Гражданско – правовое регулирование отношений общей собственности в российской федерации

Очевидно, что практическая и теоретическая стороны в регулировании отношений общей собственности находятся в тесной взаимосвязи, поскольку залогом успешной правоприменительной деятельности являются правильно разработанные положения закона, в основу которого положен теоретический материал.

2015-10-29

78.23 KB

19 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО «КубГУ»)

Кафедра гражданского права

                                                         Допустить к защите в ГАК

Заведующая кафедрой

д-р юрид.наук, проф.

                                                  _________ Щенникова Л.В.

                                                                             (подпись) 

«____» ______________   2015 г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ)

РАБОТА

гражданско – правовое регулирование отношений общей собственности в российской федерации

Работу выполнила   ______________________________ А.Н. Крамаренко

(подпись, дата)

Факультет                                                                                    юридический                                                                                                                                                                                           

Специальность                              030501                             Юриспруденция

Научный руководитель

д-р юрид.наук, проф.   ___________________________   Л.В. Щенникова

(подпись, дата)

Нормоконтролер

п-р юрид.наук, проф.  ____________________________ Л.В. Щенникова

(подпись, дата)

Краснодар 2015

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3

1    Общие  положения о праве общей собственности 7

1.1 О понимании гражданско-правовой конструкции «общая собственность»  7

1.2  Объект права общей собственности  18

2    Проблемы гражданско-правового регулирования отношений долевой собственности 25

2.1 Общие вопросы владения, пользования и распоряжения имуществом долевыми  сособственниками  25

2.2 Проблема применения п. 4 ст. 252 ГК РФ 33

3    Проблемы гражданско-правового регулирования отношений совместной собственности 40

3.1 Владение, пользование и распоряжение совместной     собственностью супругов 40

3.2 Новеллы в праве общей собственности крестьянского        (фермерского) хозяйства 51

Заключение 58

Список использованных источников 61


ВВЕДЕНИЕ

Отечественное гражданское законодательство, посвященное праву общей собственности, сегодня находится на пути своего развития и обновления.

Несовершенство правового регулирования отношений, связанных  с реализацией сособственниками своих правомочий,  формирует  новые идеи и предложения, направленные на  развитие научной мысли  в этой области.

На протяжении  многих лет общая собственность не перестает волновать умы ученых. Это подтверждает тот факт, что выбранная тема дипломной работы  является интересной и актуальной.

В правовом регулировании отношений общей собственности есть немало теоретических проблем, поскольку проводимые в этой области исследования не всегда имели своим итогом  обоснованные решения.

С другой стороны, неоднозначной и интересной является практика применения отдельных положений гражданского закона, посвященных отношениям общей собственности. Российским судам нередко приходится рассматривать споры, связанные  с защитой права общей собственности.  Возникающие при этом вопросы не всегда имеют однозначное решение.

Очевидно, что практическая и теоретическая  стороны  в регулировании отношений общей собственности находятся в тесной взаимосвязи, поскольку залогом успешной правоприменительной деятельности являются правильно разработанные положения закона, в основу которого  положен теоретический материал.

Проведенная работа по созданию концепции изменений гражданского законодательства показала, что сегодня нормы о праве общей собственности не вполне определены.  Именно поэтому  отдельные теоретические и практические проблемы, возникающие в ходе реализации права общей собственности, требуют особенного внимания при их рассмотрении.      

Особенностям владения, пользования и распоряжения имуществом, принадлежащим на праве общей собственности нескольким лицам,   посвящено достаточное количество научных трудов.

Однако представляется, что в настоящее время по многим вопросам не сформирован достаточный теоретический материал, позволяющий внести в адрес законодателя  обоснованные предложения, которые могли бы оказать положительное влияние на совершенствование российского гражданского законодательства в  части регулирования  отношений  общей собственности.

Например, идея об определении доли применительно к праву общей собственности, давно вошедшая в область цивилистического знания,  не имеет на сегодняшний день своего логического завершения.

Кроме того, несмотря на законодательное разграничение видов общей собственности, на практике нет эффективно работающего механизма, позволяющего безошибочно квалифицировать вид  общей собственности.

Привлечь  внимание  правоприменителя может вопрос, связанный с проблемой применения п.4 ст. 252 ГК РФ.

Как видим, тема, посвященная особенностям  правового регулирования отношений общей собственности,  не может быть  признана разработанной в полном объеме. Вот поэтому и  в современный период институт права общей собственности привлекает умы ученых не меньше, чем когда-либо.

Отражение особенностей гражданско-правового регулирования порядка владения, пользования и распоряжения имуществом, одновременно принадлежащим нескольким сособственником, является целью нашего исследования.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач, в частности,  изучить состояние российского законодательства в области регулирования отношений общей собственности, сравнить его с законодательством других стран,  раскрыть понятие  «общая собственность», определить основания возникновения права общей собственности, виды общей собственности, рассмотреть спорные ситуации, привлекающие внимание с позиции их судебного применения.

Кроме того, занимаясь исследованием избранной темы, следует выявить  ряд проблем, требующих законодательного урегулирования либо внесения изменений в  уже существующие нормы закона.

Следует уделить особое внимание специфике осуществления совместной и долевой собственности. Интересным видится  выявление отличительных свойств названных видов общей собственности.

Объектом изучения в настоящей дипломной работе являются отношения общей собственности в целом, а в частности, отношения, складывающиеся в порядке реализации  права общей долевой и права общей совместной собственности.

Предметом исследования являются российское гражданское законодательство, регулирующее отношения общей собственности, соответствующие положения гражданского права некоторых зарубежных стран, учебная  литература, научные труды, посвященные проблемам права общей собственности, а также правоприменительная практика.  

Теоретическую основу  дипломной работы составят  труды российских ученых, которые, занимаясь исследованием  проблем права общей собственности, внесли в ее разработку значительный вклад.  Право общей собственности связано с именами  И.А. Покровского, Н.Н.Мисника, К.И. Скловского,  Е.А. Суханова, А.П. Фокова, Д.М.Генкина и других ученых.

Действующие российское законодательство, а именно  Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации, а также иные акты, регулирующие особенности, связанные с реализацией  своих правомочий участниками общей собственности, являются нормативно-правовой основой исследования.

При написании дипломной работы был использован системно-структурный, статистический  методы исследования, а также метод анализа.

Отдельное внимание было уделено сравнительно-правовому методу исследования, так как обращение к опыту зарубежных стран  позволяет не только сопоставить отечественное и зарубежное законодательство, но также способствует развитию российской правовой системы в целом, так как позитивный опыт других стран не может не оказать положительное воздействие на состояние  правого регулирования в Российской Федерации.

Процесс достижения поставленной цели и соответствующих задач будет  отражен в основной части дипломного исследования.

Структура дипломной работы  состоит из трех глав, разделенных на параграфы.

Итоги проведенного исследования будут подведены в заключительной части работы.

  1.  Общие положения о праве собственности

 

  1.  О понимании гражданско-правовой конструкции «общая собственность»

Существование, а также закрепление в российской правой действительности гражданско-правовой конструкции «общая собственность» обосновано и оправдано потребностями человека. Прежде всего, связано это с тем, что случаи, когда два и более лица становятся одновременно собственниками одной и той же вещи по тем или иным основаниям, являются нередкими и представляют собой  результат закономерного  развития  гражданского оборота.

Для  определения, а в последующем  исследования конструкции «общая собственность» важно, как нам представляется, установить, что включает в себя понятие «юридическая конструкция».

В теории права названное понятие  рассматривается по-разному. Например, А.Ф. Черданцев, определяя юридическую конструкцию, отмечает, что таковой является модель урегулирoванных правом общественных отношений.1 По мнению другого автора,  словo «конструкция» понимается как типовая схема и принципы действия, как своеобразное построение прав, обязанностей и ответственности.2 Эта схема носит характер утвердившейся так называемой модели, которая призвана служить удовлетворению  интересов  и потребностей граждан в различных сферах деятельности.

Следует сделать вывод о том,  что  юридическая  конструкция представляет собой  определенную модель того или другого правового отношения, закрепленную в источниках права.

Таким образом, гражданско-правовая конструкция «общая собственность» является закреплением модели правовых отношений, возникающих в процессе реализации прав на имущество, которое на праве собственности принадлежит нескольким субъектам (сособственникам).

Основной источник регулирования отношений общей собственности в России  – это Конституция и второй раздел Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ)   «Право собственности и другие вещные права».

Имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Именно так в действующем гражданском законе определено право общей собственности.

В настоящее время проводится  большая работа, направленная на реформирование гражданского закoнодательства. Очевидно, что модернизация гражданского законодательства Российской Федерации не могла не коснуться таких фундаментальных норм  ГК РФ, как  нормы, посвященные праву собственности и иным вещным правам.

В этой связи следует обратить внимание на то, что разработчики Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее Концепция) проявили значительный интерес к отношениям права общей собственности. В рамках Концепции предложено отказаться от термина «право общей собственности». Правило о том, что имущество, находящееся в собственности двух и более лиц, принадлежит им на праве общей собственности, дает почву для рассуждений по поводу того, что существует самостоятельное право общей собственности, отличное от права собственности. В Концепции общая собственность определена как правовой режим вещи, принадлежащей на «обыкновенном» праве собственности двум и более лицам.3 

По нашему мнению,  грядущие изменения гражданского законодательства в области регулирования отношений по принадлежности вещи нескольким субъектам одновременно, не окажут существенного влияния на правоприменительную практику в названной сфере отношений. Думается, что изменение терминологии не повлечет за собой каких-либо глобальных изменений в содержании исследуемых отношений. Как мы полагаем, целью создателей названной выше Концепции является исключение суждений по поводу того, что существуют отдельно друг от друга право собственности и право общей собственности.

Между тем, хотелось бы подчеркнуть, что предполагаемые изменения гражданского законодательства в области регулирования отношений общей собственности свидетельствуют о развитии отечественного гражданского права, о его роли и значении, как регулятора отношений, возникающих между участниками гражданских правоотношений.

Перейдем к  рассмотрению вопроса о том, как конструкция общей собственности определена в науке гражданского права, а также  в учебной литературе.

Общая собственность призвана служить отношениям, закрепляющим  принадлежность вещи не одному собственнику, а одновременно нескольким лицам, то есть сособственникам. Сама вещь при этом не делится между всеми участниками отношений общей собственности, а принадлежит им одновременно и сообща.  Так как современное  законодательство не ограничивает  круг возможных сособственников, такие  отношения могут возникать между любыми субъектами гражданского оборота и в любых сочетаниях.4 Такая формула может стать основанием для появления сомнений относительного того, что, не возникает ли в таких случаях новая форма собственности, отличная от отношений права собственности и общей собственности, например, смешанная или коллективная.  

По нашему мнению, справедливо было отмечено, что институт общей собственности является разновидностью существующих отношений собственности, а не новой формой собственности. Положение о том, что общая собственность – это юридический вариант присвоения  материальных благ, но не одним, а несколькими лицами» породило сомнение относительно существования права общей собственности как субъективного гражданского права.5  

Исходя из того, что общая собственность представляет собой принадлежность одного и того же имущества одновременно нескольким лицам (сособственникам) следует, что  они же являются и субъектами права собственности на данное имущество. Справедливо подчеркивает А.П. Фоков, что здесь не происходит появления  ни нового субъекта права, ни объединения имущества и тем более не появляется никакой новой формы собственности – возникает множественность субъектов права собственности на одно и то же имущество.6 

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что конструкция общей собственности допускает участие в праве собственности в качестве управомоченных субъектов нескольких лиц, ни одному из которых это вещное право не принадлежит в полном объеме.

Потребность гражданско-правового регулирования отношений  общей собственности вызвана множественностью  субъектов права собственности на одно и то же имущество. Отношения, складывающиеся в рамках общей собственности, могут быть представлены как отношения относительные и отношения абсолютные. Первые – это отношения  между  участниками общей собственности, последние – отношения между сособственниками и третьими лицами.7 Такие отношения в литературе еще называют внутренними и внешними.8 

Стоит обратить внимание на то, что в науке гражданского права  существует и  противоположное мнение, согласно которому  право общей собственности едино и не расщепляется на относительные правомочия сособственников, а потому не может характеризоваться, с одной стороны, абсолютной (притязания сособственников к третьим лицам), а с другой - относительной направленностью (взаимные притязания сособственников).9 

На наш взгляд, выделение относительных и абсолютных отношений в рамках реализации права общей собственности является обоснованным, так как это позволяет  с наилучшим успехом определить грани регулирования отношений общей собственности и установить предмет регулирования в названной области.  Предметом  регулирования норм, посвященных праву общей собственности, являются взаимоотношения, складывающиеся между сособственниками в процессе осуществления правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом, то есть относительные правоотношения (внутренние).

В зависимости от того, как построены внутренние отношения между сособственниками,  можно выделить  два вида общей собственности – долевую и совместную (п.2 ст.244 ГК РФ).

Институт права общей собственности известен еще со времен римского права, однако разграничение его на виды законодателем российским  приходится лишь на Основы гражданского законодательства 1961 года, в соответствии с которыми была выделена  долевая собственность с определением долей и совместная – без определения таковых10.

Общая собственность является долевой, если доли каждого из сособственников определены, в общей  совместной  собственности такие доли не определены.

Общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом  предусмотрено образование совместной собственности на это имущество. То есть совместная собственность возникает только в случаях, прямо установленных законом.

Общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона.

Общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором.

В  науке  гражданского права  существует мнение  о том,  что общая собственность может возникнуть «нечаянно». Например, когда вещи, обладающие родовыми признаками, сдаются на хранение в общих емкостях, в таких случаях, как отмечает К.И. Скловский, между правообладателями таких вещей возникают отношения общей собственности.11  

Заметим, что по данному вопросу сформировалось и противоположное мнение, в основе которого заложено положение о том, что объект права общей собственности всегда индивидуально определен.12

Исследуя основания возникновения общей собственности, нельзя не принять  во внимание упомянутую ранее Концепцию развития гражданского законодательства Российской Федерации.  В названном документе речь идет о том, что наука и практика оценивают правила об общей собственности таким образом, что они не допускают образования общей собственности в силу договора, по которому единоличный собственник допускает к участию в своем праве других лиц. Данное ограничение препятствует гражданскому обороту. Следует установить, что собственник может допустить к участию в своем праве других лиц, образовав общую собственность, с учетом ограничений, препятствующих неразумному дроблению права собственности на доли.

По нашему мнению, закрепление  предложенного правила в законе гражданском явилось бы оправданным и обоснованным, так как, прежде всего, это является потребностью развивающегося гражданского общества и как следствие – гражданского оборота. Законодатель, наделяя собственника имущества правомочиями владения, пользования и распоряжения, обходит вопрос о возможности закрепления за ним права, позволяющего допускать к участию в своем праве собственности  других лиц. Исходя из этого, может показаться, что право собственности как субъективное гражданское право в полной мере не принадлежит его обладателю. Однако, рассмотрев указанные ограничения   в другом контексте, можно сделать вывод о том, что  законодатель, закрепляя указанные ограничения, наверняка исходил из важности и значимости  отношений собственности, а также недопущения нецелесообразного дробления права на доли.

Предложенное  в Концепции  правило об основаниях возникновения общей собственности служит юридической возможности наделения  собственника имущества более полным правом собственности, включая в него право допуска третьих лиц к участию в праве собственности.

При рассмотрении  вопроса разграничения видов общей собственности возникают сомнения относительно безошибочности такого разграничения, так как  законодателем не выделен четкий критерий, позволяющий грамотно квалифицировать отношения общей собственности в качестве определенного ее вида.

В науке гражданского права данный вопрос является дискуссионным. Например,  по словам некоторых ученых, в совместной собственности долей нет, они отсутствуют. 13 И как объясняют сторонники таких суждений, именно ввиду отсутствия долей, участники совместной собственности не имеют права распоряжения долей.14  Критикуя  указанную позицию, Н.Н. Мисник писал, что нельзя смешивать наличие доли вообще и определение ее размера.15

Из содержания  норм ГК РФ  следует, что при общей совместной собственности доли определяются в случае раздела имущества или выдела из него долей (п. 5 ст. 244, п. 1 ст. 254 ГК РФ). Из этого мы можем сделать вывод о том, что теоретически у субъектов общей совместной собственности есть доли в праве общей собственности, однако обозначаются они в определенный момент.

Рассмотрим другую точку зрения по поводу критерия разграничения общей собственности на виды. По мнению некоторых ученых, в основе отношений участников совместной собственности находится  признак равенства прав сособственников, что отличает совместную собственность от долевой. Сторонники данной точки зрения указывают на то, что конструкция общей совместной собственности отличается большей стабильностью, нежели конструкция общей долевой собственности.16  Обоснование своей позиции связывают они  с тем, что российский законодатель, определяя случаи возникновения общей совместной собственности, исходит из наличия личной, доверительной связи между участниками отношений общей собственности.

С такой позицией нам сложно согласиться. Разграничение видов общей собственности по признаку равенства прав ее участников представляется  сомнительным, так как равными правами на общее имущество  сособственники обладают независимо от того, определены их доли  в праве общей собственности или нет.

По поводу личной, доверительной связи, которая существует среди сособственников, следует заметить, что из анализа норм действующего Гражданского кодекса  действительно можно сделать вывод о том, что законодатель придает правовое значение наличию такой связи.

 Закон предусматривает три случая образования совместной собственности на общее имущество: общая совместная собственность супругов (п. 1 ст. 33 Семейного кодекса  РФ);17 общая совместная собственность членов крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 3 ст. 6 ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»18; общая совместная собственность членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого товарищества на имущество общего пользования, приобретенное или созданное таким товариществом за счет целевых взносов (п. 2 ст. 4 ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»19.

В случае образования совместной собственности супругов  наличие особых доверительных отношений и личной связи является очевидным.

В крестьянском фермерском хозяйстве  этот критерий такой очевидностью не обладает.  Из анализа норм ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»  следует, что членами фермерского хозяйства могут быть как связанные родственными узами, так и не состоящие в родстве с главой фермерского хозяйства граждане. Таким образом, можно судить о том, что наличия лично-доверительной связи  в  случае образования крестьянского (фермерского) хозяйства  законодатель не требует. Однако, как показывает практика, в большинстве случаев членами фермерских хозяйств, как правило, являются родственники.

В случае садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений  граждан, как нам кажется, целесообразнее, скорее, руководствоваться деловыми качествами друг друга, нежели личными, доверительными отношениями.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что существующие в науке точки зрения  относительно критерия разграничения видов общей собственности не являются завершенными и недвусмысленными, а напротив, порождают  еще больше вопросов.

В науке дискуссионным остается не только вопрос об  определении критерия разграничения права общей собственности на виды, дискуссии ведутся и по поводу выделения новых видов общей собственности.

Было предложено  наряду с общей долевой собственностью, при которой меры власти над вещью распределяются между сособственниками, и общей совместной собственностью, при которой власть осуществляется сособственниками сообща, выделять также корпоративную собственность. Данный вид общей собственности возникает в связи с передачей участниками меры власти специально созданному юридическому лицу, управляющему имуществом участников в производственных сферах с целью извлечения прибыли.20

Н.Н. Пахомова отмечает, что корпоративная собственность обладает рядом сходных черт с общей долевой собственностью, в частности с точки зрения зависимости формирования складочного, уставного капитала, паевого фонда от вкладов учредителей/участников; особенностей передачи этого имущества в управление юридическому лицу; особенностей осуществления участниками прав участия в капитале юридического лица, а также права по определению судьбы доли.  Автор указывает в своей работе  также на единство совместной и корпоративной собственности, которое выражается в том, что юридическое лицо в сфере частного предпринимательства осуществляет функции управления имуществом на принципах, сходных с принципами совместной собственности. Кроме того автор предлагает рассматривать ее как самостоятельный вид права общей собственности, так как корпоративной собственности присущ ряд  особенностей.

Проанализировав точку зрения Н.Н. Пахомовой, мы можем отметить, что корпоративная собственность не входит в рамки регулирования отношений общей собственности, закреплением которых является  законодательная конструкция права общей собственности,  предусмотренная   ст.  244 ГК РФ. Общая собственность, как нам видится, не предполагает появление самостоятельного субъекта права, которым в рассматриваемом случае будет создаваемое юридическое лицо.

Исследовав  законодательную  конструкцию права общей собственности, проанализировав научные точки зрения по поводу определения исследуемого понятия, а также, изучив предложения по реформированию гражданского законодательства в области регулирования отношений общей собственности, считаем возможным выделить основополагающий или как его еще можно назвать квалифицирующий признак, свойственный отношениям общей собственности. Таким  признаком, на наш взгляд, является  множественность на стороне субъектного состава при наличии единого объекта права собственности и говоря на  «языке» Концепции  «обыкновенного» права собственности.

Следует отметить, что существенных трудностей в определении содержания отношений по принадлежности имущества нескольким субъектам не наблюдается. Трудности и  сомнения, скорее,  вызывает сам термин «право общей собственности». В Концепции и в научной литературе по гражданскому праву отмечается, что существуют мнения относительно того, что право общей собственности и право собственности являются отличными друг от друга понятиями, отчего появляется неверное представление о содержании каждого из названных понятий. И право собственности и право общей собственности включают в себя три правомочия: пользования, владения и распоряжения. Отличие видится лишь в том, что в отношениях общей собственности субъектом является не одно лицо, как это бывает в случае «обыкновенного» права собственности, а несколько лиц, которым право собственности принадлежит одновременно и сообща.

В этой связи полагаем, что предложенный  в Концепции термин «правовой режим вещи», определяющий принадлежность общего имущества  на «обыкновенном» праве собственности двум и более лицам, является более определенным, нежели термин «право общей собственности». Главное достоинство предложенного понятия состоит, как нам видится, в том, что с его закреплением в ГК РФ будет преодолена проблема, связанная  с соотношением понятий «право собственности» и «право общей собственности».

  1.  Объект права общей собственности

В процессе осуществления права общей собственности возникают  многочисленные трудности, одной из которых является проблема определения объекта права общей собственности.  

Так до настоящего времени не сложилось единого мнения по поводу того, что такое объект права общей собственности – доля в праве или доля в имуществе, то есть в конкретной вещи. Российский законодатель, нужно заметить, не дает определенного ответа на вопрос, что такое доля применительно к праву общей собственности. Из анализа  норм гражданского закона, очевидным становится для нас, что доля равным образом может относиться как к праву,  так и к имуществу (ст. 251, 255ГК РФ).  

Сегодняшнее состояние  гражданского законодательства в области регулирования отношений общей собственности не позволяет нам со всей уверенностью судить  об определенности его норм в этой части.

Например, И.А. Покровский пишет, что неотъемлемым свойством  права является его определенность.21 Л.В. Щенникова  отмечает, что  «законодательство о собственности должно быть только мудрым, чтобы никому не причинить непоправимого вреда».22 На наш взгляд, именно такие свойства права, как определенность и мудрость должны быть  положены в основу гражданско-правового регулирования отношений общей собственности.  

Изучив различные точки зрения в области определения объекта права общей собственности, мы можем отметить, что позиции ученых существенно расходятся.

Итак, согласно первому подходу между субъектами общей собственности делится само право собственности.23 Речь идет в данном случае о теории доли в праве собственности. По мнению сторонников данной теории, делению подлежит каждое из правомочий, входящих в содержание права собственности, распределять их между сособственниками в полном объеме, как это, например, происходит при разделенной собственности не нужно.24 Главная критика названного подхода состоит, в том, что представление о доле в праве юридически неверно, так как право собственности само по себе неделимо.25 Если следовать теории доли в праве собственности, то соответственно, каждому из сособственников принадлежит какая-то часть права на вещь, но не право собственности в его традиционном понимании.

Содержанием другого подхода является мнение о том, что каждый из субъектов общей собственности имеет право собственности на реальную и идеальную долю. Понятие «идеальной доли» ввели еще римские юристы.26

Идеальная доля предполагает условное, мысленное деление объекта, а реальной долей является материальная часть объекта общей собственности.

Сторонники рассматриваемого подхода отмечают, что  сам предмет общей собственности не делится реально, но каждая малейшая частица его мыслится разделенной.27 

Д.И. Мейер полагает, что «несколько лиц представляются субъектами одного и того же права собственности, так, что каждому принадлежит идеальная доля вещи, материальная же часть каждого сохозяина не может быть определена.28 

В научной, а также в учебной литературе встречается критика рассматриваемой теории.

Так, например, Г.Ф. Шершеневич отмечает, что вещь подлежит только материальному делению, а не идеальному, так как, по его мнению, затруднения не устраняются, когда за каждым из общих собственников признается право на идеальную долю в материальной вещи.29

С точки зрения Р.П. Мананковой, объект права общей собственности должен быть един. Она  полагает, что, если  под долей  понимать идеальную часть материальной вещи, то возникнет основание появления  права собственности на имущество в целом и право собственности на часть имущества.30

В рамках третьего подхода при общей собственности делится не вещь и не право, а экономическая ценность вещи. Содержание  данного подхода нашло отражение в теории доли в стоимости имущества.

«В действительности право – одно и принадлежит неразделимо всем субъектам, оно распространяется на всю вещь», писал Г.Ф. Шершеневич. Автор отмечает, что каждый  из собственников имеет право  в отдельности иметь своим объектом только долю ценности вещи.31 

Заметим, что в литературе было отмечено достоинство данной теории.  Так, по мнению М.Г. Марковой, указание на такую реальную характеристику доли, как ее меновую стоимость, является основополагающим  в определении стоимости доли лица в общем имуществе, так как именно это позволяет судить об оценке  материальных ценностей,  находящихся в обладании субъектов общей собственности. 32

Нужно сказать, что некоторую определенность в понимание доли внес Конституционный суд РФ. В своем Постановлении по  делу о проверке конституционности отдельных положений подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.И. Аникина, Н.В. Ивановой, А.В. Козлова, В.П. Козлова и Т.Н. Козловой от 13 марта 2008 г.  №  5-П  Конституционный суд,  анализируя нормы ГК РФ о праве общей долевой собственности,  пришел к выводу, что  в Гражданском кодексе Российской Федерации под долей понимается не доля в имуществе, а доля в праве общей долевой собственности.33

Однако стоит обратить внимание на то, что  с появлением данного акта Конституционного суда Российской Федерации рассуждения по поводу определения доли применительно к праву общей собственности не прекратились.

Как видно,  научные  точки зрения относительно объекта права общей собственности не являются однозначными. Однако следует заметить, что существование различных авторских позиций по поводу определения доли  применительно к праву общей собственности  способствует  формированию собственного мнения относительно исследуемого понятия.

Если исходить из традиционного понимания субъективного права собственности, то можно определить его как юридически обеспеченную возможность управомоченного лица владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. По нашему мнению, субъективное право не подлежит делению на доли, оно в нашем понимании, является нераздельным и единым. Справедливо  было отмечено в литературе, что часть и доля – это понятия, применимые к вещи, имуществу, к материально-выраженному объекту, а не к праву. Право независимо от его объема и содержания всегда цельно и неделимо.34 

Нельзя не согласиться с высказанным в литературе суждением о том, что  в любом случае доля субъекта отношений общей собственности имеет своим воплощением имущество или часть его стоимости, но не само право.35 

По нашему убеждению, субъективное право,  в том числе и право собственности, является такой правовой конструкцией, которую никак нельзя разделить на определенные части.

На наш взгляд,  доля является воплощением мысленной части той или иной материальной вещи и субъект отношений общей собственности имеет право собственности именно на долю в конкретной вещи (имуществе).

Как уже было отмечено в работе, действующие  нормы, посвященные праву общей собственности, не обладают свойствами определенности.

Посмотрим, как  решается вопрос об объекте права общей собственности в положениях проекта Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее проект ГК РФ).

Российский законодатель в настоящее время упоминает в нормах о праве общей собственности в основном понятие «доля в праве», о чем, например, свидетельствуют положения п. 2 ст. 271, п. 2 ст. 274, п. 4 ст. 275 проекта ГК РФ. Однако следует заметить, что в  проекте ГК РФ встречается и «доля в имуществе», такой вывод следует из  п. 1 ст. 274.36

В нормах проекта ГК РФ,  равно как и в нормах действующего ГК РФ, хотя и в меньшей степени, прослеживается непоследовательность законодателя при определении доли применительно к праву общей собственности.

Полагаем, что в контексте рассмотрения объекта права общей собственности,  упоминания заслуживает и Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. Следует обратить внимание на то, что  ее содержание также последовательным назвать нельзя, так как в одних случаях речь идет об общих вещах, в других - общем праве. В  Концепции общая собственность определяется  как общее имущество, но не право. Стоит заметить, что это правило непоследовательно отразилось в положениях самой  Концепции, это явствует, например, из п. 3.8.3, в котором речь идет о доле в праве общей собственности.

Как видим, однозначного ответа на вопрос, что представляет собой объект права общей собственности, не содержится ни в положениях проекта ГК РФ, ни в положениях Концепции.

Использование термина «доля» в разных значениях свидетельствует о существовании законодательного пробела, который, по нашему мнению, требует преодоления.

Существующие проблемы в определении доли применительно к праву общей собственности приводят нас к выводу о том, что доля вещи должна быть признана объектом гражданских прав. В ст. 128 ГК РФ, посвященную объектам гражданских прав,  следует наряду с самой вещью включить и долю вещи. Полагаем, что включение доли в законодательный  перечень объектов гражданских прав не только исключит трудности при определении объекта общей собственности, но и будет являться подтверждением признания за обладателем доли в определенном имуществе таких же вещных прав, как за обладателем вещи в целом. Думается, что легальное закрепление доли вещи в качестве объекта гражданских прав обеспечит надежную защиту прав собственников общего имущества

  1.  Проблемы гражданско-правового регулирования отношений долевой собственности

  1.  Общие вопросы владения, пользования и распоряжения имуществом долевыми сособственниками

На современном этапе развития гражданского законодательства каждый из отдельных видов общей собственности имеет свои особенности, поэтому вопросы правого  регулирования совместной и долевой собственности заслуживают самостоятельного изучения.

Согласно российскому законодательству общая собственность на имущество является долевой, кроме случаев, когда законом предусмотрено образование на это имущество совместной собственности. Таким образом,  в случае возникновения  общей собственности предполагается,  что такая собственность является долевой. Если в законе, договоре или ином акте, на основании которого устанавливается общая собственность, нет определения долей каждого из сособственников, то их доли предполагаются равными.

Общая долевая собственность может возникнуть в силу оснований, допускаемых законом или договором, перечень  которых, не является исчерпывающим.

Согласно положениям гражданского закона, осуществление права общей долевой собственности должно происходить по взаимному согласию всех сособственников.

Считаем справедливым высказанное в литературе  мнение о том, что вопросы владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой собственности, всегда были и будут актуальными, так как из-за несовершенства правового регулирования имущественных отношений на практике возникает множество противоречивых ситуаций, которые связаны с реализацией участниками долевой собственности своих правомочий.37 

Проанализировав ряд  судебных решений, считаем правильным, согласиться с мнением, что гражданско-правовое регулирование отношений долевой собственности в настоящее время недостаточно совершенно, иначе долевые сособственники, реализуя свои правомочия,  не имели бы оснований для обращения в суд.

Вопрос определения порядка пользования имуществом, принадлежащим сособственникам на праве общей долевой собственности,  является одним из наиболее часто встречаемых в практике российских судов.38 

Верно было замечено, что из-за того, что участникам долевой собственности принадлежат идеальные доли, во многих случаях сособственники   не могут договориться между собой о том, каким образом следует пользоваться таким имуществом.39 

Как отмечает один из авторов, лицо, которое обращается в суд с заявлением об определении порядка пользования квартирой, должно предоставить суду свой вариант такого порядка, например, передачу ему конкретной комнаты в квартире, оставление ответчику другой и иные возможные варианты. Суд в свою очередь  учитывает размеры долей истца и остальных участников общей долевой собственности, определяет, какая площадь в квартире соответствует доле истца и на что он вправе претендовать. На практике возникают случаи, когда комната в квартире, на которую претендует истец, является меньше по площади той, которая приходится на его долю.40

Однако в науке  распространенной  является точка зрения, согласно которой такие обстоятельства не являются основанием для отказа в удовлетворении требований истца, поскольку незначительное отклонение (2 - 3 кв. м) по площади не является существенным.41

В ряде решений судов общей юрисдикции выражена аналогичная  позиция, согласно которой факт оставления за ответчиком  при определении порядка пользования комнаты  меньшей площади, не является нарушением его прав и законных интересов. Определение порядка пользования квартирой не влечет изменения самого соотношения долей в праве собственности на нее, размеры таких долей остаются прежними.

Так, например, в Октябрьский районный суд г. Липецка обратилась истица с заявлением об определении порядка пользования квартирой, принадлежащей ей и ее бывшему супругу на праве общей долевой собственности.42

Как следует из материалов дела, спорная квартира состоит из двух изолированных жилых комнат, площадь которых  22,3 кв. м и 12,6 кв. м. На каждого собственника квартиры приходится по 17,45 кв. м жилой площади.

В исковом заявлении истица просила выделить в ее пользование и пользование совместного несовершеннолетнего сына комнату размером 22,3 кв. м, в пользование ответчика комнату площадью 12,6 кв. м, места общего пользования оставить в совместном пользовании.

Ответчик предъявил встречные требования об определении порядка пользования квартирой, указывая, что после расторжения брака сложился порядок пользования спорной квартирой. Он пользуется комнатой площадью 22,3 кв. м, а истица комнатой площадью 12,6 кв. м, их сын пользуется всем жилым помещением. Ответчик просил выделить в его пользование и пользование совместного  сына комнату площадью 22,3 кв. м, в пользование истицы  - комнату площадью 12,6 кв. м, места общего пользования оставить в совместном пользовании.

Суд первой инстанции исковые требования истицы удовлетворил в полном объеме.  Ответчик, считая решение суда незаконным и необоснованным, обратился с апелляционной жалобой в Липецкой областной суд. Доводы жалобы состояли в том, что ответчика несправедливо лишили права владения 5 кв. м. жилой площади. Суд апелляционной инстанции  оставил решение суда первой инстанции без изменения, указав в своем постановлении, что право владения долей квартиры осталось прежним, судом лишь  определен порядок пользования квартирой.43

Между тем, следует отметить, что по данному вопросу есть и иная  позиция судов.

В апелляционном определении Московского городского суда от 6.04.2012 г. по делу № 11-2914 судом было установлено, что превышение площади испрашиваемой истцом комнаты над размером его идеальной доли, составляющее 4,5 кв. м., нельзя признать незначительным,  так как  такое положение  будет существенно нарушать права остальных участников общей долевой собственности, что  является недопустимым и противоречащим п. 2 ст. 247  ГК РФ.44

Таким образом, считаем важным подчеркнуть, что истцу  при обращении в суд с заявлением об определении порядка пользования квартирой следует учитывать, что, если  комната, на которую он претендует, по площади больше той, на которую он вправе рассчитывать исходя из размера своей идеальной доли в праве собственности на квартиру,  в удовлетворении требований ему может быть отказано.

Следует согласиться с мнением, что в подобных случаях истец не лишен права представлять  доказательства, свидетельствующие о том, что он  вправе рассчитывать на некоторые отклонения от причитающейся ему доли в свою  пользу, например, наличие у него на иждивении несовершеннолетнего ребенка.45 

Нередко лицо, обращающееся  в суд с заявлением об определении порядка пользования квартирой, намеренно злоупотребляет своим правом.

Так, в одном деле истец, имея на праве собственности другие жилые помещения, обратился в суд с иском  об определении порядка пользования другой квартирой. Судом в ходе рассмотрения дела было установлено, что в спорной квартире истец никогда не проживал, а на свою площадь пустил нанимателей. Суд в своем определении отказал в удовлетворении требований истца, посчитав, что такие обстоятельства свидетельствуют  об отсутствии у него реальной потребности в проживании в указанной квартире.46

Из содержания норм гражданского закона следует, что участник общей долевой собственности вправе распоряжаться принадлежащей ему долей, при этом  согласия других участников общей долевой собственности при этом получать нет необходимости.

Между тем,  в соответствии со ст. 250 ГК РФ при продаже доли в общем имуществе участники общей долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли.

Обоснованным считаем замечание, высказанное Н.А. Саморуковой, по поводу того, что недостатком  гражданского законодательства  в области регулирования отношений долевой собственности  является  отсутствие в ГК РФ нормы,  предусматривающей ситуации, когда местопребывание долевых сособственников неизвестно в  момент возникновения у участника долевой собственности желания возмездного отчуждения своей доли, принадлежащей ему на праве собственности.47 

В соответствии со ст. 42 ГК РФ гражданин может быть признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.  Однако некоторые авторы отмечают, что одногодичный срок является достаточно длительным сроком, когда, например, при определенных жизненных обстоятельствах лицу необходимо продать принадлежащее ему на праве общей долевой собственности имущество в кратчайшие сроки.  Сторонники указанной точки зрения полагают, что следует внести дополнение в ст. 42  ГК РФ и указать, что в определенных случаях одногодичный срок отсутствия гражданина для признания его безвестно отсутствующим может быть сокращен судом.48 

Считаем важным заметить, что такая редакция ст. 42 ГКРФ может привести к злоупотреблению правом, что, пожалуй, окажет негативное влияние на развитие института общей долевой собственности.

Уместно вспомнить, что, например, германское гражданское право предусматривает в случае неизвестности места нахождения лица – обладателя преимущественного права покупки возможность исключения его прав. С момента принятия судебного решения об исключении прав управомоченного лица в связи с неизвестностью места его пребывания право преимущественной покупки прекращается (ст. 1104 Гражданского уложения Германии).49

Как показывает практика,  иски  о признании недействительным договора купли-продажи доли недвижимости  в связи с нарушением преимущественного права покупки,  предъявляются в суды достаточно часто.

Так, например, решением  Прикубанского районного суда г. Краснодара от 21 ноября 2011 года договор купли-продажи, заключенный между сторонами, признан недействительным по тому основанию, что при совершении данной сделки было нарушено право другого лица на преимущественную покупку доли участника общей долевой собственности.50

Сложилась интересная практика по поводу того, каким образом   участнику долевой собственности в случаях, не терпящих отлагательства, продать принадлежащую ему на законных основаниях долю.  В силу п. 2 ст. 246 ГК РФ, при предстоящем безвозмездном отчуждении (дарении, завещании) участником долевой собственности своей доли на такого совладельца норма, регулирующая преимущественное право покупки, не распространяется.

Некоторые авторы отмечают, что  участник долевой собственности заинтересован в заключении с будущим приобретателем доли договора дарения вместо договора купли-продажи.51 

Очевидно, что в таких случаях долевой собственник  злоупотребляет п.2 ст. 246 ГК РФ, желая обойти правила ст. 250 ГК.

Таким образом, можно сделать вывод, что  в подобных  случаях имеется две сделки,  одна притворная – договор дарения, другая та, которую стороны действительно имели в виду – договор купли-продажи.

Думается, что такой вариант продажи доли в общей долевой  собственности не является безупречным с точки зрения действующего законодательства. Подобные  сделки представляют для  одаряемого неблагоприятные последствия, так как совершены с нарушением преимущественного права покупки. По смыслу п. 3 ст. 250 ГК РФ  любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Верный, на наш взгляд, выход из этого предложен Н. Толчеевым, который отметил, что  требование об извещении можно признать выполненным в том случае, если продавец представит доказательства о направлении им уведомления о продаже доли по последнему известному месту жительства отсутствующих сособственников и о том, что их место пребывания неизвестно. Автором правильно было замечено, что в противном случае  было бы ограничено право собственника, желающего распорядиться своим имуществом с соблюдением правил ст. 250 ГК РФ.52 

Трудно не согласиться с мнением тех авторов, которые  считают, что анализируемое извещение о продаже, адресованное лицу, наделенному преимущественным правом покупки, имеет характер оферты (предложения о заключении договора), так как  лицо, которому адресовано такое извещение, вправе непосредственно совершить действия, направленные на приобретение соответствующего имущества, а продавец связан направлением извещения и не вправе уклониться от заключения договора купли-продажи. 53

Как видим, в правовом регулировании отношений общей долевой собственности  сегодня существуют проблемы, связанные с отсутствием в гражданском законе соответствующих норм.

Предлагаем дополнить  ст. 250 ГК РФ положением, предусматривающим ситуацию, когда в момент возникновения у участника долевой собственности желания возмездного отчуждения своей доли, местопребывание долевых сособственников неизвестно.

Думается, что во избежание ущемления интересов долевого сособственника  и покупателя законодателю необходимо установить срок, по истечении которого, суд может разрешить первому  заключить возмездный договор с посторонним лицом.

Полагаем, что при указании  такого срока законодателю следует руководствоваться принципом разумности.

Кроме того, поскольку  отсутствие сособственника может быть вызвано различными причинами, например его нахождением в ежегодном основном оплачиваемом отпуске, установлению  конкретного срока должен предшествовать  анализ всех  таких причин.  

Очевидно, что только  длительное и тщательное исследование положений российского законодательства, правоприменительной практики, а также научных предложений, позволит законодателю установить наиболее оптимальный срок для совершения возмездных сделок долевым сособственником.

Представляется, что внесение дополнительного положения  в ст. 250 ГК РФ позволит суду, исходя из конкретных  обстоятельств дела, принять справедливое решение и, кроме того, сократит количество случаев, связанных с нарушением права участников долевой собственности на преимущественную покупку доли в продаваемой недвижимости.

Рассматривая спорные ситуации, возникающие в связи с реализацией права общей долевой собственности, следует отметить, что кроме проанализированных  случаев, спорным также является вопрос применения п. 4 ст. 252 ГФ РФ, который заслуживает самостоятельного и более детального изучения.

  1.    Проблема применения п.4 ст. 252 ГК РФ

Порядок применения п. 4 ст. 252 ГФ РФ на протяжении длительного времени привлекает внимание не только ученых, но и правоприменителей.

Судебная практика по данному вопросу многочисленна, кроме того, в настоящее время уже сформирована позиция высшей судебной инстанции, однако говорить о правовой определенности положения п.4 ст. 252 ГК РФ нельзя.

Пунктом 4 названной статьи установлено, что несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. При этом выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.

Проанализировав состояние  судебной практики по данному вопросу, мы можем сделать вывод, что наибольшее количество вопросов вызывает именно последнее предложение  п. 4 ст. 252 ГК РФ. Закон не содержит определения  понятия незначительной доли, поэтому обозначить критерии такой  доли не во всех ситуациях возможно;  вопрос, имеет ли собственник существенный интерес к использованию доли и в чем именно он должен выражаться – также является достаточно спорным. Существует еще один вопрос, ответ на который, несмотря на существующую сегодня позицию высших судов РФ, не является прозрачным.  Можно ли обязать собственника, доля в праве общей собственности которого незначительна, принять ее денежную компенсацию взамен на отказ от доли в праве собственности не по его инициативе, а по инициативе иных собственников? Полагаем, что именно этот вопрос сегодня является наиболее спорным при применении п. 4 ст. 252 ГК РФ.

Позиция  российских судов по данному поводу не является однозначной. В качестве примера  рассмотрим судебное дело из практики Самарского областного суда.54 

В суд обратилась истица с заявлением к ответчику о прекращении права общей долевой собственности на земельный участок, выделе в натуре и признании права собственности на земельный участок. Разъясняя порядок применения нормы абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ, суд отметил, что закон не предусматривает возможность заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна.

При рассмотрении другого гражданского дела Самарский областной суд приходит к аналогичному выводу по поводу применения п. 4 ст. 252 ГК РФ.55

Такое же толкование п. 4 ст. 252 ГК РФ дано в совместном Постановлении Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ №  6/8, согласно которому при невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре одному или нескольким из них суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе. В исключительных случаях, когда доля сособственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого сособственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. 56

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что по смыслу п. 4 ст. 252 ГК РФ лицо, не обладающее незначительной долей, а, напротив, желающее лишить другого сособственника такой доли с выплатой ему компенсации, не может обращаться с подобным иском.

В 2008 году, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 07.02.2008 №  242-О-О сформировал правовую позицию, согласно которой применение правила абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.  Названная норма не предполагает лишения собственника, не заявлявшего требование о выделе своей доли из общего имущества, его права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности. 57 

Между тем, нельзя не согласиться с мнением тех авторов, которые считают, что нередко нецелесообразность существования незначительных долей, появляющихся, например, в порядке наследования, ограничивает права сособственников, имеющих значительные доли в общем имуществе.58

В апреле 2012 года появилась определение Верховного Суда РФ, в котором было дано иное толкование абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ,   согласно которому защита нарушенных прав и законных интересов собственника значительной доли в праве на имущество возможна в силу п. 4 ст. 252 ГК РФ путем принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за долю с утратой им права на долю в общем имуществе.59 

Как видим, толкование, данное Верховным Судом, допускает применение правила абз. 2 п.4 ст. 252 ГК РФ в отношении участника, не заявлявшего требование о выделе доли (ответчика), и допускает лишение его права собственности на незначительную долю с выплатой ему компенсации истцом.

До апреля 2012 года такое толкование п. 4 ст. 252 ГК РФ было закреплено в Определении Верховного Суда РФ от 24.10.2006 № 56-В06-17.60

Полагаем, что практика применения анализируемой нормы до момента выражения правовой позиции Конституционного Суда РФ в 2008 году, складывалась в соответствии с позицией Верховного Суда РФ, выраженной ранее. С 2008 года соответственно судебная практика изменила свое направление.

Как показывает практика, нижестоящие суды, рассматривающие гражданские дела такой категории,  руководствовались  правовой позицией, сформированной Конституционным Судом РФ.61

Появление 3 апреля 2012 года  Определения Верховного Суда РФ № 5-В11-134 говорит о том, что он не изменил своего подхода к пониманию п. 4 ст. 252 ГК РФ.

Считаем, что позиция Верховного Суда РФ является обоснованной, поскольку при ином подходе к толкованию спорной нормы у собственника незначительной доли всегда имеется законная возможность злоупотреблять своим правом, отказывая второму собственнику в выкупе последним незначительной доли.

Кроме того, нельзя забывать о том, что  в Гражданском кодексе существуют нормы о добросовестности, разумности участников гражданского оборота, а также о запрете злоупотребления своим правом.  Применение названных норм гражданского закона в сочетании с п. 4 ст. 252 ГК РФ в ряде случаев представляется невозможным.

По мнению некоторых авторов, поставить точку в этом вопросе возможно в том случае, если Конституционный Суд РФ изменит  свою правовую позицию в отношении п. 4 ст. 252 ГК РФ, приведя ее  в соответствие с толкованием, которое дано Верховным Судом РФ.62

По данному поводу существует и другая точка зрения, согласно которой устранить существующий недостаток  в применении положения п. 4 ст. 252  ГК РФ возможно лишь изменив данную норму.63

Сторонники данной  точки зрения предлагают  изменить п. 4 ст. 252 ГК РФ и изложить его в следующей редакции: «Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию. Указанное правило подлежит применению и в тех случаях, когда требование о выплате компенсации вместо выдела доли в натуре предъявляется к собственнику, доля которого незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, иными участниками долевой собственности».

В литературе существует и другой вариант новой редакции п. 4 ст. 252 ГК РФ. Н.Н.Пахомова выделяет следующие критерии, согласно которым может быть осуществлена принудительная выплата компенсации доли: незначительность доли, невозможность ее реального выдела, систематическое нарушение прав других участников общей долевой собственности, причинение им ущерба.64

По нашему мнению, данная формулировка также вызывает ряд вопросов, например, каким образом должны быть нарушены права других сособственников, какой характер должен иметь ущерб, причиненный  им.

Как видится, действующее законодательство способствует злоупотреблению правом долевой собственности со стороны собственников незначительных долей. Думается, что законодатель исходит из того, что собственники незначительных долей  находятся в неравнозначном положении с другими собственниками, являются  слабой стороной правоотношения.

По нашему убеждению, содержание  новой редакции п. 4 ст. 252 ГК РФ должно быть направлено на стабилизацию правоотношения, в котором изначально предполагается наличие у сторон разных интересов.

Считаем, что абз.2 п.4 ст. 252 ГК РФ следует изложить в новой редакции: выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может по инициативе лица, не обладающего незначительной долей, а, напротив, желающего лишить другого сособственника такой доли, обязать последнего принять денежную компенсацию.

  1.    Проблемы гражданско-правового регулирования отношений совместной собственности

  1.   Владение, пользование и распоряжение совместной собственностью  супругов

Не согласиться с мнением о том, что общая совместная собственность супругов призвана служить интересам и нуждам семьи, нельзя.65

Полагаем, что при изучении института совместной собственности супругов внимания заслуживает точка зрения, согласно которой  отношения  общей совместной собственности отличаются большей стабильностью, нежели отношения, складывающиеся между  долевыми  собственниками. Сторонники данной точки зрения отмечают, что в совместной собственности супругов законодатель придает правовое значение лично-доверительной связи, поэтому  участниками таких отношений могут быть соответственно лишь те лица, кто состоит в  такой личной связи.66

Думается, российский законодатель, осознавая значимость семейных отношений, закрепил в Гражданском кодексе в  п. 1 ст. 256  режим имущества супругов, согласно которому имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Положение о возможности установления договорных отношений между супругами относительно выбора режима супружеского имущества впервые было закреплено в отечественном законодательстве после вступления в силу 1 января 1995 г. первой части ГК РФ. С 1 марта 1996 года начал действовать Семейный кодекс РФ, который в п. 1 ст. 34 повторил положение, закрепленное в п. ст. 256 ГК РФ:  имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Как видим, отношения совместной собственности супругов урегулированы одновременно нормами гражданского и семейного законодательства.

Право собственности нескольких субъектов на одно имущество, а так же распоряжение таким имуществом  неизбежно порождает  конфликты.67 С данным мнением вряд ли возможно не согласиться. Вопросам правового регулирования имущественных отношений супругов посвящено достаточное количество научных исследований. Между тем, из анализа действующего законодательства и правоприменительной практики мы делаем вывод, что в регулировании указанных отношений существует немало спорных моментов.

Законом установлено, что супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по обоюдному согласию. Однако при совершении сделки по распоряжению общим имуществом одним из супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Заметим, что в то время как в нашей стране  признается имущественное равноправие супругов, по законодательству других стран, например, Испании муж один управляет общей собственностью и для совершения сделок по распоряжению как движимым,  так и недвижимым имуществом не нуждается в получении согласия жены.68 

В литературе неоднократно было высказано мнение, что презумпция согласия супругов на совершение сделок служит, прежде всего, интересам самих супругов.69 

Соглашаясь с таким мнением, считаем, что существование презумпции согласия одного из супругов на совершении сделки вторым супругом оправдано, так как  направлено, по нашему мнению, на облегчение процесса совершения сделок по распоряжению общим имуществом, необходимость которых в гражданском обороте возникает постоянно.

Однако нельзя забывать о том, что в некоторых установленных законом случаях, например, в случае совершения сделки с недвижимостью необходимо получить нотариальное удостоверение согласия другого супруга (п. 3 с. 35 СК РФ).   

Нередкими являются случаи, когда бывшие супруги во время бракоразводного процесса или после него активно пытаются продать без согласия другого супруга все имущество, так как в случае решения суда по иску о его разделе оно может быть поделено поровну между ними.70  

Добросовестный покупатель в таких отношениях является наиболее незащищенной стороной. Как показывает практика российских судов, сделки по отчуждению недвижимого имущества, заключенные недобросовестным супругом, во многих случаях признаются недействительными по  заявлению супруга, который не давал своего согласия на заключение такой сделки.71

Из анализа судебных решений по таким  делам можно сделать вывод о том, что часть имущества, приобретенного покупателем, перейдет обратно в собственность одного из супругов, а у покупателя возникнет право требовать с супруга, продавшего недвижимость, соответствующую часть денежных средств.72 

В процессе осуществления права совместной собственности супругов возникают спорные ситуации, связанные, например, с определением права собственности на имущество супругов.73

Несмотря на то, что законодателем определены границы личной и совместной собственности супругов, правоприменительная практика  по данному вопросу является интересной.

Внимания заслуживает  п. 2 ст. 34 СК РФ, в котором определен перечень имущества, относящегося к общему имуществу супругов.

Правовая позиция по поводу практики применения  была сформирована в 2011 году в Определении Конституционного суда РФ, согласно которому  п. 2 ст. 34 СК РФ устанавливает критерии, которые в системе действующего семейно-правового регулирования) позволяют определить, какое имущество является совместной собственностью супругов. К таким критериям относятся момент приобретения имущества (до или в период брака) и источник доходов, за счет которых приобреталось имущество.74 Аналогичная позиция отражена в  Определении Верховного Суда РФ от 7 июня 2011 года № 56-В11-1. 75

В научной литературе высказано мнение, согласно которому способ и период приобретения, целевое назначение и персональное предназначение имущества предопределяют его правовой режим. Именно поэтому при образовании общего имущества супругов отнесение спорного объекта к общему или раздельному имуществу должно быть основано на системном применении  норм семейного законодательства. 76

Таким образом, приобретение имущества именно в период  брака не является бесспорным основанием к отнесению такого имущества к совместному имуществу супругов и наоборот имущество, приобретенное  до вступления в брак, не всегда является личной собственностью одного из супругов.

В качестве примера рассмотрим дело из практики Новопокровского районного суда Краснодарского края.77 

После смерти супруга истица обратилась с исковым  заявлением в суд  о признании имущества общей собственностью и исключении  ½ доли домовладения  и  ½ доли земельного из наследственного имущества (в порядке ст. 256 ГК РФ, ст. 37 СК РФ) к другим наследникам. Из материалов дела следует, что на предложение истицы признать факт принадлежности недвижимого имущества общей собственностью ее и наследодателя  без обращения в суд, ответчики ответили отказом.

До брака умершим супругом по договору купли-продажи в собственность было приобретено недвижимое имущество: земельный участок, домовладение. В период брака за счет общего имущества супругов были произведены вложения, существенно увеличивающие стоимость названного имущества.

Из материалов дела следует, что брачный договор супругами не заключался, раздел имущества в судебном порядке не осуществлялся. Следовательно, на имущество супругов распространяется общий режим совместной собственности, в соответствии с которым при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Доказательства, подтверждающие вложения из средств общего имущества супругов, истица представила, среди которых товарные, кассовые чеки. Кроме того, с целью оплаты материалов, необходимых для проведения ремонта дома, истицей получен потребительский кредит.

Новопокровский районный суд требования истицы удовлетворил в полном объеме, Краснодарский краевой суд решение районного суда оставил в силе.78 

Все это позволяет с уверенностью судить о том, что норма ст. 256 ГК, закрепляющая возможность признания общим имуществом супругов имущество, приобретенное до брака, является нормой эффективно работающей на практике.

Раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами в судебной практике, пожалуй, одно из самых  распространенных явлений. Казалось бы, нормы семейного законодательства, предусматривающие  признание равными долей супругов в их общем, совместно нажитом имуществе в случае его раздела при отсутствии договора, являются предельно прозрачными.

По общему правилу при разделе общего имущества супругов и определении их долей в нем таковые доли признаются равными,  однако положения  ст. 39 СК РФ предусматривают исключения из данного правила. Из содержания п.2 данной нормы следует, что суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Практика применения п. 2 ст. 39 СК РФ может привлечь интерес, поскольку ни закон, ни разъяснения Верховного суда РФ не приводят конкретных случаев, свидетельствующих о наличии интереса несовершеннолетних детей для отступления судом от принципа равенства долей супругов.79

В чем собственно заключается интерес несовершеннолетних детей – это первое, о чем стоит задуматься,  разрешая дела такой категории.

В литературе   неоднократно  высказывалось мнение, что законодатель в п.2 ст. 39  СК РФ не случайно не приводит конкретные случаи, свидетельствующие о наличии интереса несовершеннолетних детей, поскольку их интерес  достаточно очевиден.80

По смыслу п. 1 и 2 ст. 60 СК РФ ребенок имеет право на получение содержания от родителей в форме алиментов, пенсий и пособий, которые расходуются на его содержание, воспитание и образование, соответственно интерес несовершеннолетних детей состоит в надлежащем их обеспечении всем необходимым для полноценного физического, нравственного и умственного развития.

Ясно становится, что интерес несовершеннолетнего ребенка носит имущественный характер.

В настоящее время практика применения анализируемой нормы не является многочисленной, то есть п. 2 ст. 39 СК  назвать эффективно работающей нормой нельзя.

С другой стороны, отсутствие обширной судебной практики по данному поводу может свидетельствовать о том, что суды с осторожностью подходят к применению п.2 ст.39 СК РФ. Кроме того, из анализа положений закона, следует, что применение настоящей нормы является правом, но не обязанностью суда. Думается, что возложение на суд такой обязанности может привести к несправедливым судебным решениям.

Между тем, по нашему мнению, показательным является  одно из решений из практики  Рязанского областного суда.81

Судебная коллегия посчитала  возможным отступить от равенства долей супругов, выделив полностью в собственность истицы (супруги)  автомобиль, взыскав с нее денежную компенсацию в пользу ответчика (супруга). Суд, исследовав материалы дела, пришел к выводу, что спорный автомобиль необходим истицы  и ее несовершеннолетним детям, как средство передвижения.

Пусть хоть  такая практика и не многочисленна, но  мы видим, что отечественные суды все же отступают от начала равенства долей супругов.

По нашему убеждению, деятельность современного правоприменителя должна быть направлена на  более активное использование  п. 2 ст. 39 СК РФ в делах о разделе совместно нажитого супругами имущества. Эффективная работа данной нормы будет служить, прежде всего, защите интересов несовершеннолетних детей.

Из анализа ряда судебных решений и научных статей, можно сделать вывод, что дела о разделе имущества часто приобретают сложный характер и по другим причинам. Участники процесса в лице истцов и ответчиков достаточно часто стараются отойти от правила раздела имущества, находившегося в законном режиме пользования супругов.82

Суды, разрешая дела такой категории, учитывают источники денежных средств, полученных бывшими супругами на приобретение спорного имущества.

Пожалуй, следует согласиться с мнением, что, как правило, покупке, например, жилого помещения в период брака предшествует накопление соответствующей суммы денежных средств, которая формируется из различных источников.83 

Проанализированные  Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 8 апреля 2009 г. №  44г-54/09, Определение Рязанского областного суда от 30 июня 2010 г. №  33-1157, Апелляционное Определение Кемеровского областного суда от 28 марта 2012 г. по делу № 33-2863  дают основания сделать вывод,  что источники происхождения личных средств одного из супругов, позволяют ему претендовать на большую долю в жилом помещении, приобретенном в браке, а если размер личных средств соответствует стоимости приобретенного имущества, и на все имущество.

Из анализа ряда  решений судов следует, что мировые и районные суды не принимают во внимание разъяснения, данные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дела о расторжении брака».

В рассматриваемых ситуациях должен быть доказан факт приобретения спорного имущества на личные средства одного из супругов.

Трудности возникают, например, когда договор дарения денежных средств, на которые затем было приобретено спорное имущество, заключен в простой письменной форме. Такие договоры, оформленные без нотариального удостоверения, дают основания полагать, что составлены они другими числами. Заставляет задуматься еще и то, что дарителями по таким договорам, как правило, являются близкие родственники. Таким образом, делаем вывод, что вероятность фальсификации доказательств в подобных случаях велика, поэтому считаем, что в качестве доказательств по делам о разделе совместного имущества супругов следует признавать только нотариально удостоверенные договоры дарения денежных средств.

Так,  например, истица обратилась в суд о разделе совместно нажитого легкого автомобиля, просила передать автомобиль ответчику и взыскать в ее пользу денежную компенсацию стоимости ½ указанного автомобиля.84

Однако Кропоткинский  городской  суд своим решением  от 15.06.2012 г. выделил ответчику спорный автомобиль и взыскал в пользу истицы компенсацию по стоимости меньше, чем приходится на стоимость ½ автомобиля. При вынесении решения суд признал, что спорный автомобиль был  приобретен частично за личные деньги ответчика и частично за совместные супружеские средства.

Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского края изменила данное решение, посчитав недоказанным факт приобретения спорного автомобиля частично на личные средства ответчика. Суд апелляционной инстанции спорный автомобиль признал купленным за совместные средства супругов, в пользу истицы была взыскана денежная  компенсация в размере стоимости ½  спорного автомобиля.85 

Таким образом, отметим, что суд может отойти от принципа равенства долей при разделе совместного имущества  и определить большую долю за тем супругом, который внес свои личные средства на покупку спорного имущества только в тех случаях, если одной из сторон будут приведены все необходимые доказательства, подтверждающие, что спорное имущество  куплено на личные средства и средства от его продажи были потрачены на приобретение спорного имущества.  

В аспекте рассматриваемой проблемы интересным представляется опыт зарубежных стран.  Например, в Латинской Америке вряд ли возникают споры о признании совместного имущества супругов личной собственностью одного из них, так как согласно положению аргентинского Закона  «О гражданском браке» если  супруги не заключили брачный контракт перед вступлением в брак, то муж управляет даже добрачным имуществом жены..86 Как видим, законодатель в данном случае стимулирует супругов заключать брачный договор.

Таким образом, подводя итог  в изучении проблем  правового регулирования отношений совместной собственности супругов, можем отметить, что анализ современной теории гражданского права и законодательства показывает, что  нет  четких критериев разграничения личного и общего имущества супругов, механизм увеличения размера супружеской доли при разделе общего имущества супругов проработан недостаточно эффективно. Важно заметить, что все это затрагивает интересы не только супругов, но и третьих лиц, вступающих с ними в имущественные отношения.

Думается, что для достижения эффективной правовой защиты участников  отношений общей совместной собственности супругов, а также недопустимости нарушения прав и законных интересов третьих лиц, требуется более детальное гражданско-правовое регулирование.

Как видим, действующие нормы, регулирующие порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов,  не препятствуют  нарушению прав и законных интересов бывших супругов, а также  других участников имущественного оборота.  Актуальным остается вопрос, связанный с совершением  сделок бывшими супругами, поскольку законодателем не определено, что положение п.2 ст. 35 СК РФ распространяется на  правовой режим имущества бывших супругов.

В целях достижения правовой определенности в рамках рассматриваемой проблемы,  а также  недопустимости нарушения прав бывших супругов и третьих лиц предлагаем редакцию ст. 35 СК РФ изменить, добавив в п.2 указанной статьи предложение следующего содержания: «Положения настоящего пункта применяются к случаям совершения сделок бывшими супругами». Полагаем, что новая редакция п. 2 ст. 35 СК РФ обеспечит защиту и стабильность имущественного оборота.

  1.   Новеллы в праве общей собственности крестьянского (фермерского) хозяйства

Особенностям владения и пользования общим имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства посвящено достаточное количество научных трудов ученых.87

Уместно заметить, представители науки отмечают, что главное отличие осуществления владения и пользования общим имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства от долевых собственников определяется особым характером внутренних взаимоотношений сособственников.88

Как правило, членами крестьянского (фермерского) хозяйства являются близкие родственники.

Заметим, что ГК РФ не содержит норм, регулирующих особенности владения и пользования имуществом крестьянского (фермерского хозяйства), такие нормы устанавливает Федеральный закон от 11.06.2003 №  74-ФЗ (ред. от 23.06.2014) «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (далее Закон № 74-ФЗ).89

 Важно обратить внимание на то, что в конструкцию крестьянского (фермерского)  хозяйства  были внесены Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ изменения.90 Очевидно, что все изменения, которые были внесены  в правовое положение крестьянского (фермерского)  хозяйства,  отразились и на правовом режиме имущества хозяйства.

Стоит согласиться с мнением, что положения появившейся  ст. 86.1 ГК РФ дают основания полагать, что законодатель в настоящее время четко определил, что крестьянское (фермерское) хозяйство является юридическим лицом.91 Для этого необходимо лишь, чтобы данное объединение граждан осуществлялось на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности в области сельского хозяйства и являлось добровольным. Кроме того, законодатель закрепил  личное участие граждан в этом образовании с обязательным объединением членами крестьянского (фермерского) хозяйства имущественных вкладов. Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит ему на праве собственности.

Особенностью правового положения крестьянского (фермерского) хозяйства стало то, что гражданин может быть членом только одного подобного хозяйства, созданного в качестве юридического лица.

При обращении взыскания кредиторов крестьянского (фермерского) хозяйства на земельный участок, находящийся в собственности хозяйства, земельный участок подлежит продаже с публичных торгов в пользу лица, которое в соответствии с законом вправе продолжать использование земельного участка по целевому назначению.

В соответствии со ст. 7 Закона № 74-ФЗ порядок владения и пользования общим имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства определяется особым характером внутренних взаимоотношений сособственников, но обязательно на основе соглашения.

В аспекте применения данной нормы привлечь внимание могут  гражданские дела из правоприменительной практики арбитражных судов РФ.  Рассмотрим одно из них.

Так, в Арбитражный Суд  Северо-Кавказского округа поступила кассационная жалоба на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 29.06.2012 г. и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2012 г.92

Предметом искового заявления являлось требование о признании недействительным соглашения КФХ о порядке владения и пользования общим имуществом хозяйства, применении последствий его  недействительности, признании отсутствующим права общей долевой собственности на земельные участки.

Истцы, обосновывая свои требования, ссылались на то, что оспариваемое соглашение является притворной сделкой, прикрывающей на самом деле договоры аренды соответствующих земельных участков.

В удовлетворении заявленных требований судом было отказано, так как соответствующих доказательств, подтверждающих факт притворности оспариваемого соглашения,  истцами представлено не было.

  Думается, что на практике злоупотребление  положением ст. 7  Закона  № 74-ФЗ возможно. Однако, как показал анализ рассмотренного арбитражным судом дела, привести соответствующие доказательства стороне, оспаривающей соглашение КФХ, затруднительно.

В гражданском кодексе в ст. 257, а также в законе о крестьянском (фермерском) хозяйстве закреплен перечень имущества, являющегося общей  совместной собственностью хозяйства.

В  практике арбитражных  судов встречаются категории дел о признании права собственности на земельные участки, где истцы в обоснование своих требований ссылаются на  ст. 257 ГК РФ.

В арбитражный суд обратился истец с заявлением о признании права собственности на земельный участок 93.

Истец указал, что права на спорный земельный участок должны были перейти к нему как к члену КФХ после смерти второго члена хозяйства.

Суды первой и апелляционной инстанции заявленные требования оставили без удовлетворения.

Арбитражный  суд кассационной инстанции жалобу истца также оставил  без удовлетворения, соответственно решения нижестоящий судов – без изменения.

В удовлетворении требований было отказано, поскольку спорный земельный участок за счет средств крестьянского (фермерского) хозяйства не приобретался, кроме того между членами хозяйства никакие соглашения не заключались, участок был  предоставлен умершему участнику хозяйства на праве собственности и перешел в собственность вдовы умершего.

Как видим, что по таким категориям гражданских дел истцу необходимо представить доказательства, свидетельствующие о принадлежности спорного имущества крестьянскому (фермерскому) хозяйству, в противном случае у суда отсутствуют основания для удовлетворения соответствующих требований истца.

На практике  немало различных ситуаций, когда участники крестьянского (фермерского) хозяйства препятствуют друг другу в осуществлении своих полномочий владения, пользования и распоряжения долей собственности в общем имуществе хозяйства.

Исследователями замечено, что некоторые трудности   возникают в результате наследования имущества крестьянского (фермерского) хозяйства.94

Соглашаясь с данным мнением, находим правильным проанализировать  состояние региональной практики в аспекте указанной проблемы.

Так, например, по общему правилу земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе одного из его членов из хозяйства разделу не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество. Очевидно, что имущество хозяйства является неделимым.

Между тем заметим, что  на практике данное правило соблюдается не всегда.

Так, в Новопокровский районный суд Краснодарского края с исковым заявлением к Медведеву Н.В. обратились  Машковцева Г.И., Гущина М.В. Предмет заявленных требований – это  признание  за истцами права собственности на земельные участки кадастровым номером  № 1 и кадастровым номером  2.95 Указанные земельные участи входят в состав крестьянского (фермерского) хозяйства «Клин».

Представитель истцов  ссылался  на то, что ответчик путем обмана оформил на себя право собственности на спорные земельные участки, которые достались истцам по наследству.

Ответчик просил применить сроки исковой давности,  поскольку считает, что истцы том, что их наследодатели являлись членами КФХ «Клин» узнали и  в 2006 году, когда получили свидетельства о праве на наследство по закону, в которых было указано, что открывшееся после смерти наследодателей наследство состоит из денежных компенсаций за доли в КФХ «Клин».  

Судом было установлено, что истцы действительно являются наследниками компенсации за долю в имуществе крестьянского хозяйства «Клин», что подтверждается копиями свидетельств о праве на наследство по закону от 21.04.2006 года и 02.08.2006 года, полученных последними в том же году.

Как видим, истцы еще в 2006 году знали и должны были узнать, что наследодатели являлись членами КФХ «Клин».

Новопокровский районный суд своим решением исковые требования оставил без удовлетворения.  

Указанное решение являлось предметом апелляционного рассмотрения. Краснодарский краевой суд решение районного суда оставил без изменений.96 

Анализ рассмотренного дела позволяет сформулировать следующий вывод. Истцы, являясь наследниками компенсации за долю в имуществе крестьянского хозяйства, имели право именно на получение соответствующей денежной выплаты, но не на признание за ними права собственности на соответствующие земельные участки, входящие в состав имущества хозяйства. Однако своим правом в установленный законом срок они не воспользовались, хотя и знали,  в чем конкретно состоит  открывшееся после смерти наследодателей наследство.  

Таким образом, находим решение суда обоснованным и соответствующим требованиям действующего законодательства, поскольку ст. 258 ГК РФ не предусматривает положение, согласно которому при выходе лица из крестьянского (фермерского хозяйства) возможен раздел земельного участка.

Проанализировав ряд судебных решений, можем  отметить, что существенных трудностей в практике применения законодательных положений, посвященных праву общей собственности крестьянского (фермерского хозяйства), не возникает.

Обратим внимание на распространенное  в науке мнение, согласно которому собственность крестьянского (фермерского) хозяйства, созданного в качестве юридического лица, следует отнести к коллективной форме собственности. Авторы данной точки зрения отмечают, что  поскольку собственником имущества хозяйства является коллектив его членов, такая собственность по своей правовой характеристике очень близка к собственности кооперативов.97  

Не отрицая спорность такой позиции, находим правильной точку зрения, согласно которой коллективная форма собственности имеет вполне  законное  существование, поскольку в действующем законодательстве, в именно  в ст. 8 Конституции РФ и ч. 1 ст. 212 ГК РФ, закрепляющих иные формы собственности (помимо частной, государственной и муниципальной).98 Коллективную форму собственности относят к иной форме собственности.

Однако, по мнению некоторых авторов, часто  ссылки на указанные нормативные акты не признают на практике должным подтверждением существования иных форм собственности,  а в частности коллективной.99

Уместно будет отметить, что некоторые авторы, например О.И. Радаева предлагает особенности владения и пользования общим имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства отразить в Земельном кодексе, Семейном кодексе.100

Данную точку зрения считаем справедливой и обоснованной, так как более детальное регламентация  порядка владения и пользования общим имуществом хозяйства окажет по нашему убеждению положительное влияние на формирование судебной и арбитражной практики в данной области.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ действующего российского законодательства, посвященного праву общей собственности, правоприменительной практики, соответствующей  учебной и научной литературы позволяет сформулировать следующие выводы.

  1.  Существование и  закрепление в российской правовой действительности гражданско-правовой конструкции «общая собственность» обосновано потребностями гражданского оборота.  Несмотря на то, что в теории права общая собственность  рассматривается по-разному, существенных трудностей в определении содержания отношений по принадлежности имущества нескольким субъектам не наблюдается.   Трудности и  сомнения вызывает сам термин «право общей собственности», поскольку в научной литературе существует мнение относительно того, что право общей собственности и право собственности являются отличными друг от друга понятиями, отчего появляется неверное представление о содержании каждого из названных понятий. Вот поэтому считаем  предложение «Концепции» ввести понятие «правовой режим вещи», принадлежащей на праве собственности двум и более лицам, обоснованным.  Кроме того, удачным видится и  другое предложение «Концепции»,  допускающее образование общей собственности в силу договора.  Единоличный  собственник по такому договору допускает к участию  в своем праве собственности  других лиц.
  2.  До настоящего времени не сложилось единого мнения по поводу того, что такое объект права общей собственности – доля в праве или доля в имуществе, то есть в конкретной вещи. Предлагаем изменить  ст. 128 ГК РФ, дополнив ее новым объектом гражданских прав – доля вещи. Убеждены, что это  обеспечит надежную защиту прав собственников общего имущества.
  3.  Упущением отечественного законодателя   в области регулирования отношений долевой собственности  является  отсутствие в ГК РФ нормы,  предусматривающей ситуацию, когда местопребывание долевых сособственников неизвестно в  момент возникновения у участника долевой собственности желания возмездного отчуждения своей доли, принадлежащей ему на праве собственности. Думается, что появление такой нормы в гражданском законе сократит количество случаев, связанных с нарушением права участников долевой собственности на преимущественную покупку доли в продаваемой недвижимости.
  4.  Действующее гражданское законодательство способствует злоупотреблению правом долевой собственности со стороны собственников незначительных долей, поэтому предлагаем абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ изложить в новой редакции: Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может по инициативе лица, не обладающего незначительной долей, а, напротив, желающего лишить другого сособственника такой доли, обязать последнего принять денежную компенсацию.
  5.  В правовом регулировании отношений общей совместной собственности супругов существуют проблемы как теоретического, так и практического характера. Отсутствуют  четкие критерии разграничения личного и общего имущества супругов, механизм увеличения размера супружеской доли при разделе общего имущества супругов в настоящее время проработан недостаточно эффективно. Актуальным остается вопрос, связанный с совершением  сделок бывшими супругами, поскольку законодателем не определено, что положение п.2 ст. 35 СК РФ распространяется на правовой режим имущества бывших супругов. Поскольку все это затрагивает интересы не только супругов, но и третьих лиц, вступающих с ними в имущественные отношения, пункт 2 указанной статьи предлагаем дополнить предложением следующего содержания: «Положения настоящего пункта применяются к случаям совершения сделок бывшими супругами».
  6.  Изучив специфику правого режима общего имущества крестьянского (фермерского) хозяйства, сделали вывод, что порядок владения и пользования общим имуществом хозяйства заслуживает более детального урегулирования со стороны не только гражданского, но и иных отраслей права.  Закрепление особенностей права общей собственности крестьянского (фермерского) хозяйства  в Земельном и  Семейном кодексах окажет позитивное влияние на развитие законодательства в этой области.

В проведенном исследовании было отражено состояние практики российских судов по наиболее казусным ситуациям, возникающим в связи с защитой прав сособственников.

Думаем, что обратившись к спорным, а от того интересным судебным делам, мы сумели понять практическую значимость исследуемой темы, кроме того, наглядно убедились, что в основу формирования эффективной  правоприменительной практики положен теоретический материал.

Можно предположить, что накопление соответствующего теоретического материала по многих неоднозначным вопросам в области регулирования отношений общей собственности  позволит в будущем сформировать новые идеи и  предложения в адрес отечественного законодателя, которые могли бы оказать позитивное  влияние на развитие института общей собственности.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

Нормативные правовые акты

  1.  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 06.04.2015) // Российская газета. № 238-239, 08.12.1994;
  2.  Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 №  223-ФЗ (ред. от 04.11.2014), (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2015) // Российская газета. № 17, 27.01.1996;
  3.  Федеральный закон от 11.06.2003 №  74-ФЗ (ред. от 23.06.2014) «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» // Российская газета. № 115. 17.06.2003;
  4.  Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2013. 11 января;
  5.  Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации //  Вестник ВАС РФ, № 11, ноябрь, 2009. Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009;
  6.  Федеральный закон от 15.04.1998 № 66-ФЗ (ред. от 07.05.2013). «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» // Собрание законодательства РФ. 20.04.1998. № 16. ст. 1801;
  7.  О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации:  проект Федерального закона № 47538-6;
  8.  Закон СССР от 8 декабря 1961 г. (утратил силу с 1 января 1992 г.);
  9.  Германское Гражданское Уложение. 1900;
  10.  Закон Аргентины  «О гражданском браке» 1888 г.

Судебная практика

  1.  Постановление Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №  6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9;
  2.  Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дела о расторжении брака». СПС КонсультантПлюс;
  3.  Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2006 № 56-В06-17. «В передаче дела по иску о     разделе имущества, находящегося в долевой собственности, и выделе из него доли для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции отказано, так как отсутствуют основания для пересмотра, предусмотренные ст. 387 ГПК РФ». СПС КонсультантПлюс;
  4.  Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2008 г. №  242-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Сангаджиева Анатолия Анатольевича и Сидорова Олега Анатольевича на нарушение их конституционных прав абзацем вторым пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ». СПС КонсультантПлюс;
  5.  Постановление Конституционного суда РФ от 13 марта 2008 г. № 5-П //      Собрание законодательства РФ. 2008.  № 12 С.1183;
  6.  Определение Верховного суда РФ от 11.03.2010. СПС КонсультантПлюс;
  7.  Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Церюты Елены Петровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2011 г. №  352-О-О. СПС КонсультантПлюс;
  8.  Определение Верховного Суда РФ от 7 июня 2011 г. N 56-В11-1 по делу по иску Захаровой Н.В., Леоновой О.В. к Шатровой Г.П. о включении в наследственную массу 1/2 доли квартиры и денежного вклада. СПС КонсультантПлюс;
  9.  Кассационное определение Тульского областного суда от 27.10.2011 по делу № 33-3615.СПС   КонсультантПлюс;
  10.  Решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 21 ноября 2011 г. СПС КонсультантПлюс;
  11.  Определение Московского городского суда от 20.03.2012 по делу № 33-5757. СПС КонсультантПлюс;
  12.  Определение Верховного Суда РФ от 03.04.2012 № 5-В11-134. «Иск о признании права собственности на долю жилого помещения, прекращении права собственности на долю, выплате компенсации за долю, прекращении права пользования жильем удовлетворен, так как защита нарушенных прав и интересов истицы как собственника значительной доли в праве на имущество возможна путем принудительной выплаты одной из ответчиц денежной компенсации за ее долю с утратой ею права на долю в общем имуществе». СПС КонсльтантПлюс;
  13.  Апелляционное определение Московского городского суда от 06.04.2012 по делу № 11-2914. СПС КонсультантПлюс;
  14.  Липецкого областного суда от 23.05.2012 по делу  № 33-1074/2012. СПС КонсультантПлюс;
  15.  Определение Рязанского областного суда от 30 мая 2012 г. № 33-884.СПС  КонсультантПлюс;
  16.  Решение Кропоткинского городского суда от 15.06.2012 г. СПС КонсультантПлюс;
  17.  Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам  Краснодарского краевого суда от 21.08.2012 г. по делу № 33-16463/12. КонсультантПлюс;
  18.  Определение Одинцовского городского суда Московской области от 21.08.2012. СПС КонсультантПлюс;
  19.  Решение  Новопокровского районного суда от 14.09.2012 г. по делу  № 33 - 26085/12. СПС КонсультантПлюс;
  20.  Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 20.12.2012 г. по делу № 33-26085/2012. СПС КонсультантПлюс; 
  21.  Апелляционное  определение Самарского областного суда от 18.02.2013 по делу № 33-984/2013 СПС КонсультантПлюс;
  22.  Апелляционное  определение Самарского областного суда от 21.02.2013 по делу № 33-1763/2013. СПС КонсультантПлюс;
  23.  Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.02.2013 по делу № А32-44904/2011. СПС КонсультантПлюс;
  24.  Решение Новопокровского районного суда Краснодарского края от 23 января 2014 г. по делу 33-855/2014. СПС КонсультантПлюс;
  25.  Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.09.2014 г. по делу № А45-20743/2013. СПС КонсультантПлюс.
  26.  Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 апреля 2014 г. СПС КонсультантПлюс;

Монографии,  учебники, учебные пособия,  комментарии

  1.  Алексеев С.С. Юридические конструкции - ключевое звено права (в порядке постановки проблемы).  Цивилистические записки. Межвуз. сборник научных трудов. М., 2001;
  2.  Андреев Ю.Н. Собственность и право собственности: цивилистические аспекты. Монография. М., 2013;
  3.  Васьковский Е.В. Учебник Гражданского права. М., 2003;
  4.  Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. Москва-Ленинград, 1948;
  5.  Генкин Д.М. Некоторые вопросы теории права собственности. Ученые записки. М., 1959;
  6.  Гражданское право: В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права. Том 2 // под ред. Е.А. Суханова. М., 2008;
  7.  Гражданское право. В 3 томах. Т. 1 // под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. М., 2005;
  8.  Гражданское право. Ч. 1.  Под ред. Калпина А.Г., Масляева А.И. Учебник. М., 2002;
  9.  Гражданское право. Ч. 1. Отв.  ред. Мозолин В.П.,  Масляев А.И.  М., 2005;
  10.  Мананкова Р.П. Правоотношения общей долевой собственности по советскому законодательству. Томск, 1977;
  11.  Маркова М.Г. Понятие и содержание права общей собственности. Очерки по гражданскому праву. Л., 1957;
  12.  Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.) Ч.1.  По исправленному и дополненному8-му изд., 1902. М., 2003;
  13.  Мозолин В.П. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу РФ. М., 2010;
  14.  Пахомова Н.Н. Цивилистическая  теория корпоративных отношений. Монография. М.,  2005;
  15.  Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998;
  16.  Римское частное право. Под ред. Новицкого И.Б., Перетерского И.С. М., 1948;
  17.  Рыженков А.Я, Черноморец А.Е. Теория права собственности. Историко-аналитический очерк. Элиста, 2009;
  18.  Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2010;
  19.  Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности. М., 2007;
  20.  Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. Учеб. пособие. М., 2003;
  21.  Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.) М., 1995;
  22.  Щенникова Л.В. О некоторых проблемах гражданского права. Теория, законодательство, практика. 2010.

Научные статьи

  1.  Авдонина О.Г., Серова О.А., Писарев Г.А., Рыбаков В.А.Правовой статус и имущественные права крестьянского (фермерского) хозяйства как субъекта гражданского права // Юрист. 2014. № 23;
  2.  Алистархов В. Спорная недвижимость бывших супругов // Жилищное право. 2014. № 4;
  3.  Барсегян В.Х. Лишенный возможности продать или очередной пробел правового регулирования института общей долевой собственности?  // Налоги (газета). № 33;
  4.  Болгерт Д. Выдел доли из общего имущества // Жилищное право. 2012. № 12;
  5.  Бычков А. Не все идеально с идеальными долями // ЭЖ – Юрист. 2013. № 37;
  6.  Гладковская Е.И. О значении правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации для применения семейного законодательства //  Вестник Пермского Университета. 2013. № 1;
  7.  Гладковская Е.И. Реализация семейных прав: вопросы правоприменения // Вестник Пермского Университета. Юридические науки. 2012. № 2;
  8.  Гончарова М. Распоряжение по согласию – мир в доме // ЭЖ-Юрист. 2012. № 19;
  9.  Гришаев С.П. Проблемы осуществления права общей долевой собственности на недвижимое имущество // Жилищное право. 2005;
  10.  Евсеев Е. Неравный раздел // Юридическая газета. 2011. № 8;
  11.  Егоров А.В. Общая долевая собственность: механизм защиты прав сособственников // Вестник гражданского права. 2012. № 4;
  12.  Зимилева М. В.  Общая собственность в советском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2009. № 4;
  13.  Зимина И.А., Давыдов Ф.Ф. Определение супружеской доли в имуществе // Нотариус. 2014. №  1;
  14.  Карпухин Д. Проблемы раздела жилого помещения между бывшими  супругами // Жилищное право. 2012. № 12;
  15.  Коробкова К. Выделяй и властвуй // ЭЖ-Юрист. 2013. № 30;
  16.  Мисник Н.Н. правовая  природа общей собственности // Правоведение. 1993. № 1;
  17.  Муравьева Е.В., Храпунова Е.А. О значении «незначительной доли» // Налоги. 2009.  № 43;
  18.  Никифорова Е. Долевая собственность хорошо, а личная лучше // ЭЖ-Юрист. 2013.  №  24;
  19.  Попова Л.И. Правовые основания наследования имущества крестьянского (фермерского) хозяйства // Наследственное право. 2013;
  20.  Радаева О.И. Особенности владения и пользования общим имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства // Российский судья. 2013. № 3;
  21.  Рыбаков В.А.  Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства со статусом юридического лица: методологические и доктринальные аспекты // Гражданское право. 2013. № 5;
  22.  Саморукова Н.А. Реализация преимущественного права покупки участниками общей долевой собственности // Правовые вопросы недвижимости. 2005;
  23.  Серебрякова А.А. Спорные вопросы определения права собственности на имущество супругов // Нотариус.  2014. № 6;
  24.  Синицын С.А. Абсолютность права общей собственности и природа прав сособственников // Адвокат. 2013. № 9;
  25.  Скловский К., Смирнова М. Институт преимущественной покупки в российском и зарубежном праве // Хозяйство и право. 2003. № 10;
  26.  Скрябин С.В. Право собственности в проекте изменений ГК РФ: преемственность и новеллы // Вестник Пермского университета. 2012. №  4;
  27.  Толчеев Н. Преимущественное право покупки доли жилого дома (квартиры) // Российская юстиция. 2000. № 7;
  28.  Трофимец И.А. Режим собственности супружеской пары по законодательству Королевства Испания (краткий обзор) // Нотариус. 2014. № 4;
  29.  Филатова У.Б. Отчуждение части доли в праве общей долевой собственности: анализ положений проекта Гражданского кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2012. №  8.

Авторефераты диссертаций

  1.  Минкина Л.М Право общей долевой собственности: понятие и особенности осуществления. Дис. канд. юрид. наук. Белгород, 2004;
  2.  Пахомова Н.Н. Право общей собственности: Автореф. канд. дис. Екатеринбург, 1995;
  3.   Фогель А.В. Осуществление права общей собственности в жилищной сфере. Дис. канд. юрид. наук. М., 2003;
  4.  Фоков А.П. Проблемы права общей собственности (теоретические и практические аспекты). Дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2003.

1  Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. Учеб. пособие. М., 2003. С.381.

2 Алексеев С.С. Юридические конструкции - ключевое звено права (в порядке постановки проблемы). Цивилистические записки. Межвуз. сборник научных трудов. М., 2001. С.254.

3 Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ, № 11, ноябрь, 2009. Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009.


4 Гражданское право. В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права. Том 2  / под ред. Е.А. Суханова. М., 2008. С. 117-120.

5 Мисник Н.Н. Правовая  природа общей собственности // Правоведение. 1993. № 1. С. 33.

6 Фоков А.П. Проблемы права общей собственности (теоретические и практические аспекты).  Дис. канд. юрид. наук. Рязань, 2003. С.80.

7  Гражданское право. В 3 томах. Т. 1 / под ред. Толстого Ю.К., Сергеева А.П. М., 2005. С. 765.

8   Гражданское право. Ч. 1.  Отв.  ред. Мозолин В.П.,  Масляев А.И. М.,  2005. С. 376.

9 Синицын С.А. Абсолютность права общей собственности и природа прав  сособственников // Адвокат. 2013. № 9. С. 2-3.

10  Закон СССР от 8 декабря 1961 г. (утратил силу с 1 января 1992 г.).

11  Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2010. С. 167-180.

12  Гражданское право. Ч. 1 / под ред. Калпина А.Г., Масляева А.И. Учебник. М., 2002. С. 465.

13 Генкин Д.М. Некоторые вопросы теории права собственности. Ученые записки. М., 1959. С. 149.  

14 Зимилева М.В. Общая собственность в советском гражданском праве // Вестник гражданского права. 2009. № 4. С. 9.

15  Мисник Н.Н. Правовая природа общей собственности // Правоведение. 1993. № 1. С. 36

16 Фогель А.В. Осуществление права общей собственности в жилищной сфере. Дис. канд. юрид. наук. М., 2003. С.62-63.

17 Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 02.07.2013)  // Собрание законодательства РФ. 01.01.1996. № 1.

18  Федеральный закон от 11.06.2003 № 74-ФЗ (ред. от 25.12.2012). «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» // Собрание законодательства РФ.16.06.2003, №  24. ст. 2249.

19  Федеральный закон от 15.04.1998 № 66-ФЗ (ред. от 07.05.2013). «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» // Собрание законодательства РФ. 20.04.1998. № 16. ст. 1801.

20 Пахомова Н.Н. Цивилистическая  теория корпоративных отношений. М., 2005. С. 32.

21      Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 89.

22 Щенникова Л.В. О некоторых проблемах гражданского права.Теория, законодательство, практика. 2010. С. 74.

23     Зимилева М.В. Указ. соч. С. 12.

24  Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. Москва-Ленинград, 1948. С.65.

25    Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 214.

26    Римское частное право / под ред. Новицкого И.Б., Перетерского И.С. М., 1948. С. 194.

27   Васьковский Е.В. Учебник Гражданского права. М., 2003. С. 296.

28 Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2 ч.) Ч.1.  По исправленному и дополненному  8-му изд., 1902. М., 2003. С.831.

29   Шершеневич Г.Ф  Указ. соч. С. 218.

30 Мананкова Р.П.Правоотношения общей долевой собственности по советскому законодательству. Томск, 1977. С. 67.

31   Шершеневич Г.Ф  Указ. соч. С. 219-221.

32 Маркова М.Г. Понятие и содержание права общей собственности. Очерки по гражданскому праву. Л., 1957. С. 92.

33  Постановление Конституционного суда РФ от 13 марта 2008 г. № 5-П // Собрание законодательства РФ. 2008.  № 12 С.1183.

34 Рыженков А.Я, Черноморец А.Е. Теория права собственности. Историко-аналитический очерк. Элиста, 2009. С. 540.  

35   Скрябин С.В. Право собственности в проекте изменений ГК РФ: преемственность и новеллы // Вестник Пермского университета. 2012. №  4. С. 12-15.

36 О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации:  проект Федерального закона № 47538-6.

37 Гришаев С.П. Проблемы осуществления права общей долевой собственности на недвижимое имущество // Материал подготовлен для СПС КонсультанПлюс. 2005. С. 23.

38  Болгерт Д. Выдел доли из общего имущества // Жилищное право. 2012. № 12. С. 3.

39  Бычков А. Не все идеально с идеальными долями // ЭЖ – Юрист. 2013. № 37. С. 6.

40  Филатова У.Б.Отчуждение части доли в праве общей долевой собственности: анализ положений проекта Гражданского кодекса Российской Федерации // Российская юстиция. 2012. №  8. С. 9 – 11.

41  Егоров А.В. Общая долевая собственность: механизм защиты прав сособственников // Вестник гражданского права. 2012. № 4. С.46.

42 Решение Октябрьского районного суда г. Липецка от 14 марта 2012 г. СПС КонсультантПлюс.

43 Апелляционное определение Липецкого областного суда от 23.05.2012 по делу  № 33-1074/2012. СПС КонсультантПлюс.

44  Апелляционное определение Московского городского суда от 06.04.2012 по делу № 11-2914. СПС КонсультантПлюс.

45    Коробкова К. Выделяй и властвуй // ЭЖ-Юрист. 2013. № 30. С. 5-6.

46   Определение Московского городского суда от 20.03.2012 по делу № 33-5757. СПС КонсультантПлюс.

47  Саморукова Н.А. Реализация преимущественного права покупки участниками общей долевой собственности // Правовые вопросы недвижимости.  2005. № 2. С. 2.

48 Барсегян В.Х. Лишенный возможности продать или очередной пробел правового регулирования института общей долевой собственности?  // Налоги (газета). 2009. № 33. С. 4.

49  Германское Гражданское Уложение. 1900 г.

50 Решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 21 ноября 2011 г. СПС КонсультантПлюс.

51  Барсегян В.Х. Указ. соч. С. 6-7.

52 Толчеев Н. Преимущественное право покупки доли жилого дома (квартиры)  // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 5.

53  Скловский К., Смирнова М. Институт преимущественной покупки в российском и зарубежном праве // Хозяйство и право. 2003. № 10. С. 95.

54 Апелляционное  определение Самарского областного суда от 21.02.2013 по делу № 33-1763/2013. СПС КонсультантПлюс.

55 Апелляционное  определение Самарского областного суда от 18.02.2013 по делу № 33-984/2013. СПС КонсультантПлюс.

56           Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. №  6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9.

57 Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2008 г. №  242-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Сангаджиева Анатолия Анатольевича и Сидорова Олега Анатольевича на нарушение их конституционных прав абзацем вторым пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ» СПС КонсультантПлюс.

58 Никифорова Е. Долевая собственность хорошо, а личная лучше // ЭЖ-Юрист. 2013.  №  24. С. 10-12.

59 Определение Верховного Суда РФ от 03.04.2012 № 5-В11-134. «Иск о признании права собственности на долю жилого помещения, прекращении права собственности на долю, выплате компенсации за долю, прекращении права пользования жильем удовлетворен, так как защита нарушенных прав и интересов истицы как собственника значительной доли в праве на имущество возможна путем принудительной выплаты одной из ответчиц денежной компенсации за ее долю с утратой ею права на долю в общем имуществе». СПС КонсультантПлюс.

60  Определение Верховного Суда РФ от 24.10.2006 № 56-В06-17. «В передаче дела по иску о     разделе имущества, находящегося в долевой собственности, и выделе из него доли для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции отказано, так как отсутствуют основания для пересмотра, предусмотренные ст. 387 ГПК РФ». СПС КонсультантПлюс.

61  Кассационное определение Тульского областного суда от 27.10.2011 по делу № 33-3615. СПС КонсультантПлюс.

62   Бычков А. Указ. соч. С. 10-13.

63  Муравьева Е.В., Храпунова Е.А. О значении «незначительной доли» //  Налоги. 2009.  № 43. С. 18 – 21.

64 Пахомова Н.Н. Право общей собственности: Автореф. канд. дис. Екатеринбург, 1995. С. 2 - 17.

65  Гладковская Е.И. Реализация семейных прав: вопросы правоприменения // Вестник Пермского Университета. Юридические науки. 2012. № 2.  С. 2.

66 Минкина Л.М Право общей долевой собственности: понятие и особенности осуществления. Дис. канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 74.

67  Гончарова М. Распоряжение по согласию – мир в доме // ЭЖ-Юрист. 2012. № 19. С.3.

68 Трофимец И.А. Режим собственности супружеской пары по законодательству Королевства Испания (краткий обзор) // Нотариус. 2014. № 4. С. 4-6.

69  Мозолин В.П. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу РФ. М., 2010.  С. 242.

70 Алистархов В. Спорная недвижимость бывших супругов // Жилищное право. 2014. № 4. С.5.

71 Определение Одинцовского городского суда Московской области от 21.08.2012. СПС КонсультантПлюс.

72  Определение Верховного суда РФ от 11.03.2010. СПС КонсультантПлюс.

73 Серебрякова А.А. Спорные вопросы определения права собственности на имущество супругов //  Нотариус.  2014. № 6. С. 4.

74  Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Церюты Елены Петровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2011 г. №  352-О-О. СПС КонсультантПлюс.

75 Опредление Верховного Суда РФ от 7 июня 2011 г. N 56-В11-1 по делу по иску Захаровой Н.В., Леоновой О.В. к Шатровой Г.П. о включении в наследственную массу 1/2 доли квартиры и денежного вклада. СПС КонсультантПлюс.

76 Гладковская Е.И. О значении правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации для применения семейного законодательства // Вестник Пермского Университета. 2013. № 1. С. 5.

77 Решение  Новопокровского районного суда от 14.09.2012 г. по делу  № 33 - 26085/12. СПС КонсультантПлюс.

78 Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 20.12.2012 г. по делу № 33-26085/2012. СПС КонсультантПлюс.

79 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 (ред. от 06.02.2007). «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Бюллетень Верховного Суда РФ. № 1. 1999. СПС КонсультантПлюс.

80   Евсеев Е. Неравный раздел // Юридическая газета. 2011. № 8. С.4.

81 Определение Рязанского областного суда от 30 мая 2012 г. № 33-884. СПС КонсультантПлюс.

82  Карпухин Д. Проблемы раздела жилого помещения между бывшими  супругами // Жилищное право. 2012. № 12. С. 6-7.

83 Зимина И.А., Давыдов Ф.Ф. Определение супружеской доли в имуществе // Нотариус. 2014. №  1. С. 4.

84 Решение Кропоткинского городского суда от 15.06.2012 г. СПС КонсультантПлюс.

85 Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 21.08.2012 г. по делу № 33-16463/12. СПС КонсультантПлюс.

86 Закон Аргентины  «О гражданском браке» 1888 г.

87 Фоков А.П. Проблемы права общей собственности (теоретические и практические аспекты): Автореф. дис.  д-ра юрид. наук. Рязань, 2003. С. 27.

88 Российское гражданское право. Учебник. В 2 т. Т. 1. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2010. С. 140 - 141.

89 Федеральный закон от 11.06.2003 №  74-ФЗ (ред. от 23.06.2014) «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» // Российская газета. № 115. 17.06.2003.

90  Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2013. 11 января.

91 Авдонина О.Г., Серова О.А., Писарев Г.А., Рыбаков В.А.Правовой статус и имущественные права крестьянского (фермерского) хозяйства как субъекта гражданского права // Юрист. 2014. № 23. С. 5.

92 Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.02.2013 по делу № А32-44904/2011. СПС КонсультантПлюс.

93   Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.09.2014 г. по делу № А45-20743/2013. СПС КонсультантПлюс.

94 Попова Л.И. Правовые основания наследования имущества крестьянского (фермерского) хозяйства // Наследственное право. 2013. № 3.

95   Решение Новопокровского районного суда Краснодарского края от 23 января 2014 г. по делу № 33-855/2014. СПС КонсультантПлюс.

96 Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 апреля 2014 г. СПС КонсультантПлюс.

97  Рыбаков В.А.  Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства со статусом юридического лица: методологические и доктринальные аспекты // Гражданское право. 2013. № 5. С. 4-6.

98    Тархов В.А., Рыбаков В.А. Собственность и право собственности. М., 2007. С. 62.

99   Андреев Ю.Н. Собственность и право собственности: цивилистические аспекты. Монография. М., 2013. С. 116.

100 Радаева О.И. Особенности владения и пользования общим имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства // Российский судья. 2013. № 3.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
17524. Правовое регулирование договорных отношений по поручению в гражданском праве Российской Федерации 975.05 KB
  Общая характеристика договора поручения в системе гражданско-правовых договоров: история и современность. История возникновения договора поручения. Развитие отечественного законодательства о договоре поручения. Правовая природа договора поручения и его место в системе гражданско-правовых обязательств...
3100. Гражданско-правовое регулирование отношений по удовлетворению потребностей граждан в социально-культурном сервисе и туризме 3.57 KB
  Понятие законодательство и система гражданского права. Защита гражданских прав: понятие и способы. Понятие признаки и виды гражданских правоотношений. Объекты гражданских прав: понятие и виды.
7010. Правовое регулирование финансового контроля в Российской Федерации 57.35 KB
  Финансовый контроль как специализированный вид государственного контроля. Контроль осуществляемый представительными органами государственной власти. Контроль осуществляемый исполнительными органами государственной власти. Ведомственный контроль.
19272. Финансово-правовое регулирование обращения национальной и иностранной валюты на территории Российской Федерации 330.01 KB
  К таким задачам в частности относятся: изучить историю развития денежной системы в России; рассмотреть деньги как объект финансово-правового регулирования; сформулировать понятие денежного обращения и денежной системы; рассмотреть право денежного обращения как подотрасль финансового права; определить финансовую политику; определить правовое положение ЦБ; сформулировать понятие цели и функции ЦБ; рассмотреть органы управления ЦБ; изучить компетенцию ЦБ; рассмотреть финансово-правовое обращение национальной валюты в РФ;...
20595. Нормативно-правовое регулирование оборота диетического (лечебного и профилактического) питания в Российской Федерации: коррупционная составляющая 143.92 KB
  Объект исследования - общественные отношения в сфере оборота лечебно-профилактического питания в стационарных учреждениях здравоохранения и социальной защиты их правовая регламентация и существующие возможности коррупционных проявлений в соответствующей области. Предмет исследования современная нормативно-правовая база регламентирующая оборот...
17614. Понятие интеллектуальной собственности, ее охрана и правовое регулирование 19.4 KB
  Авторским правом регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства. В основе авторского права лежит понятие «произведения», означающее оригинальный результат творческой деятельности, существующий в какой-либо объективной форме.
10297. Правовое регулирование экономических отношений 22.86 KB
  Правовое регулирование экономических отношений Содержание: Экономические отношения как предмет правового регулирования Понятие и признаки предпринимательской деятельности Предпринимательская деятельность как предмет правового регулирования Виды ответственности за нарушение российского законодательства...
729. Гражданско-правовое регулирование порядка заключения и исполнения договора на выполнение проектных и изыскательских работ 40.42 KB
  Общая характеристика договора на выполнение проектных и изыскательских работ. Общие отличия и специфика договора на выполнение проектных и изыскательских работ. Краткая характеристика и особенности договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ. Гражданско-правовое регулирование порядка заключения и исполнения договора на выполнение проектных и изыскательских работ.
17947. Система судов общей юрисдикции в Российской Федерации 20.53 KB
  Целью и задачами данной работы является изучение отдельных вопросов организации и функционирования системы правоохранительных органов Российской Федерации. Система судов общей юрисдикции в Российской Федерации Суды общей юрисдикции: понятие задачи и система Суд общей юрисдикции это суд осуществляющий правосудие по гражданским уголовным делам и делам возникающим из административных правонарушений а также иным делам подсудным судам общей юрисдикции...
5851. Правовое регулирование торгово-экономических отношений 22.67 KB
  В современной практике основным критерием внешнеэкономического характера сделки считается признак установленный в Венской конвенции о договорах международной куплипродажи товаров 1980 г. По сравнению с внутренними гражданскоправовыми хозяйственными договорами внешнеэкономические сделки обладают весьма серьезной спецификой внешнеэкономические сделки затрагивают правовое поле двух и более государств а внутренние лежат в сфере действия только национального права. Принцип автономии воли сторон считается наиболее гибкой формулой...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.