Законодательство в России об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

Эволюция уголовной ответственности лиц с психическим расстройством не исключающим вменяемости. Развитие института уменьшенной ограниченной вменяемости. Институт уменьшенной вменяемости в Западных странах. Законодательство в России об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством не исключающим вменяемости.

2015-11-06

33.49 KB

5 чел.


Поделитесь работой в социальных сетях

Если эта работа Вам не подошла внизу страницы есть список похожих работ. Так же Вы можете воспользоваться кнопкой поиск


PAGE  33

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …………………………………………………………………………. 3

Глава 1. Эволюция уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости ………………………………. 6

1.1. Развитие института уменьшенной (ограниченной) вменяемости ………. 6

1.2. Институт уменьшенной вменяемости в Западных странах ……………...11

Глава 2. Законодательство в России об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости ………………14

2.1. Понятие уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости ………………………………………………...14

2.2. Проблемы характеристики психических расстройств, не исключающих вменяемости ……………………………………………………………………..24

Заключение ………………………………………………………………………31

Список использованной литературы …………………………………………..32


Введение

Включение в рамки уголовного законодательства статьи 22, весьма абстрактно установившей критерии психических расстройств, не исключающих вменяемости, поставило перед практикой, а также перед теорией уголовного права ряд новых проблем. Законодатель ввел, по существу, третью фигуру, способную на совершение общественно опасного деяния; наряду с вменяемым и невменяемым выделен субъект с ограниченными психическими возможностями, которые, однако, не исключают вменяемости.

Необходимость регулирования отношений, где одной из сторон выступает лицо с пограничным психическим состоянием, требует от правоприменителя, по меньшей мере, представления об особенностях психики такого лица и о возможной детерминации преступного поведения психическими аномалиями. В противном случае возможна негативная дихотомия: либо норма вообще не будет применяться в силу незнания процессов, регулируемых ею, либо ее применение будет искажать принцип справедливости, являющийся квинтэссенцией правовых отношений.

Для того чтобы быть справедливым, уголовный закон должен решать, по существу, две важнейшие задачи: обеспечение безопасности общества от нарушений, установленных им и ему выгодных правил поведения и учет тех детерминант, которые привели к совершению противоправного акта. Первая из названных задач решается посредством санкций, через которые реализуется ответственность за игнорирование запретов. Вторая задача более сложная и требует системного подхода к изучению человека. Такой подход предполагает анализ как средовых, так и психофизиологических детерминант поведения.

В этой связи вопрос о взаимодействии биологических и социальных факторов и их воздействии на поведение человека приобретает особую актуальность, которая обусловлена тем, что их игнорирование или недооценка существенно затрудняют, если не делают невозможным научные интерпретацию и обоснование принципа виновной ответственности, неразрывно связанных с принципом справедливости.

В литературе вопросы биологических факторов преступного поведения долгое время существовали под спудом «буржуазных лжеучений» и лишь в последнее время они стали носить остродискуссионный характер. Вместе с тем исследования на соответствующие темы чреваты единственным недостатком, который проявляется в игнорировании опыта других дисциплин, занимающихся человеческим поведением.

Анализируя особенности личности преступника, исследователи либо не обращают внимания на психофизиологический уровень детерминации поступков, либо, обращаясь к психологии (и только), опираются на одну из приемлемых позиций. Что касается фундамента жизнедеятельности и поведенческих реакций, в частности психофизиологических процессов и, конкретнее, физиологических особенностей поведения, то эта область научных знаний практически не была предметом изучения криминалистов. Однако системный подход, который является важнейшим компонентом любого исследования, предполагает поиск точек соприкосновения между дисциплинами, изучающими конкретное явление.

Игнорирование или недостаточный учет биологических факторов, которые в совокупности со средовыми импульсами приводят человека к преступлению, порождает грубые ошибки а практике правоприменения и непоследовательные, а порой и неверные решения в области законодательства. Результат такого рода ошибок - несправедливое решение судьбы лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Об актуальности предмета исследования свидетельствует и рост числа преступлений, совершенных лицами с психическим расстройством, не исключающим вменяемости. По нашим данным, которые коррелируют с данными других исследователей, 65% лиц, совершивших насильственные преступления, имели неврозы и психогении, не исключающие вменяемости. Увеличение числа преступлений, совершаемых лицами с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, свидетельствует об актуальности нашего исследования и в плане профилактики так называемой «аномалийной преступности», которая практически невозможна без знания фундаментальных основ человеческого поведения.

Объектом нашего исследования являются особенности уголовно-правовой оценки девиантного поведения лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

Предмет исследования составляют: состояние и тенденции правового регулирования обращения с правонарушителями, характеризующимися аномалиями психики не болезненного характера.

Цель работы – исследование уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Задачи:

1) изучить эволюцию уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости;

2) рассмотреть законодательство в России об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Глава 1. Эволюция уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1.1. Развитие института уменьшенной (ограниченной) вменяемости

Между полноценным психическим здоровьем и состоянием невменяемости отсутствует резкая грань. В этой связи возникает вопрос об ответственности лиц, совершивших общественно опасное деяние в промежуточном между нормой и патологией состоянии. Это состояние одни авторы именуют уменьшенной, другие - ограниченной, третьи - пограничной вменяемостью.

Впервые термин "уменьшенная вменяемость" стал употребляться в XIX в. в уголовных законах германских государств. Российскому уголовному законодательству это понятие было неизвестно. Не появился этот термин и в новом Уголовном кодексе, хотя ст. 22 УК описывает институт, который обычно в доктринальной литературе именуется уменьшенной вменяемостью.

По данному вопросу в правовой литературе высказывались различные мнения. Некоторые авторы в принципе отвергают концепцию уменьшенной вменяемости, считая, что преступление может быть совершено в состоянии либо вменяемости, либо невменяемости; среднего состояния быть не может. Ряд юристов и психиатров говорили о пограничной вменяемости как промежуточном состоянии.

Сторонники третьей позиции утверждают, что уменьшенная вменяемость существует, но не как промежуточная категория, а как составная часть вменяемости. Эту точку зрения разделил и российский законодатель, установивший, что если лицо во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить им, оно подлежит уголовной ответственности, т. е. признается вменяемым.1

Психическими расстройствами, порождающими такое состояние, являются все расстройства психической деятельности, не исключающие вменяемости, но влекущие личностные изменения, которые могут привести к отклоняющемуся поведению. К числу таких расстройств указанные авторы и зарубежное законодательство относят нередко выраженные шизофренические дефекты, алкоголизм, психопатии, остаточные явления черепно-мозговых травм, органические заболевания центральной нервной системы, олигофрению в легкой степени дебильности, наркоманию и т. п.

Возникает вопрос: как, в какой степени уменьшенная вменяемость должна влиять на решение вопроса об уголовной ответственности и наказании?

Многие представители социологической и антропологической школ полагали, что лица с психическими аномалиями представляют повышенную общественную опасность, и предлагали в ряде случаев применять к ним даже превентивные меры.

Большинство авторов считает, что уменьшенная вменяемость должна учитываться судом как смягчающее обстоятельство при избрании вида и размера наказания. Законодательно включил подобные психические расстройства в перечень обстоятельств, смягчающих наказание, но суд, учитывая все обстоятельства дела, может признать эти аномалии смягчающим обстоятельством. 2

Нам представляется, что такие расстройства психики следует учитывать лишь в случаях, когда они играли существенную роль в процессе совершения преступления. Например, лицо, страдающее психопатией возбудимого круга, совершает кражу. В этом случае смягчение наказания не имеет достаточных оснований, ибо какое отношение имеет вспыльчивость и возбудимость к незаконному завладению чужим имуществом? Трудно отнести к смягчающим обстоятельствам и психические расстройства, характеризующиеся повышенной агрессивностью и стремлением к немедленному удовлетворению возникших потребностей. С другой стороны, психические отклонения, характеризующиеся затрудненным восприятием действительности, замедленной реакцией, с большим основанием могут служить смягчающим обстоятельством.

Несмотря на то, что способность осознавать общественно опасный характер своих действий и возможность руководить ими в силу психического расстройства у данных лиц несколько ограничены по отношению к правонарушителям, которые совершили преступное деяние, не страдая психическими расстройствами, т. е. были полностью вменяемыми, это обстоятельство не устраняет установления их виновности и привлечения к уголовной ответственности и наказания, а это значит, что они являются субъектами того или иного совершенного ими преступления.

Вместе с тем при применении данного института на практике возникает много трудностей и проблем, объясняемых его новизной и противоречивостью некоторых положений, требующих дополнений и уточнений.

В юридической, медицинской и другой литературе институт «уменьшенной», «ограниченной», «пограничной», «относительной» и т. п. вменяемости всегда вызывал самые оживленные споры и дискуссии среди отечественных и зарубежных юристов, ученых и практиков, а также представителей других наук, в частности судебной психиатрии и психологии.

Русскому уголовному законодательству этот институт известен не был, хотя в научной литературе о нем велись дискуссии.

Например, против уменьшенной (ограниченной) и т. п. вменяемости в различные периоды времени выступали такие известные юристы, как Н. С. Таганцев (1902 г.) и С. В. Познышев (1912 г.).3

Так, Н. С. Таганцев в принципе не отрицал положения, что вменяемость допускает весьма различные оттенки, изменяющиеся как качественно, так и количественно. Однако он считал, что внесение в уголовный закон понятия уменьшенной вменяемости в обязательном порядке повлияет на уменьшение ответственности, а это уже представляется не только излишним из-за общего права суда признавать преступника заслуживающим снисхождения, но и нежелательным как по своей неопределенности, так и однородности.

Отсутствовало понятие уменьшенной вменяемости и в советском уголовном законодательстве при наличии сторонников и противников, которые пытались доказать его отсутствие либо существование наряду с вменяемостью и невменяемостью.

В советский период против уменьшенной вменяемости выступали В.С. Орлов (1958 г.), В.Н. Кудрявцев (1965 г.), Р.И. Михеев (1983 г.), И.И. Карпец (1985 г.) и другие ученые-юристы. Так, по этому поводу В. С. Орлов писал, что понятия относительно уменьшенной вменяемости и частичной невменяемости в равной степени несостоятельны в научном отношении и абсолютно неприемлемы и вредны с практической точки зрения.4

Аналогичного мнения в этом вопросе придерживался и Р.И. Михеев, который в то время писал, что советской правовой науке необходимо без всякого сожаления расстаться с юридически неточными и практически бесполезными понятиями «частичной», «уменьшенной», «ограниченной» и т. п. вменяемости. Следует найти взаимно приемлемое решение с точки зрения уголовного права и судебной психиатрии.

Не менее жесткую позицию в этом отношении занимал и И.И. Карпец, отмечавший, что точка зрения советского уголовного права и законодательства, не придерживающаяся «уменьшенной вменяемости», является юридически обоснованной и нравственно оправданной, не позволяет без достаточных оснований и аргументов относить людей к наполовину больным или к наполовину здоровым.

Вместе с тем данную позицию занимали и известные ученые в области отечественной психиатрии В.Х. Кандинский (1890г.),

B.П. Сербский (1896 г.), а также некоторая часть советских ученых-психиатров: Е.К. Краснушкин, Д.Р. Лунц, Г.В. Морозов и др.

Сторонники, отрицавшие существование уменьшенной (ограниченной) вменяемости и необходимость закрепления ее в уголовном законодательстве, указывали на расплывчатость этого института, который не может обеспечить эффективность его применения к лицам, страдающим психическими расстройствами. Однако наиболее существенные возражения, с их точки зрения, обосновывались как невозможностью, так и трудностями определения критериев уменьшенной вменяемости, что характерно и в наши дни.

Вместе с тем в защиту института уменьшенной вменяемости в своих научных исследованиях и трудах выступали видные юристы и психиатры на различных этапах развития нашего государства: А.А. Жижиленко (1924), В. С. Трахтеров (1925), С.И. Тихенко (1927), Г.А. Злобин, Б.С.Никифоров, И.Б. Михайловская (1965), Ю.С. Богомягков (1980), Ю.М. Антонян, C.В. Бородин (пограничная вменяемость) (1987) и др.5

По их мнению, закрепление в уголовном законе института уменьшенной (ограниченной) и т. п. вменяемости в конечном счете позволит более дифференцированно и правильно подходить к лицам с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, совершившим преступные деяния, когда ставится вопрос о применении к ним уголовного наказания. В свою очередь отсутствие в законе данного института не дает возможности суду в полном объеме учитывать психические аномалии при назначении наказания субъекту преступления. Необходимо выделить уменьшенную вменяемость и дать ей в законе особую обрисовку, писал по этому поводу В.С. Трахтеров, так как уменьшенная вменяемость уже не есть «каучуковое», растяжимое понятие, каким оно совсем недавно еще признавалось. 6

1.2. Институт уменьшенной вменяемости в Западных странах

Институт уменьшенной вменяемости давно имел место в уголовном законодательстве зарубежных государств, хотя и трактовался по-разному. Так, уменьшенная (ограниченная) вменяемость предусмотрена, например, в Австрии, Венгрии, Дании, Италии, Польше, Финляндии, ФРГ, Франции, Швейцарии, Югославии, Японии и других странах, которая, как правило, является основанием для снижения субъекту преступления уголовного наказания.

В УК Франции 1992 г. законодателем в ст. 122-1 предусмотрен институт уменьшенной вменяемости, согласно которому лицо, находившееся в момент совершения преступления в состоянии психического или нервно-психического расстройства, снизившем его способность осознавать, а также контролировать свои действия, не освобождается от уголовной ответственности, но это обстоятельство учитывается судом при назначении ему наказания.7

Институт уменьшенной вменяемости нашел свое законодательное закрепление и в УК ФРГ в редакции от 10 марта 1987 г. (с изменениями на 1 апреля 1998 г.). В § 21 нового УК зафиксировано: если вследствие какого-либо психического расстройства способность лица осознавать противоправность своего деяния или действовать в соответствии с этим была в значительной степени уменьшена, то в случае совершения преступления назначаемое наказание может быть смягчено.

Согласно УК Австрии лицо, имеющее психические отклонения, не освобождается от уголовной ответственности, а несет наказание как вменяемое лицо, совершившее преступление. Однако наличие аномалий дает возможность суду смягчить наказание.

Несколько   уточнен   законодателем   институт   уменьшенной вменяемости также и в УК 1997 г. Республики Польша, который вступил в силу с 1 января 1998 г. (ст. 31, § 2).

А вот в ныне действующем уголовном законодательстве Финляндии, основу которого составляет УК 1894 г., с внесенными в него многочисленными изменениями, институт уменьшенной вменяемости сформулирован несколько иначе, чем в УК Германии. Так, в гл. 3 § 4 УК Финляндии говорится: если судом будет установлено, что при совершении преступления лицо не вполне владело своим рассудком, хотя и не могло считаться вменяемым согласно § 3, то ему должно быть определено наказание общего вида по правилам § 2 (ч. I).8

Достаточно полно вопросы, связанные с уменьшенной вменяемостью, представлены в УК Швейцарии 1937 г. В ст. 11 данного УК записано: если вследствие расстройства душевной деятельности, а также сознания или недостаточного умственного развития лицо в момент совершения преступления не обладало полной способностью оценивать противоправность своего поведения и руководствоваться данной оценкой, суд по своему усмотрению данному лицу смягчает уголовное наказание.

Однако в США и Англии, как отмечают Н.Е. Крылова и А. В. Серебренникова, в уголовном законодательстве отсутствуют нормы, в которых бы прямо говорилось об уменьшенной вменяемости, хотя английское право фактически ввело это понятие, но в несколько усеченном виде. Что же касается США, то в некоторых североамериканских штатах в необходимых случаях суды довольно часто используют институт уменьшенной вменяемости.9

Таким образом, институт уменьшенной (ограниченной) вменяемости в зарубежном уголовном законодательстве некоторых стран развивался не одинаково. По-разному он сформулирован и представлен в новых уголовных кодексах различных государств. Опыт зарубежного уголовного законодательства и судебно-психиатри-ческая практика были учтены российскими юристами и психиатрами, а также представителями других наук в изучении и осмыслении института уменьшенной вменяемости, который имеет свой достаточно сложный путь до окончательного становления и закрепления в ст. 22 УК РФ 1996г.

Глава 2. Законодательство в России об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

2.1. Понятие уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

К лицам, совершившим преступления и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, суд, наряду с уголовным наказанием, может применить принудительные меры медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра (ст. 99 УК).

Статья 22 УК РФ об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, содержит нуждающиеся в толковании формулировки. Возможная многозначность в понимании положений ст.22 УК РФ может быть устранена путем внесения дополнений в УК РФ.

Согласно ст. 22 УК РФ вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.10

Редакция ч. 2 ст. 22 УК РФ позволяет учитывать при назначении наказания любое психическое расстройство, не исключающее вменяемости, вне зависимости от влияния данного расстройства на преступное поведение лица.

При разработке проекта УК РФ вносились предложения о том, что в уголовном законе должно быть закреплено положение об учете при назначении наказания именно влияния психического расстройства на конкретное преступное поведение. Возможность смягчения наказания лицу с психическими аномалиями при этом связывается с ограничением интеллектуально-волевых способностей лица по отношению к совершенному преступлению. В УК РФ 1996г. это не было учтено.

Принятая формулировка ч. 2 ст. 22 УК РФ не связывает наличие психического расстройства у лица с автоматическим смягчением лицу наказания. Ни наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости, ни его влияние на интеллект или волю лица не рассматриваются УК РФ в качестве смягчающего обстоятельства, что представляется пробелом уголовного законодательства. Тем не менее вывод о необходимости учета лишь тех психических аномалий, которые негативно повлияли на поведение лица при совершении преступления, следует при рассмотрении положения ч. 2 ст. 22 УК РФ в совокупности с ч. 1 этой статьи. Часть 1 ст. 22 УК РФ говорит о психическом расстройстве в связи с его ограничивающим влиянием на сознание лица. Следовательно, ч. 2 ст. 22 УК РФ имеет в виду именно то расстройство, которое ограничило соответствующие возможности лица, то есть повлияло на его преступное поведение. При назначении наказания суду следует учитывать наличие того психического расстройства, которое ограничило возможность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими во время совершения преступления.11

В соответствии со ст. 104 УК РФ данное наблюдение и лечение проводится по месту отбывания лишения свободы, а в отношении осужденных к другим видам наказания – в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь. Кроме вопроса об оценке воздействия психического расстройства, не исключающего вменяемости, на интеллектуально-волевую сферу психики, для применения ст.22 УК РФ необходимо решить вопрос о содержании и составе понятия “психическое расстройство, не исключающее вменяемости".

Определение данного понятия может быть дано на основе медицинского и психологического критериев.

Медицинским критерием является родовое понятие психического расстройства, понимаемое как общая категория для всех расстройств психической деятельности любой степени тяжести. Психологический критерий может быть определен на основе психологического критерия, содержащегося в ч.1 ст.22 УК РФ.

Таким образом, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, — это расстройство психической деятельности вменяемого лица, при котором лицо не может в полной мере осознавать характер и значение своих действий (бездействия) или руководить ими.

Следует отметить, что понятие психического расстройства, не исключающего вменяемости, является логически непересекающимся (несравнимым) с разработанным в теории понятием ограниченной вменяемости. Ограниченная вменяемость также содержит медицинский и психологический критерии, причем в качестве последнего выступает психическое расстройство, не исключающее вменяемости. Но в отличие от психического расстройства ограниченная вменяемость не является болезнью, это исключительно юридическая категория. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, — это медицинское понятие, используемое в УК РФ для обозначения расстройств психики, ограничивающих, но не лишающих лицо интеллектуально-волевых качеств.12

Самостоятельное уголовно-правовое значение психическое расстройство, не исключающее вменяемости, имеет лишь как основание для назначения лицу принудительных мер медицинского характера в соответствии с ч. 2 ст. 22 и ч. 2 ст. 99 УК РФ. Для индивидуализации наказания в рамках ст. 22 УК РФ расстройство имеет значение только в связи с его воздействием на принятие и осуществление лицом решения о конкретном преступлении.

УК РФ не содержит термина “ограниченная вменяемость" и не использует понятия “состояние ограниченной вменяемости" при определении условий назначения наказания лицам с психическими аномалиями. Влияние психического расстройства на совершение преступных действий рассматривается как особое свойство личности виновного.

Как свойство личности преступника психическое расстройство, не исключающее вменяемости, должно учитываться также в соответствии со ст. 60 УК РФ – при назначении наказания, ст. 73 УК РФ – при решении вопроса об условном осуждении, ст. 74 УК РФ – при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Представляется, что в соответствии с принципом гуманизма (ст. 7 УК РФ), в данном случае, в отличие от положений ст. 22 УК РФ, возможен учет психического расстройства вне зависимости от его влияния на преступное поведение.13

Состав понятия психического расстройства, не исключающего вменяемости, определяется, исходя из психологического критерия. Из всего объема психических расстройств к не исключающим вменяемости относятся те, действие которых на психику лица отвечает психологическому критерию ст. 22 УК РФ. В каждом конкретном случае необходимо в рамках судебно-психологической экспертизы с участием психолога изучать характер и степень влияния того или иного расстройства на интеллектуально-волевые качества лица. В связи с этим представляется невозможным дать исчерпывающий перечень психических расстройств, не исключающих вменяемости.

Некоторые психические расстройства, как правило, ведущие к невменяемости (ст. 21 УК РФ), при определенных условиях могут подпадать под психологический критерий психического расстройства, не исключающего вменяемости, и наоборот.

Например, в качестве не исключающих вменяемости могут выступать такие психические заболевания, как психопатия, олигофрения в форме дебильности, эпилепсия, шизофрения в состоянии стойкой ремиссии, а также маниакально-депрессивный психоз, прогрессивный паралич и др., при том условии, что выраженность психического расстройства не достигает психотического уровня.

Более характерными в качестве не исключающих вменяемости являются акцентуации характера, неврозы, наркомания, алкоголизм.

Некоторые ученые ставят вопрос о том, какие именно психические расстройства, не исключающие вменяемости, имеют уголовно-правовое значение и учитываются при назначении наказания.

Так, Н.Г. Иванов считает, что “в ст. 22 УК речь идет об отклонениях не болезненного свойства". “В основе психического расстройства, не исключающего вменяемости, находятся определенные процессы, которые, однако, в отличие от невменяемости не являются болезнью," — считает Н. Г. Иванов. Таким образом, невменяемость им считается болезнью, и, следовательно, любое болезненное психическое расстройство однозначно исключает вменяемость.14

Невменяемость — это не психическое расстройство или болезнь, а неспособность осознавать или руководить действиями в силу психического расстройства. При некоторых психических болезнях данная способность может присутствовать. Например, шизофреники в состоянии ремиссии признаются вменяемыми. На ошибочность отождествления психической болезни и невменяемости неоднократно указывала О.Д. Ситковская.15

Н.Г. Иванов тем не менее пишет: “Вряд ли какой-либо юрист возьмет на себя смелость объявить субъекта вменяемым при наличии медицинского заключения о наличии у него, например, шизофрении".

Статья 22 УК РФ как раз и позволяет привлекать к уголовной ответственности лиц, страдающих тем или иным психическим расстройством, которое не лишило лицо способности, пусть и ограниченного, но осознания своих действий и руководства ими.

Н.Г. Иванов предлагает заменить термин “психическое расстройство, не исключающее вменяемости" на “психические аномалии". Указание на расстройство психики, по его мнению, может свидетельствовать о невменяемости.

В качестве примера психических аномалий Н.Г. Иванов приводит акцентуации характера, а также меланхолический и холерический типы темперамента, при этом за основу выделения тех или иных состояний в качестве аномалий им берется дисбаланс сил возбуждения и торможения. Указывая далее, что “дисбаланс сил возбуждения и торможения, оказывающий влияние на поведенческие реакции, возможен не только в случаях, отягченных психопатоподобными синдромами, акцентуациями характера, холерическими или меланхолическими свойствами", Н.Г. Иванов в качестве примера таких случаев приводит погодные аномалии, смену времен года и климатических поясов, соматические заболевания, состояние беременности и т.п. “Все эти обстоятельства... должны учитываться... в рамках ст.22 УК РФ, поскольку дисбаланс физиологической системы затрудняет возможность руководить своими действиями, а в некоторых случаях и в полной мере осознавать их общественную опасность".16

С точкой зрения Н.Г. Иванова можно согласиться лишь отчасти. Действительно, если в каком-либо конкретном случае дисбаланс психики, возникший, например, вследствие смены времен года, выступит в качестве необходимого условия, способствующего совершению конкретного преступления, и данное обстоятельство будет установлено экспертом-психологом, участие которого в производстве судебно-психиатрической экспертизы должно быть в подобных случаях обязательным, то такой дисбаланс суд может учесть в качестве психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Спорным является исключение из числа психических расстройств в рамках вменяемости значительного числа расстройств психики, которые Н.Г. Иванов связывает с невменяемостью.

Очевидно, Н.Г. Иванов при решении вопроса и признании лица невменяемым исходит только из оценки медицинского критерия невменяемости. “...Точно так же, как и понятие невменяемости, используемое в УК, понятие “психическое расстройство, не исключающее вменяемости", несомненно имеет медицинское содержание".

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, действительно имеет медицинское содержание, но, во-первых, это понятие логически несравнимо с понятием невменяемости, так как невменяемость не является болезнью, это юридическая категория, и во-вторых, невменяемость содержит два критерия и психическое расстройство является лишь одним из них.

Психологический критерий остался незамеченным Н.Г. Ивановым как при определении невменяемости, так и при анализе ст. 22 УК. Уделив значительное внимание рассмотрению медицинского критерия ст. 22 УК – психического расстройства, не исключающего вменяемости, и поставив вопрос о характере данного расстройства, Н.Г. Иванов не рассматривает его в связи с реальным воздействием на психику лица.17

В случае необходимости разграничения психических расстройств, исключающих вменяемость, и расстройств, не исключающих вменяемости, оно производится по психологическому критерию, который содержится в ст. 21 и ст. 22 УК РФ.

Судебно-психиатрическая экспертиза с участием психолога исследует вопрос о том, лишило ли психическое расстройство лицо возможности осознавать характер и значение своих действий или руководить ими или лишь ограничило лицо в этом. Например, в уголовном законодательстве зарубежных стран медицинские критерии невменяемости и ограниченной вменяемости могут полностью совпадать, и различие проводится исключительно по психологическому критерию.

Хотя с точки зрения психиатрии возможно выделить определенную категорию психических болезней, как правило, исключающих способность лица к осознанному или волевому поведению, но с точки зрения уголовного права нельзя признавать какие-либо психические болезни заведомо свидетельствующими о невменяемости.

Перечень психических расстройств в ст.21 УК является открытым и, следовательно, любое болезненное состояние психики может стать причиной невменяемости, но не иначе, как при условиях, указанных в психологическом критерии.

Указание в ст.21 УК на иные болезненные состояния психики вовсе не исключает все болезненные состояния психики из числа психических расстройств или аномалий, о которых говорится в ст.22 УК.

В связи с рассматриваемым вопросом о пределах психических расстройств, не исключающих вменяемости, возникает проблема определения не только “верхнего", но и “нижнего" предела выраженности расстройств психики. Необходимо отграничивать некоторые слабые, незначительные расстройства от нормального состояния психики.18

В психологии среди ученых не принято единого мнения, что считать психической нормой. Существуют определенные критерии, позволяющие психологам констатировать соответствие либо отклонение психики от общего стандарта, но данные критерии носят общий характер и в некоторых случаях требуется специальный подход. Среди критериев психической нормы называют:

1. Адекватность поведения лица внешним воздействиям;

2. Детерминированность поведения, его концептуальную упорядоченность в соответствии с оптимальной схемой жизнедеятельности; согласованность целей, мотивов, способов поведения;

3. Соответствие уровня притязаний реальным возможностям индивида;

4. Оптимальное взаимодействие с другими людьми, способность самокоррекции поведения в соответствии с социальными нормами.

П.Б. Ганнушкин, рассматривая вопрос о психической норме, указывал, что практически невозможно определить данное понятие. “Когда говорят о “нормальной личности", то забывают, что соединение двух таких терминов, как “личность" или “индивидуальность", с одной стороны, и “норма" или “средняя величина" – с другой – это есть соединение двух не согласованных друг с другом терминов. То же относится и к выражению “нормальный характер". Ведь, если бы мы имели человека с идеально нормальной психикой, то едва ли можно было говорить о наличии у него того или другого “характера".19

Такого рода человек был бы “бесхарактерным" в том смысле, что он всегда бы действовал без предвзятости и внутренние импульсы его деятельности постоянно регулировались бы внешними агентами".

Очевидно, что без специальных психологических познаний невозможно решить рассматриваемый вопрос. Установление наличия у лица психического расстройства, не исключающего вменяемости, относится к компетенции судебно-психиатрической экспертизы с участием психологов. При этом решающее значение снова остается за психологическим критерием ст.22 УК. Необходимо установить, в какой степени лицо было ограничено в возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения преступления в силу имеющегося у лица психического расстройства. В случае, если расстройство не оказало влияния на принятие лицом решений, учитывая также особенности законодательной формулировки ч. 2 ст. 22 УК, суд не обязан признавать наличие данного расстройства в качестве смягчающего обстоятельства.

Указание закона (ч. 2 ст. 22 УК РФ) на то, что психическое расстройство, не исключающее вменяемости, “учитывается" судом при назначении наказания, может быть истолковано неоднозначно.

Высказывались мнения, что в некоторых случаях психические аномалии могут рассматриваться в качестве отягчающего ответственность обстоятельства.

В.Н. Кудрявцев считает, что нельзя всех лиц с психическими аномалиями признавать менее ответственными за свои поступки. Одним из них наказание должно быть смягчено, а другим можно назначить и более строгое наказание, чем психически здоровым.20

С.Н. Шишков приводит пример из зарубежной практики, где имеется опыт признания психических аномалий отягчающим обстоятельством в связи с тем, что на человека с психическими аномалиями ложится дополнительная обязанность по контролю за своими нездоровыми страстями.

Представляется, что подход к оценке психического расстройства в качестве отягчающего обстоятельства является неверным. Исходя из принципа гуманизма, болезнь никогда не должна ухудшать положение лица, совершившего преступление, поэтому психические аномалии не могут рассматриваться как отягчающее обстоятельство.

2.2. Проблемы характеристики психических расстройств, не исключающих вменяемости

Приведенные выше мнения ученых свидетельствуют не о том, что именно расстройство психики должно учитываться как отягчающее обстоятельство, а о том, что лица, страдающие расстройствами, подлежат ответственности на общих основаниях и им может быть назначено столь же строгое наказание, как и психически здоровым.

О.Д. Ситковская указывает на необходимость выяснения того, стремился ли обвиняемый уменьшить осознаваемый риск преступного поведения, сопротивлялся ли попаданию в провоцирующие ситуации, в которых заведомо для него была высока вероятность проявления аномалий в поведении, стремился ли уйти от развивающегося конфликта или решить его в приемлемых формах, воздерживался ли от алкоголя. Указанные обстоятельства имеют важное значение для индивидуализации наказания.21

Если лицо намеренно провоцирует деликвентную ситуацию или сознательно приводит себя в возбужденное состояние, например, путем употребления алкоголя или наркотических средств, с целью совершить или облегчить совершение преступления, данные обстоятельства должны учитываться судом как характеризующие личность виновного (ч. 3 ст. 60 УК РФ) с отрицательной стороны. Учет этих обстоятельств нейтрализует смягчающее значение психических аномалий, которые в таком случае могут служить лишь основанием для назначения медицинских мер.

Оценка психических аномалий в качестве смягчающего обстоятельства основана на том, что в силу воздействия на сознание психического расстройства лицо во время совершения преступления было ограничено в возможности полноценного осознанно-волевого поведения, и было бы противоречащим принципам равенства, справедливости и гуманизма ставить лицо с дефектами психики при индивидуализации наказания в те же условия, что и психически здоровых. Психические аномалии влияют на оценку лицом условий действительности.

Лицо принимает в соответствии с этой уже возможно искаженной оценкой решение о совершении преступления и реализует это решение. Это негативное воздействие психического расстройства на детерминацию поведения субъекта расценивается в качестве смягчающего ответственность обстоятельства.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, должно учитываться судом при назначении наказания лишь в той степени, в какой лицо было ограничено в способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими в силу влияния на психику данного расстройства.

Указание ч. 2 ст. 22 УК РФ на то, что психическое расстройство “учитывается" судом, должно пониматься как обязывающее суд учитывать расстройства при назначении наказания, а не предоставляющее это на усмотрение суда.

Используя историческое толкование уголовного закона, сопоставим положения об учете психических аномалий в ст.15 Основ уголовного законодательства 1991г. и в ст. 22 УК РФ. Статья 15 Основ говорит об ограниченной вменяемости, но это не влияет на сущность вопроса. Формулировка ст.15 Основ такова: “Состояние ограниченной вменяемости может  учитываться при назначении наказания..." Ст.22 УК РФ говорит о том, что психическое расстройство именно “учитывается", а не “может учитываться". Данное сопоставление приводит к логически закономерному выводу о том, что суд не вправе не учитывать психическое расстройство при назначении наказания.22

Данный вывод подтверждается и путем грамматического и систематического толкования норм УК РФ. Законодателем в ч. 2 ст. 22 УК РФ употреблен в качестве сказуемого глагол “учитывается" – несовершенного вида, в изъявительном наклонении. В сопоставлении с формулировками других статей УК становится очевидной логика законодателя. Так, в ст.19 УК используется глагол “подлежит", а в ст. 24 УК – глагол “признается". Как и в ст. 22 УК эти глаголы несовершенного вида, в изъявительном наклонении.

Если предположить теперь, что указание ст. 22 УК должно пониматься как диспозитивное, то тогда, в соответствии со ст. 19 УК РФ, вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, может подлежать, а может и не полежать уголовной ответственности; а согласно ст. 24 УК лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности, может признаваться, а может и не признаваться виновным в преступлении. Абсурдность данных выводов очевидна. Глагол “учитывается", использованный в ст. 22 УК, может пониматься только в единственно правильном значении как “должно учитываться".

Собственно ч. 2 ст. 22 УК подтверждает сделанный вывод. Так, относительно назначения принудительных мер медицинского характера указано, что психическое расстройство “может служить основанием" для их назначения. В отношении же назначения наказания указания на то, что расстройство “может" учитываться, нет. Следовательно, данное расстройство должно учитываться при назначении наказания, и суд не вправе не учитывать его по своему усмотрению.23

Таким образом, если наличие у лица психического расстройства, не исключающего вменяемости, привело к ограничению возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, то суд обязан учесть данное обстоятельство при индивидуализации наказания, а в соответствии с гуманными принципами уголовного права оно должно быть учтено в качестве смягчающего.

В связи с высказанным предложением о необходимости учета лишь того психического расстройства, которое реально оказало влияние на принятие и реализацию лицом решения о преступной деятельности и явилось причиной затруднений в сознательно-волевом поведении лица во время совершения преступления, а также в целях устранения возможных разночтений при толковании положения ч.2 ст.22 УК об учете психического расстройства при назначении наказания мы считаем необходимым и обоснованным включение в перечень обстоятельств, смягчающих наказание (ч.1 ст.61 УК), следующего обстоятельства: “совершение преступления под влиянием психического расстройства, не исключающего вменяемости".24

Введение в закон данного обстоятельства ликвидирует многозначность при толковании положения об учете психического расстройства, не исключающего вменяемости, и позволит определить критерий, на основании которого психическое расстройство учитывается в качестве смягчающего обстоятельства. Этим критерием является влияние психического расстройства на совершение преступления.

УК не предусматривает специальных видов наказаний для лиц с психическими аномалиями или каких-либо ограничений в применении того или иного вида наказания. Им может быть назначено любое наказание из предусмотренных УК, в том числе лишение свободы.

Однако отбывание лицом, страдающим психическим расстройством, лишения свободы может создать определенные трудности, связанные с его расстройством, как для него самого, так и для других заключенных.

Данный факт отмечается специалистами. Так, В.П. Емельянов в результате проведенного им исследования сделал вывод о необходимости особого подхода к психически неполноценным лицам, отбывающим наказание в исправительных учреждениях. Стандартное исправительно-трудовое воздействие на этих лиц неэффективно. Например, несовершеннолетние олигофрены в ВТК, где воспитательная работа сориентирована на психически здоровых, сложно приспосабливаются к предъявленным требованиям, становятся вследствие этого объектами насмешек, издевательств, нередко используются гомосексуалистами. Это приводит к серьезным срывам в их психической деятельности, антиобщественным поступкам, и в то же время вырабатывает психопатические черты характера или усиливает имеющуюся психопатизацию.

Усугубление болезни лиц с психическими аномалиями в результате изоляции их от общества достаточно широко распространено. По наблюдениям специалистов, привлечение к уголовной ответственности и осуждение к лишению свободы лиц с некоторыми видами психических аномалий в 70% случаев привело к усилению степени психопатологических расстройств. У лиц с акцентуацией характера по астеническому типу признаки декомпенсации (замкнутость, безынициативность, отгороженность от окружающих, тревожность, подавленность) достигли степени психопатии и переросли в реактивные состояния с преобладанием в клинической картине депрессий, апатии, суицидальных мыслей. Осужденные избегали общения с окружающими, уклонялись от участия в трудовых процессах или работали крайне неэффективно.25

Лица с психическими аномалиями могут стремиться к установлению неформального лидерства, принимать участие в организации беспорядков среди заключенных. Например, лица с эпилептоидно-возбудимыми особенностями быстро выделяются из окружающих, проявляют тенденции к лидерству и разнообразным поступкам с отрицательной направленностью.

Исследователи психических аномалий среди преступников отмечают, что психологические особенности личности преступника носят устойчивый и однородный для значительного числа лиц характер. Ведущими личностными особенностями являются импульсивность, агрессивность, асоциальность, негативное содержание ценностно-нормативной системы.

С другой стороны, отбывание лицом с психическими аномалиями лишения свободы может причинять ему физические страдания, что несовместимо с принципом гуманизма.

С.Н. Шишков отмечает, что психические аномалии делают преступника менее приспособленным к трудностям изоляции от общества, ему гораздо труднее переносить сопряженные с наказанием ограничения.

Достижение целей наказания также имеет в данном случае определенную специфику, связанную с улучшением психического состояния осужденного. Учитывая указанные проблемы отбывания лишения свободы лицами с психическими аномалиями представляется обоснованным создание специализированных исправительных учреждений, в которых исправительные меры могли бы эффективно сочетаться с медицинскими и психолого-коррекционными. Необходимость подобных учреждений признается ведущими учеными.

При назначении наказания в виде лишения свободы лицу с психическими аномалиями суду следует, при наличии к тому оснований, давать указание органу, исполняющему наказание, об учете особенностей личности осужденного, связанных с его психическим расстройством и требующих для осужденного более благоприятных условий отбывания наказания.

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы:

1. Суд обязан учитывать при назначении наказания влияние психического расстройства, не исключающего вменяемости, на возможность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими, которое выразилось в ограничении этой способности, в качестве смягчающего обстоятельства.

2. Смягчающее значение влияния психического расстройства, не исключающего вменяемости, может быть нейтрализовано другими обстоятельствами, характеризующими личность виновного с отрицательной стороны.

3. Отнесение того или иного расстройства к не исключающим вменяемости производится на основе психологического критерия, содержащегося в ч.1 ст.22 УК.

4. Необходимо внесение в законодательный перечень обстоятельств, смягчающих наказание (ст.61 УК РФ), следующего обстоятельства: “совершение преступления под влиянием психического расстройства, не исключающего вменяемости".

5. Необходимо создание специализированных исправительных учреждений для лиц с психическими аномалиями.

Заключение

Таким образом, совершение лицом с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, преступления влечет как уголовную ответственность, так и отбывание наказания, а само психическое отклонение учитывается судом и может служить основанием, согласно ч. 2 ст. 22 и ст. 97 УК РФ, для назначения, как было отмечено, принудительных мер медицинского характера.

Проведенное исследование нового института в нашем уголовном законодательстве в рамках ст. 22 УК РФ, а также изучение судебно-психиатрической и судебно-следственной практики позволили прийти к выводу о необходимости проведения дальнейших комплексных исследований по изучению субъекта преступления с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, а также вопросов уголовной ответственности и наказания в отношении данной категории лиц.

Не последнее место в этой связи должно занимать и совершенствование уголовного закона, который требует своего принципиального уточнения и дополнения, а также закрепления в нем пограничного понятия между вменяемостью и невменяемостью, т. е. так называемого условно института «уменьшенной (ограниченной) вменяемости» и его критериев.

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего уголовную ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, представляется целесообразным Пленуму Верховного Суда РФ обобщить судебную практику и дать судам разъяснения и рекомендации по применению ст. 22 УК РФ. Реализация данных предложений и ранее указанных, в свою очередь, позволит в судебно-следственной практике избежать имеющихся ошибок, а также более всесторонне, полнее и объективнее исследовать все обстоятельства дела в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, как субъектов преступления.

Список использованной литературы

  1.  Уголовный Кодекс Российской Федерации: официальный текст в последней редакции с постатейными научно-практическим комментариями. М.: Библиотека РГ, 2015. – 576с.
  2.  Антонин Ю.М., Виноградов М.В., Голумб Ц.А. Преступность и психические аномалии. // Советское государство и право. - 1979. - №7. - С. 100-112.
  3.  Бурлаков В.Н., Гомонов Н.Д. Патопсихологические особенности личности и механизм преступного поведения. // Правоведение. - 2015. - №3. - С.157–162.
  4.  ГориновВ.В., Пережогин Л.О. Клинико-социальная характеристика испытуемых с расстройствами личности, к которым была применена ст. 22 УК РФ. // Российский психиатрический журнал. - 2015. - № 4. - С.35-44.
  5.  Иванов Н. Г. Аномальный субъект преступления. М.: Юристь, 2015. – 160с.
  6.  Клюканова Т.М. Уголовное право зарубежных стран:  Германии, Франции, Финляндии. СПб.: Лань, 2014. – 346с.
  7.  Козаченко И.Я., Спасенников Б.А. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. // Государство и право. - 2015. - №5. – С.59 -68.
  8.  Кудрявцев И. А  Ограниченная вменяемость. // Государство и право. – 2015. - №5. – С.46-52.
  9.  Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. М.: Новый юрист, 2015. – 264с.
  10.  Ситковская О.Д. Психологический комментарий к УК РФ. М.: Зерцало, 2014. – 184с.
  11.  Хрящев А.В. Некоторые критерии применения ст. 22 УК РФ в судебно-психиатрической практике. // Российский психиатрический журнал. - 2014. - №3. - С.46-52.
  12.  Цымбал Е. Ограниченная вменяемость: дискуссионные вопросы теории и правоприменительной практики. // Уголовное право. - 2015. - №1. – С.50-58.

1 Иванов Н. Г. Аномальный субъект преступления. М., 2015. С.43.

2 Иванов Н. Г. Аномальный субъект преступления. М., 2015. С.47.

3 Кудрявцев И. А  Ограниченная вменяемость. // Государство и право. – 2015. - №5. – С.46.

4 Кудрявцев И. А  Ограниченная вменяемость. // Государство и право. – 2015. - №5. – С.47.

5 Кудрявцев И. А  Ограниченная вменяемость. // Государство и право. – 2015. - №5. – С.47.

6 Антонин Ю.М., Виноградов М.В., Голумб Ц.А. Преступность и психические аномалии. // Советское государство и право. - 1979. - №7. - С. 109.

7 Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. М., 2015. С.145.

8 Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных государств. М., 2015. С.147.

9 Клюканова Т.М. Уголовное право зарубежных стран:  Германии, Франции, Финляндии. СПб., 2014. С.162.

10 Уголовный Кодекс Российской Федерации: официальный текст в последней редакции с постатейными научно-практическим комментариями. М., 2015.

11 Козаченко И.Я., Спасенников Б.А. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. // Государство и право. - 2015. - №5. – С.61.

12 Козаченко И.Я., Спасенников Б.А. Вопросы уголовной ответственности и наказания лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. // Государство и право. - 2015. - №5. – С.63.

13 Уголовный Кодекс Российской Федерации: официальный текст в последней редакции с постатейными научно-практическим комментариями. М., 2015.

14 Иванов Н. Г. Аномальный субъект преступления. М., 2015. С.72.

15 Ситковская О.Д. Психологический комментарий к УК РФ. М., 2014. С.143.

16 Иванов Н. Г. Аномальный субъект преступления. М., 2015. С.74.

17 Иванов Н. Г. Аномальный субъект преступления. М., 2015. С.78.

18 Бурлаков В.Н., Гомонов Н.Д. Патопсихологические особенности личности и механизм преступного поведения. // Правоведение. - 2015. - №3. - С.159.

19 Хрящев А.В. Некоторые критерии применения ст. 22 УК РФ в судебно-психиатрической практике. // Российский психиатрический журнал. - 2014. - №3. - С.47.

20 Кудрявцев И. А  Ограниченная вменяемость. // Государство и право. – 2015. - №5. – С.51.

21 Ситковская О.Д. Психологический комментарий к УК РФ. М., 2014. С.144.

22 Цымбал Е. Ограниченная вменяемость: дискуссионные вопросы теории и правоприменительной практики. // Уголовное право. - 2015. - №1. – С.53.

23 Цымбал Е. Ограниченная вменяемость: дискуссионные вопросы теории и правоприменительной практики. // Уголовное право. - 2015. - №1. – С.54.

24 ГориновВ.В., Пережогин Л.О. Клинико-социальная характеристика испытуемых с расстройствами личности, к которым была применена ст. 22 УК РФ.//Российский психиатрический журнал. - 2015. - № 4. - С.36.

25 ГориновВ.В., Пережогин Л.О. Клинико-социальная характеристика испытуемых с расстройствами личности, к которым была применена ст. 22 УК РФ.//Российский психиатрический журнал. - 2015. - № 4. - С.37.



 

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.
4878. ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 30.47 KB
  Сущность и правовые последствия освобождения от уголовной ответственности. Основания освобождения от уголовной ответственности. Порядок освобождения от уголовной ответственности.
13079. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИЯ 79.43 KB
  Освобождение от уголовной ответственности - это отказ государства от вынесения выраженной в обвинительном приговоре суда отрицательной оценки (осуждения) преступления и лица, его совершившего, в случаях, предусмотренных в законе. Практически это означает отказ от возбуждения уголовного дела или прекращения уже возбужденного уголовного дела
21460. Цели и формы реализации уголовной ответственности 29.91 KB
  Понятие и специфика содержания уголовной ответственности. Понятие уголовной ответственности. Специфика содержания уголовной ответственности. Цели и формы реализации уголовной ответственности.
18458. Институт уголовной ответственности в международном праве 141.9 KB
  Раскрыть понятие и сущность международной уголовной ответственности физических лиц; рассмотреть характер, основания и обьем международной уголовной ответственности физических лиц; разграничить и сравнить международно-правовую ответственность государств и физических лиц;
17226. Освобождение от уголовной ответственности (понятие, основание, виды) 82 KB
  Процесс развития уголовного и уголовно-процессуального законодательств, к сожалению, не всегда в полной мере отвечает достижению поставленных перед ними целей, потребностям правоприменительной деятельности. Несмотря на интенсивную модификацию законодательных положений об освобождении от уголовной ответственности
15020. Особенности и основания уголовной ответственности за соучастие в преступлении 473.4 KB
  Аксиоматичным принципом наказуемости соучастников является положение, согласно которому соучастники отвечают именно за то преступление, которое объективно совершено исполнителем, и в рамках санкции статьи инкриминируемой последнему. Ответственность по правилам о соучастии возможна, даже если исполнитель освобожден от уголовной ответственности по личным обстоятельствам, которые отсутствуют у других соучастников (например, смерть исполнителя).
851. Причинная связь как необходимое условие уголовной ответственности 31.15 KB
  Понятие причинной связи и ее установление в уголовном праве Заключение Список использованных источников Введение Проблема причинной связи является одной из центральных проблем в теории российского уголовного права.
4147. ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КРАЖУ 51.59 KB
  Широкая распространенность краж и, как следствие, значительный совокупный ущерб, причиняемый ими физическим и юридическим лицам, требуют постоянного совершенствования теории и практики уголовно-правовой борьбы с рассматриваемым видом преступной деятельности
18502. Понятие преступления, основания возникновения уголовной ответственности 68.26 KB
  Предметом дипломной работы стала базовая категория уголовного права - понятие преступления. Предметом работы стали нормы действующего законодательства теоретические и научные концепции касающиеся понятия преступления его признаков общей характеристики его отдельных видов. Цели и задачи дипломной работы заключаются в детальном изучении понятия преступления основания возникновения уголовной ответственности выявлении признаков особенностей правового режима обусловленных специфическими свойствами и связанных с ними теоретических...
15094. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности 120.73 KB
  Общественные отношения, связанные с реализацией различных принципов осуществления экономической деятельности (под принципами понимаются основные начала, идеи, исходные положения, выработанные практикой общественно-экономической жизни, лежащие в основе любой экономической деятельности); охраняемая государством система общественных отношений, складывающихся в сфере экономической деятельности, т.е. объектом является установленный порядок осуществления экономической деятельности по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг;
© "REFLEADER" http://refleader.ru/
Все права на сайт и размещенные работы
защищены законом об авторском праве.