве

Судебно-правовая реформа последних лет дала толчок для модернизации некоторых организационных и правовых конструкций, определяющих, в частности, строй и порядок досудебного производства по уголовным делам. Вместе с тем, очевидно, что обновленное уголовно-процессуальное законодательство подвинуло к соответствию с международными стандартами, в первую очередь, судебные стадии, сохранив, по сути, "старый режим" предварительного производства по уголовным делам.

Процессуальная наука пока не может выйти на стройную конструкцию досудебного производства, как нет целостного представления по указанным вопросам у разработчиков УПК и практических работников следственного аппарата страны. Подобное стало возможным в условиях отсутствия у государства и процессуальной науки достаточно выверенной концепции процедурного и организационно-правового (функционального) построения уголовного досудебного производства.

В настоящее время в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством досудебное производство включает «возбуждение уголовного дела» - глава 23, ст.ст. 177-190 и др. УПК РК; и «предварительное расследование» - глава 24, ст.ст. 191-205 и др. УПК РК.

Стадия возбуждения уголовного дела – это самостоятельная стадия уголовного процесса. Это первая стадия уголовного судопроизводства. Начало этой стадии и есть начало уголовного процесса. А начинается она с того момента, когда появляется повод к возбуждению уголовного дела.

Как и всякая иная стадия уголовного процесса, стадия возбуждения уголовного дела характеризуется следующими признаками, отличающими ее от иных стадий:

1. Специфика задач. При наличии повода к возбуждению уголовного дела единственной задачей является установление наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела, установления, имеются ли достаточные данные для предположения, что в данном конкретном случае имело именно преступление.

Перед этой стадией не стоят задачи установления лица, совершившего деяние, его виновности. Такие задачи решаются в следующей за возбуждением уголовного дела стадии предварительного расследования.

2. Специфика субъектов. В отличие от стадии предварительного расследования, в стадии возбуждения уголовного дела нет и не может быть  таких субъектов, как подозреваемый, обвиняемый, потерпевший. С другой стороны, в этой стадии имеются такие субъекты, которых нет и не может быть в последующих стадиях: лицо, принимающие заявление или иное сообщение о преступлении; заявитель; лицо, дающее объяснение.

3. Особенности процессуальной деятельности. По общему правилу в стадии возбуждения уголовного дела запрещено производить следственные действия, за исключением осмотра места происшествия, освидетельствования и назначения экспертизы. С другой стороны, в стадии возбуждения уголовного дела можно получить объяснения.

4. И, наконец, стадия возбуждения уголовного дела завершается вынесением итогового процессуального акта, от содержания которого зависит дальнейшая судьба процесса: постановление о возбуждении уголовного дела или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, стадией, предваряющей предварительное расследование, является стадия возбуждения уголовного дела. Стадия возбуждения уголовного дела имеет не меньшее значение, чем другие стадии уголовного процесса. От результатов деятельности правоохранительных органов в этой стадии во многом зависит эффективность предварительного расследования и вообще дальнейшая судьба уголовного процесса в целом. Ведь неэффективная работа в стадии возбуждения уголовного дела зачастую приводит к тому, что основания для возбуждения уголовного дела не устанавливаются, а, значит, дело не возбуждается, а если и возбуждается, то возникают многочисленные проблемы в раскрытии и расследовании преступления.

Следует отметить и то обстоятельство, что несвоевременное возбуждение уголовного дела приводит к нарушению прав лиц, пострадавших от преступления. По существу, государство лишает их возможности защитить свои интересы законным путем.

В этой связи значение стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве трудно переоценить.

Вместе с тем в литературе вновь появляются высказывания о ненужности стадии возбуждения уголовного дела. Данная позиция не является новой. Она имела достаточно широкое распространение в литературе 1920-1950-х годов. Многие авторы считали возбуждение уголовного дела не самостоятельной стадией уголовного процесса, а начальным этапом предварительного расследования. Известно, что законодатель придерживался такого же мнения, поскольку в действующем в то время законодательстве самостоятельной стадии возбуждения уголовного дела не было.

В Основах уголовного судопроизводства, а затем и в уголовно-процессуальных кодексах союзных республик возбуждение уголовного дела рассматривалось как самостоятельная стадия уголовного процесса.

По мнению ряда авторов, упразднение стадии возбуждения уголовного дела приведет, во-первых, к экономии процессуальных средств, поскольку позволит устранить процесс дублирования процессуальных действий, когда сначала берутся объяснения, затем эти же лица допрашиваются в качестве свидетелей и т.д., т.е. фактически «расследование» проводится дважды, только в разных процессуальных режимах.

Во-вторых, будет снята проблема невозможности проведения определенных следственных действий до возбуждения уголовного дела. В настоящее время имеет место парадоксальная и неразрешимая в рамках закона ситуация: при обнаружении трупа с признаками насильственной смерти без проведения судебно-медицинской экспертизы невозможно решить вопрос о возбуждении уголовного дела, а экспертизу назначить нельзя, пока дело не возбуждено. Нередко бывает необходимость для решения вопроса о возбуждении уголовного дела произвести обыск, задержать и допросить подозреваемого.

В-третьих, судья будет освобожден от необходимости возбуждать уголовные дела, тем самым предопределять существо будущего приговора.

Рассмотренная позиция критикуется в уголовно-процессуальной литературе. Как обоснованно отмечают многие авторы, экономия процессуальных средств не должна достигаться за счет уменьшения гарантированных Конституцией прав и свобод граждан. А именно к этому приведет возбуждение уголовных дел только лишь при наличии поводов, без установления достаточных оснований. Ведь всякое возбуждение уголовного дела может повлечь за собой применение серьезного принуждения, вплоть до ареста. Именно поэтому, в том числе законом, запрещено возбуждать уголовные дела при отсутствии достаточных оснований. О какой экономии процессуальных средств может идти речь, если по существу предлагается возбуждать уголовное дело всякий раз, когда имеется всего лишь повод?

Экономия процессуальных средств должна достигаться не путем упразднения важной стадии уголовного процесса - стадии возбуждения уголовного дела, а путем своевременного, при наличии законного повода и достаточных оснований, возбуждения уголовного дела. Уголовное дело должно быть возбуждено, как только получены достаточные данные, указывающие на признаки преступления.

Следующий уровень – это предварительное следствие в досудебном производстве, которое имеет несколько значений:

1. Предварительное расследование - это институт уголовно-процессуального права. Нормы этого института регламентируют условия начала предварительного расследования и общие условия его производства, общие условия и порядок производства следственных действий, порядок привлечения в качестве обвиняемого и его допрос, формы и порядок приостановления и окончания предварительного расследования. К этому институту можно также отнести нормы, регламентирующие порядок обращения в суд за разрешением для производства определенных процессуальных действий, порядок обжалования прокурору и в суд решений и действий следователя, прокурора. Также к нормам института предварительного расследования можно отнести и многие другие нормы УПК.

От оптимальности правового регулирования во многом зависит эффективность предварительного расследования. К сожалению, следует отметить, что УПК Казахстана и России содержат достаточно много противоречий и неточностей. Некоторые формулировки весьма громоздки.

2. Под предварительным расследованием понимается также урегулированная УПК деятельность дознавателя, следователя, прокурора, а также иных участников уголовного судопроизводства как со стороны обвинения, так и со стороны защиты по установлению всех обстоятельств, имеющих значение для дела.

В предварительное расследование включается также и деятельность иных участников процесса: эксперта, свидетеля, переводчика, специалиста, понятых.

  1.  Предварительное расследование, основной составной частью которого является предварительное следствие, - самостоятельная стадия уголовного процесса. Предварительное следствие является обязательным по большинству уголовных дел. Начинается предварительное расследование с момента возбуждения уголовного дела и оканчивается:

1) вынесением постановления о прекращении уголовного дела;

2) составлением и утверждением прокурором обвинительного заключения или обвинительного акта;

3) составлением и утверждением прокурором постановления о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

Предварительное расследование включает в себя только процессуальную деятельность. Оперативно-розыскная деятельность, имеющая также большое значение для раскрытия преступлений, не включается в предварительное расследование, является самостоятельным видом правоохранительной деятельности.

В ходе предварительного расследования могут применяться лишь те меры, которые прямо предусмотрены в Уголовно-процессуальном кодексе.

Органы предварительного расследования наделены большими властными полномочиями по применению закона. Это также обусловливает повышение к ним требования со стороны общества, развитие у следователей, дознавателей профессионального чувства высокой ответственности за последствия своих действий. Действуя в соответствии с законом, следователь возбуждает уголовные дела, предъявляет обвинение, избирает меру пресечения и т.д.

Ответственность органов предварительного расследования за выполнение возложенных на них законом обязанностей при осуществлении досудебного производства возникает с момента принятия ими материалов дела к своему производству. Так как служебная деятельность следователя заключается, главным образом, в расследовании уголовных дел, то в этот момент тесно переплетаются между собой его служебная и процессуальная ответственность. Нарушение следователем процессуальных обязанностей, повлекшее применение соответствующих процессуальных мер (отмену незаконного постановления, вынесение в его адрес представления и т.д.), будет нарушением и его служебных обязанностей, что также повлечет применение дисциплинарных мер (выговор, строгий выговор и т.д.).

В ходе данного исследования нами были изучены представления прокуроров, уголовные дела, возвращенные прокурором и судом на дополнительное расследование. Следует отметить, что ежегодно прокуратура Казахстана выносит в среднем от 6 до 8 тысяч представлений по вопросам нарушения закона органами следствия и дознания.

В результате их анализа можно выделить следующие формы неполноты и односторонности расследования: а) недостаточное исследование события преступления (38%); б) недостаточная доказанность вины обвиняемого (67%); в) непринятие мер по обеспечению возмещения ущерба, причиненного преступлением (7%); г) поверхностное изучение личности обвиняемого; д) исследование не всех вероятных версий, а лишь одной - наиболее «вероятной» и др.

Наиболее распространенными нарушениями, которые совершаются на первоначальном этапе досудебного производства, являются:

- неквалифицированное реагирование на заявления, сообщения о преступлениях, отказ под различными предлогами или без предлогов в приеме заявлений, сообщений о преступлениях;

- сокрытие преступлений от учета;

- непринятие должных мер к установлению обстоятельств зарегистрированных преступлений;

- фальсификация материалов при рассмотрении заявлений и сообщений;

- неполная, поверхностная, односторонняя проверка заявлений и сообщений;

- нарушение сроков рассмотрения заявлений и сообщений;

- производство процессуальных действий до возбуждения уголовного дела в тех случаях, когда это не предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством;

- незаконные возбуждения дел, незаконные и необоснованные отказы в возбуждении уголовных дел по надуманным мотивам;

- неуведомление заявителей об отказе в возбуждении уголовного дела, неразъяснение им их права на обжалование такого решения и т.п.

На последующих этапах досудебного производства типичными нарушениями являются:

1) принятие необоснованных решений по узловым вопросам расследования, а также при применении мер процессуального принуждения, мер пресечения;

2) волокита при расследовании, несоблюдение процессуальных сроков;

3) несоблюдение процессуальных форм при выполнении следственных действий (отсутствие специалистов, понятых, когда они должны быть, невынесение постановления, когда это предусмотрено законом);

4) нарушение права обвиняемого на защиту и необоснованное ограничение прав других лиц, участвующих в производстве по делу; 5) фальсификация материалов дела (подделка подписей свидетелей, понятых) и некоторые другие.

Таким образом, очень серьезные ошибки нарушения законности допускаются в ходе досудебного производства: незаконные обыски, задержания, аресты, фальсификация материалов уголовных дел. Угрожающий характер приобрели факты нарушений конституционных прав людей. Высок процент прекращаемости коррупционных дел, т.е. тех преступлений, где особенно необходима высокая квалификация следователей и оперативных работников. Каждое пятое из них до конца не доводится.

Необходимо отметить, что ошибки и недочеты в следственной деятельности, допущенные на первоначальном этапе расследования преступления, влекут за собой наиболее тяжелые последствия для установления по делу истины.

Прокурорский надзор был и остается до сих пор одной из гарантий обеспечения законности в государстве в целом, и в ходе досудебного производства, в частности. Так, в соответствии со ст.37 Закона РК «О Прокуратуре», «прокурор осуществляет надзор за законностью актов и деятельностью органов дознания и следствия, соблюдением установленного законодательством порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных преступлениях и проведения расследования».

Указания прокурора в пределах его компетенции даются в письменной форме и обязательны для лица, производящего дознание и следствие.

В пределах компетенции органы прокуратуры в данной отрасли надзора осуществляют правозащитные и надзорные функции, а также функции уголовного преследования и координации деятельности правоохранительных органов.

Приоритетными направлениями надзора за законностью следствия и дознания определены:

1) надзор за соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе;

2) координация деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, укреплению законности и правопорядка;

3) надзор за соблюдением законности при приеме, регистрации и рассмотрении заявлений, сообщений, жалоб и иной информации о преступлениях и происшествиях;

4) надзор за применением законодательства, направленного на борьбу с терроризмом и экстремизмом, незаконным вывозом и торговлей людьми с целью их сексуальной, трудовой и иной эксплуатации;

5) надзор за применением законодательства, направленного на борьбу с организованными формами преступности;

6) надзор за применением законодательства, направленного на борьбу с умышленными убийствами;

7) надзор за применением законодательства, направленного на борьбу с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

8) надзор за применением законодательства, направленного на борьбу с коррупционной преступностью;

9) надзор за применением законодательства, направленного на борьбу с экономической преступностью.

По нашему мнению, прокурорский надзор осуществляется не только за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, как это указано в ч. 1 ст.62 УПК РК. Но и за соблюдением трудовых, семейных, имущественных и иных прав граждан и организаций, вовлечённых в сферу уголовно-процессуальных правоотношений (например, за правильностью возмещения расходов свидетелю, эксперту и др.; следователь препятствует вступлению обвиняемого в законный брак или заключению гражданско-правовой сделки и т.д.).

Прокурор также осуществляет надзор за законностью деятельности обвиняемого, защитника, эксперта и других участников досудебного производства. Поэтому в ч.1 ст. 62 УПК РК необходимо внести изменение и дополнить словами: «1. Прокурор - должностное лицо, осуществляющее в пределах своей компетенции надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания, следствия, другими участниками уголовного судопроизводства и судебных решений….».

Прокурор как орган надзора за исполнением законов вправе отменить или изменить любое решение органов расследования, отстранить лицо, производящее дознание, или следователя от дальнейшего производства по делу, передать уголовное дело другому следователю, избрать, изменить или отменить избранную следователем меру пресечения, возбудить уголовное дело, санкционировать арест, обыск и т.д.

3.2 Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел

Прокуроры играют важную роль в обеспечении верховенства конституции и законов, защиты прав человека и гражданина, осуществляя высший надзор за точным и единообразным применением конституции, законов и иных нормативных актов. Кроме того, прокуратура в большинстве случаев продолжает осуществлять надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, представляет интересы государства в суде, в порядке и в пределах, установленных законом, осуществляет уголовное преследование (ч.1 ст. 83 Конституции РК).

Прокуратура больше не является проводником государственной воли в правоохранительной сфере, когда право подменяется государственным предписанием или приказом, а становится государственным институтом, который стоит на страже прав и свобод граждан и принципов правового государства.

Органы прокуратуры в новом, реформированном виде не защищают само государство, как это было в тоталитарном прошлом, а прежде всего отстаивают те ценности, которые это государство провозглашает как высшие. В Казахстане такими ценностями по Конституции являются "человек, его жизнь, права и свободы". Но провозглашенные в Конституции Республики Казахстан права и свободы не могут быть сами по себе гарантированы реально без должной их судебной охраны, какими бы совершенными они ни были.

Поэтому суды следует рассматривать в качестве органа защиты прав и свобод человека, поскольку данная функция, особенно в условиях построения правового государства, должна доминировать во всей деятельности судебных органов. Именно суд, разрешая споры, поддерживает и укрепляет режим законности, сдерживает органы власти и управления в пределах их установленной законом компетенции.

Реализуя свои полномочия в строгом соответствии с Конституцией и законами республики, прокуратура правовыми методами обеспечивает контроль главы государства за деятельностью всех ветвей власти. При этом прокуратура является правовым инструментом главы государства, гарантирующим незыблемость Конституции, соблюдение прав и свобод человека и гражданина.

Между тем, суд в соответствии с Конституцией отправляет правосудие, является судебной ветвью власти и от имени Республики Казахстан осуществляет защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. В этой связи осуществление каким-либо органом, в том числе и прокуратурой, надзора за судом подрывает авторитет суда и веру населения в возможность осуществления судом независимого и справедливого правосудия. Контроль за судом со стороны прокурора приводит к мысли о некомпетентности или непорядочности судей, о том, что прокурор знает законы лучше, чем судья.

Но это не так. В противном случае следовало бы передать функции суда прокуратуре, ликвидировав судебную систему вообще.

Кроме того, судья при отправлении правосудия независим и никому не подчиняется, кроме Конституции и закона. Судьи всех судов обладают одинаковым статусом, тогда как внутриведомственные отношения в прокуратуре основаны на подчиненности, зависимости нижестоящих от указаний вышестоящих прокуроров.

Суд - единственный орган, осуществляющий правосудие в стране, выполняющий одну из важнейших государственных задач - обеспечение правопорядка и законности.

Сегодня суды действительно стали органами, осуществляющими защиту прав и интересов человека, народа. Поэтапно проводимая государством реформа в судебной системе приносит ощутимые плоды. Количество обращений граждан и организаций в суды увеличивается из года в год, что, безусловно, свидетельствует о росте доверия населения к судам.

Сегодня законодательно закреплена и установлена система мер государственной защиты жизни, здоровья, имущества, законных прав и интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, членов их семей и близких родственников, обеспечение их безопасности в целях пресечения противоправного вмешательства в уголовный процесс.

Основной гарантией соблюдения законности в уголовном судопроизводстве является уголовно-процессуальная деятельность прокурора, который обязан на всех стадиях уголовного судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили.

Уголовно-процессуальная деятельность прокурора в суде многогранна. Участвует ли прокурор в качестве государственного обвинителя или поддерживает гражданский иск, дает ли заключение по возникающим в судебном разбирательстве вопросам - во всем этом он выполняет функцию надзора за законностью в рассмотрении судами уголовных дел, следит за соблюдением всех норм процессуального закона, принимает меры к ограждению от нарушений законных интересов всех участников уголовного процесса.

Прокурор, участвуя в рассмотрении уголовных дел, осуществляет две основные функции. Во-первых, он принимает непосредственное участие в рассмотрении судом конкретных уголовных дел. С учетом положений судебной реформы и принятого на ее основе нового процессуального законодательства о состязательности судебного процесса в этих случаях прокурор выступает в качестве равноправного участника, стороны уголовного судопроизводства. Во-вторых, функция прокурора в судопроизводстве состоит в прокурорском надзоре за законностью приговоров или постановлений суда. Реализация этой функции предполагает право и обязанность прокурора опротестовать в установленном законодательством порядке указанные акты суда в случаях выявления их незаконности [42, c.336].

Прокурор, участвующий в рассмотрении уголовного дела судом, представляет интересы государства путем поддержания обвинения и является государственным обвинителем.

То есть прокурор как сторона обвинения появляется лишь в стадии судебного разбирательства, а на досудебных стадиях прокурор выполняет функцию надзора за законностью.

Современный государственный обвинитель — это, прежде всего, представитель государства, от имени которого он поддерживает в суде обвинение; должностное лицо, от деятельности и профессиональных качеств которого зависят как успех завершающего этапа изобличения виновного в совершенном преступлении, так и реализация результатов многомесячной и кропотливой работы органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры.

В правовой литературе остается дискуссионным вопрос о существовании в судебном разбирательстве функции обвинения. Некоторые авторы считают, что функция обвинения в уголовном процессе существует.

Другие авторы утверждают, что функция обвинения закреплена лишь законодательно. Однако реализация этой функции прокурором вступает в противоречие с целями и задачами уголовного процесса, поэтому они считают необходимым освободить прокурора от выполнения этой функции.

Третьи авторы считают, что функции обвинения в уголовном процессе нет и не должно быть.

По мнению С.Д.Шестаковой, в уголовном процессе функция обвинения отсутствует, так как закон не возлагает ни на одного из участников процессуальной деятельности специальной роли и назначения, ограниченных целью собирать только обвинительные доказательства, изобличать обвиняемого в совершении преступного деяния, что в государстве прокуратура всегда выступает как орган по охране законности в суде, а не сторона обвинения.

Те, кто отрицает состязательный характер судебного разбирательства, ссылаются на недопустимость с помощью понятия стороны «уравнивать» обвиняемого с прокурором — государственным обвинителем, но такие опасения напрасны. Понятие стороны в применении к прокурору обрисовывает его роль только как субъекта доказывания, действующего в суде первой инстанции. При всем несомненном различии задач, обязанностей и процессуальных интересов государственного обвинителя и других участников судебного разбирательства они в равной мере, на одних и тех же основаниях участвуют в процессе доказывания. В этом смысле их положение одинаково, они – стороны.

Согласно действующему УПК РК прокурор поддерживает перед судом государственное обвинение. Закон исходит из того, что обвинение, поддерживаемое прокурором, должно быть максимально объективным, свободным от обвинительного уклона. Именно поэтому поддержание обвинения возлагается на прокурора, а не на следователя, который, как правило, знает дело лучше прокурора, но в то же время не может быть объективным при поддержании обвинения в суде.

После принятия дела судом к своему производству роль прокурора меняется. Он теперь в соответствии с УПК РК выполняет функцию государственного обвинителя, и все его действия связаны с обвинением, которое прокурор вправе поддержать в полном объеме либо изменить или вовсе отказаться от обвинения. Изобличая на основе собранных доказательств лиц, виновных в совершении преступлений, прокурор способствует проведению в жизнь государственной политики борьбы с преступностью, основанной на принципах законности, справедливости, неотвратимости ответственности за содеянное.

В настоящее время об участии прокурора в рассмотрении судами уголовных дел в научной литературе высказываются различные мнения. Согласно одной точке зрения, прокурор - это не только государственный обвинитель, он еще выполняет и другую, куда более важную функцию представительства интересов государства и защиты неопределенного круга интересов физических и юридических лиц. В связи с этим сторонники данной позиции считают, что необходимо максимально увеличить влияние прокурора на укрепление законности при осуществлении судопроизводства.

Другая точка зрения сводится к тому, что прокурор - это сторона в деле, на которую возложен контроль за соблюдением норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства при осуществлении уголовного преследования. И приверженцы такого мнения считают, что прокурор как должностное лицо в государстве не может обладать неопределенным кругом прав и полномочий в ходе уголовного судопроизводства.

Закон требует, чтобы суд, прокурор, следователь, дознаватель принимали все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных для правильного разрешения дела (ст. 24 УПК РК). Взаимодействие прокуратуры и суда при рассмотрении уголовных дел должно осуществляться на началах сотрудничества и взаимодополняющего профессионального контроля, с целью повышения уровня законности и эффективности правоохранительной деятельности.

В суд должно быть направлено только доброкачественное и объективно расследованное дело. Односторонним или неполно проведенным признаются дознание, предварительное или судебное следствие, которые оставили невыясненными обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора. В этом случае речь идет о нарушении процессуального порядка доказывания (ст.ст. 115-131 УПК РК), что лишает суд 1-й инстанции возможности постановить по делу законный и обоснованный приговор.

В этой связи очень важно, что, выступая в суде при поддержании обвинения, прокуроры обладают тем же объемом процессуальных прав, как и сторона защиты. Такой подход обеспечивает равенство сторон в процессе и его состязательность. Многие из нововведений в уголовно-процессуальном законодательстве постсоветских стран в настоящее время направлены именно на достижение этих целей. Причем равенство сторон должно быть обеспечено как в судах первой инстанции, так и в судах апелляционной и надзорной инстанции.

Вот почему много вопросов в деле обеспечения состязательности и равноправия сторон. В основе состязательности лежит диспозитивность, то есть установление пределов исследования не судом, а сторонами, выдвигающими требования и определяющими круг доказательств, обосновывающих такие требования. Поэтому полноценная реализация принципа состязательности невозможна без глубокой реформы органов прокуратуры и института защиты. Что мы видим сегодня? На практике органы предварительного следствия нередко направляют в суд поверхностно расследованные уголовные дела, взваливая тем самым груз ответственности за принятие решения по ним на плечи судей. Такие вердикты, как правило, впоследствии отменяются или изменяются в соответствии с действующим процессуальным законодательством, а судьи зачастую привлекаются к дисциплинарной ответственности.

Поэтому представляется целесообразным наделение суда правом рассматривать дела и принимать решения только на основании тех доказательств, которые будут представлены сторонами. Такое закрепление правового положения суда исключит обвинения в его адрес о предвзятости или в создании преимуществ одной из сторон путем активного вмешательства в процесс собирания доказательств.

Кроме того, состязательность требует равноправия обвинения и защиты. Однако, прежде чем обсуждать вопрос о правах сторон, следует определить, кем же в суде представлены стороны. Их, как известно, две: сторона обвинения и сторона защиты. Сторона защиты представлена в судопроизводстве обвиняемым, его защитником и представителями, гражданским ответчиком. Сторона обвинения - это потерпевший и его представители, гражданский истец. Прокурор в соответствии с п.п. 12 и 14 ст.7 УПК также представляет сторону обвинения.

Определение законодателем места и роли прокурора в стадии судебного разбирательства дела позволяет уяснить и функции прокурора в суде.

Итак, участвующий в рассмотрении дела судом прокурор законом признается стороной обвинения, на которого в соответствии со ст.23 УПК возложена обязанность доказывания предъявленного подсудимому обвинения.

Возникает вопрос о том, как же сочетаются с этими положениями закона функции прокурора, связанные с осуществлением всеобщего надзора за законностью не по конкретному случаю судебного разбирательства дела, а вообще. Ведь это на суд, а не на прокурора возлагается обязанность при рассмотрении дела соблюдать принципы судопроизводства:

- законность,

- уважение чести и достоинства личности,

- неприкосновенность личности, ее частной жизни, жилища, имущества,

- презумпция невиновности,

- равенство перед законом и судом и др.

Более того, закон указывает, что рассмотрение дела судом отделено от уголовного преследования и защиты, т.е. в суде уголовное преследование не осуществляется, а лишь с участием представителей сторон проверяются на юридическую состоятельность обвинение и материалы дела. Причем рассмотрение дела является исключительной прерогативой суда.

Председательствующий в заседании судья, а не прокурор, обязан принять все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры для обеспечения равенства прав сторон. На судью, а не на прокурора, возложена обязанность создавать необходимые условия, для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. И никто другой, а только судья, председательствующий в заседании, обеспечивает соблюдение распорядка, разъясняет всем участникам судебного разбирательства их права и обязанности и порядок их осуществления. Распоряжениям председательствующего в соответствии со ст.327 УПК должны подчиняться все участвующие в рассмотрении лица, в том числе и прокурор.

По мнению Н.А.Абдиканова, в ходе главного судебного разбирательства, поддерживая на суде обвинение, прокурор обязан, во-первых, поддерживать обвинение только в отношении тех лиц, которые изобличаются в совершении преступления, и только по поводу действий, которые содержат в себе состав преступления; во-вторых, осуществлять обвинение в строгом соответствии как с материальным, так и процессуальным законом, устанавливающим определенный порядок поддержания обвинения и требующим его обоснованности; в-третьих, осуществлять обвинительную деятельность на основе соблюдения принципа самостоятельности и независимости в определении своей позиции, в выражении своих выводов и предложений, которые он представляет суду.

Активность прокурора в доказывании обеспечена его участием во всех делах по поддержанию обвинения, кроме дел частного обвинения.

Следует отметить, что закон, детально регламентируя процессуальное поведение суда и участников процесса при рассмотрении дела в судебном заседании, не упоминает ни об одной иной функции прокурора, которую он должен выполнять в судебном заседании, кроме уже названной функции поддерживать обвинение, а при его несостоятельности изменить или вовсе отказаться от обвинения.

Таким образом, совершенно правомерно заключить, что в судебном заседании при рассмотрении дела уголовное преследование не осуществляется. Следовательно, фраза о том, что прокурор осуществляет уголовное преследование на всех стадиях уголовного процесса, неверна. Правильнее было бы считать, что такую функцию прокурор выполняет на стадиях, предшествующих судебному разбирательству дела.

Высказывается мнение о том, что уголовное преследование со стороны прокурора в суде заключается в том, что прокурор, являясь стороной обвинения, настаивает на обвинении подсудимого и, более того, требует назначить ему конкретное наказание.

Однако проведенные исследования норм уголовно-процессуального законодательства оснований для такого вывода не дают, поскольку цели и задачи органов уголовного преследования и суда не совпадают. Органы уголовного преследования раскрывают преступления, устанавливают лиц, виновных в их совершении, собирают и закрепляют доказательства. В судебном заседании происходит совсем иное. Стороны представляют доказательства каждый со своей стороны и высказывают свое мнение по поводу доказательств, представленных другой стороной. Суд же нейтрален и только создает условия сторонам для реализации ими своих процессуальных прав.

От государственного обвинителя требуется активное, объективное участие в исследовании судом доказательств, обоснованное и принципиальное отстаивание своей позиции на основе требований закона и внутреннего убеждения, поскольку бремя доказывания вины подсудимого возложено исключительно на сторону обвинения.

Вместе с тем, на практике во многих случаях участие прокурора в судебном процессе сводится лишь к тому, что тот в начале судебного разбирательства и на заключительной его стадии кратко информирует стороны о том, что он поддерживает обвинение. Во время процесса прокуроры не задают вопросы — это значит, что нет состязательности сторон в суде первой инстанции.

В судебной практике имеет место, когда в судебном разбирательстве участвует прокурор, который не выражал согласие с обвинительным заключением и не предавал обвиняемого суду; когда в ходе судебного разбирательства выявляются обстоятельства, свидетельствующие о невиновности либо виновности в менее тяжком преступлении или смягчающие его ответственность.

Предложение о введении института помощников государственных обвинителей из числа следователей обусловлено удручающе низким профессиональным уровнем помощников прокуроров. Беда нынешнего поколения работников прокуратуры в том, что они никогда сами не расследовали уголовные дела, а поэтому не знают, как собрать доказательства, процессуально правильно их зафиксировать и протокольно оформить. Как ни печально сознавать, но сегодня участие государственного обвинителя в суде сводится к простому их присутствию. Какого-либо существенного влияния на ход судебного следствия они не оказывают. Они только зачитывают то, что следователь написал в обвинительном заключении. При малейшем затруднении, выходе за пределы предъявленного обвинения, возникновении новых обстоятельств они теряются, не знают, что делать. Фактически государственный обвинитель — это и есть помощник следователя.

Прокурор, своей резолюцией выражая согласие с обвинительным заключением и предавая обвиняемого суду, присоединяется к обвинительным выводам следователя и тем самым обнаруживает намерение изобличить обвиняемого перед судом. Поэтому с самого начала главного судебного разбирательства прокурор выполняет только функцию обвинения. Но, конечно, прокурор осуществляет функцию обвинения разумно, в меру. Если прокурор видит, что исследованными в суде доказательствами обвинение не подтверждается, он обязан отказаться от него.

Под отказом от обвинения понимается заявление государственного обвинителя о том, что он более не преследует обвиняемого за совершение какого-либо деяния. Изменение обвинения прокурором означает переформулирование им в сторону смягчения юридической квалификации содеянного без изменения вменяемых подсудимому фактических обстоятельств. Таким образом, всякое изменение фактической стороны уголовного преследования является отказом от обвинения — полным или частичным, и должно констатироваться актом прекращения дела.

Закон не исключает право прокурора отказаться от обвинения, если он посчитает недостаточными основания его дальнейшего поддержания. Зачастую в такой ситуации позиции прокурора и потерпевшего прямо противоположны. В таком случае потерпевший вправе сам поддерживать обвинение. Вот здесь и возникает нонсенс, при котором потерпевшая сторона оказывается в более ущербном положении, нежели подсудимый со своим защитником.

Прокурор обязан отказаться от обвинения (полностью или частично), если придет к выводу, что оно не нашло своего подтверждения в судебном разбирательстве. Отказ государственного обвинителя от обвинения допускается как в ходе судебного следствия, так и в судебных прениях.

Однако на практике государственный обвинитель просит объявления перерыва судебного разбирательства, чтобы об отказе от обвинения либо изменении обвинения поставить в известность руководителя органа прокуратуры и согласовать свою правовую позицию в судебном разбирательстве. Пункт1.12 Приказа № 25 Генерального прокурора Республики Казахстан «Об организации прокурорского надзора за законностью рассмотрения уголовных дел судами первой инстанции» от 16 июня 2010 г. требует при расхождении позиции государственного обвинителя с содержанием предъявленного обвинения заранее либо безотлагательно согласовывать ее с прокурором, направившим дело в суд. В случае принципиального несогласия прокурора с позицией государственного обвинителя решается вопрос о замене государственного обвинителя либо о поддержании обвинения лично тем прокурором, который утвердил обвинительное заключение или протокол обвинения.

Однако такой порядок, по мнению И.Демидова и А.Тушева, представляется вполне логичным, так как он исключает поспешные и произвольные шаги прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дела. Дав подчиненному прокурору поручение о поддержании обвинения в суде, руководитель органа прокуратуры не утрачивает контроль за процессуальной деятельностью по уголовному делу, исполнением им обязанности обеспечить законность и обоснованность государственного обвинения.

По нашему мнению, такое требование противоречит принципу состязательности сторон.

Вместе с тем, решая вопросы об обвинении, суд должен руководствоваться тем, что главное судебное разбирательство производится только в отношении подсудимого и в пределах того обвинения, по которому он предан суду. В случае полного отказа прокурора от обвинения, если от обвинения отказался и потерпевший, суд обязан прекратить дело.

Если же потерпевший настаивает на обвинении, суд продолжает разбирательство и разрешает дело в общем порядке. Прокурор в этом случае освобождается от дальнейшего участия в процессе, а обвинение поддерживает потерпевший лично или через представителя. Единодушны с мнением Р.Н. Юрченко о том, что прокурор, отказавшийся от государственного обвинения, не должен сразу покидать зал судебного заседания: «А вдруг в заседании будут нарушены другие нормы закона?».

При частичном отказе прокурора и частного обвинителя от обвинения суд прекращает дело в той части обвинения, от которого отказалась сторона обвинения, дело в остальной части обвинения рассматривается в общем порядке.

Изменение обвинения в главном судебном разбирательстве допускается при условии, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. Если прокурор изменил обвинение и на прежнем обвинении не настаивает потерпевший, суд рассматривает дело по новому обвинению.

Что касается назначения наказания, то это самый главный вопрос, для решения которого и было проведено предварительное расследование и судебное разбирательство.

Не лишено оснований и сомнение в том, вправе ли государственный обвинитель, он же прокурор, при выступлениях в прениях высказывать мнение о наказании вообще и о конкретном виде и размере наказания, которое может быть назначено подсудимому?

Сложилась практика, что прокурор в своей обвинительной речи в прениях всегда указывает конкретный размер наказания, достаточный, по его мнению, для достижения целей наказания. Основана ли такая практика, которая продолжается по инерции и сейчас, на законе?

В ч.4 ст.317 УПК РК указано, что прокурор во время судебного заседания высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Когда же, в какой части судебного разбирательства прокурор вправе делать такое высказывание? Скорее всего, при выступлении в судебных прениях, когда закончено судебное следствие и подводится его итог.

Но если мы обратимся к ст.364 УПК РК, регулирующей порядок судебных прений, то увидим, что в ней не только прямо не указано, но нет ни малейшего намека на то, что стороны в своих речах должны обсуждать вид и размер наказания. В законе говорится только о том, что стороны обсуждают обстоятельства и доказательства. Буквальное понимание текста закона дает основание считать, что стороны в прениях оценивают со своих позиций доказательства обвинения и доказательства защиты, рассмотренные в судебном заседании, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность и наказание. Именно эти аргументы сторон способствуют правильному формированию мнения суда о наказании, которое может быть назначено лицу, виновному в совершении преступления.

Приведем еще один довод в подтверждение тому, что стороны не должны предлагать суду свои мнения по конкретному виду и размеру наказания. Предоставляя сторонам обвинения и защиты право передавать суду в письменном виде формулировки предполагаемого решения суда, законодатель ограничил такую возможность вопросами, указанными в пунктах 1-6 ч.1 ст.371 УПК. По вопросу же, обозначенному в п.7 данной статьи, о том, какое наказание должно быть назначено подсудимому, стороны не вправе предлагать суду свои формулировки письменно. Возникает вопрос: почему же они могут это делать устно, тогда как все сказанное ими записывается в протоколе судебного заседания?

Не следует ли приведенные положения закона понимать так, что если принятие решения о конкретном наказании для данного лица на основе принципа индивидуализации является исключительной компетенцией суда, то в эту его функцию никто не вправе вмешиваться, никто не вправе воздействовать на суд, даже если это исходит от прокурора?

Влияет ли на суд позиция прокурора, высказанная по поводу меры наказания? Безусловно, влияет. В одних случаях суды не решаются назначить наказание менее строгое, точнее, гораздо менее строгое, чем предложенное прокурором. В других случаях, когда предложенная прокурором мера наказания, по мнению суда, является чрезмерно мягкой, и он назначает более строгое наказание, он выглядит обвинителем, причем более репрессивным, чем тот, который называется прокурором.

Наверное, уже поэтому следует понимать закон так, что стороны, а к ним, как мы помним, относится не только защитник, но и прокурор, состязаясь между собой, должны перед судом продемонстрировать все доказательства, доказать их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для разрешения дела по существу, обратить внимание суда на имеющиеся в деле и нашедшие подтверждение обстоятельства, которые суд должен в соответствии с уголовным законом принять во внимание при назначении наказания, а не предлагать "свою" меру наказания.

В пользу приведенных выше аргументов служит и положение закона о том, что стороны при рассмотрении дела судом обладают равными правами и возможностями для их реализации (ч.1 ст.23 УПК), поэтому нельзя считать, что прокурор обладает полномочиями большими, чем другие участники процесса. Такое мнение противоречило бы принципам уголовного судопроизводства.

Таким образом, в главном судебном разбирательстве все доказательства по делу подлежат непосредственному исследованию, и приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Состязательное начало придает приговору силу особой убедительности, повышает его правовую и социальную значимость.

Приговор может быть постановлен только на основании всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств дела.

Когда судом принято решение по делу, стороны, в том числе и прокурор, вправе с ним согласиться, а в случае несогласия - обжаловать или опротестовать.

Если в судах первой и апелляционной инстанций принцип состязательности сторон реализуется не в полной мере, то в деятельности надзорной инстанции до недавнего времени не применялся указанный принцип.

Хотя общая задача и обязанность стороны защиты в судебном разбирательстве уголовного дела всех судов, в том числе и надзорной инстанции, состоит в защите прав и законных интересов граждан.

Это положение вытекает из ст. 13 Конституции Республики Казахстан, гарантирующей право каждого гражданина на судебную защиту своих прав и свобод [36].

В пересмотре уголовных дел в апелляционной инстанции адвокаты принимают участие не по всем рассматриваемым делам. Не по всем делам, с приговорами по которым они не согласны, приносятся апелляционные жалобы. Это вызвано многими причинами.

По ранее действовавшему законодательству имело место процессуальное неравенство сторон при рассмотрении уголовных дел, как в апелляционных, так и в надзорных инстанциях, где участие государственного обвинителя было обязательно, а участие защитника было вообще не обязательно, несмотря на то, что дело в суде первой инстанции было рассмотрено с участием защитника.

Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы Республики Казахстан по вопросам разграничения подсудности» от 30 декабря 2010 г. частично уравнивает права сторон. Так, новая редакция ст.408 УПК предусматривает обязательное участие защитника в апелляционной инстанции в случаях принятия решения об ухудшении положения осужденного, о котором указано в протесте прокурора или жалобе потерпевшего (гражданского истца), либо когда досудебное производство по делу и рассмотрение дела в судах первой инстанции осуществлялись без участия обвиняемого.

Принесение прокурором надзорного протеста само по себе влечет обязательное рассмотрение его доводов и проверку законности опротестованного приговора или постановления на заседании надзорной коллегии. Для жалоб же осужденного, его защитника и законного представителя, потерпевшего, а также гражданского истца и гражданского ответчика и их представителей (в части гражданского иска) предусматривается предварительное рассмотрение надзорных жалоб о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта.

По ранее действовавшему законодательству право возбуждения надзорного производства принадлежало председателям, председателям коллегии Верховного суда, судьям надзорной коллегии областного и приравненного к нему суда. Предварительное рассмотрение надзорных жалоб участников процесса производилось единолично судьей, принимавшим одно из следующих решений:

- о пересмотре в порядке надзора обжалуемого судебного акта;

- об отсутствии оснований для пересмотра обжалуемого судебного акта.

Надзорная жалоба участников процесса о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта могла быть предметом рассмотрения надзорной коллегией лишь при наличии представления о пересмотре обжалуемого судебного акта. При отсутствии оснований для пересмотра обжалуемых постановлений автору надзорной жалобы направлялось письменное сообщение, которое не обжаловалось и не опротестовывалось. Данное сообщение лишало лицо, подавшее жалобу, дальнейшего судебного пересмотра уголовного дела.

Законом Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы Республики Казахстан по вопросам разграничения подсудности» от 30 декабря 2010 г. изменен порядок рассмотрения дел в надзорной инстанции, он стал соответствовать принципу состязательности сторон. Новая редакция ст. 463 УПК изменила порядок предварительного рассмотрения жалоб участников процесса, теперь надзорная жалоба изучается и рассматривается в составе трех судей надзорной коллегии, а не единолично.

О дате предварительного рассмотрения надзорной жалобы извещается лицо, подавшее жалобу, однако его неявка не препятствует решению вопроса о наличии или отсутствии оснований для возбуждения производства по делу в порядке судебного надзора. В данном случае нарушается принцип состязательности сторон, поскольку на предварительное рассмотрение жалобы не приглашается противоположная сторона.

Мы согласны с мнением Г.М.Нама, который считает, что на заседание должно быть приглашено не только лицо, подавшее жалобу, но и противоположная сторона, которая может выдвинуть контрдоводы. Однако уголовно-процессуальным законом вызов этих лиц не предусмотрен. Подобным ограничением существенно нарушаются права противоположной стороны, поэтому она противоречит ст.23 УПК, закрепившей равенство сторон. Также эта норма не согласована с п.1 ст.13 Конституции. Защищать и отстаивать свои права в суде, где предварительно рассматривается надзорная жалоба, затрагивающая права другой стороны, это и есть юридический и фактический отход от конституционного равенства всех перед законом и судом.

По результатам предварительного рассмотрения надзорной жалобы выносится мотивированное постановление о возбуждении надзорного производства или об отказе в его возбуждении, а также о возвращении надзорной жалобы или протеста прокурора. Копия постановления направляется лицу, подавшему надзорную жалобу.

В данной ситуации прокурор как представитель стороны обвинения продолжает обладать большими правами, поскольку жалоба других участников процесса о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта не является безусловным основанием для рассмотрения на надзорной коллегии, так как должна пройти обязательную процедуру предварительного рассмотрения.

Кроме того, суду надзорной инстанции предоставлено право без направления дела на новое судебное разбирательство изменить приговор суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции в сторону ухудшения положения осужденного по протесту прокурора или жалобе потерпевшего. И принимать такое решение законом допускается без участия осужденного и его защитника, что противоречит принципу состязательности сторон.

Проведенное исследование по вопросам участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел позволило сделать следующие выводы:

В главном судебном разбирательстве государственный обвинитель обязан отказаться от обвинения либо поддерживать обвинение в менее тяжком преступлении в случае недоказанности первоначального обвинения, а не согласовывать свою позицию с вышестоящим прокурором.

На практике же происходит обратное, так как согласно п.1.12 Приказа №25 Генерального прокурора Республики Казахстан «Об организации прокурорского надзора за законностью рассмотрения уголовных дел судами первой инстанции» от 16 июня 2010г. требуется при расхождении позиции государственного обвинителя с содержанием предъявленного обвинения заранее либо безотлагательно согласовывать ее с прокурором, направившим дело в суд. В случае принципиального несогласия прокурора с позицией государственного обвинителя решается вопрос о замене государственного обвинителя либо поддержании обвинения лично тем прокурором, который утвердил обвинительное заключение или протокол обвинения. По нашему мнению, данный пункт приказа следует отменить как противоречащий принципу состязательности сторон.

В целях усиления состязательности необходимо в гл.гл.VIII, IX УПК Республики Казахстан разделить участников процесса на стороны обвинения и защиты по аналогии с УПК Российской Федерации.

Следует обеспечить обязательное участие осужденного и его защитника в суде надзорной инстанции в случаях, когда суд надзорной инстанции изменяет приговор суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции в сторону ухудшения положения осужденного по протесту прокурора или жалобе потерпевшего.

Требуется закрепление в законодательстве нормы о том, что деятельность прокурора как государственного обвинителя в главном судебном разбирательстве исчерпывается поддержанием обвинения. Такое процессуальное положение прокурора является неотъемлемым признаком состязательного судебного разбирательства.

Казахстан поставил перед собой амбициозные цели - войти в число 50 лучших государств мира и председательствовать в ОБСЕ. Полагаем, что пересмотр деятельности прокурора в рассмотрении судами уголовных дел явился бы важным шагом на пути построения правового государства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги исследования, считаем необходимым сформулировать, определенные выводы и предложения, реализация которых будет способствовать повышению эффективности прокурорского надзора за законностью как основной деятельности прокурора.

1. На основе проведенного исследования мы приходим к выводу, что законность – это строгое, неуклонное соблюдение и исполнение законов и основанных на них подзаконных нормативных актов государством, органами государственной власти, органами местного управления, должностными лицами, гражданами (гражданами данного государства, иностранцами и лицами без гражданства) и их объединениями с целью установления юридической справедливости.

2. Прокурорский надзор - это осуществляемая от имени государства деятельность специально уполномоченных должностных лиц - прокуроров по обеспечению точного исполнения и единообразного применения законов на всей территории Республики Казахстан путем своевременного выявления и принятия мер:

а) к выявлению и своевременному устранению любых нарушений закона, причин и условий, способствующих им;

б) к восстановлению нарушений законности;

в) к привлечению виновных лиц к установленной законом ответственности. 

Именно надзор за законностью является отличительной чертой прокурорского надзора от иных видов контрольно-надзорной деятельности. Принимая во внимание именно этот критерий, необходимо характеризовать прокурорский надзор как один из видов государственного контроля, что вытекает и из практического применения терминов «контроль», применяемых в законодательстве, причем под контролем понимается и контроль за реализацией норм законодательства, осуществляемой органами исполнительной власти. Именно законность является основным условием и целью функционирования правового государства.

3. Предоставленные законом полномочия позволяют прокурору на всех стадиях досудебного процесса обеспечивать активную наступательную борьбу с преступностью и нарушениями законности, надежно обеспечивать законные права и свободы человека и гражданина, интересы общества и государства.

Вместе с тем следует критически отнестись к норме, закрепленной в ст. 38 п.12 Закона РК «О Прокуратуре» от 21 декабря 1995 года № 2709, где указано, что «Осуществляя надзор за законностью дознания и следствия, прокурор выполняет иные установленные законом полномочия». Такой «открытый» перечень полномочий прокурора, выступающего в качестве представителя стороны обвинения, противоречит основному тезису обвинительной власти, согласно которому круг полномочий представителей обвинения должен быть исчерпывающим образом закреплен в законе. Что касается УПК РК, то в п. 17 ст.197 УПК РК закреплено схожее правило: «Осуществляя уголовное преследование и надзор за законностью при расследовании уголовных дел, прокурор: осуществляет иные полномочия, предусмотренные законом». Во втором случае «иные полномочия прокурора» закреплены несколько более корректно, хотя и это полностью проблемы не снимает. В этой связи, считаем необходимым, чтобы полномочия прокурора были обозначены в законе наиболее полно.

4. Недопустима подмена уголовного судопроизводства словосочетанием «уголовное судопроизводство (уголовный процесс)». Дело в том, что таким образом объединены и соединены в одно два разных, друг с другом не совпадающих понятия. Первое является правовым термином, второе – научным. Далее, если уголовное судопроизводство представляет собой производство по уголовному делу, то уголовный процесс – понятие более широкое, ибо оно включает не только указанное производство, но также науку и учебную дисциплину.

В этой связи считаем необходимым внести изменение в действующий Уголовно-процессуальный кодекс Казахстана и заменить терминологическое словосочетание «уголовный процесс» на «уголовное судопроизводство» во всех нормах уголовно-процессуального законодательства, в частности, и в название статьи 8 УПК РК, которая называется «Задачи уголовного процесса».

5. Прокурорский надзор осуществляется не только за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, как это указано в ч. 1 ст. 62 УПК РК, но и за соблюдением трудовых, семейных, имущественных и иных прав граждан и организаций, вовлечённых в сферу уголовно-процессуальных правоотношений (например, за правильностью возмещения расходов свидетелю, эксперту и др.; следователь препятствует вступлению обвиняемого в законный брак или заключению гражданско-правовой сделки и т.д.).

Прокурор также осуществляет надзор за законностью деятельности обвиняемого, защитника, эксперта и других участников досудебного производства. Поэтому в ч.1 ст. 62 УПК РК необходимо внести изменение и дополнить словами: «1. Прокурор - должностное лицо, осуществляющее в пределах своей компетенции надзор за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания, следствия, другими участниками уголовного судопроизводства и судебных решений».

6. Согласно п.1.12 Приказа №25 Генерального прокурора Республики Казахстан «Об организации прокурорского надзора за законностью рассмотрения уголовных дел судами первой инстанции» от 16 июня 2010 г. требуется при расхождении позиции государственного обвинителя с содержанием предъявленного обвинения заранее либо безотлагательно согласовывать ее с прокурором, направившим дело в суд. В случае принципиального несогласия прокурора с позицией государственного обвинителя решается вопрос о замене государственного обвинителя либо поддержании обвинения лично тем прокурором, который утвердил обвинительное заключение или протокол обвинения. По нашему мнению, данный пункт приказа следует отменить как противоречащий принципу состязательности сторон.

7. В целях усиления состязательности необходимо в гл.гл.VIII, IX УПК Республики Казахстан разделить участников процесса на стороны обвинения и защиты по аналогии с УПК Российской Федерации.

8. Требуется закрепление в законодательстве нормы о том, что деятельность прокурора как государственного обвинителя в главном судебном разбирательстве исчерпывается поддержанием обвинения. Такое процессуальное положение прокурора является неотъемлемым признаком состязательного судебного разбирательства.

Указанные предложения направлены на усиление и формирование основных направлений прокурорского надзора за законностью в уголовном судопроизводстве, а также являются предпосылкой для дальнейшей разработки практических и теоретических концепций полномочий прокурора при осуществлении надзора за законностью.


список использованных источников

  1.  Экспресс-информация Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Республики Казахстан «О деятельности органов уголовного преследования РК за 2012 год» от 24 января 2013 года // Справочная правовая система «Юрист»
  2.  Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. - Владивосток, 1984. - С.19-20.
  3.  Сулейменова Г.Ж. Суд и судебная власть в Республике Казахстан. Часть 1 / Под ред. Р.Т. Тусупбекова. - Алматы, 1999. - С.18.
  4.  Клочков В.В. О методологии и методике изучения состояния законности // Проблемы теории законности, методологии и методики прокурорского надзора: Сб. науч. тр. - М., 1994. - С.55.
  5.  Малеин Н.С. О законности в условиях переходного периода // Теория права: новые идеи. - М., 1995. - С.27.
  6.  Павлов И. К вопросу о теории общенародной социалистической законности // Социалистическая законность. - 1962. - №6. - С.15.
  7.  Макаров О.В. Соотношение права и государства // Государство и право. - 1995. - №5. - С.17, 21.
  8.  Романовская В.Б. Репрессивные органы в России XX века. - Н.Новгород, 1996. - С.37.
  9.  Лунеев В.В. Политическая преступность // Государство и право. - 1994. - №7. - С.109.
  10.  Колосова Н.М. Обеспечение конституционной законности // Законность в Российской Федерации. - М., 1998. - С.35-36.
  11.  Нерсесянц B.C. Право и закон. - М., 1993. - С.351-352.
  12.  Сухарев А.Я. Актуальные проблемы законности в условиях реформ и роль прокуратуры в ее обеспечении // Законность в Российской Федерации. - М., 1998. - С.109.
  13.  Токарева М.Е. Современные проблемы законности и прокурорский надзор в досудебных стадиях уголовного процесса: Дисс . … докт. юрид. наук. - М., 1997. - С.19.
  14.  Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2-х т. -  СПб., 1996. - Т.1. - С. 23, 74-75.
  15.  Тихомиров Ю.А., Сухарев А.Я., Демидов И.Ф. Законность в Российской Федерации. - М.: Спарк, 1998. - С.14.
  16.  Айзенберг А.М., Александров Н.Г., Алексеев С.С., Лукашева Е.А. и др. Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистическое право. - М., 1973. - С.54.
  17.  Зайцев И.М. Сущность хозяйственных споров. - Саратов, 1974. - С.151-152.
  18.  Правду должны знать все. Всю правду! // Известия. - 1990. - 8 февраля.
  19.  Кудрявцев В.Н. Конституция общенародного государства // Советское государство и право. - 1977. - №11. - С.15.
  20.  Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в 2-х т. – М., 1981. - Т.1. - С.217-225.
  21.  Афанасьев В.С. Обеспечение законности: вопросы теории и практики (по материалам органов внутренних дел): Автореф. … докт. юрид. наук. - М., 1993. - С.11, 15-16.
  22.  Биктасов О.К. Справедливость и законность в деятельности органов внутренних дел. – Алматы, 2001. - С.86.
  23.  Строгович М.С. Проблемы общей теории права // Избр. тр. - М., 1990.  - Т.1. - С.111.
  24.  Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. Автореф. … докт. юрид. наук. - Алма-Ата, 1992. - С.8.
  25.  Общая теория прав человека / Отв. ред. Е.А. Лукашева. – М.: Норма,  1996. – 509 с.
  26.  Асаналиева А.А. Законность и правоохранительная деятельность органов внутренних дел Кыргызской Республики // Проблемы и перспективы развития уголовного законодательства Республики Казахстан: Материалы Международной научно-практической конференции. – Караганда: КарЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2002. - С.142.
  27.  Зиманов С.З. Конституция и Парламент Республики Казахстан. – Алматы: Жетi жарғы, 1996. - С.147.
  28.  Исаков В.Б. Рецензия на монографию Полениной С.В. "Законотворчество в Российской Федерации" // Государство и право. - 1997. - №2. - С.113.  
  29.  Хитрин Ю.А. Конституционная законность в независимом Казахстане // Правовое развитие Казахстана за 10 лет государственной независимости: Материалы научно-практической конференции. - Астана: Издательство ЗАО «Институт законодательства Республики Казахстан», 2002. - С.24.
  30.  Конституция Республики Казахстан. Комментарий / Под ред. Г. Сапаргалиева. - Алматы: Жетi жарғы, 1998. - С.68.
  31.  Баишев Ж. Конституционное право Республики Казахстан: Учеб.-метод. пособие. - Алматы: Жетi жарғы, 2001. - С.46-47.
  32.  История государства и права Советского Казахстана / Под ред. С.З. Зиманова и М.А. Биндера. - Алма-Ата, 1981. – Т.1. – С.443-444.
  33.  Положение о прокурорском надзоре. Утверждено постановлением КазЦИК от 13 июля 1922 г. // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства КАССР. – 1922. - №10. - Ст.102.
  34.  Велиев И.В. Из истории образования прокуратуры Республики Казахстан // «Черные дыры» в российском законодательстве. - 2010. - №3. - С.437-439.
  35.  Сапаргалиев Г. Место и роль прокуратуры в механизме государства // Правовая реформа в Казахстане. - 2010. - №2. - С.8-9.
  36.  Конституция Республики Казахстан: официальный текст с изменениями и дополнениями, внесенными Законом от 21 мая 2012 г. № 254-III. - Алматы: Жеті Жарғы, 2012. - 136 с.
  37.  Назарбаев Н.А. Казахстан на пути ускоренной экономической, социальной и политической модернизации: Послание Президента Республики Казахстан народу Казахстана Послание Президента РК народу Казахстана от 18 февраля 2010 г. // Казахстанская правда. 2010. – 19 февраля.
  38.  Бахтыбаев И.Ж. Конституционный надзор прокуратуры РК. – Алматы: Жетi жарғы, 2000. – 188 с.
  39.  Матюхин А.А. Реализация положений Конституции в деятельности правоохранительных органов // Сб.: «Вопросы совершенствования прокурорского надзора в условиях реформирования судопроизводства» (на основе материалов Семинара повышения квалификации). Выпуск 2. – Алматы, 2010. – С.194.
  40.  Агамов Г.Д., Жевлаков Э.Н. Прокурорский надзор: Сборник методических материалов. – М., 1998. - С.20.
  41.  Утибаев Г.К. Теоретико-прикладные проблемы координации деятельности правоохранительных органов по предупреждению преступлений: Дисс. … докт. юрид. наук. – Астана, 2011. - С.76.
  42.  Прокурорский надзор: Учебник / Под общ. ред. Ю.Е. Винокурова. - М.: Юрайт, М., 2001. - 352 с.
  43.  Чувилев А.А. Прокурорский надзор: Пособие. - М., 1999. - 136 с.
  44.  Гельдибаев М.Х. Огородников А.А. Прокурорский надзор. - СПб., 2002. - 240 с.
  45.  Сыдорук И.И., Рохлин В.И. Правоохранительная функция прокуратуры: Учебное пособие. - СПб., 2000. - 347 с.
  46.  Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учебник / Под ред. В.И. Рохлина. - СПб., 2001. - 328 с.
  47.  Правоохранительные органы Российской Федерации: Учеб. пособ. / Под ред. В.К. Боброва. - М.: МЮИ МВД России, 1999. - С.38.
  48.  Указание Генеральной Прокуратуры Республики Казахстан от 4 апреля 2001 года № 56/23 «О порядке осуществления прокурорского надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности, следствия, дознания и административного производства в органах внутренних дел на транспорте и представлении статистической отчетности об их деятельности» // Текущий архив Генеральной прокуратуры РК
  49.  Приказ Генерального Прокурора Республики Казахстан от 21 ноября 2002 года №60 «Об организации прокурорского надзора за применением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина в социально-экономической сфере» (с изменениями, внесенными приказом Генерального Прокурора РК от 14.09.04 г. №42) // Текущий архив Генеральной прокуратуры РК
  50.  Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. – М., 1992. – С.430.
  51.  Рохлин В.И. Прокурорский надзор Российской Федерации. – СПб, 1998. - С.61-70, 125.
  52.  Андреев Б.В., Бессарабов В.Г. Прокуратура в политической системе современной России (состояние, проблемы и перспективы). – М., 1999. - С.44.
  53.  Клочков В.В. Система противодействия преступности // Государственная политика предупреждения преступности несовершеннолетних и защита их прав и интересов. – М., 1997. – С. 133-134.
  54.  Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации: Автореф. ... докт. юрид. наук. – М., 1997. - С.23.
  55.  Бахтыбаев И. Координация деятельности по борьбе с преступностью в Казахстане // Законность. – 2001. - № 11. – С.38.
  56.  Казинян Г.С. Актуальные проблемы уголовно-процессуального законодательства в Третьей Республике Армения (Сравнительно-правовое исследование). – М., 2000. – С.32.
  57.  Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировой криминологический анализ. – М., 1999.  - С.20-21, 132.
  58.  Басков В.И. Курс прокурорского надзора. – М., 1999. – С. 60, 209.
  59.  Рябцев В.П. Организация работы городской (районной) прокуратуры: Методическое пособие. – М., 2001. - С 94-96.
  60.  Кенжаев С. Обращения как важнейший фактор деятельности прокуроров по борьбе с нарушениями законности в сфере управления. Дисс. ... докт. юрид. наук. – М., 1998. - С.4.
  61.  Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. – М., 1990. - С.152-153.
  62.  Мыцыков А., Рохлин В. Прокуратура: проблемы развития // Законность. – 2000. - №6. – С.20.
  63.  Утибаев Г.К. Координация деятельности правоохранительных органов по предупреждению преступлений (проблемы и перспективы): Монография. – Алматы, 2011. - С.14-16.
  64.  Письмо Генеральной Прокуратуры Республики Казахстан от 11 мая 2001 г. № 28-21-1332-01 // Текущий архив Генеральной прокуратуры РК
  65.  Письмо Генеральной прокуратуры Республики Казахстан от 2 октября 1997 г. № 7-31-1737-97 // Текущий архив Генеральной прокуратуры РК
  66.  Березовская С.Г., Ремнев В.И. Прокурорский надзор в СССР. Библиография 1922-1964 гг. - М., 1965. - 135 с.
  67.  Шокатаев С.К. Соотношение прокурорского надзора и государственного контроля в Республике Казахстан (проблемы теории и практики). Автореф. … канд. юрид. наук. – Алматы, 2011. - С.5-6.   
  68.  Обращение профессоров права к Президенту и Парламенту Республики // Советы Казахстана. – 1993. - 23 сентября.
  69.  Указ Президента Республики Казахстан «О Концепции правовой политики Республики Казахстан» от 20 сентября 2002 года № 949 // Юридическая газета. - 2002. – 2 октября.
  70.  Недбайло П.Е. Методологические проблемы советской юридической науки // Материалы конференции «Методологические проблемы советской юридической науки». – Киев: Наукова Думка, 1965. – С.140-144.
  71.  Уголовный процесс / Под ред. М.А. Чельцова. - М., 1969. - С.10.
  72.   Советский уголовный процесс / Под ред. М.И. Бажанова, Ю.М. Грошевого. - Киев, 1978. - С.12.  
  73.  Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. - Л., 1976. - С.28-29.
  74.  Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. – Минск, 1974. - С.28.
  75.  Духовской М.В. Русский уголовный процесс. - М., 1905. - С.18.
  76.  Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – М., 1968. - Т.1. - С.29, 66.
  77.  Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. - СПб., 1913.  - С.36.
  78.  Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник для вузов / Под ред. П.А. Лупинской. -  М., 1999. - С.9, 12-14.
  79.  Уголовно-процессуальное право Республики Казахстан. Часть общая: Академический курс / Под ред. Б.Х. Толеубековой. Книга первая. - Алматы: ТОО Издательская компания «HAS», 2009. - С. 21, 111-113.
  80.  Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. –М.: Зерцало-М, 2002. - С.4.
  81.  Юридический энциклопедический словарь/ Гл. ред колл.: М.М. Богуславский, М.И. Козырь, Г.М. Миньковский и др. - М.: Сов. Энциклопедия, 1984. - С.365.
  82.  Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - М.: Рус. яз., 1985. - 797 с.
  83.  Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1-4. - М.: Рус-яз., 1998. – Т.3. - С. 146, 348, 467.  
  84.  Преступность, статистика, закон / Гл. ред. А. Долгова. - М.: Криминологическая Ассоциация, 1997. - С.6.
  85.  Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Спарк, 2002.  - С.6-8.
  86.  Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовно-процессуального права. Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. - СПб: Равенна, Альфа, 1995. - С. 403, 820-823.
  87.  Яковлева Л.В., Невский С.А. Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс). Общая часть: Учебно-методические материалы. -  Краснодар, 2002. - 249 с.
  88.  Химичева Г.П., Химичева О.В. Комментарий Уголовно-процессуального Кодекса РФ: Учебное пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2002. - 192 с.
  89.  Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Общая часть и досудебные стадии (курс лекций). - М.: Международный Университет Бизнеса и Управления, 1998. - С.5.
  90.  Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступлениях: Учебное пособие. - Волгоград, 1979. - 56 с.
  91.  Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. - М.: Зерцало, 1997. - С.13.
  92.  Тхакушинов М.А. Назначение и принципы современного российского уголовного судопроизводства: Монография. - СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2002. - С.120.
  93.  Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Социологические аспекты изучения эффективности  правосудия // Право и социология. - М., 1973. - С.254.
  94.  Гуськова А.П Развитие криминалистики как необходимое условие для решения задач уголовного судопроизводства // Эволюция права и закона как фактор изменения криминалистики: генезис профессиональной защиты и представительства. - Екатеренбург, 2003. - С.42.
  95.  Гельдибаев М.Х., Вандышев В.В. Уголовный процесс: Пособие для студентов вузов, обучающихся по юридическим специальностям. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2012. - С.5-7.
  96.  Спиридонов Б.М. Прокурорский надзор - высший надзор за исполнением законов // Вестник Моск. Ун-та. Сер. Право. - 1973. - №3. - С.22.
  97.  Ястребов В.Б. Учебник прокурорского надзора. - М.: Издательский Дом «Городец», 2010. - С.10-11, 149.
  98.  Курмангалиев Б. Вопросы состояния и развития роли контроля и надзора при осуществлении государственной власти // Фемида. - 2001. - №12. – С.17-21.
  99.  Закон Республики Казахстан от 21 декабря 1995 года № 2709 «О прокуратуре» изменениями и дополнениями по состоянию на 20.12.2009 г.) // www.zakon.kz
  100.  Сапаргалиев Г., Мухамеджанов Б., Жанузакова Л., Сакиева Р. Правовые проблемы унитаризма в Республике Казахстан. - Алматы: Жетi жарғы, 2000. - С.172-173.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
13362. Основные направления деятельности (функции) прокуратуры. Понятие и виды (отрасли) прокурорского надзора 4.73 KB
  В этом принципиальное отличие прокурорского надзора от иных видов осуществляемого государственными органами надзора и контроля административного экологического санитарного и т. Вовторых несмотря на то что прокуратура осуществляет надзор за соблюдением Конституции РФ и законов подавляющим большинством должностных лиц и государственных органов при определенных обстоятельствах руководителями и органами управления коммерческих и некоммерческих организаций а также гражданами она не уполномочена надзирать за высшими органами законодательной...
18592. Развитие института суда присяжных в уголовном процессе и перспективы его формирования в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан 94.71 KB
  Мировые системы судопроизводства с участием присяжных заседателей. Классическая модель суда присяжных на примере правовых систем США Англии Канады. Развитие института суда присяжных в уголовном процессе и перспективы его формирования в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан. Состояние и тенденции развития национального законодательства о судах присяжных.
11785. Особенности прокурорского надзора 1.25 MB
  Формы участия прокурора в рассмотрении судами уголовных дел: поддержание государственного обвинения и участия в качестве государственного обвинителя в разбирательстве дел частнопубличного и публичного обвинения судом первой и апелляционной инстанции; принесение представлений на приговоры определения и постановления судов судей не вступившие или вступившие в законную силу; участие в рассмотрении уголовных дел в стадиях кассационного надзорного производства а также при возобновлении производства по уголовному делу в виду новых или...
5871. Прокурорский надзор. Сущность и задачи прокурорского надзора 41.05 KB
  Основные исторические закономерности возникновения прокуратуры как института государства. Принципы организации и деятельности прокуратуры. Система и структура органов прокуратуры. История создания и возникновения прокурорского надзора Основные исторические закономерности возникновения прокуратуры как института государства Возникновение прокурорского надзора в России Основные исторические закономерности возникновения прокуратуры как института государства Прокуратура возникла...
20080. Организация и осуществление прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции 115.78 KB
  Теоретико-правовые аспекты прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции. Понятие коррупции. Сущность предмет и пределы прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции. Правовые основы деятельности органов прокуратуры Российской Федерации по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции...
4163. Место и роль военной прокуратуры в системе прокурорского надзора Российской Федерации 202.78 KB
  Военная прокуратура является структурным подразделением Генеральной прокуратуры Российской Федерации, и возглавляется заместителем Генерального прокурора Российской Федерации — Главным военным прокурором. Поэтому правовой и функциональный характер военной прокуратуры не может рассматриваться отдельно от особенностей российской прокуратуры в целом.
18591. Прокурорский надзор за законностью в уголовном судопроизводстве 113.87 KB
  Исследования в области соблюдения учетно-регистрационной дисциплины в органах уголовного преследования показали что граждан по-прежнему лишают доступа к правосудию отказывая в принятии заявлений и возбуждении уголовных дел. Анализ работы следственных подразделений органов КНБ показал что по-прежнему нарушаются сроки следствия. опрос 200 прокуроров из разных регионов страны показал что примерно у трети из них отсутствует чёткое представление о выполняемых ими функциях Приложение А. Например недооценка прокурорами необходимости...
12855. Гарантии соблюдения прав человека в уголовном судопроизводстве 80.58 KB
  Реальное осуществление прав и законных интересов человека и гражданина является основой нашей правовой системы. Человек его жизнь права и свободы провозглашены Конституцией Республики Казахстан в качестве высших ценностей нашего государства ст. Правоохранительные органы обязаны делать все необходимое для обеспечения соблюдения конституционных прав и свобод граждан вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства одновременно пресекать любые правонарушения и устранять порождающие их причины. Одной из важнейших задач стоящих перед...
18925. Отдельные виды процессуального участия специалиста в уголовном судопроизводстве 69.34 KB
  Правовой статус специалиста. Отдельные виды процессуального участия специалиста в уголовном судопроизводстве. Участие специалиста в производстве процессуальных действий. Заключение специалиста как самостоятельная форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве.
15124. Особенности и проблемы производства по гражданскому иску в уголовном судопроизводстве 567.81 KB
  Возбуждение уголовного дела является первой стадией уголовного процесса, цель которой – установить, имеются ли правовые основания для того, чтобы начать уголовное судопроизводство. В соответствии со ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением решение двух основных задач: защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.