Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с экстремизмом по законодательству Республики Казахстан

Уголовная ответственность за финансирование экстремизма или террористической деятельности. На борьбу с экстремизмом были мобилизованы усилия не только правоохранительных органов но и государства в целом. Экстремизм – социально-политическое явление представляющее серьезную угрозу политической стабильности безопасности и суверенитету государства а также осуществлению основных прав и свобод человека и усиливающее деструктивные процессы в обществе. террористический акт захват заложников и иные проявления неизбирательного...

2015-10-26

87 KB

12 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………….....

5

1 Понятие экстремизма по законодательству Республики Казахстан…………

8

2 Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с экстремизмом по законодательству Республики Казахстан..………….………

14

2.1 Уголовно-правовая характеристика публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности, возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства……………………....

14

2.2 Уголовная   ответственность  за   организацию   экстремистского      сообщества, экстремистской организации……………………………………..

22

2.3 Уголовная  ответственность за финансирование экстремизма или террористической деятельности…………………………..…………………....

26

3 Основания возбуждения национальной, расовой, религиозной вражды…..

29

 3.1 Общая характеристика и теоретические предпосылки систематизации факторов национальной, расовой, религиозной вражды…...

29

3.2 Основные факторы национальной, расовой, религиозной вражды…

34

3.3 Специфические духовные факторы современного криминального религиозного экстремизма…………………………………………………….…

39

3.4 Специфические психологические факторы распространения криминального религиозного экстремизма……………………….……………

48

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………

54

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………………

59


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. В последние несколько лет экстремизм из феномена, интересного исключительно теоретикам права, философам и политологам, превратился в неотъемлемую часть нашей повседневной жизни. Экстремизм как социально-политическое и общественно-опасное криминологическое явление имеет многовековую историю.

Как справедливо отмечается в юридической литературе: «В теории уголовного права феномен экстремизма до настоящего времени не изучен и не получил должной научной оценки» [1]. Экстремизм и терроризм, к сожалению, стал неотъемлемой частью в современных государствах и  криминальной обстановки в СНГ. Так, после ряда дерзких актов терроризма, стало ясно, что правоохранительные органы не способны в одиночку противостоять росту террористической опасности и не могут гарантировать гражданам безопасность, терроризм стал рассматриваться в как общенациональная угроза. На борьбу с экстремизмом были мобилизованы усилия не только правоохранительных органов, но и государства в целом. Борьба с экстремизмом, являясь важной составной частью обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан, потребовала необходимости выработки специального комплекса контрмер. Экстремистки настроенные лица, отказываясь от законных способов решения политических, социальных, национальных и других проблем, отдают предпочтение терроризму, как наиболее простой и действенной форме решения проблем. Именно на противодействие экстремизму, и, соответственно, терроризму, направлено принятие Закона  РК « О борьбе с терроризмом» от 13 июля 1999г, №416-1 и Закона РК «О противодействии экстремизму».

Актуальность выбранной темы имеет огромное значение в настоящее время, так как если наша страна не обеспечит свою безопасность, говорить об устойчивом  развитии страны не будет возможным.

В послании Президента Н.А.Назарбаева «Казахстан - 2030 Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев» первый долгосрочный приоритет связан с укреплением базы национальной безопасности. В Послании сказано, что «лучшим нашим оружием, обеспечивающим защиту национальных интересов и паритет сил на ближайшую и дальнюю перспективу, должна быть политика интеграции, в первую очередь укрепление и развитие Центральноазиатского Союза между Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном. А также большое внимание  будет по-прежнему  уделяться укреплению интеграционных процессов в СНГ».

Обеспечение национальной безопасности для Казахстана, как молодого суверенного государства, окруженного со всех сторон сильными, многонаселенными государствами, является первостепенной задачей. После получения независимости перед Казахстаном неожиданно вырос целый комплекс крупных проблемных блоков в сфере безопасности, которые требовали незамедлительного решения. И поэтому, одним из приоритетных направлений в политике государства в этот период было обеспечение безопасности. Стройная система национальной безопасности, адекватная складывающейся внутренней и внешней обстановке, была необходимым условием для утверждения Казахстана как независимого государства, а также давала возможность сконцентрироваться на решении проблем переходного периода.      

Таким образом, актуальность темы данной работы, исходя из вышесказанного, является очевидной.

Объект и предмет дипломной работы. Объект исследования - борьба с экстремизмом в Республики Казахстан. Предмет    исследования    -    криминологические    аспекты    борьбы    с экстремизмом   в Республике Казахстан.

Цель и задачи дипломной работы. Цель дипломного исследования - изучение уголовно-правовой характеристики возбуждения национальной, расовой, религиозной вражды.

В соответствии с целью исследования поставлены следующие задачи:

- провести анализ экстремизма как социально-правового феномена;

- раскрыть виды экстремизма;

- провести сравнительно-правовую характеристику Закона «О противодействии экстремизму».

- провести анализ формирования законодательства по противодействию экстремизму;

- дать уголовно-правовую характеристику составам преступлений, УК РК (преступлений  экстремистского толка) с одновременным  анализом казахстанских уголовно-правовых норм аналогичного плана;

- изучить зарубежный опыт по борьбе с терроризмом, в том числе с проявлениями экстремизма.

Эмпирическую основу исследования составляют монографии и статьи отечественных и зарубежных ученых-исследователей; материалов печати, информационных материалов (справок, обзоров, отчетов и т.д.).

Методологической основой дипломного исследования выступают диалектический метод познания экстремизма во взаимосвязи с другими социальными процессами и явлениями. В арсенал методов исследования включается исторический метод, метод анализа правовых норм, сравнительный метод и др.     Также использованы общенаучные методы исследования, такие, как метод анализа и синтеза, сравнительно- исторический метод.

Научная новизна. Новизна дипломной работы состоит в попытке структурного и системного анализа национальной безопасности в области борьбы с экстремизмом Республики Казахстан. Данная работа является только началом более основательного исследования, была осуществлена попытка рассмотрения данной проблемы.

Практическая и теоретическая значимость работы определяется ее актуальностью, научной новизной, а также выводами, содержащимися в дипломной работе. Рассмотренные в работе проблемы имеют непосредственное отношение к процессу государственного строительства, так как экстремистская преступность таит в себе без преувеличения опасность: сегодня она напрямую затрагивает безопасность общества и государства, его духовные ценности, права и свободу граждан, конституционный порядок, становится одним из основных факторов политической и социально-экономической нестабильности в Казахстане.

Положения и выводы работы могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности, учебном процессе преподавания курса криминологии в высших учебных заведениях, при подготовке лекций и учебных пособий по данной тематике.

Структура дипломной работы. Структура работы обусловлена целью, задачами и логикой исследования, оно состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.


1   Понятие экстремизма по законодательству Республики Казахстан

Экстремизм (от лат. еxtremus – крайний) – приверженность к крайним взглядам и мерам (обычно в политике) [1]. Экстремизм – социально-политическое явление, представляющее серьезную угрозу политической стабильности, безопасности и суверенитету государства, а также осуществлению основных прав и свобод человека и усиливающее деструктивные процессы в обществе.

Виды экстремизма: идеологический, политический, классовый, религиозный, расовый, этнический, национальный, националистический, социальный и др. Экстремизм представляет собой совокупность различных крайних форм политической борьбы, которые проявляются в сепаратизме (этническом, национальном, региональном и др.), территориальном экспансионизме, расизме, апартеиде, фашизме, этнофобии, этноэгоизме, всех видах дискриминации и иных проявлениях нетерпимости.

Крайними насильственными формами проявлений всех видов экстремизма являются терроризм (внутригосударственный, международный, политический, националистический, религиозный, криминальный и др.), террористический акт, захват заложников и иные проявления неизбирательного насилия (вооруженный мятеж, массовые беспорядки, диверсии и др). Почти похожее мнение выражает казахстанский специалист В. Каратицкий: «По своей сути экстремизм является идеологической основой терроризма, создает предпосылки для него. Экстремистские организации, не осуществляя сами террористической деятельности, порождают терроризм, финансируют его и, таким образом, представляют общественную опасность на современном этапе, когда объективные процессы глобализации «умаляют» усилия любого государства по укреплению государственных границ» [2].

Экстремистские идеи и взгляды используются националистическими, террористическими и сепаратистскими движениями, организациями и группами для достижения своих целей. Экстремизм во всех его проявлениях независимо от мотивов не может быть оправдан ни при каких обстоятельствах, а лица, виновные в экстремистской деятельности, должны быть привлечены к ответственности.

В международном праве экстремизм определяется как «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством» [5].

Следует отметить, что законодательное регулирование борьбы с экстремизмом может быть обеспечено либо путем создания единого комплексного нормативного правового акта, включающего в себя нормы государственного, административного, уголовного и других отраслей права, либо путем закрепления комплекса согласованных норм в соответствующих законах. Однако соединение в одном акте норм различных отраслей права, несмотря на кажущиеся удобства, повлечет за собой обеднение и неполноту правового регулирования каждой из составляющих. На практике это вызовет постоянные коллизии с отраслевыми законами, в которых эти же проблемы охвачены полнее. Необходимо учитывать и то, что меры уголовной и административной ответственности могут применяться только на основании норм, закрепленных УК.

Основными направлениями противодействия экстремистской деятельности определяются, в частности, выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих проявлению экстремистской деятельности; принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности; выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование правонарушений, являющихся проявлениями экстремистской деятельности; установление законодательством РК запрета на осуществление экстремистской деятельности, включая пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики запрещенной организации, либо атрибутики или символики, свидетельствующих о принадлежности к такой организации или об осуществляемой ею деятельности.

Законами устанавливается, что публичные высказывания должностного лица о допустимости (желательности) осуществления экстремистской деятельности, а также непринятие им мер по пресечению экстремистской деятельности являются основанием для привлечения такого лица к ответственности в порядке, предусмотренном законодательством.

Законами предоставляется право государственным органам в рамках их компетенции объявлять руководителям политических партий, общественных (религиозных) объединений, а также гражданам предостережения о недопустимости совершения действий, могущих повлечь за собой экстремистские действия. В случае осуществления общественным (религиозным) объединением экстремистской деятельности, в результате чего причинен вред интересам личности, общества, государства или создана реальная угроза причинения такого вреда, государственные органы вправе приостанавливать деятельность такого общественного (религиозного) объединения до рассмотрения судом заявления о ее ликвидации (запрете). Аналогичные превентивные меры предусмотрены также и в отношении СМИ.

В Концепции правовой политики Республики Казахстан указано, что важной частью работы по борьбе с терроризмом, религиозным экстремизмом станет совершенствование нормативно-правовой базы, работа государственных органов по недопущению радикализации религиозного сознания казахстанских граждан, пропагандистскому противодействию экстремистским идеям [6].

Вместе с тем, как показывает анализ криминогенной и общественно-политической ситуации в странах дальнего и ближнего зарубежья, в настоящее время террор не только преследует цели нарушения общественной безопасности, устрашения населения, оказания воздействия на принятие решений государственными органами, но и занимает важнейшее место в арсенале экстремистских партий и организаций, являясь идеологической основой их деятельности.

15 октября 2004 года на закрытом судебном процессе в Верховном суде РК состоялось первое в судебной практике решение о признании террористическими ряда международных организаций, в том числе «Аль-Каида», «Исламская партия Восточного Туркестана», «Курдский народный конгресс», «Исламское движение Узбекистана», и запрещении их деятельности на территории Казахстана.

Геополитическое положение нашей страны, снятие ограничений на религиозную деятельность, содержавшихся в законодательстве советского периода, принятие качественно нового законодательства о свободе вероисповедания, значительная либерализация правил въезда и пребывания иностранных граждан, «прозрачные границы» между республиками СНГ, слабое противодействие со стороны традиционных религиозных объединений благоприятствую проникновению эмиссаров исламского экстремизма, распространяющих идеи радикализма, деятельность которых заметно активизировалась.

В 2005 году в г. Кентау была проведена спецоперация по изъятию самой крупной партии экстремистской литературы за всю историю деятельности в Южно- Казахстанской области религиозно-политической организации «Хизб-ут-Тахрир».  Более 1000 листовок, книги, брошюры и периодические журналы на трех языках (пуском, казахском и узбекском). Одна из брошюр называется «Демократия – система неверия. Запрещено ее принятие, применение, а также призыв к ней». Автор – некий Абдул-Кадим Заллум, один из идеологов партии «Хизб-ут-Тахрир».

В августе 2003 сотрудники ДКНБ обнаружили в г. Шымкент подпольную типографию этой организации. Далее на конспиративной квартире нашли крупную парию литературы на казахском, узбекском, английском, русском и арабском языках.

В 2004 году, по сведениям пресс-службы ДКНБ по ЮКО, 10 человек были осуждены за распространение листовок к разным срокам заключения, и два уголовных дела были рассмотрены. В том же году было изъято 11 тысяч листовок [8].

28 января 2005 года сторонники этой религиозной организации предприняли массовую акцию у нескольких мечетей Шымкента. Они раздавали листовки тем, кто пришел на жума-намаз. Полиция задержала 9 молодых людей в возрасте до 25 лет. Задержанные вели себя миролюбиво и даже пытались обратить в свою веру полицейских.

По мнению пресс-секретаря имама ЮКО Абдулла Бахадыра все эти молодые люди, возможно, сами не понимая, являются лишь исполнителями чужой воли.

В целом работа активистов партии проявилась в Кентау, Шымкенте, Туркестане, Джетысае, Сарыагаче, Арыси.

В 2005 году по 38 возбужденным уголовным делам изъято в 2 раза больше экстремистской литературы, чем за два предыдущих года  вместе взятых [8].

В статье 1 Закона Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» от 18 февраля 2005 года закреплено, что экстремизм – организация и (или) совершение: физическим и (или) юридическим лицом, объединением физических или юридических лиц действий от имени организаций, признанных в установленном порядке экстремистскими;

 физическим и (или) юридическим лицом, объединением физических или юридических лиц действий, преследующих следующие экстремистские цели:

насильственное изменение конституционного строя, нарушение суверенитета Республики Казахстан, целостности, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории, подрыв национальной безопасности и обороноспособности государства, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, создание, руководство и участие в незаконном военизированном формировании, организация вооруженного мятежа и участие в нем, разжигание социальной, сословной розни (политический экстремизм);

разжигание расовой, национальной и родовой розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию (национальный экстремизм);

разжигание религиозной вражды или розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию, а также применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жизни, здоровью, нравственности или правам и свободам граждан (религиозный экстремизм).

Законодатель официально выделяет три вида экстремизма: политический, национальный, религиозный.

Согласно п.1 ст.7 Закона РК «О противодействии экстремизму» от 18 февраля 2005 года, ст.192 УПК РК, на органы внутренних дел возложена обязанность по выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений о проявлениях экстремизма, предусмотренных ст.164, 337, 337-1 УК РК.

Несмотря на то, что уже более года в структуре 6 Департамента действует специальное управление по борьбе с экстремизмом, сепаратизмом и терроризмом, реальных сдвигов в данном направлении не произошло.

Работа оперативных сотрудников данного подразделения на местах, как и прежде, начинается лишь с момента изъятия запрещенной литературы.

Вывод о характере высказываний, содержащихся в изъятой литературе, может быть сделан лишь по результатам судебной психолого-филологической экспертизы, производство которой осуществляется в течение месяца, а в ряде регионов Казахстана соответствующие специалисты вообще отсутствуют.

В этой связи, А.Дарменов чуть ранее отмечал, что при расследовании преступлений на почве религиозного экстремизма особое место отводится теологической экспертизе, при проведении которого, путем специальных научных исследований, решаются вопросы, возникшие в процессе предварительного следствия и судебном разбирательстве.

Закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» от 11 июля 1997 г. в ст.6 предусматривает проведение религиоведческой экспертизы: «Государственный орган по связям с религиозными объединениями образуется Президентом РК. На него возлагается:

…обеспечение проведение религиоведческих экспертиз с участием представителей религиозных организаций, общественных объединений, государственных органов, религиоведов, юристов и других специалистов в области свободы совести и прав человека» [10]. 

Основными задачами такой экспертизы являются:

1) Определение религиозного характера регистрирующейся организации на основании представленных учредительных документов, сведений об основах вероучения и соответствующей ему практики.

2) Проверка и оценка достоверности сведений, содержащихся в представленных религиозной организацией материалах относительно основ ее вероучения.

3) Установление наличия в представленных материалах идей религиозного экстремизма, сепаратизма, разжигания национальной, расовой или религиозной вражды, пропаганды терроризма или призывов к совершению актов терроризма, насилия над физическими лицами или организациями, уничтожению материальных объектов в экстремистских целях.

В условиях зарождения и становления института теологической экспертизы для оценки степени потенциальной опасности материалов (листовки, книги, аудио-, видеозаписи и др. носители информации) религиозной организации у теологов-специалистов может не быть достаточных данных – ни научных, ни сугубо информационных, фактических данных криминологического, оперативного характера о конкретной религиозной организации и ее вероучении и соответствующей ему практики. Примером может служить следующий факт: в Сайрамском районном суде ЮКО, рассмотрели уголовное дело. Подсудимые по делу граждане Египта и Иордании, первоначально, в 1998 г., организовали курсы изучения арабского языка, на которых в обход программы и казахстанского законодательства ввели изучение Корана и чтение намаза. Летом 1998 г. они организовали в окрестностях г. Шымкента летний лагерь, где каждый день читали Коран и рассказывали о жизни и деятельности Хасана аль Банна – основателя религиозно-политической организации экстремистского толка «Братья-мусульмане», проповедующего в своих учениях идеи мусульманского фундаментализма. На основе его книги «Расаил» была подготовлена и переведена на русский язык брошюра «Десять заповедей» с «Обращением к молодежи». Согласно заключению теологической экспертизы, эта книга пропагандирует разжигание межнациональной розни на религиозной основе. Содержатся в брошюре и призывы к насильственному захвату власти, изменению конституционного строя, а также насильственному нарушению территориальной целостности стран, где проповедуется и распространяется ислам. К таким странам относится и Казахстан.  

Сам факт изъятия листовок при отсутствии заключения экспертизы либо других доказательств участия задержанного в деятельности экстремистских организаций, какими могли бы быть, например, аудио-, видеозаписи, сделанные в ходе оперативных мероприятий, показания свидетелей, не признается прокуратурой достаточным основанием для возбуждения уголовного дела, тогда как без этого невозможно производство неотложных следственных действий, например обысков, в ходе которых получены новые доказательства. В большинстве случаев такие материалы до получения заключения экспертизы находятся без движения в подразделениях УБЭСТ, а после возбуждения уголовного дела передаются в следственные подразделения. При этом версии о принадлежности виновного к экстремистской или иной преступной организации, его участии в иных преступлениях экстремистской направленности оперативным путем не проверяются, криминальные связи не отрабатываются.

Примером грамотно организованной и продуктивной работы по пресечению проявлений экстремизма и терроризма может послужить опыт КНБ, в результате глубинных разработок  и многоэтапных операций, которого за последнее время пресечена деятельность ряда террористических организаций, предотвращены террористические акты, задержаны несколько скрывавшихся от розыска террористов, причастных к преступлениям на территории России, Узбекистана, Китая.

В целом назрела необходимость целенаправленной подготовки специалистов по противодействию проявлениям экстремизма, сепаратизма и терроризма, в том числе по тактике ведения переговоров в случае захвата заложников; переориентации оперативных подразделений на выявление и привлечение к уголовной ответственности организаторов и руководителей религиозно-экстремистских групп, выявлению каналов поступления на территорию республики запрещенной литературы и листовок; создания системы оперативно-розыскного обеспечения, предусматривающей наличие специальных операций, осуществляемых при пресечении актов экстремизма и терроризма.


2 Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с экстремизмом по законодательству Казахстана

2.1 Уголовно-правовая характеристика публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности, возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства

В казахстанском законодательстве используется более широкое и развернутое понятие экстремизма, нежели в сравниваемом российском законодательстве, о чем было сказано выше – в предыдущей главе. В числе уголовно-правовых норм по противодействию экстремизму находится в частности статья 170 УК РФ.

Статья 170 Уголовного кодекса предусматривает ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности.

Данная статья претерпела существенные изменения в связи с принятием ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 27 июня 2002 года. Основным объектом данного преступления является государственная власть. Непосредственным объектом преступления являются основы конституционного строя и безопасности государства.

В Казахстане имеет место аналогичная норма – статья 170 УК РК «Публичные призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя либо насильственному нарушению единства территории Республики Казахстан», которая в целом отвечает прежней редакции российской нормы и по существу уже.

Объективная сторона состоит в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности. Под таковой в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности» понимаются:

а) деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:

- насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РК;

- подрыв безопасности государства;

- захват или присвоение властных полномочий;

- создание незаконных вооруженных формирований;

- осуществление террористической деятельности;

- возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

- унижение национального достоинства;

- осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

- пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

б) пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

в) публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;

г) финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств.

Обязательным признаком уголовно наказуемых призывов является их публичность. Она означает, что призывы обращены к широкому кругу людей (к массам, толпе и т.д.), поскольку преследуют цель во влечения масс в экстремистскую деятельность. Склонение конкретных лиц к совершению действий, предусмотренных ст. 278 УК, надлежит квалифицировать как подстрекательство к этому преступлению. Призывы - это такая форма воздействия на сознание, волю и поведение людей, при которой путем непосредственного обращения к ним формируются побуждения к определенному виду деятельности. В данном случае призывы субъекта имеют конкретную цель - осуществление экстремистской деятельности. Призывы субъекта при этом носят общий характер, т. е. не обращены персонально к кому-либо, в них нет конкретного содержания о месте, времени и способе совершения преступления. Этим они отличаются от подстрекательства к конкретному преступлению. Публичность означает, что призывы носят открытый, доступный для понимания характер и обращены к широкому кругу людей. Арифметический подход в оценке признания (или непризнания) публичности неприемлем. В каждом конкретном случае вопрос решается с учетом всех обстоятельств дела: место, время, обстановка содеянного должны свидетельствовать о том, что призывы воспринимала публика.

По форме призывы могут быть устными (на собраниях, митингах, демонстрациях), письменными (листовки, плакаты, изобразительные средства) и проч.

Преступление признается оконченным с момента публичного призыва, даже если под его влиянием ни одно лицо не было вовлечено в экстремистскую деятельность.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. От подстрекательства к массовым беспорядкам, хулиганству и вандализму рассматриваемое преступление отличается, в частности, наличием мотивов идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 280 УК) характеризуется публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности, совершаемыми с использованием средств массовой информации (печати, радио, телевидения и др.).

  Преступление окончено с момента осуществления публичных призывов указанного содержания независимо от того, достигли они своей цели воздействия на граждан или нет. Форма призывов может быть разнообразной: устной, письменной, с использованием технических средств (громкоговорителей, микрофонов и т. п.), если они (технические средства) не выступают атрибутом средств массовой информации.

  Экстремистская деятельность - это деятельность, направленная на подрыв основ конституционного строя и безопасности государства. Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 280) предусматривает повышенную ответственность за совершение публичных призывов с использованием средств массовой информации (радио, телевидение, пресса).

   Преступление совершается с прямым умыслом, т. е. виновный сознает общественно опасный характер действий, связанных с публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности, и желает действовать таким образом.

   Мотивы могут быть различными: месть, корысть, идейное невосприятие конституционного строя и т. д. Не влияя на квалификацию, они учитываются при оценке общественной опасности содеянного и вынесении меры наказания. Цель преступления вытекает из направленности действий, указанных в диспозиции статьи, — побудить граждан к осуществлению экстремистской деятельности. Если действия, указанные в данной норме, совершаются гражданином России по заданию иностранного государства, иностранной организации или их представителей, то содеянное квалифицируется по совокупности с государственной изменой (ст. 275).

Статья 164 УК РК предусматривает ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

Ранее данная статья называлась «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды», что позволяло утверждать о сходстве  ним казахстанского аналога – статьей 164 УК РК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды».

Объективная сторона преступления выражается в действиях, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Данные действия приобретают характер преступных, если они совершены публично или с использованием средств массовой информации. Данная норма содействует реализации конституционных положений, согласно которым запрещаются действия, разжигающие расовую, национальную или религиозную рознь, а равно пропаганда или агитация, возбуждающие ненависть или вражду либо проповедующие превосходство — на той же почве — одной группы населения над другой.

Новая редакция данной статьи более точно отражает положения, закрепленные в конституции.

Основной объект анализируемого преступления - общественные отношения в сфере обеспечения конституционных основ гарантированности национальных, расовых и религиозных интересов. Дополнительный объект - честь и достоинство граждан.

Объектом данного преступления является равноправие всех граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства. Равенство прав и свобод человека независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, а также иных обстоятельств закреплено в ст.19 Конституции РК. В российском законодательстве сконструирована сложная система гарантий, направленных на обеспечение реализация и защиты этого принципа.

Также в ряду юридических гарантий равенства прав и свобод человека и гражданина следует отметить меры юридической ответственности. К таковым относятся, в частности, запрещение, приостановление, прекращение деятельности либо ликвидация религиозного или общественного объединения, либо иной организации, средства массовой информации в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Вместе с тем исследования социологов свидетельствуют, что существующие юридические механизмы не обеспечивают надлежащей правовой защиты конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина вне зависимости от обстоятельств.

Так, в последние несколько лет специалистами отмечается устойчивая тенденция уровня межнациональной напряженности и религиозной нетерпимости на территории РФ. Особую роль в формировании и закреплении отрицательного образа той или иной этнической группы, несмотря на законодательные положения, играют средства массовой информации. Изучение материалов таких изданий, как «Московский комсомолец», «Аргументы и факты», «Комсомольская правда», «Известия» за 2009-2013 гг. показало, что в прессе доминирует представление о мигранте как о человеке агрессивном, несущем угрозу экономическому благосостоянии «коренных» жителей, чье появление в городе влечет за собой различные проблемы: эпидемии, наркоманию, рост преступности и т.д. Эти выводы подтверждаются данными проведенного нами контент-анализа криминальной хроники газет «Московский комсомолец» и «Коммерсант» за 2012 г. В частности, в 63 % сообщений о происшествиях в «Московском комсомольце» в качестве лиц, совершивших преступления, или потерпевших фигурируют приезжие, из них: 23% - «кавказцы», 29% - грузины. Если же участником событий является русский, то национальность, за редким исключением, не указывается. В публикациях «Коммерсанта» в 66 % случаев преступниками называются чеченцы. Подобная информация, разделяя общество на «своих» и «чужих», деформирует массовое сознание, создает благоприятную почву для распространения неофашистских и экстремистских идеологий, используется для оправдания ограничения  и свобод иммигрантов, принятия дискриминирующих их нормативных правовых актов, а в крайних случаях – для применения насилия в отношении таких групп.

Косвенным показателем неблагополучия в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений в России является уголовная статистика. Так, если в 2007 г. было зарегистрировано 12 преступлений, предусмотренных по ст.282 УК РФ, то в 2012 г.- 74. Вместе с тем нельзя не отметить, что по рассматриваемой статье осуждаются единицы (в 2007 г. – 0 человек, в 2011 и 2012 по одному человеку). В этой связи В. Бурковская пишет: «Анализ материалов уголовных дел и доследственных проверок показал, что данная диспропорция обусловлена организационно-методическими и правовыми факторами». Далее автором называется такой фактор, как недостаточное научно-методическое обеспечение деятельности по установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии  с диспозицией ст.282 УК РФ. Аналогичная картина в Республике Казахстан. У. Патсаев обращает внимание на то, что в 2005 году из 38 уголовных дел, возбужденных по статье 164 УК РК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды» только 9 уголовных дел были направлены в суд [23].    

  Объективная сторона состава преступления характеризуется следующими видами деяний:

а) действиями, направленными на возбуждение ненависти, вражды;

б) действиями, направленными на унижение достоинства человека;

в) пропагандой исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ст. 19 Конституции) [24].

Действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, характеризуются публичным распространением различных антигуманных идей, взглядов, мнений, которые провоцируют состояние неприязни, разжигают чувство ненависти между значительными группами лиц. Указанные действия должны носить общий характер и распространяться на значительное число лиц (например, призывы к депортации, расправе или причинение насилия, воспрепятствование проведению национальных и религиозных обрядов, применение дискриминационных мер).

Действия, направленные на унижение достоинства человека, - дискредитация, негативное отношение дискриминационного характера к определенной нации, выраженное в неприличной, унизительной форме. Подобные действия могут выражаться в унижении, оскорблении, показе неполноценности, непригодности, ограниченности, ущербности отдельного гражданина.

Общим для них и обязательным признаком является совершение действий публично или с использованием средств массовой информации. Публичность означает, что взгляды, идеи, возбуждающие национальную, расовую, религиозную ненависть, вражду, распространяются открыто, в присутствии публики, т.е. широкого круга лиц (например, на митинге, собрании).

Применительно к казахстанской правоприменительной практике следственные работники отмечают, что у сотрудников различных регионов отсутствует единый подход к определению публичности способа совершения преступления, предусмотренного ст.164 УК РК (аналога российской уголовно-правовой нормы) действий выражается не только в том, что они совершаются непосредственно в присутствии третьих лиц, но и в расчете на ознакомление с ними впоследствии других лиц, например [25]:

Наклеивание плакатов или лозунгов соответствующего содержания, раскладывание листовок по почтовым ящикам в подъездах жилых домов;

Распространение устных призывов путем использования аудио-, видеозаписи.

Использование средств массовой информации предполагает распространение указанных взглядов, идей с помощью радио, телевидения, газет, журналов и т.д. В связи с тем, что объективная сторона данного преступления, выражается в публикации или распространении информации, возбуждающей ненависть или вражду, то всестороннее и полное расследование подобных дел, как правило, невозможно без применения специальных познаний в психологии, психолингвистике, социальной психологии. Однако в Республике Казахстан до сих пор не созданы экспертные учреждения, которые могли бы дать квалифицированное заключение о характере содержания текстов, их направленности, да и сама методика проведения таких экспертиз находится на стадии разработки. Вследствие чего компетентное исследование материалов подменяется философскими рассуждениями о той или иной проблеме, экспертные заключения противоречат друг другу. Все это приводит к нарушению принципа неотвратимости наказания [26].

Отсутствие специализированных подразделений в системе органов прокуратуры, которые бы занимались расследованием преступлений, посягающих на межнациональные и межконфессиональные отношения, а также низкий профессиональный уровень кадров, в свою очередь отрицательно сказываются на эффективности правоприменения. В частности, на практике имеют место ошибки относительно установления конструкции состава преступления, предусмотренного анализируемой статьей.     Состав преступления - формальный, посягательство полагается оконченным при совершении соответствующих действий, проведении пропаганды (распространении, внедрении в сознание других граждан идей исключительности, превосходства либо неполноценности других граждан по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе). Однако, несмотря на то, что он является формальным, в ряде случаев уголовные дела прекращаются в связи с неустановлением причинно-следственной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями. В целом, несмотря на то, что в литературе вопрос о содержании признаков объективной стороны данного состава преступления активно обсуждался, четких и единообразных критериев для их определения так и не было выработано. Например, действиями, направленными на возбуждение вражды, могут быть признаны самые различные деяния: от публичных утверждений о врожденном социальном или биологическом превосходстве одной расы или нации и неполноценности – другой, требований депортации лиц определенной этнической группы, обвинение представителей того или иного вероисповедания в совершении тяжких или особо тяжких преступлений (ритуальных убийств) до угроз физического уничтожения и погромов. Недостаточная определенность уголовно-правовой нормы в сочетании с высоким уровнем интолерантности российского общества привели к тому, что в следственной практике получило распространение ограничительное толкование ст.282 УК РК: если нет призывов к насильственным действиям, то  отсутствуют и объективные признаки состава преступления. Такое неприменение закона во многих из тех случаев, когда для этого имеются все основания, нивелирует его общепревентивный потенциал и деформирует правосознание граждан [27].

Субъективная сторона преступления - вина в форме прямого умысла. Законодатель указал цель (возбуждение вражды и унижение достоинства) в качестве обязательного признака субъективной стороны рассматриваемого состава. Обобщение судебной и следственной практики, по данным специалистов, именно ее установление вызывает наибольшие сложности. Как правило, подозреваемые и обвиняемые утверждают, что совершаемые инкриминируемые им действия, они хотели обнародовать свою позицию по национальному вопросу, привлечь внимание общественности к этой проблеме и т.д., а не возбудить вражду или унизить достоинство. Опровергнуть эти утверждения при невозможности получения квалифицированного экспертного заключения, отсутствии материалов из органов юстиции либо Министерства культуры и массовых коммуникаций достаточно сложно [28].

Адекватное отражение в уголовном законе действительной опасности предусмотренных и деяний является одним из основных условий его эффективности. Применительно к ст.282 УК РК данное положение, по мнению Бурковской В., нарушается, так как выделение цели как обязательного признака субъективной стороны является излишним, поскольку само по себе распространение информации, унижающей, оскорбляющей представителей той или иной группы по обстоятельствам, указанным в законе, либо побуждающей ограничить их гражданские прав, депортировать, а равно совершить иные дискриминационные или противоправные деяния в их отношении, представляет серьезную общественную опасность [29].

Субъектом данного преступления является любой гражданин РК, иностранный гражданин либо лицо без гражданства, достигшие возраста 16-ти лет.

   Часть 3 данной статьи предусматривает квалифицированный состав с пониженной ответственностью за те же деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой.

Насилие может выражаться в причинении побоев, телесных повреждений, включая причинение средней тяжести вреда здоровью. Угроза связана с запугиванием, созданием опасности физической расправы. Использование служебного положения предполагает, что виновный, будучи представителем власти или занимая конкретную должность в органах власти или управления и т. д. использует это для совершения действий, указанных в диспозиции данной статьи. Совершение действий организованной группой означает, что такая группа имеет устойчивый характер и заранее объединилась для совершения этих действий [30].

Комментируемые преступления следует отличать от деяний, предусмотренных ст. 280. Отличие заключается в содержании призывов. Если в действии виновного имеется двойная направленность, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений (ст. 280, 282).

Если совершенные деяния, обрисованные в ст. 282, привели к возникновению массовых беспорядков, вооруженному мятежу или иным преступлениям и их совершение охватывалось умыслом виновного, то такие действия необходимо квалифицировать по совокупности преступлений (ст. 282, 212, 279).

Данные материалов уголовных дел и доследственных проверок, публикаций в средствах массовой информации показывают, что объективная сторона деяния, предусмотренного ст.282 УК РК, в подавляющем большинстве случаев выражается в формировании негативного, неуважительного, недоброжелательного отношения к определенной части населения, т.е. пропаганде ненависти или вражды. Это достигается посредством использования лексических средств имеющих отрицательную эмоциональную оценку (оскорблений), приписывания группе изгоев тайных и опасных для остальной части социума планов и намерений, изложения способов их нейтрализации, указаний на изначальную враждебность той или иной общности и др.

В завершение анализа этого преступления можно признать полезным предложение, выдвигаемое в литературе об изложении ч.1 ст. 282 УК РК в новой редакции: «Пропаганда ненависти, вражды либо превосходства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенная публично или с использованием средств массовой информации, - наказывается» [31].

Такой подход, во-первых, позволит установить ответственность за наиболее типичные способы нарушения конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина. Во-вторых, сделает норму более понятной как для правоприменителя, так и для широких слоев общественности, что является одним из условий повышения эффективности данной нормы. В–третьих, облегчит установление признаков субъективной стороны состава преступления.

2.2 Уголовная ответственность за организацию экстремистского сообщества, экстремистской организации

В УК РК такой нормы нет, хотя есть норма, которая в свою очередь не имеет аналога в УК РФ – статья 233-3 УК РК «Финансирование экстремизма или террористической деятельности» [32].

Непосредственный объект преступления - совокупность общественных отношений по реализации конституционного запрета осуществления экстремистской деятельности. В РК установлен запрет на создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Республики Казахстан, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Кроме того, запрет на создание и деятельность общественных объединений и политических партий, признающих допустимым применение насилия при решении политических задач, а также запрет на осуществление гражданами действий экстремистского характера содержится и в иных законодательных актах, предусматривающих различные виды ответственности за экстремистскую деятельность и образующих систему правовых против мер антиконституционной деятельности экстремистских объединений и граждан, разжигающих социальную и национальную рознь, распространяющих тоталитарные, фашистские, националистические идеи.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.1 УК, характеризуется четырьмя видами действий:

а) создание экстремистского сообщества означает, что в результате организационной деятельности (подбор членов, разработка организационной структуры, планирование и финансирование деятельности и т.п.) возникло общественное или религиозное объединение либо иная организация, имеющая задачей подготовку или совершение одного или нескольких преступлений экстремистской направленности по указанным в диспозиции ст. 282.1 УК мотивам. Сообщество — это собрание людей, товарищески, братски связанных какими-либо общими условиями.

 Понятие «экстремистское сообщество» записано в тексте анализируемой статьи. Экстремистское сообщество — организованная группа лиц, созданная для подготовки или совершения по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а равно по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы преступлений, предусмотренных УК РК [33].

В данной форме преступление признается оконченным с момента фактического создания экстремистского сообщества;

б) руководство экстремистским сообществом означает осуществление функций главаря преступной организации, уже созданной каким-то другим лицом. Преступление в этой форме является оконченным с того момента, когда виновный реально начал осуществлять свои руководящие функции;

в) руководство какой-то частью сообщества или его структурным подразделением. Часть преступного сообщества может иметь территориальную или функциональную автономию, а структурное подразделение представляет собой организационную единицу (отряд, бригаду, звено и т.п.) в системе сообщества, подчиняющуюся единым планам и единой дисциплине. Оконченным преступлением такие действия являются с момента реального осуществления ограниченных руководящих полномочий, предоставленных виновному главарем (либо коллегиальным руководящим органом) экстремистского сообщества;

г) создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества для координации их экстремистской деятельности.

Как справедливо отмечается в литературе, экстремистское сообщество следует отличать от преступного сообщества, предусмотренного ст. 210 УК. Во-первых, экстремистское сообщество является разновидностью организованной группы, поэтому для него необязателен признак сплоченности, достаточно признака устойчивости (см. ч. 3 и 4 ст. 35 УК). Во-вторых, экстремистское сообщество предназначено для совершения указанных в ст. 282.1 УК преступлений небольшой и средней тяжести, а преступное сообщество - для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В-третьих, преступления, для совершения которых создается экстремистское сообщество, должны совершаться только по мотивам, указанным в ч. 1 ст. 282.1 УК. Отсутствие таких мотивов лишает эти преступления экстремистской направленности [34].

В примечании к ст. 282.1 УК содержится специальное основание освобождения от уголовной ответственности: если лицо добровольно прекратило участие в экстремистском сообществе и если в его действиях не содержится иного состава преступления. При выполнении лицом первого условия и наличии в его действиях иного состава преступления оно освобождается от ответственности по ст. 282.1 УК, но несет ответственность за иное преступление.

Все предусмотренные диспозицией ст. 282.1 УК действия по своей сути представляют особую форму приготовления к совершению преступлений экстремистской направленности и не охватывают фактического совершения таких преступлений.

Субъективная сторона преступления во всех его формах характеризуется прямым умыслом и специальной целью - подготовки или совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной, религиозной или социальной ненависти или вражды.

Субъект преступления специальный: а) создатель экстремистского сообщества; б) создатель объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества; в) руководитель экстремистского сообщества; в) руководитель части или структурного подразделения такого сообщества.

Объективная сторона участия в экстремистском сообществе (ч. 2 ст. 282.1 УК) означает вхождение в состав такого сообщества с принятием на себя всех обязанностей, связанных с членством в этой организации. Оконченным это преступление является с момента вступления виновного в преступную организацию экстремистского характера. Фактическое совершение преступлений экстремистской направленности либо участие в таких преступлениях требуют дополнительной квалификации.

Субъектом преступления является рядовой участник экстремистского сообщества.

Квалифицированный вид преступлений, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 282.1 УК, характеризуется использованием виновным своего служебного положения.

В соответствии с примечанием к ст. 282.1 УК лицо подлежит обязательному освобождению от уголовной ответственности при одновременном наличии двух условий:

а) оно прекратило свое участие в экстремистском сообществе добровольно, хотя имело возможность не делать этого;

б) в его действиях нет состава какого-либо иного преступления.

Объективная сторона преступления (ч. 1 ст. 282.2 УК) состоит в организации дальнейшей деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после того, как в законную силу в ступило решение суда о ликвидации или запрете деятельности данного сообщества в связи с тем, что его деятельность была признана экстремистской. Определяющими при этом являются два признака.

Во-первых, в законную силу вступило решение суда о ликвидации организации, являющейся юридическим лицом, в связи с экстремистским характером ее деятельности либо о запрете экстремистской деятельности организации, не являющейся юридическим лицом. Во-вторых, виновный после вступления в законную силу этого судебного решения совершает различные действия организационного характера по продолжению деятельности ликвидированной организации или запрещенной экстремистской деятельности. В этой связи, в специальной литературе отмечается, что нередко возникает злободневный вопрос о возможности привлечения к ответственности по ныне рассматриваемой норме, в отношении которых судом было принято решение о ликвидации в связи с осуществлением экстремистской деятельности по положениям закона «О противодействии терроризму» .

Как справедливо отметил В.В. Устинов, недостаточно четкое законодательное разграничение организованных форм преступной деятельности отрицательно сказывается на правоприменительной практике, порождая ее неустойчивость.

Преступление должно признаваться оконченным с момента совершения любых действий организационного характера, направленных на неисполнение судебного решения о ликвидации экстремистской организации или запрете экстремистской деятельности.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 282.2 УК и ч.2 ст.337-1 УК РК, образует участие в деятельности экстремистского сообщества (а по казахстанской формулировке общественного или религиозного объединения или иной организации) после вступления в законную силу судебного решения о ликвидации этого сообщества или о запрете его деятельности в связи с ее экстремистским характером. Состав оконченного преступления в этой форме налицо с момента совершения любого действия участника в общем русле деятельности ликвидированного или запрещенного сообщества.

Известно, что в России существуют, несмотря на запрет, ячейки организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Ее представители, находясь на территории России, активно пропагандируют идеи построения единого мусульманского государства, необходимость борьбы с существующим политическим строем; готовят своих слушателей к возможности применения насилия, участию в деятельности террористической организации, создают законспирированные структурные подразделения. Это также относится и к казахстанским реалиям [35].

В месте с тем, как в контексте глобализации отмечают специалисты наибольшую озабоченность в мире сегодня вызывает исламский экстремизм, представленный неправительственными организациями клерикально-политического профиля, имеющими три основных направления:

  •  суннитские организации, тяготеющие к Саудовской Аравии (подобно созданной в Египте в 20-х годах ассоциации «Братья-мусульмане»);
  •  проиранские организации (преимущественно шиитские), выступающие с позиций исламской революции (например, «Хезболлах», «Аль-Джихад аль-ислами») [36];
  •  палестинские, курдские и другие группировки националистического и сепаратистского толка.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Субъектом преступления могут выступать создатель экстремистского объединения или организации, а также руководитель экстремистского сообщества или его структурного подразделения

Безусловно, создание ячеек и руководство их деятельностью с целью подготовки и совершения актов терроризма, организации вооруженного мятежа охватываются ст.210 УК РК. Настоящая уголовно-правовая норма направлена на защиту отношений, обеспечивающих общественную безопасность. Однако вне рамок ее охраны остается такой объект, как общественные отношения, обеспечивающие интересы правосудия, которым наносится вред в результате функционирования запрещенных в судебном порядке организаций. В связи с этим требуется дополнительная квалификация по ст. 282-2 УК РК.

Действия руководителей или членов подобных групп по склонению лиц к участию в деятельности террористической организации охватываются ст.205-1 УК РК, и их оценка, как правило, не вызывает сложностей.

Вместе с тем нам хотелось бы обратить внимание на имеющуюся в законе логическую ошибку. Как было показано выше, террористическая организация является разновидностью экстремистской. Согласно ст.282-2 УК РК организация ее деятельности наказывается лишением свободы на срок до трех лет, тогда как склонение к участию в ней – лишением свободы на срок от четырех до восьми лет. Законодатель, отнеся деяния, предусмотренные рассматриваемой статьей, к преступлениям средней тяжести, в должной мере не учел степень и характер их общественной опасности. На взгляд автора, представляется обоснованной позиция, высказанная в ряде работ специалистов по проблемам борьбы с терроризмом, относительно необходимости установления высокой санкции за создание террористической организации.

Такой подход соответствует и международным стандартам. В ст.5 Рамочного решения Совета Европейского союза борьбы с терроризмом (от 13 июня 2002 г.) указано, что верхний предел наказания в виде лишения свободы за руководство террористической группой не может быть меньше 15 лет [37].

В плане унификации в отечественной литературе вполне справедливо поднимается проблема наличия разных подходов к определению понятия «активного участия» в деятельности незаконных общественных объединений, за которое предусмотрена уголовная ответственность по ч.3 ст.337 УК РК, а также его отличий от понятия «участия» в деятельности таких объединений после решения суда об их запрете или ликвидации, предусмотренного ч.2 ст.337-1 УК РК.

Примечание к ст. 282.2 УК предписывает обязательное освобождение от уголовной ответственности только рядовых участников экстремистского сообщества и не касается лиц, виновных в организации его дальнейшей деятельности. Подобной поощрительной нормой снабжена и статья 337-1 УК РК.

2.3 Уголовная ответственность за финансирование экстремизма или террористической деятельности

Ответственность за финансирование экстремизма предусмотрена новеллой казахстанского законодательства – статьей 233-3 «Уголовная ответственность за финансирование экстремизма или террористической деятельности».

По законодательному предположению видовым объектом преступления является общественная безопасность и общественный порядок, а, следовательно, непосредственным – общественная безопасность. Здесь налицо некая внутриотраслевая рассогласованность. С одной стороны – так называемые экстремистские преступления в основном своим объектом имеют конституционный строй, так как находятся в соответствующей главе, а значит в системе преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. С другой стороны это анализируемое деяние, бесспорно можно отнести к так называемым экстремистским преступлениям, следовательно, объектом должен выступать конституционный строй и безопасность государства.

 Современное состояние терроризма и экстремизма показывает, что борьба с этими явлениями возможна лишь при условии ограничения финансовых потоков, питающих террористическую деятельность.

Последние события в нашей стране, а также опыт зарубежных стран показывают, что основным способом самофинансирования является совершение разбойных нападений; вымогательство; похищение человека с целью выкупа; торговля наркотиками; мошенничество в финансовой сфере; изготовление и сбыт поддельных денег или ценных бумаг; контрабанда и т.п.

Объективная сторона состоит только лишь из одного деяния, отражающего и суть преступления, и его общественную опасность.

Определенная часть экстремистских организаций, помимо преступных доходов, получает средства также из легальных источников. Это доходы от различных законно действующих коммерческих предприятий, принадлежащих как непосредственно участникам этих групп, так и симпатизирующим им деловым людям; пожертвования через социальные и религиозные организации; спонсорская помощь зарубежных организаций и отдельных государств, при этом используются самые различные способы.

Финансовая и материальная поддержка может производиться как по внутренним, так и по внешним каналам.

При этом только часть этих средств используется непосредственно на подготовку и проведение конкретных вооруженных нападений и террористических акций. Значительные средства расходуются на проведение политических акций, подкуп журналистов и представителей государственных органов.

Специалисты отмечают, что, к сожалению, в данном направлении борьбы  показатели равны нули, в то время как пресечение каналов финансовой поддержки преступных сообществ террористического и экстремистского толка является одной из главных задач деятельности правоохранительных органов [38].

Состав этого деяния по законодательной конструкции является формальным, то есть преступление следует читать оконченным с момента совершения действий указанных в диспозиции статьи независимо от момента наступления общественно-опасных последствии, если таковые будут иметь место.

Субъективная сторона этого преступного деяния характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность деяния, а именно то, что осуществляет финансирование незаконной запрещенной деятельности и желает совершить эти действия. Хотя мотив и цель прямо не указываются в диспозиции, но они, как правило, обусловлены побуждениями политического характера по ослаблению конституционного строя государства, подрыву безопасности, а также попутно с этим унижение чести и достоинства его народа по признакам расовой, национальной, социальной, религиозной принадлежности.

Субъектом преступления выступает общий субъект, то есть физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

 Таким образом, по второй главе следует сделать вывод, что уголовное законодательство России содержит обобщающее определение, а вернее ее попытку, понятия экстремистских преступлений. В Казахстане этого нет, что является на наш взгляд весьма существенным пробелом.

В условиях отсутствия научной проработки проблем борьбы с религиозным экстремизмом и терроризмом обобщение Верховным Судом республики судебной практики по делам указанной категории и принятие на его основе нормативного могло бы существенно облегчить правоприменительную практику, а также помогло выработать единые подходы к расследованию таких уголовных дел.

      

      


3 Основания возбуждения национальной, расовой, религиозной вражды

3.1 Общая характеристика и теоретические предпосылки систематизации факторов национальной, расовой, религиозной вражды

 

Понятие национального, расового, религиозного экстремизма как преступления определяется как проявление крайне негативного, агрессивного посягательства на охраняемые Конституцией РК, нормами международного права и уголовным законом РК национальное, расовое и религиозное равноправие граждан РК, иностранных граждан и лиц без гражданства - базис любого демократического государства, цивилизованного общества, общественного порядка, безопасности и законности, то есть нормального функционирования всех звеньев государственной системы.

Под возбуждением национальной, расовой, религиозной вражды в широком смысле следует понимать определенное (психологическое) воздействие факторов внутренней или внешней среды на человека или группу лиц, находящихся "в состоянии относительного покоя", то есть относящихся к представителям иной национальности, расы, религии положительно или терпимо (во всяком случае с отсутствием явных признаков конфликтности), в результате которого у реципиента возникают чувства ненависти, вражды, неприязни к представителям иной национальности, расы, религии, формируется образ врага, создаются установки невосприятия иной культуры, языка, традиций и обычаев и т.д. [39].

Используемое в законе понятие «вражда» необходимо толковать как определенное состояние, национальных (религиозных, расовых) отношений, которое характеризуется в совокупности:

- отрицанием принципа равенства всех наций, рас, религий;

- нетерпимостью представителям другой национальности на уровне неприятия чужой культуры, традиций и обычаев;

- неприязнью, сильной антипатией, ненавистью, желанием любыми способами ущемить чьи-либо права и законные интересы.

Операциональных критериев унижения (умаления) достоинства не существует, это субъективные понятия. Однако в контексте рассматриваемой статьи под унижением национального достоинства следует понимать выражение дискриминационного отношения к определенной нации в не от лат. recipientis - получающий, принимающий.

Вместе с тем, следует отметить, что пропаганда (от лат. propaganda - подлежащее распространению) национальной, расовой, религиозной ненависти, вражды представляет собой распространение политических, философских, научных, художественных и других идей в обществе с целью формирования негативного мировоззрения у масс, культивирование националистической идеологии нетерпимости, неприязни.

Необходимо выделять следующие формы преступной деятельности, направленной на возбуждение национальной, расовой, религиозной вражды:

- распространение (демонстрационное или наоборот скрытое выражение) взглядов, идей, позиций, имеющих своей целью или способных породить в людях чувство неполноценности, ущербности или наоборот величия, превосходства одной нации, расы, религии над другой;

- активные действия, направленные на натравливание представителей одних общностей (национальных, конфессиональных, расовых) на других;

- создание видов и условий для этого путем пропаганды, включая распространение ложных слухов, снабжение оружием, предметами его заменяющими;

- провокационное осквернение памятников истории и культуры, кладбищ и т. д.;

- демонстративное должностное бездействие правоохранительных органов.

Природа возбуждения национальной, расовой, религиозной вражды как явления психологического порядка определяется, прежде всего, мотивами его совершения (нетерпимость, неприязнь, враждебность к представителям другой национальности, расы, религии). Факторами, влияющими на причины совершения преступлений национальной направленности: традициями,  передающиеся из одного поколения в другое; отсутствие национального воспитания в школах, средних специальных и высших учебных заведениях; отсутствие контроля государства за деятельностью различных политических движений национальной направленности; недостаток образованности определенных этнических групп и наций.

Не следует рассматривать уголовно-правовые меры как решающее средство борьбы с преступностью, связанной с межнациональными конфликтами, как и вообще в борьбе с преступностью. В этом вопросе ведущей является профилактика, воздействие на экономические, социально-психологические, этические и другие факторы, порождающие и обостряющие межнациональные конфликты вплоть до перевода их, в конечном счете, в варварские формы.

Кроме того, следует отметить, что идентификация явлений, порождающих преступность или способствующих этому, создает первую предпосылку для превращения стихийного процесса борьбы с преступностью в научно обоснованную» упорядоченную и прогнозируемую деятельность. Выявление и описание системы подлинных факторов отдельного вида преступлений позволяет обеспечить постепенный переход от карательной модели борьбы с ним (в которой доминируют меры уголовной ответственности за уже содеянные преступления) к профилактической — основанной на устранении или ограничении причин и условий соответствующего вида преступлений.

Детерминация криминального религиозного экстремизма, как, впрочем, и других видов криминального экстремизма, относится к числу едва ли не самых сложных проблем современной криминологии. Об этом, в частности, говорят, по сути, безуспешные на протяжении всей известной истории человечества попытки «нащупать» корень этого зла. Многочисленные исследования, посвященные этой проблеме, показывают, что со временем она усложнилась, став еще более запутанной и далекой от своего окончательного разрешения. Необходимо специально оговориться, что в основе разделяет пессимизм, который испытывают авторы одного из наиболее крупных трудов по теории социальных отклонений в вопросе поиска единой причины всех видов социальных отклонений, в том числе, преступности. Таковой, по-видимому, не существует [40].

В качестве наиболее общей категории для обозначения всей совокупности явлений, взаимодействующих с феноменом криминального религиозного экстремизма, в настоящем исследовании используется понятие детерминантов, которым охватываются не только факторы исследуемого явления (включая причины и условия совершения конкретных преступлений, относящихся к криминальному религиозному экстремизму), но и его корреляты, т.е. явления, между которыми и криминальным религиозным экстремизмом обнаруживается та или иная статическая зависимость.

Данное обстоятельство позволяет одним специалистам утверждать, что число детерминантов преступности (отдельных видов преступлений) не поддается исчислению, другим — что таких факторов всего насчитывается около 250.

Характер корреляционной взаимосвязи при этом не позволяет установить ее направленность, т.е. определить какое из взаимодействующих явлений «управляет» другим явлением, т.е. разграничить причину и следствие. Тем не менее, существующие социологические инструменты изучения корреляционной взаимосвязи позволяют установить пропорциональность зависимости коррелирующих явлений (прямая и обратная), что в ряде случаев служит важной подсказкой для определения условий превращения одного и того же явления из криминогенного фактора в антикриминогенный.

Кроме того, исследование корреляционных зависимостей помогает установить круг наиболее тесно взаимодействующих друг с другом явлений, одним из которых в нашем случае выступает криминальный религиозный экстремизм, для того, чтобы повысить эффективность поиска факторов последнего (включая причины и условия конкретных проявлений криминального религиозного экстремизма). В настоящем исследовании понятие корелянта криминального религиозного экстремизма будет использоваться нами только в тех случаях, когда будет необходимо воспроизвести весь фон явлений, из которых выделяется соответствующий фактор, или когда будет невозможно с уверенностью выделить из группы коррелянтов фактор исследуемого феномена.

2. Разделение детерминант (обусловливающих явлений) криминального религиозного экстремизма на причины и условия мы считаем оправданным лишь применительно к индивидуальному уровню и конкретным преступлениям. Применительно же к микро- и макросоциальному уровням, на наш взгляд, более корректной является категория фактора (от лат. factor —движущая сила), которой охватывается и понятие причины, и понятие условия. Категория фактора также вполне применима и для объяснения закономерностей детерминации криминального религиозного экстремизма. Именно категория фактора позволяет без ущерба для научной ценности выводов соединить в одну систему (специфический факторный комплекс) статистические закономерности, управляющие возникновением и развитием криминального религиозного экстремизма как относительно массового явления, и причинно-следственную зависимость, характеризующую взаимосвязь группы конкретных явлений, приведших к конкретному результату в виде одного из преступлений, относящихся к проявлениям криминального экстремизма, В этой связи мы разделяем утверждение акад. В.Н. Кудрявцева о том, что «преимущества причинного объяснения явлений природы и общества состоят в том, что при таком объяснении выделяется главное в их развитии; обращается внимание на решающие звенья в системе взаимодействующих факторов. Именно причинность как внутреннее содержание детерминации и ее сущность отвечает на вопрос, почему произошло то или иное событие (механизм отвечает на вопрос, как оно произошло)» [41].

3. Под системой факторов криминального религиозного экстремизма мы понимаем объективно упорядоченную совокупность явлений, которые порождают, способствуют либо препятствуют порождению или изменению данного явления в целом или отдельных его форм (видов криминального религиозного экстремизма). В настоящем исследовании автор будет в той степени, в которой это возможно стремиться к тому, чтобы разграничить факторы, способствующие возникновению явлений криминального религиозного экстремизма, и факторы, обусловливающие изменение этих явлений (факторы динамики явлений криминального религиозного экстремизма). Обычно исследователи проблем этиологии отдельных видов преступлений не разграничивают эти две принципиально различающиеся группы факторов, что является, на наш взгляд, методологической ошибкой. Ее игнорирование обычно приводит исследователя к неправильным выводам при определении мер предупреждения изучаемого вида преступлений. Из приведенного определения понятия системы факторов криминального религиозного экстремизма следует, что необходимо дифференцировать криминогенные и антикриминогенные факторы рассматриваемого явления. Последние не являются, по нашему мнению, зеркальным отражением первых со знаком «плюс» и уже только поэтому заслуживают отдельного монографического исследования. Одновременно нужно учитывать, что криминогенные и антикриминогенные факторы любого вида преступлений часто меняются друг с другом местами в зависимости от сочетания другими факторами. Например, религиозность в ее реальном (но не идеальном) проявлении как приверженность той или иной религии обычно трактуется как антикриминогенный фактор. Однако эта посылка, по нашему мнению, далеко не всегда верна. В этом случае всегда нужно делать принципиально важную оговорку — приверженность определенной религии в общем случае препятствует совершению преступлений внутри соответствующей религиозной группы. В этой связи от религиозности как антикриминогенного фактора в среднем всегда выигрывают моноконфессиональные государства, В других же случаях религиозность утрачивает, на наш взгляд, свою безусловно антикриминогенную роль. В условиях уже сложившегося межконфес-синального конфликта религиозность, напротив, начинает объективно выступать как криминогенный фактор, когда преступления, совершенные против представителя иной религиозной группы полностью или частично перестают порицаться как преступления [42].

4. Несмотря на то, что факторы криминального религиозного экстремизма образуют единую систему необходимо, по нашему мнению, разграничивать факторы криминального религиозного экстремизма в целом, факторы отдельных его видов и факторы конкретных единичных преступлений, относящихся к проявлениям криминального религиозного экстремизма. Вместе с тем, мы поддерживаем мнение проф. Н.Ф.Кузнецовой о том, что противопоставлять детерминанты преступности в целом — с одной стороны, и причины и условия конкретного преступления — с другой, методологически неправильно, исходя из самого понятия системы. В этой связи вполне обоснованной критике подвергаются высказывания тех специалистов, которые считают, что преступление это вообще не элемент системы преступности,  что причины преступности существуют независимо от причин, порождающих конкретное преступление. Диалектика взаимосвязи общего, особенного и единичного уровней системы факторов криминального религиозного экстремизма (равно как и любого другого вида преступности), на наш взгляд, состоит в другом. При переходе к более низкому уровню детерминации количество факторов увеличивается, а их содержание становится богаче. На уровне конкретного преступления можно уже не только выделить такие же его конкретные факторы, но и разделить эти факторы на причины и условия. Этот вывод, по нашему мнению, имеет чрезвычайно важное значение, к основание для того, чтобы стремиться к их установлению в ходе расследования конкретных преступлений [43].

В качестве базовой для классификации факторов криминального религиозного экстремизма нами использована концепция двухмерного факторного комплекса, в основе которой лежит разделение всех факторов исследуемого явления на общие (являющиеся по сути факторами религиозного экстремизма вообще) и специфические, т.е. относящиеся к сущности криминального религиозного экстремизма, которая имеет институциональные формы. Общие факторы криминального религиозного экстремизма, как показал предварительный анализ проблемы, целесообразно проанализировать с точки зрения:

  1.  их объективного разделения на собственно факторы данного вида
    экстремизма и факторы его распространения;
  2.  принадлежности тех и других к: а) основным формам проявления
    социальной жизни: экономике, политике (в том числе, к праву и государству), семье, нравственности, духовности; б) основным социальным функциям: образование, здравоохранение, воспроизводство населения, защита прав и свобод граждан, обеспечение национальной безопасности, поддержание правопорядка и борьба с преступностью.

Приведенную классификацию следует рассматривать не столько как результат упорядочения обнаруженных факторов рассматриваемого явления, а сколько как алгоритм для анализа совокупности таких факторов, который позволяет их идентифицировать и обособить друг от друга.

При этом автор не отрицает полезности и обоснованности других классификаций факторов отдельного вида преступности, которые разработаны в отечественной и зарубежной криминологии. В таких классификациях, в зависимости от масштабов и глубины исследовательских задач используется одновременно от одного до восьми критериев. При этом нередко допускается смешение этих критериев и игнорируется требование их валидности, т.е. ценности для данного научного исследования. В частности, предлагается делить все факторы на: полные и специфические причины преступности; объективные и субъективные, коренные и некоренные, социальные и биологические, факторы первого, второго и третьего классов [44].

6. Исследование факторов порождения и роста криминального религиозного экстремизма не может игнорировать проблемы их устранимости. Именно устранение таких явлений и есть конечная цель факторного анализа. В реальности, как показывают выполненные нами и другими учеными исследования, устранение факторов названной группы в обозримой перспективе развития цивилизации невозможно в принципе1, либо сопряжено с затратами, неизбежно ограничивающими базовые социальные программы и по этой причине отвергаемые большинством населения, либо создает реальную угрозу возникновения еще более опасных социальных явлений. Например, до настоящего времени не ясно к чему ведет тенденция к выведению тоталитарных религиозных сект за пределы правового поля путем объявления их преступными организациями по совокупности оценочных признаков, относящихся к сфере мыслительной деятельности. Вполне возможно, что такой способ устранения правовых факторов криминального религиозного экстремизма провоцирует развитие данного феномена в сторону терроризма как наиболее опасной формы криминального экстремизма вообще.

В этой связи вполне обоснованной критике подвергаются высказывания тех специалистов, которые считают, что преступление это вообще не элемент системы преступности,  что причины преступности существуют независимо от причин, порождающих конкретное преступление.

3.2 Основные факторы национальной, расовой, религиозной вражды

Как уже отмечалось в предыдущем параграфе в качестве базовой концепции для описания системы факторов криминального религиозного экстремизма нами использована идея двухмерного факторного комплекса, в основе которой лежит разделение всех факторов криминального религиозного экстремизма на общие (являющиеся, по сути, факторами религиозного экстремизма вообще) и специфические — относящиеся к сущностной форме интересующего нас вида экстремизма. В данном параграфе предполагается рассмотреть первую группу факторов в соответствии с тем алгоритмом, который был определен нами ранее.

- имущественное неравенство, являющееся первичной предпосылкой неудовлетворенности реальной жизнью для тех, кто обделен;

- неравномерное экономическое развитие,  создающее феномены
бесперспективных государств и регионов с постоянно падающей экономикой

- с одной стороны, и постиндустриального общества — с другой. Для
первых экономические способы обретения свободы невозможны, для вторых

- утратили свой первоначальный смысл и перестали восприниматься
некоторой частью населения как благо, за которое нужно бороться;

религиозность в общем случае позволяет минимизировать экономические потребности общества и человека и тем самым оптимизировать экономические ресурсы для той части населения» которая не способна или не готова конкурировать на рынках имущественных ценностей и труда [45].;

объективное стремление экономики к глобальной как наиболее
оптимальной форме;

1.2 Политические (в том числе правовые) факторы религиозного экстремизма:

невозможность обеспечить правовыми средствами полное тождество «мирских» и духовных норм;

объективное стремление государства и права к проникновению
во все сферы социальной жизни, установлению над ними контроля и к использованию их в той или иной форме в своих интересах. Это свойство
государства и права объективно ограничено лишь сферой духовной жизни,
которая менее других подвержена государственно-правовому контролю и
регулированию;

склонность государства и церкви к объединению в целях совместной обоюдовыгодной эксплуатации духовных потребностей людей в религии. При этом нередко собственно духовные потребности населения
приносятся в жертву политической целесообразности и бюрократическим
интересам правящей элиты и не получают адекватного удовлетворения в
рамках официальной церкви;

наличие у государства инструментов и механизмов, обеспечивающих принудительное следование даже несправедливым нормам;

отчуждение подавляющей части населения от прямого участия в
реализации государственных функций и от управления общественными
ресурсами; объективное игнорирование мнения отдельно взятого человека в
процессе социального управления. Весьма ограниченный круг «избранных»
(лиц, наделенных полномочиями по управлению государственными делами),
многие из которых очевидно не обладают общепризнанными добродетелями;

объективная неспособность обеспечить одинаковое применение
правовых установлений ко всем людям и наказание всех правонарушителей
(включая «грешников») [46];

большое число недостаточно обоснованных с точки зрения религиозных норм исключений из общих «мирских» правил;

объективная предрасположенность государств к межгосударственным союзам вне прямой зависимости от духовного родства населения объединяющихся государств.

1.3 Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к институту семьи:

объективная неспособность обеспечить тождество духовных запросов всех членов семьи;

объективная неспособность обеспечить во всех случаях совпадение формального и духовного лидерства;

доминирование материальных забот над духовными;

объективное несовпадение части семейных, общенациональных и
общечеловеческих ценностей; принудительное привитие семейных ценностей;

имущественная зависимость от взрослых членов семьи;

стремление к установлению контроля за всеми сферами индивиуальной жизни членов семьи;

относительная нестабильность, провоцирующая поиск более надежного и «прочного».

1.4 Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к нравственности:

доминирующая роль общественного мнения;

значительное число малопонятных запретов и ограничений, относящихся к правилам поведения в обществе;

объективный дуализм нравственных норм, предполагающих их
разделение на одобряемые общественным большинством и государством
правила поведения (мораль) и все остальные;

объективное несовпадение многих нравственных и духовных
норм (например, мораль в отличие от многих традиционных религий может
оправдывать эвтаназию; а религия в отличие от морали отдельных обществ
может допускать причинение смерти иноверцу, даже если отсутствует
состояние необходимой обороны).

1.5.Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к духовности:

духовный плюрализм человечества;

исторически обусловленная скомпрометированность церкви как
обязательного и безупречного посредника между человеком и богом;

низкий порог терпимости к соединению духовных ценностей,
культивируемых различными религиями;

приоритет формы вероисповедания над его содержанием;

отсутствие иные критериев истинности духовных ценностей,
кроме веры.

Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к основным социальным функциям:

Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к образованию:

объективная склонность системы образования к подмене собственно воспитательных инструментов воздействия на сознание обучающихся образовательными. Общеобразовательная школа в основе представляет собой упрощенную модель профессиональной школы — механизм по передаче знаний, а не по формированию мировоззрения. В условиях светского общества школа не в состоянии удовлетворить первичные потребности и не приспособлена к тому, чтобы помогать ребенку искать и находить ответы на его насущные духовные запросы;

объективная неспособность школы обеспечить равное удовлетворение духовных запросов представителей разных конфессий;

отсутствие высокоэффективных воспроизводимых в массовых
масштабах методик привития подрастающим поколениям навыков терпимости (толерантности), включая поведенческий аспект, по отношению к различным религиям и нетрадиционным духовным ценностям, если такие
ценности не противоречат требованиям закона.

Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к здравоохранению:

• объективная неприспособленность системы здравоохранения к обеспечению духовного здоровья населения и отдельных граждан, обусловленная принципиальными отличиями болезней психики и расстройств духовной сферы;

• отсутствие высокоэффективных методик выявления и лечения психических патологий, предопределяющих склонность к духовной изоляции и агрессивному навязыванию исповедуемых духовных ценностей;

• неразвитость специализированных видов экспертиз, способных удовлетворить нужды правоприменения в части, относящейся к оценке осознанности и произвольности исповедуемых духовных ценностей.

2.3.Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к воспроизводству населения:

• общая тенденция роста населения планеты при уменьшающихся невозобновляемых ресурсах обеспечения жизнедеятельности, когда каждому вновь родившемуся достается меньше;

• генетически предопределенная расовая и этническая неоднородность человечества, являющаяся главной объективной предпосылкой для разделения людей по внешним признакам;

• объективная тенденция к стиранию расовых и этнических отличий;

• существенно   различающиеся   тенденции   самовоспроизводства населения,   относящегося   к   различным   социальным,   религиозным, этническим и национальным группам;

• способность малых общностей к длительной самоизоляции и неассимилируемости.

2.4,Факторы религиозного экстремизма,  относящиеся к функции обеспечения национальной безопасности:

• объективный конфликт между целями поддержания национальной безопасности и полной свободой вероисповедания и религиозной деятельности;

• неспособность эффективно, не нарушая неотъемлемых прав и свобод человека, контролировать экстремистское индивидуальное и групповое сознание;

исторически обусловленная предрасположенность государства к
использованию экстремистских идей и экстремистских религиозных организаций в целях активного обеспечения своей безопасности, т.е. к деятельности по ослаблению и разрушению других государств посредством финансовой, интеллектуальной и иной поддержки наиболее эффективных экстремистских организаций таких государств.

2.5 Факторы религиозного экстремизма, относящиеся к функции поддержания правопорядка и борьбы с преступностью:

объективный конфликт между целями поддержания правопорядка и сохранением сфер социальной жизни неурегулированной нормами права и необеспеченной правоприменением;

объективная необходимость в установлении формального порядка регистрации деятельности религиозных объединений, создающего
лишь минимальные предпосылки для разграничения экстремистских и
неэкстремистских организаций;

вынужденное  объявление  отдельных  форм  религиозного
экстремизма преступлениями с неизбежным в результате этого созданием
вокруг экстремистов ореола «преследуемых за убеждения и инакомыслие» [47];

непреодолимые или труднопреодолимые трудности идентификации и интерпретации в процессе реального правоприменения признаков религиозного экстремизма.

Экономические факторы распространения религиозного экстремизма:

утрата страной статуса одного из мировых экономических лидеров;

глубокий экономический кризис, приведший к абсолютному
обнищанию и утрате большей частью населения страны надежды на скорое
восстановление прежнего экономического статуса;

возрождение после шестидесятилетнего перерыва феномена
массовой незанятости населения;

возникновение феномена полной экономической зависимости от
иностранных и международных внешних заимствований, одним из условий
предоставления которой было устранение любых препятствий для оказания
гуманитарной помощи (в том числе в духовной сфере);

финансирование   естественных   и   общественных   наук   по
остаточному принципу;

вынужденное    прекращение    финансирования    институтов
гражданского   общества,    выполнявших   функции   формирования   и
поддержания идеологического единства общества.

3.2 Политические (в том числе, правовые) факторы распространения
религиозного экстремизма в Казахстане:

• возникновение политического и идеологического вакуума после
прекращения выполнения КПСС функций ядра политической системы и
механизма   формирования   и   поддержания   идеологического   единства
общества;

утрата   государством   способности   самостоятельно   решать
основные задачи государственного управления;

дезактуализация прежней правовой системы, возникновение
правового вакуума во всех основных сферах социальной жизни, в том числе в
сфере духовной жизни;

отсутствие опыта государственного управления в условиях
политического плюрализма;

быстрый переход от правовой системы, основанной на принципе
«запрещено все, что прямо не разрешено законом» к системе, функционирующей по принципу «разрешено все, что прямо не запрещено законом» [48];

утрата остаточных элементов патриархальности среднестатистической российской семьи, в которой мужчина был способен нести основное бремя материальных забот;

резкое снижение способностей семьи к самовоспроизводству в результате значительного уменьшения средней продолжительности жизни и
готовности удовлетворять первичные материальные потребности членов
семьи.

3.3 Специфические духовные факторы современного криминального религиозного экстремизма

В соответствии с оговоренной нами ранее концепцией системы факторов криминального религиозного экстремизма в настоящем параграфе будут рассмотрены специфические факторы его институциональных форм. Как показал предварительный анализ, в своей основе эти факторы имеют духовную и психологическую природу.

Специфика детерминации современного криминального экстремизма, как уже отмечалось, имеет почти девяностолетнюю историю и связана, прежде всего, с первичной искусственной дестабилизацией духовных основ общества в результате Октябрьской революции 1917 года. Проявлениями этой нестабильности стали такие процессы как:

а) секуляризация — освобождение основных секторов общества, культуры, различных социальных групп и отдельных индивидов от религиозного санкционирования и влияния;

б) атеизация — формирование мировоззрения, отвергающего веру в
Бога (богов) и в сверхъестественные силы;

в) ослабление влияния церкви на государственное управление;

г) ослабление влияния церкви на иные социальные институты (прежде
всего семью и школу);

д) провозглашение формального отказа государства от управления церковью [49].

В научной литературе выделяются два основных показателя процесса секуляризации в советском обществе.

1. Освобождение различных социальных и демографических групп
от влияния религии; падение численности верующих. Так, по данным
И.Н. Яблокова, к концу 70-х годов прошлого века подавляющее большинство
людей в возрасте от 18 до 30 лет были свободны от религии.

2. Освобождение политических, правовых, образовательных инстиутов от влияния религии. Еще первые декреты новой власти: а именно, —
«Декрет о земле», «Об отделении церкви от государства и школы от церкви»,
«О светской школе», — заложили правовые предпосылки для процесса
секуляризации социальных институтов. Таким образом, на уровне общества в
целом и больших социальных групп религия была искусственно лишена
традиционных базовых институциональных опор, реально
сохранив их в некоторой степени лишь на уровне семьи и отдельно взятого
индивида [50].

Принудительная секуляризация советского общества стала по сути одним из важнейших элементов государственной политики уничтожения культуры, а вместе с ней и «пережитков» прежних общественно экономических формаций, включая преступность. В течение 20-30-х годов прошлого века, несмотря на сопротивление значительной части населения (преимущественно старших возрастов), было осуществлено повсеместное закрытие большей части церквей, включая физическое разрушение культовых зданий и демонстративно оскорбительное уничтожение предметов культа, произведены массовые расстрелы, аресты и высылки священнослужителей. С этого момента атеизму в Казахстане  был придан характер государственной идеологии. Для его утверждения в общественном сознании помимо пропаганды с использованием возможностей огромных общественных организаций (коммунистической партии, комсомола, пионерской организации, общества «Знание»), фактически включавших большую часть общества, возможностей официальных СМИ, был использован инструмент школьного воспитания. Практика формирования массового атеистического мировоззрения допускала психическое принуждение к отказу от вероисповедания, ограничение прав и свобод лиц, не скрывавших своей религиозности [51].

Атеизация общества нашла свое отражение, прежде всего, в утверждении в индивидуальном и групповом сознании такой системы взглядов, убеждений, которая отвергала веру в Бога (богов) и в сверхъестественные силы.

Ослабление влияния религии на общественное сознание, исчезновение ряда элементов религиозного сознания, усиление нерелигиозной мотивации совершения культовых действий; увеличение числа колеблющихся среди верующих — все это, по мнению исследователей, свидетельствовало о кризисе духовного здоровья общества.

Названные факторы создали объективные и субъективные предпосылки для возрождения криминального религиозного сектантства в нашей стране в потенциально более опасных, чем до 1917 г. формах.

С середины 20-х годов прошлого века темпы роста численности религиозных экстремистских организаций резко снизились, начался процесс отхода от сектантства и разрыва с религией многих последователей. Так, например, в Тамбовской области в 1915 году общая численность молокан, баптистов, субботников, христоверов составляла 13 600 человек, а в 1959-м членов этих сект оставалось не более 1300 человек.

К 1971 году из старых русских религиозных сект молодежь практически исчезает. 90% состава групп молокан на Тамбовщине представляли люди старше 60 лет, аналогичны показатели по группам пятидесятников (91,5%). Данная динамика прослеживается практически на всей территории СССР  [52].

Исчезновение традиционного русского сектантства, все большая секуляризация и атеизация общества, снижение общего уровня религиозности — таковы основные тенденции духовного развития общества в советский период.

Коренным образом изменение ситуации, как отмечалось ранее, произошло в 80-90-е гг. прошлого века. Отличительными особенностями религиозного ренессанса в России стали: омоложение верующих и опережающий рост нетрадиционной религиозности.

На наш взгляд, этому способствовали не только объективные причины в виде духовной разобщенности и неизбирательности общества, неготовности русской православной церкви и других традиционных конфессий быстро заполнить образовавшийся духовный «вакуум», но и отсутствие ясного осознания на государственном уровне огромной потенциальной общественной опасности нового криминального сектантства.

В этот период некоторые авторы высказывали предположение, что казахстанская религиозность носит формальный и поверхностный характер.

 Возможности религии реализовать свою функцию интеграции ограничены еще и тем обстоятельством, что в современном секуляризированном обществе поле действия религиозных функций очень ограничено. В России, где практически все социальные институты являются светскими, реальная интеграция на основе религиозных ценностей возможна лишь на уровне малых групп, например, семьи или определенного количества последователей.

Обязательным признаком уголовно наказуемых призывов является их публичность. Она означает, что призывы обращены к широкому кругу людей (к массам, толпе и т.д.), поскольку преследуют цель во влечения масс в экстремистскую деятельность. Склонение конкретных лиц к совершению действий, предусмотренных ст. 278 УК, надлежит квалифицировать как подстрекательство к этому преступлению. Призывы - это такая форма воздействия на сознание, волю и поведение людей, при которой путем непосредственного обращения к ним формируются побуждения к определенному виду деятельности. В данном случае призывы субъекта имеют конкретную цель - осуществление экстремистской деятельности. Призывы субъекта при этом носят общий характер, т. е. не обращены персонально к кому-либо, в них нет конкретного содержания о месте, времени и способе совершения преступления. Этим они отличаются от подстрекательства к конкретному преступлению. Публичность означает, что призывы носят открытый, доступный для понимания характер и обращены к широкому кругу людей. Арифметический подход в оценке признания (или непризнания) публичности неприемлем. В каждом конкретном случае вопрос решается с учетом всех обстоятельств дела: место, время, обстановка содеянного должны свидетельствовать о том, что призывы воспринимала публика.

По форме призывы могут быть устными (на собраниях, митингах, демонстрациях), письменными (листовки, плакаты, изобразительные средства) и проч.

Преступление признается оконченным с момента публичного призыва, даже если под его влиянием ни одно лицо не было вовлечено в экстремистскую деятельность.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. От подстрекательства к массовым беспорядкам, хулиганству и вандализму рассматриваемое преступление отличается, в частности, наличием мотивов идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированный состав (ч. 2 ст. 280 УК) характеризуется публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности, совершаемыми с использованием средств массовой информации (печати, радио, телевидения и др.).

  Преступление окончено с момента осуществления публичных призывов указанного содержания независимо от того, достигли они своей цели воздействия на граждан или нет. Форма призывов может быть разнообразной: устной, письменной, с использованием технических средств (громкоговорителей, микрофонов и т. п.), если они (технические средства) не выступают атрибутом средств массовой информации.

  Экстремистская деятельность - это деятельность, направленная на подрыв основ конституционного строя и безопасности государства. Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 280) предусматривает повышенную ответственность за совершение публичных призывов с использованием средств массовой информации (радио, телевидение, пресса).

   Преступление совершается с прямым умыслом, т. е. виновный сознает общественно опасный характер действий, связанных с публичными призывами к осуществлению экстремистской деятельности, и желает действовать таким образом.

   Мотивы могут быть различными: месть, корысть, идейное невосприятие конституционного строя и т. д. Не влияя на квалификацию, они учитываются при оценке общественной опасности содеянного и вынесении меры наказания. Цель преступления вытекает из направленности действий, указанных в диспозиции статьи, — побудить граждан к осуществлению экстремистской деятельности. Если действия, указанные в данной норме, совершаются гражданином государства по заданию иностранного государства, иностранной организации или их представителей, то содеянное квалифицируется по совокупности с государственной изменой (ст. 275).

Статья 164 УК РК предусматривает ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

Ранее данная статья называлась «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды», что позволяло утверждать о сходстве  ним казахстанского аналога – статьей 164 УК РК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды».

Объективная сторона преступления выражается в действиях, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Данные действия приобретают характер преступных, если они совершены публично или с использованием средств массовой информации. Данная норма содействует реализации конституционных положений, согласно которым запрещаются действия, разжигающие расовую, национальную или религиозную рознь, а равно пропаганда или агитация, возбуждающие ненависть или вражду либо проповедующие превосходство — на той же почве — одной группы населения над другой.

Новая редакция данной статьи более точно отражает положения, закрепленные в конституции.

Основной объект анализируемого преступления - общественные отношения в сфере обеспечения конституционных основ гарантированности национальных, расовых и религиозных интересов. Дополнительный объект - честь и достоинство граждан.

Объектом данного преступления является равноправие всех граждан, иностранных граждан и лиц без гражданства. Равенство прав и свобод человека независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, а также иных обстоятельств закреплено в ст.19 Конституции РК. В законодательстве сконструирована сложная система гарантий, направленных на обеспечение реализация и защиты этого принципа.

Также в ряду юридических гарантий равенства прав и свобод человека и гражданина следует отметить меры юридической ответственности. К таковым относятся, в частности, запрещение, приостановление, прекращение деятельности либо ликвидация религиозного или общественного объединения, либо иной организации, средства массовой информации в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

Вместе с тем исследования социологов свидетельствуют, что существующие юридические механизмы не обеспечивают надлежащей правовой защиты конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина вне зависимости от обстоятельств.

Так, в последние несколько лет специалистами отмечается устойчивая тенденция уровня межнациональной напряженности и религиозной нетерпимости на территории Казахстана[23].    

  Объективная сторона состава преступления характеризуется следующими видами деяний:

а) действиями, направленными на возбуждение ненависти, вражды;

б) действиями, направленными на унижение достоинства человека;

в) пропагандой исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.

Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ст. 19 Конституции) [24].

Действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, характеризуются публичным распространением различных антигуманных идей, взглядов, мнений, которые провоцируют состояние неприязни, разжигают чувство ненависти между значительными группами лиц. Указанные действия должны носить общий характер и распространяться на значительное число лиц (например, призывы к депортации, расправе или причинение насилия, воспрепятствование проведению национальных и религиозных обрядов, применение дискриминационных мер).

Действия, направленные на унижение достоинства человека, - дискредитация, негативное отношение дискриминационного характера к определенной нации, выраженное в неприличной, унизительной форме. Подобные действия могут выражаться в унижении, оскорблении, показе неполноценности, непригодности, ограниченности, ущербности отдельного гражданина.

Общим для них и обязательным признаком является совершение действий публично или с использованием средств массовой информации. Публичность означает, что взгляды, идеи, возбуждающие национальную, расовую, религиозную ненависть, вражду, распространяются открыто, в присутствии публики, т.е. широкого круга лиц (например, на митинге, собрании).

Применительно к казахстанской правоприменительной практике следственные работники отмечают, что у сотрудников различных регионов отсутствует единый подход к определению публичности способа совершения преступления, предусмотренного ст.164 УК РК (аналога российской уголовно-правовой нормы) действий выражается не только в том, что они совершаются непосредственно в присутствии третьих лиц, но и в расчете на ознакомление с ними впоследствии других лиц, например [25]:

Наклеивание плакатов или лозунгов соответствующего содержания, раскладывание листовок по почтовым ящикам в подъездах жилых домов;

Распространение устных призывов путем использования аудио-, видеозаписи.

Использование средств массовой информации предполагает распространение указанных взглядов, идей с помощью радио, телевидения, газет, журналов и т.д. В связи с тем, что объективная сторона данного преступления, выражается в публикации или распространении информации, возбуждающей ненависть или вражду, то всестороннее и полное расследование подобных дел, как правило, невозможно без применения специальных познаний в психологии, психолингвистике, социальной психологии. Однако в Республике Казахстан до сих пор не созданы экспертные учреждения, которые могли бы дать квалифицированное заключение о характере содержания текстов, их направленности, да и сама методика проведения таких экспертиз находится на стадии разработки. Вследствие чего компетентное исследование материалов подменяется философскими рассуждениями о той или иной проблеме, экспертные заключения противоречат друг другу. Все это приводит к нарушению принципа неотвратимости наказания [26].

Отсутствие специализированных подразделений в системе органов прокуратуры, которые бы занимались расследованием преступлений, посягающих на межнациональные и межконфессиональные отношения, а также низкий профессиональный уровень кадров, в свою очередь отрицательно сказываются на эффективности правоприменения. В частности, на практике имеют место ошибки относительно установления конструкции состава преступления, предусмотренного анализируемой статьей.     Состав преступления - формальный, посягательство полагается оконченным при совершении соответствующих действий, проведении пропаганды (распространении, внедрении в сознание других граждан идей исключительности, превосходства либо неполноценности других граждан по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе). Однако, несмотря на то, что он является формальным, в ряде случаев уголовные дела прекращаются в связи с неустановлением причинно-следственной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями. В целом, несмотря на то, что в литературе вопрос о содержании признаков объективной стороны данного состава преступления активно обсуждался, четких и единообразных критериев для их определения так и не было выработано. Например, действиями, направленными на возбуждение вражды, могут быть признаны самые различные деяния: от публичных утверждений о врожденном социальном или биологическом превосходстве одной расы или нации и неполноценности – другой, требований депортации лиц определенной этнической группы, обвинение представителей того или иного вероисповедания в совершении тяжких или особо тяжких преступлений (ритуальных убийств) до угроз физического уничтожения и погромов. Недостаточная определенность уголовно-правовой нормы в сочетании с высоким уровнем интолерантности российского общества привели к тому, что в следственной практике получило распространение ограничительное толкование ст.282 УК РК: если нет призывов к насильственным действиям, то  отсутствуют и объективные признаки состава преступления. Такое неприменение закона во многих из тех случаев, когда для этого имеются все основания, нивелирует его общепревентивный потенциал и деформирует правосознание граждан [27].

Другим аспектом функции стабильности и интеграции является регулятивный. Религия определяет тип поведения через предписания, нормы, требования; задает единую систему нравственных ценностей. Однако если в прошлых, традиционных обществах правовые, политические, экономические, образовательные институты находились под сильным влиянием церкви, то в современном мире, где религия является преимущественно частным делом, ее регулятивный аспект реализуется только на уровне индивида и небольших социальных групп, а не общества в целом. Это снижает эффективность и значимость религиозного института как регулятора общественных отношений.

Путем сакрализации норм и ценностей общества религия также способствует его стабилизации. В традиционном обществе религиозный институт был своего рода монополистом по определению, освещению норм и ценностей как коллективной, так и индивидуальной жизни. Однако с того времени, как государственные, правовые, экономические институты стали светскими, потребность общества в их религиозной сакрализации практически исчезла. В современном социуме религия выполняет указанную выше функцию только на уровне индивида и малых социальных групп, к которым относятся и тоталитарные секты, в том числе экстремистские.

Итак, религия как социальный институт может выполнять в социуме функции стабилизации и интеграции, сакрализации духовных норм и ценностей. В ситуации, когда доверие общества к другим социальным институтам снижается данная функция актуализируется. Однако, чем более светский характер носит общество, чем более оно секуляризировано (свободно от влияния религии), тем менее эффективно религия может выполнять свои функции на уровне больших социальных групп и общества в целом.

Учитывая изложенные соображения, мы попытаемся ответить на вопрос о факторах распространения криминального религиозного экстремизма на территории Казахстана.

Для ответа на данный вопрос представляется необходимым остановиться поподробнее на процессе секуляризации. Термин секуляризация имеет два значения: во-первых, это процесс освобождения из-под влияния церкви и религии различных областей жизни, а во-вторых, — это разрушение веры в сверхъестественное.

Первое значение касается процессов, происходящих на социальном уровне. И в этом случае результатом секуляризации становится сужение поля действия религии, освобождение от ее влияния все большего числа социальных институтов, групп населения.

Второе значение объясняет процессы, происходящие с религией на уровне сознания. В данном случае главным результатом секуляризации становится кризис доверия к религии, а именно к правдивости традиционного религиозного описания мира.

Воздействие секуляризации (во втором значении этого термина) испытывают на себе, прежде всего, предлагаемые традиционными конфессиями концепции сверхъестественного. Современные научные открытия разрушают то описание мира, которое православная, католическая, исламская, иудаистская, буддийская традиции создавали и поддерживали веками. Как отмечают многие авторы, концепции сверхъестественного, потустороннего, предлагаемые традиционными конфессиями, кажутся современным людям туманными и малоубедительными, оторванными от реальной действительности нежизненными.

Секуляризация подорвала доверие к традиционным религиозным институтам, но она не лишила человека и общество потребности в самоидентификации, в стабильности, интеграции, объединяющих ценностях. Сам по себе процесс секуляризации, как это ни парадоксально» создает предпосылки для возникновения и распространения различного рода экстремистских религиозных объединений, в том числе криминальных.

Неудовлетворенные потребности в сочетании с разрушенным доверием к концепциям сверхъестественного, предлагаемыми традиционными конфессиями, и провоцирует появление, распространение новых религиозных объединений, значительная часть которых является экстремистскими.

В связи с этим необходимо напомнить то, что российское общество является чрезмерно секуляризированным, о кризисных же явлениях внутри религии упоминалось выше.

Таким образом, секуляризация общества, кризис доверия к религиозным доктринам явились предпосылками для возникновения и распространения на территории страны большого количества новых религиозных организаций, в том числе и экстремистской направленности.

Отличительной чертой духовной жизни является религиозный, мировоззренческий плюрализм, который проявляется в том, что ни одна из традиционных конфессий на территории не обладает монопольным правом на объяснение картины мира, на сакрализацию духовных ценностей и т.д.; вступление и активное участие в деятельности того или иного религиозного объединения становится результатом решения взрослого человека, а не факта его рождения.

3.4 Специфические психологические факторы распространения криминального религиозного экстремизма

Паническая дезориентация — так определяет жизненное самоощущение человека в эпохи исторических кризисов великий испанский философ XX века Хосе Ортега-и-Гассет. «Современный человек дезориентирован относительно самого себя, выбит из колеи, он вне собственных пределов, заброшен в новые обстоятельства» которые выступают для него как Неведомая земля». Это положение, сформулированное в начале XX века, как нельзя более точно характеризует состояние общественного сознания начиная с середины 90-х годов прошлого столетия, отличительной чертой которого стал синдром «катастрофизма».

Устойчивым социально-психологическим явлением в начале 90-х годов прошлого века стало ощущение тревоги, растерянности, неуверенности в завтрашнем дне, разочарования, скепсиса: 14% населения не видели смысла в своей жизни, 11% — чувствовали себя одинокими, 22% — ни на что не надеялись, 20% — считали себя несчастными3, 38,9% респондентов в 1998 году полагали, что живут плохо.

Особенно распространены эти настроения были среди молодой и активной части населения. 24,3% опрошенных в 1993 году молодых людей боялись будущего как такового. В структуре конкретных страхов молодежи на первом месте находился страх перед войной на национальной почве (34,5%), далее шли одиночество (31,3%), бедность (283%), возможность потерять работу (18,3%) и даже голод (16,3%).

Неверие в возможность трудоустройства по специальности, боязнь безработицы, ощущение социального неравенства — таковы преобладающие психологические настроения молодежи в начале 90-х годов. К ним примешивался социальный страх как переживание чувств опасности потери или нереализации собственного человеческого достоинства, безнадежности, беспокойства, неуверенности. В связи с этим неудивительно, что в 1992 году 73% опрошенных молодых людей оценили время, в котором они жили как «смутное», «период потерь и разочарований», а себя назвали поколением «обманутым» (32%), «разочарованным» (26,8%), «напуганным» (15,2%), «потерянным» (10,3%) [53].

Представители старших поколений опасались, прежде всего, роста преступности (57,4%), гражданской войны (45,4% в 1994 г. и 54,4% в 2001 г.), падения своего уровня жизни (47,1%), мафии (33,3%). Причем следует отметить, что пятерка основных страхов остается стабильной на протяжении семи лет начиная с 1994 года. В 2003 году отчетливо доминировали две угрозы — высокий уровень бедности (57,8%) и рост жилищно-коммунальных платежей (53,9%). Самая серьезная внешняя угроза сегодня, по мнению россиян, — международный терроризм.

Сравнение результатов мониторинговых исследований за 1993-1999 годы показывало, что напряженность в стране носила хронический характер. Практически каждый второй респондент отмечал, что испытывал напряжение, раздражение (в течение последних трех лет этот показатель колебался от 41,8% в 1996 г. до 48% (сентябрь 1998 г.) и 43,9% (январь 1999 г.); около 13% опрошенных постоянно говорили о том, что переживали страх, тоску (13,9% в 1996 г., 20,2% — сентябрь 1998 г., 13,1% — январь 1999 г.).

Как справедливо отмечала Г.Х. Ефремова, именно страх стал одним из мотивообразующих факторов обыденного сознания. Кроме того, неуверенность в завтрашнем дне, постоянная угроза благополучию, ожидание непредсказуемых последствий, ощущение ненадежности, ущербности своего социального статуса, материального и служебного положения, стыд, чувство несправедливости всего происходящего, осознание того, что так дальше жить нельзя, и одновременно полной беспомощности провоцировали возникновение состояния фрустрации, порождали социальную депрессию, апатию, уныние, пессимизм, утрату смысла жизни в результате обманутых ожиданий, несбывшихся надежд, невыполненных обещаний, Мониторинговые исследования середины 90-х годов выявили рост в общей совокупности удельного веса респондентов, «падших духом» (с 8% до 21% в период с 1992 г. по 1995 г.), У 9,9% жителей Казахстана было зафиксировано устойчиво плохое социальное самочувствие, которое вполне можно интерпретировать как депрессию [54].

Отказ от коммунистической идеологии привел к перестройке существовавшей ранее системы ценностей, базовых элементов правосознания, нравственной деградации общества, политической дезориентации населения.

Как следствие формируется особое состояние сознания, характеризующееся, в частности, его мифологизацией, снижением критической способности, оживлением суеверий. Думается, что такое состояние сознания может рассматриваться как один из психологических факторов распространения религиозного экстремизма в Казахстане.

Известно, что религиозная потребность не является универсальной, а приобретается человеком в процессе социализации. При определенных условиях она может являться формой удовлетворения самых разнообразных стремлений: к безопасности, надежности, защите, порядку; к сопричастности, т.е. принадлежности к семье, клану, общине, группе; к уважению, одобрению, адекватности.

Выше было показано, как религиозная потребность является формой удовлетворения стремления к безопасности, порядку.

Рассмотрим теперь религиозную потребность как форму удовлетворения стремления к сопричастности, принадлежности, обретению идентичности.

В литературе выделяется два вида идентичности: личностная и социальная. Под личностной идентичностью понимается самоопределение в терминах физических, интеллектуальных нравственных черт индивида. Социальная идентичность — это «самоопределение в терминах отнесения себя к определенной социальной группе», т. е. знание о том, кто ты есть и каково твое место в социальной среде. Таким образом, определяющей характеристикой социальной идентичности является принадлежность человека к какой-то группе.

В ситуации, когда структура общества разрушена или подвергается значительным изменениям и большинство социальных категорий утратили свою ценность, происходит переоценка группы принадлежности, своего места в ней, затруднена традиционная социальная идентификация.

Религиозная экстремистская группа, как уже ранее отмечалось, представляет собой группу из двух и более физических лиц, объединившихся на основе какой-либо религиозной идеи (идей) и преследующих цели распространения этой идеи любыми способами (в том числе запрещенными законом). Тоталитарную секту как разновидность экстремистской религиозной группы отличают ограниченное право на членство, жесткие дисциплинарные требования к членам, конспиративность. Аскетизм, отказ от мирских соблазнов являются нормой для адептов тоталитарных сект. Обладание эксклюзивным знанием, ограниченный круг общения в сочетании с совместной, четко определенной и целенаправленной деятельностью способствуют удовлетворению стремления человека к принадлежности, сопричастности, обретению собственной идентичности. Аналогичная точка зрения была высказана В.А, Кукушкиной. Наши исследования подтвердили эти положения.

Почему именно религия позволяет человеку удовлетворить различные потребности? Ответ на этот вопрос» на наш взгляд, необходимо искать в анализе социальных функций религии, которые детерминируются религиозной потребностью.

На индивидуальном уровне религия выполняет следующие функции обозначения и смыслополагания, принадлежности и идентификации.

1. Компенсаторный аспект

По мнению Г. Точа, социальные движения — это коллективная попытка разрешить ту или иную проблему. В данном случае, религиозные экстремистские организации позволяют избавиться от чувства изолированности, бессилия, страха, неопределенности, способствуют удовлетворению иных потребностей.

По мнению Т. О'Ди, индивид нуждается в эмоциональной поддержке именно когда находится в ситуации неопределенности, испытывает разочарование или тревогу, несогласие с общественными ценностями и нормами. Религия иллюзорно восполняет социальную неполноценность, практическое бессилие человека, смягчает восприятие его личных неудач.

По данным А.Р. Клоузера, чем более догматична, «закрыта» система взглядов, тем выше уровень защиты от тревоги, возможной неудачи, который она обеспечивает адептам.

Религиозные доктрины предлагают спасение и пути его достижения, которое может пониматься как жизнь после смерти, достижение нирваны и подавление всех желаний, духовное развитие или просто как решение какой-либо конкретной проблемы, например, излечение.

Например, для членов Движения Объединения путь к спасению — это служение Богу смирением, послушанием. Для членов Общества Сторожевой Башни спасение заключено в выживании во время Страшного Суда, а способом его достижения — постоянное и безусловное выполнение воли Иеговы. Участники Церкви Сайентологии убеждены в том, что Сайентология и Дианетика помогут им выздороветь, обогатиться, обрести семью, т.е. стать социально успешными на «100%»: обеспеченными, уверенными в себе, здоровыми. Для достижения всего этого необходимо только изучать эту прикладную философию и применять ее на практике [55].

2. Мировоззренческий аспект

В результате социальной дезорганизации, «потеряв свое определенное место в этом мире, человек потерял и ответ на вопрос о смысле его жизни, и на него обрушились сомнения: кто он, что он, зачем он живет?» [56].

Именно религиозные доктрины содержат призыв к осмысленной жизни, предлагая индивиду цель, а главное — путь и средства ее достижения; формируют особый взгляд на окружающий мир и действительность.

Доктрины религиозных экстремистских организаций, отрицающие мир, находят отклик и легко усваиваются молодежью еще и потому, что попадают на благоприятную почву юношеского негативизма, определенного нигилизма, отрицания ценностей старшего поколения, что сочетается с идеализмом, верой в то, что они (новое поколение) смогут все сделать лучше, изменить ошибки прошлого. То есть происходит своего рода совпадение психологического содержания доктрин и потребностей аудитории. Члены той или иной религиозной экстремистской организации воспринимают и описывают мир, свое место в нем в терминологии» в понятиях своей группы,

«Да, я живу в падшем мире, да, он влияет на меня, как и на всех падших людей... Я знаю, когда наступают мои слабые моменты» когда моя падшая природа особенно проявляется и когда я не могу с этим совладать...», — пишет Р. Другой последователь Движения Объединения, рассказывая об истории своей семьи, также основывается на толковании, предлагаемом Принципом: «Мои родители из разных семей. Мать росла в строгой семье. Все слушались деда. А отец рос в обеспеченной семье, где можно было все. Но любовь их соединила. Падшая любовь «...Родительская любовь была заменена суррогатом. От своих родителей я получил только падшую эгоистическую любовь» [57].

Изучение материалов уголовных дел, дневников адептов тоталитарных сект экстремистской направленности подтвердило справедливость суждения, высказанного И.Н. Яблоновым. Религия влияет на объем мира в сознании каждого последователя, (т.е. миропонимание), на отражение мира в ощущениях и восприятиях (миросозерцание), на эмоциональное принятие или отвержение мира (мирочувствование), на смыслополагание и целеполагание (мироотношение).

Особенно значительно трансформируется объем мира в сознании членов религиозных экстремистских организаций, поскольку, в таких групппах существует правило, которое в обобщенном виде можно сформулировать, так: не только поступать, но и думать не в соответствии с религиозной доктриной плохо. Более того» думать о чем-то, кроме религиозной доктрины, плохо, поскольку размышления на посторонние темы ведут к разрушению души, духовной природы, «расстраивают» Бога. Любые сомнения рассматриваются как проявления гордыни, высокомерия, нежелания смириться, предательства по отношению к лидеру общины, Богу, братьям и сестрам.

Изменение поведения, уход из дома, разрыв отношений с родителями, совершение иных противоправных деяний, например мелкого хулиганства, или вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий являются следствием и внешним проявлением деформации объема мира в сознании участников тоталитарных сект, формирования особенного религиозно-правового сознания.

Л., адепт Общества Сторожевой башни, в показаниях по делу неоднократно указывала, что ее уход из дома был связан с тем обстоятельством, будто родители не принимали ее религиозных убеждений, мешали реализации закрепленного в Конституции права на свободу совести. В записке, оставленной родителям Б., участницей тоталитарной секты «Дух жизни», в качестве причины ухода из дома также значилось несогласие ее родителей с религиозными взглядами дочери.

Материалы уголовных дел и доследственных проверок показывают, что родители имели реальные основания для беспокойства в связи с изменившимся поведением своих дочерей. Отец Б. описывал изменения, произошедшие с его дочерью в результате знакомства с деятельностью тоталитарной секты «Дух жизни», таким образом: «Дочь стала сильно меняться. Меньше стала уделять внимания институтским занятиям, все время отдавала изучению Библии и слушанию записей с проповедями. Стала замкнутой, уединялась. Перестала смотреть телевизор, слушать радио, читать книги, слушать популярную музыку. Стала нелюдимой. Сидела все время дома с Библией в руках и бормотала молитвы» [58].


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая дипломное исследование, следует подвести его основные итоги, изложив основные выводы и предложения, имеющие по мнению автора наибольшее значение. Они могут быть полезными, в частности, для исследователей, работающих над проблемами межнациональных конфликтов и борьбы с преступлениями, связанными с этими конфликтами. Основные положения и выводы выглядят следующим образом:

- Исследование проблем уголовно-правовой борьбы с преступлениями, связанными с возбуждением национальной вражды, должно носить комплексный социолого-правовой характер и основываться на методологическом подходе, учитывающем политический аспект проблемы, ее неразрывную связь с задачами национально-государственного строительства.

- Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 164 УК РК) - преступление, посягающее на конституционный запрет разжигания расовой, национальной и религиозной нетерпимости (как одного из составляющих основы конституционного строя).

- Казахстанское уголовное законодательство обоснованно отнесло указанный вид преступления, к преступлениям против мира и безопасности человечества, это объясняется тем, что вред причиняется как и правам личности, так и возникает реальная угроза целостного существования государства, его стабильности.

- Под возбуждением национальной вражды, ненависти (относительно ст. 164 УК РК) следует понимать - определенное (психологическое) воздействие факторов внутренней или внешней среды на человека или группу лиц, находящихся "в состоянии относительного покоя", то есть относящихся к представителям иной национальности, расы, религии положительно или терпимо (во всяком случае с отсутствием явных признаков конфликтности), в результате которого у реципиента возникают чувства ненависти [59].

- вражды, неприязни к представителям иной национальности, расы, религии, формируется образ врага, создаются установки невосприятия иной культуры, языка, традиций и обычаев и т, д.

- пропаганда как один из возможных способов совершения рассматриваемого преступления представляет собой распространение определенных идей политических, философских, научных, художественных и других воззрений, воздействующих на сознание, настроение, общественную активность масс, с помощью устных выступлений, средств массовой информации. Основной целью пропаганды является формирование негативного мировоззрения у масс, культивирование националистической идеологии нетерпимости, неприязни.

- Не подпадают под признаки ст. 164 УК РК высказывания дискуссионных националистических идей, носящие уважительный характер, то есть не возбуждающие чувства неприязни и ненависти к представителям другой национальности и не содержащие призывов к свершению каких-либо насильственных действий в отношении них. Проявление личной неприязни, неуважения, отказ породниться, если эти действия не сопровождаются возбуждением у других людей вражды или ненависти в отношении представителей этой национальности, следует рассматривать в зависимости от конкретных обстоятельств как оскорбление личного достоинства граждан либо хулиганство, либо как административное правонарушение.

Таким образом, мы пришли к такому мнению, что необходимо привлекать к уголовной ответственности по ст. 164 УК РК за изготовление, хранение и распространение литературы культивирующей идеологию насилия и жестокости по отношению к представителям иной национальности, расы, религии, пропагандирующей их превосходство или неполноценность и т. п. Учитывая это, считаем целесообразным изменить редакцию ч. 1 ст. 282 УК РФ, изложив ее в следующей редакции:

"Ст. 164 УК РК. Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды.

"1. Действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности в целях подрыва основ конституционного строя РК, если эти деяния совершены публично, а равно изготовление, распространение или хранение литературы, направленной на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, - наказываются ...".

- Предлагаем исключить часть 2 ст. 164 УК РК ("...совершенное лицом с использование своего служебного положения..."), а часть 1 данной статьи изложить в следующей редакции -

"ст. 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, в случае если это деяние совершено лицом с использованием своего служебного положения, - наказывается ... ".

- С субъективной стороны ст. 164 УК РК совершается только с прямым умыслом, то есть состав преступления будет иметь место лишь в том случае, если будет доказано, что субъект осознавал, что он совершает действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды среди населения или создание представления об исключительности или превосходстве иной национальности, расы или религии, и желал достичь этой цели.

- Цель и мотив непосредственно в ст. 164 УК РК не называются, а вышеуказанные выводы о свойствах субъективной стороны мы делали путем глубокого анализа объективной стороны преступления и объекта преступления. Мы признаем сложившееся положение не верным, вследствие чего предлагаем законодателю внести изменение в диспозицию ст. 164 УК РК, путем указания на специальную цель совершения преступления, а именно -"... в целях подрыва основ конституционного строя РК ..." [60].

Продолжая разговор, хотелось бы отметить, что повышение эффективности уголовно-правовой борьбы с преступлениями, связанными с возбуждением национальной вражды, зависит от следующих условий:

- существенного расширения применения мер, предотвращающих создание благоприятных условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений на почве национальной вражды (так называемые меры "двойной превенции");

- использование уголовно-правовых гарантий безопасности участников производства по рассматриваемым делам; максимальной защиты прав и законных интересов потерпевших;

- быстроты и высокой вероятности реализации уголовной ответственности экстремистов;

- последовательного проведения начал индивидуализации ответственности и наказания.

Вместе с тем, следует подчеркнуть следующие факторы, влияющие на причины совершения преступлений национальной направленности: исторически сложившиеся враждебные отношения между определенными нациями и народностями передающиеся из одного поколения в другое; отсутствие национального воспитания в школах, средне специальных и высших учебных заведениях; отсутствие контроля государства за деятельностью различных политических движений национальной направленности; недостаток образованности определенных этнических групп и наций.

- Причинный комплекс, порождающий преступления, связанные с возбуждением национальной, расовой, религиозной вражды выражается двояко. С одной стороны - это причины и условия характерные для преступности в целом, с другой - это специфические причины и условия, характерные именно для данного вида преступления:

- информационно-идеологического воздействия на личность из вне. Воздействие информационно-идеологических причин выражается направленном, иногда завуалированном информационном воздействии на человека, следствием которой становится серьезное, глобальное переосмысление жизненных перспектив, ценностных категорий, отношения к конкретным субстанциям окружающего социума (нациям, конфессиям и пр.). Та или иная информация может срабатывать как побуждающая причина в отношении одного человека, и быть абсолютно проигнорированной другим.

- неудовлетворенности личности сложившимися обстоятельствами жизни. Совершение преступления в данном случае является следствием перехода состояния неудовлетворенности, недовольства к состоянию "удовлетворенности". Сегодняшняя атмосфера напряженности, раздражения, озлобленности, поиска "врага" стала следствием угрозы безработицы, утраты уверенности в будущем, резкого материального расслоения с катастрофическим увеличением удельного веса малоимущих, низкая общая и правовая культура [61].

- несогласия с официально проводимой политикой правительства в целом, либо по отдельным вопросам. Это может быть несогласие с правилами национального представительства в органах государственной власти и управления, несогласие с положением о равноправии наций, рас, религий, языка на территории того или иного региона, несогласие с местом или ролью той или иной государственной или общественной организации в жизни данного социума членом которого является индивид и т. д.

- обида на органы власти; осознание глубокой несправедливости либо жестокости, проявленных со стороны властей по отношению к лицу, его родственникам или близким. Обида может быть и обоснованной, например, в связи с незаконными репрессиями в отношении родственников и близких по национальному признаку в период 30-50 г.г.

Во многих случаях экстремистским проявлениям способствует обстановка безнаказанности или, недостаточно эффективное воздействие на правонарушителей на ранних этапах формирования их противоправного поведения. Своевременное выявление, быстрое и эффективное реагирование на факты националистических проявлений органов внутренних дел и общественности, привлечение к уголовной ответственности за подобного рода правонарушения способны предотвратить совершение более опасных преступлений.

Совершение любого действия, направленного на возбуждение национальной вражды, унижение национального достоинства - это специфическое антиобщественное выражение своих принципов, воззрений, отрицание конституционного принципа равенства всех людей независимо от национальной, конфессиональной, расовой принадлежности, это, в конце концов, преступление идеологического порядка. Именно эти характеристики свидетельствуют о том, что лицо их совершающее, как правило, либо с еще неустоявшимся, несформировавшимся внутренним мировоззренческим потенциалом, либо лицо, для которого проявление национализма, шовинизма и прочих "экстремизмов" является необходимой, насущной потребностью, обеспечивающей внутренний комфорт его сознания [62].

Далее следует заметить, что в зависимости от мотивации можно выделить следующие типы преступного поведения:

- Импульсивное действие. В этом случае насилие выступает как непосредственная реакция на ситуацию, связанная с эмоциональной несдержанностью.

- Национальная неприязнь, вражда, как основной мотив и цель преступного поведения. В этих случаях насилие реализует базовую, внутреннюю агрессивную установку личности, не зависящую от ситуации.

- Совершение действий, направленных на возбуждение национальной вражды, унижение национального достоинства как результат групповой солидарности. В этих случаях субъект ориентирован на достижение с помощью насилия не преступной, а иной личностно-значимой цели (например, сохранить или повысить свой престиж в группе).

В целях повышения эффективности судебной защиты прав и свобод человека и гражданина судебные процессы, связанные с возбуждением национальной розни, ненависти либо процессы в которых сталкиваются национальные интересы различных народностей и, которые несут большой общественный резонанс, считаем, что они должны быть рассмотрены на нейтральной территории, то есть территории иной республики.

В целях совершенствования ст. 164 УК РК, мы предлагаем из ч. 1 164 УК РК исключить фразу -

" ... с использованием средств массовой информации ...", а в ч. 2. ст. 164 УК РК п. "г" выделить следующий квалифицирующий признак -

" ... с использованием средств массовой информации ...". Это объясняется повышенной общественной опасностью вышеуказанных действий [63].

И, наконец, в целях регламентации ответственности должностных лиц за попустительство в сфере разжигания национальной, расовой, религиозной вражды, предлагается внести дополнения в Закон РК "О государственной службе РК" и Кодекс об административных правонарушениях, которые предусматривали бы соответственно дисциплинарную и административную ответственность государственных служащих за подобные действия (бездействие).


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1 Соглашение «О банке данных Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества». - Ташкент, 17.06.04 г.;

2 Соглашение между Правительством РК и Правительством РФ «О приграничном  сотрудничестве регионов РК и РФ на 1999-2007 гг.

3 Соглашение о взаимоотношениях МВД независимых государств в  сфере борьбы с преступностью. - Алматы, 24.04.92 г.

4 Договор «О сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с терроризмом». – Минск от 04.06.99 г.

5 Казахстанско-американское совместное заявление по терроризму

6 Международная конвенция по борьбе с бомбовым терроризмом, Н-Йорк от 19.01.98 г.

7 Закон РК «О присоединении РК к Международной конвенции о борьбе с  бомбовым терроризмом» от 04.07.02 г., №334 –II

8 Закон РК «О присоединении РК к Международной конвенции о борьбе с финансовым терроризмом» от 10.01.00 г.

9 Закон РК «О борьбе с терроризмом» от 13.07.99 г.

10 Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, Шанхай от 15.06.01 г.

11 Закон РК «О ратиф.  Шанхайской конвенции о борьбе с терр., сепар., экстр., Шанхай, 15.06.01 г.

12 Закон РК «О национальной безопасности», 26.06.08 г.

13 Указ ПРК «О мерах по предупреждению и пресечению проявлений терроризма и экстремизма», 10.02.00 г.

14 Указ ПРК «О подписании международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма», 15.09.05 г.

15 Приказ Ген.прокурора об утверждении статистического отчета формы № 1ЭТ «О преступлениях, правонарушениях, связанных с экстремизмом, террористической деятельностью и о состоянии прокурорского надзора», 30.05.05 г.

16 Послание ПРК к народу «К свободному, эффективному и безопасному обществу», Астана, 24.10.00 г.

17 Устав  «Организации договора о коллективной безопасности», г.Кишинев, 07.10.02 г.

18 Решение «О международной комплексной программе реабилитации ветеранов воин, участников локальных конфликтов и жертв терроризма», Минск, 31.05.01 г.

19 Положение «Об антитеррористическом центре государств-участников СНГ, Минск, 01.12.00 г.

20 Резолюция СБ ООН, 28.09.01 г.

21 Руководящие принципы Комитета СБ ООН по борьбе с терроризмом по предоставлению докладов в соответствии с порагрофом 6 резолюции СБ ООН, 28.09.01 г.

22 Горн П. «Обвиняемым в совершении терроризма грозит высшая мера»

23 Статья Ген.сека ОД КБ « СМИ могут и должны помочь в борьбе с терроризмом»

24 Закон РК « О противодействию экстремизму» от 18.02.05г.

25 Шаханов Е. «Рычаги антитеррора: список запрещенных террористических организаций будет увеличен», с.3.

26 Бондарев А. Роль специальных ОРМ в обеспечении правопорядка в стране // Закон и время.-2005.-№11.-с.29.

27 Васильченко А. Перед лицом новых вызовов: беседа с председателем КНБ // Казахстанская правда от 02.04.05г., с.2.

28 Секретный материал: о причастности Казахстана к незаконной поставке ядерных материалов за рубеж // Экспресс К от 28.02.04 г., с.5.

29 Кольт А. Обеспечение национальной безопасности // Новое поколение от 19.12.03 г., с.4.

30 Дутбаев Н. Региональная безопасность // Мысль.-2013.-№6.-с.20.

31 Тулегенов А. В одиночку терроризм не победить // Око от 15.11.02г., с.5.

32 Аббас А. Желание смерти: о террористов – самоубийц // Россия и мусульманский мир.-2004.-№1.-с.118.

33 Макаров Д. Терроризм в ответ на терроризм // Аргументы и факты.-2012.-№12.-с.13.

34 Курманов Э. Деятельность «Хизб ут-Тахрир» в Киргизстане // Россия и мусульманский мир.-2012.-№10.-с.80.

35 Васильев А. Деньги для террористов // Азия и Африка сегодня.-2013.-№7.-с.3.

36 Иорданский В. Феномен Усама Бен Ладена // Россия и мусульманский мир.-2002.-№7.-с.88.

37 Баглиев М. Египет. Уроки борьбы с экстремизмом ислама // Азия и Африка сегодня.-2012.-№12.-с.2.

38 Акаев В. Северокавказский ваххабизм – разновидность исламского радикализма // Россия и мусульманский мир.-2011.-№1.-с.31.

39 Александров А. Террористки-самоубийцы – психологический портрет // Россия и мусульманский мир.-2004.-№1.-с.167.

40 Денисенко Ю. Террористы ходят рядом // Костанайские новости от 20.06.2006 г., с.3.

41 Казахстан и НАТО за региональную безопасность // Наука и высшая школа Казахстана от 15.11.03 г., с.2.

42 Гордеева М. Объятия НАТО: присоединение Казахстана к Плану получения членства в НАТО // Новое поколение от 17.07.12 г., с.1.

43 Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001г. (текст Конвенции)

44 Бадыштова И.М. Отношение местного населения к мигрантам (на примере Приволжского Федерального округа) // Социологические исследования.-2013.-№6.-С.7.

45 Бурковская В. Законодательство, направленное на борьбу с экстремизмом: проблемы становления и правоприменительной практики // Уголовное право, 2005.-№1.-С.4.

46 Бурковская В. Новая редакция ст.282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»: старые проблемы // Уголовное право.-2011.-№2.-С.9

47 Винокуров А. Борьба с экстремизмом средствами прокурорского надзора // Законность.-2012.-№11.-С.13

48 Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. - М.: Норма, 2005.-457 с.

49 Гаврилов Б.Я., Павлинов А.В. Современная стратегия законодательного обеспечения борьбы с проявлениями терроризма и насильственного экстремизма // Российский следователь, 2006. №1.

50 Дарменов А. К проблеме назначения теологической экспертизы материалов, содержащих идеи религиозного экстремизма // Правовая реформа в Казахстане, 2012.-№3.-С.8

51 Демидов Ю.Н. Уголовная ответственность за нарушение национального и расового равноправия // Государство и право.-2013.-№7.-С.9

52 Замковой В.И., Ильчиков М.З. Терроризм – глобальная проблема современности. -М.: Юристь, 2004.-567 с.

53 Каражанова О. Противодействие должно быть системным // Казахстанская правда.-2012.-№ 4.

54 Комментарий к Уголовному кодексу РК. 2-е изд. /Под ред. И.Ш. Бочашвили. –А.: Жеты Жаргы, 2007.

55 Патсаев У. О некоторых проблемных вопросах в сфере выявления и расследования преступлений, связанных с проявлениями терроризма и религиозного экстремизма // Предупреждение преступности, 2013. №3.

56 Подопригора Р.А. О свободе вероисповедания и религиозных объединениях: Комментарий к закону РК. –А.: Адилет, 2003.

57 Потехина О. Экстремисты выбирают юг // Аргументы и факты, 2005. №6.

58 Расследование преступлений, связанных с экстремизмом и терроризмом. Методические рекомендации под редакцией Карбузова К.Ж. и Мерзадинова Е.С. –Астана: Жеты Жаргы, 2005.-365 с.

59 Соколов В.М. Толерантность: состояние и тенденции //Социологические исследования, 2013. №8.

60 Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом. -М.: Норма, 2003.

61 Темирова Д.С. Комментарии к некоторым статьям УК РК // Казахстанская правда, 2005.-№ 26.

62 Титов В.Н. О формировании прессой образа этнического иммигранта (взгляд социолога) //Социологические исследования.-2013.-№6.-С.7.

63 Устинов В.В. Особенности социально-правовой характеристики преступлений террористического характера и проблемы их квалификации // Следственная практика.2007.-№3.-С.18.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17321. Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ 165.61 KB
  Физическое и моральное здоровье является залогом существования российского общества и нормального функционирования его систем. В некоторых государствах Египет Сингапур ОАЭ проблема распространения наркотических веществ стала настолько острой что там был введен закон о смертной казни за нарушение законодательства об обороте наркотиков. 2015 г О наркотических средствах и психотропных...
17242. Уголовно-правовая характеристика преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ 27.4 KB
  Определить объект преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ; сформулировать предмет преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ; рассмотреть роль уголовного законодательства в борьбе с наркопреступностью; определить проблемы применения уголовного закона в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств или психотропных веществ.
8178. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ 134.65 KB
  Общая характеристика преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства. Общая характеристика преступлений против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
12556. Уголовно-правовая характеристика преступлений, совершенных в состоянии аффекта 34.11 KB
  Рассмотреть общественную опасность форм преступных посягательств в состоянии аффекта, находящихся под уголовно-правовым запретом, и дать характеристику социальной направленности этих деяний; отграничить убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта от преступных деяний со сходными объективными и субъективными признаками;
3719. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ст. 228, 2281, 229, 2291 УК РФ 82.16 KB
  Преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ относятся к преступлениям международного характера, уголовно-правовая борьба с которыми ведется на основе ряда международных конвенций
18459. Характеристика отдельных видов преступлений связанных с насилием над личностью 130.14 KB
  Исторические и современные аспекты понятия преступления. Исторические взгляды на понятие преступления. Характеристика современного понятия преступления. Характеристика признаков преступления.
18578. Назначение наказания по уголовному законодательству Республики Казахстан 78.72 KB
  Понятие и цели наказания по уголовному законодательству Республики Казахстан. Понятие и социальная сущность наказания по уголовному праву. Соотношение наказания и уголовной ответственности. Цели наказания.
18401. Особенности регистрации ипотеки по законодательству Республики Казахстан 122.53 KB
  Становление и развитие института ипотеки. Правовая сущность и роль ипотеки. Виды и формы ипотеки. Особенности регистрации ипотеки по законодательству Республики Казахстан.
18267. Возмездное оказание услуг по законодательству Республики Казахстан 1.51 MB
  Произвести анализ исторического развития возмездных услуг (включая дореволюционный и советский период и заканчивая становлением нормативного правового регулирования в настоящее время); дать определение услуге как объекту гражданских прав с учетом анализа специфики услуги как особой потребительной стоимости и ее значения в системе современных социально-экономических отношений;
18148. Правовое регулирование лизинга по законодательству Республики Казахстан 73.39 KB
  Существуют различные виды кредитования: ипотечное, под залог ценных бумаг, под залог партий товара, недвижимости. Однако предприятию при необходимости обновления своих основных средств выгоднее брать оборудование в лизинг.
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.