Ответственность за правонарушения в сфере транспортных отношений

Следует отметить что несмотря на изменение экономической ситуации в стране и переход к рыночным отношениям основные положения в транспортном законодательстве остаются неизменными как например определение договора перевозки грузов уже длительное время и потому высказывания ученыхюристов по отдельным спорным проблемам транспортного законодательства сделанные ими в период существования СССР продолжают оставаться актуальными и помогают лучше понять и оценить действующее транспортное законодательство сделать правильные выводы в...

2014-07-07

17.68 KB

4 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


Лекция  № 7 Ответственность

за правонарушения в сфере транспортных отношений.

При привлечении виновных к уголовной ответственности по ст. 264 УК в первую очередь должен быть установлен сам факт нарушения указанных правил.

Правила дорожного движения, утвержденные Правительством РФ от 23 октября 1993 г. и введенные в действие с 1 июля 1994 г., являются единым документом, устанавливающим порядок дорожного движения на всей территории России. Правила дорожного движения учитывают, что регулирование эксплуатации транспорта, отдельные особенности движения и перевозок грузов могут быть установлены и другими нормативными актами. Однако по отношению к ним Правила дорожного движения являются исходным и определяющим документом.

В п. 1.1 Правил прямо указано, что другие нормативные акты, касающиеся дорожного движения, должны основываться на требованиях Правил и не противоречить им. Указанные нормативные акты имеют важное значение при установлении признаков состава автотранспортного преступления, и, разумеется, в первую очередь признаков его объективной стороны. В этих нормативных актах определяется характер должного поведения лиц, эксплуатирующих тот или иной вид транспорта. Делается это путем прямого указания,  - каким должно быть поведение граждан, либо каким оно не должно быть. Иными словами, правила либо предписывают, либо запрещают определенного рода поведение. Каждый участник движения транспорта обязан строго соблюдать требования указанных нормативных актов, координировать свое поведение в соответствии с теми правилами, которые установлены для конкретной ситуации.

Таким образом, Правила устанавливают определенный порядок дорожного движения, то есть определяют сферу правового регулирования. Эта сфера охватывает общественные отношения, связанные только с дорожным движением, и не распространяется на другие виды движения. Под дорожным движением понимается сложная социально-техническая система, включающая пешеходов, водителей, пассажиров и различные транспортные средства, движение которых подчиняется определенным правилам.

При определении объективной стороны автотранспортного преступления необходимо сопоставить,  в какой степени противоречило поведение участников дорожного происшествия нормам должного поведения для данной категории лиц в рассматриваемой ситуации. Для решения этого вопроса необходимо обратиться, прежде всего, к соответствующим нормативным актам. Вместе с тем возникает вопрос, в каком соотношении находится диспозиция ст. 264 УК РФ с Правилами дорожного движения. Иными словами, имеет ли в виду ст.264 УК нарушение только тех конкретных норм поведения, которые прямо закреплены в Правилах дорожного движения и других, изданных на их основе инструкциях, или же возможно привлечение к уголовной ответственности и в случаях нарушения других общепринятых норм предосторожности, хотя бы прямо и не записанных в каком-либо нормативном акте?

Ответ на данный вопрос дает постановление Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г.: ответственность по рассматриваемому преступлению наступает независимо от места, где было допущено нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств – на дороге, улице, железнодорожном переезде, во дворе, на полевых дорогах, при движении на территории предприятия[7].

  При характеристике нарушений правил дорожного движения следует иметь в виду, что далеко не всякое нарушение указанных правил, повлекшее определенные законом последствия, может быть квалифицировано по ст. 264 УК РФ. Должны быть нарушены именно такие правила эксплуатации, которые повлияли на безопасность движения.

В связи с этим возникает вопрос об отграничении преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, от других смежных преступлений: нарушения правил охраны труда (ст. 143 УК),  нарушения правил безопасности при ведении горных, строительных работ (ст. 216 УК), нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217 УК), преступлений против личности и т. п.

По ст. 264 УК РФ не могут караться нарушения правил технической эксплуатации и иных правил предосторожности при производстве ремонта автомобилей, тракторов, городских электротранспортных средств,  при заправке горючим, производстве погрузочно-разгрузочных, уборочных работ и т. п. В названных случаях посягательство направлено не на безопасность движения транспорта, а на иной объект: жизнь, здоровье человека, нормальные безопасные условия труда и т. д. Следовательно, здесь отсутствует один из важнейших элементов состава транспортного преступления - его непосредственный объект.

Материалы судебной практики свидетельствуют о том, что ошибочное определение характера нарушения, допущенного виновным, неизбежно влечет неправильную правовую квалификацию содеянного. Иногда суды применяют ст. 264 УК РФ к тем случаям, когда надо было применить другие статьи УК: о преступлениях против личности, о нарушении правил охраны труда, о должностных преступлениях.

Аналогичного рода ошибки имели место и по целому ряду других дел. В связи с этим Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 22 октября 1969 г. указал, что не следует считать транспортным преступлением действия водителей автомототранспортных средств, если они причинили вредные последствия не в результате нарушения правил дорожного  движения и эксплуатации, а при погрузке или выгрузке грузов, ремонте транспортных средств, производстве строительных, дорожных, сельскохозяйственных и других нетранспортных работ[8].

Однако и после этого достаточно четкого указания Пленума Верховного Суда РСФСР в судебной практике все еще возникают вопросы, связанные с оценкой характера производственной деятельности, выполняемой водителем механического транспортного средства. Причем имеют место ошибки, ведущие либо к сужению понятия автотранспортного преступления, либо к необоснованно широкому его пониманию.

Пример: на грузовой автомашине перевозил бетон на плотину  водохранилища. Остановив машину, с тем чтобы отметить товарно-транспортную накладную у приемщицы бетона, не включил ручной тормоз, т. е. не принял мер, исключающих возможность движения машины в его отсутствие. В результате этого машина начала самопроизвольно двигаться с насыпи плотины, развила скорость и сбила рабочего С., от чего последний скончался. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР рассмотрела дело по протесту заместителя Прокурора РСФСР, в котором ставился вопрос об отмене приговора и о необходимости переквалификации действий со ст. 264 на ст. 109 УК РФ (неосторожное убийство). Прокурор обосновывал свою точку зрения тем, что водитель выполнял на автомашине производственные  функции по разгрузке доставленного им бетона и в связи с этим не мог нарушить правила дорожного движения. Коллегия, не согласившись с приведенным доводом, оставила приговор без изменения и признала, что водитель нарушил пункт Правил движения, в котором было сказано: "Оставлять транспортное средство можно, только приняв меры, исключающие возможность его движения в отсутствие водителя". Для такого решения вопроса у Коллегии были все основания. Действительно, водитель допустил упущения в процессе управления транспортным средством, а не во время выполнения каких-либо иных производственных процессов. В протесте утверждалось, что водитель допустил нарушение правил предосторожности "во время разгрузки бетона", что не соответствовало материалам дела. Фактически к выгрузке бетона водитель еще не приступал, и допущенное им нарушение следовало рассматривать как нарушение правил дорожного движения. Это дело свидетельствует о попытке  необоснованно  ограничить  пределы   применения ст. 264 УК РФ, что объясняется неправильным пониманием сущности нарушения правил дорожного движения.

Реализация принятых к исполнению заявок (заказов) на перевозку грузов осуществляется путем заключения и исполнения договоров между перевозчиками и отправителями.

Следует отметить, что, несмотря на изменение экономической ситуации в стране и переход к рыночным отношениям, основные положения в транспортном законодательстве остаются неизменными (как, например, определение договора перевозки грузов) уже длительное время, и потому высказывания ученых-юристов по отдельным спорным проблемам транспортного законодательства, сделанные ими в период существования СССР, продолжают оставаться актуальными и помогают лучше понять и оценить действующее транспортное законодательство, сделать правильные выводы в отношении некоторых спорных проблем, существующих в транспортных отношениях. В соответствии со ст. 785 ГК РФ по договору перевозки груза транспортная организация (перевозчик) обязуется доставить вверенный ей отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. Это определение соответствует определению договора о перевозке грузов, которое было дано в ст. 373 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. Следует отметить, что до сих пор нет единого мнения относительно правовой характеристики договора перевозки грузов.

Этот вопрос продолжает оставаться спорным в науке гражданского права, несмотря на то, что ему уделялось значительное внимание в юридической литературе.

Представляется, (и этого мнения придерживаются большинство авторов) что при определении правовой характеристики договора перевозки грузов достаточно выяснить правовое положение в нем грузополучателя, его отношения с грузоотправителем и перевозчиком.

В настоящее время существует несколько точек зрения относительно взаимоотношений грузополучателя с грузоотправителем и перевозчиком в договоре перевозки. Отдельные авторы квалифицируют договор перевозки грузов как договор в пользу третьего лица. К.К. Яичков относит договор перевозки грузов к категории договоров о вручении исполнения третьему лицу, Л.И. Рапопорт и М.К. Александров-Дольник считают грузоотправителя и грузополучателя одной стороной в договоре перевозки грузов. Согласно другой точке зрения М.А.Тарасова, перевозка грузов есть договор особого рода, в котором грузополучатель является самостоятельным субъектом, а не третьим лицом или единой с грузоотправителем стороной. М.Г. Масевич и И.Н. Петров считают договор перевозки трехсторонним договором, в котором участники обладают как правами, так и соответствующими обязанностями.

Договор перевозки грузов в пользу третьего лица

Мнение, по которому договор перевозки грузов рассматривается как договор в пользу третьего лица, довольно распространено в юридической литературе. Однако большинство авторов разделяют это мнение, не аргументируя ничем свою точку зрения, и лишь некоторые из них обосновывают свои доводы.

Авторы, поддерживающие концепцию договора в пользу третьего лица, считают, что договор перевозки грузов служит достижению целей, определяемых договорами поставки, другими договорами и лежащими в их основе нормативными актами. Следовательно, договор перевозки - это одно из средств исполнения обязанностей для грузоотправителя, вытекающих из указанных договоров. Заключая эти договоры, покупатель продукции (впоследствии - получатель продукции по договору перевозки) принимает на себя обязанность получить ее, а в договоре определяется и способ ее доставки получателю. Стало быть, утверждают эти авторы, будущий получатель заказанной продукции уже в процессе заключения соответствующего договора (поставки, купли-продажи), во-первых, дает согласие на заключение договора перевозки, в котором он будет значиться получателем, и, во-вторых, обязуется не только принять груз от транспортной организации, но и совершить другие действия, вытекающие из договора перевозки. В свою очередь грузоотправитель (поставщик, продавец), заключая договор перевозки, поручает транспортной организации исполнить его обязанность по передаче продукции (груза) получателю (покупателю), согласие которого на это уже получено при заключении соответствующего договора.

Следовательно, по мнению этих авторов, требуя от транспортных организаций выдачи груза, получатель осуществляет свое право, возникшее из соответствующего договора, во исполнение которого был заключен договор перевозки грузов. Они считают, что грузополучатель - это особый субъект обязательства по перевозке - третье лицо, в пользу которого договор перевозки заключается. Участие грузополучателя в грузоперевозочном правоотношении в качестве третьего лица основано как на действиях грузоотправителя, заключающего договор в его пользу, так и на волеизъявлении самого грузополучателя, выраженном им при заключении с грузоотправителем договора поставки или иного гражданско-правового договора.

Таким образом, сторонники рассматриваемой точки зрения выдвигают на первый взгляд стройную схему, из которой вытекает, что договор перевозки грузов есть соглашение в пользу третьего лица, причем значительную роль при этом играет ранее заключенный договор поставки или иной договор. Но эта концепция имеет немало уязвимых мест.

Во-первых, необходимо заметить, что ни договор поставки, ни любой другой договор не являются обязательной предпосылкой заключения договора перевозки. Действительно, гражданско-правовые договоры в большинстве случаев не могут быть исполнены без заключения договора перевозки, но необходимость заключения договора перевозки возникает далеко не во всех случаях. Если одногородний получатель вывозит продукцию со склада поставщика принадлежащим ему автотранспортом, договора перевозки нет. Не нужен договор перевозки и тогда, когда количество поставляемой продукции настолько мало, что перевозка вообще не требуется.

Поэтому нельзя делать вывод о том, что, заключая договор поставки, заказчик в силу прямо выраженного им согласия становится одной из сторон обязательства перевозки. Заказчик является одним из субъектов договора поставки, но этот факт сам по себе еще не делает его субъектом обязательства перевозки. Также неубедительны выводы о равноценности понятий "заказчик", "потребитель" и "грузополучатель". Изготовитель продукции не всегда является поставщиком, а поставщик - грузоотправителем. Продукция может быть отгружена адресату по договору поставщика с предприятием-изготовителем.

Во-вторых, п. 4 ст. 430 ГК РФ гласит, что, "когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору".

Таким образом, в статье Гражданского кодекса говорится исключительно о правах третьего лица, которыми оно может воспользоваться либо отказаться от них. В отношении третьего лица могут быть установлены только права, а не обязанности, т.к. обязанности по договору может нести только тот, кто заключил его лично или через представителя.

Вместе с тем, анализируя положение грузополучателя, регулируемое транспортным законодательством, можно сделать вывод, что грузополучатель имеет помимо прав массу обязанностей (по выполнению разгрузочных работ, выплате провозных платежей за грузоотправителя и т.д.), основная из которых - обязанность принять груз, поступивший на его имя (ст. 36 УЖТ, ст. 79 КВВТ, ст. 72 УАТ, п. 4 Общих правил морской перевозки грузов, пассажиров и багажа, ст. 111 ВК). Грузополучатель вправе отказаться от принятия груза лишь в том случае, когда качество груза вследствие повреждения или порчи при перевозке изменилось настолько, насколько исключается возможность полного или частичного его использования.

Отвергая этот аргумент (относительно обязанности принять и вывезти груз, предусмотренный договором), авторы концепции договора в пользу третьего лица указывают, что обязанность грузополучателя принять прибывший в его адрес незаказанный груз возлагается на него не договором перевозки, а в силу закона и факта прибытия груза в адрес грузополучателя. Между тем это утверждение нельзя считать достаточно обоснованным.

Даже незаказанная продукция, отправляемая в адрес грузополучателя, оформляется договором перевозки, и все возникшие события вытекают из этого договора. Из содержания договора перевозки (ст. 785 ГК) усматривается, что перевозчик обязуется выдать груз управомоченному на получение груза лицу, и перевозчик в данном случае руководствуется не договором поставки, а договором перевозки и данными, указанными в транспортных документах. Из содержания договора перевозки вытекает, естественно, и обязанность принять и вывезти груз, поступивший в адрес получателя (слова "и выдать его управомоченному на получение груза лицу" следует, по нашему мнению, понимать не только как право грузополучателя на получение груза, но и как обязанность вывезти его).

Таким образом, у грузополучателя на конечном этапе исполнения договора перевозки появляется немалый круг обязанностей, что свидетельствует не в пользу авторов концепции "договора в пользу третьего лица".

Все сказанное позволяет сделать вывод, что содержание договора перевозки не дает оснований считать его договором в пользу третьего лица.

Согласно утверждению К.К. Яичкова, договор перевозки грузов, заключенный с указанием в накладной в качестве получателя груза не его отправителя, а другого лица, следует признать не договором в пользу третьего лица, а договором об исполнении третьему лицу. По его мнению, весь транспортный процесс следует разделить на две части.

Первая часть - это отношения, возникшие по договору перевозки; вторая - обязательственное отношение, возникающее между перевозчиком и получателем груза - третьим лицом. Юридическими фактами, вызывающими обязательственное отношение между перевозчиком и получателем груза - третьим лицом, служат отправка груза в адрес получателя, его прибытие в пункт назначения или истечение срока доставки.

Права и обязанности получателя груза при этом основаны не на договоре перевозки, а на УЖТ, который непосредственно их регулирует.

Таким образом, по договору об исполнении третьему лицу получатель груза - третье лицо находится вне правоотношений с участниками договора перевозки, а права и обязанности получателя основаны целиком на Уставе, но не на договоре.

Однако подобная точка зрения противоречит действующему транспортному законодательству. Содержание ст. 785 ГК РФ свидетельствует о том, что грузополучатель третье лицо имеет определенные права и обязанности. При подобных обстоятельствах конструкция К.К. Яичкова, согласно которой грузополучатель находится вне правоотношений с грузоотправителем и перевозчиком, не может быть признана обоснованной.

Договор перевозки, по которому грузоотправитель и грузополучатель представляют одну сторону, а перевозчик - другую

В юридической литературе было высказано мнение о том, что в договоре перевозки грузоотправитель и грузополучатель представляют одну сторону, а перевозчик - другую. Авторы этой концепции обосновывают свои доводы правом грузополучателя передавать грузоотправителю свои права по требованию к перевозчику, а также тем, что при полной утрате груза и переборе провозных платежей право требования в одинаковой мере принадлежит как отправителю груза, так и получателю, в зависимости от того, кто из них располагает необходимыми для его предъявления документами. Участие грузоотправителя и грузополучателя в договоре перевозки на одной стороне, по их мнению, подтверждается также тем, что при прибытии груза на станцию назначения всю ответственность перед перевозчиком по данной перевозке несет грузополучатель.

По их мнению, грузополучатель становится субъектом договора перевозки с момента заключения договора перевозки грузов между грузоотправителем и перевозчиком на станции отправления.

Подобная точка зрения была бы приемлема в том случае, если бы грузополучатель и грузоотправитель обладали одинаковыми правами и обязанностями. Между тем анализ норм транспортных уставов свидетельствует о том, что стороны - грузоотправитель и грузополучатель - обладают различными правами и обязанностями (например, грузоотправитель обязан подготовить груз к перевозке - предъявить в затаренном состоянии, уплатить провозные платежи; грузополучатель обязан принять поступивший в его адрес груз, вывезти его, произвести его приемку, а в отдельных случаях уплатить провозную плату), которые возникают из договора и имеют самостоятельный характер.

Более того, грузоотправитель и грузополучатель несут различную ответственность перед перевозчиком (например, грузоотправитель - за неиспользование транспортных средств и т.д.; грузополучатель - за несвоевременную выгрузку грузов, простой транспортных средств), что имеет существенное значение для подтверждения того, что грузоотправитель и грузополучатель не являются одной стороной в договоре перевозки.

Договор, по которому грузополучатель является самостоятельным субъектом

По мнению М.А. Тарасова, договор перевозки есть договор особого рода, в котором грузополучатель является самостоятельным субъектом, наделенным определенными правами и обязанностями, а не третьим лицом или единой с грузоотправителем стороной.

Временем вступления получателя в число участников договора перевозки, по мнению М.А. Тарасова, следует признать момент изъявления им согласия на договор - принятие им транспортной квитанции (коносамента). Со времени перехода квитанции (коносамента) в распоряжение получателя у него возникает право требования к транспортному предприятию, и между перевозчиком и получателем груза устанавливаются обязательственные отношения.

Это утверждение является недостаточно обоснованным, т.к. при надлежащем исполнении договора перевозки, т.е. при нормальном развитии отношений, вытекающих из договора перевозки, не возникает вопроса о требованиях к перевозчику, обусловленных предъявлением грузовой квитанции.

Груз выдается получателю, указанному в накладной, без представления грузовой квитанции.

Договор, по которому грузополучатель является самостоятельным участником

И.Н. Петров и М.Г. Масевич также считают, что грузополучатель является самостоятельным участником договора, который в соответствии с действующим транспортным законодательством обладает определенными правами и обязанностями, и полагают, что договор перевозки грузов следует рассматривать как трехсторонний. Авторы по-разному обосновывают свою точку зрения.

По мнению И.Н. Петрова, это вытекает из содержания cт. 99 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик. Согласно этой статье транспортная организация (перевозчик) обязуется доставить вверенный ей отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. Вместе с тем И.Н. Петров оставил без внимания очень важный, по нашему мнению, вопрос о моменте, когда грузополучатель становится равноправным участником обязательства перевозки.

М.Г. Масевич считает, что "грузополучатель является особым участником, третьей стороной в договоре перевозки, и его права и обязанности в этом соглашении основаны на его собственном волеизъявлении". М.Г. Масевич делает такой вывод исходя из того, что то обстоятельство, что "договор перевозки грузов, как правило, основан и на волеизъявлении грузополучателя, подчеркивается всеми исследователями данного вопроса".

Считая, что договор перевозки грузов - это многосторонний договор, М.Г. Масевич далее пишет: "И в многосторонней сделке каждая сторона может преследовать свои собственные, отличные от других сторон цели, для достижения которых она вступила в этот договор". Это замечание М.Г. Масевич связано с утверждениями отдельных авторов, которые считают, что многосторонние сделки - это такие сделки, для совершения которых требуются совпадающие, т.е. направленные на достижение единой цели, волеизъявления, и притом не двух, а трех и более лиц.

Соглашаясь с аргументами М.Г. Масевич, следует подчеркнуть, что при заключении и исполнении договора перевозки грузов все стороны этого договора имеют одну цель, выражают совпадающее, направленное на достижение этой цели волеизъявление - доставить принятый к перевозке груз в установленное место и выдать (получить его) управомоченному лицу. И вместе с тем представляется, что этих аргументов недостаточно для признания договора перевозки грузов трехсторонним договором.

Заключение договора перевозки грузов

Заключение договора перевозки грузов можно разделить на две части. Первая часть - это заключение договора перевозки между грузоотправителем и перевозчиком, в соответствии с которым грузоотправитель сдает в надлежащем порядке груз, а перевозчик, принимая его, обязуется доставить его по назначению. Вторая часть - это вступление в договор перевозки грузополучателя. Как справедливо отметил М.А. Тарасов, этим моментом следует считать получение грузополучателем грузовой квитанции (коносамента), которая, как правило, поступает в адрес получателя груза задолго до поступления самого груза. С этого момента у грузополучателя возникают не только права, но и обязанности (принять груз в установленном порядке, уплатить провозные платежи и т.д.).

К.К. Яичков, подвергая критике эту конструкцию, утверждал, что надобность в применении грузовой квитанции возникает у грузополучателя очень редко (в случаях утраты груза - это основной документ), в основном он обходится без нее. Однако здесь следует исходить не из того, как часто применяется грузовая квитанция грузополучателем и может ли он в отдельных случаях обойтись без нее.

Важным условием в рассматриваемых обстоятельствах является то, что момент получения грузовой квитанции (коносамента) следует считать временем вступления грузополучателя в договор перевозки.

В.В. Витрянский полагает, что говорить о получателе груза как о стороне договора перевозки груза можно лишь применительно к договору морской перевозки, оформленному коносаментом, который имеет силу товарораспорядительной ценной бумаги. Однако может случиться так, что грузополучатель не получил грузовую квитанцию, накладную либо коносамент по тем или иным причинам. Можно ли считать, что в этом случае грузополучатель не является стороной в договоре до тех пор, пока ему не будет выдан груз?

Анализ транспортного законодательства позволяет сделать вывод, что грузополучатель вступает в договор независимо от того, поступила в его адрес грузовая квитанция, накладная (коносамент) или нет.

Действительно, наличие грузовой квитанции, накладной (коносамента) дает право считать грузополучателя стороной в договоре. Между тем, например, согласно ст. 31 Устава железнодорожного транспорта грузополучатель вправе переадресовать груз без наличия грузовой квитанции.

Статья 109 Кодекса внутреннего водного транспорта предусматривает, что при перевозках грузов в прямом смешанном сообщении лишь при согласовании с грузоотправителем, грузополучателем определяется порядок распоряжения грузами, которые не могут быть доставлены в порты назначения. А статья 30 Устава железнодорожного транспорта устанавливает, что окончательные расчеты, связанные с перевозкой грузов, производятся грузополучателем по прибытии груза на железнодорожную станцию назначения. При несвоевременных расчетах за перевозку по вине грузополучателя с него могут быть взысканы в пользу перевозчика проценты на сумму просроченного платежа в размере и порядке, которые установлены гражданским законодательством.

Все сказанное выше дает нам основание считать грузополучателя стороной в договоре перевозки и без наличия грузовой квитанции.

Таким образом, договор перевозки грузов является трехсторонним договором, в котором все его участники имеют права и обязанности.

Учитывая, что договор перевозки грузов в прямом смешанном сообщении является разновидностью договора перевозки грузов, его следует считать многосторонним договором, в котором все участники договора имеют права и обязанности, причем волеизъявления участников договора перевозки совпадают по своему характеру и направлены на достижение единой цели - исполнение договора перевозки.

Обязанности перевозчиков

При перевозках грузов в прямом смешанном сообщении обязанности перевозчиков выполняют различные виды транспорта, например железнодорожный, морской, речной, автомобильный, воздушный. При этом возникают правоотношения по перевозке грузов, в которых участвуют несколько соперевозчиков, каждый из которых, принимая груз от предыдущей транспортной организации, исполняет свою обязанность по перевозке груза на соответствующем отрезке движения груза, возникшую из договора, который был заключен первоначальным перевозчиком.

По поводу характера взаимоотношений соперевозчиков и момента вступления их в договор по перевозке грузов существуют различные точки зрения. По мнению М.К. Александрова-Дольника, "участвующие в прямой смешанной перевозке виды транспорта выступают перед клиентом как единый перевозчик".

Сторонники другой точки зрения считают, что "каждый последующий перевозчик, вступая в договор, должен осуществить права и обязанности предшествующего перевозчика, которые вытекают из накладной". Т.Е.Абова в обоснование существования договорных правоотношений между грузоотправителем (грузополучателем) и транспортными организациями (соперевозчиками) ссылается на § 21 Правил перевозок грузов в прямом смешанном железнодорожно-водном сообщении, согласно которому порты обязаны принимать от железных дорог грузы, прибывшие в пункты перевалки с соблюдением установленных сроков, несмотря на прекращение навигации, и требовать от грузоотправителей указаний, как поступать с грузом. Последние обязаны в 10-дневный срок дать указание порту (пристани) о том, как поступить с грузом.

Однако сторонники этой точки зрения, не отрицая, что соперевозчики при перевозке груза в прямом смешанном сообщении находятся в договорных отношениях между собой, не раскрывают последовательности заключения соперевозчиками договора перевозки прямого смешанного сообщения с начальным перевозчиком.

Противоположной точки зрения придерживается Л.И. Рапопорт, который считает, что если бы начальный перевозчик выступал от имени каждого транспортного предприятия, то у каждого из этих соперевозчиков должны были бы возникнуть определенные права и обязанности. Но у промежуточных перевозчиков по общему правилу не существует правовой связи с клиентами, т.е. Л.И. Рапопорт утверждает, что между грузополучателем (грузоотправителем) и транспортными организациями (соперевозчиками) не существует договорных отношений. Этой точки зрения придерживается и Б.Л. Хаскельберг, который считает, что "у промежуточных транспортных организаций с заключением договора не возникает в отношении отправителя и получателя ни прав, ни обязанностей".

В.В. Витрянский считает, что правовые положения транспортных организаций в прямом смешанном сообщении характеризуются тем, что они являются третьими лицами, на которые должником (перевозчиком) возложено исполнение обязательств, вытекающих из договора перевозки.

Таким образом, в юридической литературе имеются три основные точки зрения относительно взаимоотношений соперевозчиков между собой при перевозках грузов в прямом смешанном сообщении. Согласно первой из них транспортные организации выступают как единый перевозчик, и соперевозчики находятся в договорных отношениях с грузоотправителем (однако авторы не раскрывают последовательности их вступления в эти отношения); согласно второй - между соперевозчиками и клиентурой договорные отношения отсутствуют, и согласно третьей точке зрения - транспортные организации являются третьими лицами, на которые должником (кредитором) возложено исполнение обязательств, вытекающих из договора перевозки.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
4306. Административные правонарушения и административная ответственность 7.4 KB
  Имеются особенности административной ответственности родителей и лиц их заменяющих. Административной ответственности подлежат лица достигшие к моменту совершения административного правонарушения 16 лет. Лицо действовавшее в состоянии крайней необходимости и необходимой...
18336. Юридическая ответственность за совершение налогового правонарушения 74.29 KB
  Только тогда когда верховенство закона всеми участниками налоговых отношений возможном строительстве демократического государства с цивилизованных налоговых отношений где обеспечение и защита прав граждан и организаций является приоритетом. Только тогда когда верховенство закона всеми участниками налоговых отношений возможном строительстве демократического государства с цивилизованных налоговых отношений где обеспечение и защита прав граждан и организаций является приоритетом. Гармонизация налоговых правовых вопросов сегодня очень важны и...
21626. Защита земельных прав. Порядок разрешения земельных споров. Ответственность за земельные правонарушения 19.85 KB
  Защита гражданских прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения существовавшего до нарушения права и пресечения действий нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения...
17548. Ответственность в сфере пенсионного обеспечения граждан в РФ 30.79 KB
  Формы защиты прав и законных интересов граждан РФ. Защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется заинтересованными лицами в соответствии с подведомственностью дел установленной процессуальным законодательством в суде общей юрисдикции арбитражном и третейском судах. Такая форма защиты права как самозащита характеризуется тем что заинтересованное лицо самостоятельно принимает соответствующие меры к пресечению правонарушительных действий ст.
3237. Правовое регулирование трудовых отношений в сфере СКСТ 12.96 KB
  Трудовой договор стороны трудового договора. Содержание трудового договора. Заключение трудового договора. Основания прекращения трудового договора.
11216. Применение франчайзинговых отношений в сфере образовательных услуг 8.83 KB
  Основным компонентом франчайзинговой операции представляющим соглашение между правообладателем франчайзером и пользователем франчайзи является договор франчайзинга коммерческой концессии. При этом основным условием договора франчайзинга является гарантия качества образовательных услуг. Пользователями региональными центрами являются самостоятельные образовательные учреждения заключившие договор франчайзинга коммерческой концессии. Популярность франчайзинга в последнее время постоянно растет.
18351. Реформирование общественных отношений в сфере доверительного управления имуществом 112.52 KB
  В кодексе появились и новые институты ранее неизвестные советскому гражданскому праву например договор лизинга договор факторинга и т. Где отношения по управлению имуществом собственника не собственником опосредуются в первую очередь с помощью доверительной собственности или траста. Теоретической базой для выполнения данной работы послужили: Гражданский кодекс Республики Казахстан; Закон Республики Казахстан О налогах и других обязательных платежах в бюджет; Закон Республики Казахстан О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан;...
19496. Компетенция Конституционного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел в сфере федеративных отношений 25.07 KB
  Компетенция Конституционного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел в сфере федеративных отношений . Именно подобная ситуация сложилась в Российской Федерации в начале 90-х годов XX века. Подтверждением этого являются последние законодательные инициативы Президента Российской Федерации направленные на коррекцию правовых основ федеративного устройства России. Данные обстоятельства предопределили роль судебного органа конституционного контроля - Конституционного Суда Российской Федерации далее Конституционный Суд РФ а именно...
18406. Особенности проблемы правового регулирования трудовых отношений в сфере частного предпринимательства 124.52 KB
  Новизну и практическое значение имеет содействие малого предпринимательства поддержанию на должном уровне конкуренции, гибкой перестройке производства, ускорению инновационных процессов, формированию социальной направленности трудовых отношений и росту занятости.
18782. Общественные отношения в сфере договорных отношений по купле-продаже жилого помещения 50.55 KB
  Для достижения указанной выше цели нами были поставлены следующие задачи: В работе были поставлены следующие задачи: исследовать элементы договора купли-продажи недвижимости определить сферу действия договора выявить особенности применения договора о купле-продаже недвижимости к отдельным видам недвижимого имущества предложить рекомендации в области купли-продажи жилых помещений. Решение этого вопроса значимо для случаев установления особых правил совершения сделок предметом которых являются здания и сооружения в частности при...
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.